электронная
180
печатная A5
371
12+
Не покупайте собаку

Бесплатный фрагмент - Не покупайте собаку


5
Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-2450-3
электронная
от 180
печатная A5
от 371

Введение

Я опубликовал 80% этой книги в виде газетных и журнальных статей начиная с 1995-го года, но низкая информированность любителей собак заставила меня опубликовать материал в виде книги.

Я очень надеюсь, что в нашей стране отношение к животным приобретёт гуманные, цивилизованные формы, надеюсь также, что эта книга сделает наше общество немного лучше. Сейчас не 1995 год, информация намного доступнее, но всё же бытуют не совсем адекватные представления о работе с собаками.

Книга поможет отыскать нужную информацию и правильно её оценить. Многое, касающееся конкретных приёмов работы, в предлагаемых публикациях обсуждалось с замечательным практиком, умелым воспитателем собак Заповитряным Игорем Станиславовичем. Что касается методики, организации занятий, то много полезного для этих публикаций я почерпнул из разговоров с силовиками.

Постоянное участие в спортивных мероприятиях и семинарах с ведущими мировыми авторитетами в дрессировке сыграло огромную роль в мировоззренческом понимании дрессировки как таковой.

За помощь в формировании взглядов на обучение я искренне благодарен всем, с кем мне приходилось сталкиваться по вопросам работы с собаками. Предлагаемые материалы не учебник, а популярные заметки, которые помогут вам избежать вредных по отношению к собаке действий и найти разумных советчиков, которые помогут наладить контакт с питомцем.

Книга создавалась двадцать пять лет назад. Версия 2019 года переработана на основании опыта прошедших лет и значительно изменена. Полезного чтения и удачного применения полученной информации!

Не покупайте собаку!

«Чтобы мы приняли вас в число кандидатов на передачу животного, вы должны:

• быть не моложе 18 лет;

• иметь документ, подтверждающий ваше место жительства;

• иметь подтверждение, что ваш арендодатель оповещён и согласен на принятие животного;

• иметь желание и возможность потратить время и деньги на обучение животного, медицинское обслуживание и уход».

Не волнуйтесь, это не к вам! Это всего лишь выдержка из «Анкеты желающего взять собаку» из приюта известнейшей в мире общественной организации, следящей за гуманным отношением к животным.

Вот ещё несколько любопытных выдержек из документов этого же Общества:

«Перечень необходимых документов при передаче животного:

• методические рекомендации по дрессировке и уходу;

• одобрение арендодателя;

• акт проверки жилищных условий работником общества;

• направление к ветеринару, выданное работником Общества;

• водительские права.

Выдержки из плана консультации по передаче животного для менеджера организации:

Общие условия:

• наличие денег;

• мотивация (зачем вам животное);

• адаптация к жизни/семье;

• план на случай переезда, отпуска.

Условия проживания:

• наличие территории, двора, ограды;

• сколько времени животное будет в одиночестве;

• сколько времени будет посвящено уходу и воспитанию животного;

• наличие аллергии в семье».

Не буду продолжать цитаты из этих бумаг.

Добросовестные волонтёры Английского королевского общества предотвращения жестокости к животным внимательно исследуют каждого кандидата, потому что они знают: неопределённость выводов хотя бы по одному пункту приведёт кошку или собаку обратно в приют.

Задача менеджера — отговорить претендента, если у него нет возможности содержать собаку. И, может, именно потому, что в Обществе хорошие менеджеры, а англичане — разумные люди, в Англии нет бродячих собак, а кошки носят на ошейниках колокольчики с именами владельцев.

Принимая решение взять в дом собаку, необходимо хорошо взвесить свои возможности, в первую очередь финансовые. Стоимость породистого щенка — минимум сто долларов. Около двадцати долларов стоит минимальный месячный рацион. Ещё долларов пятнадцать в месяц владелец собаки потратит на занятия с ней. Занятия продлятся полжизни собаки, если, конечно, владелец не хочет терять с ней контакт.

Сколько денег придётся отдать ветеринару, парикмахеру, организаторам выставок — знает один бог. Таким образом, стоимость двухлетней собаки оказывается равной тысяче долларов, причём указана минимальная сумма.

