электронная
360
печатная A5
518
18+
Наёмник

Бесплатный фрагмент - Наёмник

Объем:
240 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4818-1
электронная
от 360
печатная A5
от 518

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Окна в доме были плотно закрыты, так что ни один луч света не мог пробиться внутрь. Но четверым мужчинам, собравшимся в нем, свет был не нужен, ибо на столе, вокруг которого они стояли, лежали предметы, сиявшие ярче самого солнца. Если бы не огромные магические способности каждого из присутствующих, то они все давно бы изжарились.

— Они всегда будут так сиять, отец? — спросил Нурлин, не отрывая глаз от посоха, лежавшего между Шлемом и Кольцом.

— Нет, со временем они станут обычными предметами. Если, конечно, столь могучие артефакты можно считать обычными предметами! — усмехнулся в длинную, до колен, и совершенно седую бороду самый старший из мужчин.

— Зачем они нам, отец? — задал вопрос Нарлин, осторожно вытягивая руку вперед и дотрагиваясь до Шлема.

Артефакт был горячее солнца, даже сквозь защиту Нарлин это почувствовал и тут же отдернул пальцы.

— Я уже очень стар, дети мои! — тяжело вздохнул старик. — Многие тысячи лет я скитался из мира в мир, защищая каждый из них от зла и ища своего преемника. К сожалению, сделать мне это не удалось. И теперь вы должны будете продолжить мое дело! Для этого я и создал Шлем Всеведения, Посох Всемогущества и Путеводное Кольцо, — жестом указал на лежавшие на столе артефакты старик. — Они придадут вам сил и помогут одолеть врагов. Когда же вы найдете нового Скитальца, то должны будете обучить его всему тому, чему обучил вас я, а потом с чистой совестью вы сможете удалиться на покой.

Повисла пауза. Сыновья пожилого Скитальца с вожделением рассматривали предметы на столе, каждый из которых был уникален. Разумеется, им хотелось обладать ими, но все же один вопрос не давал братьям покоя.

— Но почему ты сам не можешь этого сделать, отец? — озвучил общие мысли трех сыновей Нирлин. — Ты ведь способен прожить еще многие тысячи лет до тех пор, пока твой преемник не объявится!

— Вы думаете, я бессмертен, всемогущ и непобедим, — произнес Скиталец. — Но это не так! Да, я обладаю огромной силой. Да, мне не страшны болезни. Да, от старости я не умру. Но я могу пасть в бою! И что-то подсказывает мне, что это скоро произойдет. Не спорьте со мной! — поднял старик вверх правую руку, заметив открывшийся рот Нурлина. — Я это знаю. Я знал об этом всю свою жизнь и все это время думал, как же мне передать свои знания преемнику. Однажды связь Скитальцев уже разорвалась: преемник не был найден, и половина из миров погибла. Затем одному из людей каким-то образом удалось возродить нас, и с тех пор мы относимся к процессу поиска преемника с особой тщательностью.

— Но если ты погибнешь, связь опять прервется! — воскликнул Нарлин.

— Нет, не прервется! — возразил ему отец. — Потому что до той поры, когда появится новый Скиталец, вы будете выполнять его обязанности. Для этого я и даю вам созданные мной артефакты. Они позволят вам управлять теми же силами, что подвластны и мне. По отдельности вы, конечно, никогда не сравняетесь со Скитальцем, но вместе… Возможно, вы даже будете сильнее его. Но так как и вы можете погибнуть, то ваша первоочередная задача — найти нового Скитальца.

— А почему..? — начал говорить Нирлин, но отец, ожидавший этого вопроса, ответил на него еще до того, как его произнесли вслух:

— Да, артефакты я мог создать и раньше. Но кому бы я их отдал? С вашей матерью я познакомился всего двадцать лет назад, а вскоре на свет появились вы. Тогда-то я и понял, как мне сохранить преемственность поколений Скитальцев. А теперь я должен взять с вас клятву, что вы исполните мой завет. Клянетесь ли вы, что исполните мою последнюю волю, дети мои?

— Клянусь! — первым произнес Нирлин.

— Клянусь! — подхватил вслед за ним Нарлин.

