электронная
18
печатная A5
270
16+
Не знаю как, но так оно и есть

Бесплатный фрагмент - Не знаю как, но так оно и есть

Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0477-4
электронная
от 18
печатная A5
от 270

Встреча

Началось всё в студенческом лагере, где после утомительных лекций и экзаменов у молодых людей появлялась возможность немного поменять свой образ жизни. У кого родители были побогаче, те поехали отдыхать на курорты и турбазы, а менее богатым надо было ещё подзаработать в летний период. Многие надеялись получить немного денег за работу в, сохранившемся ещё, совхозе на сельхозработах. Хотя платили им за работу сущие копейки, но для большинства бедных студентов в эти суровые годы «демократических реформ», это тоже считалось заработком. Да ещё в таком возрасте, молодые, не испорченные наживой, романтические души жили ещё другими принципами, овеянными духом коллективизма и будущими надеждами на лучшие времена. В принципе, об отсутствии комфортных условий никто не задумывался, молодые люди радовались, что какое-то время они могут пожить без родительской опеки, что ни перед кем не надо оправдываться, где был этим вечером, и с кем ты проводишь время. Все были предоставлены сами себе, а для молодых, почувствовать себя самостоятельными, да ещё в окружении тебе подобных, казалось великой радостью. Жили студенты в бараках, где не было даже кроватей, вместо них использовались мешки, набитые соломой. А вот одеяла и подушки студенты привозили с собой. Зато эти неудобства компенсировались абсолютно свободным временем. После всех работ, вечерами, студенты устраивали танцы, игры, пели песни под гитару, разыгрывали даже представления.

Питались все тем, что производилось в совхозе. Кухня была во дворе, а столовая находилась здесь же. Она представляла собой длинные столы со скамейками, которые располагались просто под навесом. Но никого эти неудобства не смущали, дело было добровольное, и желающих было не так уж мало. В трёх бараках размещались студенты из разных институтов, но вражды ни у кого не было.

Были при студентах и старшие, из числа молодых преподавателей. Они должны были отвечать за порядок, но главная их задача была, это следить за распределением работ и вести их учёт. Только после работ, они удалялись на съёмные комнаты, которые находились в самой деревне. Так что вечером у студентов, была полная свобода.

Там и образовалась одна милая пара. Парня звали Данилой, а девушку Маргаритой. Вначале, он просто смотрел на неё застенчиво, издалека, а она одобрительно принимала его взгляды, смущённо улыбаясь про себя. Это продолжалось около недели. Видеться они могли, только когда выполняли какие-то совместные работы, или в столовой, когда принимали пищу. Данила, робко поглядывал на неё во время приёма пищи, хотя она в столовой сидела на значительном расстоянии от него. Подойти к ней и заговорить о чем-нибудь, он не решался. Девушка казалась ему недоступной вершиной, к которой он не знал, как приступиться.

Студенты, когда у них было настроение, устраивали танцы, вот на них он и решил познакомиться с девушкой. Девушка тоже ждала этого, она, даже отказала одному парню в танце, когда тот, опередил Данилу и подошел к ней первым. Данила даже слова не мог произнести, когда подошел к ней. Он молча наклонил голову, и девушка, в ответ ему, тоже кивнула. Они вышли на середину поляны и стали танцевать.

Первый медленный танец они танцевали молча, Данила просто прислушивался к дыханию девушки, улавливая её настроение. Она казалась ему загадочной и неприступной. В её движениях чувствовалась гармония, которую, не хотелось нарушать. К тому же ещё, его робость не позволяла ему начать разговор. После танца он проводил её к тому месту, где она стояла прежде, и поблагодарил за танец. После, весь сияющий, вернулся на своё место.

Следующий танец объявили дамским. Тогда девушка, ровным и уверенным шагом, пошла к нему. Она остановилась, открыто посмотрела ему в глаза и улыбнулась, ни сколько не смущаясь. Её радушная улыбка придала Даниле уверенность, и он смело пошел с ней танцевать. Теперь, сдерживать свои эмоции, было просто смешно.

