электронная
180
печатная A5
286
18+
Не оставляй свою мечту

Бесплатный фрагмент - Не оставляй свою мечту

Объем:
106 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-6424-0
электронная
от 180
печатная A5
от 286

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Ну что, ты принес все как договаривались?, — женская фигура, закутанная в темный длинный плащ с капюшоном подошла вплотную к молодому мужчине, державшему в своей руке небольшой сверток.

— Это все, что мне удалось нарыть у старика. Пришлось залезть в его тайник, — парень явно был доволен собой, — ты выбрала странное место для свидания, подвал не напоминает мне романтическую обстановку, да к тому же лампочка перегорела, хорошо, что ты с фонариком.

— Не наследил?, — голос девушки был холодным, как дуновение зимнего ветерка. Немного помолчав, девушка добавила, — а сам читал, что там написано?

— Немного пробежал глазами, у старика в хранилище куча всяких бумаг и документов, я должен был убедиться, что это именно то, о чем ты меня просила.

— Ой, — вскрикнула девушка, — что это?

Парень обернулся и тут же получил мощнейший удар по голове, прямо в висок. Девушке даже послышался хруст ломающейся височной кости, от такого удара смерть наступает мгновенно. Парень обмяк и упал на сырой пол, так и не поняв, что с ним случилось. «Да, не зря я год поднимала гантели, — подумала она, — сила у меня, как у хорошего мужика». Взяв принесенную заранее палку, специально отлитую из металла, девушка принялась наносить удары по уже мертвому телу парня. Довольная своей работой, забрав сверток и палку, она вышла из погреба. Удаляясь все дальше от места преступления, у девушки поднималось настроение и уверенность в том, что скоро сбудется ее мечта и она станет богатой, супер богатой и покинет наконец-то этот Богом забытый городишко.

Глава 1

Колонки моего автомобиля доносили до меня красивую песню красивой девушки, при этом отображая теперешнее состояние моей души. Я ехала с твердым намерением навсегда оставить прошлое, без сожаления конечно не получится, но навсегда — это уж точно. Еще час назад я была замужней женщиной, у которой вся жизнь расписана на несколько лет вперед, надежный муж, (как я тогда думала), работа, которая не особо приносила мне удовольствие, зато приносила неплохой доход. По крайней мере, зарабатывала я больше свого супруга. Детей у нас не было, на это были свои причины. В общем слаженная жизнь счастливой женщины. К сожалению, или к счастью (ведь все, что Бог дает нам в нашей жизни — это все к лучшему, такова моя теория жизни) не все в нашей жизни получается так, как хочется нам, так, как мы задумали.

Я всегда доверяла своему мужу, никогда не спрашивала у него, кто звонит ему так поздно вечером, всегда надеялась на его порядочнось, на то, что мой суженый всегда поддержит меня в трудной ситуации и никогда не предаст. По крайней мере, я всегда поступала только так и от окружающих меня просила такого же отношения к себе. Отпросившись сегодня утром с работы пораньше, я мчалась к своему супругу Олегу, ведь он остался сегодня дома с высокой температурой, весь такой больной и немощный, мне действительно его было жаль. Дабы облегчить ему состояние, я решила уехать с работы, напоить супруга чаем с медом.