Ещё одна плоскость ваших возможностей требует внимательной оценки. А именно — объём свободного времени, необходимый для самореализации собаки с вашей помощью. Собака изменит ваш образ жизни, заставив вас проводить с ней не меньше трёх часов в день, а со щенком и того больше.

Маленький щенок требует такого же внимания, как маленький ребёнок. Но если ребёнка вы можете перепоручить специалистам (в яслях, детском саду, школе), то со щенком это будет не только дорого, но и неэффективно. Щенок может быть отлично выдрессирован, но контакт с ним при профессиональной дрессировке наладит инструктор, и, естественно, собака привяжется к нему, а не к вам.

Третий немаловажный фактор, требующий оценки при решении приобрести среднюю или крупную собаку — это ваши физические возможности. Хорошая собака очень активна и вовлекает проводника в свои игры, а если проводник позволяет ей играть с другими людьми или собаками, то он теряет контакт с питомцем. Представьте себе взрослого добермана и подумайте, сколько нужно побегать владельцу, чтобы удовлетворить его подвижность.

Конечно, если вас устраивает положение, при котором ваш питомец больше ценит общество своих партнёров по играм, чем ваше, можно рискнуть обзавестись доберманом, не умея бегать. Но несоответствие физических возможностей собаки и хозяина — зародыш больших неприятностей в будущем.

Не последнее, что необходимо помнить, — это то, что жизнь не газетная статья, за которой может последовать десяток опровержений и уточнений, и животное, которое вы привели в дом, не исчезнет вдруг, если вам расхотелось за ним ухаживать. Оно переживёт серьёзную трагедию, и вам будет несладко расставаться с ним, когда вы поймёте, что оно вам ни к чему. Значит, ваше желание возиться с собакой требует очень внимательной оценки.

Подробнее конкретизировать перечень факторов, препятствующих содержанию собаки, я не стану. Это сделают ваши родственники, обречённые жить с вами и вашим псом. Но если вы чувствуете нехватку денег, времени, здоровья, желания — этих основных составляющих нормальных взаимоотношений с животным, умоляю вас: не покупайте собаку!

Если вы всё-таки решились, прочтите прежде эту книгу, а может ещё несколько, и удачи тебе, любитель собак. Мы с тобой одной крови, ты и я!

Три ступени взаимопонимания

Итак, вы решили привести в дом собаку. Всё уже обдумано: и порода, и пол, и то, для чего собственно собака окажется в доме.

Самое время приостановиться и подумать о самой собаке. Немного подучиться, побольше узнать о том существе, которое как минимум десять лет будет жить с вами. Ведь это существо имеет такие же права на полноценную жизнь, как и мы, но его восприятие мира значительно отличается от нашего. Вот почему просто необходимо знать, что же ему нужно, кроме еды и питья.

Непременно найдётся рядом умелец, который покажет, как дёргать собаку за поводок по команде «рядом». Покажет, как избавиться от приставаний собаки, когда она вам мешает. Научит вас, если при минимальных знаниях обладает ещё и артистизмом, получать удовольствие от того, что ваша собака кусает помощника дрессировщика за разные части тела. При таком обучении основная ставка делается на агрессию как собаки, так и её хозяина. Собака становится запуганным пугалом для соседей. И единственной гордостью хозяина остаются рассказы, когда, как и кого кусал его воспитанник. Это первая, низшая ступень общения.

Так в общих чертах выглядит самый простой способ жить с собакой. Способ, имеющий право на существование, когда вы не знаете других. Способ, крайне обедняющий ваши взаимоотношения с животным. Его интерпретацию вы увидите у подъезда вашего дома, когда, продравшись сквозь двери парадного, ваш сосед-собаковод со своим питомцем вздыхают с облегчением и разбегаются в разные стороны — собаковод к собаководам, курить в беседку, на скамейку, а питомец к собакам, погонять по двору. Незнание других способов в общении с четвероногим, кроме волевых, в конечном итоге приведёт к взаимной неприязни, как и в любом другом общении — с домашними и друзьями.

Условно можно назвать такую жизнь с собакой «путь разобщения».

