электронная
400
печатная A5
483
12+
Натуралеза (сочинения о красоте)

Бесплатный фрагмент - Натуралеза (сочинения о красоте)

Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-1818-4
электронная
от 400
печатная A5
от 483

Carpe diem

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данный труд представляет собой анализ существенных положений в культуре и искусстве. В него могли быть включены также записи по киноискусству и режиссуре, театру, другим сферам, но, возможно, это дело будущего.

Неизбывным значением работы является акцент на вещи с точки зрения анализа англоязычной и вообще европейской литературы. Но все ноу-хау имеют сугубо авторский почерк и созданы исходя из мысли автора.

Эта работа написана в ходе многочисленных дискуссий с разного рода людьми, в основном иностранными студентами из Кирова, Москвы и других мест. Я посчитал нужным сделать некоторое резюме того, что было мной произнесено.

Я выражаю благодарность всем моим друзьям, особенно из Мексики, Египта, Канады, Болгарии, Кении, Туркмении, хотя другие мыслящие друзья сделали не меньше для реализации идей, которые родились в ходе этих обсуждений.

Практическое значение книги особенно значимо для развития правильного понимания фотографии. Что это такое и какой должна быть наука о фотографии.

Многие разделы имеют научную специфику. Также каллиграфия представляет несомненный интерес, однако, в эту работу я не включил положений о принципах научения чистописанию, только отчасти.

В своё время мне посчастливилось провести ряд лекций и семинаров в Вятском государственном гуманитарном университете и Вятском государственном университете (политехническом ВУЗе) по философии, некоторые лекции и неопубликованные материалы вошли в эту книгу.

Также задействованы материалы очень большой давности, где речь о мировоззрениях. И самые последние записи также включены в работу, это тексты про моду, индустрию красоты и уже упомянутую фотографию.

Результаты моих научных исследований по теме гениальности имеют место быть в этой работе, в кратком виде, для представления о том, что это такое собственно есть.

Задача написания любой книги, как я полагаю, двояка. Первая задача — утилитарная, в моём случае — зафиксировать мысль для истории и через это поделить мыслями для конкретных специалистов и практиков. Вторая задача — элитарная, то есть писать ради того, чтобы писать, потому что это славит мир, величие Всевышнего и сам процесс активации мысли хорош тем, что он есть, просто есть.

Желаю всем приятного чтения!

Глава 1. Индустрия красоты

Очерк о причёсках и парикмахерском мастерстве

Я хотел бы сказать в первую очередь о расшифровке понятия «причёска». На разных языках атрибуты, связанные с причёской разные. Так, «el pelo» — «волосы» на испанском, «i capelli» — «волосы» на итальянском, а также слово «barba» — «борода». И так далее. Волосы имели священное значение в иудейской традиции, когда так называемые «назореи» не стригли волос, потому что это служило символом посвящения Богу. В Средневековых католических монастырях монахам брили макушки, а многие индуистские культы связаны с бритьём наголо. Заметим, ни глазам, ни ногам, ни рукам, ни какой другой части тела, а именно волосам отдавался особый статус.

С точки зрения науки, волосы — это в каком-то смысле омертвелая ткань, которая через волосяные луковицы, в зависимости от их формы либо скручивает волосы в кудрявые локоны, либо создаёт прямой волос. Но подобно появляющейся из гусеницы бабочке, волосы являются как бы вторым рождением химии на голове человека.

Так что же такое «волосы»? Волосы и всё связанное с ними (бритьё всей головы или частей, борода) — это одно из фундаментальных и необычных, практически не земных свойств красоты человека. Потому что в отличие от всей головы, волосы растут, имеют движение, и за ними надо ухаживать, и при правильной заботе о них они становятся изумительным атрибутом человека. Ногти растут не так, но маникюр, конечно, тоже привилегия человека-эстета.

Волосы — это самая подвижная часть тела. Потому я полагаю, что парикмахер, который назывался в России ещё цирюльником — это тот визионер, который создаёт аватар человека, его наполненное Я.

