электронная
80
печатная A5
530
18+
Наследница Румады

Бесплатный фрагмент - Наследница Румады

Мальтиец


Объем:
344 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-1995-1
электронная
от 80
печатная A5
от 530

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Наследница Румады.

Глава 1

Утром, невыспавшийся, поехал к Григорию, пора было его отправлять в королевство Семи островов.

— Павел, что за вид у тебя такой, как будто ты пьянствовал неделю?

— А то ты не догадываешься?

Григорий, ехидно улыбаясь, смотрел на меня.

— Ну и чему ты скалишься, фелюга греческая, ты меня слушать собираешься, или я спать поеду?

— Не ворчи, Павел, пойдем, мне вина греческого привезли, три бутыли.

— Одну дам тебе, одну Драгомиру, а из моей сейчас попробуем.

— Григорий, ты не забыл, что я за рулем?

— Павел, так я не заставляю тебя выпить всю бутыль, только один бокал.

Вино действительно было очень хорошим.

Перлита унесла бутыль в мою машину.

— Говори Павел, я слушаю тебя, и почему я должен лететь так далеко?

— Извини, Григорий, но ближе знакомых королев у меня нет.

— Что я там должен делать?

— Диего отправил катера, корабли и вертолеты, королева звонила мне, уже доставили.

— Тебе, обучить местных управляться с этими катерами и двумя сторожевыми кораблями.

— Думаю, что проблем с этим не возникнет, там все на море выросли, да и с оружием в общем-то знакомы.

— А с вертолетами?

— Вот, с вертолетами, с этим сложнее, я тебя туда на месяц отправляю, сможешь ли ты их научить летать на них?

— Смотря какие ученики будут, а то и года не хватит.

— Тоже верно, значит набирать вертолетчиков будешь там сам.

— Добре, наберу.

— Теперь, что касается всего остального, есть там у них генерал, фамилия у него, Куприянов.

— Он русский?

— Русский, они там почти все русские, королева тоже.

— Так вот, этот Куприянов командует всеми силами, что у них есть.

— И много у них тех сил?

— Немного, но батальон, я так полагаю, наберется, можешь не только из них набирать, но и из гражданских.

— Подчиняться я там кому буду, генералу этому?

— Формально, ты будешь подчиняться королеве, а в итоге, никому.

— Это как?

— А вот так, что этот генерал, что королева, они в этом во всем ничего не смыслят, так что, как считаешь нужным, так и поступай.

— А если им это не понравится?

— Перетопчутся, будут давить на тебя, сразу же звони мне, я решу все вопросы и проблемы.

— Павел, ты отрываешь меня на целый месяц от моей работы…

— Я понял тебя Григорий, за этот месяц ты получишь пятьдесят тысяч евро.

— Королева такая богатая, Павел?

— Григорий, королева нищая, но я тебе сказал получишь деньги, значит получишь.

— Павел, а зачем им сторожевые корабли и вертолеты, ну, я понимаю, катера береговой охраны, а корабли?

— Григорий, нападают часто на них, место удаленное, грабь-не хочу.

— Так что катеров там мало будет, чтобы кого-то напугать, а сторожевые корабли, это уже сила, да плюс к ним вертолеты.

— Ну да, ты прав Павел, ладно, полечу и научу их там всему, что сам умею и знаю.

— Полетишь завтра утром, три пересадки предстоит, с Фиджи в Сува тебя заберет королевский самолет.

— Так у нее есть самолет свой?

— Есть, даже три летчика, хорошие летчики, летал я раз с ними.

— Если надо будет, они тебе помогут в обучении с вертолетчиками.

— Вот тебе деньги на дорогу и на житье, кормить они тебя будут сытно, так что по этому поводу не переживай.

Положил перед ним двадцать тысяч евро.

— Павел, а валюта у них там какая?

— Доллар американский, но и евро тоже в ходу, разменивать не придется.

Не успел выехать с марины Григория, как позвонил Перес.

— Пол, ты дома, ко мне подъехать не сможешь?

— Перес, это так срочно, нельзя на завтра перенести?

— Можно, но после обеда, с утра я занят.

— Хорошо, подъеду после обеда, вопрос то хоть в чем?

— Самолет я тебе нашел, приедешь, посмотришь проспект и все остальное, потом решишь, брать или не брать.

— Добро.

Дома, рванувшуюся было ко мне Верону осадил сразу.

— Все, дайте мне в конце концов выспаться, нет меня, нет.

Эмили с Викой рассмеялись.

— Смешно им, Евины дети, в монастырь уйду.

— Пашенька, в монастырь то хоть женский?

— Верона-а…

— Все, Паша, я молчу…

Проспал почти до ужина.

Еще час игрался с Мией и Алис.

— Папочка, а когда мы пойдем снова в море?

Девчонки повисли на мне обнимая с двух сторон.

