электронная
100
печатная A5
469
16+
Не сойти с ума

Бесплатный фрагмент - Не сойти с ума

Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-7082-3
электронная
от 100
печатная A5
от 469

Глава 1

Под бой курантов я выпиваю бокал шампанского с обгоревшими кусочками бумаги с желанием. Наконец, наступает новый год. И кто знает, что он мне принесет?

Через несколько часов уставшая я падаю в кровать. Придумываю настолько много планов на ближайший год, что от идей голова готова взорваться. В первый день нового года всегда кажется, что ты можешь сделать абсолютно всё. Вот и сейчас я засыпаю с мыслью о том, что этот год кардинально изменит мою жизнь. Засыпаю и думаю о том, как, наконец, построю счастливые отношения, найду прекрасных друзей и достигну своих, казалось бы, самых недостижимых целей. С мечтой в голове засыпаю.

Стремительно приближается тот день, когда Паша — мой самый лучший в мире друг — переедет к своей бабушке и будет жить недалеко от меня. Надеюсь, это обстоятельство не изменит наших с ним отношений. Кажется, я даже боюсь того, что может случиться, если наша дружба перерастёт в нечто большее. С другой стороны, я вроде бы знаю Пашу довольно хорошо. Он мой друг, и пока что я не замечала никаких шагов в другом направлении от него.

До звонка с урока остается всего 5 минут. Я еле держу себя в руках и стараюсь не подавать вида, как сильно мне хочется сбежать из кабинета. Через каких-то пять минут я, наконец, увижу Пашу, и с этого момента у меня будет возможность видеть его каждый день.

С первой секунды, как только начинает звенеть звонок с урока, я быстро сгребаю свои вещи в сумку и выбегаю из кабинета. Паша должен уже ждать меня у входа в школу, поэтому я быстрее бегу к нему. Перед самой дверью я останавливаюсь и делаю глубокий вдох, в надежде успокоиться. В голове пролетает мысль о том, что за этой дверью должен стоять мой давний друг. Как же я скучала по нему.

— Арина! — кричит Паша чуть ли не на всю улицу, заметив меня в дверном проеме.

Он делает несколько шагов в мою сторону, и я начинаю ощущать, как дрожат мои колени. И потом, стоит ему только обнять меня, как земля моментально уходит из-под ног. Он поднимает меня на руки и кружит в воздухе, а я наслаждаюсь тем, какие же у моего друга нежные объятья.

Из школы начинают выходить ребята, в числе которых и мои одноклассники. В толпе замечаю знакомое лицо. И в голову словно ударяет током: «О нет, только не он. Кирилл, только не ты».

— Пока, Арина, — подмигивает мне шатен, а я в ответ лишь делаю жест рукой, прощаясь с ним. Не хотела я, чтобы он видел меня с Пашей. Хотя, сама себе не могу объяснить, в чем проблема.

— Может, пойдем уже? — обратилась я к своему другу.

— Ты так сильно не хочешь, чтобы нас видели твои одноклассники? — усмехается он, будто бы прочитав мои мысли.

— Просто не хочу, чтобы они нас обсуждали. Мы же просто друзья, а для них ты теперь мой парень, — усмехаюсь я.

— Я в принципе не «против», — смеется он, а я не верю его словам.

— Пойдем уже, ухажер. У нас много планов было.

Господи, Боже мой, как же я рада, что Паша приехал. Он снова рядом. Я могу поговорить с ним обо всем, что только придет в мою голову. Могу петь при нем, танцевать, готовить, убираться, делать уроки, а он постоянно может быть рядом. Так, стоп! Не влюбилась ли я, случайно, в Пашу? Нет, он мой друг, и большего нам обоим не надо. В этом я уверена. К тому же, прошло всего около десяти минут с начала нашей встречи. Так быстро это произойти не могло.

— Рин, поможешь достать вещи из коробок? Одному скучно просто, — вдруг вернул меня Паша из мыслей в реальность.

— Только если не долго, мне еще уроки делать вечером, — попыталась я опомниться.

— Я могу помочь с уроками. Если ты, конечно, захочешь.

— Я подумаю, спасибо.

Глава 2

Как же приятно, когда Паша находится рядом. Уже на протяжении месяца я вижу своего друга каждый день. Мы много разговариваем. Я, наконец-то, могу рассказывать ему всё, что гложет меня. У нас появляются свои коронные фразы и традиции. И я постепенно начинаю привыкать к постоянному присутствию Паши в моей жизни.

Иногда же мне начинает казаться, что я могла бы посмотреть на него, не как на друга. Потом я вспоминаю, сколько всего было между нами. Вспоминаю наши посиделки, ссоры из-за всяких пустяков. Вспоминаю всё это, и мысль об отношениях с Пашей сразу исчезает.

С Кириллом у меня всё очень трудно. Хотя, кому сейчас легко? Мы часто ссоримся, даже слишком часто для просто друзей. Но, несмотря на все эти ссоры, он всегда находит какие-то слова, которые обязательно вызовут у меня улыбку или смех. И я благодарна ему за это.

Благодаря моему общению с Кириллом, Аня начала так косо на меня смотреть, что мне даже бывает страшно. Глядя на её реакцию на наши разговоры, мне начинает казаться, что он ей нравится. Тогда почему она смотрит так косо именно на меня? Неужели, она думает, что ему нравлюсь я? Может, она об этом знает?

«Да нет, не может такого быть», — каждый раз говорю я себе. Я уверена, что не нравлюсь ему. Мы уже несколько месяцев так дружно общаемся, а я ни разу не замечала ничего странного за ним. Может, в таком случае, стоит попробовать быть внимательнее? Думаю, можно попробовать. В противном случае, просто пойму, что Аня зря так косится на меня.

Все мои размышления прервало неожиданное смс от Паши, сбившее меня с толку. В голове одновременно появилось слишком много мыслей, а перед глазами застыл текст этого сообщения: «Рин, доброе утро. У меня к тебе важное дело. Встретимся после уроков? Кажется, я влюбился».

Голова начинала кружиться от всех тех мыслей, что сейчас в моей голове сплетались в один большой комок. В один момент я просто сказала себе «Стоп» и закрыла глаза. Надеюсь, Паша говорил не обо мне. Хотя, какая разница. Своими мыслями я себя только накручиваю. Правду он скажет мне только после уроков. Может, он вообще имел в виду кого-то, кого я не знаю? Нужно на время отмести все эти мысли подальше и собраться в школу. Учебу никто не отменит из-за того, что я запуталась в своих же мыслях.

