электронная
108
печатная A5
296
16+
Не чужое место

Бесплатный фрагмент - Не чужое место

Поэзия

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0828-8
электронная
от 108
печатная A5
от 296

Говорят…

Говорят, для любви строго возраст назначен

И не надо его торопить.

Но на свет человек появился, а значит,

Непременно он будет любить.

Кто — чуть раньше, кто — позже, Но все — непременно,

Ведь без этого кончится жизнь.

С ручейка начинается море безмерно,

Ты ж для счастья — слегка улыбнись.

«Класс — восьмой, лет — пятнадцать», — читаем в анкете,

И никто не подумал о том,

Сколько в этом, казалось, коротком ответе,

Дум о жизни, о счастье своём,

Дум о будущем дне, и о дне настоящем,

Чем наполнены будут они,

Дум о нас: о тебе, обо мне, и о счастье,

И о том, что увидят потомки твои.

Говорят, человек по делам узнаётся.

Те слова совершенно верны.

Так пускай же он чаще в любви признаётся,

В той, которой мы верить должны.

Пусть красивых он слов говорить не боится, —

Их так мало сейчас говорят!

Пусть любовь в одинокой душе не таится,

И глаза в тишине не грустят!

Верю, возраст любой для любви — не помеха.

Будь то тридцать, шестнадцать иль семьдесят лет.

Словно ласковой песни далёкое эхо,

Любовь снова придёт, неся чей-то ответ.

Октябрь 1985

Слабый пол

Как часто говорим мы «слабый пол»,

Когда им, женщинам, жизнь трудность преподносит!

Но, видимо, такой уж век пошел,

Что помощи у нас, мужчин, они не просят!

Досадно вспомнить — были времена,

Что женщин мужики к богам равняли…

Ах, женщина, и даже не одна,

Вы с тех времен нас уж давно догнали!

К примеру, спорт: счастливая пора,

То — бодрость духа, сила и здоровье.

Но, Боже мой, метание ядра

Мы видим и у женщин в многоборье!

Им, хрупким, что дает чугунный шар,

Зачем такие адские страдания?

Неужто чужд им стал кухонный пар

Иль детский лепет? Даже карт гадание?

Так нет же — им давай, что потрудней,

Как будто нынче жизнь сбавляет цену!

До койки ведь едва дошла своей,

И вновь бежит — на стадион, на сцену!

В последние пятнадцать — двадцать лет,

Когда прогресс достиг своей вершины,

Женщине стало уж не до супов-котлет:

В ее руках вертится руль машины.

Зачем, — все тот же мучает вопрос, —

Нестись сквозь ночь по длинным магистралям,

Когда, быть может, дома сын бы рос,

Иль дочка бы красавицею стала?

Ах, женщины, как трудно вас понять,

Все ваши помыслы, грусть вашу или шутки!..

Довольно и себя, и нас гонять!

Сидите дома, пойте детям прибаутки!

Апрель 1986

Семнадцатилетие

Чуть над бровями волосы нависли,

В глазах — тепло, их свет прозрачен, ясен.

Всего лишь день из нашей долгой жизни,

Когда мир, кажется, как никогда прекрасен!

Всё — как всегда: с утра щебечут птицы,

И солнце льет свой свет спокойно, ровно.

Но лишь душе на месте не сидится —

В бескрайней дали мир открылся новый!

…Пусть в этом мире спят спокойно дети,

Пусть по ночам им сны цветные снятся.

За этот мир сегодня мы в ответе.

За всё, что знаем мы в свои семнадцать.

В старой церквушке, у озера ясного,

Там, где горят купола обожженные,

Старый священник с кадилом и рясою

Нас обвенчает под звуки блаженные.

И укрываясь фатой белоснежною,

Взглянешь на мир ты застенчиво — ласково:

Счастье несет нам весна эта нежная —

Всё, что недавно казалось нам сказкою.

Ждут нас дороги безвестные, дальние.

Жизнь — это книга, впервые открытая.

С желтых листков до весенних проталинок

Неразлучимы теперь будем ты да я.