— Алис, вот ваши братики подрастут и пойдем.

— Ага, размечтались, а я, одна что ли с дочкой здесь сидеть буду… -возмутилась Верона.

— Солнце мое, ну неужели я вас здесь оставлю, родишь, подрастет и пойдем.

— Значит не раньше, чем через год… -подвела итог, Эмили.

— Паша, а ты Сережу тоже что ли хочешь с собой взять, я же его, когда ему год исполнится, в Москву заберу.

— И с кем он там будет, с няней?

— Ну да.

— Что за няня, эта не та, которую ты сюда хочешь привезти?

— Нет, Паша, я даже пока не знаю, кто и откуда няня будет.

— Значит никто и ни откуда, мне няни для моего сына с улицы не нужны.

— Ну, Паша…

— Я все сказал, или будет няня, которую ты досконально знаешь, или Сережа останется здесь, до школы.

— Паша, почему до школы, он же в садик будет ходить…

— Вот значит эти три года до садика и побудет здесь.

Вика замолчала, не решаясь со мной спорить дальше.

— Вика, Пол прав, и не обижайся на него.

— Эмили, да я и не обижаюсь, только часто у меня приезжать не получится.

— Решим это как-нибудь, не переживай.

Утром, за завтраком позвонил Ассанте.

— Пол, не мог бы ты ко мне подъехать через час?

— Николаус, а что случилось?

— Ничего не случилось, просто к тебе приехал министр иностранных дел Отана.

— Ко мне, а зачем?

— Вот приедешь и все узнаешь.

— А почему он у тебя, а не в нашем МИДе?

— Потому, что он приехал к тебе, и попросился на прием ко мне.

— Ничего не понятно, ладно, сейчас приеду.

— Пол, что там?

— Не знаю, к Ассанте приехал министр иностранных дел Отана и хочет встретиться со мной.

— Пол, это значит опять твои поездки начинаются, когда уже ты хоть месяц дома с нами побудешь?

— Вот сейчас съезжу, вернусь и побуду, хотя нет, мне потом еще к Пересу надо.

— Зачем… -хором спросили все трое.

— За самолетом.

— Паша, Перес купил тебе самолет?

— Ага, размечталась, Вика, пока что он купил мне только картинки, их сначала надо посмотреть.

Посмеялись, и то ладно, а то сейчас бы мозг вынесли из-за этого отановского министра.

Министр оказался мужичком лет пятидесяти, сидел о чем-то беседовал с Ассанте.

Я подошел к ним, министр представился мне, я ему, обмен любезностями закончен.

— Присаживайся Пол, мы тут побеседовали с господином Аль-Бухрани, и знаешь, я считаю это своим упущением, что у нас нет дружеских контактов с Отаном.

— Ты меня для этого и пригласил что ли, Николаус, так у тебя есть министр МИДа, это его прямая обязанность.

Ассанте недовольно посмотрел на меня.

— Пол, Эмили не нравится, что ты редко бываешь дома?

— Николаус, мне, в общем-то, это тоже не нравится.

— Ну, извини Пол, это не моя инициатива, вот, господин Аль-Бухрани тебе все объяснит, а я вас оставляю, дела.

Ассанте ушел.

— Я вас слушаю, господин Аль-Бухрани, с чем связан ваш визит на Мальту?

— Господин Боне, правитель Хасан желает встречи с вами.

— Зачем, чем моя скромная персона заинтересовала правителя столь влиятельной страны в арабском мире?

— Господин Боне, ему рекомендовали вас как очень неординарного человека и влиятельного мирового посредника.

— Вот уж никогда бы не подумал, что правителю нужны чьи-то посреднические услуги, по-моему, к нему очередь желающих дружбы с ним?

— Вы в этом правы, господин Боне, но не все достойны дружбы правителя.

— И кто же ему рекомендовал меня, что правитель посчитал, что я достоин его дружбы?

— Отшельник.

М-да, удивил, интересно, откуда у Отшельника такая дружба с правителем, что тот прислушивается к его мнению?

Хотя, стоп, Бугунлу и вооружение, и как это я забыл про это?

— И что хочет правитель от меня?

— Господин Боне, об этом он расскажет вам сам, его очень заинтересовали ваши возможности в мире и ваше влияние.

— Это ему тоже Отшельник сказал?

— Этого я не знаю.

— И что вы хотите от меня сейчас?

— Господин Боне, правитель приглашает вас посетить его дворец не позднее, чем через пять дней.

— Почему такие сроки, и потом, а если у меня в это время запланированы дела?

— Господин Боне, пожалуйста, постарайтесь решить все ваши дела до означенного срока.

— Вы же сами прекрасно понимаете, что приглашение правителя и вам необходимо, и хоть ваш вес в мире достаточно велик, но и дружба с одним из лидеров арабского мира никак вам не помешает.