Со звонком с последнего урока я в очередной раз быстро сгребла свои вещи в сумку и вышла из кабинета, как всегда, в числе первых. Из окна в коридоре видно Пашу, что стоит возле входа в школу на улице и переминается с ноги на ногу.

— Рин, это очень важно, — начал мой друг, как только я вышла из школы и подошла к нему, — у тебя есть время пойти ко мне сегодня?

— Так, подожди. Во-первых, не к тебе, а к твоей бабушке, — говорила я размеренно, пытаясь успокоить и себя, и парня, — во-вторых, я пойду, если ты поможешь мне с уроками. Там не так уж и много, но вечером мне ещё делать проект, из-за которого на домашнее задание времени не останется.

— Ты знаешь, что ты маленькая манипуляторша? — усмехнулся Паша, — но, хорошо, я всё сделаю. Абсолютно всё, что ты попросишь, только пошли скорее. У нас остается мало времени.

Мимолетно в голове пронеслась мысль о том, что Паша ведет себя как-то странно. Обычно он хотя бы что-то объясняет, а тут — ничего. Только торопит и, что еще более странно, соглашается на любые мои условия. Меня это немного напрягает, но выхода у меня нет. Отказать в помощи другу я не могу. Посмотрим, во что всё это выльется.

Сегодня дорога от школы до дома бабушки Паши показалась мне слишком длинной. Обычно мы доходили за пятнадцать минут, а сегодня это заняло в три раза больше времени. Зато, как только мы зашли в дом, Паша сразу предложил мне горячий чай. Видимо, по мне слишком сильно заметно, как я замерзла по дороге. Как раз за чашкой чая мой друг, наконец, начал рассказывать.

— В общем, начну с начала, — произнес он, а я улыбнулась моей любимой его фразе, — я познакомился с одной милой девушкой, когда переехал сюда. Мы много общались, и я как-то незаметно привязался к ней.

— Что это за девушка? Я ее знаю? — начала я допрос.

— Подожди ты, я всё объясню по порядку, — попытался он успокоить меня, — у нас с ней сегодня свидание. Я хотел приготовить что-то очень милое и особенное, и после прогулки пригласить её сюда. Поможешь мне?

— Ты же понимаешь, что я не кулинар? — искренне усмехнулась я, — но, так уж и быть, я постараюсь. Ты пока иди и решай моё домашнее задание, а я начну. Услуга за услугу, так сказать. Продукты в холодильнике?

— Да, всё там, — он указал рукой на холодильник, — бери всё, что понадобится. Я полностью тебе доверяю. А я пока в соседней комнате, если что — зови.

Оставив меня с холодильником «один на один», Паша ушел в свою комнату. Раз уж он попросил меня, значит, эта девушка реально важна для него, поэтому я должна приготовить что-то шикарное…, о, шоколадка.

— Рин, — послышался из коридора голос Паши, — пахнет очень вкусно. Могу смело сказать, что ты что-то сделала с шоколадом. В этом я точно уверен. Что ты приготовила?

— Смотри, — улыбнулась я, — с шоколадом ты угадал. Я сделала клубнику в топлёном шоколаде…

Разводя руками из стороны в сторону, я рассказывала Паше о том, что успела приготовить для него и его спутницы за прошедшие часы. Стол было полон всякими вкусностями, от которых не смогла бы отказаться любая девушка, если только она не на строгой диете.

— И на это всё у тебя ушло всего два часа? — с полным недоумением в глазах спросил меня Паша.

— Вообще-то, за 2 с половиной, — вновь улыбнулась я.

В следующее мгновение я уже была в объятиях Паши. Он вновь кружил меня на руках и шептал на ушко «спасибо». Потом, наконец, вернув меня на место, он вновь оглядел весь стол, заваленный едой, и обратился ко мне:

— Спасибо, Рин, ты самая лучшая подруга во всем мире. Спасибо тебе огромное. Кстати, звонила твоя мама, у тебя, видимо, режим «без звука» на телефоне. Она сказала, что у вас свет отключили и тебе теперь не сделать твой проект.

— И что мне теперь делать? Я думала, что буду до утра сидеть с этим тупым проектом, который мне сдавать уже завтра, — начинала я паниковать.

— Если хочешь, можешь остаться у меня. Компьютер есть в моей комнате. Думаю, мы с моей новой знакомой не настолько сблизимся, что пойдем в мою комнату.

— Я же говорю, что планировала сидеть над проектом до утра. Разве мама меня отпустит к тебе?

— Отпустит, не волнуйся, — улыбнулся парень так, будто уже решил эту проблему, — она же меня знает. Если что, я сам переночую на диване в гостиной, а ты у меня в комнате.

— Я позвоню маме. Если она не будет против, то я останусь доделать проект. И когда все будет готово, уеду домой на такси, — ответила я, опустив взгляд.

— Ты будто боишься оставаться у меня на ночь, — усмехнулся Паша, — не волнуйся, с твоей мамой я уже договорился. Пообещал ей вести себя хорошо и проследить за тобой. И вообще, мы же с тобой давно дружим. Приставать к тебе я не собираюсь. В любом случае, если захочешь, я сразу вызову тебе такси.

— Ладно, я посижу в твоей комнате, буду тихо делать проект и постараюсь вам не мешать. Спасибо, — прервав мою благодарственную речь, Паша обнял меня.

Благодаря этим объятиям я поняла, что всё будет хорошо и это вечер не обречен на провал. Мысли в моей голове стали постепенно распутываться из одного большого клубка и вставать на свои места. И всё же остаться у Паши было для меня трудным решением.

Дом погружен в тишину, и лишь иногда в комнате Паши разносится стук моих пальцев по клавиатуре. Сам он сидит на кухне, и я вроде не слышала, чтобы кто-то уходил или приходил. Может, его спутница опаздывает? Хотя они ведь собирались прогуляться. Неужели она забыла о свидании? Так, зачем я опять гадаю? Лучше просто спросить у него, в чем дело. Нужно только найти телефон.

Проходит буквально несколько секунд, и я слышу в соседней комнате, что на телефон Паши пришло сообщение. Если это не от его спутницы, то текст должен быть следующим:

«Паш, ты там один? Можно я выползу к тебе? Очень кушать хочется».

Ожидание ответа томило. Казалось, секунды переходили в минуты, а потом и на мой телефон пришло ответное сообщение: «Почему ты спрашиваешь, можно ли тебе выйти из комнаты? Ты тут сегодня живешь. Спокойно выходи. Она не вышла еще даже. Хотя, думаю, уже и не пойдет никуда. Я жду слишком долго для первого свидания, как мне кажется. Она должна была выйти 34 минуты назад. Иди сюда, поедим вместе».