— Клянусь! — завершил клятву Нурлин.

***

— Ваш отец не доверял вам, — произнес, глядя в окно на выплывшее из-за туч солнце, Грифон. — Именно поэтому он и скрыл тот факт, что собранные вместе артефакты не дополняют друг друга, а наоборот ослабляют.

— И он был прав! — ответил стоявший рядом с наемником Нарлин. — И я, и мой старший брат Нурлин практически сразу пришли к одному выводу: зачем искать какого-то преемника, когда я сам мог бы навести во всех мирах порядок. Тот порядок, что представлялся каждому из нас правильным, — с горечью добавил Нарлин. — Боюсь, если бы мы знали об истинных свойствах артефактов, то борьба между нами была бы еще более жестокой, ведь мы оба бы решили завладеть Посохом. К счастью, мы не знали, что артефакты ослабят друг друга и стремились завладеть ими всеми. Впрочем, и по отдельности это всего лишь предметы. Сильный маг одолеет слабого, даже если тот вооружен Посохом. Артефакт лишь облегчает доступ к той или иной сфере колдовства: могучим заклинаниям (как Посох), знанию всего на свете (как Шлем), или же способности найти любой предмет во Вселенной (как Кольцо).

— Кому ты об этом говоришь? — усмехнулся Грифон. — Память у Скитальцев, в отличие от способностей, штука наследственная.

— И впрямь! — согласился с наемником старик. — А я об этом как-то подзабыл!

Какое-то время они оба молчали, а внизу тем временем к башне подтягивались обитатели Проклятых Земель: скелеты, призраки, вурдалаки, оборотни, различные големы.

Все эти существа, как четко ощущал Грифон, были порождением Нарлина, который был действительно могучим волшебником. Он создал их, чтобы в тиши и покое дожидаться того часа, когда к нему придет наследник его отца, и они с честью выполняли возложенную на них задачу.

— Теперь они в твоем распоряжении! — произнес Нарлин, наблюдая, как король скелетов отдает нечисти указания и распределяет их по отрядам.

Рядом с предводителем живых мертвецов стояли Далила и Клео, то и дело бросавшие озабоченные взгляды на возвышавшуюся за их спинами башню. Едва Грифон пришел в себя, как Нарлин выгнал девушек наружу, так ничего толком и не объяснив, и вот уже четыре часа посвящал наемника в одному ему ведомые тайны.

— Что произошло, когда вы с Нурлином решили завладеть всеми артефактами? — спросил через пару минут Грифон.

— Между нами началась война, — тихо ответил старик. — Нирлин, прихватив Кольцо, скрылся, а мы с Нурлином путешествовали из мира в мир, неизбежно развязывая кровавые войны, в которых гибли миллионы живых существ. Пожалуй, наш младший брат был единственным хорошим сыном нашего отца! — с горечью добавил Нарлин.

— Но однажды тебе все-таки удалось убить своего старшего брата и завладеть и Шлемом, и Посохом! — Грифон был уверен в правильности своего вывода, хоть и не смог бы объяснить, откуда в нем такая уверенность.

— Да, — кивнул старик. — И практически сразу я понял, что эти два артефакта ослабляют друг друга. Тогда-то я и понял замысел своего отца: владея каждый одним предметом, мы с братьями превращались в великую силу, а если бы кто-либо (даже не один из нас!) завладел бы всеми тремя предметами, то он стал бы слабее любого мало-мальски способного чародея из любого мира. К несчастью, я понял это лишь, когда по моей вине погибли сотни миллионов! — Нарлин уткнулся взглядом в пол и печально покачал головой. — Чтобы хоть как-то искупить свою вину, я спрятал доставшиеся мне артефакты, а сам удалился в родной мир своей матери, окружил себя Проклятыми Землями, населил их всякой нечистью и стал ждать твоего прихода.

— Ты прожил тысячи лет. Почему Нирлин не обладал столь же огромной продолжительностью жизни? — спросил Грифон.

— Потому что мой младший брат, несмотря на все свои положительные человеческие качества (а может, как раз именно из-за них), был куда менее одаренным чародеем, чем я или Нурлин, — ответил старик. — Но хватит вопросов! — строго произнес он. — Ты уже знаешь все, что знаю я. Так что, иди и спасай этот мир, а мне позволь попрощаться с этим миром!

