электронная
72
печатная A5
452
18+
Наследники испанского пирата

Бесплатный фрагмент - Наследники испанского пирата

Объем:
312 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6316-0
электронная
от 72
печатная A5
от 452

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

События, о которых пойдет речь, произошли давным-давно, в конце восемнадцатого века.

Погожим весенним утром из южно-африканского порта Кейптаун вышла красавица-бригантина под британским флагом.

Это была «Квин Элизабет». Судно принадлежало Ост-Индской промышленной кампании. Груженый золотом и драгоценными камнями, добытыми в колониях «Британского льва», корабль держал путь домой, в Англию.

Ценный груз сопровождал сэр Артур — сын владельца компании лорда Роберта Броквуда.

Артур провел в колониях четыре года. За это время привел в порядок все дела, и теперь, с чувством удовлетворения от успешной работы, возвращался домой. С ним была молодая жена леди Глэдис и трехлетний сын Роберт. Мальчик родился в Африке и был назван в честь дедушки.

Рождение внука стало для Роберта Броквуда важным событием. После женитьбы сына, старый лорд, начал с нетерпением ждать наследника. Вопреки ожиданиям, на свет появилась внучка — маленькая прелестная Ровена. Девочку сэр Роберт, несмотря на некоторое разочарование, полюбил всей душой. И вот, три года назад, почтенный лорд получил из колонии весть о рождении внука.

Радости в доме Броквудов не было предела: супруга лорда леди Анна, маленькая Ровена, а так же многочисленные слуги, ликовали.

В старинном особняке, близ Лондона, Броквуды устроили торжественный прием для родственников и друзей по случаю знаменательного события.

Когда внуку исполнился год, Роберт Броквуд прислал маленькому Бобби замечательный подарок — золотой медальон, усыпанный драгоценными камнями. Он открывался, словно маленькая книжечка. А на створки были вставлены портреты родителей, искусно написанные лучшим художником Лондона.

На тыльной стороне медальона красовались инициалы мальчика RB, переплетенные замысловатой вязью. Это прелестное украшение, а так же гибкий золотой обруч, на котором оно подвешивалось, закрывались пружинными замочками. Их можно было открыть только с помощью крошечного золотого ключика. Он лежал рядом в бархатной коробочке на шелковой подкладке. К подарку прилагалось письмо, в котором сообщалось, что таких медальонов сэр Роберт заказал два: один для Бобби, а второй для его сестренки Ровены.

Украшения были совершенно одинаковы, инициалы детей совпадали. Других таких медальонов в мире больше не было. А еще в письме содержалась убедительная просьба сразу же надеть украшение на шейку ребенка и не снимать до самого возвращения в Лондон. Супругам эта просьба показалась несколько странной, но, тем не менее, они ее выполнили.

Глава 1. Кораблекрушение

«Квин Элизабет» шла полным ходом вдоль западного берега Африки. Погода благоприятствовала путешествию, дул попутный ветер. В этот день судно вошло в экваториальные воды Атлантики. Солнце клонилось к закату, стало прохладнее.

Немногочисленные пассажиры высыпали на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Лорд Артур и леди Глэдис стояли у правого борта. Они тихонько переговаривались.

Рядом в легкой колыбельке из пробкового дерева сидел трехлетний Бобби. Малыш громко спорил с чернокожей няней Эмми. Он не хотел, чтобы его привязывали к поручням кроватки. Подвижный живой мальчик собирался побегать по палубе, но родители ему строго запретили. Они боялись, что ребенок может упасть за борт. Наконец няне удалось крепко обхватить талию мальчика тонким кожаным ремешком и привязать к колыбельке.

— Вот так-то лучше, масса Бобби, — сказала Эмми, удобно усаживая его, — теперь мама будет спокойна за вас.

Легкая, расширяющаяся к основанию кроватка-колыбелька, сделанная туземным мастером, была очень удобна и устойчива. Ее специально взяли с собой, чтобы мальчик чувствовал себя комфортно в дороге.

Глэдис с улыбкой наблюдала за сыном. Она думала о том, как они скоро приедут домой и Бобби, наконец, познакомится со своей старшей сестренкой. Маленькую Ровену родители оставили в Лондоне, опасаясь страшных африканских болезней. Мать все эти годы очень скучала по ней.