Причёски бывают разные. Женские, мужские, разные по типам, перечислять названия можно долго, и современные салоны красоты являются развивающимся явлением. Я хочу сказать лишь о цветах. Брюнетки, блондинки, рыжие волосы, русые, меняющие с возрастом, крашеные, разные. Что они отражают? В чём глобальная роль пигмента? Здесь я скажу свою чисто философскую мысль. Мне кажется, что цвет, калор — это та характеристика, через которую противоположный пол уже в свою очередь может идентифицировать человека как симпатичного себе, как своего или как просто привлекательного и сексуального. Длина волос часто в плюс.

И это потому, что мы больше всего зрительные существа. Итак, искусство парикмахера — это искусство, значение которого незаслуженно не понимается во всём том величии, которым оно является.

Мне представляется, что смысл причёски (любой) в том, чтобы она содержала три компонента. Три, потому что мы живём в трёхмерном мире и это для нас создаёт комфорт в восприятии. Когда же трёхмерный тип чего-либо искажается, то происходит не восприимчивость. Эти мысли пришли ко мне спонтанно, как и многие другие приходят время от времени.

Суть в том, что причёска должна иметь:

— Что-то особенное. Сейчас это существует и так. То есть, различные вырезы, завивания или просто, скажем так, некий узор. Это будет движущим компонентом, главным активным измерением так сказать.

— Также остаются два измерения, или ракурса, и это должны быть пассивные, переходящие друг в друга, но не одинаковые части. То есть, как мне кажется, разной степени постриженной области. Итак, какой-то лоск в особенности стрижки есть, плюс есть прямые или ровные волосы, но с разной степенью волос, немного отличающейся, но создающей эффект переливания. Вот это будут два других измерения.

Должен быть фон (один тип постриженных волос по глубине), сама стрижка непосредственно (второй тип) и особенность.

Это математический метод в стрижках. Неправильная стрижка полностью, в которой что-то одно, не очень хорошая — двухкомпонетная. И также могут быть три компонента, описанных мной, но сделанные не качественно, то есть без соответствующего мастерства. Либо четвёртый и другие компоненты. Важно ещё чтоб стрижка подходила под стиль человека, особенно в одежде. И чтобы она соответствовала окружению, в котором ближайший месяц будет находиться клиент.

Мне кажется, чисто практически это вполне натурально и адекватно мной высказано. Надеюсь понятно. Ещё пару слов о самом процессе. Сама технология подстригания, мне кажется, должна базироваться, исходя из концепции трёхмерности, на стрижке в любом порядке трёхкомпонентности, но исходя из качества волос и уже существующей причёски пришедшего клиента.

Глава 2. Фотография

Отличие художника от фотографа?

Главное отличие в том, что фотограф отображает то, что есть в природе — световой образ, который через цветовые фильтры фотоаппарата создаёт фотографию, если мы говорим не о чёрно-белой фотографии.

А художник создаёт то, что не отражает то, что есть в природе. Как бы похожа ни была картина на то, что есть, она всё равно никак не соприкасается с реальностью, а является измышленным сознанием человека продуктом.

Фотограф реален как пересказчик жизни. Также пересказом красоты жизни является поэзия, литература, язык в целом. Видео, телевизионный сигнал, который через 1—0 (присутствие и отсутствие сигнала) в виде пикселей, отражает как и в фотоаппарате реальность. Современные фотоаппараты явление новое. Но реальность фотографирования была и раньше, как я сказал, в языковых, словесных формах передачи. Язык связан с речью. Художник не связан ни с речью, ни со светом, а только с собственным воображением.

Портретная фотография, её смысл

С одной стороны портрет вроде бы ясен. Это отражение образа, человека чаще. Но с другой стороны, творчество фотографии предполагает некий аспект понимания.

Конкретно в портретной фотографии главное работа со светом, которого не должно быть много и яркого, а также съёмка с угловым наклоном. Это будет соответствовать динамике трёхмерного спектра. А чрезмерная яркость отвлекает внимание на саму цветность, и персонаж становится как бы на периферии.

Поэтому в снимке больших групп людей важно фотографировать под углом, что не очень распространено, а не в виде прямой, чёткой геометрии и яркость света. И как можно в более естественных местах, без лишних сидений и прочего. Хотя бывают вполне удачные и даже талантливые снимки без указанных характеристик качества, потому что смысл фотографии в том, что сам факт наличия фотографии уже результат. Только разные школы фотографии по-разному его оценивают.