Открыв дверь ключем, я с порога увидела свой атласный халатик на чужой женщине лет 35—40 и рядом с незнакомкой свого мужа, они стояли на кухне и страстно целовались, даже не заметили скрежет открывающейся входной двери. Сказать, что увиденное для было ударом — ничего не сказать, это сравнимо разве что с эффектом разорвавшейся рядом бомбы. Сначала шумит в ушах и ты абсолютно никого не слышишь. Затем начинает быстро кружиться голова и кажется, что ты кудато проваливаешься, при этом твое сознание остается совершенно ясным. А затем наступает состояние шока, при котором уже не осознаешь свои эмоции и не контролируешь свое поведение. В психиатрии такое состояние называют аффектом. Я присела на трюмо, стоящее в коридоре, при этом сумка тяжело скатилась с моего плеча и громко ударилась о пол коридора. Муж и его спутница замерли. У меня было такое впечатление, что я директор школы и застукала в туалете мальчишек за курением. Теперь мне стало даже смешно и как-то легко, я смотрела, как лихорадочно муж пытается для меня подобрать подходящие к оправданию слова и у него ничего не выходит. Незнакомка пробежала мимо меня с пунцовым лицом и стала в спальне в спешке одеваться, кинув мой халат на пол. « А ведь она даже не красавица и фигура явно никогда не видела спортзал», — подумала я и стало как-то обидно до слез, которые предательски стали образовываться в моих глазах и ком в горле все норовил перерасти в плач. Вот и я теперь пополнила ряды жен-рогоносиц. По-правде сказать, я и раньше догадывалась, что у мужа периодически случаются романы на стороне, но вот так, в открытую. У него хватило наглости привести другую женщину в нашу квартиру. Найдя в себе силы, я поднялась и прошла в залу, молча стала искать свои документы и ключи от дачи. Муж, видимо тоже совладал с эмоциями, подошел ко мне и стал оправдываться:

— Нат, ну пойми, это все не то, о чем ты думаешь, — пытался подобрать слова Олег, — она просто сотрудница и зашла меня проведать, у нас ничего не было. Видимо на меня повиляли таблетки от гриппа. Я сам не пойму, как это произошло, поверь, — и муж, взяв мои ладони в свои заглянул мне в глаза, буд-то бы искал в них поддержки.

— Знаешь, в настоящий момент я не сильно настроена с тобой разговаривать, да и не только с тобой, — я пыталась унять дрожь в моем голосе, но это у меня плохо получалось.

— Ну ты же умная женщина, ты должна меня понять…

— Понять тебя?, — я не дала договорить Олегу. Мой голос срывался на крик, — а что понимать? То, что к тебе зашла якобы сотрудница и ты по-дружески предложил ей мой халат? Да к нам ведь даже наши общие друзья не заходят! Дни рождения мы празднуем в кафе. В гости никого не приглашаем, только изредка сами ходим к кому-то, а тут вдруг такая щедрость, нате вам! Тебе еще хватило наглости дать ей мой халат! Уж лучше бы она голой по квартире ходила! Не думаю, что это у вас в первый раз. Интересно, она весь мой гардероб перемеряла? Если ей нечего одевать, скажи, я что-нибудь ей придарю, — вся эта словесная чушь из меня так и лилась. Я села на диван и постаралась немного прийти в себя. Олег присел рядом и обхватил голову руками.

— Наташа, ну я правда только тебя люблю, а с ней у меня ничего не было. Я не знаю, как тебе это доказать. Но постараюсь.

— Не нужно. Олег, я на время уеду, давай поживем пока отдельно, соберемся с мыслями. Мне правда нужно подумать, не хочется вот так рушить то, что создавалось несколько лет. Поэтому давай сейчас просто помолчим.

Я решительно встала, сложила документы в сумку, прошла в спальню и заметила, что женщина незаметно для нас ушла, видимо побоялась, что я начну кидаться на нее с кулаками и требовать обряснений. Мне кажется, что за эти пол-часа, что я провела в квартире, я как-то повзрослела, стала по другому смотреть на жизнь. Наверное, когда жизнь начинает тебе преподносить неприятные сюрпризы, организм начинает вырабатывать что-то типа фермента самозащиты, при этом усиливая умственные и физические способности человека.