«Сейчас Ровене уже одиннадцать, — думала молодая женщина.- Совсем взрослая девочка, очень обидно, что она росла без меня. Какая она теперь? Как мои дети похожи друг на друга — изумрудно-зеленые глаза и каштановые волосы».

Она ласково потрепала сына по щеке. А Бобби, тем временем, занимался своим медальоном. Он очень любил играть этой замечательной блестящей вещицей.

— Как ты думаешь, дорогая, — обратился к жене Артур, — нашей дочери понравится братишка? Ведь он еще такой маленький, станет ли она играть с ним?

— Бобби такой чудесный малыш, ласковый, умный, девочке с ним будет интересно. Он знает много песен и стихов, — улыбнулась Глэдис.

— Да, ты права, дорогая, Ровена его полюбит. А дед с бабушкой будут от него в восторге, — Артур с улыбкой обнял жену за плечи.

Некоторое время супруги стояли на палубе, вглядываясь в горизонт, в надежде увидеть долгожданный берег. Капитан обещал к ночи зайти в порт для пополнения запасов пресной воды.

— Скоро мы сможем погулять по берегу, — сказал Артур, — давай возьмем с собой Бобби, пусть побегает по суше! Ему надоело гулять по палубе.

— Хорошо, — согласилась Глэдис, — только бы скорее добраться до порта.

В ту же минуту страшный порыв ветра сотряс корабль. За считанные мгновения море превратилось в ужасного монстра. Судно завертелось на месте, и чудовищная волна, словно зеленая стена, весом в десятки тысяч тонн, нависла над кораблем.

— О, Боже! — единым вздохом вырвалось из уст людей, в тот же миг корабль перевернулся килем вверх. Последнее, что увидела леди Глэдис — взметнувшаяся высоко в воздух колыбелька с ее малышом. Затем наступил мрак, все было кончено. Корабль исчез в огромной воронке.

Человек не может противостоять чудовищной силе разбушевавшейся стихии. Такие ужасные трагедии случаются в море и в наше время. Порою, даже оснащенный по последнему слову техники корабль, исчезает бесследно в морской пучине.

Шторм прекратился также внезапно, как и начался. Смерч промчался, оставив после себя плавающий на поверхности мусор.

В стороне от места катастрофы одиноко покачивалась на волнах легкая пробковая колыбелька с насмерть перепуганным ребенком. Страшный порыв ветра, предшествующий гигантской волне, поднял, словно скорлупку, детскую кроватку высоко в воздух, и как перышко, отнес ее далеко в сторону. Поэтому ужасная воронка не затянула ее вместе с кораблем.

Каким-то чудом, а может быть, благодаря няне, крепко привязавшей ребенка, малыш не выпал из колыбельки. Бобби остался жив. Судьба берегла его.

Промокший до нитки и продрогший ребенок крепко держался за поручни кроватки, горько рыдал, сквозь слезы звал маму, папу и няню, не понимая, почему никто не отзывается. В силу возраста Бобби не мог осознать, какая трагедия разыгралась на море, и что он никогда больше не увидит родителей.

Волны перекатывались рядом с колыбелькой, обдавая ребенка солеными брызгами, а он все звал и звал. Легкая, но прочная скорлупка выдерживала натиск океана, оставаясь на плаву. Наконец, обессиливший малыш свалился в промокшую постель и заснул крепким сном.

Сгустилась тьма. Ветер стих. Из-за туч выплыла полная желтая луна. Она осветила крошечную колыбельку, одиноко покачивающуюся на волнах, с крепко спящим в ней беззащитным маленьким мальчиком. Он был один посреди огромного враждебного океана.

Глава 2 Дельфины

В нескольких милях от места трагедии находился архипелаг из нескольких островов. На трех самых больших жили люди, другие же, маленькие, были необитаемы. Самый отдаленный от морского пути островок облюбовали дельфины. Закрытая маленькая лагуна, врезаясь глубоко в скалистые берега, создавала идеальные условия для отдыха морских животных. А узкий пролив, соединяющий с океаном, обеспечивал надежное убежище от кровожадных акул.