Июнь 1988

В старом парке

В старом парке, меж берёз и кленов,

Там, где ивы плачут над рекой,

Под певучий звук аккордеона

Встретились однажды мы с тобой.

Ты глаза смущенно отводила,

После танца прячась за подруг.

И меня, наверное, забыла,

Только лишь умолк последний звук.

Долго я искал с тобою встречи

Среди вечной суеты людей.

Не нашёл… Лишь маленькие плечи

Стали мне дороже и милей.

Январь 1988

Солнечные зайчики

В окне мелькнули солнечные зайчики,

И мне сейчас подумалось о том,

Давно ли мы, и девочки, и мальчики,

У теплых луж ходили босиком.

Давно ль и в Новый год, и в День рождения

Сияли лица солнечным огнем?

И мы, по своему обыкновению,

Гостями заполняли отчий дом.

Но умолкали праздничные тосты,

Уже чуть слышны стали голоса.

Нам расставаться было так непросто

И видеть загрустившие глаза.

Когда нам вновь удача улыбнется,

И встретим мы знакомый с детства взгляд?

Как знать… За всё приходится бороться,

Хоть времени и нет пути назад.

Апрель 1989

Поговорим о пустяках

Поговорим о пустяках,

Устав от всяческих советов!

О ягодах и о грибах;

Взгляни — от нас уходит лето!

За вечной вереницей дел

Мы забываем, жизнь какая.

Вот шмель смешной на клевер сел,

А рядом бабочка летает.

Давай попробуем вернуть

Счастливые моменты детства!

Каков бы ни был жизни путь,

Нам никуда от них не деться!

Давай по медленной реке

Кораблик пустим плыть бумажный.

А нам, быть может, вдалеке

Помашет капитан отважный.

Давай поверим в то, что есть

Страна чудес на белом свете:

Все вверх ногами ходят здесь,

А взрослых учат их же дети.

Июнь 1989

После бала

Мне благодарности не надо.

Пусть будет высшею наградой

Твоей улыбки тёплый свет.

Когда на небе солнца нет,

Одна лишь ты согреть способна

Души заветный уголок.

И я счастливо жить бы мог

С тобой в домишке нашем скромном.

Январь 1989

Прости

Прости, далекая, родная,

За немоту высоких чувств,

За то, что изо всех искусств

Я главного ещё не знаю.

Желая нашей новой встречи,

Твоих стыдился тронуть губ.

Я был неимоверно глуп,

За что наказан бесконечно.

Твоя пречистая любовь

Достойным стала мне уроком.

И потому чрез эти строки

К тебе я обращаюсь вновь.

Октябрь 1989

Черемухи душистый цвет

Черемухи душистый цвет

И лунный отблеск в летний вечер —

Все меркнет, если рядом нет

Тебя, мой милый человечек.

С небес падучая звезда

Несет для нас любовь и радость,

Оставив в сердце навсегда

Ночей пленительную сладость.

Апрель 1989

Глоток

Живу воспоминанием о чуде,

Твоими мне подаренном словами.

Любви глоток в причудливом сосуде

Несу я жизни тайными стезями.

Я думал — позабыл все сказки мира

О чудесах и ведьмах в мрачных кельях.

Но, видимо, не зря судьба водила

Орфея к Эвридике в подземелье.

Я не боюсь (как в этой давней сказке)

Смотреть в глаза — открытые, святые,

Живущие без хитрости, подсказки,

Чудесным светом солнца налитые.

Любви глоток в причудливом сосуде

Несу я жизни тайными стезями.

Последний или первый?

Чей он будет?

Давай беречь другу друга не забудем,

Чтоб тот глоток не развести слезами!

Декабрь 1994

Мотылек

Я трепещу при имени твоём,

Как мотылёк над пламенем свечи.

О, не забыть бы свет, манящий днём,

О, не обжечься б в темноте ночи!

Я — мотылёк. Как короток мой час,

Как много сделать должен я успеть!

Ты, Огонёк, меня от стужи спас, —

Не дай же моим крыльям обгореть!

Всё в этом мире вечной суеты

Не вечно — есть всему конец.

Подует ветер — и погибнешь ты.

Перетворив на дым златой венец.

