электронная
50
печатная A5
268
18+
Некрасивые

Бесплатный фрагмент - Некрасивые

Эссе про женщин и мужчин

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7204-7
электронная
от 50
печатная A5
от 268

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Некрасивые

Работала у нас в киногруппе красивая девушка Аня. Лет двадцать ей было. Стройная, черноглазая. Ах! — как она ещё одевалась! Легкие ослепительно белые кофточки, через которые просвечивало красивое бельё.


Понятие «красивая женщина» довольно растяжимое. Можно это произносить и воспринимать с разными поправками, коэффициентами. Аня была красива безоговорочно.

Так, между делом, рассказала как-то, что в очереди за молоком ей нужно было отойти. Она об этом предупредила мужчину, который стоял за ней. — Я знала, — смеясь, говорила Аня, — что он меня запомнит. Для неё было естественным, что её запоминают, ей всегда улыбаются…


Вот мир красивых девушек, женщин — он отдельный, другой. В этом мире им кругом оказывается повышенное внимание. Их пропускают вперёд, перед ними распахивают дверцы роскошных машин, эти роскошные машины притормаживают рядом с ними на улице. Мужчины красивым девушкам и женщинам начинают сразу улыбаться, забывая про семейное своё положение и возраст. Говорят комплименты…


И есть ещё женщины другие. Обыкновенные. Тоже немножко красивые, но — не так, не совсем. И мир перед ними немного другой. Не такой, как у красивых. Где-то их могут не пропустить, нагрубить. Отказать в услуге. Сказать: — Приходите в другой раз. Их могут не запомнить.

При них, при обыкновенных, мужчина, который рядом, может засмотреться на красивую.


Одно время я побыл красивой женщиной и приблизительно знаю, что это такое.


Я придумал телепрограмму, которая сделалась в городе суперпопулярной. Её ведущие — настоящими телезвёздами. И я — вместе с ними.

И вот это было приблизительно то же самое, что побыть красивой женщиной.

Тебе улыбаются на улицах, как доброму знакомому, в магазине от лучшего куска отрезают лучший кусок, тебе улыбается гаишник и отпускает со словами: — Больше так не делайте!

К этому привыкаешь. К миру, где все тебе улыбаются и где тебя любят. Кажется, что так будет всегда, что это вообще норма.


После телевидения я попал в Россию и стал обыкновенным рабочим. И… Я перестал быть красивым.


Приезжаешь к председателю колхоза испросить мешок отходов для кур, заходишь в приёмную, улыбаешься ему, думая, что он тебе сейчас тоже страшно обрадуется. А он… Он смотрит не тебя, в лучшем случае, как на инфузорию туфельку, а то — как на человека, у которого не все дома. И он не даёт тебе вожделенного этого мешка отходов. И ещё приказывает секретарше не подпускать тебя к конторе на пушечный выстрел…


И так кругом и на каждом шагу.

Когда ты выпадаешь из этой категории красивых людей, то отношение к тебе резко меняется. Тебя могут обматерить, на тебя прикрикнуть, вытереть об тебя ноги и даже этого не заметить.


Конечно, может быть, слово «красота» тут и не совсем подходит.


Чем ты заметнее, чем выше твой статус, тем лучше к тебе относятся. Все колхозники улыбаются своему председателю колхоза. Подчинённые в офисе смеются шуткам тупого начальника. Королевы конкурсов красоты строят глазки уроду-олигарху.


Но… всё-таки о них, о женщинах… Которые обыкновенные…


Да, они не привыкли к повышенному к себе вниманию. И уколы, укусы окружающей среды за своё несовершенство они воспринимают, как норму жизни. Свою норму. И им приходится быть умнее. Добрее. Внимательнее, чем красавицы, к которым всеобщее расположение приходит автоматически.


Но именно им, обыкновенным, причудливым их профилям вдруг начинают завидовать женщины со стандартными параметрами. Они хотят носы с горбинкой, «как у…», они хотят, «как у…», изгиб шеи…


Обыкновенная женщина может неожиданно внести коррективы в само понятие красоты, когда вдруг заставляет о себе говорить весь мир. Став великим учёным, поэтом, художником.

У неё для этого больше возможностей.