Крутые обрывистые берега и гряда рифов вокруг делали остров недоступным для местных рыбаков. В лагуне был лишь один маленький пологий пляж, созданный наносами ручья, стекающего с покрытых тропическим лесом, гор.

Эти неудобства и отдаленность острова от остальных заставляли местных рыбаков обходить стороной этот недоступный дикий кусочек суши посреди океана.

Уже много поколений дельфинов обитало в лагуне. Жители-аборигены этот остров называли Дельфиньим, а лагуну — Бухтой Дельфинов.

В те далекие времена там обитала небольшая дельфинья семья во главе с дельфинихой по имени Эя. Всего их было пятеро: дочь и сын Эи, а так же две ее младшие сестры.

В семьях дельфинов царит строгий матриархат. Во главе группы всегда сильная опытная самка средних лет, которой подчиняются более молодые члены семьи, обычно родственники: малолетние дети обоего пола и молоденькие самочки, которые набираются от главы семейства опыта и разума. В семье дельфинов никто никогда не ссорится, все признают над собой власть более мудрых старших самок. Распорядок жизни дельфинов четкий и постоянный. Маленькие группы, такие как семья Эи, входят в состав общей стаи. Все они встречаются во время большой охоты, когда появляется косяк рыбы. Гораздо легче и веселее вместе загонять добычу и насыщаться вволю.

На охоту семья Эи отправлялась с наступлением темноты. Под утро насытившиеся дельфины возвращались в свое убежище для отдыха и сна.

День, когда произошло кораблекрушение наши дельфины, спокойно переждав бурю в бухте, отправились на охоту позже обычного, когда уже светила луна.

Они плыли в открытое море, весело переговариваясь между собой на языке свиста и трелей. Как всегда, Эя шла впереди. По обе стороны от нее плыли дети — двухлетний сын Сиу и послушная пятилетняя дочь Ися, замыкали группу сестры-подростки Гая и Юся.

Вскоре дельфины оказались на месте недавней трагедии. Эя внимательно всматривалась в темную воду, улавливая малейшее движение морских существ, способных насытить семью. Вдруг ее внимание привлек плавающий на поверхности мусор.

— Здесь недавно затонул корабль! Бедные люди, наверное они все погибли, вокруг не видно ни одной лодки, — печально сказала она своим спутникам, — осмотрите все внимательно, может хоть кто-то остался жив и нуждается в помощи.

Дельфины со свистом и плеском бросились в разные стороны.

Зрение у этих животных отличное, в несколько раз острее человеческого, они одинаково хорошо видят в темноте и при свете дня. А когда необходимо — включают эхолокацию.

Но сейчас этот прием не понадобился, потому что луна хорошо освещала поверхность океана, каждый предмет был виден отчетливо.

Ися первой заметила колыбель, покачивающуюся на воде. Приблизившись, она увидела в ней маленького человечка и громко позвала остальных. Обнаружив крошечное человеческое существо, дельфины пришли в восторг и начали прыгать и кувыркаться вокруг кроватки, обдавая брызгами и без того промокшего ребенка. Эя остановила их веселье.

— Детенышу нужна наша помощь, он замерз и голоден, давайте срочно доставим его к людям, на Большой остров, — сказала она.

Дельфины стали дружно толкать колыбельку перед собой, стараясь, чтобы волны не захлестывали спящего ребенка. Эя плыла рядом, и все время внимательно вглядывалась в личико человечка.

Детеныш спал крепко, и на губах его играла безмятежная улыбка.

— Видно ему снится что-то очень приятное, какой он славный! — сказала дельфиниха.- Как хорошо, что мы появились тут раньше акул. Эти твари сожрали бы его в один миг.

Горячая волна нежности поднималась в душе Эи.

— Вьюи! — вдруг громко просвистела она,

— Вьюи, Вьюи, — радостно подхватили остальные.

Так звали младшего сына Эи, шестимесячного дельфиненка, растерзанного акулами, примерно неделю тому назад.

Это была жестокая схватка. Громадные белые акулы — давние враги семейства Эи внезапно напали на дельфинов, когда те были увлечены охотой.