Вот теперь я ехала в своем маленьком «Пежо» навстречу неизвестности. Хотя, почему неизвестности? Скорее всего, пройдет немного времени и я все-таки прощу Олега, я ведь понимала, если брак создается без любви, он рано или поздно исчерпает себя. Мне с Олегом комфортно, ему со мной тоже, я честно пыталась создать уют, но в постели все как-то было не так. По крайней мере для меня и Олег это чувствовал. Скорее всего, его измены были чем-то вроде подтверждения, что женщинам он доставляет удовольствие в постели. А моя проблема в неудовлетворенности это только моя проблема и зависит от меня. Но сейчас мне хотелось просто побыть наедине с собой. Первое время собиралась пожить на даче, которую мне подарили мои родители. Дачка располагалась в небольшом городке в 100 километрах от районного города, где я проживала. Насколько мне было известно, население в поселке было около 5000 человек, потому все его жители знали друг друга и о каждом жителе в одельности все. От глаз местных кумушек не ускользнет ни одна подробность и деталь из личной жизни окружающих. Я представила, как будут перешептываться соседки, увидев меня одну, без мужа. А провести на даче я собралась весь свой очередной отпуск и возможно возьму еще и бесплатный. Нужно собраться с силами, время, говорят, лечит. Боль притупляется и память тоже частино стирается. Возможно через несколько дней случившееся со мной сегодня не покажется мне такой уж трагедией. Посмотрим.

Говорят, у человека есть две родины — там, где он родился и там, где ему хорошо, комфортно и легко. Мои родители переехали в столицу когда мне было 17 лет, на свою первую родину мы приезжали редко, а когда погибли дедушка и бабушка, приспособили их маленький домик с участком в 10 соток под дачу. Мебель там стояла приличная. А на открытой веранде красовались диван и два кресла из ротанга, мои любимые, я так любила забираться на диван, поджав под себя ноги. Укрывшись теплым пледиком попивать чаек и созерцать неповторимую красоту сада. Наведывались мы на дачу редко, ничего не садили, поэтому за домиком приглядывала соседка, убирая урожай из сада. От воспоминаний мне стало так тепло и легко, до самого дома меня не покидало чувство уверенности, что все будет хорошо.

Дом встретил меня тишиной, осенние листья уже начинали кое где осыпаться и пестрым ковром переливались на солнышке. Здесь как буд-то присутствовала особая аура, царил покой и время замирало. Да, покоя мне не хватало все эти годы. Мне 30 лет и до сегодняшнего дня я думала, что достигла всего в своей жизни чего хотела, больше желать было нечего. Даже мотивация к жизни пропала, осталась одна безысходная рутина.

В доме было 3 комнаты, зал и две спальни. Я любила зал, потому что там стоял большой действующий камин, два больших удобных кресла с мягкими подлокотниками и спинкой, а также огромный диван. Я всегда спала на этом диване, в родительской спальне мне было некомфортно, хоть там и была большая кровать, а из другой спальни я просто выросла. Там все еще находились мои игрушки и детские книги. Мои родители надеялись, что после свадьбы у нас появятся дети и моя комната будет служить им детской. Но детей я не хотела… Я всегда думала, что продолжение жизни должно произойти только от любимого человека. Я свой шанс упустила давно, значит буду жить без детей, а муж меня только поддерживал в этом вопросе, детей он тоже не хотел.

Произведя в доме генеральную уборку и разложив вещи, я решила сходить в магазин. Нужны были продукты. Так не хотелось каждый день ходить в магазин, а заодно я решила зайти в кафе и основательно поесть, голод давал о себе знать и это хорошо. Когда чувство голода перебивает мысли о проблемах, это говорит о том, что проблема не такая уж и серьезная.

Маленькая кафешка «Людмила» на семь столиков, уютная и всегда приветливо открытая, была семейным бизнесом семьи Исаенко. Иван Иванович, крупный мужчина 65 лет, занимался покупкой продуктов, стоял за барной стойкой и сам обслуживал посетителей, с каждым мило беседуя. Он знал все про всех в поселке, казалось бы, действие еще не свершилось, а Иван Иванович уже о нем знал. Его жена Люда прекрасно готовила и любила свое дело, вкладывая в приготовление блюд всю душу, об этом знали все в округе и поэтому дни рождения, свадьбы и поминки всегда проходили в кафе «Людмила». А вот их сын Николай не захотел принимать участия в семейном бизнесе и предпочел служить в милиции в должности участкового, в чине старшего лейтенанта. В свои 24 года парень серьезно относился к своей работе, поступил в юридический университет и мечтал о повышении.