Грифон кивнул, отвернулся от окна и неспешным шагом пересек Тронный Зал наполовину. Лишь там он обернулся и задал старику последний вопрос:

— Ты знал, что Скорпион умрет?

— Конечно, знал, — не оборачиваясь, произнес Нарлин. — Как говорил мой отец, Скиталец может иметь кучу детей и толпу друзей, но вот его любимые женщины долго не живут. Наша мать погибла, когда Нурлину было три, мне — полтора, а Нирлину — всего полгода.

— Из каждого правила бывают исключения, — пробормотал себе под нос наемник.

— Только не из этого! — покачал головой старик. — Впрочем, кто знает, вдруг именно тебе суждено переломить эту закономерность. А теперь иди! — махнул он рукой.

Грифон кивнул и зашагал прочь. Он не видел, как стремительно иссохло тело Нарлина, не видел, как стремительно превратился в труху скелет старика, и не видел, как и это ничтожное свидетельство существования сына Скитальца исчезло, словно его никогда и не было. Лишь услышав отдаленный гул и заметив сыплющуюся с потолка каменную крошку, Грифон понял, что все кончено, и ускорил шаг.

Практически бегом спустившись по винтовой лестнице, наемник выскочил на улицу, где его дожидались Клео, Далила и армия нечисти во главе с королем скелетов. Последний сделал шаг вперед и, преклонив одно колено, произнес:

— Приказывайте, милорд!

— Что происходит, Грифон? — одновременно воскликнули девушки, наблюдая за медленно рушившейся башней (по какой-то счастливой случайности, а может и не случайности, камни падали мимо их голов).

— Мы выступаем! — ответил мужчина, одновременно отдавая приказ своей многочисленной армии, которую король скелетов уже успел разбить на полки, батальоны и роты. — Пора, наконец, перейти к активным действиям!

Вся нечисть разразилась громкими криками, восхвалявшими их нового командира, заглушая родившиеся у девушек вопросы.

— Что с Нарлином? — спросила Клео.

— Где Шлем? — спросила Далила.

— Нарлин выполнил свою миссию, — ответил Грифон. — А Шлем нам не понадобится!

Больше он не добавил ни слова, а расспрашивать его ни чародейка, ни принцесса не решились. Наемник жестом подозвал трех оборотней, вместе со спутницами оседлал их, и все несметное воинство ринулось вперед.

Война началась!

Глава 1

Жена капитана Эорпа, милая, слегка полноватая женщина с курносым носом и веснушками по всему лицу, постелила Вараниэль в своей спальне, а сама отправилась ночевать в комнату к старшей дочери. Эльфийка долго отказывалась, утверждая, что не желает стеснять хозяев и готова заночевать в гостиной, причем прямо на полу. В конце концов, она — дитя леса и привыкла спать на жесткой земле.

Однако жена капитана (свое имя она не назвала, она вообще не проронила ни слова; Вараниэль даже подумала, что она, возможно, немая), яростно жестикулируя, показала, что гостья ее дома (а теперь она именно гостья, а вчера, когда ночевала здесь же, она, как оказалось, была еще чем-то вроде пленницы) не может ночевать в гостиной. Это будет оскорблением для нее и ее мужа.

Не желая этого, Вараниэль уступила и, попрощавшись с хозяйкой дома, застелившей постель и стремительно удалившейся, легла на мягкую, немного узкую (впрочем, для стройной эльфийки — в самый раз), кровать и практически мгновенно уснула.

Ей снился корабль, на котором она с отцом выходила в детстве в море. Только во сне девушка была на корабле одна.

Вначале корабль слегка покачивался на маленьких волнах, двигаясь вдоль берега, узенькая полоска которого виднелась на горизонте. Вараниэль чувствовала себя спокойно и уверенно: она много раз ходила в море, в открытое море, даже будучи ребенком, так что была уверена, что плавание вдоль берега ей ничем не грозит.