Все спаслись, кроме Вьюи, он был слишком мал и слаб, чтобы уворачиваться от острых зубов хищников. Мать самоотверженно защищала сына, но ей не удалось уберечь его. Самая громадная акула подплыла под дельфиненка и распорола ему брюхо зубами, как острым ножом.

Так, на глазах несчастной Эи, погиб ее самый маленький детеныш — Вьюи. Все эти дни дельфиниха тосковала по нему. И вот теперь, здесь в океане она нашла человеческого детеныша, который напомнил ей потерянного сына. Этому малышу нужна была материнская забота. Эя была готова отдать ему всю свою любовь. Дельфиниха даже могла кормить это существо, ведь у нее было столько молока!

— Плывем в нашу лагуну, — объявила Эя, — до Большого острова еще далеко, а акулы могут напасть в любую минуту. Мы должны беречь малыша.

— Хорошо, Эя! — хором отозвались дельфины, — поплывем в нашу лагуну.

Через полчаса стая была на месте. Ребенок крепко спал, и Эя решила отложить кормление до утра. Об охоте больше никто не думал, жизнь этого хрупкого существа теперь зависела только от дельфинов. По команде Эи все окружили колыбельку и задремали.

Спят эти создания не так, как люди. Во время сна отключается только одна половина мозга, другая бодрствует. Она контролирует дыхание и заставляет оставаться на плаву. Так, чтобы дыхательные отверстия все время находились над водой. Иначе дельфины бы захлебнулись и утонули.

Ночь прошла спокойно. Ребенок спал. Но как только забрезжил рассвет, громкие детские крики огласили тихую лагуну. Дельфины забеспокоились, засуетились, пытаясь как-нибудь утешить малыша. Они начали прыгать и нырять вокруг его колыбельки, но ребенок заплакал еще громче. Он стал просить этих странных животных отвезти его домой, к маме и папе. Но дельфины его не понимали. Сердце Эи разрывалось от жалости.

— Как же мне накормить это слабое существо? Ведь он даже не умеет плавать. Но нужно попробовать, — сказала дельфиниха.

Она подплыла к ребенку как можно ближе, перевернулась вверх брюхом и пустила в лицо малыша струю молока. Теплая жидкость облила личико ребенка, но в рот ничего не попало. Он даже и не пытался поймать струю. Слишком непривычным был для него такой способ питания. Бобби растер руками молоко по лицу и изумленно посмотрел вокруг. Странные существа окружали его, они кивали головами, что-то стрекотали и высвистывали. Потом одно из животных открыло рот и стало ловить молоко дельфинихи. Тут до малыша дошло, что они приглашают его попить молочка. Ребенок широко открыл рот и начал ловить белую струю. Не сразу, но у него получилось.

Напившись густого жирного молока, мальчик насытился. Он попытался еще раз поговорить с животными. Но те ничего не поняли, и ребенок расплакался от обиды. Вскоре он успокоился и заснул.

Накормив маленького человечка, Эя почувствовала себя счастливой.

— Теперь он не умрет от голода и жажды, — сказала она. — Мы сможем оставить его в нашей семье.

От радости дельфины засвистели, застрекотали и пустились в пляс. Они уже успели привязаться к маленькому существу, им очень не хватало трагически погибшего дельфиненка Вьюи. А этот малыш теперь заменит его.

— Но, — продолжала мудрая Эя, — не забывайте, что он человек, а люди не могут постоянно находиться в воде. Их тело не создано для этого. Нежная человеческая кожа должна дышать воздухом. Часть времени ребенок будет проводить на суше, особенно ночью. У меня есть план, как это устроить. Но сначала надо научить Вьюи плавать и нырять, иначе он не сможет с нами общаться.

Пока дельфины решали, как обустроить жизнь ребенка, сытый и довольный мальчик спал в колыбельке, даже не подозревая, что его ждет новая, совершенно необычная для человека жизнь.

Глава 3. Водная жизнь

Вьюи спал, а дельфины терпеливо ожидали его пробуждения, чтобы начать уроки плавания. Когда ребенок проснулся, то первым делом позвал маму. Оглядевшись вокруг, вспомнил, что с ним произошло что-то ужасное, и расплакался.

