электронная
32
печатная A5
251
18+
Неидеальные семьи

Бесплатный фрагмент - Неидеальные семьи

Рассказы

Объем:
50 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-2963-5
электронная
от 32
печатная A5
от 251

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

НЕ НА ОДНОЙ ВОЛНЕ

— Ты почему так рано встал?

— Я всегда так встаю, — ответил муж.

— Ты что, на работу собираешься?

— У меня пропуск был, график сменился, — проворчал Василий.

Таня встала, чтобы закрыть дверь за мужем. Потом легла опять. Спать расхотелось. После короткого разговора в душе осталось чувство вины и ощущение того, что они с мужем в последнее время находятся не на одной волне. Да и не только в последнее время, а на протяжении всей совместной жизни. Кроме самых первых лет, брак их был не настоящим, а чем-то искусственным. «Просто встретились два одиночества», как в песне поётся.

В первом браке она тоже вела себя неправильно. Мужу хотелось постоянного праздника, веселья, беззаботности, а Тане хотелось переживаний, страстей, не чувственности, а глубоких чувств. Только потеряв мужа, она поняла, какой он был хороший. Он не давал ей усомниться в своей любви и искренности, бескорыстно приносил домой всю зарплату, никогда не учитывал её расходы и не укорял её в непрактичности, бесхозяйственности. Она была практичной, даже откладывала деньги на отпуск и крупные покупки, откладывать было что.. Они оба работали, детей не было. А главное — она любила его, ей хотелось постоянно быть с ним, прикасаться к нему, оставаться наедине, целовать, вдыхать запах его волос.

Да, вот только детей у них не было, это и стало поводом для развода. Он решил проверить свои мужские способности на стороне и сделал ребенка своей коллеге. Коллега поддержала на первых порах его постоянное желание праздника. Интересно, как он прожил с ней жизнь? Доволен ли судьбой и женой? Такой ли он во втором браке, как был в первом? Если такой, то жена его, должно быть, счастлива. А ведь могла бы быть счастливой она, Татьяна. Родила же она, всё-таки, дочку, но было поздно, отношения разрушились, у него была ответственность перед другой женщиной и другим ребенком.

С Василием Татьяне в первое время жилось легче. Она не ревновала его, не беспокоилась, но чувствовала поддержку и мужское плечо. На него можно было положиться: оставить одного дома на время командировки, вернувшись, быть уверенной, что всё в порядке в доме, и он сам на месте, никуда не делся. Думать о том, что у него в голове, Татьяне на ум не приходило. А его грызли сомнения — что она в нем нашла? Почему хочет выйти замуж, уж, не из-за того ли, что у него своя квартира? Таня об этих мыслях Василия даже не подозревала, а если бы узнала о них тогда, то замуж за него ни за что бы не вышла. Она была уверена, что Вася её, такую умницу и красавицу, бескорыстно полюбил с первого взгляда. У неё была своя квартира. Поженившись Таня и Вася съехались. Об этом Таня впоследствии жалела. Если бы просто встречались, разошлись бы наверняка, и, возможно, Таня полюбила бы кого-то, вышла замуж по любви. В то время Таня любви не хотела, слишком глубока была в душе рана после развода.

Он любил насколько был способен на это чувство. То, что Таня не пустышка какая-то, а женщина серьезная, было видно сразу. У неё была дочка, он надеялся, что родится общий ребенок. Сына оставил с первой женой, которая не хотела, чтобы тот встречался с отцом. Первая жена Василия была сурова, с характером. Татьяна, по сравнению с ней, казалась мягче, женственней. Она была старше Василия на три года, поначалу это в глаза не бросалось. В плотской любви они друг друга устраивали, в быту делали всё совместно, вместе посещали культурные мероприятия, ходили в гости, принимали гостей. Казалось, что всё хорошо. Татьяна планировала жизнь, она и по профессии — экономист — он исполнял. Но вот странно, когда муж отсутствовал, Таня по нему не скучала и не волновалась. А ей свойственно было волноваться о близких людях. За своего первого мужа,, когда он болел или задерживался, она переживала почти так же, как за маму, бабушку или брата.