В кафе только два столика были заняты, за одним сидели две девушки и тихо обсуждали свои дела, а за другим столиком сидел Он. Он — это Роман, моя первая любовь в которую я влюблена была по самую макушку своей головы, мой первый мужчина. Я тогда училась на вечернем и жила в поселке, родители уехали обживать столицу, предоставив мне полную свободу. Мы встречались, у нас был головокружительный секс. Я все ждала, что Роман предложит мне выйти за него замуж, мечтала, какие у нас с ним будут дети, но вместо этого он просто уехал, не сказав мне ни слова. Однажды утром я проснулась и не увидела его рядом, на обед он тоже не пришел, и на ужин тоже. Даже не оставил записки. Ни-че-го! Затаив в себе злость, обиду и горечь я уехала в столицу, перевелась на дневной стационар университета и стала отчаянно грызть гранит науки. Время лечит и через несколько лет я вышла замуж, устроилась на работу, в принципе все у меня было хорошо. Только иногда ночами, мучаясь от бессонницы, воспоминания о своей первой любви горьким комом подкатывали к моему горлу и тихо, чтобы не разбудить мужа, я плакала в подушку. Больше Романа я не видела, соседка по даче говорила, что он один раз, через год после своего отъезда приезжал, спрашивал обо мне. Узнав, что я в поселке не появляюсь, он уехал из поселка и больше в нем не появлялся. Все эти годы без него у меня теплилась надежда, что он отыщет меня, станет оправдываться за свое бегство, но видимо чувства его ко мне были не очень сильными.

Он ни капельки не изменился внешне, такие же черные вьющиеся волосы, только теперь, вместо длинных по плечи кудрей, красовалась стильная стрижка. Он по-прежнему был спортивно сложен, видимо ежедневные тренировки давали о себе знать, легкий загар и эти крепкие руки, воспоминания о которых мурашками покрывали все мое тело. И вот теперь, смотря на Романа за столиком в кафе, я просто не знала что делать. Развернуться и позорно убежать было как-то глупо и я решилась подойти к нему просто как старая знакомая, без намека на былые чувства. Видимо для Ромы наша встреча также была неожиданностью, как и для меня. Глядя на меня своими светло-карими глазами, он поднялся из-за столика и вплотную подошел ко мне. Сердце мое пропустило удар, еще один! Оказывается, мои чувства к нему никуда не делись, они просто заснули на несколько лет, иногда просыпаясь и заставляя меня плакать. На Роме были синие джинсы и рубашка спортивного кроя черного цвета с коротким рукавом. Его одежда очень выгодно подчеркивала спортивную фигуру. Какой же он был элегантный! Я же в своих потертых голубых джинсах и черной майке выглядела как подросток, вдобавок на моем лице не было ни грамма косметики и волосы заплетены во французскую косу. Нет, моя любовь не иссякла, едва вдохнув его запах, такой родной и желанный, у меня предательски задрожали ноги. Рома взял мою руку в свою и крепко сжал, мне даже на миг показалось, что он не хочет ее отпускать, но это был только миг.

— Пообедаешь со мной?, — сухо произнес Роман и я заметила, что от былой нежности и любви у него ко мне ничего не осталось. Что же все-таки тогда произошло, неужели он испугался ответственности и сбежал?

— Да, — я была настолько голодна, что не раздумывая приняла его предложение. Сделав заказ, я все думала. О чем же мне с ним разговаривать? В голове я не раз прокручивала моменты нашей встречи, придумывала обидные фразы и то, как я буду с достоинством отвергать его извинения. Но сейчас я поняла, за те много лет, что не виделись, мы повзрослели. Уже не хотелось что-то выяснять, доказывать и оправдываться.

— Как дела, как ты, как жизнь?, — только и смогла произнести я.