Правда, в детстве она плавала в сопровождении взрослых, так что где-то в глубине ее души шевелился червь сомнения. А возможно, Вараниэль предчувствовала, что погода переменится.

И впрямь постепенно волны становились все больше и больше, подул сильный ветер, который стал стремительно уносить маленький кораблик прочь от берега, небо заволокло черными тучами, затем блеснула молния, а вслед за ней раздался глухой раскат грома.

«Поднимается буря!» — подумала во сне Вараниэль.

Она предпринимала отчаянные попытки заставить судно развернуться и плыть к берегу, но ветер и волны были слишком сильны. Постепенно эльфийку уносило все дальше в океан, а вода все чаще переливалась через борт, грозя рано или поздно сбросить девушку в разбушевавшееся море.

Грянул очередной раскат грома, на этот раз более громкий, чем предыдущие, и… Вараниэль проснулась.

Едва ее веки разлепились, как она сразу увидела разбитое окно, а затем и стремительную фигуру, бросившуюся к кровати. Эльфийка рванула к двери, запуталась в одеяле и простынях и упала на пол, больно ударившись о него коленом. В ту же секунду в воздух взвились перья из распоротой кинжалом убийцы подушки, на которой секундами ранее лежала голова девушки.

Вараниэль вскочила на ноги и в два прыжка достигла туалетного столика, на котором стоял одинокий флакончик духов жены капитана Эорпа (с предметами роскоши на островах вольных мореплавателей было туго), и на котором лежал кинжал, выданный эльфийке в преддверии путешествия капитаном.

Вараниэль схватила оружие за рукоять и стремительно развернулась. Как раз в этот момент луна выбежала из-за облаков и осветила спальню, и эльфийка узнала нападавшую.

Нет, на девушке, разумеется, была маска с прорезями для глаз и рта, да и вообще она была облачена в облегающий черный костюм. Но одна деталь дала Вараниэль возможность понять, кто перед ней. Этой деталью был зеленый платок на правом плече нападавшей.

«Передо мной одна из подручных Ёзиты», — успела подумать эльфийка, отражая удар девушки, и одновременно с силой ударила ту по икре.

В том, что напала на нее не сама Ёзита, Вараниэль была уверена: она достаточно хорошо рассмотрела предводительницу местных юных мореплавательниц и смогла бы опознать ее фигуру даже в абсолютной темноте.

Левая нога девушки подогнулась, и эльфийка тут же ударила ее рукой, сжимавшей кинжал, в висок. Нападавшая рухнула на пол и затихла.

Зато тишину, окружавшую дом, разрезал дикий женский визг, а вслед за этим Вараниэль услышала, как стремительно вскакивают с постелей обитатели дома.

«Они хотят убить не только меня, но и всех тех, кто посмел приютить меня!» — догадалась эльфийка и метнулась к двери.

Однако она не успела дотронуться до ручки, когда почувствовала, что в ее бедро воткнулось что-то острое. Вараниэль оглянулась и поняла, что оглушенная ею девушка уже успела прийти в себя и готовится продолжить схватку.

— Я перережу твою глотку и буду смотреть, как вместе с твоей кровью из тебя вытекает жизнь, подстилка для орка! — зло процедила подручная Ёзиты.

— А чьей подстилкой являешься ты? — бросила в ответ Вараниэль.

Она так и не поняла, что в этих словах так разозлило девушку, но та, испустив вопль, от которого у эльфийки заложило уши, бросилась на нее, бешено размахивая вокруг себя кинжалом.

Вараниэль пригнула голову, и на двери позади нее появилась глубокая борозда. Одновременно эльфийка перехватила свой кинжал, так чтобы лезвие вытянулось вдоль ее правой руки, и полоснула им чуть ниже груди нападавшей.

Девушка издала какой-то странный звук (не то всхлип, не то тихий взвизг), и в правую лопатку Вараниэль тут же вонзился кинжал подручной Ёзиты. Эльфийка крутанулась на месте и рассекла правое бедро нападавшей, а затем рухнула на колени.

— Тебе не уйти отсюда живой! — медленно прошептала девушка, опираясь спиной на дверь и медленно сползая по ней вниз.