Первый звоночек прозвенел, когда возраст Татьяны подходил к сорока. Она вдруг поняла, что не хочет близости так часто, как хочется её ненасытному мужу. Они сменили место жительства. То ли перемены так на неё повлияли, то ли ревность мужа и его упреки в том, что она любит ребенка больше, а им пренебрегает, она всё чаше подмечала его недостатки. Он стал грубее, меньше следил за своей внешностью, высказывал недовольство её стряпней, выпивал, а пьяный становился циничнее и глупее. Она всё чаще избегала близости, отказывала по любому поводу и без повода. Чувствуя свою вину, иногда, чтобы загладить холодность, пыталась его обнять, приласкаться, но он не принимал её ласки, если это не сулило последующей близости, отстранялся, говоря,

— Ну, что ты меня, как кошку, гладишь?.

Потом она серьезно заболела. Василий начал поглядывать на сторону. Отдалился. Задумывался о том, чтобы развестись и найти женщину более покладистую, по-моложе и здоровую. Ребенка Татьяна ему не родила, зато родилась внучка. Василий к ней привязался. Маленькая девочка росла у них на глазах, общие заботы о ребенке сблизили.

Время шло. Прожили Таня и Вася в браке тридцать лет — то вместе, то порознь, но в одном доме. Давно уже у них были разные кошельки, на совместные расходы складывались. Обязанности по хозяйству выполняли каждый свои, вместе обедали, встречали детей и внуков, гостей. А вот в отпуск ездили отдельно. Василия такая жизнь не устраивала. Ему хотелось бы чувствовать себя мужиком любимым и желанным, главой семьи. Поработать, хорошо покушать, выпить с женой по рюмочке, потом полежать…, посмотреть телевизор. Однако, свои заработанные деньги отдавать жене не хотелось. Привык распоряжаться доходами по своему усмотрению. Татьяна увлеклась литературой, посещала семинары, много времени проводила за компьютером, мужу уделяла минимум внимания. Его это раздражало. Но не то, чтобы он хотел общаться с ней, на интересующие её темы, слушать её рассказы, стихи. Он просто использовал любой повод, чтобы укорить её, высказать своё недовольство тем, что она тратит время на пустые, бесполезные занятия.

Решили разъехаться, нужно было продавать дом, оба сходились во мнении. Но чем ближе было расставание, тем сильнее сосало под ложечкой от необъяснимой тоски. Татьяна вспоминала хорошее, плохое забывается скорее. Жалела его, иногда их настроения совпадали, но на следующий день он опять становился раздражительным, злым. Вслух свои претензии не высказывал, срывал злость тем, что, как бы не нарочно, скашивал на участке вместе с травой посаженные Татьяной цветы, которые вот-вот должны были распуститься, или выкидывал дорогие для неё книги в растопку… Делал это молча, но знал, что Таня заметит, это вызовет у неё в душе ответную реакцию и бурные отрицательные эмоции. После скандала успокаивался. А Татьяна вновь начинала думать, что нужно расстаться. Невозможно так жить. Ведь осталось совсем немного. Хочется спокойной мирной старости, чтобы ни под кого не подстраиваться, не вздрагивать, предвидя, что муж воскликнет,

— Опять ты что-то там пишешь. Лучше бы пирожков испекла.

И, вообще, пусть попробует найти такую, как ему хотелось бы. Татьяне тоже многое в нем не нравится, но она никогда его не сравнивает с мужьями подруг и соседей, не настаивает, чтобы он занимался тем, что она считает нужным, не указывает на что он должен тратить деньги. Он свободен — хочешь лежи, хочешь работай. Вот это-то его и раздражает, равнодушие её. Зато она ничего не делает нарочно, чтобы его рассердить. Женские обязанности по дому исполняет. Если нужно, Татьяна делает ему уколы, постригает по первой просьбе волосы. Волос на голове становится всё меньше, совсем поседел. Не запрещает она ему пить пиво и более крепкий алкоголь, только бы с ней после этого не общался, не говорил глупости, не мешал ей заниматься любимым делом. Она привыкнет к одиночеству, если не будет видеть его, если он уедет и исчезнет из её жизни. А вот, если она уйдёт сама, а он по-прежнему будет жить в их доме, то расстаться не получится, она так уже пробовала, знает. Ей будет тревожно, она начнет ему звонить, проверять один ли он, ревновать. Он тоже, бывает сердится, если её полчаса нет дома, начинает названивать, интересоваться, когда же она вернется. О таких говорят — «вместе тесно, а врозь скучно». Одно Татьяна усвоила, поговорка" Что бы ни делалось — всё к лучшему" в её жизни не оправдывается. Ничего к лучшему не бывает, всё только хуже становится, а прежнего не вернешь.

