электронная
90
печатная A5
265
16+
Наёмник

Бесплатный фрагмент - Наёмник

Тебе тут не место!

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0448-4
электронная
от 90
печатная A5
от 265

Пролог

Как говорят древние мудрецы: «В тяжелые времена, когда отчаяние завладеет душами народа людского, появится герой, который разгонит тучи тьмы, и его светлые поступки посеют надежду». Откуда же появляются славные и храбрые герои, чем они отличаются от миллионов людей, почему они делают то, что невозможно? Ответов я сразу вам не скажу, но расскажу о славных героях, имена многих из которых были забыты, а имена тех, кто остался в памяти, передаются из уст в уста от поколения к поколению.

Наемник

Земли Норлиндии редко посещали люди других земель королевства. «Край суровых людей и страшных ледяных драконов», — как говаривали в легендах. Правители Норлиндии присягали королю, если, конечно, это можно было назвать присягой. К королевству Норлиндию присоединил всё тот же Велигор Завоеватель. Славных песен о завоевании северных земель вы не услышите, так как завоевания как такового и не было. Дикие северяне приняли Велигора как посланника божьего, как служителя огня и света. Лишь немногие уж совсем озверевшие особи вступали в бой и умирали от закаленных мечей.

Велигор заложил фундамент крепости «Хунхайд, оставил половину своих людей в гарнизоне, назначил наместником здешних владений лорда Грейвулфа. Так лорд Серый волк, сам того не желая, стал правителем севера. Причем свой титул и фамилию он получил как раз благодаря этому завоевательному походу Велигора Первого.

В летописи записано, что на короля напал огромный серый волк, когда тот слез с коня попить воды из ручья, и тогда на выручку Велигору пришел его оруженосец. Он убил волка и благодаря этому поступку стал лордом Грейвульфом. Многие годы лорды укрепляли свою власть на севере, и о былой верности королю никто уже и не вспоминал, да и королям своих проблем хватало.

В общем, дороги в эти края уже зарастали, по одной из таких дорог ехал рослый странник. Конь был ему под стать, богатырский, породы харди. На спине двуручный меч, на рукояти которого красовалась голова волка с красными глазищами. Капюшон закрывал пол-лица, сбоку висел крепкий дубовый шит, вьючный мешок, арбалет с болтами. «До зубов вооруженный воин ростом около 8 футов», — вот как описал его в страхе прибежавший к бурмистру фермер.

— Ваше благородие, эта громадина заявилась вчера ко мне на ферму и меня вытурила, его конина съела весь овёс, а сам он половину моих запасов сожрал!

Бурмистр зевнул, лениво посмотрел на фермера и сказал:

— Следов побоев на тебе нет, значит не в чем разбираться. Сам ушел за пределы стен, вот и разбирайся там с гостями своими, мне тут без тебя хлопот хватает, дурень. Пшел вон.

— Простите, сир, но я же не о себе только ратую, он же скоро в ваши владения заедет, надо бы его на границе остановить, а то не весть что будет.

— А что будет? Пусть попробует тут своевольщину чинить — мои-то ребята быстро ему головешку снесут, пусть хоть десять футов будет. Варяг, отправляйся-ка на встречу этому малому, разъясните-ка ему наши правила, и ты, Фескус, тоже с ним езжай, а то еще не того припугнём.

И вот стараниями трусливого фермера нашему путнику кортеж охранный выписали. Варяг во встречах радушных разбирался и очень гордился своим мастерством. Самые скверные дела ему бурмистр поручал и когда боялся, так им всегда прикрывался. Варяг был викнаром, долгие годы он совершал набеги на прибрежные города королевства. После великого подъема воды, когда викнары перебрались на материк, он стал наемником и волей судьбы попал на службу.

Спешил навстречу питбуль бурмистра,

и конь его бежал так быстро,

что пыль столбом взвилась,

и над лесом поднялась.

Увидел пыль ту великан,

бежать с дороги он не стал,

коня погладил, прошептал

слова нездешние…

Фескус ехал по правую руку от Варяга, накинув капюшон и опустив голову.

