электронная
144
печатная A5
367
18+
Не верю!

Бесплатный фрагмент - Не верю!


Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2789-0
электронная
от 144
печатная A5
от 367

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Аннотация

Жизнь Маргариты можно коротко охарактеризовать — за семью замками. Судьба распорядилась так. Теперь она не доверяет никому, кроме родной сестры Вилоры. Отношения для неё не являются смыслом существования.

Пока… на пороге офиса не появляется Николас. Он переворачивает всё с ног на голову, нарушает баланс и спокойное течение жизни.

Обводит её вокруг пальца, ни смотря на всю осторожность, и оставляет ни с чем. И что же теперь ей остаётся? … Месть. А это блюдо, которое подают холодным.

Но даже тут он нарушает все планы.

Решая свести счёты с обидчиками своего брата, Николас постепенно разрушает жизнь своей жертвы. Единственное, что им движет — Месть. Когда же он решает остановиться и посмотреть вокруг, то находит только руины своей жизни. Что же пошло не так?

Увлёкшись идеей возмездия, ни один вовремя не может заметить разрушительные последствия для них самих же.

А в итоге остаётся один вопрос: А так ли нужна эта Месть?

Глава 1

«Сегодня самый счастливый день в жизни моей сестры. Вечером мы отметим её совершеннолетие в самом крутом клубе города. Мне поручили очень важную задачу — подготовить для неё праздник. Это будет самая крутая вечеринка. Приглашены все самые близкие люди. И парень Вилоры, Крис, тоже там будет. Он классный. Мой жених будет таким же, как Крис. Они такие хорошие. И когда поженятся и заведут детей, то я буду с ними нянчиться и гулять. Мне сеструля обещала. Я так счастлива!!!».

Я закрываю блокнот, на титульном листе которого старательно выведено красным цветом «Личный дневник Маргариты Риз. Посторонним запрещено читать». Открыв шкатулку, складываю туда и закрываю на замочек. Ключик всегда висит на моём браслете. Беру мобильный телефон и набираю номер, который в последние дни вызывала раз сорок:

— Анна, доброе утро. У тебя готовы макеты? Они нужны уже сегодня.

Анна Маникеро — профессионал своего дела. В свои двадцать лет она уже успела добиться известности в широких кругах. Все вечеринки, за которые она бралась, были обречены на оглушительный успех. Конечно, услуги такого таланта тоже имели свою немаленькую цену. Но папа сказал, что этот день должен быть самым запоминающимся. И мы сделаем его таким.

Я договариваюсь о встрече в клубе через час. Делаю ещё несколько важных звонков. Спрыгнув с кровати, я собираюсь туда, где уже вечером будет супер шоу! Кстати, как там наша звезда. Я звоню Вилоре:

— Слушаю!

— Эээ, кто это?

— Ой, девушка, тут у вашей сестры истерика, заберите её скорее!!!

После разговора с женщиной, которая ответила на мой звонок, я бегу к водителю и срочно требую довезти меня до аллеи, расположенной в восточной части города. Не понимаю, что произошло. Утром всё было отлично. В мыслях хаос. Пытаюсь вспомнить начало дня. Они с отцом вместе отправились на работу. Точно! Беру телефон и набираю номер.

Позвонив папе, я получила информацию о последних новостях в жизни Вилоры. И меня шокировало то, что узнала. Сегодня компания Риз должна была заключить ключевую сделку, с важным партнёром. Это помогло бы нам оставаться на плаву в кризисное время. Но оказалось, что это была встреча с папиным прошлым.

Я в детстве слышала историю о том, что когда-то давно, когда умер наш дедушка, родители уехали из страны, полной запретов. Но оказалось, что до своей смерти дед заключил брачный договор между сестрой и каким-то парнем, который вырос и оказался тем самым важным партнёром. И теперь он предъявлял свои права на невесту. Просто невероятно. Это как вообще такое может быть? Против нашей воли?

А наш папуля, опьянённый свободой и огромными возможностями, умудрился забыть такой малюсенький факт из своей прошлой жизни. Интересно, что скажет на всё это Крис. Может быть, вместе мы что-нибудь придумаем. Должен быть выход. Не верю, что ничего сделать нельзя. Представляю, в каком сейчас состоянии сестра.