Тут вокруг мальчика началась необычная суета. Один дельфин ловко перекусил ремешок, которым был привязан ребенок и перевернул колыбель. Вьюи оказался в воде. Страх охватил ребенка, он начал отчаянно барахтаться и попытался ухватиться за спасительную колыбельку. Дельфины отталкивали ее от малыша все дальше и дальше. Вьюи захлебывался горько-соленой водой, бил руками и ногами, и, каким-то чудом, держался на поверхности.

Когда он окончательно выбился из сил, дельфины подхватили его с обеих сторон и вытолкали на берег. Они остались довольны. Для Вьюи начиналась водная жизнь.

Через несколько дней ребенок уже самостоятельно плавал и пытался нырять, подражая дельфинам.

Судьба берегла ребенка, все благоприятствовало ему. И встреча с дельфинами, принявшими его в семью, и новый дом — тихая неглубокая лагуна с теплой водой, хорошо прогреваемой солнцем. Постоянные трели дельфинов, в которых слышалось «Вьюи, Вьюи», постепенно убедили мальчика в том, что теперь это его новое имя.

Он стал откликаться, и его друзья приходили в восторг, они устраивали для своего Вьюи целые представления. Ребенок громко смеялся, хлопал в ладоши, бегая по песчаному пляжу.

Эя разрешала мальчику выходить на берег, чтобы гулять, пить воду из ручья и собирать тропические фрукты, которые ручей приносил с холмов. Дельфиниха не раз в своей жизни видела, что люди едят фрукты и одобрительно кивала, когда мальчик их собирал.

После заката дельфины уплывали на охоту. Один из них оставался в лагуне с Вьюи, чтобы охранять его, спящего в колыбели, покачивающейся на волнах. На рассвете дельфины возвращались. Несколько часов отдыхали, а потом начиналось веселье и игры. Вьюи стал принимать активное участие в этих забавах.

Питательное дельфинье молоко, богатое витаминами, свежие фрукты, а так же постоянные физические упражнения в воде вскоре сделали из малыша крепкого и сильного мальчика. Его гладкая эластичная кожа загорела до шоколадного цвета, волнистые каштановые волосы отросли и теперь свободно струились по плечам, а золотой медальон сиял на шее, как маленькое солнце. Так, Роберт, наследник славного рода Броквудов стал дельфиненком по имени Вьюи.

Уже к концу лета мальчик научился понимать язык дельфинов. Обычно эти существа, в общении друг с другом, издают более тридцати звуков. Мальчик выучил их все и начал разговаривать с дельфинами. У каждого члена семьи был свой особый тембр голоса. И Вьюи безошибочно различал и узнавал его на расстоянии. Самым поразительным, чего достиг мальчик в общении с этими удивительными созданиями, стало умение телепатически передавать и принимать мысли дельфинов. Этому научила ребенка мудрая Эя.

Касаясь его головы, она предавала изображения предметов и создавала в его воображении целые картинки. Мальчик, в свою очередь, мог рассказать ей обо всем, что видел на берегу и спросить о чем-нибудь, чего не понимал. Как-то раз, когда дельфины нежились на мелководье у ручья, Эя начала рассказывать Вьюи о людях.

— Ты человек, — сказала она, — и когда-нибудь вернешься в мир людей. Поэтому тебе нужно многое узнать о своих собратьях. Я помогу тебе в этом.

— Но Эя, — ответил мальчик, — ты сказала, что мои родители погибли, теперь ты моя мама. Я не хочу расставаться.

Дельфиниху очень растрогали слова мальчика, ведь она успела привязаться к маленькому человечку и тоже считала его своим сыном.

Постепенно Эя поведала мальчику все, что знала о людях она сама, и то, что рассказывала ее мама. Стараясь научить его любить людей, дельфиниха предупреждала, что не все они хорошие. Встречаются среди них и плохие.

Дельфины, вообще чувствуют к человеку большую симпатию, часто подолгу сопровождают корабли, наблюдая за поведением людей и их привычками.