— Хорошо. Приехал в поселок по делам, останусь здесь ненадолго. А как ты? Где устроилась?, — мне услышалось в нотках его голоса любопытство, неужели Рома и впрямь интересуется, как у меня сложилась жизнь, или это он так из вежливости?

— Тоже нормально, закончила университет, по специальности не работаю, юристов и медиков сейчас много. Устроилась в столичный журнал журналистом. Работа не сильно нравится, но зато неплохо платят. В свободное время повышаю свои познания в области юридической психологии, это мое хобби. Хотя муж говорит, что это пустая трата времени, но я люблю свое увлечение.

— Знаешь, я не согласен с твоим мужем, думаю, в жизни каждый должен находиться на своем месте и заниматься любимым делом. Я вот работаю по специальности — адвокат, мне нравится моя работа, и я от нее получаю удовольствие, а также и неплохие деньги — Роман говорил спокойно, буд-то бы и не было между нами тех лет разлуки. У окружающих, глядя на нас, могло сложиться впечатление, что два старых друга за милой беседой вспоминают прошлое. Я все больше убеждалась, что у Романа ко мне не осталось никаких чувств, и в глубине души мне было обидно за это. Я набралась смелости и решилась задать ему вопрос, который мучил меня:

— А как твоя личная жизнь? — я попыталась придать своему голосу как можно больше безразличия.

— Ой, в этом плане у меня все класс! Женат, двое детей и третьего ждем. Мне повезло с женой, такая умница и красавица. Отправил сейчас семью в Майами отдыхать, пока разделаюсь со своими делами. Потом присоединюсь к ним, — лучше бы я этого не спрашивала! Меня словно обухом по голове ударили, второй удар за сегодняшний день я не выдержу. Хотя, что я хотела? Прошло столько лет, я и сама вышла замуж, так чего же я ждала? Что все эти годы Рома будет сохранять мне верность, да и с какой стати? А внутри меня бушевала буря, эдакая смесь из ревности и желания. Есть совсем перехотелось, щеки сделались пунцовыми, руки предательски дрожали. То и дело бросая взгляд на Рому, я ловила на себе его взгляд и не могла понять, то ли я ему настолько безразлична, то ли он сильно меня ненавидит, но за что?

— Наташа, спасибо за приятную компанию, у меня неотложные дела и я спешу. Надеюсь еще увидимся, ты живешь на даче?, — я утвердительно закивала, а Рома продолжил, — Значит я заскочу к тебе как-то на чай, ты все еще не разлюбила смесь черного чая с малиновыми листочками?

— Нет, — ответила я. Надо же, он до сих пор помнит, какой чай я люблю. Подождав, пока Роман выйдет из кафе, я расплатилась и побрела домой, почему-то жутко разболелась голова и захотелось спать, хотя я с детского сада не спала днем.