Как исключение, малая доля размытости может создавать хорошую картинку, именно по причине факта самой фотографии как ценности.

Мозг и его отношение к фотографологии

Исследование мозга и принципов его работы не может быть завершено, если оно будет делаться исходя из прямого исследования мозга, как натурального объекта, потому что в истории науки не случайным было понятие «модель». И только через модель можно понять оригинал, иначе зачем создавал Лейбниц термин «модель»? Именно для того, чтобы сказать, что модель — это непредвзятое исследование в спокойной обстановке феномена, выбранного нами.

Итак, модель мозга — это фотоаппарат. Он максимально отражает работу нашего мышления. Почему фотоаппарат? Потому что на самом деле изобретение фотографии и метода фотографирования имело целью не создание фотографий как картинок и образов. Во времена создания фотоаппаратов была очень сильно развита в Европе живопись, и многие другие формы отражения реальности и никому в голову бы даже не пришло запечатлевать то, что есть.

Но создание фотоаппарата было подобно созданию рентгеновской оптики. Только там было случайное открытие, которое в виде рентген-фотографии создаёт медицинскую картину внутренних органов, а в отношении чисто фотографии, которую мы имеем сейчас, мы имеем дело с, внимание, попыткой отразить сущность мышления.

Аристотель, древнегреческий философ, никогда бы не занялся разработкой теоретических моделей с этим связанных, если бы не был философом и учёным своего времени.

Поэтому, фотография может помочь понять головной мозг человека. Для этого надо перенести функции фотоаппарата на мозг. И найти соответствия. Кто-то скажет, а не было ли наоборот, что фотоаппарат создан по принципу зрения и мозга? Нет. В начале XIX века об этом не было чётких представлений (о мозге). Тем более в Древней Греции. Поэтому фотоаппарат это что? Это модель мозга.

Суть в том, что мозг работает по принципу фотоаппарата. Если вы изучите то, как создаёт изображение мозг через хрусталик и другие прилежащие глазу структуры, то вы найдёте поразительные сходства.

Но главное даже не в этом, а в том, что мозг — это набор сигналов в нейронах, и в принципе фотографическая передача. О чём можно много говорить.

Практический смысл здесь в том, что фотографировать в идеале надо не когда хочется или нужно, а когда фазовое состояние мозга соответствует конкретной нужной фотографии.

А что это значит? Это значит, что в периоды активной мыслительной работы и в периоды забвения мышления фотографировать надо разное. И это имеет прямой смысл, без которого хорошей фотографии может не быть. Надо привыкнуть к тому, что в жизни вообще нет ничего просто так. И по сути фотография — это напряжённая работа ума.

Светопись

Какая фотография может считаться уникальной? Та фотография, которая имеет в себе первоначальное этимологическое значение в виде факта съёмки. «Светопись». Если создана реальная игра света и в человеке или пейзаже вы видите уникальное сочетание света, его однотонность и в то же время сюжетность, то значит ваш объектив, будь это «мыльница» или «цифра» и ваше экспонирование в сочетании со вкусом, который отражает интересы абсолютно всех, и гениев и обычных людей, является высшим продуктом.

Гениальная фотография может быть непонятна всем, но восхищает всех. Светопись — не случайное название. Мы не воспринимаем фотографии с отсутствием света или со переизбытком света, но и среднюю освещённость также не воспринимаем. Нам нужен конкретный тип света. В этом весь секрет.

В чём фундаментальная обширность темы фотографии?

Она заключается в понимании того, что такое «фотография». Узость темы, представление сугубо о конкретном ограниченном объёме мастерства фотографа исходит из непонимания фотографии как материального факта.

Считается, что всё и так известно. Нужно установить, что фотография — это видео текст. Весь мир — это режиссура подобная видео съёмке, состоящая из дифференцированных отрезков как бы фотографий. Это не является философским умозрением и спекуляцией мысли, а имеет чёткие материальные основания.

