электронная
180
печатная A5
324
12+
Не надо плакать...

Бесплатный фрагмент - Не надо плакать...

Стихотворения

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-1112-3
электронная
от 180
печатная A5
от 324

Не надо плакать…

Не надо плакать…

Как бы ни было печально,

Милый друг, не надо плакать,

Мир устроен идеально:

И сомнения, и слякоть

Смоет дождь слезою чистой.

И не стоит повторяться —

Наши слёзы неказисты.

Лучше тихо засмеяться

Вопреки коварным бедам

И проблемам, чаще мнимым.

Солнце выглянет к обеду

Угольком неутомимым,

И умчатся тенью зыбкой

Все печали и напасти

От бесхитростной улыбки,

Что, поверь, в твоей лишь власти.

Мир

Прекрасен мир, от солнца звонкий!

Он, древней тайной обладая,

С улыбкой смотрит, как девчонки

За мной украдкой наблюдают,

А я — за ними, без пристрастья,

И сердцем чувствуя, и кожей,

Что создан этот мир для счастья!

Другим он просто быть не может!

Мир вместе с нами горько плачет:

Он, как и мы, большой ребёнок,

И так же терпит неудачи,

Пытаясь нас понять с пелёнок…

Мир — это чистая страница,

Где мы с тобой мешаем краски…

Но как бы с ним договориться,

Как увидать его подсказки?

Ещё один день…

Ещё один день мне подарен судьбой,

И я поражаюсь невиданной щедрости,

С какой награждается житель любой

Планеты Земля и ближайших окрестностей.

Подумаешь, день! Жизнь не станет длинней,

И некие дни даже кажутся лишними.

Но сколько осталось тебе этих дней?

Все стопкой лежат на ладони Всевышнего.

Напрасно ты вновь недоволен судьбой,

Дары посылающей и забирающей

Однажды всё то, что случилось с тобой

На этой планете, где рай и ристалище.

А я принимаю подарок небес:

Ещё один день жизни в качестве зрителя!

Когда-нибудь я, насмотревшись чудес,

Вернусь на рутинную должность Вершителя…

Всего лишь люди…

Когда-нибудь настанет час,

И нас не станет.

Так было миллионы раз,

Пусть и не с нами.

Мир будет жить своей судьбой,

А нас… не будет!

Всего лишь люди мы с тобой,

Всего лишь люди…

Нам никогда не изменить

Вещей порядок:

Пора понять, что мир чинить

Совсем не надо.

Пусть крыльев нет — не спорь с собой,

И будь что будет.

Всего лишь люди мы с тобой,

Всего лишь люди…

Лунною тропою…

Как часто лунными ночами,

Витая в царстве прошлого,

Тоску в груди мы лечим чаем

И разделяем с кошкою.

Пусть кошка тычется в ладони,

Смягчая боль утраты.

Быть может, в том, что нас не помнят,

Мы сами виноваты?

Быть может, лунною тропою,

Туманом припорошенной,

Придёт и сердце успокоит

Прощение из прошлого?

Это утро не повторится…

И снова солнце встаёт над миром,

И снова свет воспевают птицы.

Всё тот же вид из окна квартиры…

Но это утро не повторится.

И этот день, и твоя улыбка,

На миг рождённая доброй шуткой —

Всё это призрачно в мире зыбком

И исчезает ежеминутно.

Когда реальность в окно стучится

Холодным ветром и ярким солнцем,

Я знаю: это не повторится,

Как наша молодость, не вернётся…

Как прекрасна молодость…

Как прекрасна молодость

вкупе с красотой!

Жаль, увы, не холост я,

чтоб мечтать о той,

что стоит на площади,

может, принца ждёт…

Я без белой лошади,

да и принц не тот!

Проезжаю мимо я,

старомодный принц.

Это память мнимая

Разыграла блиц.

Это юность прошлая

мне застила взгляд.

Обойдусь без лошади,

я и так богат…

Песенка

Солнце конопляное

Светит жёлтой радугой —

Мы с тобою на поляне

Собираем ягоды.


Губы твои сладкие

Соком перепачканы.