Я нашла её на тротуаре одной из самых оживлённых улиц. Жалкое зрелище: Красивая темноволосая девушка, в черно-белом коротком платье, вся мокрая и растрёпанная, сидит на коленях в луже. Лицо поднято к небу, капли дождя бьют по коже, на щеках перемешиваясь с чёрными ручейками слёз. Прохожие шарахались от странной особы и старались, как можно быстрее, покинуть этот периметр.

Пока я сидела в машине, не было слышно её рыданий, но стоило выйти на улицу, как моё сердце разбилось. Это был крик отчаяния, её крик. Я сразу поняла, что дело не только в том, что рассказал папа. Из-за этого Вилора не позволила бы себе вот так позориться. Она всегда была выше проблем.

Немалых трудов мне стоило поднять сестру и усадить в машину. Она была старше меня на три года. Ростом я ей по грудь, худощавая и достаточно слабая. А Вилора, не смотря на свою стройность и хрупкость, могла бы быка на скаку остановить. Изящные формы, полученные от природы, она оттачивала и тренировала в спортивном зале. Поэтому пушинкой её не назовёшь. Пока я пыталась довести её до машины, думала, что сама сложусь пополам. Но в тот момент меня это не волновало. Такое нетипичное поведение сестрицы меня очень напугало. Да и репортёры скоро набегут, если я не опоздала.

Мы сели в удобный кожаный салон. Автомобиль тронулся с места. Я смотрела на Вил, такую замученную, в слезах, мокрую и жалкую. Она положила голову мне на колени, а мои руки гладили слипшиеся влажные волосы. Никогда не видела её в таком состоянии. Сколько себя помню. Она всегда улыбалась. Да, эмоции у неё били через край. Гнев, неприязнь, ревность, что угодно. Эта девушка — котёл с жизненной силой и энергией. Там было всё. Но не отчаяние и не растерянность. И вот сегодня, я их увидала. Это жуткое зрелище. Человек, который сияет и освещает твой мир, вдруг потух и сейчас свернулся комочком у твоих коленей. Я даже почувствовала, будто это у меня жизнь разбита, потому что всегда подпитывалась от неё.

Водитель отвёз нас домой. Я помогла Вилоре снять мокрые вещи и улечься в постель, напоила тёплым успокаивающим напитком. Сестра быстро уснула, но даже во сне продолжала всхлипывать и стонать.

Я всё это время провела около неё. Просто не могла никуда уйти. Пару раз заглядывала мама, но мне нечего было ей рассказать. Я абсолютно ничего не знала. Папа уже, конечно, сказал ей про контракт, но дело в том, что не он так ранил сестру. Не он разбил ей сердце. Я чувствовала, что есть тут ещё что-то. Уверена.

Вилора проспала до вечера. Открыв глаза, она не сразу поняла даже, где находится:

— Как я тут очутилась? — Вил посмотрела в окно: уже смеркалось. — Который час?

— Я приехала за тобой и забрала.

— Как ты узнала, где я?

— Я позвонила тебе. Мне ответила какая-то женщина и сообщила, где ты находишься и в каком состоянии. Я сразу же бросила все дела и поехала за тобой. …Вилли, дорогая, что стряслось?

— Ну, про папино прошлое, думаю, ты уже в курсе?

— Да, я пока ехала за тобой, звонила отцу. Только, мне почему-то кажется, что это ещё не всё. Ну, не похоже это на тебя. Тем более что ещё ничего не решено. Нужно поднять все наши связи.

— Не всё. Только вот со свадьбой всё решено. Я прихватила с собой бумаги из офиса. Там всё довольно конкретно и серьёзно. Но это уже не важно.

— Что? Почему?

— Это всё не важно. Рита,… он бросил меня… Крис, — по щеке прокатилась слеза — я не нужна такая. Он говорил такие ужасные вещи, что я обманула его, чужая невеста, собственность этого, блин, как его имя то….

Она опустила голову на колени и зарыдала.

— Не понимаю… — Я испытала шок. Ведь они так любили друг друга. Неужели всё это обман. Как люди могут так мастерски притворяться. Крис всегда улыбался рядом с сестрой. Когда они заходили в гости, он был вежлив и уважителен с родителями, никогда не обижал меня, даже если я задавала глупые вопросы. Крис всегда помогал Вилоре и был рядом. Он — её опора и поддержка. И тут такое…. Предательство.