Если вам повезёт и вы встретите опытного советчика, который поможет вам выстроить обучение так, чтобы не слишком угнетать вашего питомца и получить необходимый результат одновременно, вы, вероятно, будете хотя бы бегать со своей собакой по утрам и может даже побросаете ей мячик. И её жизнь не будет такой ограниченной, как в первом примере.

Назовём такой подход «путь подчинения».

Такая собака может быть нерасторопно услужливой, но ей не будет хватать важнейшего — счастья от жизни рядом с хозяином. Это вторая ступень.

И третья, высшая ступень — вариант радостного и глубокого послушания. Вариант абсолютного раскрытия возможностей собаки и любви проводника к своему питомцу, который возможен лишь при одном условии: всё обучение строится на принципе, согласно которому собака всегда получает удовольствие от выполняемых действий. Удовольствие, исходящее в основном от проводника, где главный принцип обучения — сотрудничество.

Описанный вариант — современная методика тренировок, по которой готовят собак к испытаниям по международным системам нормативов. Готовить собаку согласно таким установкам можно, только хорошо зная практические приёмы обучения, которые опытные дрессировщики собирают десятилетиями. И теоретические основы работы с животными: этологические принципы, принципы физиологии высшей нервной деятельности, которые за день не изучить.

Высокий уровень подготовки проводников и инструкторов, требующий знания техники работы, последовательности применения приёмов и принципов процесса обучения животных — непроходимый кордон, не допускающий на мировые соревнования по дрессировке всевозможные региональные группки доморощенных умельцев, даже если они называют себя межгалактической охранной корпорацией.

Следует также помнить, что международная система нормативов неразрывно связана с селекцией, а следовательно, участие в испытаниях — селекционное мероприятие, улучшающее собаку не только как существо, живущее рядом с вами, но и как биологическую единицу, как породу.

В цивилизованных странах участие в испытаниях является долгом собаковода. А если у вас не служебная собака? Подходы современных методик помогут найти с ней абсолютное взаимопонимание. Знать язык, на котором партнёр хочет и может общаться с нами, знать способ убедить его совершить необходимые действия — секрет успеха в любом собачьем деле.

Собака — наш партнёр, игровые приёмы — её язык, основные инстинкты — собачьи темы. Применение приёмов таким образом, чтобы были задействованы основные инстинкты, даёт нам способ воспитать радостного, внимательного товарища, а если нужно — то и защитника. Девиз этой методики: ты и собака — гармоничное единство. Это путь партнёрства.

Имея представление о возможностях контакта с собакой, вы можете остановиться на любом из трёх приведённых уровней, но уже вполне осознанно.

А теперь я зову вас с собой в прошлое. Вернёмся на двадцать пять лет назад.

Я люблю собак

Ясный весенний день. Семь утра. Я собираюсь на работу. Возле меня вертится изящный доберман. Моя работа как раз и заключается в том, чтобы сделать из этого хулигана внимательного и послушного приятеля. По команде я сажаю его у дверей (ведь мне нужно закончить сборы), а он отчаянно вертит головой, словно повторяет: «Ну же! Скорей же!» Я открываю двери, осторожно выглядываю на лестничную клетку — никого. «Вперёд!» Сколько счастья! Доберман идёт гулять! Но я иду работать и по команде укладываю его у дверей лифта. Через минуту мы выходим во двор. Теперь будет просто надругательством над личностью, если не дать парню пробежаться. Мой студент наматывает гигантские круги по двору. Это невероятный восторг — нестись куда глаза глядят! «Хорошо бы всё-таки глядел под ноги. Запросто лоб расшибёт», — думаю я. Он на лету косится на меня: «Может, побегаем?» Побегаем, приятель, когда устанешь, сейчас за тобой не угонишься. Первое возбуждение начинает спадать. Значит, можно работать. Что для меня работа, для него — игра, правда, по моим правилам.

Вот что-то привлекает внимание студента — он выгибает шею лебедем, затем припадает на передние лапы и очень возбуждённо лает. Подзываю его, снова усаживаю (служба — службой), но что же там такое? По команде «рядом» проходим на противоположную сторону двора. Студент гарцует у ноги, заглядывает в глаза, всем своим видом демонстрирует крайнее возмущение.