Она — не красивая…

Про высоких мужчин

Наша телевизионная программа «10 ½» в бывшем городе Актюбинске, которая была обо всём и про всё, однажды познакомила своих зрителей с информацией, которую можно было бы отнести к весьма специфическим.


В «лихие» девяностые вдруг резко обвалился рубль. Ну, и последствия стали себя обнаруживать в тех уголках нашей жизни, в которые мы стараемся не заглядывать без крайней на то надобности.


Но — вначале о тех, в которые нам заглядывать приятно.


Самый продвинутый, авангардный, первый в Актюбинске частный еженедельник «Время» стал публиковать объявления о любовных знакомствах. Никто в актюбинщине до него этого не делал. А, поскольку людям не только интересно знакомиться для любви, но и про это читать, то и тираж еженедельника, естественно, подскочил.


Знакомиться хотели все и со всеми. Вначале робко, о потом всё смелее и смелее стали давать объявления «мальчик-мальчик», «девочка-девочка», «я вышел на пенсию, где ты, моя Лолита!» и пр.


Были в объявлениях требования к партнёру общего порядка. Женщинам хотелось, кроме того, чтобы избранник называл тёщу мамой, ещё и — чтобы рост у него был не менее, чем метр восемьдесят.


Ну и — ладно. Хотят — пусть ищут. Кому что.


Но тут обвалился рубль. И стали к нам в редакцию, наряду с другими, поступать тревожные звонки, что возникли проблемы человека похоронить. Гробы резко подскочили в цене. Раньше старики друг друга хоронили и как-то с этим тихо справлялись. А тут выяснилось, что на то, чтобы похоронить человека в гробу, элементарно не хватает средств. По городу поползли слухи о «многоразовом» использовании гробов. О том, что делать их стали уже, чуть ли не из картона, лишь бы покойника до кладбища довезти.


Ну, и — такой слух: если рост (или — длина?) покойника превышает метр восемьдесят, то платить за гроб уже нужно, чуть ли не двойную цену.


Вот так вот! Мечтает женщина, мечтает о мужчине высокого роста, а потом выясняется, что за это удовольствие нужно расплачиваться по повышенным тарифам.


Вообще, непонятно, что женщины хотят от высокого мужского роста? Какая от него польза? Ну, в кои-то веки лампочку завернуть, звёздочку на ёлку поцепить. В остальном же — одни расходы. Высокий мужчина с экономической точки зрения семье совсем не выгоден. Костюмы ему нужно большие покупать, длинные. Туфли огромные. Кормить нужно… Даже в армии рослым солдатам дают дополнительную пайку.


Да, насчёт нашей армии. Современной. Набор ударных боевых частей Российской Красной Армии сейчас ведётся в основном из деревень. Во-первых, потому, что у деревенских нету таких серьёзных денег, чтобы от армии откупиться. Во-вторых, они смотрят единственный первый канал телевизора и верят, что армия для мальчика — это и долг и честь. Но не всегда деревенские подходят под физические стандарты, какие для нашей Армии необходимы. Зачастую рост не достигает полутора метров, а те, кто счастливо для папы с мамой эту планку преодолел, не проходят по весу.


Ну, эти фокусы известны всем ещё со времён бравого солдата Швейка. Рост, конечно, призывнику выправить трудновато. А вот с весом… И направляют деревенских мальчишек-доходяг на «доращивание» в специальные лагеря. Кормят там их, как на убой, как будто завтра на передовую. За три-четыре недели с тридцати килограммов вес будущего десантника достигает уже сорока. Как минимум, его уже можно выставлять против китайца. Другое дело, что через две недели в армии, после того, как новобранец примет присягу перед знаменем, и в туалете, перед «дедами», его тельце вернётся к первоначальному объёму. Ну, подумаешь, двух наших десантников выставим против одного китайца. И вообще — богатства наши будут прирастать Сибирью. Когда вся Сибирь «прирастёт», заполнится Иванами Ивановичами, выходцами из Китая, то мы и троих против ихнего одного выставить сможем.


Одна закавыка — враг-то у нас один, основной — Америка!..


Однако, вернёмся к нашим баранам.


Итак, что толку от мужчины высокого роста?