Улыбка на моем лице выдавала все мои эмоции. Не знаю, почему, но я была рада, что свидание Паши и этой девушки не случилось. Наверное, мне должно быть стыдно за такие мысли, но нет. Я просто не хочу делить своего друга с кем-то, кто позволяет себе так сильно опаздывать на встречу с ним.

— Она объяснила причину своего опоздания? — спросила я, появившись на кухне.

— Нет. Мы вроде договорились, она даже время и место встречи уточняла. А сейчас она просто ответила мне «я занята» и вышла из сети. Блин, я так хотел встретиться с ней, так готовился, — улыбнулся он мне, как бы говоря улыбкой «спасибо, что не оставила меня тут одного».

— Готовился не ты, — усмехнулась я, — но не пропадать же этой еде?! Давай всё съедим?

Мы переглянулись, улыбнулись друг другу и начали уплетать всю еду, которая была на столе. С одной стороны, конечно, было жаль, что эта девушка не пришла. Паша сильно грустил, видимо, эта девушка ему очень понравилась. С другой же стороны, я рада. В этой ситуации все сладости и вкусности, которые я так старательно готовила, достанутся нам.

— Да ты молодец! Очень вкусно, Рин, спасибо, — улыбался Паша.

— За что?

— Как это? Ты не ушла сегодня домой, а осталась со мной. И теперь, когда она не пришла, я не один переживаю это поражение. Спасибо, Рин.

— Кажется, ты расчувствовался, Паш, но всё равно не за что. Мы ведь друзья. Я не могла бросить тебя одного, — забыв о том, как сложно мне было согласиться остаться, говорила я.

Неожиданно, Паша поменялся в лице. Он поднялся со своего места, подошел ко мне и встал прямо передо мной. Молча взяв меня за руку, он несколько секунд смотрел в мои глаза, а потом как-то странно улыбнулся и заговорил.

— Для меня ты — самая лучшая подруга. Я уверен, что рядом со мной никогда не будет никого лучше тебя, просто потому что лучше быть не может, — стоя вплотную рядом со мной, говорил Паша.

«Этого не может быть. Неужели, он собирается поцеловать меня?», — спешно проносились мысли в моей голове, которым я не могла найти объяснения. Я настолько увлеклась поисками ответа на свой же вопрос в глазах парня, что не заметила, как он захватил меня в свои объятия. Да, это было просто объятие и ничего больше. А я в очередной раз накрутила себя, хотя для этого не было ни малейшего повода.

— Как там твой проект? Успехи есть? — спросил Паша, поставив меня обратно на пол.

— Успехи есть, но очень маленькие. Мне его не сделать. У меня уже сил нет, — устало проговорила я.

— Спокойно, я помогу. Ты ради меня сегодня полдня мучилась. Теперь моя очередь.

— Но ты ведь и так уже сделал за меня всё домашнее задание.

— И что?! Теперь помогу с проектом. Мне не трудно, правда, — улыбнулся Паша.

— Спасибо, — обняла я его, растаяв от его милой улыбки.

На дворе давно наступила ночь. Я лежу в постели Паши, завернувшись в его теплое одеяло, и медленно засыпаю. Он всё еще сидит за рабочим столом, уткнувшись в компьютер, и делает за меня проект.

— Рин, я всё сделал, — шепотом произнес Паша, обернувшись в мою сторону, — ты спишь уже?

Только заметив, как он поворачивается в мою сторону, я моментально закрыла глаза. На сегодня мне хватит странных мыслей, которые вызывают у меня поступки этого парня. Сейчас хочется просто уснуть, а все разговоры оставить на завтра.

— Ладно, спи тогда, — вновь прошептал Паша, — спокойной ночи тебе.

Буквально через секунду послышались шаги, а потом я почувствовала, как он посильнее накрыл меня одеялом. Затем шаги стали отдаляться, и я услышала, как закрылась дверь в комнату, в которой осталась я. В следующую минуту я уже слышала, как в соседней комнате что-то упало, а потом шепотом ругался Паша. Затем еще один удар, парень взвыл, а потом тишина. Она так успокаивает.

«Спокойной ночи, Паша», — пронеслось в моей голове. Через некоторое время я заснула.

Глава 3

Сквозь большую щель между темными шторами на окне в комнату просачивались лучики солнца. Я уже давно проснулась и сейчас просто наслаждалась спокойствием, завернувшись в такое теплое одеяло своего друга. Так не хотелось вставать и идти собираться на учебу.

За дверью неожиданно стало слышно приближающиеся шаги. В мою голову же не пришло ничего более умного, чем притвориться, будто я всё еще сплю. И стоило мне только закрыть глаза, как заскрипела открывающаяся дверь в комнату, а потом к кровати стали приближаться крадущиеся шаги. Чья-то рука заботливо убрала прядь волос от моего лица, а затем очень близко ко мне послышался шепот:

— Рин, просыпайся. Тебе нужно позавтракать и собираться в школу.

— Паша? — наигранно сонным голосом спросила я, — доброе утро. Сколько времени?

— До твоей учебы ещё два часа. Завтрак уже ждет тебя на столе на кухне. Так что вылезай из моей постели, умывайся и иди кушать, — мой друг мило потрепал меня за щечки и вышел из комнаты.

Я позволила себе ещё несколько минут проваляться в удобной постели своего лучшего друга. И, нет, это не должно быть странно. Мне просто было настолько тепло и уютно, что хотелось пролежать здесь весь день, но нужно было вставать, умываться и идти завтракать.

— Надо доесть то, что ты вчера так любезно приготовила, — улыбнулся мне Паша, когда я только вошла на кухню, — не пропадать же добру?

— Так уж и быть, — попыталась я изобразить грусть на своем лице, но не смогла сдержать улыбку, — мне так неудобно, что я заняла твою кровать. Ты вообще спал?

— Конечно, я спал: в гостиной на диване. Бабушка со вчерашнего дня была у себя. Она, скорее всего, даже не в курсе, что ты тут, — усмехнулся Паша, — не волнуйся, я даже выспался. И вообще, я очень рад, что ты осталась.

Следующие несколько минут мы молчали. Со стола стремительно исчезала моя вчерашняя «стряпня». Лишь изредка мы бросали друг на друга неоднозначные взгляды, когда тянулись одновременно к одной и той же тарелке.

— Могу я оставить у тебя некоторые учебники? — спросила я, когда уже собиралась уходить из кухни, — просто у меня сегодня нет тех уроков, что были вчера. И, как ты можешь помнить, я вчера домой после учебы не заходила.

