электронная
180
печатная A5
365
12+
Нерабочая тетрадь школьника

Бесплатный фрагмент - Нерабочая тетрадь школьника

Или — нам Петрович рассказал…

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-9135-8
электронная
от 180
печатная A5
от 365

Сборник стихов в помощь учителям и школьникам

Познакомимся с Петровичем

Чтоб вопроса не возникло

Кто же он такой? Петрович,

Расскажу Вам по секрету —

Он, Завхоз в обычной школе,

И как старец седовласый —

В мастерской своей ютится,

Говорят, что и Директор

Иногда его боится…

Потому что много знает

Он о жизни, и о странах,

Разбирается в природе,

И в монетах иностранных,

Ходят все к нему гурьбою

Чтоб задать вопросов массу,

Отвечает всем охотно,

Наш Петрович — дядька классный!

Петрович рассказывал о жителях Московского Зоопарка

Есть в Москве на «Баррикадной»

ЗООПАРК, большой и светлый,

Много бродит в нём народа,

Был и я там прошлым летом.

В нём животных очень много,

Привезли со всей планеты,

Все живут в вольерах, клетках,

Стоит лишь — купить билеты…

Заходи, смотри, любуйся,

Изучай и делай снимки,

Но не лезь за огражденья,

Не чеши животным спинки,

Хоть на вид они спокойны

И конфеты любят кушать,

Но гостей нежданных в клетке

Могут скушать — словно «суши».

Начинается просмотр —

Кассы, дальше «Главный вход»,

Взору пруд большой открылся,

Всем — налево поворот.

По воде снуют за кормом

Чайки, лебеди и утки…

Шум стоит от птичьих криков

Пруд бурлит водою мутной.

Проходил я мимо пруда

И услышал диалог,

Оглянулся — нет прохожих,

Кто же тут шептаться мог?

Пригляделся — рядом утки

Меж собой ведут беседу,

Ждут они, когда прохожий

Бросит булку им к обеду,

Из прохожих — только я,

Нет батона у меня…

Развожу руками уткам,

А в ответ мне: — Зря, Кря, Кря…

Вот фламинго на пруду,

Я скорее к ним иду,

Ярко-розовая стая —

Словно флаги на ветру.

Ноги — длинные «ходули»,

Клюв — крючком, чтоб в иле рыться,

Перья — розовой окраски…

Очень грациозны птицы.

На меня скосили взгляд,

Загалдели все подряд…

— Гляньте, вон идёт прохожий,

Держит фотоаппарат!

А напротив них фазаны

Закудахтали из клетки:

— Лучше нас сфотографируй

С яркой, красочной расцветкой!

Но раздался рядом «рык»

Кошки хищной из кустов,

Наш фазанчик встрепенулся,

В домик прыг…, и был таков.

Повернулся я на рык,

Леопард в кустах присел,

Хорошо, что хоть решёткой

Огорожен был вольер.

Облизнулся леопард,

Посмотрел мне в след с ленцой,

И улёгся спать на ветку,

Когда я бежал трусцой…

Два десятка желтых глаз

На меня смотрели вслед,

Каждый зверь с досадой думал:

— Убегает мой обед!

Снежный барс, гепард, манул,

Пума, камышовый кот,

Ягуары и пантеры

Приоткрыли хищно рот.

Отошел я от кошачьих,

Оказалось, их соседи —

Не слоны и не тюлени,

А очковые медведи.

Подошел один к решетке,

Рыкнул басом на меня,

Понял я вопрос медвежий:

— Есть конфеты у тебя?

Хочешь — «Барыню» станцую?

Хочешь — брёвна покручу?

Хочешь — на спину улягусь,

Под гармошку порычу?

Ничего не дал я мишке,

На ограде у него

Объявление висит:

«Зверей кормить ЗАПРЕЩЕНО!»

Шёл я дальше по дорожке,

Впереди — большой вольер,

В нём жираф стоял — как мачта!

«Икс, икс, икс, икс, эль» — размер.

На меня он глянул сверху,

Воздух носом потянул,

Над оградой свесил шею

И ладонь мою лизнул.

У него язык шершавый,

Очень добрые глаза…

Я в него почти влюбился,

Колбасы кружок достал,

Но не ест жираф колбасы,

Травоядный с детства он,

Погрустнел он, развернулся

И вернулся в свой загон.

Чуть правее от жирафа

Раздавался странный клёкот,

На скале сидели птицы

Издавая «жуткий хохот».