Уступить бы кому-то из них, смириться, так нет. Что значит уступить? Подстраиваться, жить не так как тебе хочется, а так как лучше супругу? Нет, дело совсем не в том. Всё равно, найдётся к чему придраться. Любовь — это не пытаться переделать человека под себя, а хотеть его таким, какой он есть.

ПОЖИЛЫМ СТРЕССЫ ВРЕДЯТ

Я никогда не отличалась богатырским здоровьем. Во всяком случае, не спать ночью, а потом, как ни в чем не бывало, бодрствовать днем я никогда не могла. Мне для того, чтобы чувствовать себя человеком, нужно выспаться. Особенно актуально это сейчас, в старости. Я не люблю большие компании или незапланированные праздники и наезды родственников. Я рада, когда приезжают дети, но с их приездом размеренный ритм моей жизни нарушается. Дело в том, что они завели собаку таксу. Собака не спокойная, нервная, на каждый стук отзывается лаем. Выводят из дома они её на поводке, боятся, что убежит. Мы живем в деревне в своем доме. Двери у нас никогда не закрываются, а с приездом детей дом превращается в подобие психбольницы: при переходе в каждое последующее помещение, при выходе во двор нужно закрывать на замок или крючок за собой двери, чтобы не убежала собака. Кроме того у меня кошки. Однажды, после приезда таксы кошка-мать вывела своих котят в лес, чтобы обезопасить и пропала вместе с ними. Вот и сейчас приходится следить, чтобы собака с кошками не пересекалась, задавит, не успеешь оглянуться, или они ей глаза выцарапают.

У нас есть на этот случай хороший вариант, в той же деревне — квартира, где ранее жила моя мама. В семидесятых прошлого столетия был такой проект — сближение города с деревней. В совхозах строили дома с благоустройством, чтобы сельские труженики могли жить также комфортно, как и городские. Вот и в нашей деревне до 1991 года построили одиннадцать таких домов. Теперь квартиры в них скупают пенсионеры и дачники. Квартира трёхкомнатная, свободная. Для проживания там есть всё — вода, газ, холодильник, спальные места, телевизор. В последнее время дети останавливаются там, приходят днём к нам, делают шашлыки, загорают, отдыхают на природе, собачку во дворе привязывают. Но им почему-то хочется ночевать у нас, когда нет дома моего мужа. Он особенно возмущается по поводу собаки.

В этот раз муж уехал с санаторий. Я одна, живу по распорядку. Сначала сделала уборку, всё разложила по местам, перестирала, перегладила, освободила холодильник от лишнего. Утром кормлю кур, собираю вчерашние яйца. Пока нет жары — прополка в огороде. Потом иду в магазин, обедаю, сажусь за компьютер, обзваниваю оставшихся пожилых родственников, беседую с подругами. Вечером поливаю огурцы, помидоры, цветы, занимаюсь по необходимости другими хозяйственными делами, например, собираю ягоды и варю варенье. Иногда смотрю сериалы, раскладываю на компьютере пасьянсы. Кормлю своих кошек, слежу, чтобы все были дома, закрываю сараи, дом и ложусь спать.

Дети приехали, как всегда поздно. Мне прислали смс,

— Доехали.

Спокойно заснула, они ночевали в квартире. Утро началось, как обычно. Я подумала, что они встанут поздно, с завтраком не торопилась. В девять дети уже были у меня. Захотели кушать. Завтрак я ещё не готовила. Согласились на щи. Потом я пошла в магазин. Дочка легла загорать, внучка убежала гулять с друзьями, зять ремонтировал машину.