Ах, вот он, виновник наших переживаний — пятимесячный щенок кавказской овчарки лежит под столбом и рыкает на проходящих. Возле малыша двое подростков. Щенок красив, ухожен, в дорогом ошейнике, но явно очень болен. Мальчики начинают выспрашивать у меня, как у дворового специалиста, что с собакой. Оказывается, заболевший щенок стал обузой для хозяев. Они вывели его во двор умирать, а мальчишки теперь решают, кто возьмётся за его лечение. Я рассеянно даю общие консультации. «Сколько будет стоить его вылечить?» — спрашивает мальчик лет двенадцати. «Сотки баксов хватит», — говорю я для разговора. «Заработаю», — успокоенно говорит малец. «Лишь бы предки не совались».

Мне тяжело достаётся копейка, поэтому последняя реплика заставляет меня внимательно посмотреть на мальчишку. Затем с тоской вспоминаю недавно вырезанный у супруги из ридикюля мобильный телефон и отвожу глаза, прикидывая, сколько мне это будет стоить. Может, полечить щенка самому? Но мне нужно работать, а студенту играть, чтобы усвоить истину. Одну истину, которую ему полагается знать: послушание проводнику — единственный источник счастья в мире.

Мы расходимся, каждый по своим делам. Я со студентом на собачью площадку, а маленький карманник тащит щенка на узловатой верёвке в каменные лабиринты города добывать «сотку» на лечение. Оборачиваюсь, хочется пожелать удачи несчастной парочке, но сдерживаюсь — это слишком непедагогично.

По дороге я встречу небольшого грязного пуделя, охраняющего одну из помоек. Мой студент достойно обойдёт его, уважая права собственности малыша. Затем мы повстречаем шоколадного добермана, патрулирующего наш район уже неделю. Студент осторожно тявкнет на него, но шоколадный боец (судя по шрамам) высокомерно проплывёт мимо.

Затем мы пройдём около недостроенного дома, на первом этаже которого в одной из квартир, обставленный калориферами, снесёнными со всех этажей сердобольными строителями, умирает маленький дожонок. Строители утверждают, будто его выставили из машины какие-то люди и уехали. А он остался на краю асфальта.

Несколько дней подряд, забирая дочь из детского сада, я прихватывал что-нибудь съестное, и мы шли в гости к щенку. Сегодня, когда малышка потянет меня за рукав со словами: «Пошли кормить дожонка», — так она его называла, мне придётся сказать ей о смерти. О том, что люди, обещавшие себе и ему заботу, предали его.

Каждому существу необходимо чувствовать любовь, без этого не выживет никто. И я не стану отвлекать дочь слащавыми сказками. Пусть она переживёт эту смерть так сильно, как только ребёнок может пережить смерть беззащитного существа. И пусть она сама никого и никогда не предаст.

Когда я вернусь домой, меня радостно встретит бультерьер Рэт. Нет более ласковых, более несдержанных в проявлении любви собак, чем бультерьеры. Этого пса привели ко мне мальчишки несколько месяцев назад. Мы долго и безуспешно искали его хозяев. Но не нашли.

Когда я вернусь домой, я прежде всего задёрну шторы, чтобы не видеть города, наполненного брошенными собаками и детьми. Города, который я ненавижу.

Я люблю собак.

Путь знания

Город наполнен бездомными. Бездомными собаками. Множество каштанок и шариков потеряли пристанище или не имели его никогда. К этому наши чёрствые сердца давно привыкли, и мы уже перестали такое замечать. Но поглядите: на улицах достаточно благородных представителей собачьего племени. Кавказские овчарки, колли, доберманы, афганские борзые, бультерьеры — вот далеко не полный перечень собак, которых можно встретить на помойках.

Каждый такой пёс мог бы рассказать грустную историю несостоявшихся надежд его бывших хозяев и своих собственных. В чём же причина несчастий этих животных? Причина одна — несложившийся контакт. Можно ли избежать таких болезненных и обидных промашек?

Безусловно!

Самый короткий путь к успеху в этом деле — путь любви, беззаветной самоотдачи. Любящее сердце мгновенно наугад нащупывает то, что профессионал отыскивает годами. Но такая конструктивная любовь — редчайший талант.