Под ее ногами стремительно растекалась лужа крови. Только сейчас Вараниэль поняла, что задела артерию.

— Тебе не уйти отсюда живой! — повторила нападавшая. — Потому что тот маленький клинок, что торчит из твоего бедра, был смазан ядом. Так что жить тебе осталось не больше пяти минут! — девушка забулькала, из ее горла на грудь полилась кровь, смешиваясь с той, что вытекала из раны, голова упала на плечо, и она умолкла.

Вараниэль почувствовала липкий страх, медленно заползавший в ее душу, и судорожным движением выдернула из бедра застрявший в нем клинок, как будто это могло остановить действие яда.

Лезвие и впрямь поблескивало на свету, хотя, возможно, это объяснялось стекавшей по нему кровью.

Эльфийка отбросила отравленный клинок подальше и попыталась встать на ноги. К ее немалому удивлению, ей это удалось, причем без особых усилий.

В этот момент ушей Вараниэль вновь достиг испуганный вопль кого-то из женских обитателей дома.

«Я должна им помочь!» — стиснув зубы, подумала эльфийка. — «Ведь на них напали из-за меня!»

Она подошла к бездыханному телу, привалившемуся к двери, и бесцеремонно отпихнула его в сторону, затем взялась за ручку и решительно повернула ее, распахивая дверь.

В коридоре, в который выходила спальня Вараниэль, было тихо и безлюдно, но в пяти метрах справа от двери он разделялся на два, и из той части, что находилась за углом, раздавался шум битвы.

Эльфийка ринулась туда, стараясь не думать о том, что если слова убитой ею девушки — правда, то от нее будет мало толку.

Свернув за угол, Вараниэль увидела двух девушек с одинаковыми зелеными платками на руках (та из них, что была ниже ростом, орудовала двумя кинжалами, а ее напарница сжимала в руках меч) и противостоявшего им парня, в котором она узнала блондина из команды Эорпа. Правую руку он держал прижатой к телу, а атаки отражал левой, в которой находился кинжал. Судя по всему, валявшийся на полу у его ног меч он обронил, когда получил ранение в руку.

Впрочем, и девушки также пострадали в бою. У той, что была ниже ростом, виднелись глубокие царапины на левой щеке, на правом бедре, да и двигалась она так, как будто у нее сломана пара ребер. Вторая же (в которой с небольшим опозданием Вараниэль опознала Ёзиту) каждые пять секунд вытирала кровь, потоком вытекавшую из ее левого уха, и слегка приволакивала левую же ногу.

Наверное, она все-таки услышала шаги эльфийки, хоть та и не столько бежала, сколько бесшумно скользила по деревянному полу, и именно поэтому стремительно обернулась, бросила своей напарнице:

— Разберись с ним! — и ринулась на Вараниэль.

Гостья капитана Эорпа, ожидавшая этого, тем не менее, была вынуждена отступить назад под бешеным натиском вольной мореплавательницы. Не последнюю роль в этом играл тот факт, что длина клинка Ёзиты была на тридцать сантиметров больше, чем лезвие кинжала, которым вооружилась Вараниэль.

— Зачем вы это делаете? — воскликнула эльфийка, отражая очередную атаку. — Я понимаю, почему вы хотите убить меня. Но зачем вам смерти всех остальных?

— Разве ты еще не поняла, деточка? — издевательским тоном произнесла Ёзита (вообще-то Вараниэль была гораздо старше нее, но, видимо, девушка хотела показать, что она по человеческим меркам более взрослая, чем ее соперница по эльфийским). — Только уничтожив тебя и орка, а также всех старейшин, мы сможем доказать свою преданность Хикилаю.

— Хикилай жаждет превратить всех людей, эльфов, орков и другие расы в своих рабов! — выкрикнула Вараниэль, падая вниз, перекатываясь по полу и вскакивая на ноги за спиной своей противницы.

— Ложь! — выпалила в ответ Ёзита, стремительно развернувшаяся вокруг своей оси и не давшая эльфийки поразить ее с тыла. — Ложь, выдуманная эльфами и орками! Вы, вы все, включая ваших прихвостней, гномов и гоблинов, жаждете уничтожить человеческую расу, и только Хикилай в силах спасти нас от этого. Жаль, что старейшины этого так и не поняли! — голос девушки звучал все звонче и звонче, словно она выступала на каком-нибудь митинге.