Глава 2

Проснулась я от того, что заныла спина, видимо неудобная поза на кресле, в которои я заснула, свела мышцы. Глянув на часы, я с удивлением обнаружила, что уже половина второго ночи. Ничего себе отдохнула! Чтобы чем-то себя занять, я решила растопить камин, конец сентября все-таки давал о себе знать и ночи с каждым днем становились все холоднее и холоднее. Закутавшись в белую пуховую шаль, я вышла на улицу за дровами, вернувшись, растопила камин и стала смотреть на весело потрескивающие огоньки. Сон окончательно про меня забыл, и я стала подумывать о том, что неплохо бы выпить чашечку горячего чая и почитать какой-нибудь журнальчик, благо я накупила в местном магазинчике с дюжину. Все это время, что я не спала, меня не покидало ощущение, что за мной кто-то наблюдает, я не из пугливых, но когда дрова дружно издали громкий треск, по телу пробежала мелкая дрожь. Отчего мне даже захотелось не оборачиваться, а просто дождаться начала рассвета глядя на огонь в камине. Телом я даже почувствовала легкий холодок, будто кто-то прошел мимо меня и мне стало немного жутковато, присутствие в комнате постороннего стало настолько очевидным, что я обернулась. Я ожидала увидеть кого угодно — ночного грабителя, соседку, бродягу, привыкшего, что в доме долгое время никто не проживал и облюбовавшего себе временное пристанище, но то, что я увидела, на время лишило меня дара речи. В кресле сидела женщина в длинном нежно-лиловом платье времен царя Николая 2, в руках она держала спицы и что-то вязала. Красивое лицо, длинные темные вьющиеся волосы и на их фоне пронзительно-голубые огромные глаза, ровный нос. Красивой формы руки и форма ногтей выдавали в ней аристократку. Черты ее лица мне были очень знакомы, я усиленно вспоминала, где я могла ее видеть и тут меня осенило! Ну конечно же, на фотографии столетней давности, которую мы с мамой нашли несколько лет назад на чердаке. Но как? Я что, схожу потихоньку с ума от событий последних дней и мне уже мерещатся привидения? Что интересно, страх куда-то сам по себе исчез, и вместо него осталось здоровое любопытство. В этот момент женщина подняла на меня глаза и с интересом стала меня разглядывать, казалось, она удивлена моим присутствием не меньше, чем я ее.

— Вы меня видите? — спросила незнакомка с сомнением в голосе.

— Да, но я сомневаюсь в реальности своих видений, — ответила я и добавила, — вы кто?

— Я Латона Коссе, и скорее всего я — привидение, — женщина грустно на меня посмотрела.

— В таком случае, утром меня заберут в психиатрическую лечебницу, потому что разговаривать с привидениями в наше время считается сумасшествием, — рассмеялась я, все еще не веря в происходящее, скорее всего я заснула и мне снится сон.

— Нет, не заберут, об этом ведь никто не узнает, да и кто выдумал эту грань, определяющую состояние между психическим здоровьем и психическим расстройством? Кто знает, где именно проходит норма, а где патология? Если человек мыслит иначе чем общество в котором он общается, он что, сумасшедший? А может быть так, что это все общество сумасшедшее, а единицы нормальные. И это сумасшедшее общество выдумало свои рамки «нормальности», и всех, кто в эти рамки не входит, пытается заключить в психлечебницу. Так не проще ли сменить это общество и жить в своем мире и по своим правилам? — у женщины был до боли приятный голос с мягким но явным акцентом, не то французским, не то итальянским. Моя новая знакомая встала с кресла и нервно зашагала по комнате. Ростом она оказалась выше меня, где-то под метр восемьдесят, а ее черные вьющиеся волосы были собраны в косу.

— Вы так хорошо разбираетесь в психиатрии? — моему удивлению не было предела.

— Мой муж, Андре Коссе, был знаменитым психиатром, я перечитала все его книги и иногда помогала ему в практике, кстати, рекомендую прочесть, в чердачном помещении осталось немного интереснейшей литературы. Это книги мужа. И вообще, я согласна с утверждением мужа, что не существует грани между нормой и патологией, а точнее, эти нормы были придуманы людьми. А где гарантии, что эти люди сами не находились в состоянии болезни? Ой, что-то я забила вам совсем голову. А вообще удивительно, что вы меня видите, я помню несколько поколений ваших родственников, но никто из них меня не видел, вы первая. Наверное обладаете способностями медиума?

— Да что вы, какие способности, не сомневаюсь, что завтра утром я вообще ничего из происходящего здесь не вспомню, у меня удивительная черта забывать после просыпания свои сны. Вот помню, что снилось что-то хорошее, а что именно, не помню, — я также могла рассказать, что если бы все это происходило бы со мной наяву, а не во сне, то я бы уже визжала от страха и ужаса при виде призрака, да и вообще, в привидения я не особо верю, как и всякий здравомыслящий человек, — если вам не трудно, лучше расскажите мне, как вы оказались в таком положении… м… призрака?