Варяг презренно посмотрел на фермера и молвил:

— Вот тот увалень тебя напугал до смерти, Фескус? По-моему, восьми футов в нем нет, но конь действительно богатырский! Ха-ха-ха…

— Да, это он, милорд, вы поосторожней с ним — у него меч огроменный, я таких никогда не видывал!

Злобно ухмыльнувшись, Варяг повысил тон:

— Да что ты там видел, кроме крыс в амбаре! Ты, жалкий червь, мне советы будешь давать? Да я прирежу тебя как свинью вместе с тем мешком и даже глазом не моргну, ясно?!

Фескус сжался в страхе, задрожал, как замерзшая собака, и чуть ли не шепотом ответил:

— Да, милорд.

Тем временем великан приблизился к встречающему его кортежу, остановил коня, медленно окинул взглядом препятствие и спокойно задал вопрос:

— Видимо, я заехал на земли лорда Грейвулфа, и здесь так принято встречать гостей?

Варяг не любил, когда ему задают вопросы — обычно он допрашивал людей, поэтому промедлил с ответом и задал свой вопрос:

— Кто ты такой, и что тебе нужно в землях бурмистра Кирка, отвечай?

Рыцарь громко выдохнул и приподнял голову:

— Меня зовут Рулф, я межевой рыцарь, еду к вам с далеких западных земель континента. Слышал, что лорд Северин Грейвулф хорошо платит, и наемникам здесь рады в последнее время.

— Пока ты на земле бурмистра Кирка. И законы должен соблюдать, им установленные.

— И что же я нарушил? Чем вызвал такое внимание столь высокой персоны?

— Тем, что дерзишь мне! Ты явился на земли бедного фермера, забрал у него последнее и выгнал из собственного дома.

— А, этот трус, я не успел даже слова молвить, как его пятки засверкали, видимо, он еще и лжец, пускай возвращается на свою ферму, там его крысы заждались.

Варяг, почувствовав сопротивление и силу со стороны воина, решил, что не стоит ради лживого фермера кровь проливать, так по крайней мере он себе оправдал непривычное для него поведение.

— Ладно, сэр Рулф, возможно, вышло недоразумение. Вижу, вы доблестный рыцарь, да и конь вам под стать. Мы сопроводим вас до дома бурмистра, там вы сможете переночевать и завтра отправиться в замок к лорду. Хорошие воины ему действительно необходимы, там бунт поднял какой-то простолюдин, а дружина столь обмельчала, что и с крестьянами даже справиться не по силам им. А ты, Фескус, езжай к своим крысам, и если еще раз побеспокоишь бурмистра своими лживыми россказнями, я тебя точно прирежу и скормлю твоим же свиньям.

Путники ехали в тишине, Варяга не интересовала личность странника, по правде говоря, его мало что интересовало в этой жизни, кроме своей личности. А вот у встречающихся людей великан вызывал удивление! Северяне не были мелким народом, но все же богатыри ростом больше 8 футов встречались редко. Рулф спокойно относился к удивленным взглядам и тыканьям пальцев детворы. Он заметил, что в окрестности и на улицах Стронгхайна в основном одни бедняки, а городская стража так и вообще только у дома бурмистра Кирка.

Дом Кирка находился на возвышенности, укрепленной крепостью его однозначно назвать было нельзя, но всё же бурмистр отгородился рвом и частоколом от простого люда, и даже чья-то буйная голова торчала на одном из кольев.

У ворот Рулфа попросили сдать оружие, обыскивать не стали, видимо, стражу напугал огромный меч великана.

Варяг слез с коня и позвал мальчика-конюха:

— Эй, парень, забери коней да хорошенько накорми, особенно коня нашего гостя.

Рулф попрощался со своим другом на неместном наречии, чем немного насторожил Варяга:

— Давно не слышал чужого говора, а когда-то я, как и ты, был наемником, бывал в разных землях и даже видел черных как ночь людей.

— Острова Фогу, приходилось и мне там бывать. Значит, вы, сэр, плавали по морю?