— Несомненно, хорошо, я постараюсь решить все свои дела и принимаю приглашение правителя.

— Но, господин Аль-Бухрани, поставьте в известность вашего правителя, что я не из тех, кому навязывают свою дружбу, и не из тех, кто навязывает ее другим.

— Господин Боне, правитель в курсе этого, и ничего вам навязывать не собирается.

Похоже, что Отшельник его предупредил на мой счет.

После встречи с министром Отана, поехал к Пересу.

— Давай показывай мне свои картинки.

— Пол, я считаю, что это именно то, что тебе нужно.

Я рассматривал проспект новейшего Фалькона, в прочем, этими самолетами пользуются достаточное количество деловых людей.

Вон, у Отшельника, их целый авиаотряд.

— Пол, он без дозаправки преодолевает свыше шести тысяч миль, а стоит на него установить дополнительные баки, то и свыше восьми тысяч миль.

— А посмотри на салоны, интерьер какой, Эмили будет в восторге.

— Перес, так это ты оказывается для Эмили самолет выбираешь?

— Пол… ну, что ты говоришь, конечно же для тебя, но ведь и Эмили часто бывает с тобой, а что для женщины важно-красота.

— Тебе бы женским бельем на рынке торговать, цены бы не было.

Перес рассмеялся.

— Пол, это хорошо, что ты шутишь, значит самолет тебе понравился, или я не прав?

— Прав, он мне нравится, и сколько эта конфетка стоит, с дополнительными баками, и с такими салонами?

Перес немного стушевался.

— Пол, ну ты же сам понимаешь, хорошая вещь стоит хороших денег.

— И сколько они тебе процентов обещали, если ты меня уговоришь?

— Пол… ну, о чем ты, какие проценты…

— Перес… не зли меня.

— Пол, ну всего лишь один процент, всего один…

— Понятно, цена похоже у этой игрушки, как и то расстояние, которое она преодолевает, и сколько?

— Пол, всего лишь шестьдесят миллионов.

— Всего лишь, а чего не больше, глядишь и твой процент бы увеличился?

— Пол… Пол…

— В общем, так, Перес, я его по такой цене брать не буду, так им и передай.

— Но, Пол…

— Все, я поехал.

— Подожди Пол, подожди… ну ладно, они готовы сделать скидку в три процента…

— Пять…

— Пол…

— Я сказал, пять, или буду ходить пешком.

— Хорошо, Пол, я им сейчас перезвоню, только ты не уходи пожалуйста.

Не ушел, Перес минут пятнадцать что-то кому-то доказывал, наконец откинулся на спинку кресла.

— Пол, они согласны скинуть пять процентов.

— А ты что такой не веселый, процент что ли свой потерял?

— Нет, Пол, процент они мне оставили.

— Не узнаю я тебя Перес, или ты торговаться разучился?

— Пол, но они мне категорично заявили…

— Категорично… лети покупай, и найди мне пилотов, сколько их там надо?

— Трое, ну и стюардессы.

— С стюардессами погоди пока, не известно, как на это Эмили посмотрит, а то полечу я на метле.

Перес рассмеялся.

— Чего ржешь, посмотрел бы я на твою жену рядом с стюардессами.

— Пол, моя уже к этому привыкла, да к тому же я почти и не летаю.

— Ладно, самолет, когда будет?

— Послезавтра.

— Добро, позвонишь, как вернешься.

Глава 2

Самолет поехали смотреть все, главное, что и в машину мою все вместились.

Верона села впереди, Алис с Мией посредине сзади на пассажирском, и рядом с ними по бокам Вика с Эмили, держа сыновей на руках.

На мое, было, предложение посмотреть по очереди, категорически отказались.

— Пол, мы хотим все вместе… -твердо произнесла Эмили.

Самолет стоял на частном летном поле у Переса, в самом дальнем углу.

— Перес, а ты его зачем туда засунул, или стыдно показывать?

— Пол, ну что ты говоришь, это же красавец, просто мне нужна взлетная полоса, скоро два чартера взлетают.

Перес поздоровался с женщинами.

— Пол, ну и что ты стоишь, пошли уже в самолет.

— Перес, а снаружи мне его осматривать не обязательно что ли?

Обошли самолет кругом, в общем-то ничего особенного, самолет, как самолет, но все же красавец.

Первыми по трапу поспешили Алис с Мией, следом за ними Верона.

Перес взял на руки моего сына у Эмили, я нес нашего с Викой сына, Сережу.

В салоне нас ждал экипаж, три человека, командир лайнера, штурман и бортинжинер.

Русский, латыш и немец.

— Перес, ты их где набрал?

— По объявлению.

— То есть ты их абсолютно не знаешь?

— Да, Пол, это так, но специалисты они хорошие, это я тебе гарантирую.

Спорить с ним по этому поводу не стал, Перес и сам пилот высочайшего уровня, так что верить ему в этом можно.