Десять грифов — выгнув шеи

На земле искали «падаль»,

А орланы-белохвосты —

Клювом тыкали ограду…

Видимо — искали выход,

Чтоб подняться прямо к тучам,

И на Родину помчаться,

К пропастям и горным кручам…

На другом краю дорожки

Был вольер, где спали мирно

Под палящими лучами

Антилопы и тапиры.

Им привычно спать под солнцем,

Снятся им родные страны,

Сельвы, тропики и джунгли,

Африканские саванны…

Нет им дела до прохожих,

Вот и я — поплёлся мимо…,

Антилопа Гну вдогонку

Промычала мне: — Счастливо…

Дальше — был вольер с козлами,

Обитавшими средь скал,

Винторогий за Архаром

Через камешки скакал,

Но, меня увидев рядом,

Быстро подбежал к ограде,

Трижды мне проблеял: — Здра-а-а-вствуй,

Поигра-а-а-й со мною, дя-я-я-я-дя…

Но скакать с козлом по горкам

Не настроен был я детки,

Отвернулся от вольера

И поплёлся к новой клетке,

В ней стояло «Чудо-юдо»

«Полорогий воротник»,

Не баран и не корова,

А какой то Овцебык!

Он стоял в своём вольере

И чего-то всё жевал,

Сколько прожил я на свете —

А такого не видал.

Обитает в заполярье,

Шуба длинная, густая,

Сам же — низенького роста,

Чтоб не сдула вьюга злая.

Здесь, в Москве — ему вольготно,

Много корма, мало снега,

Хочешь — стой, мычи прохожим,

Хочешь — вдоль вольера бегай…

Дальше, влево у забора

Было много любопытных,

Там паслось большою группой

Стадо непарнокопытных.

Пони, зебры и куланы

Поднимали пыль до неба,

Ослик с крупною морковкой

От преследовавших бегал…

Ржанье, топот, клубы пыли

Всех прохожих развлекали,

Я прошел к забору ближе,

А лошадки всё скакали.

Всем нужна была морковка,

Вот и бегали по кругу,

Пробегая вдоль забора

Ослик мне моргнул, как другу.

Залезай в загон быстрее,

Будешь в паре ты со мною,

Отвлечёшь их на минутку —

Поделюсь с тобой морковью.

Не хочу, сказал я прямо,

Прожевав кусочек пиццы,

Прокричал: — ИАА…! он грустно,

Я ж пошёл до «Дома птицы».

Но, приблизившись к вольерам

Царства «птичьей дискотеки»

Пожалел я, что беруши

Не купил себе в аптеке.

Крики слышались повсюду,

Кто-то — басом, кто-то писком,

Взмахи крыльев, пух и брызги,

Не ходи у клеток близко!

Вот — площадка птиц пустыни,

Рядом — шустрые пингвины,

Дальше — стаи попугаев

И крикливые павлины.

Вдруг, один из попугаев

На меня скосился с ветки

И скрипучий голос крикнул:

— Эй, мужик, гони конфетки!

Рядом — цапля повернулась

На одной ноге, как флюгер,

— Лучше мне лягушку киньте

Через огражденья дуги.

Страус крикнул: — Где печенка?

А пингвин: — Дай рыбку, дядя!

Развернулся я в вольере

И ушел, на них не глядя…

Потому что «попрошаек»

Не люблю я с детства, братцы,

Долго птицы вслед свистели,

Чтобы как-то оправдаться…

Я ж приблизился к бассейну

Где белухи и дельфины

Мяч гоняли полосатый

Подставляя волнам спины.

Много собралось народу

Поглазеть на эти игры,

А «спортсмены» так носились,

Что в людей летели брызги.

Вот и мне от них досталось,

Стал весь мокрый, как «из душа»,

Отскочил я от бассейна

И прошёл туда, где суше.

Рядом был вольер потише,

В нём — водой не обливали,

Ластоногие моржихи

На песочке мирно спали.

Иногда из вод бассейна

Крупный сивуч появлялся,

Показав клыки народу —

Вновь в пучину погружался…

Самкам — Родина приснилась,

Широта песчаных пляжей,

Море Лаптевых, Чукотка…

Лежбища у горных кряжей,

Тут работник зоопарка

У вольера появился,

И в руках с морскою рыбой

Над бассейном наклонился,

На сигнал — Пора обедать!

Ластоногие моргнули,

И, как «спринтеры со старта» —

Резко в воду все нырнули.

У прохожих, что смотрели,

Как моржихи мирно спали —

Неожиданно промокли

Туфли, кеды и сандалии.