Тогда молодой человек решил представиться: «Меня зовут Данилой, можно, просто Даня».

Девушка ответила: «Очень приятно. А меня зовут Маргаритой, но мне нравиться, когда меня называют Ритой. Моё полное имя звучит, как-то очень, по-взрослому».

«А мне кажется и так прекрасно, и этак. Это, в зависимости, по какому случаю употреблять».

«Вот именно, Моя мама, обычно, называет меня Маргаритой, когда пытается пичкать меня своими нравоучениями».

«А меня мама называет и так, и этак, абсолютно без какой-либо зависимости».

«А можно мне тебя называть Данилой, это намного существенней. Даня мне представляется каким-нибудь маленьким, нежненьким существом, а ты, вот какой большой».

«Я большой потому, что поступил в институт, только после службы в Армии, сразу после школы не хватило баллов для поступления».

«Это по тебе видно, у тебя такой мужественный взгляд. А служить где пришлось?»

«В погранвойсках, на Севере, на границе с Норвегией, у нас образцовая застава была».

«Тебе ещё повезло, в Чечню не забрали. Сколько оттуда наших ребят не вернулось».

«Когда я ещё в школе учился, то выполнил норму кандидата в мастера спорта по лёгкой атлетике. Я тогда спортивную школу посещал, а на границе бегуны нужны. Ох, как нас там по сопкам гоняли: и бегом, и на лыжах. Я даже на тренировках так не выматывался. Ну, да ничего, хорошую школу прошел».

«Да, ты оптимист. Это хорошее качество. А в каком институте ты учишься?»

«Я в Политехническом учусь. Честно говоря, я даже не представляю свою будущую работу. Поступил потому, что недалеко от дома, да и конкурс был не очень большой».

«А вот я целенаправленно поступала в Финансово-экономический, по маминым стопам. Мне было проще, у меня всего одна четвёрка в аттестате. Да и вступительные экзамены я сдала все на отлично. Правильно меня мама пилила в школе, теперь учиться легче. А вот со спортом я не подружилась, я только в танцевальную студию ходила при доме культуры».

«Танцы, это тоже своего рода спорт, только с художественным уклоном».

«Это всё верно, но особых достижений в танцах мне не пришлось заслужить».

«Да это и не всегда нужно, главное, чтобы самому в радость было. На мой взгляд, танцуешь ты, превосходно».

Молодые люди увлеклись друг другом, они, то танцевали, то просто разговаривали. Им не было дело ни до кого, их увлекало взаимное общение, новизна отношений и предвкушение чего-то нового в их будущей жизни.

После танцев, Данила проводил девушку до её барака, они остановились, глядя друг на друга, и замолчали, не зная, как закончить этот вечер.

Первой нарушила тишину Маргарита: «Спасибо за этот, прекрасный вечер, мне было очень приятно провести с тобой время».

Данила тоже пришел в себя: «Мне тоже было очень приятно с тобой познакомиться. Давай завтра вечером немного погуляем, просто так, перед сном».

Маргарита смущенно заулыбалась: «Конечно, можно. Я тебя буду ждать здесь после ужина».

Данила задумался, потом сказал: «Давай, только спустя минут двадцать после ужина. Тебя это устроит?»

Рита улыбнулась: «Вполне устроит. Значит договорились?»

Данила кивнул: «Договорились».

Рита улыбнулась ему на прощанье и скрылась за дверью. Молодые люди ещё долго летали в небесах, вспоминая каждое слово и взгляд своего партнёра на этих танцах. Им казалось, что начали сбываться их радужные надежды и мечты. Хотя, даже при расставании, Данила, так и не решился взять её за руку.

На следующий день им удалось видеться несколько раз, но только издалека. Когда их взгляды встречались, они не могли сдерживать своих эмоций и расплывались в счастливой улыбке.