Несколько раз Эя сама видела, как люди убивают друг друга, жгут корабли и топят их в океане. Она, конечно же, не знала, что такие люди называются пиратами и просто называла их плохими.

В те далекие времена морскими разбойниками кишели моря и океаны. Пираты поджидали торговые суда на основных морских путях, грабили, убивали людей, а корабли сжигали и топили. Иногда хорошо одетых людей разбойники брали в плен, чтобы потребовать за них большой выкуп.

Вьюи внимательно слушал дельфиниху.

— Почему одни люди убивают других, ведь не едят же они друг друга? — спрашивал он.

— Конечно же, нет, — отвечала Эя, — плохие люди отнимают у хороших такие же блестящие кружочки, как у тебя на шее, или красивые камешки.

— Они любят играть ими? — удивился мальчик.

— Не знаю, сынок, но, наверное, это так. Все люди любят разные блестящие штучки, ведь тебе нравится твоя игрушка?

— Да, Эя, мне очень нравится, — и, дотронувшись рукой до медальона, он вдруг произнес. — Мама!

При этом мальчик сосредоточился, пытаясь представить свою маму, но ее образ уплывал от него дальше и дальше.

Вьюи вел в лагуне активную жизнь, он весело играл с дельфинами. Любимым приятелем по играм и всяческим забавам был его брат Сиу. Дельфиненок все время что-то выдумывал, находя все новые и новые забавы и увлекая в них мальчика.

Озорной дельфиний подросток часто доставал со дна лагуны рыб тетродонов, которые, попав на поверхность, раздувались, как шары. Сиу подбрасывал такой «мяч» высоко в воздух, а потом ловил его на кончик клюва и вертел, словно заправский жонглер. А затем бросал в воду и нырял в глубину, успевая еще раз поймать несчастную рыбу, пока та не коснулась дна.

Вьюи смеялся и аплодировал приятелю. От его похвал, дельфиненок еще больше старался и проделывал акробатические упражнения с импровизированным мячом-тетродоном. А несчастная рыбка умирала от страха и наконец, когда ее отпускали, старалась уплыть на дно и поскорее забиться в щель между кораллами.

Сиу опекал маленького Вьюи и учил различным трюкам. Благодаря нему, мальчик научился выпрыгивать из воды, нырять на глубину и быстро плавать. Эя одобряла их дружбу, она надеялась, что при случае, Сиу выручит мальчика из беды.

Жизнь шла своим чередом, Вьюи чувствовал себя прекрасно среди дельфинов, а свою настоящую семью почти забыл, он не помнил даже родной язык.

Только иногда в рокоте волн и шуме ветра, а порой и в крике чаек, ребенку чудились знакомые звуки и перед глазами проплывали смутные образы и чей-то очень нежный голос звал его: «Бобби, Бобби!» В такие минуты ребенок становился беспокойным и грустным, на глаза накатывались слезы и, теребя пальцами медальон, он повторял: «Мама, мама…»

Такие воспоминания приходили к нему только ночью. Днем жизнь казалась прекрасной. Постоянно ныряя, мальчик изучил рельеф дна лагуны, все закоулки, впадины и возвышенности. Он познакомился со всеми подводными обитателями бухты, а с некоторыми даже подружился.

Одна большая и толстая, губастая рыбина, похожая на клоуна, всегда сопровождали мальчика в его заплывах. Это был группер, но ребенок не знал названия своего спутника, а только играл и веселился вместе с ним. Смешная рыба разрешала Вьюи гладить и щекотать себя, и часто затевала игру в прятки.

Со дна мальчик доставал причудливые раковины и красивые ветки кораллов. Все это он раскладывал на солнышке у ручья и любовался своими богатствами.

В зарослях водорослей и кораллов, мальчик иногда наблюдал смертельные схватки морских обитателей: борьбу крупных крабов, охоту актиний, раскрывающих свои красивые и безобидные с виду лепестки навстречу мелкой добыче.

На коралловом рифе кипела жизнь. Мальчик часто спасал симпатичных ему животных от смерти, помогал ракам отшельникам найти новые, более просторные раковины, играл с медузами и морскими звездами. Постепенно ребенок усваивал, что в этом мире выживает тот, кто сильнее и зубастее.