— Как он мог! Он сказал, что я чужая. ЕГО собственность. Он не хочет сюда вмешиваться. Ему нужна свободная девушка. Сказал: «В общем, сорри, бейби, нам не по пути». Я умоляла его не поступать так со мной. Обещала, что папа найдёт выход. А он на это лишь указал мне на дверь машины, жестом показывая, чтобы скорее выметалась. Я с трудом выбиралась наружу. Ноги не хотели держать тело. — Стеклянными глазами сестра смотрела на чёрный экран плазменного телевизора, висевшего на стене. — А потом он окликнул меня. Я обернулась, веря в то, что это была неудачная шутка, что он не поступил бы так со мной. Тем более сегодня, в такой день. Это невозможно. … А он лишь пренебрежительно бросил: «Если станешь свободной, позвони. Кто знает, вдруг твой папаша и правда всё уладит. Возможно, мы сможем весело провести время. А сейчас, извини, мне пора. Кстати, С Днём Рождения».

Вилора снова разрыдалась. Я молча обняла сестру, просто не знала, что на такое можно ответить. В голове не укладывалось, как такое могло у нас случиться. Да и слова не вернут всё обратно, не заберут боль.

Немного подождав, я попыталась утешить Вилору. Попробовала мыслить рационально:

— Вил, тебе больно. Но посмотри на всё иначе. Крис — козёл. И, к счастью, вы ещё даже не спали. А ведь потом бы тебе было хуже. Судя по его поведению, к тебе он относился несерьёзно. Это мучительно сознавать, но никто тебе такое, кроме меня, не скажет, а ведь это правда. Ты должна не оплакивать ваши отношения, а ненавидеть его. Не нужно цепляться за предателей. — Подождав, пока она переварит это, продолжила — со второй проблемой сложнее. Не так я себе представляла твоё будущее, но мы не знаем, что за человек… этот… жених. Вдруг у вас всё сложится, а если и нет, может, вы как-то договоритесь, да не важно. Сценариев много можно придумать. Просто постарайся принять это, как неизбежность, тем более, сама знаешь, условия отказа неприемлемы для всех нас.

Вилора смотрела на меня, как на полоумную. А ведь выдать такую речь в пятнадцать лет достаточно нелегко. Я полностью была сосредоточена на учёбе, мечтала стать альпинистом, и мало что могла понимать в отношениях. Мне даже стало обидно:

— Не смотри на меня так. И ещё, не воспринимай его сразу в штыки. Ты этим упустишь шанс мирного сосуществования.

Я всегда была осторожней сестры и не рубила с плеча. Моей осмотрительности мог позавидовать самый внимательный человек в мире. Всегда нужно сначала разведать обстановку, а потом продумывать план действий, учитывающий все нюансы, и следовать ему.

— Ты в своём уме?! Ты что сейчас говоришь! Сказок пересмотрела? Рита, я не узнаю тебя!

— А что ты хочешь? Чтобы я погладила тебя по голове и сказала, дорогая, всё будет хорошо? Или папа отдаст всё ради тебя, и мы все дружно пойдём жить под мост, в коробку? Ты первая же будешь себя корить! И сама же не сможешь жить в бедности. А ОН, хоть и чужой, но из наших кругов, — я встала с кровати. — Я очень тебя люблю. И ты знаешь, что я права. Мне жаль тебя, до боли в груди, Вилора. Но я не хочу сидеть и сыпать пустыми утешалками. Я знаю тебя, и знаю, что чем быстрее ты примешь ситуацию, тем быстрее начнёшь мыслить рационально и по делу. Ты знаешь, что я не умею сопли подтирать. И за тобой такого раньше не наблюдала. Я попыталась тебя ободрить искренне, как умею, уж извини.

Это было чистой правдой. Ситуация, конечно, неоднозначная. Но для Вилоры счастье семьи всегда было на первом месте. Я не могла себе позволить сидеть тут и внушать, что всё хорошо, когда это не так.