Длинный, или маленький пролежит весь вечер на диване с газетой перед телевизором? Длинный диван промнёт больше. Еды съест больше. В кровати кругом его ноги. И совсем нет никакой прямой зависимости между ростом мужчины и его мужскими качествами. Весь организм растягивается на длину рук и ног. Естественно, что это происходит за счёт сокращения других жизненно важных, органов. К другому присовокупится только в том случае, если от чего-то отымется…


А потом ещё этот… гроб… И раньше в минуты потери близкого человека бывало грустно, а теперь, когда, говорят, цены на гробы для длинных мужиков удвоились, то стало горше ещё в два раза.


И программа «10 ½» решила прояснить ситуацию.


Мы выехали со съёмочной группой в похоронное бюро, которым заведовал Георгий Дзоценидзе, и спросили напрямую: — А, что, существует ли разница в расценках на гробы для покойников обыкновенных и для тех, кому за сто восемьдесят?


— Нет. — Ответил Георгий Дзоценидзе. — Никакой разницы между покойниками в плане расценок на гробы мы не делаем.


Вопрос, который вызывал тревогу у граждан Актюбинска, проживающих со своими высокорослыми родственниками, был снят.


Этот выпуск программы «10 ½» был опубликован в еженедельнике «Время» на последней странице.


Там же, где размещались объявления о знакомствах и некрологи.

Про высоких женщин

Это, конечно, субъективно.


Почему высокие женщины выбирают маленьких мужчин?


Чёрная сигара не идёт в усах вам. Она — для негра с чёрными усами!


Высокую женщину — высокому мужчине!


Ан — нет. Высокая — так обязательно возле неё какой-нибудь Дэнни Де Вито, маленький лысый малыш.


А вот представьте жизнь высокого мужчины. Вокруг все или одного роста, или пониже. Но почти все женщины — ниже. Невысокий рост женщины, по сравнению с мужчиной, это её дополнительный вторичный половой признак.


Если рядом с высоким мужчиной оказывается высокая женщина, он начинает чувствовать себя как-то неуютно. Что-то в мире нарушается, смещается. Он, как вроде снова становится маленьким. Или — возникает ощущение, что женщина, которая рядом — одного с ним пола. Потому что привычный рост женщины — маленький.


Это, как если, впервые целуясь с женщиной, провести рукой у неё по груди и вдруг обнаружить на их месте абсолютно гладкое место.


Нет признака — нет женщины. Или — нужно к этому привыкать. Для первой встречи это неподъёмно.


И — представьте жизнь высокой женщины.


Для неё рост партнёра к половым признакам не относится. Потому что в основном все рядом с ней — и мужчины, и женщины — маленькие. Вот эти маленькие — мужчины. А вот эти маленькие — женщины. И женщина с интересом наклоняется, разглядывает мужчину, который хочет завладеть её вниманием. Подпрыгивает, пытаясь заглянуть ей в глаза. Говорит о своих чувствах повышенным тоном — чтобы докричаться. Пытается добросить букет с цветами.


В конце концов, ему удаётся взобраться, допрыгнуть до всего, о чём он так страстно мечтает.

О взаимных рисках

Ангелина Злобина рекомендовала прочитать одну статью:


«Мужское и женское восприятие взаимных отношений различается, и разность эта плохо осознается. История мужчины и женщины для мужчины обычно начинается с сексуального интереса. Для женщины — всегда с попытки установить психологическую близость, то есть вести себя искренне и доверительно. Женщина очень страдает, не находя на это ответа, чувствуя, что востребована не целиком, а в минимальном и унизительном варианте. Но на самом деле — это только начало истории. Если не понимать, что это этап в отношениях с мужчинами (за ним следует этап интеллектуальной близости и лишь потом — психологической), то отношения нельзя построить в принципе. Каждый раз будешь натыкаться на то, что воспринимаешься как сексуальный объект, оскорбляться и уходить, не видя перспективы.

Мужчина при этом тоже не понимает особенности женского отношения к их истории. А низкая психологическая культура — и у мужчин, и у женщин — не дает нам осознать эту разность».


Это отсюда: http://www.rg.ru/2010/03/03/zhenschina.html


Ну, так вот.


Мысли возникли.


Мужчина в отношениях с женщиной торопится к интимной близости.

Женщины, дурочки, могут на этот счёт оскорбляться: — я, мол, ещё и умная, у меня вон — и голова ещё есть!