Лето подходило к концу, и дельфиниха Эя решила воплотить свой план в жизнь — поселить человечка в пещере, известной лишь ей одной.

Глава 4. Пещера

Еще в детстве, Эя, исследую скалистые берега лагуны, обнаружила висячую скалу, которая круто опускалась в воду, не доходя до дна. Поднырнув под нее, дельфиниха оказалась в небольшом бассейне, отгороженном от основной бухты. Из этого небольшого водоема вглубь горы открывался вход в пещеру, в которую можно было подняться по естественным выступам скалы, напоминающим ступени. Тогда молодая Эя не придала значения своему открытию, но сейчас пещера могла бы стать очень удобным жилищем для приемного сына. А главное, жить в ней было бы абсолютно безопасно для ребенка, потому что пещера была надежно скрыта от посторонних глаз.

Легкий и подвижный Вьюи ловко поднялся по выступам и оказался в уютной сухой пещере. Новое жилье пришлось ребенку по вкусу. Ему давно хотелось спать на суше, вытянувшись во весь рост. Колыбель стала слишком коротка и тесна для него. Мудрая Эя не отпускала мальчика одного на берег ночью. Ведь дельфины там не могли помочь ему в случае опасности. Теперь же, поселив малыша в пещере, дельфины могли спокойно всей семьей отправляться на ночную охоту.

Первую ночь в новом жилище Вьюи провел спокойно. Нащупав у стены что-то мягкое, он уютно устроился и крепко заснул. Наутро ребенка разбудил солнечный луч, пробивавшийся откуда-то из глубины пещеры. Он светил ребенку прямо в глаза. Мальчик пошел на свет, и через несколько шагов уперся в небольшую каменную глыбу, которой был закрыт выход.

Поднатужившись, ребенок вытолкнул камень наружу и оказался в кустах, оплетенных лианами. Продравшись сквозь заросли, он оказался в лесу. Так ребенок понял, что в пещеру есть еще один вход, со стороны острова.

Вернувшись назад, Вьюи увидел, что без камня, перекрывающего вход, в пещере стало немного светлее. Он начал внимательно осматривать свое новое жилище.

В углу, где он провел ночь лежали сваленные в кучу полуистлевшие ковры и ткани. Из любопытства мальчик начал их двигать и у стены обнаружил большой, почерневший от времени предмет, похожий на ящик, которые иногда дельфины вылавливали в море и приносили в лагуну для игры.

Это был старинный кованый сундук. Ребенок попытался открыть потемневший от ржавчины висячий замок, но тот не поддавался. Тогда Вьюи нашел острый камень и несколько раз стукнул по нему. Замок рассыпался в пыль. Подняв крышку, ребенок, к своему удивлению, обнаружил, что сундук полон желтыми блестящими кружочками и красивыми разноцветными камушками. Мальчик радостно схватил несколько золотых монет, он выбежал из пещеры и помчался по крутому склону вниз на пляж. Дельфины только что вернулись с ночной охоты.

— Эя, смотри! — радостно закричал Вьюи. — Я нашел эти кружочки в пещере, их там много!

И он стал бросать дельфинам золотые монеты. А они ловко ловили их открытыми клювами и веселились.

Эя, почему-то, не обрадовалась находке.

— Эти игрушки нельзя оставлять на берегу, из-за них люди убивают друг друга, — строго сказала она.

— Здесь нет людей, Эя! — возразил мальчик.

— Они иногда заплывают и в нашу лагуну. Поэтому могут появиться здесь в любую минуту. Собери все кружочки и отнеси их в пещеру. Там ты можешь спокойно играть с ними. — Эя задумалась, а потом спросила. — Вьюи, как ты оказался на пляже? Я не видела, чтобы ты выходил из воды.

— Эя, я нашел другой выход из пещеры, он там, на горе! — мальчик показал рукой в сторону леса.

— Это очень удобно для тебя, малыш, — обрадовалась Эя.

Несколько дней после этого дельфиниха была очень задумчива.