Давай друг другом всё же дорожить,

Любить, не обжигать, сердца беречь

Для тех, кто после нас здесь будет жить

И ждать, как я, с теплом случайных встреч.

Декабрь 1994

Со мной

Законам жизни покорясь,

Судьбу за всё благодарю я:

За успокоенную страсть,

И за любовь без поцелуев!

Всё — лишнее, всё это — груз,

Тяжёлый и невыносимый.

Когда я Вас рукой коснусь,

Не говорите мне: «любимый»!

Не погружайте разум свой

В переживанья, размышленья, —

Побудьте просто миг со мной,

Спасая от уединенья!

Январь 1995

Путаница

Я не знаю, как это назвать:

Мыслей путаница, чувств переворот.

Я хочу сработаться, устать,

А выходит всё наоборот.

Мозг, как заведенный агрегат,

Заставляет шелестеть листы.

Что со мною? Рад или не рад

Я тому, что появилась ты?

Я не знаю. В прошлой тишине

Грезил я о счастье непростом.

Думал навсегда оставить дом

И искать любовь в чужой стране…

Неужели правду говорят:

«Близкое видно издалека»?

Только жизнью вновь глаза горят,

И в моей руке — твоя рука!

Январь 1995

Не жги мосты

Остановись, не жги мосты

В последнем свете дня!

Сегодня правдой была ты,

А завтра буду я.

От разрушительных побед

Не ждет герой наград.

Он станет стар, он станет сед.

Тому он будет рад?

Кичимся мудростью своей,

Кричим, что знаем жизнь.

Но, чувствуя конечность дней,

Готовы падать ниц:

«Что сделал я за краткий век?

Что с радостью встречал?»

Мы думаем, что человек —

Начало всех начал.

Родить и воспитать — не труд, —

Природы дивный зов.

А вдруг в том, Будущем, сотрут

Следы твоих трудов?

Остановись, не жги мосты!

Дай жизни новый шанс!

Сегодня — Я, а завтра –Ты.

Но помнить будут НАС.

Июль 2005

Парю, как птица

Парю, как птица, меж землей и небом,

Любую мысль пишу со слов «как будто».

Свидетель Бог, что я так счастлив не был,

Как в этот вечер, ночь, и в это утро.

Я плачу не от горя, а от счастья,

Слёз не стыжусь, что вдруг пролил украдкой.

Вне бытия, вне времени сейчас я —

Ты для меня являешься загадкой.

Я открываю незнакомый ларчик,

Подыскивая ключ — один, счастливый.

Что для меня ты в этой жизни значишь,

Лишь птицы с неба рассказать смогли бы.

Июль 2005

Жить, смеясь

Смейся надо мной, и просто смейся,

Если я и глуп, и неуклюж.

Может быть, и мне найдётся место

В чуднейшей — твоей — из женских душ.

Смейся! Этот смех нам жизнь продляет —

Медицине склонен верить я.

Счастлив тот, кто смех твой распознает

Так, как распознать был счастлив я.

Что слова? Они так часто лживы…

Наших чувств иная ипостась…

Почему же до сих пор МЫ живы?

Потому что ТЫ умеешь жить, смеясь.

Июль 2005

Звездный путь

Когда сомненья донимают,

А зло с обидой душу жгут,

Я говорю — так не бывает,

Чтоб быть ненужным там и тут!

Где берег мой, где переправа?

В плену мерцающих огней

Устав скитаться влево-вправо,

Ищу причал любви моей.

Нас всех ждут рано или поздно

Там, где потоком новых сил

На верный путь направят звёзды.

Я этот путь в тебе открыл.

Май 2005

В затишье

Чем, скажи, моё ты сердце тронула?

Словно свежий ветер, ты мила.

Отмершая ветка снова вздрогнула,

И чудесным цветом расцвела.

Отгорела буйным цветом яблоня,

Скоро осень лист позолотит.

Только ты умеешь так негаданно

Зорькой вспыхнуть и опять уйти.

Нет тебя — в душе тоски не ведаю:

Знаю, жизнь не стоит торопить.

Только ты так искренне и преданно

Ненавидеть можешь и любить.