Если вы приобрели или хотите приобрести собаку, не рассчитывайте на то, что вы один из миллиона одарённый счастливчик. А даже если и так, не рискуйте. Идите к успеху путём знания. Путь далек, труден, но надёжен. Основное знание, необходимое воспитателю собаки, — это знание того, что такое условный рефлекс. Поскольку всё, чему мы можем научить питомца, на условном рефлексе как раз и строится.

Бесконфликтная дрессировка

Бывалые дрессировщики, не стесняясь, скажут:

— А я дрессирую по Павлову! У меня питомец не забалует, всегда сделает, что нужно.

И тут же относительно свежие зоопсихологи запричитают:

— Сегодня столько инфы, как можно… по Павлову! Только бесконфликтно!

Налицо — конфликт! Больно смотреть на такие мучительные разногласия, тем более с точки зрения человека, имеющего биологическое образование.

Может, мои пара слов разрешат неразрешимые споры. Тем более что спор — это часто недостаток осведомлённости. Может, я тоже что-нибудь новое узнаю, в том числе и о себе. В комментариях, например.

С Павловым не поспоришь. Правда, он не занимался ни бытовой, ни служебной или пользовательской дрессировкой. И всё же — не поспоришь.

По Павлову — это так называемое классическое обусловливание. Связывание действий животного с изначально индифферентным условием, впоследствии — командой. Последовательность действий дрессировщика — команда (условие, стимул), затем воздействие (безусловный раздражитель).

Стимул (команда) — воздействие (принуждение) — реакция.

Результат многократных повторений — стойкая форма поведения в ответ на команду (стимул) — условие, индифферентное к выполняемому действию. Заметьте — никаких «подкреплений». Кусок колбасы, который дрессировщик тычет в пасть ученику, — способ снятия стресса от напряжения, связанного с пониманием, чего же хочет от меня этот дядька (вариант — тётька).

В «классике» после команды «сидеть» студент получает по попе или под коленки с силой, достаточной, чтобы приземлить эту самую попу. На сленге дрессировщиков это называется механикой. Здесь, во-первых, всё просто. Во-вторых, всё надёжно. Всегда работает, хочет питомец этого или нет.

— Как можно, малыша и по попе! — включаются информированные. — Во-первых, собачка «обижается», тормозит, делается медленной и общается неохотно из-под палки. Во-вторых, замедляется и дальнейшее обучение. Смотрите, смотрите!

И вот наш информированный заносит над головой студента колбаску (вариант — курочку, индейку, говядинку) и… о чудо! Студент садится и получает свою колбаску с восторженным писком нашего информированного дресса: «Молодец, хорошая собачка!» Хорошая, кто ж спорит. «Видите — только оперантно! Только оперантное научение!»

Всё. Мы, неинформированные, сразу находим своё место… вот такие мы садисты… по попе… малыша…

В оперантной дрессировке «реакция» предшествует «стимулу». Сперва студент садится, потом получает колбаску. Поведение повторяется снова и снова, поскольку за ним следует то, что необходимо студенту. «Видите, никакого Павлова!» — объясняют нам.

Реакция — стимул. «Во-первых, обучение происходит очень быстро. Во-вторых, общее состояние питомца гораздо лучше, веселее», — объясняют адепты метода.

Да, но.

Во-первых, навыки нестойкие. И во-вторых, поведение недостаточно обязательное, при сильных раздражителях оно может не проявиться, — возразят приверженцы Павлова. И будут правы.

Действительно. Существует ещё один вид обуславливания — оперантный.

Последовательность действий тренера: ожидание нужной формы поведения — подкрепление нужной формы поведения — замена подкрепления командой (условием, стимулом).

Теперь команда (условие, стимул) — запускает нужную форму поведения. Как бы всё наоборот. И всё красиво. Но только как бы. Потому, что «ожидание нужной формы поведения» несколько отличается от занесения колбаски над головой студента. Оказывается, колбаска тут играет ту же роль, что и хлопок по попе — роль безусловного раздражителя, приводящего студента в действие без всяких условий.

Принуждение может быть и пищевым, нравится это нам или нет!