— Ты еще спрашиваешь? Конечно, оставляй, — улыбнулся мой друг, — после уроков будет повод вернуться: заберешь учебники и доешь то, что останется после моего завтрака.

Когда я вернулась в комнату Паши, до моего выхода в школу оставалось десять минут. Нужно было лишь переодеться в ту одежду, в которой я вчера к нему пришла, и можно будет выходить.

Странно, но Паша ни разу не вспомнил о той девушке, с которой должен был вчера встретиться. У него вроде бы достаточно хорошее настроение: он улыбается, смеется и веселит меня с утра. Надеюсь, это хороший знак.

Я сижу на своем месте в классе, смотрю на часы и считаю секунды до окончания последнего урока. И как только звенит звонок, я хватаю все свои вещи и стараюсь как можно быстрее выбежать из кабинета. Так не хочется задерживаться ни на секунду. В мечтах я уже бегу в сторону дома бабушки Паши. Кажется, благодаря своему лучшему другу я начинаю радоваться жизни.

— Арина, подожди, — послышался позади знакомый голос, — куда ты так торопишься? Я хотел поговорить с тобой.

Сделав глубокий вдох, я медленно развернулась в сторону обладателя того знакомого голоса. Передо мной сейчас стоял мой одноклассник и своим видом показывал, что этот разговор надолго. А я так хотела уйти…

— Я опаздываю…, к Паше, — ответила я, хотя изначально даже не собиралась упоминать имя своего лучшего друга в диалоге.

— Вы с ним вместе? — спросил меня Кирилл.

— Нет, — искренне удивилась я такому вопросу, — мы друзья, но у нас запланирована встреча, на которую я опаздываю. Прости, мне, правда, нужно бежать. Спишемся вечером? — на бегу спросила я его.

— Хорошо.

«Теперь вечером мне нужно будет с ним поговорить», — пронеслось в моей голове недовольным тоном. Времени задаться вопросом «Почему я так этому не рада?» у меня не было. Поэтому я решила, что попробую найти ответ на этот вопрос позже. Сейчас я слишком сильно хотела встретиться с другом.

Быстрыми шагами я добежала к парку, через который мы с Пашей в последнее время часто ходим. Тут есть очень уютная и милая скамейка, на которой мы много раз сидели и разговаривали по душам. Сейчас мне почему-то снова очень захотелось остановиться здесь. Захотелось сесть и вспомнить моменты с Пашей, которые связаны с этим местом. Может, я медленно начинаю понимать, что мне нравится Паша? Да нет, быть такого не может. Мне же никто не нравится.

Спустя несколько минут все же решаю подняться со скамейки и пойти дальше, а потом как-то незаметно быстро оказываюсь прямо перед домом Паши. Не успела я постучаться, как дверь распахнулась и ко мне навстречу вышла бабушка моего друга. Мы поздоровались, по обыкновению обнялись, и она ушла по своим делам, перед этим сказав мне, что Паша ждет меня на кухне.

— Есть будешь? — с порога спросил меня парень, стоило мне войти в дом.

— Я всегда голодная после учебы. Ты еще спрашиваешь? — усмехнулась я.

Сейчас мой друг выглядел слишком странно. Он вообще не смотрел на меня, хотя обычно всегда смотрит прямо в глаза. Ведёт он себя осторожно, будто ему предстоит что-то очень важное и серьёзное. Что-то не так.

— Ты какой-то странный, Паш, — произнесла я, — что не так?

— Настолько заметно, да? — взяв меня за руку, спросил парень, — значит, нам стоит поговорить.

Так, не расцепляя рук, мы ушли в комнату Паши. Он усадил меня на кровать, сам сел напротив меня и замолчал. Взгляд его всё также был направлен в пол или куда-нибудь, лишь бы не на меня.

— Я, правда, не знаю, с чего начать, — произнес, наконец, он.

— Как всегда: начни с начала, — с улыбкой ответила, искренне не представляя, что меня ждет.

Увидев мой вполне оптимистичный настрой, Паша тоже слегка улыбнулся. Однако, глаза его выдавали эмоции совершенно противоположные. Я смотрела на него и пыталась понять, что с ним происходит, но у меня ничего не получалось — парень всё время отводил от меня взгляд, что значительно усложняло задачу.

— Мы знакомы очень давно, благодаря чему отлично знаем друг друга, — начал мой друг, а я всё еще не понимала, к чему он клонит, — поэтому я не совсем понимаю, почему ты до сих пор этого не заметила.

— Что я не заметила, Паш?

И вновь он делает глубокий вдох. Мою руку он всё ещё не отпускает, будто она вселяет в него уверенность и помогает собраться с мыслями. Мы молчим пару секунд, а потом он шепчет: «Ты». Поймав на себе мой непонимающий взгляд, Паша улыбается. Такое ощущение, будто он предугадывает мою реакцию на его слова.

— Не было никакой девушки вчера, — произнес он, — я просто хотел провести с тобой время. Потому что…, ты….

Он резко замолчал. Я взяла его за плечи и постаралась заглянуть в его глаза, которые говорили мне, что он еле держит себя в руках.

— Почему ты не договариваешь? — спросила я, глядя на него.

— Знаешь, не так уж и легко говорить своей лучшей подруге о том, что она тебе нравится, — на одном дыхании проговорил Паша, — ты нравишься мне, Рин.

На следующие несколько минут в комнате повисла тишина. Ни я, ни Паша не решались произнести ни слова. Мы оба приходили в себя после сказанного и услышанного. Я сидела на кровати, повернувшись к своему другу всем телом, и не могла отвести своего шокированного взгляда. Сам парень лишь смотрел в пол.

— Прости, что сказал тебе об этом, — произнес, наконец, Паша, так и не поднимая взгляда, — я, правда, не хочу, чтобы в нашей дружбе что-то менялось. Я искренне дорожу тем, что есть между нами, и не хочу это рушить. Наша дружба, наши воспоминания — это всё очень важно для меня.

— Нет, не извиняйся ни в коем случае, — начала я, — ведь это я виновата в том, что не заметила твоих чувств раньше. Быть может, я просто не хотела их замечать.

— Успокойся, — взял он меня за руку, — мы по-прежнему останемся друзьями, ничего не изменится. Я просто хотел, чтобы ты знала о моих чувствах. Не волнуйся, я не претендую на роль твоего парня.

— Ты уверен, что всё в порядке?

— Да, Рин, — Паша знал, что, стоит ему обратиться ко мне именно так, как я сразу успокоюсь, — пойдем пить чай?