— Я никогда не видела, чтобы люди добирались до пещеры. И моя мама, славная Дая, никогда не говорила об этом. Значит, они посещали пещеру очень давно. В те времена, когда наши предки еще не поселились в этой лагуне. Я думаю, — продолжала она, — нам нечего бояться. Те, кто принес в пещеру желтые кружочки, уже давно умерли, а другие люди ничего не знают о них, — предположила она.

Через несколько дней дельфиниха сказала Вьюи, что больше не может кормить его молоком. Начинается сезон дождей и придется подолгу голодать.

— Придется тебе переходить на взрослую еду — рыбу, — сказала Эя.

И Вьюи начал питаться рыбой. Хотя поначалу ее вкус не очень-то нравился мальчику, но постепенно мальчик привык к новой диете.

И вот пришел сезон дождей. Несколько дней океан бушевал. С юга Африки примчался большой шторм. Небо было обложено тяжелыми черными тучами. Стало темно, только время от времени, полыхали ослепительные белые молнии. А оглушительный гром, как казалось, разрывал все вокруг. В это время дельфины оставались в лагуне. Они были подавлены и взволнованы. Молчаливой кучкой, прижимаясь друг к другу, эти существа стояли вдоль берега у ручья. Даже в тихой защищенной лагуне ощущалось волнение. Вьюи было запрещено выходить из пещеры.

Дельфины боятся штормов, при большом волнении у них пропадает эхолокация. Пузырьки воздуха, скапливаясь в большом количестве в кипящих волнах препятствуют прохождению ультразвукового луча. Дельфины теряют ориентацию. В шторм они становятся беспомощными и могут разбиться о скалы.

Так случилось со старой дельфинихой Даей, матерью Эи. Надвигался шторм, но кормящая мать, оставив семью в лагуне, захотела немного подкрепиться. Но она не успела вернуться — страшный шторм настиг ее уже по пути домой. Ее унесло далеко в, к скалистым берегам, где она и разбилась на смерть об острые камни.

Помня об этой трагедии, Эя никогда не выходила на охоту в шторм. Лишь на четвертые сутки гроза прекратилась, волны утихли, и семья, голодавшая все это время, вышла на охоту.

Вьюи, в отличие от дельфинов, не был голодным, в пещере всегда лежал запас фруктов. Кроме этого, ребенок не скучал, у него было много блестящих игрушек. Мальчик запускал руки в сундук и с восторгом перебирал драгоценности, не сознавая, каким богатством обладает. Сверкающие алмазные и жемчужные ожерелья, золотые цепочки, серьги и браслеты доставляли ему огромную радость. Мальчик играл разноцветными камешками, подбрасывал золотые монеты и слушал их мелодичный звон.

Глава 5. Кот Мау

Однажды, после очередной бури, на закате солнца, дельфины, как всегда, вышли в море на охоту. Вьюи проводил их, а потом вволю наплавался в лагуне. Он уже собирался вернуться в пещеру, как вдруг увидел, что дельфины возвращаются. Мальчик очень удивился, никогда раньше они так не делали.

Но в этот раз все члены семьи заходили в лагуну, громко высвистывая на разные голоса его имя:

— Вьюи, Вьюи, Вьюи! Скорее сюда! Плыви к берегу, посмотри, кого мы нашли в море.

Мальчик быстро добрался до пляжа и увидел, что его названный брат Сиу и сестричка Юся, толкают перед собой широкую доску, на котором распластавшись и крепко вцепившись когтями, лежит странное животное. Оно издавало пронзительные звуки: «Мау, мау!»

— Скорее, Вьюи, — крикнула Эя, — вытащи зверя на берег! Он промок до костей, видно долго плавал в море. Я знаю, он тебе понравится. Много раз видела таких животных на кораблях рядом с людьми. Возьми его с собой в пещеру.

И дельфины, весело стрекоча, уплыли в море.

Мальчик вытолкнул доску с животным на берег. Только хотел дотронуться до существа рукой, как кот, а это был именно он, выгнул спину дугой, ощерился и громко заорал: «Мау!».

— Тебя зовут Мау, — решил Вьюи и опять потянулся к зверю. Но тот еще больше оскалился и больно ударил ребенка по лицу когтистой лапой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 452