— Плавал, еще как плавал, может, ты слышал рассказы про лихих морских разбойниках?

— Викнары?

— Именно, нас мало осталось, разбрелись по континенту, как потерявшиеся овцы. Вот я тут и осел — северяне близки нам по духу и крови, хоть и совсем не моряки. Ладно, пойдем, а то опоздаем на ужин. Бурмистр Кирк любит принимать гостей, на севере, как видишь, мало развлечений, основное время проходит в подготовке к зиме, а там, глядишь, уже и зима, ха-ха-ха…

Варяг скинул плащ и верхнюю одежду и пошел в залы для трапезы и приема гостей. Бурмистр Кирк уже приступил к ужину: на столе стояла посудина с поросем и полупустая бутыль вина. Возле бурмистра плясал шут, издавая какие-то непонятные звуки.

Варяг подошел к столу, сделал полупоклон и сказал:

— Сир, фермер Фескус оклеветал порядочного рыцаря, спешащего на службу нашему лорду, фермера я отпустил домой, немного припугнув, думаю, больше он не предстанет перед вами со своими лживыми речами, а рыцарь — сэр Рулф — просит у вас ночлег.

Бурмистр немного приподнял уже охмелевшую голову:

— Лживого фермера повесить за язык, пускай народ потешится, а сэр Рулф — будьте как дома, мы любим гостей, по большей мере из-за их редкости, — ухмыльнулся он. — Какими же это вас ветрами занесло в столь суровые края, где такая скукота: одни медведи да грязные крестьяне.

Рулф сел за стол, по левую сторону от бурмистра:

— Ветрами, что золотишко с карманов выдувают, прослышал я, что лорд Северин рад наемникам и хорошо платит за службу, хочу проверить, правда ли это.

Бурмистр покрутил головой:

— Ну, что наемникам в Хунхайде рады, так это правда, совсем лорды севера армию-то пораспустили, зачем, говорят, нам армия, на нас ведь никто не нападает! Пущай лучше работают, так вот эти работнички бунт и подняли.

Расскажи, Рулф, что в большом мире-то происходит, а то в нашу сторону даже вороны не долетают?

— С меня рассказчик никудышний, еду я с запада, долгое время службу нес у старого лорда Партоса. Лорд редко интересовался тем, что происходит за пределами его владений.

Кирк скорчил недовольную мину:

— Скукота да и только, несите ужин, и этого идиота шута верните, меня его мурлыканье успокаивает.

Слуги принесли разные яства: бараньи ножки, свиные рульки, различные колбаски, сыры и бочонок медовухи.

Кирк и Варяг накинулись на пищу, а Рулф лишь отломил ломоть хлеба, взял кусок сыра и налил воды.

Бурмистр, доедая баранью ногу, посмотрел удивленно на гостя и сказал:

— Не заметил, что вы из стеснительных, сэр Рулф, наедайтесь вдоволь, не бойтесь, вы не объедите нас, сколько бы не съели!

— Благодарю, сир, мне достаточно сыра. Перед сном предпочитаю не набивать сильно брюхо.

Кирк подозрительно прищурился:

— Неужели вы не едите мясо?

— Вы проницательны, сир, я веган.

Кирк улыбнулся и посмотрел на Варяга:

— Вот и тема для разговора появилась, вот это редкий гость, так чем же вы здесь, на севере, питаться изволите, сэр веган? У нас ведь кругом одно мясо, у нас тут другой пищи ведь и нет практически?

— Сыром, орехами, хлебом, грибами, ягодами и прочим. Вокруг много еды, если хорошо посмотреть. Своих коров и коней вы ведь не кормите мясом.

— И откуда же будет сила? Долго без мяса на севере не протянуть! Я бы такого воина к себе на службу не взял, думаю, лорд Северин будет такого же мнения!

— Я бывал в разных местах и везде обходился без мяса, могу доказать, что имею преимущество перед воинами-мясоедами. Выставите своего лучшего воина против меня. Пусть будет бой тренировочными мечами.

Кирк снова ухмыльнулся и посмотрел на Варяга:

— Я думаю, ты уже достаточно подкрепился и сможешь ответить на этот дерзкий вызов и отстоять честь всех северных мясоедов.