Отошёл я от моржей

Потому что за спиной

Слон «трубил» на всю округу

Поднимая хобот свой,

Он, как цирковой атлет —

Брал бревно на бивни ловко,

И за это представленье

Получал свою морковку.

Добрый взгляд, большие уши,

Словно карта — складки кожи,

Сам огромный и тяжёлый,

Раздавить любого может.

Он кивнул мне головою,

Пригласив соревноваться —

Подними бревно, прохожий,

Чтоб морковкой наслаждаться.

Не люблю я корнеплоды,

Есть их грязными — опасно!

Ну а брёвна — сам ворочай,

У тебя выходит классно!

Лучше я пройду к «соседкам» —

К милым кистеухим свинкам,

Что живут с пекари рядом,

Буду их чесать по спинкам.

Но, приблизившись к загону,

Где сидели эти свинки,

Понял вдруг, что нет желанья

Мазаться об эти спинки…

Им, милее грязной лужи

Ничего в вольере нет,

Долго я не мог увидеть

Из-под грязи — шерсти цвет.

Да и в хрюканье свиней

Я услышал разговор,

Будто каждый из прохожих —

Жадина, несущий вздор.

Что даёт гостинцев мало,

Что над «бедными» — смеётся,

Что проходит просто мимо,

Если дождь из тучи льётся…

Ну, и хрюкайте друг другу

Про ботву, и про прохожих…

Я ж, пойду с осмотром дальше,

Средь вольеров и дорожек.

Так, вдоль пруда брел я молча,

Наблюдая за гусями,

Достающими из ила

Бокоплавов с червячками…

Впереди был круг катанья,

Где на маленьких тележках —

Пони ребятню катали,

Осторожно и без спешки.

Слева видел клетку с волком,

Дальше — «Фауна России»,

Но, ни ёжики, ни зайцы,

Булок больше не просили.

Шёл я, глядя на дорогу,

Вдруг, уперся в монумент,

От Зураба Церетели —

Сказки, влитые в цемент.

Много разных персонажей

Русской «сказочной страны»,

А меж ними львы, медведи,

Носороги и орлы…

Очень странная подборка,

Разглядишь её не сразу,

Чтоб понять, кто, где и сколько —

Обошёл вокруг три раза.

Постоял ещё немного,

И пошёл своей дорогой…

Мимо клетки с журавлями,

В даль глядящими с тревогой.

Их курлыканье услышав —

Понял я, что слухи ходят,

Будто, скоро их отпустят,

Чтобы в небе «хороводить»…

Но не знают эти птицы,

Зоопарк — теперь их дом,

Без заботы человека

Ждёт их гибель в небе том.

Вон, смотрите на енотов,

Что напротив вас сидят,

Моют всё, что скушать можно

И на волю не хотят.

Им вольготно жить в вольере

«По часам» еду приносят,

Да ещё бросают дети,

Если хорошо их просят…

Я увидел надпись «Выход»

И чуть было не ушёл,

Но казалось, что животных

Я, не всех ещё прошёл.

И действительно, налево

Указатель показал,

Я, по мостику протопав,

В «новый» зоопарк попал.

Встретился на входе котик

Не наземный, а морской,

Он залез на мокрый мостик

И нырнул, вниз головой.

Как прохожих обливают —

Я с моржами изучил!

И от котиков из ванны

Очень быстро отскочил.

Повернувши взгляд направо —

Я зверей увидел странных,

Сразу видно, что не наших,

А каких-то иностранных.

На ветвях, в «застывших» позах

Все висели, как игрушки

Когти острые, большие,

Знать — опасные зверушки,

Но на вывеске у клетки

Есть название — Ленивцы,

Пять минут на них смотрю я,

Ни один не шевелится…

Вот один устал наверно,

Лапой шевельнул немного,

И ещё чуть-чуть подумав,

Не пошёл… своей дорогой,

На часы я глянул мельком,

Пожалев, что время трачу,

Зашагал в тени деревьев

За ватагою ребячьей.

Шли мы мимо клетки с выдрой

И носухой, к белым мишкам,

Но от шумных мальчуганов

Звери прятались в домишках.

А из следующей клетки —

На меня подуло ветром,

Я увидел взмахи крыльев

Птицы, бело-серым цветом.

Словно пуговицы — глазки,

Голова, как детский мячик,

Нос — крючком, на лапах — когти,

А кричит, как будто плачет…

— Ух, ух, ух… она сказала,

На меня глядя с укором,

— Почему у Вас тут жарко

За решетчатым забором?