Встав с кровати, я направилась к выходу. Сердце больно сжималось. Открыв дверь, обернулась на сестру:

— Если тебе кажется, что всё рушится, если не видишь решений, то просто плыви по течению. Не делай из него врага, не порть себе жизнь. Поверь, сестрёнка, у меня душа разрывается от всего этого. Я ненавижу всех, кто сделал такое с нами. Особенно, Криса. Он предал нас всех. И именно тогда, когда нужен был больше всего.

Я злилась на себя за то, что даже не знала чем помочь любимой сестре. Я злилась на отца за то, что сделал такое со своей дочерью. Я злилась на весь мир за то, что всё это происходило с нами.

В свою комнату вернулась в подавленном настроении. Там уже сидела мама и ждала объяснений. Она побоялась беспокоить сестру, также как и я, шокированная впервые увиденным отчаянием Вилоры.

— Маргоша, как она?

— Мам, всё плохо. Она ждала поддержки от Криса, но когда рассказала ему о том, что случилось в офисе,… — я перевела дыхание. Как же тяжело это озвучивать. — Он бросил её. Но не просто. Он ещё вдоволь повеселился, унижая и говоря мерзкие вещи. Я просто не хочу их повторять.

— КРИС?! — мама недоумевала. — Но как такое возможно? Он же любит её. Я не верю в это.

— Ни хрена он не любит. — Я была взбешена. Как он мог?

— Маргарита! — мама не любила, когда мы выражались. Даже папа соблюдал это правило при ней.

— Прости. Мам, Вилоре очень плохо, но ей нужно самой это пережить. Прошу тебя, сходи к ней. Поддержи. Ей есть над чем поразмыслить. Нужно немного времени. Она сильная. Я верю.

А между тем у меня его совсем не оставалось. Я поспешила выпроводить маму и занялась экстренным планированием. Мне нужно было придумать, как отменить или хотя бы перенести торжество. Уже было около шести вечера. Созвонившись со всеми участниками подготовки вечеринки, узнала на какой стадии процесс. Конечно, я не успела. К празднованию дня рождения всё уже было готово. Я подобрала лучших мастеров в своём деле. И даже моего присутствия не потребовалось. Но мне всё же удалось организовать его перенос на более позднее время. Решили сдвинуть на 12 часов ночи. Вилоре ещё необходимо было дать время, чтобы собраться и с мыслями и в плане одежды.

Тем не менее, в 22:00 гости уже понемногу начинали собираться в клубе. Поэтому программу тоже срочно перекраивали, чтобы никто не почувствовал подвоха, особенно журналисты, ну и, конечно же, не заскучал. Хорошо, что всяких шоу в нашей программе было хоть отбавляй. Всё-таки, ради дня рождения такой популярной особы был закрыт самый элитный клуб страны.

Как бы хорошо всё не описывали, а всё равно нужно было отправляться в клуб. Ведь говорить по телефону и видеть самой — разные вещи. Родители вложили в мероприятие кругленькую сумму. Я просто не могла себе позволить запороть всё.

Я одела чёрное корсетное платье с пышной юбкой по колено, туфли в цвет. Старательно уложила длинные каштановые волосы и слегка подкрасилась. Заключительный этап — маска на глаза. Отражение в зеркале меня устроило, поэтому я бегом направилась к машине.

Глава 2

Приехав в клуб, я собственными глазами увидела то, как опытные люди могут воплотить в жизнь любые мечты с такой точностью, что аж не верится в реальность происходящего. Дух захватывала грандиозность и масштабы проделанной работы. Огромный зал был оформлен в стиле «Мулен Руж», Вилора обожает историю этого кабаре. Вся программа построена на основе этой тематики.

На входе расстелена красная ковровая дорожка, которая ведёт к огромному манекену кирпичной мельницы, с мерцающими двигающимися крыльями. Пройдя сквозь неё, попадаешь в небольшой полностью бордовый холл.

На стенах по бокам висят зеркала в полный рост в резных золотых рамах. На полу всё та же дорожка. На потолке две большие винтажные люстры, украшенные жемчугом и камнями. Света они дают немного. За счёт этого в помещении царит полумрак.