Фотография — это то, что показывает всегда часть жизнь, ещё протяжённость, действие. И поэтому цель фотографа не в том, чтобы сфотографировать часть, а чтобы сфотографировать максимально целое, что в жизни представляется через корпус восприятий чего-то необычного, то есть поистине жизненного. Отсюда открывается огромный рог изобилия для идей о стремлении к «вечной фотографии», иделально отражающей жизнь. Я думаю, таких может быть 2—3 от силы, а в нашем мире скорей всего 1 да есть. Фотография должна быть найдена. Все существующие фотографии хороши самим фактом того, что они фотографии, но это не последнее слово, не конечный шедевр.

Такого нет в литературе, поэзии и другом творчестве, потому что фотограф работает со светом

Природа света

Для фотографа чуть ли не самое главное — умение работать со светом. Но что такое «свет»? Ведь, действительно, свет не нужен художнику, он им не пишет картину, не нужен и скульптору, он не создаёт через свет обработанный монумент.

История возникновения Света имеет множество свидетельств. Изначально в Кумранских рукописях было описание творения мира. Свет в Торе появляется через волю Всевышнего Бога.

Физика говорит нам о том, что существует выделение тепла, энергии и света организмами, а также свет от Солнца как физического объекта. Ангелы созданы из света.

Но что такое свет, если резюмировать все эти высказывания? Свет — это наличие формы. Фотограф создаёт формы. Но через свет. Свет не является абстракцией. Тем, что рассыпано на множество фотонов. Нет. Ещё со времён Максимилиана Планка теория корпускулярно-волнового дуализма говорила о наличии в свете состояния частицы (корпускулы) и волны.

А это фактически открывает истину о том, что свет имеет в своём содержании уникальное. И что самое парадоксальное, имеет вес. Такое, с виду не естественное утверждение, можно сделать исходя из того, что все природные тела имеют энергию (E). А тело упруго, твёрдо, либо жидкое, либо газообразное, и любая энергия имеет массу. Мы сами пропускаем через себя всё время ток, и сокращение мышц происходит за счёт электрического сигнала в нашем теле.

По сути, масса света в виде энергии — это свидетельство глиняно, то есть земной световой энергии человека. Свет как корпускула (частица). Частица не может быть вариабельной, а она есть как масса. А наличие света как волны говорит о его физическом содержании в виде как раз того самого света как освящения, отражения человека, высшая форма красоты и уникальности жизни.

В Коране сказано, что Иблис, джинн, который жил среди ангелов был создан из огня. Огонь и свет разные, хотя и кажущиеся похожими, сущности мира. Огонь — это не овеществлённая, не имеющая массы энергия. Попробуем взвесить огонь, у нас этого не получится. Поэтому огонь — это то, что потенциально может возгореться. Может загореться атмосфера, может воспламениться что-либо, может. Огонь как факт не существует постоянно. Искусственно поддерживаемый огонь горит только некоторое время. Поэтому он потенциально везде, и может везде проявиться в мире, возгореться. А на уровне сатаны, которым стал Иблис — это также потенциальное пребывание везде с целью искушать человека.

Глина, масса видна. Огонь не виден. Но потенциален.

Поэтому фотография имеет вещественный вид. Плёнка, память, проявление, бумажное или глянцевое представительство. Это достаточная масса для репрезентации фотографии как факта светового образа.

Наш мир как творение предназначен как раз для работы со светом. Поэтому разговор об искусстве фотографии — это разговор о смысле жизни. В чём смысл жизни? В том, чтобы работать со светом. Известно, что в раю, праведники будут видеть свет, исходящий от Всевышнего, как бы издали доходящий. Это примерное описание. О рае нам известно очень много и другого.

Зачем фотография? Для того, чтобы доставлять радость себе и другим. Если кто-то сомневается в нужности фотографии или творчества вообще, то предложите ему жить без снимков, фото и телевизора-интернета. Ведь всё это — набор снимков. Все социальные сети переполнены фотоснимками.

Картина, скульптура, если говорить откровенно — это язычество. В Новый Год люди празднуют дни зимнего отдыха, это нормально, никто новому году не кланяется. В России по крайне мере. А изобразительное искусство, живопись — это что? Это попытка понять картину, вникнуть в неё, вам ещё объяснять, что хотел показать художник и так далее. Это поклонение, которое характеризуется мистическим характером.