И радостные крики, кормление питомца служат той же цели, что и «у Павлова» — снятие стресса от работы, понимания, «чего от меня хотят». Почти ничего оперантного в описанном приёме нет. Только «Павлов». Это первое. И второе. Мы все понимаем, что такое реакция. Это то, что наступает вслед за неким событием… являющемся стимулом.

Так что, оперантной дрессировки, или обуславливания, нет?

Не волнуйтесь — есть. Путаница в терминах — путаница в головах.

Ещё автор теории оперантного научения Скиннер боролся с формулой «реакция — стимул». Поскольку она не отражает сути и озадачивает нормальных людей, которые знают, что такое «реакция». Он ввёл термин — «оперант» (нужная форма поведения) и «подкрепление» (событие, приводящее к повторению операнта).

Формула оперантного научения такова:

Оперант — подкрепление + стимул (команда)

Совсем не похоже на вождение собачки за нос колбаской. Вождение колбаской — это другое. С колбаской — это наведение, которое гораздо ближе к классике, чем к оперантной работе.

И, конечно, хороший дрессировщик не станет обижать малыша и выберет в начальный период (в период формирования реакций) метод наведения, а для закрепления навыков воспользуется «механикой» в достаточно зрелом, соответствующем для этого возрасте. И, конечно, «механика» появится, только если потребуются очень жёсткие навыки для работы и службы. А для быта можно обойтись в большинстве случаев колбасно-кухонной дрессировкой.

Надеюсь, на этом и бывалые, и информированные дрессы примирятся. Вот такая бесконфликтная будет дрессировка. А конфликт тут и вовсе ни при чём. Конфликт в формировании поведения — важнейшая вещь, но это огромная тема для длинных разговоров.

Конфликт

— У тебя конфликт с собакой, — огорчает владельца бывалый инструктор, — она убегает от тебя с игрушкой.

— Это же надо! Какой ужас! У меня с моей собакой конфликт! Я ей курятинки, я ж её целую в… ну, в общем, везде, я ж её на руках… и конфликт!

Попробуем поразмыслить без паники, где и когда бывают конфликты в дрессировке собаки. Для начала, если собака убежала от вас с игрушкой — это отсутствие контакта. Отсутствие контакта — это не конфликт. Собака просто побежала по своим делам.

Конфликт — это столкновение.

Для конфликта нужны некоторые вещи: пространство конфликта, стороны конфликта, энергия конфликта, ресурс, за который конфликтуют стороны, результат конфликта.

Самое простое понимание конфликта — конфликт с кошкой за любимое и кошкой, и хозяином кресло. Для хозяина это просто — взял кошку за шиворот и выбросил. Куда сложнее, если вы конфликтуете за любимое кресло с вашим ротвейлером. Тут не всегда ясно, кто кого возьмёт за шиворот и выбросит.

В обоих случаях есть пространство конфликта. «Кресло», — думаете вы. И ошибаетесь. Пространство конфликта — социальная лестница стаи. Есть стороны (субъекты): вы с кошкой, или, не дай бог, с ротвейлером.

Есть энергия конфликта — та, что вы потратите на выбрасывание из кресла кошки или на возмущения, вылетая из этого же кресла при содействии ротвейлера. Ротвейлер даже не вспотеет. У него и потовых желёз-то нет.

Есть ресурс конфликта — положение в социальной иерархии — статус.

Есть результат — каждый окажется на своём заслуженном месте. И в стае, и в квартире. Приобретёт понятный статус.

В случае с ротвейлером всё печально — полная разруха на собачьем коврике.

Говорите, место на собачьем коврике не ваше? Согласен.

Давайте попробуем этого места избежать, не застрелив любимого ротвейлера за любимое кресло.

У нас есть мозг. «У ротвейлера тоже», — скажете вы и будете правы. Но не покидает надежда, что мозгом мы умеем пользоваться лучше, чем ротвейлеры. Напряжём свой мозг и вскроем череп ротвейлера, чтобы посмотреть на его мозг. Мысленно, товарищи, мысленно! В реале не надо!

Что же мы там видим, пока этот мерзавец лежит в нашем кресле?

А видим тот же конфликт.