Следом окунаешься в сумерки большого зала, с огромной ярко-освещаемой сценой. По периметру, на стенах, от потолка до пола свисают чёрные широкие полосы шёлковых штор, разделяемые более узкими линиями красной ткани с пропечатанными узорами, словно колоннами.

Подъём огромной сверкающей сцены украшен плакатами «Мулен Руж» и французскими картинами. На ней ансамбль девушек в корсетных платьях с пышными веерными юбками, чулках и перчатках выше локтя, с перьями на голове исполняют знаменитый Канкан. По бокам возвышаются две бордовые мельницы, на крыше которых танцуют девушки в чёрных бикини, усыпанных стразами, в чулках, с красными жемчужными ожерельями, перекрещивающимися на груди, обвивающими талию и на бёдрах переходящими в юбку, состоящую их бусяных нитей разной длины и ширины.

По чёрному потолку от узорчатой рамы сцены проложены лучи из гирлянд. Основное освещение в помещении сосредоточено именно в сценической части зала. Они дают достаточно света, но в тоже время сохраняют атмосферу полумрака. На полу уложен деревянный паркет. По всему периметру расположены небольшие столики на 4 человека, накрытые красными скатертями. Уже расставлена золотая посуда. В центре каждого островка стоят круглые алые вазы. Свечи внутри них, освещают силуэты танцующих пар, изображённых на стеках подсвечников.

Строгий Face-control на входе проверяет каждого. Гости не только должны иметь приглашения, быть в списках, но и одежда, непременно, обязана соответствовать стилистике этого вечера.

В самом клубе, заполненном гостями, царит атмосфера Франции рубежа 19—20 веков. Изящные дамы с веерами и в масках, галантные кавалеры с сигарами. Вокруг калейдоскоп блеска, перьев, пышных юбок, вееров, шляпок, смокингов, цилиндров. В зале можно встретить мимов, в одном углу развернули бармен — шоу, на противоположной стороне очаровывающее и пугающее фаер — шоу, с потолка летят красно-чёрно-золотые конфетти. Из колонок играет весёлая, лёгкая и зажигательная музыка. Аура праздника и всепоглощающей радости захватывает и покоряет каждого вошедшего гостя. Журналистов вокруг немного. Только представители самых крупных и уважаемых изданий удостоились чести посетить это мероприятие.

Это, как в сказку попасть. Я не верила своим глазам. Всё, что мы обсуждали с Анной, было реализовано. В нормальный день Вилора бы пищала от радости, как поросёнок, при виде этого великолепия. Я представляю, как светились бы её глаза, как шарока была бы улыбка. Этот день должен был стать самым счастливым и грандиозным в её жизни. На деле же он станет самым печальным и разрушительным. В груди появилась щемящая боль. Как же порой мы бываем непредсказуемы. И события в нашей жизни порой не подчиняются никакой логике. Мимо пробежала официантка и уронила поднос, заставив меня подскочить от неожиданности. Этот гонг выдернул меня из мыслей и вернул в реальность. Времени нет стоять тут и размышлять. Нужно заканчивать последние приготовления.

Я обошла каждый сантиметр в клубе, убедившись, что всё идёт по плану, а прибывающие посетители не скучают, прошла за сцену, чтобы проверить танцовщиц. В программе вечера, помимо прочего, планировались выход девушки с питоном, эротическое фаер-шоу и выступление секретной звезды и даже салют. Необходимо было убедиться, что в общей гримёрке никто из девушек никого не съел и не спалил. Потом я пробежалась по кладовой, где были спрятаны пиротехника и прочие взрывоопасные игрушки.

Затем отправилась проверить кухню, поваров и официантов. Как и полагала, нареканий не нашлось. Всё просто идеально и чисто. Меню также было выдержано в стиле вечеринки. Повара любезно мне предоставили возможность увидеть, как будет выглядеть каждое блюдо во время подачи на столы.

Что тут только не было: жареные лягушачьи лапки на шпажках, посыпанные зеленью подавались с дольками лимона; стейк с чёрными трюфелями, винным соусом и овощным салатом; обилие сыров разных сортов; всевозможные канапе; круассаны и капкейки; несколько видов вина, только лучшее шампанское и абсент.