Сразу после ужина Данила неожиданно исчез куда-то, но минут через двадцать появился, весь сияющий, перед Маргаритой, которая ждала его в условленном месте.

Он достал из-за спины букет полевых цветов и протянул его девушке. Маргарита расплылась в счастливой улыбке: «Ой, спасибо большое, как это неожиданно. Хоть это и не богатые цветы, но для меня это, самый лучший подарок. Подожди немного, я поставлю их в воду и уберу в свой уголок».

Рита побежала на кухню, налила в банку воды и понесла цветы в свою комнату.

Слова о дорогих цветах задели Данилу, он принял это на свой счет, как намек к действию, и намотал на ус. Рита же употребила это выражение, просто как сопоставление. Она даже не могла и подумать, что её слова так повлияют на парня.

Она вышла из барака в отличном настроении, и они отправились гулять на лесное озеро. Оно было километрах в двух от их лагеря, туда ходили купаться многие студенты. Но Данила и Рита себе такой цели не ставили, им было приятно идти вдоль берега и любоваться красотами природы, которая их окружала. Они нашли уютное место на берегу озера и присели на поваленное дерево, наблюдая тишину летнего вечера. Они оба радовались этой красоте и чувствовали себя частичкой того мира, в котором они присутствовали.

Когда солнце начало уже склоняться к верхушкам деревьев, тогда они отправились в обратную дорогу. На озере купающихся, уже не было, и они возвращались в лагерь в полном одиночестве. Когда они подходили к деревне, им навстречу попались двое местных парней. По их походке было видно, что парни, здорово выпивши, они что-то развязно выкрикивали, но Данила сворачивать с дороги не стал, а Рита, наоборот, сильно забеспокоилась.

Её опасения оказались справедливы. Когда парни поравнялись и Данилой и Ритой, то один из них выскочил прямо перед девушкой. Он расставил свои руки и ноги, как можно шире и, даже присел немного. В это время раздался его пронзительный крик: «Хааа!»

Данила перехватил его руку, заломил её и сделал подсечку. Парень с шумом рухнулся о дорогу.

Данила серьёзно заявил им: «Парни, я служил в спецподразделении. Вам ещё что-нибудь показать?»

Второй парень не мог произнести даже слова, он только помотал головой. А первый, который лежал на земле, сильно охая, начал подниматься: «Да ты что, пацан. Мы просто хотели пошутить».

Второй тоже закачал головой: «Да, просто пошутить».

Данила согласился: «Да, я вижу, что хотели пошутить, только девушку мою не надо было пугать. Если бы вы напали, то я бы тогда головы ваши закрутил, точно таким же образом».

Парни с опаской поспешили удалиться, бормоча что-то несуразное, но дальнейший диалог они предпочли не продолжать.

Когда эти парни удалились на некоторое расстояние, Рита обхватила Данилу обеими руками, и прижалась к нему всем телом. Она склонила голову и тихо хныкала ему в подмышку. Только теперь Данила заметил, что девушку охватила нервная дрожь.

Как мог, он начал успокаивать девушку. Данила нежно обнял её за плечи и начал тихонько гладить её голову: «Что ты, Рита, успокойся. Они просто хотели подурачиться. Ничего страшного не произошло».

Так они простояли некоторое время, пока девушка не пришла в себя.

Она закивала головой и сказала: «Всё, теперь я могу идти».

Они пошли вместе в свой лагерь, но Рита всё ещё не могла оторваться от Данилы. Он шел, продолжая успокаивать её, держа своей рукой её плечи.

Когда Рита совсем успокоилась, она спросила: «Откуда ты можешь так справляться с хулиганами?»

Данила пожал плечами: «Так я же тебе говорил, что служил в погранвойсках, нас там неплохо готовили. Ходить нам там в увольнения, кроме пустынных сопок, было некуда, вот мы и тренировались в спортзале. С нами служил один парень, который занимался борьбой самбо. Кто хотел, занимались борьбой серьёзно, отрабатывали технику. Зачем же времени даром пропадать? Там я и приобрёл некоторые навыки».