— Мама, много не покупай, мы поедем в Оредеж, всё привезем, сказала дочка.

Я на них понадеялась, тем более, что готовить на обед у меня было запланировано заранее. Из магазина меня встретила внучка, помогла донести сумки. Днем дочка объясняла мне, как пользоваться сенсорным телефоном, я предпочитаю ноутбук, в нем разбираюсь, как рыба в воде. Андроид решила освоить из-за Вацапа, чтобы общаться с подругами и отдыхающим мужем. И всё бы хорошо. Но…

Зять провозился с машиной до вечера. В магазин дети поехали поздно. Меня оставили с собакой. Собака вела себя беспокойно, скулила, бегала по комнатам, искала возможность залезть на окно. С кресла заскочила на стол и пробежала по моему компьютеру. Я позвонила детям, чтобы не задерживались. Мне нужно поливать огурцы, а я не могу выйти из дома из-за собаки. Через некоторое время дочь позвонила мне и спросила, как ведет себя собака. Я ответила,

— Ждет вас.

Собака схватила лягушонка, любимую игрушку внучки, которую я оставила себе на память, и не отдавала. Злобно рычала на меня, когда я пыталась игрушку отнять.

— Мама, мы хотим переночевать у тебя в доме.

— Хорошо, — сказала я без радости, — я то надеялась, что они со своей собакой уйдут, я спокойно сделаю свои обычные дела и буду смотреть телевизор лежа в постели. А теперь мне нужно было освободить им под ночлег свою комнату, там три спальных места, а самой лечь в комнате без телевизора.

Начался сериал" Великолепный век», огурцы полить не успела. Вернулись из магазина дети. Собрались на рыбалку,

— Ты не волнуйся, мы собаку с собой возьмем, мы ненадолго.

Уехали. Внучка ещё гуляла. Зять обещал после рыбалки полить огурцы. Я закрыла кур в перерыве, когда шла реклама по телевизору. Вернулась внучка, дети привезли собаку, поручили смотреть за ней внучке. Снова уехали. Внучка закрыла меня и собаку в доме, побежала за калитку, там её ждали друзья, ещё не нагулялась. Я под собачье поскуливание досмотрела очередную серию, ушла в свою комнату, закрылась,

— Как хотите, пусть ваша собака делает что хочет, и вы возвращайтесь, когда хотите, я лягу спать.

Когда вернулись дети, я слышала сквозь сон, не вставала. Проснулась утром в шесть. Рано. Постаралась снова заснуть. Это мне удалось, но лучше бы я не спала.

Мне приснилось, что я в командировке, поселилась в общежитие, почему-то с внучкой и своей мамой. В окне общежития я вижу красивую картину: моя знакомая Таня с дочерью в маскарадных новогодних костюмах на фоне ёлок и снежного леса. Я побежала за фотоаппаратом, чтобы успеть запечатлеть это красивое мгновение, не успела. В комнате моей — шкаф с одеждой. За дверью какое-то офисное помещение и там работают. Я разложила игрушки внучки, но пришла незнакомая девочка, собрала игрушки и пыталась их унести. Потом девочка превратилась во внучку, я старалась одеться, но нужные вещи не находила, смотрела на себя в зеркало, на мне были какие-то вещи из гардероба прошлых лет, выглядела несуразно, нервничала, не могла найти нужную вещь. Потом я вспомнила, что была с мамой, где мама? Я стала искать телефон, телефон не находился. Я закричала,

— Где мой телефон?

С этими словами проснулась.

— Слава богу, это сон.

Лежала и вспоминала тетю. Она в старости впала в глубокую деменцию. Рылась в своих вещах, что-то искала, прятала. Всё порывалась куда-то уйти, якобы, ей нужно, кто-то её ждёт. Представила в каком паническом настроении находилась тётя несколько лет. Страшное это явление — старческое слабоумие.,,

ЗЯТЬ ЧТО С НЕГО ВЗЯТЬ

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 32
печатная A5
от 251