В холодильнике ждал огромный белый торт, состоящий из восемнадцати уровней. На каждой ступени боковины украшали сладкие портреты Вилоры, начиная с младенчества и заканчивая нынешним возрастом. Он был украшен шоколадными тонкими линиями разных цветов, сплетавшимися в замысловатые формы и узоры. Взбитыми сливками и вишней была увенчана верхушка этого произведения искусства. Лакомство выглядело не просто великолепно, а роскошно. Даже разрезать будет жалко. Его бы в музей.

После дегустации блюд, я направилась в кладовую, чтобы проверить качество и запасы продуктов и выпивки. Всё должно быть на высоте и в достаточном количестве. Гостей приглашено много. Мероприятие организовано на высшем уровне. Поэтому недопустима никакая оплошность, даже самая незначительная.

Там-то Вилора и нашла меня. Она попросила собрать весь обслуживающий персонал в подсобке. Чем заинтриговала и обескуражила меня. Особенно её вид смущал. Она влетела, как огненная стрела. Позвав всех, я встала рядом с сестрой, не понимая, что происходит.

— Ты! — девушка ткнула на блондинку, которую совсем недавно видела. — Уволена. Вон отсюда.

Среди персонала поднялся возмущённый гул.

— Она! — Вилора повысила тон, заставив всех стихнуть, — только что была обнаружена в туалете на коленях, насасывающая член моего приятеля. Насколько я знаю, при заключении с вами договора на этот вечер была оговорена тема близости с гостями. Кто-то недоволен моим решением? Я не держу. Собрались все и вон пошли! За такую сумму, которую вам заплатят, я за 10 минут найду новых сотрудников.

Все молча стояли, опустив головы. Такую работу терять никто не хотел. Сестра выхватила у меня из рук рацию и вызвала охрану. Два огромных парня в специальной форме вошли к нам в подсобку. Вилора указала им на уволенную дерзкую девчонку, не соизволившую сдвинуться с места после приказа выметаться.

— А теперь, все за работу. За любую вашу оплошность будет вычитаться процент с гонорара в счёт штрафа.

После этих слов сестра пулей вылетела из подсобки. Сказать, что я была в шоке — это ничего не сказать. Как Крис мог так с ней поступить! Я бросилась бежать за Вилорой. Нужно было срочно её успокоить. И что за день сегодня. Одни напасти. Я зашла в костюмерную:

— Дорогая, вытри слёзы. Тебе нельзя выходить к гостям с лицом, распухшим от слез. Там Крис. Покажи, что он потерял. Уничтожь его. — Я протянула сестре стакан с водой и успокоительное средство. — Выпей. Это немного поможет тебе успокоиться.

В полночь планировался выход Вилоры. Сцена, внезапно скрытая в полумраке, осветилась гирляндами. Несколько прожекторов были направлены в центр, образуя яркий круг света, в середине которого появилась девушка в потрясающем чёрном корсетном платье с пышной оборчатой юбкой, спереди короткой и сзади переходящей в длинный «хвост» до щиколоток. На лифе пурпурные кристаллы SWAROVSKI, корсет сверкает от страз, фатиновая юбка, переливается на свету, каждый ряд окантован красной лентой. На руках красуются алые шёлковые перчатки выше локтей, чёрные чулки сеткой на ногах сверху заканчиваются красными подвязками. Обута девушка в лакированные красные туфли-лодочки.

Завершают образ яркий макияж smoky eyes в бордовых тонах, помада в цвет, большая бархатная заколка-Роза слева и массивное золотое колье с большим количеством сверкающих камней. Она одарила гостей своей лучезарной улыбкой, но одними губами. Из-под веера чёрных густых ресниц смотрели глаза, полные печали.

Я смотрела на сестру. И не узнавала её. Это была не моя жизнерадостная Вилора. Как и всегда, она выглядела сногсшибательно. Но взгляд…

— Я очень рада сегодня видеть вас здесь, мои дорогие! Спасибо, что пришли разделить со мной это радостное событие, Моё восемнадцатилетние! С этой датой у меня многое было связано.… Теперь начинается новая жизнь.… И у меня для вас есть сюрприз. …Наконец, можно раскрыть главную мою тайну. … Я выхожу замуж! … Да, вы всё правильно услышали. Я специально никому не говорила, ждала сегодняшнего дня. Мы с ним давно обручены, но ждали моего совершеннолетия. Он очень успешный бизнесмен. Живёт в другой стране, на моей родине, и после свадьбы я с ним уеду. Так что сегодня у нас ещё и прощальная вечеринка.