Поэтому не правильно называть фотографа «фотохудожником». Он никакой не художник и никакого отношения к художникам не имеет. Он не малюет и не ваяет.

Лучшее определение для фотографа в плане искусства — это, с моей скромной точки зрения, «светописатель». Он пишет свет. Поэтому гениальный фотограф — это тот человек, который без понятных причин для большинства, как бы из ничего создаёт такой свет в фотографии, не цвет, а свет, который даёт ощущение грандиозности.

Чисто практические моменты здесь в том, что 1) свет не должен быть ярким; 2) свет не должен быть почти отсутствующим; 3) персонажи снимка не должны заменять свет как форму снимка; 4) качество камеры, объектива, линзы, преобразователя, фильтров и фокуса во время экспонирования должно сочетаться с конкретной степенью и углом освящения в данном месте. То есть, искусство фотографии — это искусство работы со светом.

Таким образом, природа света является Божьим делом. Но сам Господь непостижим. И это научно, потому что всё что научное создано свыше, а всё что противоречит, не противоречит, а отражает многогранность замысла.

Фотографирование

Сложилось представление о том, что от качества фотоаппарата, а точнее его движущих частей (объектива, линзы, кассет, диафрагмы, преобразователя, и прочего) зависит качество фотографии, в то время как для большинства людей это недоступные виды фотоаппаратов по цене. И фактически нет никакой такой большой разницы между фотокамерами, будь это камера от телефона, будь это камера от сугубо фотоаппарата, будь это камера от большого форматного фотоаппарата.

Все так называемые различия в цветности, силе передачи света, резкости и фиксации и фокусировании изображения являются чистой выдумкой тщеславных специалистов, которые заслуживают тем не менее уважение за свою любовь к фотографии и большое количество действительно неплохих снимков.

Но если только подумать: в чём может быть резкое отличие одних линз от других, отличие триплета от апланата или дагора от тессара, выпущено это на производственной базе «куки» или ещё где-то, то для этого не надо быть особой кастой великих фотографов. Для этого надо иметь базовые представления о фотографии и опыт работы. И тогда становится очевидным и ясным, что все перечисленные выше виды объективов для форматной фотографии, в данном случае, действительно отличаются и имеют ценность. Но принципиального отличия в картинках, в фото нет, хоть ты снимаешь на цифровой фотоаппарат, хоть на архаический, хоть на какой угодно другой.

Просто нет уважения к мобильному устройству как таковому, как носителю камеры.

Секрет гениальной фотографии заключается в обратно противоположном современной истории с изображениями. Общепринятым считается, что съёмка на HD фотокамеру (хотя они тоже разные бывают) или другая крайность — съёмка на архаичный фотоаппарат, являются верхом фотографии. В то время как мы видим не самые подлинные образы. Мы видим не образ, а качество. Не человека, природу и мир, а в качество оформленные человека, природу и мир. Фотографическое искусство заблудилось, пойдя по пути реализации проекта «качества». Эта фатальная ошибка, ведь главное — максимально приближенное к реальности, а лучше сама реальность.

Потому для отражения real сгодится любой фотоаппарат, главное чтоб без фотошопа, который фактически «смертный грех» любой фотографии.

Фотографируя на обычную камеру мы должны преследовать цель создания оригинала того, что снято и того что получается на снимке.

Основным научным принципом для этого будет служить помимо множества факторов, таких как цель фотографии, на что снимаем и насколько соблюдаются аксиомы фотографирования, а также работа со светом, будет служить скорость съёмки.

Дело в том, что самые оригинальные и подлинные снимки получаются не быстро и не тихо, а в определённый умеренный период времени (примерно 1—2 минуты (если говорить о цифровых фотоаппаратах), на более старых чуть больше. В этот период формируется реальный образ.

С точки зрения биологии организма, женщине нужно больше времени для узнавания ситуации и места, её изучения, а мужчине чуть меньше.

О скорости фотографирования почти не говорится.

При этом интернет испещрён длинными роликами о том, как надо фотографировать. Они представляют ценность, но и в то же время многие из них скучнейшее зрелище с устаревшими данными. Хотя есть действительно ценные продукты.