Я в ответ: — Ты не права,

Ты ж — полярная сова,

А у вас там в Заполярье —

Холод, снег и вечно — тьма…

Да и рядом у тебя

Посмотри — живёт родня!

Белый мишка спит на льдине

Снится — «Новая земля»…

Море Карское и льдины,

Рыбки, толстые тюлени,

Чайки, волны и торосы,

Ледокол с названьем «Ленин»…

Я согласен был, что жарко

Птице в этом зоопарке,

Но зато, медведю в грот

Намораживали лёд!

У него и «шуба» толще,

И у полюса живёт,

Потому, ему нужнее

В жаркий день холодный лёд.

Рядом, булькнуло в пруду…

Я скорей туда иду,

А на камешки, в кормушку —

Служащий принёс еду.

Вновь забулькала вода

Кто-то всплыл со дна пруда,

Ба, да это черепахи,

Им насыпана еда.

Два десятка «красноухих»,

Словно флот подводных лодок,

«Косяком» плывут к кормушке

На глазах всего народа.

Посетители в восторге,

Дети — замерли, не дышат,

А зелёные «Тортилы» —

Корм едят, и нас не слышат.

Чуть правее — стайка уток,

Как пловчихи-синхронистки,

С головой ныряют в тину,

За ручейником мясистым.

Рядом с прудом — турья горка,

А на ней стоят два тура,

Смотрят вниз на двух архаров,

Но у всех — «одна натура»,

Пободаться, потолкаться,

Не сойти с тропы ни шагу,

Первым на гору забраться,

Показав свою отвагу…

Вот и носятся по горке

Целый день, туда — обратно…

Всё с соперниками бьются,

А, что надо, непонятно.

Отошёл от них в сторонку

И коров увидел странных,

Мирно спящих на площадке,

Чуть похожей на саванну.

На большой табличке надпись

Сообщала о копытных,

Что из Африки все родом,

Для особо любопытных,

И, что это — не коровы,

Хоть весьма на них похожи,

Антилопы Гну — зовутся,

И запомнить их не сложно,

Рядом зебры из саванны,

В черно-белую полоску,

Как живой матрас на ножках

Боком чешутся об доску…

Хвост работает, как плётка,

Отгоняя мух и мошек,

В летний зной их слишком много

Поселяется на коже.

Не люблю я мух, ребята,

Грязь они разносят бойко,

Словно «мессеры» кружатся,

Лапки пачкая в помойках,

Повернул от них направо,

Ближе к входу павильона,

Где от криков и от визга

Разлетались все вороны.

Это был отсек Приматов,

Наших родственников близких!

Что живут в лесах различных,

Прячась в зарослях тенистых…

Собираясь вместе — в стаи,

Криком гонят всех «соседей»,

Лишь боятся хищных кошек,

Злых удавов и медведей…

А прохожих — не боятся…

Вот и носятся по клеткам,

Корчат рожицы — смотрящим,

И качаются на ветках.

Лишь в одном углу — затишье,

Там Яванский гамадрил

Свесил лапки в дырки сетки

И банан свой уронил,

Подошёл к нему я близко,

Посмеялся над «растяпой»,

Что не может взять банана

С пола, волосатой лапой.

Он в глаза мне дерзко глянул,

Отошёл поглубже в клетку,

И собрав кожурок кучу —

Бросил мне в лицо сквозь сетку!

Я, такого оскорбленья,

От него не ожидал,

Весь народ вокруг — смеялся,

И «наряд» мой обсуждал.

На плечах, как два погона

Были шкурки от банана,

На груди, как аксельбанты —

Свесились куски лианы,

И соседние мартышки,

Будто что-то понимали…

Вслед мне громко верещали

И от радости — скакали.

Путь разведав, к отступленью

Быстро я ушел от клеток,

Ну их, этих «братьев меньших»,

Пусть живут себе средь веток,

Ну а я — на крокодила

Прогулявшись, погляжу,

Он в террариум поселен,

Вот туда и прохожу…

Пять минут стою, смотрю,

Крокодил — как неживой,

Не шевелит даже лапой,

Не мотает головой,

Думал — умер крокодил,

Не дожил до «светлых дней»,

Только вдруг он изогнулся

И ушёл на дно скорей,

Рядом, за стеклом сидела

Древний ящер — игуана,

Мелкая сестра «Годзиллы»

И Яванского варана.