Держа меня за руки, он мило улыбнулся, будто в последние несколько минут ничего не происходило. Потом, поднявшись с кровати, он жестом пригласил меня пойти с ним на кухню. Взгляд его вновь стал спокойным и не показывал больше тех эмоций, как прежде. Он снова стал собой, будто этого разговора и не было.

Сейчас мы с Пашей на кухне, на столе перед нами чашки с ароматным чаем, но мы оба его не пьем. Мы просто сидим, уставив свои взгляды в одну точку, и молчим. На этот раз тишина расслабляет. И нам так спокойно, что хочется продолжать молчать.

В один момент я вздрагиваю от того, что Паша неожиданно берет свою чашку в руки и отпивает глоток чая. Я следую его примеру и делаю точно также. Оказывается, чай такой вкусный. С ним становится еще спокойнее и уютнее. Когда чай заканчивается, я предлагаю помыть посуду. Паша лишь кивает головой в знак согласия.

— Паш, — чуть громче, чем обычно, говорю я, — принеси, пожалуйста, остальную посуду со стола.

Вновь наступает тишина, не считая шума воды в кране. Парень встает, берёт что-то со стола и идёт в мою сторону. Без задней мысли я поворачиваюсь к нему лицом, чтобы взять то, что он принёс. И в этот момент он оказывается слишком близко ко мне. Мы буквально касаемся друг друга своими носами, а его глаза смотрят прямо мне в душу, прожигая её взглядом. Он ставит посуду в раковину и упирается руками в стол позади меня, приближаясь еще сильнее.

— Тебе точно не нужна моя помощь? — спрашивает он, почти касаясь моих губ.

— Думаю, я справлю…, — хотела было ответить я.

Договорить мою фразу мне не позволили. Его губы сладко прижались к моим и начали нежно целовать меня. Он был слишком близко, сопротивление было бы бесполезно. В моей голове даже не успела пронестись мысль о возможности этого поцелуя. Он не дал мне подумать, а просто сделал всё за меня. От каждого прикосновения его губ мои мысли всё сильнее запутывались. Казалось, земля вот-вот уйдет из-под моих ног.

В один момент, он вдруг резко отстранился от меня, а потом отошел назад на пару шагов и отвернулся в противоположную сторону. Так же, как после его признания, я никак не могла прийти в себя. Хотя нет, не так же. Совсем не так.

— Зачем я это сделал?! — неожиданно начал Паша, с каждым словом всё сильнее повышая голос, — я же не хотел ничего менять в наших отношениях. Это ты виновата!

— В чем я виновата, Паш? — еле сдерживая слёзы, спросила я, — Почему я виновата в том, что ты поцеловал меня?

— Потому что я не хотел этого. Я хотел оставить нашу дружбу. Не хотел ничего менять, — еще больше повышал голос Паша.

Он «закипал». Переходя на крик, он уже был не в силах сдерживать свои эмоции. Я видела, как он краснел от переполняющих его эмоций. Видела, как сильно он нервничал.

— И разве я виновата в том, что ты не смог сдержать себя в руках?! — захлебываясь слезами, говорила я, — не думаю, что держать свои чувства в себе, это хорошая идея. Рано или поздно они все равно выходят наружу.

Стоило мне произнести последние свои слова, как Паша резко изменился в лице. В тот момент он будто сошел с ума. Быстрыми шагами он подбежал ко мне и, не жалея сил, ударил меня по щеке.

Следующие секунды я стояла в полном ступоре и не могла пошевелиться, да и Паша тоже. Я видела в его глазах боль и отчаяние, но иную боль чувствовала я.

Это была боль не от удара по щеке, хоть он и был сильным. Боль от того, что он считал меня виноватой в его действиях, разрывала меня изнутри. Хотелось кричать и молчать одновременно. Слишком больно мне было.

Я не сдерживала слез, которые сейчас стекали по моим щекам одним сплошным потоком. Мне было больно и обидно. «Он ударил меня», — единственная мысль, которая снова и снова проносилась в моей голове, словно эхо, и с каждым разом всё сильнее ранила душу.

Молча выбежав из кухни, я схватила свою сумку и пакет с учебниками и побежала из дома. Я слышала, как кричал позади Паша, пытаясь остановить меня, но я бежала, не останавливаясь.

Сидя в своей комнате, я всё никак не могла прийти в себя. Мысли путались. Обида, грусть и боль переполняли меня. Я не могла перестать думать о Паше и его поступке. «Что на него нашло? Почему он так поступил?», — мучила я сама себя вопросами, на которые никак не могла найти ответов.

Некоторое время я просто сидела на краю своей кровати и смотрела в одну точку, не в силах оторвать взгляда. Потом неожиданно мой телефон оповестил меня о новом сообщении. «Кто еще?», — моментально пронеслось в моей голове.

Кирилл: «Ты обещала, что мы поговорим вечером. Всё в силе?»

Я даже и не думала, что он вспомнит обо мне вечером. Да и сама забыла обо всем после этих событий. Настроения разговаривать категорически не доставало, но просто проигнорировать сообщение одноклассника я не смогла.

Арина: «Прости, но я сейчас плохой собеседник. Совершенно не то настроение»

Кирилл: «Что случилось? Может, я помогу поднять настроение?»

Ответы на мои сообщения приходили моментально, что всегда вызывало у меня только положительные эмоции и уважение к собеседнику. Но сейчас ситуация была совершенно другая. Мне нужно было время, чтобы придумать ответ, потому что в голове всё место занимал не разговор с одноклассником, а поступок лучшего друга.

Арина: «Не забивай голову моими проблемами. Поверь мне, ты никак не поможешь».

Кирилл: «Зря ты так, но в таком случае, я сразу к делу. Скоро в школе праздник, на который обязательно приходить только его участникам. Однако, „группа поддержки“ не запрещена. Не могла бы ты прийти и поддержать меня?»

«Он это серьезно?», — пронеслось в моей голове. На секунду я даже улыбнулась, но потом в памяти всплыл поступок Паши, и улыбка сбежала с моего лица. Время поджимало, нужно было ответить Кириллу, а потом пойти в ванну расслабиться.

Арина: «Я, конечно, постараюсь, но ничего не обещаю»

Кирилл: «Буду рад видеть тебя. Больше не отвлекаю»

Еще один странный человек в моем окружении. И Паша, и Кирилл ведут себя довольно странно. Вот зачем я ему на празднике? Ответ на все вопросы в моей голове сейчас был один — надо идти спать. Чем быстрее я усну, тем быстрее перестану думать о предстоящем празднике и поступке Паши.