Итак, мужчине и женщине нужно время для сформирования образа. Когда же говорят о мимических фазах, что архаичные фотоаппараты долго формируют снимок, и запечатлевают большее количество мимических фаз, то немного не разбираются в этом процессе. Потому что снимок всегда один, с одной мимикрией (если говорить о человеке), если бы у вас было много фаз, то лицо бы расплылось. А форматная фотография как раз отличается большей степенью размытости за счёт длительности процесса снимка и это создаёт хороший световой колорит.

На самом деде весь эффект от форматной фотографии не в её цветности и качеств, а в размытости, при сохранении образа, которые создают приятный свет.

Свет — это главное, когда речь идёт о фотографии-шедевре. В данном повествовании я ни в коем случае не ставлю целью кого-то критиковать и показывать неправым, а просто анализирую и стараюсь быть максимально тактичным, прошу прощения если кого-то задеваю. Ведь мой девиз в фотоискусстве такой: «любая фотография хорошая самим фактом того, что это фотография». Но согласитесь, что нам надо развивать фотографическую науку?

Из тех, кого бы я выделил на этом поле. Фотографов много. Репортажная фотография будь это, свадебная, или пейзажная, любая. Но действительно интересными являются книги (во многом с уклоном в историю фотографии, историю объективов) профессора С. В. Савельева («Дагор», «Апланат», «Тессар», Формат», «Триплет»), а больше и назвать никого не могу, потому что имена есть, а уникального мало. Ведь не надо думать, что рассказ о фотографии должен быть скучным. Он должен быть спокойным, как сама гармония фотографии, но интересным. Иначе зачем говорить, мы же не роботам рассказываем, которым всё равно. А зачастую именно так и получается.

Форматная фотография

Разговоры о фотографии не самые остросюжетные пересказы событий, но они стоят того, потому что фактически мы живём в мире постоянных фотовспышек и образов. И чисто практически фото нужно для обустройства мира и психологического комфорта, т.к. доказано, что фотография положительно влияет на эмоциональное состояние человека, если она сделана в соответствии с принципами фотоискусства.

Мы знаем, что форматная фотография — это съёмка на разного размера объективы, и основная особенность — большая возможность видов экспонирования. Можно сделать какую угодно фотографию, потому что архаичный фотоаппараты вбирают в себя всё. В отличие от цифровых, которые не снимут, например, ту степень засвечивавания, которая бывает как намеренно, так и в виде ошибки у форматной фотографии.

Практическая ценность форматной фотографии не в её старине и какой-то классике в мире светописи, а в том, что это работа с конкретным типом света.

Фотография сейчас (The Photo now)

Мы все фотографируем и очень много. Количество фотографий сделанных за один год превышает каждый раз количество фотографий, сделанных за всю предыдущую историю. Некоторые думают, что фотография — это просто так, одно «из», в то время как уже в Древней Греции философ Аристотель создал примерное описание современных фотоаппаратов, принципа их действия и говорил о фотографии.

Также с XVIII века был термин «светопись», он очень долго был и в Советском Союзе, лишь потом стали говорить «фотографирование». А перевод слова фотография с греческого: «светописание» собственно, так и переводится, как выше сказано. Многие знают слово «фотон», это из этой же серии.

Хотелось бы сказать, что главное в фотографии не то, с чего мы фотографируем, лишь бы были какие-то приемлемые характеристики качества. Главное — как мы фотографируем. Часто не самая чёткая по разрешению качества фотография выглядит просто супер. Это научно подтверждается тем, что в логистической отрасли, например, от принципов структурного расположения элементов зависит в первую очередь качество реализации товара, если речь о сфере продаж.

В общем, пара советов о фотографировании. Лучше всего фотографировать не идеальные картины, как фото на паспорт, а экспонировать то, что заключает в себе, в снимке через объектив, при видимой статичности, ощущение движения, события (движение без движения). И фотографировать с небольшой подготовкой, не сразу, стараясь сюжет добыть. А фотография как некоторое художественное видение симметрии, часто не содержит того, что я назвал «движение без движения». База этих знаний в аксиоматике искусства фотографии, которая разрабатывается в последнее время и в статистическом анализе эффекта от фотографий. Впрочем, здесь информации невпроворот. И научной работы в том числе.