На меня глядишь украдкой,

Да мелькают пальчики.


Ох, уж эти сладкие

Губы, руки, пальчики

Целовал бы без оглядки

На оковы брачные.


Но кружатся вОроны —

Птицы бессердечные…

Я пойду в ту сторону,

Где мы ещё не венчаны.

Улыбка

Я не знаю, почему улыбку

Ранним утром солнце вызывает.

У меня в груди сомненья тают:

Всё в порядке — мир настроил скрипку,

Что опять в душе моей играет.


И своей улыбкой поделиться

Я готов с любым, кого встречаю…

Только вдруг улыбку замечаю

На лице, в какое не влюбиться

Не могу… И ей не отвечаю…


Неизвестно, что тому виною —

Я застыл, как лодка у причала.

Нотой грусти скрипка прозвучала:

Не для нас свиданья под луною…

Я вздохну и жизнь начну с начала.

Это Питер, детка…

Это Питер, детка…

Послушай, это Питер, детка,

Погоды лучшей не проси:

У нас туман гостит нередко,

И дождь подолгу моросит.

Под нашим небом зреет влажность,

Как где-то зреет виноград.

Но мы привыкли — эка важность:

Зимою — дождь, а летом — град.

Течёт Нева, река-царица.

Она из воздуха берёт

Всё лишнее, чтобы напиться

Мог летом жаждущий народ.

Ведь летом день вдруг станет длинным,

Родив хандру, украв покой…

У нас… мосты пропахли сплином,

Пока висели над рекой.

И мы хандрим, но очень редко —

Так в нас силён иммунитет!

Всё просто: это Питер, детка,

Наш дом. Наш мир. Наш Назарет.

И где же дождь?

И где же дождь? Позвольте Вас спросить:

Последний год мы с ним запанибрата.

Ушёл в другое место моросить,

Оставив тучи, как залог возврата?

Надеюсь, да! Ведь если Божий лик

Лишит Санкт-Петербург небесной влаги,

Иссякнет вскоре Питерский родник

Печали, отражённой на бумаге.

И этот сплин, что в воздухе разлит,

Исчезнет, сделав мир обыкновенным…

Пусть льётся дождь на сумрачный гранит,

Пусть Питер остаётся неизменным.

Белая ночь

Интересно, люди спят или нет

В этот сумеречный час — не пойму.

Ночью южным городам нужен свет,

Петербургу моему — ни к чему.

У аптеки не горят фонари —

Я по городу иду сам не свой.

И готовятся к приходу зари

Тени прошлого, упав с мостовой.

Я не вижу их, но слышу шаги.

Кто там бродит у подножья Невы?

Покажись! Ведь мы с тобой не враги.

Ой, простите! С Вами нужно — на Вы!

Вы же можете собрату помочь

В час, пока не заалеет восток,

Отыскать слова про Белую ночь,

Те, которые найти я не смог?

Я присяду на прохладный гранит,

Сыроватый от дыханья Невы.

Я не знаю, кто со мной говорит,

Знаю — нужно обращаться на Вы…

Согласно северной природе…

Я привыкаю заново к погоде:

Не балует теплом Санкт-Петербург,

А дождь, согласно северной природе,

Здесь круглый год актёр и драматург.

Здесь солнце, хоть и изредка, да светит,

Играет бликами на шпилях золотых.

Здесь долго спят, но, если на рассвете

Пройти по городу, что после сна притих,

Заметишь, как он снова оживится

И, шпили-руки к небесам подняв,

Черпнёт воды из облака — умыться,

А то и душ под тучами приняв,

Поманит солнце — городу, похоже,

Изменчивость погоды не во вред:

Мне кажется, мой Питер стал моложе…

А я — как будто старше на сто лет…

Немного о дождях…

Опять вчера попал под зимний дождь.

Или весенний? Не поймёшь природу!

Тем, в общем-то, наш город и хорош,

Что здесь дожди в любое время года.

Как нам завидуют Лас-Вегас и Дубай!

У них вода — за доллары из крана.

Зато песка и солнца через край —

Отличный пляж… вдали от океана.