Голоса из зала посыпались рекой:

— Что?

— Как? Когда?

— А почему скрывали?

Я не понимала, что она творит. Зачем об этом говорить именно сегодня, сейчас. Вот так. Сестра смотрела с ненавистью в одну точку. Я проследила её взгляд. Там стоял Крис и обнимался с девушкой. Я побежала вниз, чтобы изолировать этих негодяев.

— Как я уже сказала, он живёт не в Европе. Здесь бывает крайне редко и только по делам. У него нет времени устраивать Вам показательные выступления типа «Я и Моя любимая». Соответственно, это породило бы кучу слухов. Вот и весь секрет. И, предупреждая следующие расспросы, сразу скажу, что Крис был моим подставным парнем. Причём согласился он на эту роль совершенно бесплатно. Спасибо, Крис, что позволил нам тобой воспользоваться!!! — Вилора зааплодировала. — Ну же, похлопаем парню! Он старался! Просто безупречный актёр! Талантище!

Затем девушка подняла бокал с шампанским:

— За тебя, Крис!

Вилора залпом выпила напиток из фужера. Гости стояли молча и неподвижно, не понимая как реагировать на такие шокирующие новости. Криса же переполняла злость. Он весь покраснел, с ненавистью оттолкнул стоявшую рядом девушку, которую только что обнимал, и пулей вылетел из зала. Кажется, он даже сказал на ходу что-то наподобие «Вот же сука!». Я подхватила девчонку за локоть и уволокла от лишних глаз. Это была одна из подруг Вилоры. От злости я надавала ей пощёчин.

— Ты ненормальная? Неужели дружбы для тебя — пустой звук?

— Уйди. Ты ничего не понимаешь. Мне никогда не нужна была твоя жалкая сестра. Крис — вот моя цель!

Я открыла пошире дверь запасного выхода и выкинула наглую паршивку на улицу.

— Ну а сейчас, мои дорогие и любимые друзья, я освобождаю эту прекрасную сцену для дальнейшего развлекательного шоу, подготовленного моей сестрой Ритой, и спускаюсь к вам для долгожданного и, надеюсь, приятного общения. Так что, продолжаем веселиться! В такой чудесный вечер скучать — это преступление вселенского масштаба!

После выступления я нашла сестру в гримёрке, на полу. Она сидела и плакала. Я никак не могла ей помочь. Но то, что не стоит зацикливаться на этом, я понимала:

— Вилочка, сестрёнка, ты взорвала зал! Это было просто блестяще! Этот негодяй теперь уже завтра будет на первых полосах газет!!! Правда, под твоим огромным каблуком, которым ты его сегодня раздавила!!! — пригладив Вилоре волосы, продолжила речь. — Пойдём, хватит тут сидеть, нас ждут гости и родители. Ведь это твой день.

— Знаешь, мало того, что он притащился сюда, так ещё и специально встал так, чтобы я увидела его с этой девушкой! Мне так больно! — Вилора прижала руки к груди. — Тут всё разрывается…

— Чтооо!?! Да как он посмел!? Как она выглядела? Я сейчас её уберу отсюда. — Я не призналась в том, что видела их. И даже узнала девушку. Не нужно её добивать.

— Не знаю. Я не видела лица.

— Понятно. Вил, мне так жаль…

Некоторое время мы просидели с ней молча, в обнимку, на паркетном полу клубной гримёрки. Думаю, в такие моменты проявляется искренняя любовь. Вот так, без слов и громких заявлений. Просто две души соединяются вместе, чтобы быть рядом. Я всегда ощущала эту незримую связь. Не смотря на то, что мы с сестрой сильно отличались. Вилора никогда не была одна. Она, как солнышко. Люди тянулись к ней. И у каждого солнца есть своя луна. Она светит ночью, пока оно отдыхает. Они друг без друга не существуют. Я была этой луной. Находясь позади, всегда готова поддержать. Конечно, и возраст мне не позволял гулять с сестрой наравне. Но душой мы всегда были друг другу открыты. Импульсивность сестры нуждалась в правильном и рациональном использовании. Взамен же, именно сестра дарила краски моей жизни. Веру в себя, уверенность и опору.