Рита посмотрела на Данилу преданными глазами и сказала: «Как мне с тобой легко».

Когда они подошли к бараку, Рита ласково поцеловала его в щёку и быстро скрылась в дверях, смущенно улыбаясь. Она уже не помнила того страха, который ей пришлось испытать. Она чувствовала радость, потому что с этого момента у неё появился защитник, на которого, она теперь могла положиться. К тому же, он ей очень нравился, и чувства у них были взаимные.

Данила, также с радостью, вспоминал их свидание. Никакого геройства он не ощущал, потому что парни были слишком пьяные, чтобы оказать ему какое-нибудь сопротивление. Его смущала только одна фраза, которую Рита сказала о дорогих цветах. Это упоминание он воспринял, как призыв к действию. Тогда Данилу охватило желание сделать для девушки что-нибудь неординарное.

Даниле вспомнилось, что когда они везли на тракторном прицепе сено в хранилище, он сверху заметил, что в одном дворе, выращивают много разных цветов, когда они проезжали мимо. Так как деньги у него уже давно кончились, а им заплатить обещали только после окончания работ, то оставалось одно, похитить эти цветы.

В середине лета ночи были очень короткими, поэтому рассветало в эту пору очень рано, ещё до того, как просыпались первые жители деревни. Данила и решил воспользоваться этим моментом.

Как только начали появляться первые очертания деревьев, Данила заспешил к тому дому, в саду которого, он видел накануне много цветов.

Данила пошел вдоль забора, изучая содержимое того сада. Наконец, он увидел розы за приоткрытой дверцей теплицы, которая находилась, как раз у забора, разграничившего этот сад от их соседей. Но была другая проблема, этот сад огораживал по всему периметру высокий забор из металлической сетки, поверх которой была колючая проволока. Зато забор у их соседей не представлял серьёзной преграды.

Данила перескочил через забор соседей, подкрался к тому месту, где на границе участков была теплица с розами, и начал доской делать подкоп под забор из металлической сетки. Пришлось потрудиться изрядно, но старания его были вознаграждены. Данила подлез под забором, сорвал три розы и поспешил обратно. Когда он был на дороге, то пустился бегом к своему лагерю. К несчастью, его увидела издалека одна доярка, которая возвращалась с фермы. Тогда она не придала этому особого значения.

Данила же, оказавшись дома, поставил розы в трёхлитровую банку и спрятал в кустах. Только после этого он мог позволить себе прилечь на часик перед работой в поле.

Этим же днем, Данила мечтал о том, как он будет дарить эти розы своей девушке, как она обрадуется этому, но получилось не совсем так, как он это предполагал.

Когда он вечером преподнёс цветы Рите, она широко открыла глаза и произнесла: «Данила, спасибо тебе, конечно, за подарок. Но почему именно розы, и откуда они у тебя?»

Данила, не ожидая такой реакции, немного сконфузился: «Но ведь, ты же сама намекнула на дорогие цветы, вот я и решил, во что бы это ни стало, добыть тебе эти розы, богаче цветов я не знаю».

Рита начала вспоминать, потом схватилась за голову и сказала: «Ой, Данила, какая же я несносная девушка. Это всё мамино наследство. Моя мама, даже когда очень рада, старается вставить словечко, чтобы не слишком выдавать свои чувства. Вот я, неосознанно, и сболтнула лишнее. На самом деле я употребила эти слова, чтобы обуздать собственную радость. Вернее, я хотела сказать, что тот букет по сравнению с самыми дорогими цветами, более желанный».

Данила всё равно недоумевал: «Ну, если уж я тебе их принёс, то, что же тут плохого?»