Но близость с женщиной — это для мужчины своеобразный, хитрый капкан. Ну — дала женщина. Мужчина радуется: крутой, обаятельный. Завоевал! И — как будто и ничем не связан. Сделал своё чёрное дело и — побежал.


На самом деле это вокруг него начала закручиваться тонкая и очень прочная паутинка. Совсем незаметная.


Тут женщине не нужно ни с чем торопиться. А — отдаваться ещё и ещё. Если она мужчину любит, то ему всякий последующий раз будет казаться, что с этой женщиной всё лучше и лучше.


В конце концов — так, как не бывает ни с какой другой.


И тут уже со всеми остальными, предыдущими, всё реже и реже. И жена в этом ряду.


А с этой, которая готова на всё и делает всё — с этой уже — при каждом удобном случае.


«Куда ни поеду, куда ни пойду, А к ней забегу на минутку…».


И тут уже мужчина замечает и женский ум, и обращает внимание на остальные компоненты её привлекательности.


И от этого его желание к женщине ещё больше усиливается.


Паутинка продолжает обматывать его со всех сторон. Мужчина попадает во всё большую зависимость.


И вот он уже — тёпленький, на блюдечке, обмотанный крепчайшей паутиной с головы до ног…


Вот, если женщине это всё сразу знать, то не нужно бояться и переживать по поводу своего этого первого шага навстречу примитивному мужскому желанию.


Конечно, определённая доля риска в этом есть.

Поматросит и бросит.


Не она первая, не она — последняя.


Ну, кто не рискует, тот…


А, потом — есть же у женщины глаза, есть и голова, о которой она почти всегда помнит.


Всегда можно присмотреться, прислушаться и определить: достоин ли мужчина возможного риска?..

Женщина после…

«Прибегает маленькая девочка домой с улицы, плачет, жалуется маме:

— У Юрки есть писюнок, а у меня нету. Он смеётся надо мной и дразнится. — Не плачь, дочка, — успокаивает мама. Вырастешь — у тебя много писюночков будет…»


Права мама девочки, но только отчасти. Поначалу, да. Исполняется девушке двадцать лет — и перед ней весь парк мужских писюночков в возрасте от двадцати до пятидесяти лет. Все дороги к ним открыты, все пути.


Но проходит десять лет.


Парк писюночков сокращается на десятилетие.


Ещё десять — остаётся всего ничего.


И вот наступает у женщины замечательный возраст: пятьдесят, ягодка опят. Время, когда уже не нужно предохраняться, не нужно себя сковывать в желаниях. Когда уже про эти мужские писюночки знаешь всего столько, что можешь уже предположить практически любой сценарий развития событий. Когда и можется, и — что главное! — ещё как хочется! И уже знаешь, чего именно, как и — сколько. Только… Писюночков мужских уже вокруг — раз, два и обчёлся…


Ну, тут я, может, несколько краски сгустил. Где-то, может, не точны рамки хронологии, но, в общем, картина следующая: к моменту женского полового расцвета, женское население вынуждено любоваться бледными красками мужского заката.


Царствие небесное моим родителям, но вспоминаю я, как в восьмидесятилетнем возрасте проговорилась мама, что переживает отец по поводу ослабевания мужских своих способностей. Папа на пять лет был мамы моложе…


А вот ещё друг рассказывал про своего отца-родителя. Папа его жил на старости лет одиноким, но активно пытался кем-то скрасить своё одиночество. В первый же день пребывания в каком-нибудь доме отдыха, папа, с помощью матюгальника, или же просто взобравшись куда-нибудь на возвышение, привлекал к себе внимание и объявлял о своих достоинствах: холост, два института, хорошая пенсия, хочет познакомиться с женщиной для серьёзных отношений. Кастинг в парке на скамейке в девятнадцать часов.


И женщины приходили. И, случалось, дело, действительно, доходило до серьёзных отношений. То есть: женщина приглашала дипломированного холостяка к себе жить. Кормила борщом. Стирала ему одежду. Показывала огород и кур.


Потом папа вдруг собирал чемоданчик и бросал свою подругу. Уезжал к себе домой. И с возмущением рассказывал родственникам, что очередная невеста ожидала от него ЕЩЁ ЧЕГО-ТО!!!


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 50
печатная A5
от 268