Глава 4

За окном моей спальни разгоралось солнце, что так усердно пыталось просочиться в комнату сквозь тёмные шторы. Начинался очень интересный день, под конец которого меня ждала встреча с Кириллом.

Настроение с самого утра намекало мне о том, что день предвещает что-то интересное. Обычные сборы в школу прошли гораздо быстрее, завтрак я захватила с собой, рассчитывая съесть его по дороге в школу или уже на месте. Попрощавшись с родителями, с хорошим настроем я вышла из дома и пошла в нужную сторону.

В голове крутилось множество мыслей, среди которых сильно выделялась одна: с Пашей у нас почему-то никак не получается поговорить. Нас всегда кто-нибудь или что-нибудь отвлекает. Прошло уже больше недели, а мы до сих пор не обсудили то, что произошло тогда у него дома. Тот поцелуй и та пощёчина никак не выходят из моей головы. Всё это было очень странно, даже слишком.

Зато с Кириллом за это время мы многое обсудили. Я искренне радуюсь каждому нашему разговору, больше не стараюсь подбирать слова. Я честная и настоящая с ним, и мне нравится это. Иногда начинает казаться, что он мне нравится, и это ощущение совершенно не похоже на то, что раньше было с Пашей. Этим чувствам я радуюсь.

Как-то незаметно проходит время дороги до школы, а потом также стремительно мимо проносятся первые уроки. Сегодня я, как ни странно, настроена на учебу. Но это совершенно не значит, что перемены я провожу, зарывшись в учебники.

Сейчас, например, я гуляю по коридорам школы в компании Кирилла. Мы много разговариваем, что не может меня не радовать. Рядом с ним я отвлекаюсь ото всех посторонних мыслей и, сконцентрировавшись на разговоре, не замечаю никого вокруг. Для меня становится важным лишь мой собеседник и то, о чём мы с ним говорим.

— А знаешь, что сейчас в моей голове? — неожиданно сменил тему Кирилл.

— И что же? — удивленно спросила я.

— Я хочу шоколадку.

После этих слов парня улыбка на моем лице смешалась с непонимающим взглядом. Пару секунд я просто молчала, строя нелепое выражение лица. Потом же в мою голову пришла гениальная, как мне тогда казалось, идея, и я сразу решила ей поделиться.

— Могу принести из своих запасов, если хочешь.

— Буду рад, — мило улыбнулся Кирилл. Иногда он бывает очень странным, но именно это мне в нем и нравится.

До выхода из дома обратно в школу оставались считанные минуты. Я сидела за своим рабочим столом перед монитором компьютера и пыталась придумать, что можно написать Кириллу именно сейчас. Хотелось найти в голове что-то не банальное. На секунду я закрыла глаза, постаралась вспомнить все наши сегодняшние разговоры, а потом быстро напечатала свое сообщение и сразу же отправила его.

Арина: «Шоколад в сумке».

Мое сообщение, как и всегда, сразу было прочитано. Потом собеседник стал набирать ответ, и буквально через несколько секунд компьютер оповестил меня о том, что мне пришло новое сообщение.

Кирилл: «Это хорошо, потому что я голоден. Знаешь, я бы не отказался от обнимашек…».

На моем лице вновь появилась улыбка, в который раз за этот день. И мне так нравится, что все эти положительные эмоции у меня вызывает именно этот человек. Мне так спокойно в общении с ним, как, наверное, не было еще ни с кем. Я не подбираю подходящие слова, не думаю, о чём поговорить. Разговор идет сам, своим ходом, будто от нас с Кириллом это и не зависит.

Арина: «Могу предоставить себя в качестве человека, любящего объятия».

Кирилл: «Буду благодарен».

Арина: «Шоколад нести?».

Кирилл: «Лучше себя принеси».

Думаю, не стоит говорить о том, что улыбка с моего лица до сих пор не сходит? Жаль, что время уже поджимает, и мне нужно выходить, чтобы не опоздать. С другой же стороны, приближается момент очередной встречи с Кириллом, а это не может меня не радовать.

С порога школы меня встретили одноклассники, встречи с которыми я не очень-то и хотела. Однако, спустя буквально пару минут общения с ними, к нам подошел Кирилл и, видимо прочитав по моим глазам мои мысли, позвал меня «на пару слов». И как ему удается так легко «читать» меня?

— Спасибо, что пришла, — с улыбкой произнёс он.

— Ты же меня пригласил. Как я могла не прийти, — в ответ улыбнулась я и взглядом поблагодарила Кирилла за то, что он вытащил меня из разговора с одноклассниками.

— Всё равно спасибо, что пришла, Арина, — он провожает меня в зал, желает приятного вечера, а потом уходит по своим делам.

До конца праздника я сижу в зале на том месте, куда меня посадил Кирилл, и наблюдаю за происходящим на сцене. Изредка встречаюсь взглядом с ним. В такие моменты, кажется, я даже слышу, как позади меня у Ани от злости лопаются нервные клетки. После окончания мероприятия, я тихо спустилась на первый этаж и уже собиралась уходить, как сзади меня послышался знакомый голос.

— Арина, подожди.

— Вот твой шоколад, — с улыбкой произношу я, протягивая Кириллу плитку шоколада.

— Это же твой любимый? — спрашивает он, а я искренне удивляюсь тому, как он быстро запоминает то, что я люблю.

— Я же говорила, что принесу из своих запасов.

— Лучше оставь его себе, не хочу лишать тебя твоего любимого шоколада.

— Я обещала принести его тебе, — улыбаюсь я.

— Ты обещала принести не только шоколад, а еще и себя, — произносит Кирилл и делает шаг навстречу мне.

— Я помню.

Мы стоим друг напротив друга и оба прекрасно понимаем, что должно последовать после этого разговора. По глазам парня я вижу, что он хочет, чтобы я сама обняла его. Улыбка на моем лице становится ещё более искренней. Я делаю несколько шагов вперёд и, остановившись прямо рядом с ним, обнимаю его.

Его руки касаются моей спины, а потом медленно спускаются на талию. Он дышит мне в шею, а по всему моему телу бегут мурашки. И опять голова кружится от этих чувств, будто земля вот-вот уйдет из-под ног. Это, правда, происходит? Кирилл меня обнимает?

Проходит буквально десять секунд наших объятий, и я понимаю, что мне мало. Кажется, мне всегда будет мало. Мысли путаются, я искренне не хочу, чтобы это заканчивалось, но Кирилл ослабляет объятия, намекая на то, что нам пора расходиться.