— Пол, а что-то не так?

— Их национальности, не хочу бардака на своем самолете.

— Пол, я их знаю всего лишь сутки, но думаю, что ты напрасно об этом беспокоишься, каждый из них знает свое место и субординацию.

— Ладно, разберемся.

Ко мне подошел командир лайнера.

— Мистер Боне, вы будете делать пробный полет?

Звали его Рузанов Иван Степанович, тридцать семь лет, родом с Кирова.

Штурман, немец Фридрих Шольц, тридцати лет из Гамбурга.

Бортинжинер, латыш Ильмар Гудонис, тридцати пяти лет.

— Нет, Иван Степанович, до утра послезавтра вы свободны.

— Мистер Боне, необходимо решить два вопроса, первый, где мы будем находиться эти дни, и вообще, где будем жить, ну, и второй, это, сколько вы нам будете платить?

— Перес, какие оклады у твоих экипажей?

— Командир корабля от восьми тысяч евро в месяц, штурман и бортинжинер от шести тысячи евро.

— Вас устраивают такие оклады, господа?

Я повернулся к пилотам.

Возражений ни у кого не было.

— Добавлю от себя, такую зарплату вы будете получать от меня, плюс к этому, за все чартеры, чтобы самолет зря не простаивал, вам будет платить господин Радиро.

С Пересом у меня уже была договоренность на этот счет, на что он с радостью согласился.

— Теперь, что касается вашего проживания, пока поживете в отеле, вот, господин Радиро и отвезет вас туда.

— А в дальнейшем, поработаете, я посмотрю, если меня все будет устраивать, обсудим вашу дальнейшую судьбу.

— Вопросы еще ко мне будут?

Вопросов не было.

Перес забрал с собой пилотов и повез их в отель.

Мои женщины и Алис с Мией уже облазили все салоны самолета, в глазах восторг.

— Пол, шикарно, и постель широкая, все трое поместимся…

— Ты права, Эмили, как раз вы там трое и поместитесь.

Рассмеялись.

— Пол, там хватит места и для тебя.

— А, кстати, Пол, ты уже подобрал себе стюардесс?

— Эмили, я буду набирать стюардов.

В глазах женщин изумление.

— Подожди, Пол, я что-то наверно не поняла, каких стюардов, зачем, ты не хочешь возле себя молоденьких красивых девушек?

— Эмили, не хочу, у меня нет желания трахать их после того, как их оттрахает весь экипаж и пассажиры чартеров.

— Ах вот оно что, Пол, да ты становишься аскетом в этом, а как же твои яхты и игры на них?

— Эмили, там были мои гости, а стюардессы будут работать у меня.

— Паша, так найди таких, чтобы были только с тобой, и поставь им такое условие.

— Вика, много ты видела женщин, которые придерживаются условий?

— Паш, достаточно много, и не надо смотреть на нас с своей мужской колокольни.

— Извини, я вовсе не про вас, а вот про таких длинноногих смазливых проводниц, они же сюда приходят зарабатывать, и не только исполняя свои профессиональные обязанности.

— Паша, ну и чего ты паришься, Вика права, предупреди их, что немедленно уволишь, и поставь видеокамеры во всех салонах.

— Верона, кроме салонов есть еще и санузлы…

— Паша, ну это уже не смешно, сразу же будет видно, одна туда стюардесса пошла, или нет.

— Вика, я что-то не пойму, а чего вы меня все уговариваете?

— Пол, причина проста, ты и так сейчас часто бываешь раздражен, оттого, что сидишь на берегу, а не ходишь в море, и пассажиров тебе не хватает.

— Эмили…

— Не перебивай Пол, у тебя, кроме нас, женщин сейчас совсем нет, так что мы настаиваем, чтобы ты взял бортпроводниц, и возвращался домой не раздраженным и злым, а добрым и любящим.

— Эмили, я и так вас всех люблю.

— Паша, и Эмили и Вика правы, я с тобой редко бываю, а скоро и вовсе дома, и без моря тебе плохо, а тут еще женщин месяцами не будет.

Я слушал их и не понимал, мои жены беспокоились за мой интим?

Хотя, что-то я не то несу, они просто беспокоятся за семью и хорошую атмосферу в ней.

— Хорошо, я прислушаюсь к вашему мнению.

— Верона, вот ты и займись их поиском, и желательно в России?

— Почему в России, Пол?

— Эмили, потому что там у девушек и запросы финансовые поменьше, да собственно с ними, и проще.

Угу, лучше бы я Верону об этом не просил, бортлюбовниц они искали мне все втроем, и со всей серьезностью обсуждали кандидатуру каждой соискательницы, сидя на кухне возле ноутбука.

Я лишь посмеивался этому, глядя в холле с Алис и Мией мультики по телевизору.

Западные мультики меня явно раздражали, хрень полная, неужели детям это интересно?