Странная моя, с душою тонкою,

Скрытою от любопытных глаз!

У иных любовь бывает громкою.

Мне ж милей — в затишье, как у нас.

Август 2005

Афродита

Твой пыл и страсть, и нежность губ твоих —

Спасение среди промозглой ночи.

Был вечер, этот танец на двоих,

И танцем тем был мой костер разбужен.

Порыв желаний мир перевернул,

А нежность рук твоих прохладой ночи

Пришла ко мне, чтоб лишь тебя одну

Я воспевал наивной рифмой строчек.

О, Афродита, вестница любви!

Перед тобой я преклоню колено.

Улыбкой милой в плен меня лови,

Да так, чтоб я не вырвался из плена!

31.05.2005

Спасибо

Ты обожгла, как молния небесная,

Мой скромный тополёк в степи.

Моя судьба лучинкой слабой треснула.

Но сам себе я говорю: «Терпи!»

Кто знает, что летит с пустынной бурею!

А может быть, в конце безумных дней

Вернусь к тебе одной лишь мыслью-пулею

Сказать спасибо за огонь страстей.

Май 2005

Вечерний город

Вечерний город: свет и звуки

Отчетливей, чем жарким днём.

Иду, раскинув в мыслях руки:

«Мой город! Я растаял в нем!»

Острее стали слух и зрение:

Во мгле рождается секрет.

Я слышу шепот, откровения;

Им в шумных буднях места нет.

Август 2007

Луч солнца

В этом мире все мечты сбываются.

Даже солнце из-за туч выходит

Для того, кто милых дожидается

И по кромке льда к любви приходит,

Кто рискует, но идет настойчиво,

Солнца луч неся перед собою.

Счастья паутинка так уклончива,

Но не рвётся грозовой порою.

Силу дальних звёзд возьму в ладони я,

И холодный свет теплее станет,

Потому что чувств моих агонию

Освятишь ты радости слезами.

сентябрь 2007

Вдохновение

Мне странной представляется картина:

Есть женщина, есть у неё мужчина,

Она его и любит, и жалеет.

А мне звонит — я отказать не смею.

По часу мы «висим» на телефоне,

И я в каком-то незнакомом тоне

Рассказываю ей свои тревоги

Так, как не смог я очень многим.

Знакомы-то всего шиш да немножко,

Но, словно сладкий мёд огромной ложкой,

В её душе черпаю вдохновенье.

С ней первой обсуждаю сочиненья.

Осознаю, что глупо всё, бессмысленно,

И не хочу быть от неё зависимым.

Но бросить всё — превыше моих сил —

Я с нею стал писать. Я с ней ожил.

сентябрь 2008

По дорогам незримой Вечности

По дорогам незримой Вечности,

Обминая ухабы беспечности,

Я иду.

Изучаю законы Вечности,

Свой маршрут в глубине Бесконечности

Я найду.

Третьим потом, ручьями липкими

Обливаясь,

Под старыми липами

Я присел.

Голосят петухи без умолку.

Я ожил, хотя чуть не умер тут.

Мой удел.

На душе рубцом рана стянута,

Кнут судьбы отдал место прянику.

Хорошо!

Тетиву судьбы взял натянутой.

Отпустив, я подумал: «Встану-ка!»

И… пошёл!

сентябрь 2007

Покоя требует душа

Покоя требует душа.

Каким-то Божьим повелением

Увижу тихо, не спеша,

Всю жизнь свою в одно мгновение.

Я падал и опять вставал,

Шагая скользкою дорогой;

Я находил и вновь терял,

Я звал тебя, а видел многих.

Покоя требует душа.

Я уступил немногословью.

О, Боже! Как ты хороша

Простой и искренней любовью!

Сентябрь 2007

Босоногий мальчик

Хотел бы я стать маленьким ребенком,

Чтобы по весенним лужам беззаботно шлёпать.

Зимой лететь по льду на речке звонкой,

И обижаться, получив по попе.

Зачем мне это всё, пока не знаю.

Наверное, устал от всяких целей.

Я встал, будто у пропасти, у края.

Конечности в момент похолодели

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 296