Как, в одном мозге одного ротвейлера — и целый конфликт?

Именно! Все признаки на лицо.

Есть пространство — кора головного мозга.

Есть ресурс — площадь очага возбуждения.

Есть субъекты (стороны конфликта): огромный красный дракон (очаг возбуждения), связанный с удовольствием от невиданной наглости, провоцирующий гормоны счастья, и маленький полудохлый синий червячок — очажок, возникший от хозяйского писка срывающимся голосом: «М-м-м-ми-и-ес-т-т-то…»

Есть результат конфликта — красный дракон пожирает маленького синего червячка и становится ещё больше. Этот беспредел имеет строгое научное название — доминанта Ухтомского. Сильный всегда пожирает слабого. Даже если он просто очаг возбуждения в коре головного мозга.

Результат — полная разруха на собачьем коврике.

Что же нам, бедным, делать?

Вспомнить старую индейскую притчу о двух волках — чёрном и белом, которые борются в любом человеке, как очаги возбуждения в любом ротвейлере. Помните, какой победит? Конечно, тот, которого мы кормим с самого детства.

Итак, кормим нашего синего червячка — вырабатываем контакт и навыки послушания, не жалея курятинки и разумных легких подталкиваний к той же курятинке, получаемой за нужное поведение. И не тогда, когда энергия конфликта — это пятьдесят килограммов мускулатуры, помноженные на сорок два трёхлетних зуба, способных хрустеть позвоночником незадачливых гостей как печенькой, а тогда, когда этих зубов ещё и вовсе нет! Когда они ещё молочные и не поранят даже мадагаскарского таракана. Про наших я не говорю — очень хилые.

Красного наглеца кормить не будем. В прямом смысле. Зарычал — корм убрали на сутки. Зарычал снова — снова убрали. Агрессия — игнорирование, клетка, отсутствие еды и контакта. Очень полезно кормить подрастающих наглых собак только из рук. Со взрослыми наглецами это делать поздновато.

Дождёмся, когда синий червячок вырастет в могучего, холодного, синего дракона. Это очаг возбуждения от контакта с хозяином и навыков послушания. В то же время красный гневливый наглец захиреет и ослабнет. А это очаг возбуждения, связанный с желанием установить доминантный статус.

Тогда мы просто скажем нашему четвероногому другу, дружески хлопнув по плечу (варианты: холке, попе, ляжке): «Посидел? Дай другому посидеть!» Этого будет достаточно. Ну, можно ещё спокойно скомандовать: «Место».

Команда — это секретное оружие кинолога. Всегда должное быть наготове. Тогда мы сможем управлять любым конфликтом. И даже провоцировать конфликты в учебных целях. Ведь синий дракон всегда придёт на помощь и подскажет питомцу путь выхода в нужном нам направлении. Он просто сожрёт мелкие очаги возбуждения от разных отвлекающих факторов, усиливаясь сам. Сожрёт в том числе и красного гневливого недокормленного гадёныша, заглядывающегося на наше кресло.

Так велит доминанта Ухтомского. С нашей помощью, естественно.

Как говаривал профессор Преображенский, разруха не на собачьем коврике, а в коре головного мозга…

Подзабыл: вернее, конфликт в голове, а не между дрессировщиком и собакой. Чёрт, по-моему, снова не то… склероз.

Доминирование

Тридцать пять лет тому у меня в доме поселился кобелёк породы кавказская овчарка. Четырёхмесячный медвежонок сразу объяснил моей молоденькой девятнадцатилетней жене, что передвигаться по квартире она будет только по плинтусам, а жить где-то на шкафах.

Он, конечно, позволял ей себя кормить и выводить на улицу, но это всё.

Кончилась история быстро и печально — щенок не дожил до года. Одним вечером жена вывела щенка погулять, а вернулась в слезах без него. Щенка сбила машина. Тогда ему было десять месяцев. Она его не удержала, он выскочил на дорогу и… Сегодня я могу сказать, что исход оказался благополучным. Могло быть и хуже. Щенок мог вырасти и в возрасте лет четырёх поиграть с моей супругой. Особенно с её головой или не дай бог с нашим ребёнком и с его головой соответственно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 371