Им тяжело: от солнечных лучей

Не спрятаться в пустыне, не укрыться.

С годами солнце только горячей,

Что видно по состарившимся лицам.

Пусть тот, кому приходится тужить

Под знойным солнцем, согласится с нами:

Мы выдумали новый способ жить —

От солнца защищаемся дождями!

Серый цвет

Мне нравится серый естественный цвет,

Я сам удивляюсь, насколько.

Вот серый асфальт, в нём сомнения нет:

Он нужен, неровности только.

Спокойный, уверенный, серый гранит.

Молитвы, угрозы, проклятья —

Он всё равноценно в себе сохранит,

Хотя не горазд на объятья.

А волки? Свободные дети лесов,

Серее не сыщешь в природе,

По сути, куда благороднее псов

И крепче, что видно в породе.

Но самым значительным кажется слон —

Огромное серое чудо…

Я, в серый рассвет бесконечно влюблён,

Бреду в никуда ниоткуда…

Это только наброски…

Это только наброски…

Это только наброски,

Это лишь черновик.

Но к оттенкам неброским

Я, похоже, привык.

Образ может быть сложным,

Но — сомненьем укрыт;

И окажется ложным,

То, что вдруг заблестит.

И неправдою мысли

Станут вдруг на листе.

Постижение истин

Ценно лишь на кресте.

Это только наброски

Жизни, мчащей вперёд,

И её отголоски —

То, чем сердце живёт.

Игра

По мненью многих, наша жизнь — игра.

Но кто к игре относится всерьёз?

А во дворе играет детвора,

Учась у жизни яростно, до слёз

Любить и ненавидеть, и прощать,

И понимать, чем стоит дорожить,

И, в результате, жить, чтобы играть,

Или играть, напротив, чтобы жить.

Что может быть серьёзнее игры?

Процесс простой, но далеко не прост:

Играя, дети создают миры,

Став взрослыми — дотянутся до звёзд.

И звёзды будут с радостью смотреть,

Как зреют в играх разума плоды,

Как станет совпадать земная смерть

С рождением ещё одной звезды.

Мыслящий тростник

Мелькают дни, как череда картин:

Движенье — основной закон Вселенной.

Но каждый день — всего лишь миг один,

Неповторимый, необыкновенный,

В котором зарождаются миры,

Приветствуя движенье по спирали.

И затихает голос до поры,

Уверенный, что мы не умирали.

До той поры, как мыслящий тростник

Запомнит дату своего рождения,

Когда и для него настанет миг

Произнести: «Я больше не растение!»

Всего лишь только сон…

Когда-нибудь я вспомню этот миг

Сомнений, неуверенности, страха,

Потоки слёз, наплаканных в рубаху,

И божества земного скорбный лик.

И как в тебя был трепетно влюблён,

Моя Звезда, для всех — обыкновенная…

Что наша жизнь? Всего лишь только сон

Для Разума, творящего Вселенные…

Лица…

Лица… Разные. Непохожие,

Несмотря на Адамов корень.

Окружают меня прохожие,

Но не родственные априори.

Каждый носит свою Вселенную,

Удивительную по смыслу:

Кто в мой мир, словно в ванну пенную,

Столько разных Галактик втиснул?

Вот девица — глаза бесстыжие

(На соседку гляжу украдкой),

Впрочем, лишь потому, что рыжая…

Или кофе глотнул несладкий?

Вроде мелочь, а смолкла музыка:

Горький вкус по душе не каждому —

Всё пройдёт. И в знакомстве с музами

Состояли уже однажды мы…

Дежавю? Или мысли бренные

Окруживших меня прохожих?

Снова вижу в глазах Вселенные —

Да не так уж мы непохожи…

Я привыкаю к жизненным утратам…

Я привыкаю к жизненным утратам:

Друзья уходят как-то невзначай,

Уходят те, с кем я делил когда-то

Шальные мысли, водку, хлеб и чай.

Я раньше думал, это правомерно:

Встречать и провожать, как поезда,

Чужие судьбы. В мире многомерном

Я лишь вокзал, и лишь моя звезда

Мир освещает. Но неинтересно

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 324