«Знаешь, Данила, я тебе признаюсь, когда мне было лет двенадцать, мы поехали с родителями отдыхать на юг к родственникам. Там одна соседская девочка сагитировала меня полезть за цветами в чужой сад. Цветы были мне совсем не нужны, я просто, как овечка, следовала за ней. Когда мы перелезли через забор, моя подружка стала рвать розы, а я просто стояла и смотрела по сторонам. За этим занятием и застал нас хозяин того сада. Моя подружка, как стрекоза, перемахнула через этот забор, а у меня это быстро не получилось. Я зацепилась платьем за колючую проволоку и застряла на заборе. Тогда этот дед подбежал ко мне, он начал стегать меня по ногам сломанными розами. Я спрыгнула с забора, окончательно разорвав своё платье, и бросилась бежать. Мне тогда и от мамы за платье попало, и ноги у меня долго не заживали после этих шипов. С тех пор у меня от них сильная аллергия, даже когда маме дарят розы на праздник. Когда я держу их в руках, у меня даже ноги начинают ныть. Извини меня, пожалуйста, что я тебе такое сказала. Сама не знаю, как это соскочило у меня с языка».

Данила немного помялся на месте: «Ну, ничего. Не получилось, да и Бог с ним. Теперь буду знать. Тогда я розы на столы в столовую поставлю. По розочке на стол. Пускай другие порадуются».

Данила так и сделал, а после, они пошли гулять.

Хозяин же того сада, проснувшись с утра, обнаружил подкоп под его забором, а, увидев, что на его кусту не хватает роз, поднял шум. Он поругал свою собаку, за то, что она проспала воров, и пошел по деревне, узнавать, кто что видел. Так он и узнал от доярки, что по утру, бежал какой-то парень в сторону студенческого лагеря. Тогда хозяин пошел искать старших руководителей у студентов, а те ему сказали, что студенты работают сейчас по разным местам, надо придти после ужина, когда соберутся все. Тогда можно будет решить этот вопрос.

К несчастью, этот хозяин, вместе с руководителем, задержались. Они подошли к лагерю уже после ужина, как раз в тот момент, когда Данила уже расставил розы по столам.

Этот дед, увидев свои розы, даже запрыгал от удовольствия: «Я же Вам говорил, это студенты украли мои розы. Сколько трудов я потратил, чтобы вырастить их. Ни у кого больше роз не растёт, только у меня. Да и как узнали твои студенты про это, да как ловко подобрались к ним, даже собака не услышала. Нашим местным, такое и в голову придти не может».

Тогда преподаватель объявил собрать всех студентов в столовой, но, к счастью, Данила и Рита были уже далеко от лагеря и не слышали этой суеты.

Преподаватель сначала пытался узнать, кто принёс эти розы в столовую. Но ребята, если и видели, то не хотели выдавать своего товарища.

Преподаватель же сказал: «Вот что, мои дорогие, вы видно не цените, что эти колхозники дают нам работу, проживание и питание.

Сейчас я из своих денег расплачусь за эти цветы. Обещаю, что если ко мне кто подойдёт и признается, на первый раз, я не буду сообщать в деканаты ваших институтов. Но если ещё кто-нибудь захочет поживиться в чужих садах, обещаю, что я буду ставить вопрос об отчислении этих студентов из институтов».

Хозяин цветов остался доволен таким исходом и поспешил домой. Данила же, узнал об этом, только на следующее утро от своих товарищей. Он, конечно, подошел к преподавателю, извинился и попросил высчитать эти деньги, из его зарплаты.

Когда он позже начал обсуждать это событие с Ритой. Он признался: «Видно и мне эти розы приносят неприятности».

Рита подумала и сказала: «Здесь дело не в розах. У меня немного другое понимание этого вопроса. Видишь, во мне проскочила нотка неосознанного недовольства. Ты же воспринял это, как обиду, а в итоге, это окончилось серьёзными последствиями».

Данила удивился: «Как ты это можешь объяснять какой-то мистикой. Я не вижу связи между этими событиями и таким концом. Просто я совершил нехороший поступок, а потом расплатился за него. Вот и вся закономерность».

Рита попробовала поспорить: «Как говорили древние мудрецы: „В нашем мире всё взаимосвязано“. И ты не совершил бы этих действий, если бы правильно отреагировал на моё минутное безрассудство».