— Это именно то, чего мне так не хватало, — первое, что произносит парень, — ты пешком домой?

— Нет, меня мама ждет на улице, — с грустью отвечаю я.

— Жаль. Тогда до встречи, — он мило улыбнулся мне, и мы разошлись.

На улице меня уже ждала мама. Обнявшись, мы пошли в сторону дома. И всю дорогу она пыталась узнать, почему я так радостно улыбаюсь, но я ничего не говорила. Мне хотелось самой насладиться этими ощущениями, хотелось сохранить их как можно дольше. Мне так нравилось то, как я чувствовала себя после объятий с Кириллом.

Дома я сразу же завалилась в кровать. До сих пор с моего лица никак не могла уйти улыбка. И мне нравилось это состояние. Хотелось повторения всех событий, и быть может, продолжения всего этого. К мысли о том, что мне нравится Кирилл, я уже привыкла. Сейчас она уже не кажется мне такой необоснованной. Всё это вполне реально.

Из мыслей в реальность меня вернул неожиданный стук в окно. Дальше я слышала, как мама бежала к двери, а потом с кем-то здоровалась. Следующий стук был уже в дверь моей комнаты. На секунду я даже задумалась о том, кто это мог быть, ведь сегодня вечером я никого не ждала.

— Рин, к тебе можно? — послышался за дверью знакомый голос.

Глава 5

Не успела я произнести и слова, как дверь в мою комнату медленно открылась, и в дверном проеме показалось личико Паши. И, несмотря на то, что улыбка с его лица, казалось, и не собиралась уходить, глаза всё же выдавали истинные эмоции молодого человека. Что-то явно было не так.

— Да, Паш, конечно, проходи, — протараторила я, — ты что-то хотел?

— Я хотел поговорить…, — начал парень, приближаясь к моей кровати, — хотел объясниться. Нам просто необходимо поговорить прямо сейчас.

— Не надо, Паш. Правда, всё нормально, — почему-то начала отнекиваться я, хотя несколько часов назад и сама хотела всё обсудить.

— Нет, Рин, послушай меня, пожалуйста. Я должен тебе кое-что рассказать.

Сейчас Паша стоял ровно напротив меня и, видимо, ждал, когда я приглашу его присесть рядом со мной. Как только я жестом пригласила его поближе к себе, он сразу будто немного успокоился и присел рядом со мной. Теперь мы оба молчали. Я не знала, что вообще можно сейчас говорить. Парень же, скорее всего, просто пытался подобрать слова у себя в голове.

— На самом деле, я не знаю, с чего начать, — произнес, наконец, молодой человек, — на этот раз всё гораздо серьезнее, чем в прошлый раз, когда я признавался тебе в своих чувствах.

— Не надо вспоминать об этом. Всё нормально. Просто считай, что мы обсудили те происшествия, — с легкой улыбкой на лице проговорила я, пытаясь успокоить своего друга.

— Я сейчас не об этом, — коротко прервал меня Паша, — то, что я собираюсь тебе сказать, действительно, очень важно, и я боюсь об этом говорить. Мне страшно, Рин.

— Что случилось, Паш? Ты начинаешь пугать меня.

Парень улыбнулся, ведь и сам прекрасно понимал, что его слова не будут спокойно мной восприняты. Сидя на кровати, он повернулся ко мне лицом, взял меня за руку, а потом и взгляд перевел прямо на мои глаза. Он знал, что такое его поведение еще больше насторожит меня, но всё равно действовал именно так. Мы промолчали несколько секунд, просто глядя друг другу в глаза, а потом молодой человек на одном дыхании произнес фразу, которая, мягко говоря, повергла меня в шок.

— Я болен, Арина. У меня лейкемия.

В следующую секунду он уже вновь смотрит в мои глаза, пытаясь по моему взгляду понять мою реакцию. Я молчу, не в силах даже осознать то, что только что услышала. Когда же до меня доходит осознание всего того, что мне рассказал Паша, по моей щеке скатывается одинокая горячая слеза.

— Как?! — начинаю я свои расспросы, — почему ты мне раньше не сказал? Когда ты узнал об этом?

— Узнал незадолго до переезда сюда. Не сказал…, не знаю…, наверное, потому что боялся твоей реакции. Хотя и сейчас мне было нелегко об этом рассказывать. Зато теперь ты знаешь, и я рад этому.

— В голове не укладывается, — шептала я себе под нос, — и что ты будешь делать?

— Родители хотят оправить меня в Германию. Там есть какая-то клиника, в которой мне могут помочь.

— И когда ты уезжаешь?

— Очень скоро, Рин, буквально через неделю.

В голове одновременно стало возникать слишком много вопросов. За что это Паше? Чем он заслужил такую болезнь? Почему именно он? Почему он, а не я?

— Паш, надо было сразу мне рассказать, — еле выговорила я, пытаясь сдержать эмоции.

В следующую секунду из моих глаз потекли слезы, которые я даже не пыталась останавливать. У меня не было сил держать себя в руках. Глядя на своего друга, я пыталась понять, почему он сейчас такой относительно спокойный. Почему он просто сидит, молчит, смотрит на меня и ничего не делает?

— Почему это произошло именно с тобой? — сквозь слёзы спрашиваю я.

— Именно этой фразы я и боялся. Именно эта реакция меня и пугала. Рин, всё будет нормально, — Паша держит меня за плечи и говорит со мной, глядя прямо в мои глаза, — я вернусь из больницы счастливым и здоровым. У нас ещё будет много поводов для смеха, слёз, ссор и много другого. Не плачь, пожалуйста, Рин. Всё будет хорошо.

— Паш, я просто не могу поверить. И я ещё обижалась на тебя после того, что произошло между нами.

— Да, об этом нам тоже надо поговорить.

— Там нечего обсуждать. Лучше забыть об этом и всё.

— Нет, я повел себя, как полный кретин. Сначала рассказал о своих чувствах, и сразу сказал, что между нами ничего не будет. Потом поцеловал тебя, а затем ударил. Прости меня. Поцелуй, конечно, был прекрасен, и ты даже ответила на него. Однако то, что я творил после поцелуя,… это было ужасно. Я полный идиот.

— Паш, успокойся. Если ты хотел извиниться, то не стоило. Я, конечно, обижалась на тебя первое время, но потом перестала. Всё хорошо. То происшествие — мелочь, по сравнению с тем, что ты мне сегодня рассказал.

— Надеюсь, мы снова в мире и согласии? — улыбнулся он, стёрев слезу с моей щеки.

— Конечно. Мы, как всегда, ссоримся и миримся. Без этого никак, — в ответ улыбнулась я.