Посмотрев на их размеры —

Вспомнил я о древних предках,

И подумал, как прекрасно

Наблюдать потомков в клетках,

Взгляд у них коварства полон,

В детстве — снился мне не раз,

С тонкой узенькою щелкой,

Крокодилий жёлтый глаз.

Посмотрел на них, и хватит,

Прогуляюсь вдоль аллей,

Издали — взгляну на тигра,

Что на «острове зверей»,

Дальше — был вольер с верблюдом,

И оленями Давида,

Пообедав, все дремали,

Скрывшись под кустом из вида,

На пути — Инсектопия,

Насекомых — сотни видов…

Но она была закрыта,

А в окно — жуков не видно.

Рядом — пруд для пеликанов,

Клюв с мешком, как сак для ловли!

Берегитесь рыбьи стаи —

Эти птицы очень ловки,

Сунут голову под воду,

Клюв раскроют и «рыбачат»,

Голову поднимут кверху,

А в «мешке» — рыбёшки скачут.

Вот один расправил крылья,

Сделал пару резких взмахов,

В воздух полетели брызги,

Мне попали на рубаху.

Что-то все хотят сегодня

Окропить меня водою,

То моржи, то пеликаны…

Дерзко шутят надо мною.

Всё — пошёл скорей на ВЫХОД,

Через мостик и налево…

А японские макаки

Машут вслед, в своих вольерах,

До свиданья капибары,

Утконосы и ехидны,

Головой мотают ламы,

Им всех ближе ВЫХОД видно.

Да, в Москве на «Баррикадной»

ЗООПАРК, большой и светлый,

Много в нём живёт животных,

Посмотрел их прошлым летом…

Как Петрович рассказывал про деревья…

На скамейке в старом парке

Сидя, я глядел на небо…

Птицы мимо пролетали,

Шел июль — средина лета.

Мальчуган, с площадки детской

Протянул мне лист зелёный,

А потом спросил серьёзно:

— Это с Дуба или с Клёна?

Почесал я свой затылок

Сомневаясь, что ответить,

Потому что лист рябины

Развивал в ладонях ветер…

И тогда, собрав все мысли

Я, присесть ему предложил,

Чтоб поведать о деревьях,

На животных не похожих.

Есть у них от нас отличья —

Все они стоят на месте,

Под землёй — ветвистый корень,

Над землёю — ствол и ветви.

На ветвях могучих — листья,

Чтоб расти смогли деревья,

Листья — фабрики крахмала,

Он — еда для роста стебля.

Если не срывать листочки

С веток дерева, прохожим —

Вырастит оно быстрее

И другим ещё поможет!

Потому что кроме пищи

Листья воздух очищают —

Всех снабжают кислородом,

Атмосферу насыщают.

Осенью, на длинных ветках

Остаются только почки,

А весной из этих почек —

Появляются листочки,

Но, не все на ветках почки

Начинают жизнь листочков,

Из верхушечных из почек,

Могут вырасти цветочки!

У одних — они пучками,

У других — поодиночке,

Есть — огромные, цветные,

Есть — невзрачные, все в точках.

Есть у них одна задача —

Чтоб из них плоды развились,

Став началом новой жизни —

Все под дерево свалились.

И тогда, дав корень в землю

Вверх потянется росток…

Так рождаются деревья

Из плодов у наших ног.

Посмотри-ка под скамейку,

Видишь желудей семейку?

Сунешь их в сырой песок —

Новый вырастит Дубок.

Для того чтоб ты не спутал

Дуб тут вырос или клён,

У деревьев есть различья

В листьях, по строенью форм.

Лист у Дуба — с плавным краем,

Словно волны тихой речки,

Клён — походит на ладошку,

Тополь — с формою сердечка…

Лист Берёзы — словно пилка

Много зубчиков по краю,

А вот тот, что дал мне в руки —

Ну-ка, дай-ка, отгадаю…

На одной центральной ножке

Много ножек боковых,

И на каждой много мелких

Листиков, таких резных,

Это, брат ты мой — с Рябины!

Не с Берёзы, и не с Клёна…

Вон растёт она вдоль парка,

Много ягод, но зелёных.

Встал парнишка со скамейки,

И ушел к себе в песочник,

Посадить в него листочек —

Чтобы вырастить росточек.

Не запомнил, видно сразу,

Что росток растёт из плода,

А в песке — листок Рябины

Не даёт корней и всходов.

Лист в песке подхватит ветер,

Понесёт его по парку…

Чтоб взлетел он птицей к небу,

А потом — упал на травку.