Видно было, что Варягу не понравился приказ, и совсем уж не хотелось после сытного ужина кому-то что-то доказывать и отстаивать там чью-то честь, но против самодура-начальника не попрешь, и лучший воин бурмистра встал, сделал еще глоток медовухи и с грохотом поставил кубок:

— Бой так бой.

Бурмистр аж засверкал от счастья, наконец-то хоть какое-то разнообразие появилось в его пресной жизни:

— Несите мечи и уберите столы, дайте больше пространства нашим бойцам, да, и позовите еще лекаря.

На лице Варяга не было страха, лишь нежелание и презрение можно было увидеть на суровом лице викнара. Рулф был спокоен, и никаких эмоций невозможно было увидеть даже опытному голововеду.

Слуги принесли тренировочные мечи и привели сонного и полупьяного лекаря. Воины разошлись по разным сторонам зала и заняли боевые стойки.

Бурмистр Кирк дал команду начинать бой, и воины яростно ринулись друг на друга. Варяг начал атаку, и его тяжелые удары градом посыпались на Рулфа, но он умело их парировал. Со стороны казалось, что Варяг был сильнее, но по скорости уступал наемнику. После нескольких минут боя стало заметно, что лучший воин бурмистра начал уставать, и его удары стали уже не так часты и сильны, зато Рулф был так же свеж и быстр, как в начале боя. После серии атак Варяг не смог отразить контрвыпад, и наемник нанес решающий удар и выбил меч.

Бурмистр восхищенно аплодировал:

— Вот это бой, давно так не развлекался, сэр Рулф, я поражен вашей скоростью движений! Зачем вам ехать к лорду, оставайтесь у меня на службе, такие умелые воины везде нужны, я готов вам платить сто золотых.

— Моя цель — посетить лорда, тут вы под надежной охраной Варяга.

— Я понимаю вас, но вы ведь наемник, как насчет двухсот золотых?

— Нет, вы меня не понимаете, сир! Для меня не только деньги имеют значение, хоть они и имеют вес.

— Странный вы какой-то наемник, строите из себя благородного рыцаря, пятьсот золотых и точка в нашем разговоре.

Тут на помощь Рулфу, сам того не подозревая, пришел лекарь, вскричавший удивленным испуганным голосом:

— Медальон, волки с красными глазами! Я видел такие медальоны и их владельцев!

— О Боже, спаси! — воскликнул лекарь и, показав на Рулфа, добавил, —

он вервольф, гоните его с наших земель, а лучше — убейте это дьявольское создание, иначе ночью он перегрызет нам всем глотки.

Бурмистр кинул злой взгляд на лекаря и сказал:

— Ты совсем из ума выжил, болван, хватит пить, уже в каждом втором черта видишь. Увидите его! Извините, сэр Рулф, на чем мы остановились?

— Я отказался от пятисот золотых и завтра отправляюсь к лорду Грейвулфу.

— А, черт с тобой, езжай, а то еще помрешь от недостатка пищи, запишут на мою совесть.

Варяг, сварливый мужик,

заслужил звание пса года,

пока не стала манить его свобода,

Он направо и налево стал рубить

и силой не дюжей смог власть захватить…

Теперь бурмистра голова висит на пике у двора!

На следующее утро Рулф покинул дом бурмистра Кирка и отправился дальше по северной дороге к замку лорда Северина Грейвулфа.

Замерзшие леса сопровождали путников, желающих добраться до сердца северного королевства — замка Хунхайд. Замерзшие леса, голодные звери и одичалые люди!

Непокорившиеся племена коренного населения Норлиндии, чтившие веру и быт своих предков. Особой угрозы они для цивилизованных жителей не представляли, но то и дело пропадали одинокие путники.

Рулф пришпорил коня, перспектива заночевать в лесу его не устраивала!

Без жалости и воя писал свою историю суровый воин, с детства обездоленный.

Его глаза залились кровью, его жилы напряглись,

пора уже взять свою волю и устроить свою жизнь!