— И вместо того, чтобы объяснить это старейшинам, вы решили их уничтожить? — спросила Вараниэль, пятясь назад.

— Мы будем скорбеть об их гибели, но сейчас мы должны действовать быстро и решительно! — ответила ей Ёзита и удвоила свой натиск.

Она действительно была хорошо подготовленным бойцом: прекрасно атаковала и отлично защищалась, не давая Вараниэль практически никаких шансов достать себя. Лишь пару раз эльфийке удалось контратаковать, но и эти обе попытки не увенчались успехом (если не считать таковым малюсенькую царапину на животе Ёзиты).

Однако и Вараниэль удавалось успешно защищаться: за десять минут ожесточенного боя она получила лишь легкое ранение в левое колено, которое практически не сказалось на ее боеспособности. К этому моменту эльфийка уже поняла, что ей не стоит спешить. По всей видимости, ранение в ногу, из-за которого левая нижняя конечность Ёзиты функционировала не в полном объеме, доставляло девушке все больше неприятностей, и через пару-тройку минут Вараниэль будет вполне по силам перехватить инициативу. Единственное, что в этой ситуации, беспокоило эльфийку, так это то, скольких еще людей убьют эти одурманенные Хикилаем подростки (со всех концов дома слышался звон мечей и шум сражения). О мифическом яде в своей крови она уже не вспоминала.

Ёзита, как и Вараниэль, тоже начала осознавать тот факт, что затягивание поединка не играет ей на руку, и попыталась усилить свой натиск еще больше. До этого момента эльфийка знала только одну женщину, способную драться с такой бешеной силой и скоростью, и ею была Скорпион.

— Приготовься к смерти, эльфийка! — немного неразборчиво произнесла Ёзита и ринулась в атаку.

Только сейчас Вараниэль поняла, в чем секрет, такой ошеломляющей скорости ее противницы. Она успела заметить легкие всполохи фиолетового пламени, которые окутывали тело девушки, и это могло означать только одно: перед боем Ёзита приняла Зелье Сверхскорости и теперь прибегла к его помощи.

Эльфийка вновь попятилась назад, судорожно отбиваясь от атак вольной мореплавательницы, но ее способностей уже не хватало, и через пару секунд острое лезвие меча Ёзиты распороло синеватую кожу уроженки Тихой Гавани чуть повыше ключицы, едва не задев сонную артерию.

Вараниэль отшатнулась назад и наткнулась спиной на напарницу Ёзиты. Обе девушки вздрогнули и повернули лица друг к другу.

Первой опомнилась эльфийка и практически сразу ударила девушку локтем в нос. Подручная Ёзиты схватилась за лицо и отлетела к стене, а ее командир в этот момент вонзила свой меч в живот Вараниэль.

— Прощай, эльфийка! — зло ухмыльнулась (хотя из-за маски этого и не было видно) Ёзита и повернула свой меч, разрывая внутренности Вараниэль, которая уже упала на колени.

— Не спеши с выводами, Ёзита! — донесся до эльфийки голос блондина, и в тот же момент рука вольной мореплавательницы отпустила рукоять меча.

Вараниэль завалилась на бок и увидела, как изящные маленькие ступни девушки стремительно удаляются от нее.

— Только держитесь, Вараниэль! Только держитесь! — присел возле нее матрос капитана Эорпа.

Все его лицо заливало кровью: частью из отрубленного левого уха, частью из левой глазницы, проткнутой кинжалом.

«Как он еще не лишился чувств?» — подумала Вараниэль, ощущая, как ее сознание медленно уплывает из нее.

За спиной юноши, присевшего возле эльфийки на корточки, мелькнула какая-то неясная тень. Вараниэль успела прошептать:

— Сзади! — и ее окутала темнота.

***

Этой ночью Линрх не мог заснуть. Несмотря на все заверения Камиса, что в его доме орка не тронут, зеленый гигант чувствовал смутную тревогу.