О фотографии. Края и центр

В искусстве фотографии представляется не прояснённой тема «края» и «центра». Дело в том, что не достаточно иметь просто композицию, идеальную, симметричную, если мы говорим об идеальной фотографии. Ведь, по сути, все наши стремления, если мы подлинные гурманы и высокие эстеты и даже больше — ищущие «вечную фотографию». Под этим названием я бы предпочёл иметь самый уникальный снимок в мире. Снимков много, а один единственный самый лучший всегда один. И надо к нему идти.

Так вот, одним из препятствий к «вечной фотографии» является неправильное экспонирование края и центра.

Скажем о крае. Очень многие фотографии являются как бы обрезанными. Снимают деревья, а на самом деле снимают часть деревьев, подразумевая всё дерево. И так далее с другими вещами. Этот момент истины в фотографии принципиален. Часто кажется, что часть дерева, его большая часть (остановимся на примере дерева) показывает всё дерево. Но это не так.

Для настоящего экспоната в виде нашего произведения света важен именно полный вид дерева. Не значит, что мы должны снять дерево целиком. В оптике такого понятия вообще не существует, ни один объект целиком снят быть не может.

Это означает только одно — нужно снимать «дерево» не так, чтобы его было как бы видно, так, чтобы дерево в зависимости от типа съёмки, имело в своём составе трёхмерность. Будь это доминирующее измерение (высоты, ширины, дины), либо периферийное. Это не важно. Дело в том, что в фотографии не приветствуется (в моём понимании) смена фокуса, когда видно на переднем плане что-то, а дальше размытая картинка. Природа так не устроена.

Проще говоря, проблема «края» в фотографии очень сложная, потому что мы имеем дело с жизнью. И надо делать фотографии, которые состоят из небольшого числа элементов, только это может быть условием движения к «вечной фотографии». Эту тему невозможно быстро и точно описать. Давать же точные описания конкретных схем, возможно, имеет смысл. И к этому надо будет обратиться.

Если попробовать ещё прояснить ситуацию, то надо пробовать снимать целое дерево, но в том состоянии, когда оно играет одну из трёх ролей в измерении картины. Наши фотографические камеры так устроены, что они фотографируют примерно то, что видит глаз. А глаз видит ограниченное количество местности или персоны. Поэтому это осложняет дело.

Но в то же время, какой бы ширины не была картина, у неё будет край, и с этим краем надо что-то делать.

Если говорить о «вечной фотографии», то она действительно адекватная цель. Всю историю искусства мы привыкли считать, что есть законченная идеальная фотография, в то время как это совершенно не так.

Какой-нибудь критик может сказать, что эта фотография плохая, потому что снята на не очень хорошую, не профессиональную камеру, в то время как критик не представляет, не имеет даже представления о том, что такое фотография.

Практики думают, что фотография — это факт. Она является чем-то понятным. На самом деле фотография — это бездна смысла и поиска.

Относительно центра существует мнение, что это неотъемлемая часть композиции, понимания симметрии, в то время как именно центр в фотографии делает её плохой. В том смысле, что плохая фотография — это фотография, в которой есть главное, и есть второстепенное.

В жизни не так. А мы хотим отразить жизнь. И отражаем жизнь, сколько можем. В жизни всё главное, а доминирует мысль.

Следовательно, центрирование — это сведение фотографии не к главному сюжетному элементу, а создание центра из совокупности элементов как представление о центре. Это не должен быть элемент. Это должен быть центр как общее представление.

И здесь самое интересное. Центр может быть не в центре объектива, не в центре электронной или бумажной фотографии. Подобно тому как Земля вращается не вокруг Солнца, а вокруг центра масс, немного в сторону от самого Солнца.

И отсюда важней вывод о том, что центр может быть не в центре фотографии. Но не будет спускаться до абсурда, ни в краю и не сбоку, а центр может быть немного на расстоянии от центра объектива. По этой причине многие не профессиональные фотографии бывают удачными, потому что они воспринимаются именно в силу того, что центр не уловлен, а фотография нравится. С точки зрения физики это объясняется тем, что в природе нет математического центра, но присутствует центральное измерение физического порядка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 483