«Знаешь, Рита, но ведь очень многие совершают и более тяжкие поступки, а им всё это сходит с рук».

«А вот я думаю, что это признак порядочности. Хорошим людям просто указывается откуда-то, что они не должны делать даже самых маленьких плохих поступков».

«Рита, а ты откуда всё это знаешь?»

«А мне бабушка об этом говорила».

«Ну, а как всё это можно объяснить?»

«Мне бабушка говорила, что всё это можно только почувствовать. Некоторые вещи смысловым объяснениям не подлежат. Я и сама до конца в этом не разобралась, но некоторые факты подтверждают бабушкины высказывания».

Данила продолжал удивляться: «В моей голове такие вещи, как-то не вяжутся».

«Ладно, не буду загружать твою голову. Когда ещё что-нибудь замечу, я обязательно скажу, просто держи это на заметке».

Время серьёзных отношений

Всё шло к тому, что серьёзные отношения между этими молодыми людьми должны были завязаться. Их взаимоотношения носили ровный характер, они находили общий язык между собой, а самое главное, они были без ума друг от друга и не видели дальнейшей жизни в разлуке между собой.

У их родителей отношение к увлечениям их детей складывалось неоднозначно. Родители Данилы к выбору сына отнеслись положительно, они считали, что главное для молодых людей, это взаимность, а остальное придёт со временем.

А вот Ритины родители по-разному оценили выбор дочери. Её отцу Данила даже нравился, а вот мать её подходила чисто с практической точки зрения. Ей хотелось, чтобы у дочери после замужества сразу была и квартира, и машина, и всё, что угодно. Поэтому, она часто пилила дочь, что та нашла себе бедного студента, где они будут жить, если поженятся. Она ей говорила, что вся влюблённость разбивается, когда начинаются семейные будни, что большигство браков разбивается от бытовой неустроенности. Её причитания сказывались и на настроении дочери. Портил всё квартирный вопрос.

Рита жила в двухкомнатной квартире со своими родителями и сестрой, поэтому о совместном проживании на их площади не могло быть и речи.

У Данилы дела обстояли немного лучше. У него тоже была сестра, но его родители получили в своё время трёхкомнатную квартиру, так как дети у них были разнополые. Но маме Риты, и это не нравилось, она уверяла дочку, что жить со свекровью, это сущий ад.

Рита с Данилой встречались уже третий год, у них давно были близкие отношения, Рита часто оставалась у него ночевать, но без него никогда не оставалась в его доме. Пока они учились, о женитьбе речь совсем не шла, но они уже были на последнем году обучения, поэтому, у Данилы стал чаще вставать этот вопрос: «Рита, нам надо уже думать, как мы будем жить дальше. Надо уже сейчас решать этот вопрос».

Рита ему озабоченно отвечала: «Я понимаю, Данила. Но как ты видишь наши перспективы?»

«Я не знаю, что ты называешь перспективами? Перспективы будущей работы будут ясны после окончания института, а пожениться мы можем уже сейчас. Неужели у тебя есть какие-нибудь ещё планы?»

«Да нет у меня других планов, кроме тебя. Ну, а где мы проживать будем?»

«Ну, у меня же есть своя комната. Родители мои к тебе хорошо относятся. Что тебе ещё надо?»

«Понимаешь, Данила, сейчас мне с тобой очень хорошо, а если я к тебе перееду, комната у нас действительно есть, а вот кухни нет. На кухне твоя мама хозяйка, вот и начнутся препирательства. Вам, парням, при тёщах хорошо жить, вы на кухне появляетесь, время от времени, а женщины кухню ни с кем не хотят делить».

«А пускай мама нам готовит, подумаешь, на одного человека больше. Даже сейчас, когда ты у нас в гостях, она и тебя кормит. Мы ей просто деньги будем отдавать».