— Рин, я так не хочу уезжать, — прошептал парень, обнимая меня.

— Я тоже не хочу, чтобы ты уезжал, — так же прошептала я, прижимаясь к другу.

За окнами давно темно. Я сижу в своей комнате в гордом одиночестве, потому что Паша ушел к себе домой после нашего с ним разговора. В голове слишком много ненужных мыслей, которые так сильно хочется отложить куда-нибудь в сторонку и просто расслабиться. Хочется найти что-то, на что можно было бы отвлечься.

Неожиданно мой телефон оповестил меня о новом сообщении. Это было так вовремя, ведь я буквально несколько секунд назад думала о том, что мне срочно нужно переключиться на что-то после такого разговора с Пашей. И сейчас меня уже ждало сообщение от Кирилла. Как раз вовремя.

Кирилл: «Как дела? Как дошла до дома?»

Арина: «Хорошо дошла. Всю дорогу с мамой разговаривали по душам».

Моё сообщение, как всегда, моментально было прочитано. И сразу появилась строка «Кирилл печатает сообщение…”, от которой на моем лице на мгновение появилась улыбка.

Кирилл: «Настроение как? Всё хорошо?»

Как он умудряется так тонко всегда чувствовать моё состояние. Ведь ещё буквально пару минут назад я грустила, накручивая сама себя мыслями о болезни лучшего друга. Сейчас же я временами даже улыбаюсь от того, что мне пишет Кирилл.

Арина: «На самом деле, не совсем».

Кирилл: «Всё же было хорошо вроде, когда мы расходились?»

Арина: «Да, всё, действительно, было хорошо. Но, когда я пришла домой, настроение резко пропало».

Кирилл: «А если бы ты пошла со мной, то было бы иначе. У меня был план».

И вновь на моем лице неожиданно появляется улыбка. В голове снова начинают всплывать странные мысли, но теперь из них выделяется главная: мне нравится то, что делает Кирилл. Кажется, он настолько хорошо меня понимает, что мне даже не надо говорить ни о чем. Он будто мысли мои читает.

Дальше он пытается выяснить, что испортило моё настроение. На мгновение в моей памяти всплывает часть нашего с Пашей разговора, вновь накатывают те же эмоции. Но я беру себя в руки и не рассказываю Кириллу о произошедшем даже, несмотря на то, что мне так сильно хочется выговориться. В ответ на моё молчание парень пишет:

«Есть несколько способов поднять настроение. Первое — кого-то ударить, второе — поцеловать. И вообще, можно выплеснуть комок чувств, посмотрев какой-нибудь грустный фильм, например. У тебя парень есть?»

В этот момент меня переполняли довольно странные и непонятные эмоции. С одной стороны, парень предлагал помочь мне с поднятием настроения. С другой же стороны, он спрашивал про наличие у меня отношений и предлагал выплеснуть эмоции в поцелуе. И от всего этого было как-то не по себе, хоть, признаться честно, мне и нравилось поведение Кирилла.

Арина: «Нет у меня парня».

Кирилл: «Так что на счет моих предложений?»

Арина: «Какого именно?»

Кирилл: «Смотря, что ты хочешь сделать? Хотя, я на всё пойду: выдержу удар, …, знаю пару классных фильмов».

И вновь такое же ощущение, как и тогда, когда парень только предлагал свои варианты. Мне нравится то, что он делает, и, в то же время, я чувствую себя довольно странно. Может, это из-за того, что я не знаю, что происходит между нами? Мы вроде сближаемся, но я не могу подпустить его к себе близко, из-за того, что происходит с Пашей. Хотя, причем тут мой друг?

Арина: «Хорошие предложения, конечно, но я не уверена, что смогу куда-то пойти в ближайшее время»

Кирилл: «Почему это?»

Арина: «Я же говорила, что не могу рассказать тебе».

Кирилл: «Хорошо, я не буду настаивать. Если захочешь сделать что-либо из моих предложений, то пиши или звони. Если придумаешь что-то свое — тоже. В любом случае, я буду ждать, когда ты сможешь провести со мной время».

В следующие несколько минут мы с Кириллом прощались, а потом я выключила телефон и пошла в ванную. Хороший тёплый душ мне точно не помешает после стольких событий за один вечер. Мне срочно необходимо расслабиться и обдумать всё. Кирилл, Паша, и снова Кирилл. Голова идет кругом. Нужно подумать, отдохнуть, а потом как следует выспаться.

Глава 6

Давно проснувшаяся я лежу в кровати и наблюдаю за тем, как в комнату начинают просачиваться первые солнечные лучи. И вроде бы погода сулит приятный день впереди, но я-то знаю, что ждёт меня на самом деле.

Сегодня мне надо держать себя в руках. Начинается тот самый день, когда Паша уезжает, и мне бы по-хорошему очень надо поддержать его. Прекрасно понимаю, как тяжело мне сегодня будет, да и не только мне. Я ведь даже представить себе не могу, какого это: знать, что у тебя лейкемия, и уезжать в неизвестность. Где-то нужно найти силы, чтобы показать Паше, что я полностью поддерживаю его, и что я на его стороне. А ведь так не хочется отпускать его в Германию…

С последних событий прошла всего неделя, но как же много всего произошло за это время. Всё свободное от занятий время мы с Пашей, естественно, проводили вместе: смотрели фильмы, я даже пару раз засыпала на его плече. Мне будет очень не хватать Паши, когда он уедет. Я успела сильно привязаться к нему с момента его приезда. Успела привыкнуть к его присутствию в каждом своем дне.

После школы я постоянно уходила с Пашей, несмотря на то, что Кирилл несколько раз за эту неделю предлагал мне прогуляться. Но я просто не могла позволить себе провести остаток нашего с Пашей времени с кем-то другим, даже если этот «другой» мне нравится. Я, правда, хотела пойти с Кириллом, но потом в голове снова всплывала мысль о том, что Паша скоро уедет, а Кирилл останется, и я смогу с ним сходить куда-нибудь. И я обязательно схожу, только не сейчас.

Итак, впереди последний день, когда Паша в моём городе. Уже сегодня вечером он уедет, и я обещала поехать с ним в аэропорт. На самом деле, я сейчас даже в школу собраться не могу. В голове только Паша и его отъезд. Я так не хочу, чтобы он уезжал. По правде говоря, я боюсь его отпускать, потому что мне кажется, что я здесь без него не справлюсь. Я ведь ни с кем, кроме него и Кирилла, в последнее время толком не разговаривала. Мне страшно…, в большей мере, за него, чем за себя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 469