Принес мультики российские и поставил их.

— Папочка, а зачем ты выключил, мы же смотрели…

— Мия, солнышко мое, я хочу, чтобы вы посмотрели другие мультфильмы, и думаю, что они вам очень понравятся.

В итоге, дети уже через пять минут с интересом смотрели подборку, еще советских мультфильмов.

— Пол, подойди пожалуйста к нам.

— Эмили, вы наконец-то выбрали тех, кто удовлетворяет вас?

— Паша, удовлетворять они будут тебя, а ты нас… -парировала мой вопрос, Верона.

Этих двух девиц я бы узнал даже в скафандре космонавтов.

На меня с экрана ноутбука смотрели Соня и Юля, которые бывали аж дважды на моих яхтах.

— Что скажешь Пол, они симпатяшки обе, а как форма им идет, такие красавицы.

А я и не знал, что девочки бортпроводницами работали, на будущее надо бы и профессией что ли интересоваться.

— Эмили, похоже с твоей памятью проблемы, я не возьму этих девушек к себе на работу.

— Почему, Пол, и что не так с моей памятью, чем они тебе не нравятся, вот Софья…

— Именно, что Софья, а если кратко, то Соня.

Эмили удивленно посмотрела на меня, потом на фото, но опередила ее Верона.

— Паша… точно, я уже видела эти фото, правда в совершенно другом ракурсе, они же на твоей яхте были… -проговорила она.

Эмили еще раз внимательнее всмотрелась в фото.

— Пол… так это и есть та самая Соня, которую ты в Турции у бандитов отбил?

— Она самая, так что их я больше рядом с собой не хочу.

— Пашка, а у каких бандитов ты ее отбивал?

— Вика, расспроси об этом Эмили, она тебе все в картинках расскажет.

— Вот это да, мы сотни фото просмотрели, а выбрали двух этих девиц.

Эмили была разочарована.

— В общем, ищите мне проводниц без стажа работы, только что отучившихся, так будет лучше.

— Хорошо, Пол, мы поищем.

— Срок вам до завтрашнего утра.

— Паш, нам что, их всю ночь что ли искать… -возмутилась Вика.

— Ну так сами же напросились, так что по флагу вам всем в руки, а я спать.

— Детей покормите и уложите.

— Пол, как это ты спать, а мы?

— И что вы тогда сидите, время уже десять вечера.

Женщины принялись за свои обязанности.

Раскапризничалась Алис, что не дали досмотреть очередной мультик.

— Девочка моя, время спать, досмотрите все завтра, а сейчас марш обе в ванну и в постель… -распорядилась Вика.

Стюардесс они все же нашли, о чем утром мне и поведала Эмили.

— Вы что, правда, что ли всю ночь искали?

— Нет, Пол, мы их нашли сегодня утром.

Посмотрел фото и данные.

В общем, ничего особенного, ничем девушки и не выделялись, симпатичные, но не более, красавицами, явно не назовешь, в прочем, конфетки мне были и не нужны.

Обе только что закончили курсы и стажа у них не было никакого.

Обоим по девятнадцать лет и обе москвички.

— Что скажешь, Пол?

— Эмили, они меня устраивают, когда смогут прибыть на Мальту, и согласны ли они вообще работать на частное лицо за рубежом?

— Паш, я уже прокачала эту тему и по переписывалась с ними.

— И что, Верона, что они тебе ответили?

— С документами у них все в порядке, могут прилететь хоть сегодня, интересует их только лишь график и оплата.

График, можно подумать, что я знаю какой у них будет график?

Позвонил Пересу.

Тот, узнав в чем проблема, ответил.

— Пол, вообще-то мои стюардессы летают через чартер, ну иногда получается и неделя, через неделю.

— Но дело в том, что они все местные, а твои откуда?

— Из России.

— И сколько их?

— Двое.

— В таком случае, пусть летают только с тобой, с их выходными сам решишь, а на чартеры я поставлю своих.

— Пиши им, Верона, что все будет зависеть от моих поездок, вероятна такая возможность, что и пол месяца дома не будут.

— А что им написать про оплату?

— Пиши, ну пока по две тысячи евро на испытательный срок.

Женщины расхохотались.

— И долго ты их испытывать собираешься, Паша… -спросила, сквозь смех, Вика.

— Обычно испытательный срок не меньше месяца, вот так, Верона, им и напиши.

Написала, те со всем этим согласились, ответили, что готовы вылететь на Мальту первым же рейсом.

— Верона, когда у них там этот рейс с Москвы?

Та залезла в справочник аэропортов.

— Паш, через четыре часа.

— Значит здесь будут часам к девяти-десяти.

— Ну да.

— Встретишь их и отвезешь в отель, забронируй им номер, потом оплатишь.

— Хорошо, Паша, сейчас все сделаю.