Лежа на жесткой доске (простыней и одеял Линрху не выделили, и он не знал, с чем это связано), орк глядел в потолок, и перед ним явственно представали лица Ёзиты и Ситана. Что-то подсказывало ему, что за их поведением скрывалась не просто ненависть местных к эльфам и оркам, но нечто гораздо большее.

Терзаемый сомнениями с самого вечера, Линрх лег на свое ложе, не раздеваясь, и оставил топор в пределах досягаемости.

Именно поэтому, когда за окном мелькнула тень, а вслед за этим последовал звон разбитого стекла, и в помещение влетел некто, одетый во все черное, орк в считанные секунды схватил свое оружие, вскочил с кровати и ринулся на ворвавшегося незнакомца.

Парень (или мужчина? — определять возраст человека по его телосложению Линрху было еще трудно) выбросил вперед левую руку, сжимавшую меч, но орк ловко подцепил лезвие своим топором, отбросил клинок в сторону и сомкнул пальцы на горле нападавшего. Затем Линрх приложил паренька затылком о стену, раздался неприятный хруст, орк разжал пальцы, и на дощатый пол сполз уже бездыханный труп.

Линрх быстро отвернулся от тела и прислушался. Судя по доносившимся до него звукам, старейшина Камис ошибся, решив, что его гостя не тронут. Более того, нападавшие, по всей видимости, решили вырезать всех находившихся в доме.

Орк кинулся к двери и, не тратя время на то, чтобы повернуть ручку, просто снес ее с петель и вывалился в коридор, в котором уже разгоралось два поединка: двое нападавших в одинаковых обтягивающих черных одеждах, скрывавших все, кроме их глаз, атаковали двух охранников Камиса (Линрх видел их накануне вечером). Охранники, судя по их виду, только-только поднялись на ноги: на одном были лишь белые подштанники, а на другом и вовсе не было никакой одежды.

Линрх подскочил к сражающимся и одним могучим ударом расколол череп того юноши, что пытался сразить голого охранника. Охранник благодарно кивнул и бросился на помощь своему товарищу, а орк побежал дальше по коридору.

Пробегая мимо одной из комнат, Линрх заметил, что ее дверь слегка приоткрыта, а в щель видна фигура в черном, нависшая над кем-то, лежащим на полу. Орк тут же притормозил, развернулся и ворвался внутрь.

Парень с мечом резко обернулся и ударил наотмашь мечом. Кровавая борозда вспухла на зеленой груди Линрха, но он не обратил на нее никакого внимания. Схватив запястье незнакомца левой рукой и сжав его до такой степени, что раздался треск ломаемых костей, орк с силой двинул человеку в челюсть рукой, державшей топор.

Незнакомец со сломанной челюстью полетел на пол, меч выпал из его руки, а Линрх наступил на его грудь левой ногой и приготовился размозжить ему череп.

— Постой! — раздался хриплый голос Камиса (оказывается, это именно его пытался убить незнакомец). — Нам нужно хотя бы одного из них взять живьем!

Орк кивнул и, наклонившись, вновь ударил парня по лицу, от чего тот немедленно потерял сознание. Затем Линрх развернулся и помог старейшине Собрания подняться на ноги.

Камис стряхнул со своей синей пижамы пыль, поднял с пола меч, видимо оброненный во время схватки, и уже направился к двери, но Линрх схватил его за рукав и повернул к себе лицом.

— Вы говорили, что будете ночевать в другой комнате, — прищурив один глаз (что, кстати, могло до чертиков напугать более робкого человека), произнес орк. — Это что, была проверка?

— Ты — орк! — просто ответил ему Камис. — Неужели ты думал, что Собрание так просто тебе поверит, даже если за тебя поручилась эльфийка? Мы нарочно показали тебе комнату, где я якобы буду спать. Если бы ты был подосланным шпионом, то ты бы не преминул воспользоваться возможностью устранить самого авторитетного члена Собрания. Но теперь-то я вижу, что ты действительно желаешь мира. Пошли! — мотнул головой в сторону двери Камис. — Мы должны помочь остальным.