— Конечно не тяжело, уже не тяжело. Раньше я конечно негодовала, проклиная все и вся, но потом смирилась. Признаться, я и сама не знаю, как так получилось, наверное что-то произошло, а что, не помню, какая-то белая пелена стоит передо мною. Я знаю, что должна что-то сделать, чтобы моя душа успокоилась но что, не знаю. Помню, что мы с мужем приехали в это село, скрываясь от погони новой власти, здесь стоял этот маленький заброшенный домик и мы в нем временно поселились. Также помню, что ожидали мы здесь какие-то документы, поэтому и не смогли вовремя уехать за границу. Удалось отправить нашего маленького сына с няней. А потом я ничего уже не помню. Как я стала призраком, я не знаю, но я живу здесь почти сто лет, знала твоих родных. Теперь я догадываюсь, что раз высшие силы разрешили нам увидеться, значит ты поможешь мне разгадать мою тайну, от этого зависит также и твоя судьба.

Я удивилась, хотела возразить, что я ничем не связана с ее семьей, каким образом моя судьба может зависеть от того, узнаю я что-то про мою ночную гостью или нет. В этот момент меня сковал пронизывающий холод и жутко разболелась голова, я на минуту прикрыла глаза, а когда открыла их, то оказалось, что все это время я лежала на диване, камин давно погас, за окном вовсю светит солнце, а часы показывают одиннадцать часов дня. Приснится же такое! Вот это сон! Даже стало как-то немного грустно и тень разочарования прокралась в мою душу. Мне понравилась ночная гостья, интересная собеседница, жаль, что это был всего лишь сон.

Поставив чайник на электроплиту, я вышла на улицу подышать свежим воздухом. Все-таки жители мегаполисов лишают себя многого, переезжая из маленьких городов и сел в крупные города, отказываясь от простоты и естественной красоты природы. Солнышко не натыкается на препятствия многоэтажек и свободно проникает во все уголки, равнинки и одаривает своим теплом и светом. Животные и птицы всеми голосами перекрикиваются между собой, и кажется, что у них бурлит какая-то своя жизнь, параллельная нашей, со своими проблемами, конфликтами поколений и соседями.

— Здравствуй Наташенька, — соседка радостно при виде меня замахала рукой и не спрашивая моего разрешения зашла во двор, вот уж поистине сельская жизнь со своей простотой вызывает некое восхищение. У меня дома в подъезде не знаешь большую половину жителей, страшно заболеть, так как помощи будет ждать не откуда, безразличие и малодушие, словно эпидемия, распространяется с огромной скоростью почти на всех жителей крупных городов.

— Здравствуйте, Любовь Егоровна, как жизнь? — нет, все-таки бесцеремонность некоторых людей меня поражает: соседка, не спрашивая моего разрешения, резала секатором мои розы, растущие у веранды.

— Да какая там у нас жизнь! Муж дурак, сын еще хуже, не слушают, когда им говоришь, а потом локти кусают! Все сама, все сама! Хозяйство, огород, дом вон какой! — соседку было не остановить, видно было, что она в моей особе нашла свободные уши, но мне это было ни к чему, своих проблем хватало. Как же от нее избавиться?

— Ну что вы, муж умница, директор школы, его все дети любят! — начала я, но соседка перебила:

— Конечно, дети его любят, а также училки молоденькие! Сама видела, как на него пялятся, дай им удобный случай, захомутают, но я не лыком шита, спасу не даю, глаза всем выцарапаю, кто не так посмотрит!

Вот-вот, подумала я, будь я твоим мужем, на второй день свадьбы сбежала бы. Я ведь знаю эту семью с детства. Юрий Матвеевич Лопырев всю свою жизнь посвятил детям, работал директором школы, интеллигент. Абсолютная противоположность своей жене, никогда не кричал, не ругался. Любовь Егоровна наоборот, кажется девиз ее жизни — «Ни дня без мата и скандала!». У супругов разные взгляды, разные интересы и социальные слои. Он после пединститута приехал в этот городок учителем по распределению и тут остался. Хотя ходили слухи, что Любовь Егоровна на каком-то празднике подпоила его и провела с молоденьким учителем ночь. Результат той ночи работает сейчас начальником полиции этого городка и по-совместительству нашим с Ромой другом детства. Вот такая жизнь…

Вернувшись на веранду, я стала заваривать себе кофе.