— Да, Паш, Речел установил в самолете скрытые камеры, никто их не найдет.

— А обо мне он не забыл?

— Паш, да ты что, ты ими и будешь сам распоряжаться, он сейчас приедет сам и все тебе объяснит.

Пришлось снова ехать к Пересу, нужно было загружать продукты, Переса интересовали мои вкусы.

Прихватил из дома свое спиртное, поехал.

Оказалось, что еще и постельного мало, необходимо добавить несколько комплектов.

— Перес, а ты куда смотрел, когда покупал самолет?

— Пол, не ори на меня, это стандартный комплект.

На все ушло четыре часа, зато вроде всем остался доволен.

Не мешало бы конечно и с стюардессами поговорить, посмотреть, что они из себя, но оставил на утро, хотя утром и вылетать уже в Отан.

Верона предупредила пилотов и проводниц, что вылет в десять.

— Паша, конечно девочки не супермодели, но свой шарм в них есть.

— Верона, ты уже проверила что ли их шарм?

— Скажешь тоже, Паш, я ними только побеседовала.

— И что скажешь?

— Девочки не дуры, цель летать долго и заработать много, хотят свои отдельные от родителей квартиры.

— Им на эти квартиры придется до пенсии летать, какие цены на них в Москве.

— Паша, им нужна стабильная хорошо оплачиваемая работа, а квартиры они собираются покупать в кредит.

— Понятно, то есть на все время надежный работодатель?

— Именно, в России в стюардессы им попасть сложно, там конкурс очень большой, поэтому и согласились идти работать к тебе.

— Ладно, завтра посмотрим, как долго им у меня работать.

— Пол, ну ты так сразу не начинай, постель в приказном порядке.

— Эмили, возможно, что ее и вообще не будет, я не маньяк сексуальный, мне и вас достаточно.

— Пашка, а зачем же тогда мы тебе их искали?

— Вика, это ты меня спрашиваешь, вообще-то, вы сами настояли.

В половине десятого уже был на аэродроме, поднялся в свой самолет.

— Доброе утро мистер Боне.

— Доброе утро Иван Степанович.

— Доброе утро господа и дамы.

— Ну, что успели уже познакомиться?

— Здравствуйте мистер Боне, мы познакомились, но нас сначала не хотели на аэродром пускать.

— Вы у нас кто?

— Эльвира Николаевна Изюмина, можно просто Эля.

— И почему вас, Эля, не хотели пускать?

— Не знаю, минут двадцать стояли, пока охранник куда-то звонил.

— Понятно.

— А вас как зовут, барышня?

— Ольга Ивановна Стрехова.

— Хорошо, с вами я чуть позже поговорю, а пока прошу всех занять свои рабочие места.

— Мистер Боне, я девушкам объяснил их обязанности и где, что находится.

— Добро, Иван Степанович.

— Оля, мне принесите кофе.

— Слушаюсь, мистер Боне.

Глава 3

Взлетели, пригласил девушек в салон.

— Присаживайтесь.

Обе уселись на краешке дивана, чувствуется в них напряженность.

— Милые девушки, мой секретарь с вами уже общалась, и вы согласились прилететь, и работать на меня.

— Хотел бы обсудить с вами вашу работу.

— Возможно мне бы следовало все же взять к себе местных стюардесс, но я сам когда-то жил в России, поэтому свой выбор остановил именно на ней.

— Почему я заговорил про местных стюардесс, дело в том, что мои полеты иногда бывают спонтанны, а вам после рейса придется возвращаться в Москву.

— Не будете же вы жить здесь по пол месяца, а возможно и месяц, ожидая, когда у меня будет следующий вылет.

— Мистер Боне, значит ли это, что мы весь месяц не будем работать и получать зарплату?

— Не значит, зарплату, Оля, вы получать будете в полном объеме.

— Но есть и другая сторона данного вопроса.

— Я могу в поездках находиться и долгий срок, скажем, те же пол месяца и месяц, и соответственно вы обязаны будете находиться со мной.

— И жить в самолете?

— Нет, Эля, для этого есть отели, с моей оплатой, разумеется.

Лица девушек повеселели.

— Мистер Боне, но одно как бы покрывает другое, если мы месяц дома, то другой месяц с вами в полетах.

— Это так, но меня волнует то, что я вам и говорил в начале, полеты бывают спонтанны.

— И дело в том, что вы должны быть в самолете уже в течении двух часов.

— И как нам быть?

Девушки испуганно смотрели на меня, похоже, их мечты улетали от них.

— Давайте сделаем так, когда я точно буду знать, что вылетов не будет, то буду отпускать вас домой, а так, вам придется жить на Мальте, в Валлетте.

— В отеле.

— Разумеется, Оля, жить будете в отеле.

— И как долго нам придется там жить?

— Эля, этого я вам сейчас сказать не могу, но по крайней мере, раз в два месяца вы точно будете бывать дома.