Рита улыбнулась: «И долго так у твоей матери на шее можно сидеть? Ей когда-нибудь это надоест. Да и по опыту моих знакомых, девушки со своими свекровями очень редко уживаются. Была бы у нас хотя бы комнатка в коммуналке, тогда бы мы ни от кого не зависели».

Разговор у них ещё продолжался, но эти слова запали в душу Данилы. Рита же, давно для себя решила, что никуда она от Данилы уже ни денется. Она просто повторяла по инерции мамины слова, а он наоборот, все слова своей любимой воспринимал, как призыв к действию.

Прямо на следующий день он обратился к своим родителям с вопросом о разделе квартиры. Он объяснил, что Рита хочет жить отдельно, так как боится испортить отношения с родителями. Сестра Данилы тоже поддержала брата, так как в перспективе, ей доставалась двухкомнатная квартира. Родители пошли навстречу сыну и дали своё согласие. Только Данила попросил их ничего Рите пока об этом не говорить, он хотел сделать сюрприз любимой девушке.

Общими усилиями, они нашли подходящий вариант. Родители с его сестрой уезжали в двухкомнатную квартиру, а ему досталась просторная комната в двухкомнатной квартире. Их соседями становились мама с дочкой. Дочке было уже, лет тридцать пять, она была чрезмерно располневшая, да к тому же, сильно избалованная мамой, поэтому, перспективы на дальнейшее замужество, как она считала, уже потеряла окончательно.

Рита об этом запланированном обмене ещё не знала, но они всё же, подали заявление в загс. А свадьбу решили сыграть сразу после дат окончания их институтов, которые по времени у них совпадали. Переезд же намечался сразу после свадьбы.

Эти все даты совпали наилучшим образом, почти сразу, после получения дипломов, они отправились в загс, так что праздновать окончание институтов им не удалось. Все были заняты приготовлением к свадьбе.

Особо шикарной их свадьба не получилась, какие у студентов деньги, а родители у них были не очень богатые. Зато их счастливые лица заметно выделились, на фоне более богатых пар.

Правда, все атрибуты у невесты и жениха присутствовали. Дворец бракосочетания, кольца и свадебная машина, были, как и у всех, только само празднество проходило дома у Данилы. Гостей тоже было порядочно, человек двадцать пять, в основном, родственники молодых, но были подруги и друзья.

Когда свадьба прошла основной накал, Данила решил обрадовать свою молодую жену: «Знаешь, Рита, а у меня к тебе сюрприз. Мы на следующей неделе переезжаем в отдельную комнату. Я уговорил своих родителей разменять эту квартиру. Вместо трёх комнат у них теперь будет две, а у нас своя, в другом районе».

Рита округлила свои глаза: «И в какой стадии сейчас находится этот обмен?»

Денис продолжал ещё играть роль благодетеля и поспешил заверить: «Да всё уже, документы все оформлены, мы просто договорились о дате переезда».

Рита посмотрела на своего мужа, как на дитя и спросила его: «Ну, а со мной-то, можно было, хотя бы посоветоваться?»

Данила, уже удивлённо, посмотрел на Риту и спросил: «Так ты же сама мечтала об отдельной жилплощади. Ты даже сомневалась, выходить за меня замуж или нет?»

Рита наклонилась к нему, стараясь говорить тихо, чтобы другие не могли слышать: «Ох, чудо ты моё несусветное, если бы не свадьба, отчитала бы я тебя с ног до головы. Почему ты о своих родителях не думаешь? Им что, очень приятно на старости лет переезжать с насиженного места? Причем тут наши фантазии? Родителей не надо вмешивать в наши дела. Мы молодые, работать пойдём, сможем, наверное, для себя и квартиру снимать. Зачем же беспокоить пожилых людей?»

«Но они же согласились, значит, им это тоже удобно».

«Они просто добрые у тебя, и пошли на поводу у своего сыночка».

«Рита, но ведь, ты же сама не хотела со свекровью жить».

«Но, как видишь, пошла. Куда я от тебя денусь. Я, человек спокойный, мама у тебя добрая, это же от людей зависит, уживутся они вместе или нет».