— Привет, обещал заскочить на чай. Вот, тортик принес, — от его голоса мурашки по коже побежали и ноги подкосились, ну что за испытание? Да к тому же еще и одета по-домашнему: хлопковый бежевый топ и короткие шорты. Хотя, может и правильно я оделась, Рома рассматривал меня, переводя взгляд с груди на ноги и наоборот. А в глазах его заплясали до боли знакомые чертики. Он взъерошил волосы (еще одна привычка, которую я в нем любила) и повернулся за ножом. Боже, ну сколько можно, я так давно пыталась выбросить его из головы, только во сне иногда он мне снился, и вот опять! Я не хотела совершать еще одну ошибку, не хотела испытывать снова ту боль, через которую прошла, когда он меня бросил. Но законы химии в моем теле противились моей логике. «Да у него же жена и куча детей! Соберись! Дыши, дыши!» — я попыталась взять себя в руки.

— Это мой любимый торт «Пражский»!, — я искренне обрадовалась, что он помнит мои вкусы.

— Да, я не знал, какой был, такой и взял. Ведь все женщины любят шоколад, а шоколадный торт и подавно, — голос Романа был такой безразличный, что мне так и захотелось на него накричать: «Я не все женщины!», но в ответ я только жалко улыбнулась. Он по-хозяйски разложил десерт на блюдца и не дожидаясь моего приглашения, разлив по чашкам кофе, сел за стол. Отпив глоток, Рома зажмурился на мгновение и волна удовольствия скользнула по его лицу:

— Удивительно, я так соскучился за твоим кофе, только ты его так вкусно варишь. Я объездил пол-мира, но нигде не пил такой кофе! Ты колдунья?

— Я — просто женщина! Была бы колдунья, мы не ели бы сейчас с тобой этот чертов торт! — я разгневанно поставила чашку на блюдце, отчего немного напитка разлилось на скатерть. Рома встал и вплотную подошел ко мне, он был такой большой, что занял все мое пространство, не давая шанса на побег.

— А чем бы мы с тобой занимались?, — его холос стал хриплым и он провел большим пальцем руки по моим губам, не выдержав, я легонько прикусила его палец, как тогда в молодости, когда мы с ним занимались любовью, — Не делай так, детка, а то я за свои действия не отвечаю!

Но на меня что-то нашло, я снова его легонько укусила и в этот же миг Ромка схватил меня в охапку своих крепких рук и стал жадно целовать. Одна рука его стала снимать заколку с волос, распуская их и погружая в них пальцы. А другая рука стала хозяйничать на моей груди. Мои ноги меня не слушались, а в голове проносилось только одно: «Как же хорошо!» К тому же в мои бедра явно выпирало его желание. Я даже забыла, насколько оно большое!

Внезапно нас прервали истошным криком вперемешку с подвыванием.

— Да что за черт? — успел выругаться Роман, а я попыталась привести себя в порядок, увидев краем глаза, как он пытается взять себя в руки. Желание в его глазах читалось настолько явно, а я боялась показать Роману свои чувства, это ведь ни к чему хорошему не приведет. Снова я останусь с разбитым сердцем, а он уедет покорять карьерные высоты и заботиться о жене и детях. Я чувствовала, что его присутствие снова загоняет меня в кабалу любви. Так, надо немедленно что-то делать!

Мысли мои прервала соседка, которая бежала к нам с телефоном в руке и выкрикивала что-то вроде: «Убили!». Рома снова тихо выругался и повернулся в сторону соседки:

— Любовь Егоровна, что случилось? — хотя по голосу его явно узнавалось «Какого черта вы здесь делаете?»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 286