Как Петрович случайно узнал про медицинские специальности…

Шел на лыжах я по лесу,

Любовался небом синим…,

Куртка пропиталась потом,

Пить хотелось очень сильно.

На пути моём сосулька

На ветвях застыла гордо,

Я лизнул её три раза,

А теперь — проблема с горлом.

Поднялась температура,

Голова болит, простужен,

На столе — таблеток горка,

И уколы ставить нужно…

Приходил на вызов доктор,

Осмотрел меня умело,

Выписал рецептов кучу —

Чтобы горло не болело.

Я поутру за талоном

В поликлинику пришёл,

Прочитав специалистов —

Кабинета не нашёл.

Да, названий много странных

На стене в Регистратуре,

Что они обозначают

В нашей мед. литературе?

Из всего, что было в списке —

Только понял — где буфет,

Медсестра, Главврач и дворник…

И завхоза кабинет.

А ещё в том списке было

«…Ологов» — десятка два,

Но без знаний медицинских —

Непонятные слова.

Справочник в библиотеке

Я нашел по медицине,

Чтоб понять — что означают

Те названия чудные.

Вот теперь узнаю точно —

Кто, и чем, в больнице занят,

Кто ларингоскопом светит,

Кто укол и клизму ставит.

Офтальмолог — лечит зренье,

Он же — доктор-окулист,

Стоматолог — сверлит зубы,

Сильно в кресле не вертись!

Если ты задашь вопрос —

Уши лечит кто? и нос?

Это — Отоларинголог

На него огромный спрос!

Рентгенолог — аппаратом

Снимет фото всех костей,

Травматолог — гипс наложит,

Чтоб срослись они скорей,

Защемило нерв в боку —

Я к Неврологу бегу,

Если прячусь между полок —

Значит, нужен мне Психолог!

Сердце лечит — Кардиолог,

Зуд на коже — Дерматолог,

Хрипы в лёгких — Пульмонолог,

В почках колики — Нефролог,

Зоб большой — Эндокринолог,

Пчёл укусы — Аллерголог,

Боль в суставах — Ревматолог,

Мочевой пузырь — Уролог,

А в желудке заболело,

Словно ткнули сто иголок,

Есть в больнице нужный доктор,

Это — Гастроэнтеролог.

Если вдруг аппендицит —

Удалят слепой отросток,

Врач Хирург всегда поможет,

У него есть скальпель острый.

Для детей — отдельный врач,

В кабинет входи, не плачь,

Добрый он ко всем ребятам

И зовётся — Педиатр.

Вот теперь я знаю всех!

Своего врача найду,

Когда утром за талоном

В поликлинику приду.

Мне не нужен Кардиолог,

Травм и ссадин тоже нет,

У меня больное горло,

Значит, нужен — Терапевт!

Но пока учил названья

Специальностей врачей,

Вниз пошла температура

Без уколов и свечей…

Видно, с пользой я болел,

Много нового узнал!

Снова в лес пойду на лыжах —

Где сосульку полизал…

Как Петрович с дедом учился собирать грибы…

Как-то раз, в конце июля

Дал корзину в руки дед,

И сказал — вот лес за речкой,

По-грибы сходи в обед.

А под вечер их с картошкой

Сунет бабушка в духовку,

И на ужин будешь ложкой

Проявлять свою сноровку.

Я представил это чудо…

Много жареной картошки,

А внутри — грибочки в масле…

— Где моя большая ложка?

Через мостик в лес за реку

Я пошел с корзиной чинно,

Чтоб не повредить грибницу

Дал дед ножик перочинный.

Три часа плутал по лесу…

Шел то в горку, то в низину,

Раздобыл грибов «красивых»

Еле дотащил корзину.

Встретил дед меня у дома,

Урожай окинул взором,

И, присев на край скамейки,

Прокряхтел, с немым укором.

— Знать учили плохо в школе,

Раз принес одни поганки…

Из корзины все грибочки

Дед разложил по полянке.

Будем проходить уроки

Мы с тобой вдали от школы,

Срезав ветку, как указку,

Дед очки надел сурово…

И с указкой, как учитель,

Он подвёл меня к полянке,

На которой из корзины

Высыпал мои поганки.

Вот, грибов большая куча

Под большою красной шляпой,

Сверху — много белых точек,

А нюхнёшь — болотный запах!

У него на ножке «юбка»,

Гриб, как уличный танцор,

Глянь, все мухи разлетелись!

Значит это — Мухомор.

Для людей он не съедобен,

Ты его рукой не трогай,

Не пинай ногой, а просто

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 365