«Ну, а зачем ты мне говорила совершенно другое».

«Конечно, я и сама виновата, повторяла бездумно мамины слова, а тебя это задело, обидными они тебе показались, вот и начал ты всё ломать, не подумав. Если я тебе что-то и говорила, то не имела в виду тревожить твоих родителей, они здесь не причем. Мне теперь стыдно в глаза им смотреть. Может, они в душе меня обвиняют, но в глаза никогда не скажут, очень порядочные они для этого».

Данила совсем смутился: «Ну что уж тут делать? Всё уже сделано, я хотел, как лучше».

Рита увидела, как страдает Данила, и решила его поддержать: «Конечно, ты ведь не со зла это сделал. Просто не совсем понимаешь некоторые вещи. Чтобы ты не сделал, я всё равно буду любить тебя, какой ты есть. Для всех мужчин характерно пускаться в крайности, но среди всех, ты у меня самый лучший».

Данила улыбнулся и поцеловал свою жену, хотя никто на этот раз не кричал: «Горько».

К концу вечера Данила вспомнил их первые встречи в лагере: «Ты помнишь, Рита, когда мы познакомились, у нас случилась немного подобная история с этими розами?»

Рита тоже насторожилась: «А ты и вправду подметил, тогда было примерно, такое же недоразумение. Я проворчала какую-то несуразицу, а ты с обидой воспринял эти слова, это и послужило, как знак к действию. Всё это тогда плохо кончилось. Боюсь, как бы в этот раз не случилось каких-нибудь неприятностей. Буду молить Бога, чтобы нас миновали всякие беды. Подтверждаются бабушкины слова, хотя прямых объяснений нет».

Данила решил перейти на лирический лад, чтобы успокоить свою жену: «Ну, теперь-то нам никакие беды не страшны. Теперь мы одна семья, а вместе, мы преодолеем всё на свете».

Рита растаяла в комплиментах мужа. Она посмотрела ему в глаза и спросила: «А как ты меня любишь?»

Данила сделал большие глаза и посмотрел на жену так, как взрослые смотрят на своих детей, рассказывая им сказки, и при этом изображают страшных героев. Затем протяжно произнёс: «Люблю тебя, ужасно».

Рита улыбнулась: «Ох, какой ты у меня ещё ребёнок».

Данила приблизился своими глазами, как можно ближе к её глазам и спросил: «А какой ребёнок? Любимый?»

Рита моргнула глазами и кивнула головой: «Да, конечно, любимый».

После этого, они ещё раз слились в долгом поцелуе, хотя никто им не кричал: «Горько».

Совместная жизнь

Как и было уже запланировано, Данила с Ритой переехали жить в свою комнату в коммунальной квартире. Их соседка была уже на пенсии, характер у неё был умеренно сварливый, как и у всех пожилых людей. Кухня их была относительно большая, разделена строго пополам, даже на кухонной плите конфорки были поделены на две части.

Дочь соседки даже и не пыталась куда-нибудь ходить или с кем-нибудь знакомиться, как женщина, она поставила не себе точку. После работы она приходила сразу домой и никуда больше не ходила. Её увлечениями были только книжки, телевизор и Интернет, на кухне и по дому за неё всё делала мама. Ей не хотелось менять привычный образ жизни, когда всё делалось само собой.

Рита, а тем более Данила, были не конфликтными людьми, поэтому быстро прижились с соседями, а вот с работой у них, не всё было гладко. Рита окончила институт с красным дипломом, поэтому работа для неё нашлась быстро. Её взяли в одну фирму, имеющую связь со строительным бизнесом. Рита, обладая настырным характером, сразу начала расширять свои знания в новой специальности. Даже, приходя домой, она не прекращала повышать свой уровень: она изучала дома нужные книги, рылась в Интернете, просматривала специализированные периодические издания. Её рвения на работе были замечены руководством, поэтому она пошла быстро вверх по служебной лестнице.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 270