— К тому же, я могу находиться по несколько дней в одной из стран, что тоже ваша дополнительная возможность побывать дома.

— Хочу вам заметить, что все ваши полеты домой и обратно, за ваш счет.

— Ваше проживание в отелях я оплачиваю, а остальное решать вам самим.

Девушки молчали переглядываясь.

— Поступим так, я даю вам срок на размышления до нашего возвращения на Мальту.

— Если вы остаетесь у меня, значит подписываем контракт, если нет, то получаете деньги за отработанные дни, я вам оплачиваю билеты, и вы летите домой.

В аэропорту столицы Отана меня встречал личный представитель правителя.

— Мистер Боне, ваш летный персонал разместят в одном из наших отелей.

Я понял, что про оплату в отеле спрашивать глупо, обидится еще вдруг.

Правитель сидел в тенистом садочке возле пруда и кормил белым хлебом лебедей.

Увидев меня, встал навстречу, стряхнул с себя крошки и подошел ко мне.

С минуту изучали друг друга взглядами.

— Пожалуй, именно такого я вас себе и представлял, мистер Боне.

Он протянул мне руку, рукопожатие достаточно еще крепкое.

— Не могу ответить вам взаимностью, правитель, потому что я себе вас никак не представлял.

Он рассмеялся.

— Анри меня предупреждал о вашем непростом характере, мистер Боне, но произнесли вы это, с добротой и уважением ко мне.

— Это так и есть, правитель, вы мне импонируете, поэтому я вам и ответил от всего чистого сердца.

— И эти ваши слова, тоже искренни, мистер Боне, порой интонация говорит о человеке гораздо больше, чем значение слов.

— Вы правы, правитель, мне с этим приходится сталкиваться довольно часто.

— И среди ваших друзей, мистер Боне?

— У меня нет таких друзей, правитель, интонация которых говорила бы о их двуличии.

Правитель с интересом посмотрел на меня.

— Давайте прогуляемся, мистер Боне, пока мои слуги сервируют для нас стол.

Пошли мимо пруда по дорожке в обрамлении экзотических цветов.

— Я много слышал о вас, мистер Боне…, о нет, нет, Отшельник не любит распространяться, тем более о своих друзьях.

— Просто вы меня заинтересовали первый раз, когда вам удалось решить вопрос с Сицилией, вернее даже не сколько с ней, а с Римом.

— У вас с Сицилией торговля, правитель?

Правитель улыбнулся.

— Что, удивлены тем, что Сотти не рассказал вам об этом?

— Вовсе нет, правитель, Джакомо и не обязан рассказывать мне обо всем, что происходит на Сицилии, просто ваша заинтересованность в этом натолкнула меня на такую мысль.

— Вы правы, мистер Боне, я торгую с Сотти и не торгую с Италией, она мне не нравится.

— Надеюсь не сама Италия, правитель, а всего лишь те бизнесмены, которые представляют ее власть?

— Приятно вести разговор с умным человеком, мистер Боне, не нужно произносить много слов.

— Это был первый ваш интерес, правитель, а второй, после встречи с Отшельником?

— Не совсем так, мистер Боне, у вас еще до Италии было знакомство с Аки Ватанабе.

А вот тут он меня удивил, японец то тут причем?

— Оно вам тоже не понравилось, как и Италия?

— Мистер Боне, ваш сарказм даже не сарказм, а легкая ирония.

— Я полагаю, правитель, что это пока лишь ваша разминка, а серьезный разговор нас ждет за столом, отсюда и легкая ирония.

— Вы правы, пока я хочу вас просто понять.

— И поэтому вы упомянули Ватанабе?

— Мистер Боне, я очень хорошо знаком с ним, он оказывал мне несколько услуг, я ему лишь одну, но существенную.

— Подарили ему жизнь, правитель?

Он остановился и пристально посмотрел на меня.

— А вы весьма опасны, мистер Боне, весьма.

— Это зависит оттого, кто передо мной, правитель, вы же меня только изучаете?

— Верно, выводы я сделаю позднее.

— Я не дарил Ватанабе жизнь, мистер Боне, я подарил ему жену.

И снова он меня удивил.

— Юри была вашей наложницей, правитель?

— Была, но Ватанабе ее любил, очень любил, и я отдал ее ему.

— Вы поистине великодушны, правитель.

— Мистер Боне, восточной лести вам не научиться никогда, а знаете почему?

— Почему?

— Ваш взгляд, в нем иронии всегда чуточку больше, чтоб этого не смог заметить ваш собеседник.

Я рассмеялся.

— Вы правы, правитель, не зная человека, я всегда настроен к нему так.

— Меня это не оскорбляет, мистер Боне, по крайней мере я вас начинаю понимать, а поэтому приглашаю за свой стол, где и продолжим.

М-да, а разговора ведь могло бы и не быть, похоже, я ему все же нужен.