Позже я сказала:

— Сегодня твой день. Не важно, что произошло. Сегодня забудь обо всём. Иди! Блистай и веселись!

Вилора поднялась на ноги, умылась холодной водой и села перед большим зеркалом:

— Ты права, Ритуль. Надо взять себя в руки. Сейчас только немного поправлю макияж и идём.

Решив на этот вечер забыть про всё на свете и просто веселиться, как в последний раз, мы вошли под руку в полумрак украшенного зала, заполненного гостями. Музыка грохотала так, что уши закладывало. Вокруг шум, звяканье бокалов, смех, голоса и танцы. Было очевидно, что всем пришёлся по душе наш бал-маскарад.

— Вилора! Вилора! На пару слов!

К нам бежал высокий худощавый юноша с угловатым лицом. Мы остановились. Парень сделал реверанс, приветствуя:

— Дамы, вы прелестны! — он улыбнулся. — Позвольте поцеловать ваши великолепные ручки.

С улыбкой мы протянули ему ладони.

— Я — Карл, представляю журнал «Celebrity`s». Позвольте задать вам вопрос, мисс Риз. Ваш жених, эээ, почему он не здесь?

— Ну, во-первых, на данный момент у него очень важная деловая встреча в другом городе. А во-вторых, мы так решили. Пусть до свадьбы его личность будет неизвестна. Здесь у него довольно насыщенный деловой график. Поэтому, при всём уважении к прессе, ему не нужно сопровождение в лице толпы фотографов и журналистов.

— Но вы же понимаете, что мы все за вас волнуемся и переживаем. — Парень лукаво улыбнулся. — Нам же нужно знать в чьи руки мы отдаём такую прекрасную жемчужину…

— О-о-о. Ну конечно! — мы хихикнули. — Поверьте, милый друг, в очень заботливые и хорошие руки. Такие, как я, к плохим мужчинам не попадают. У нас ещё идёт бурное обсуждение всех вопросов, связанных с подготовкой и организацией торжества, но думаю, что позже мы всё-таки устроим пресс-конференцию. После свадьбы, конечно, не раньше. Там, я и мой дорогой жених, с огромным удовольствием, ответим на все ваши вопросы. А сейчас, прошу извинить, нас заждались гости. Приятного вам вечера, Карл, отдыхайте, веселитесь.…

Глава 3

Вилора потащила меня к столику, где уже собрались ближайшие родственники. Все близкие радовались и поздравляли именинницу, кроме родителей. Актёры из них получились очень слабые. Их натянутые улыбки раздражали меня.

Позже нас переманили к себе подружки Вилоры. После пожеланий они закидали именинницу вопросами:

— Так, подруга, мы что-то не поняли?!

— Это что за новости?

— Откуда жених?

— Это шутка?

— И почему Крис так себя ведёт?

— Вы поругались?

Вилора подняла руку и сделала большой глоток из своего фужера, а потом заговорила:

— Он появился сегодня утром. Когда мы ещё не переехали сюда, мой и его дедушки нас обручили. Вот и всё. И рассказывать-то нечего.

— А Крис? А то, что ты сказала?

— А Крис — козёл. Давайте не будем о нём говорить. Он сделал мне больно.

— Застукала его с кем-то? — вырвалось у подвыпившей Анны. — Наконец-то! Я думала, что ты никогда глаза не раскроешь.

— ЧТО?! — хором спросили я, Вилора, Триша и Мила, в то время как Элена сильно ударила Анну локтём в бок. У меня земля из-под ног ушла. Это когда-нибудь кончится? Неужели, ещё не всё. И вообще, какого чёрта всё навалилось именно сегодня.

— А что? — продолжала девушка. — Вилора, ты думала, что он — паинька? Ты видела его? Он — ходячий секс!!! Да половина из нас спали с ним, если не все! Уж прости, но ты уезжаешь, а я не хочу оставаться с этой ложью на сердце. Тем более что тебе уже всё равно. Свою долю денежек ты получишь вместе с мужем. Крис уже не будет с тобой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 367