Линрх кивнул, и человек и орк выбежали из комнаты и направились дальше по коридору. Кое-где в комнатах, да и в самом коридоре кипели битвы, но Камис упорно двигался дальше, судя по всему, к той комнате, где скрывался его двойник. Линрх же несколько раз останавливался, чтобы помочь местным охранникам, и, убив или оглушив парня в черном, в несколько широких шагов настигал не успевавшего убежать далеко старика.

Наконец они подбежали к «ложной» (как окрестил ее про себя Линрх) спальне Камиса. Старик хотел первым войти внутрь, но орк решительным жестом велел ему держаться позади, а затем распахнул дверь.

На кровати лежал человек, а на покрывавшей его с головы до пят простыне расплывались темные пятна. Рядом с раненым (или убитым? — кто знает) стоял еще один человек в черном, а в руках его был топор, идентичный тому, что сжимал Линрх.

Заметив орка, незнакомец выронил топор, выхватил из ножен меч и что есть мочи закричал:

— Орк убил старейшину Камиса! Орк убил старейшину Камиса!

— Ты в этом уверен, молокосос? — прорычал Линрх, вваливаясь внутрь.

По голосу он опознал кричавшего. Это был тот самый Ситан, что на пару со своей подругой Ёзитой, пытался днем спровоцировать Линрха и Вараниэль на необдуманные поступки.

— А то как же! — тихо ответил Ситан. — А убив тебя, я не только смогу убедить своих соотечественников в коварстве орков, но и стану героем!

— Едва ли! — покачал головой тихо вошедший в комнату Камис.

Взгляд заводилы местных ксенофобов перебежал с Линрха на старика. Орк видел, как напряглись все мышцы юноши: он явно не ожидал такого поворота событий. Впрочем, его растерянность длилась всего лишь долю секунды.

— Очень жаль, Камис, что вы предпочли ночевать в другой спальне! — произнес Ситан. — Умерли бы себе во сне в твердой уверенности, что вас убил орк! А теперь мне придется убить вас обоих!

— И как же ты оправдаешься перед Собранием? — полюбопытствовал Камис. — Они ведь не дураки и поймут, что раны мне нанесены мечом, а не топором.

— Я что-нибудь придумаю! — дернул головой юноша и бросился вперед.

Линрх схватил хозяина дома левой рукой за шиворот и выбросил в коридор. Не хватало еще, чтобы его случайно кто-то задел! Тогда все точно могут спихнуть на «этого ужасного орка».

Потратив какую-то секунду для того, чтобы вышвырнуть старика из комнаты, Линрх не успел защититься, и клинок Ситана до упора вошел ему в плечо. Впрочем, при его массе орк практически не почувствовал боли, а вот его противник зато оказался в радиусе поражения топора.

— Ох, зря ты это сделал Ситан! — оскалился орк и рубанул топором, метя в лицо врагу.

Ситан оказался к этому готов и, выпустив из руки меч, отшатнулся назад, так что оружие Линрха «всего лишь» раздробило ему плечо. Юноша упал на пол, взвыл от боли, но не сдался и выхватил из-за пояса метательный нож.

— Тебе не уйти отсюда живым, грязное чудовище! — с излишней (на взгляд Линрха) патетикой воскликнул Ситан и метнул нож в орка.

Линрх непринужденно отбил слегка поблескивавшее в лунном свете лезвие, оно оцарапало ему кожу на запястье и воткнулось в стену позади орка.

— Неужели ты думал, что этот маленький нож способен остановить меня? — усмехнулся Линрх.

Ситан, отползая к окну, через которое он проник в комнату (во всяком случае, оно было разбито, так что такой вывод имел под собой весомые основания), и, по-видимому, не имея больше никакого оружия, которое можно было использовать, в ответ заливисто расхохотался и произнес:

— Этот нож был смазан ядом, так что ты уже нежилец! А вот у меня еще есть шанс спастись! — с этими словами он резко вскочил, выпрыгнул в окно и резво припустил по вымощенной камнем дороге.

Линрх вразвалочку подошел к окну, наполовину высунулся из него и метнул в убегающего от него юношу топор. С громким хрустом, который наверняка разбудил половину поселку, оружие вонзилось в спину Ситана, и тот рухнул на землю.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 518