Выбравшись из леса, наш великан оказался на каменистой равнине. Суровые холодные ветра здесь были так сильны, что снега не было на камнях. Этот участок земли северяне называли Мертвой пустошью. Здесь не росла никакая растительность, никакой живности не обитало. Рулф слез с коня, взял его под уздцы и пошел рядом. Пустошь, одинокая пустошь, ты у всех на виду и негде спрятаться тебе. Хотя кто будет устраивать засаду в столь необитаемом месте. Тебе становится не по себе, когда бредешь один, и не видно края горизонта, и только ветер завывает. Он-то знает, как много сгинуло здесь одиноких странников. Это север — южные лорды боятся получить в награду эти земли, им лучше умереть в бою, чем быть отправленными в Норлиндию, где бесконечная зима и темнота, где день так короток, что его ты можешь не заметить. Рулф не понимал, что находят в этих краях прекрасного люди. Он даже слышал песни, посвященные этим суровым местам. Воинов севера боялись, их ценили южные бароны и с радостью нанимали для службы в дружине. Суровые условия жизни воспитывают суровых людей.

Но вот наконец-то показались очертания лесной стены. Переход через пустошь оказался утомительным, и Рулф решил найти место для привала, чтобы восстановить силы. Вскоре он нашел подходящее местечко, привязал коня к дереву и дал ему овса, сам же собрал веток и разжег огонь.

Под треск веток в костре наш великан задремывал, но вдруг забеспокоился конь, и Рулф встрепенулся, встал и достал меч из ножен.

— Кто идет?

Из кромешной темноты появился человек с посохом, он отряхнулся и приподнял капюшон.

— Я немного заплутал в этих чертовых зарослях, вот, увидел огонь и вышел в надежде встретить местного егеря. Меня зовут Марук. Могу я сесть у костра? Мои старые кости промерзли и скрипят, как у проржавевшей телеги.

Воин опустил меч и жестом пригласил старика:

— Я нездешних мест, поэтому стараюсь проявлять осторожность. Что вы делали ночью в лесу?

— Собирал травы, сегодня особая луна и можно собрать цветы ночной лилии. Очень бодрящая травка, особенно старикам приходится по нраву.

Рулф улыбнулся:

— Так ты травник?

— Можно и так сказать, а кто ты? И что ты ищешь в наших краях?

— От рождения меня назвали Рулф, ищу тишины и покоя, слышал, что эти места не очень людные.

Марук немного задумался и сказал:

— Когда-то и я, уставший от бесконечных битв, ушел в леса искать тишину и покой. Знаешь, если смотреть на пламя, очищается разум, черные мысли сгорают. Некоторые мудрецы, посмотрев на пламя, могут увидеть прошлое, а некоторые — и будущее.

Немного ухмыльнувшись, Рулф сказал:

— Иногда лучше не знать своего будущего, а прошлое лучше забыть. Так что, удалось вам найти покой и тишину в этих краях?

Старик встал и пошел в сторону леса:

— Удалось, но дело не в этих краях. Мне пора уходить, скоро восход, и ночные цветки закроются.

Марук скрылся в темноте, оставив путника и его коня наедине.

«Странный старик», — подумал Рулф и уснул крепким сном. Проснулся он от теплого дыхания своего коня. «Брон, ты, как всегда, стоишь над душой, или ты решил, что мне холодно, а, дружище? Да, нам пора в путь, задерживаться в этом лесу не стоит».

Вскоре Рулф выехал на северный тракт и отправился прямиком к замку лорда Северина.


Безлюдный северный тракт, разве всегда так было? Люди покидают эти земли, ведь жизнь тут уныла. Правит уже не тот, за кем когда-то в бой шел народ. Земли безжизненные, земли суровые, кровью запятнанные, холодом скованные.


Рулф подгонял коня — перспективы провести еще одну ночь в лесу его не радовали. На горизонте появилось облако пыли, ясно было, что это не один всадник — приближался отряд. Воин остановился, сходить с пути и прятаться в тени было не в его правилах. Его не пугала смерть, и не пугал бой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 265