— Мистер Боне, я хочу, чтобы вы мне помогли в Румаде… -без предисловий продолжил разговор правитель.

— В чем именно?

— В том же, что я имею и в Бугунлу.

— Правитель, я не знаю, что вы имеете в Бугунлу и на каких условиях.

— Строительство и месторождения, месторождения в моей собственности до полной выработки, с них я отчисляю только налоги в виде пятнадцати процентов.

— Строительство, примерно сорок процентов от всего объема по стране, и тоже отчисляю с них налоги в таком же размере.

— Правитель, но Румада уже несколько устоявшееся государство, в отличии от Бугунлу, и я не думаю, что президент Лобуна согласится на ваши условия.

— Ему проще найти подрядчиков и инвесторов в других странах.

— Вот вы его и убедите в обратном, в том, что со мной ему будет выгоднее.

— В чем?

— Разве Румаде не нужны союзники, или ей уже ничего не угрожает?

— А в свете того, что вам удалось убедить Отшельника отдать свою дочь Румаде в королевы, то проблема в союзниках для Румады возрастает вдвое.

Прав он, конечно прав, не зря же Мэнью сняли с должности, Штаты ничего не забыли и ничего не изменили.

— Правитель, мне возможно убедить в этом Лобуну, но только в одном случае.

— В каком?

— Такой же договор как с Бугунлу и дипотношения с Румадой на уровне послов.

— Мистер Боне, вы имеете ввиду договор о взаимной военной помощи?

— А разве у вас его нет с Бугунлу, тогда я сомневаюсь, что королева Тохо согласилась бы на такие условия для вас.

Правитель усмехнулся.

— Мистер Боне, вы еще не закончили про свои условия, или я ошибаюсь?

— Вы правы, в случае чьего-то не было вторжения на территорию Румады вы немедленно введете туда свои войска по первому же моему требованию.

Лицо правителя стало хмурым и злым.

— Мистер Боне, вы наверно не в курсе того, что мне никто не может приказывать, никто… -в ярости воскликнул он.

— Правитель, я вам и не приказываю, просто озвучил условия будущего договора между вами и Румадой.

— И если он вас не устраивает, то к чему тогда весь этот разговор?

Ладно я сам, а ведь он со злости может и мой экипаж казнить на хрен, вот это я заехал…

Правитель молчал пару минут глядя на все тот же пруд, возле которого и был накрыт стол.

— Мистер Боне, поэтому вы наверно и достигли таких высот, что не боитесь власть имущим высказать свои мысли и быть с ними на равных.

— Правитель, меня бы очень удивило то, что Отшельник не поставил вас об этом в известность.

— Поставил, и объяснил мне, что вас невозможно напугать, и, что если вы, друг-то друг, ну, а если враг-то враг.

— Я не желаю быть вашим врагом, правитель.

Ну наконец-то улыбнулся…

— Хорошо, мистер Боне, я принимаю ваше предложение дружбы, и предлагаю вам свою, уверен, что вы не пожалеете об этом.

— Я тоже в этом уверен, правитель, и, хотя Отшельник никогда не рассказывал мне о вас, считаю, что я достаточно узнал вас здесь и понял.

— Выпейте вот этого вина, мистер Боне, за нашу дружбу.

Правда сказано это было так, мол, пей Паша, это цианид, так что мучиться не будешь.

— Продолжим о Румаде, мистер Боне.

И все же вино, хорошее вино, и ни грамма цианида.

— Даете ли вы мне свое слово, что пойдете на мои условия?

— Нет, правитель, пока не переговорю с Лобуной, но вот ваши гарантии, мне просто необходимы.

— Хорошо, я даю вам такие гарантии, мистер Боне, потому что верю вам.

— В таком случае мне необходимо лететь в Румаду, и, если я добьюсь для вас тех же условий, что и в Бугунлу, вернуться к вам для заключения договора.

— Не спешите мистер Боне, договора все уже готовы, вам нужно лишь с ними ознакомиться и одобрить их, это не займет много времени.

Принесли договора.

В общем, все, как и в Бугунлу.

— А договор о военной взаимопомощи?

— Мистер Боне, его уже готовят и привезут к вашему самолету.

И правда привезли, два спецкурьера.

Стюардессы взялись было готовить ужин.

— На меня не готовить, только на экипаж, а мне принесите писко, лимон и соль.

— Мистер Боне, куда сейчас, на Мальту?

— Иван Степанович…, и всех остальных касается, забудьте слово «куда», если мы в дороге, или собираемся в нее.

— Ну вот такой я сатрап, ничего не поделаешь.

Все рассмеялись.

— Извините, мистер Боне, сам не люблю, когда кудакают, вырвалось.

— Да ладно, все нормально, полетели в Румаду.

— А где это, мистер Боне.

— Эля, это Африка, к неграм полетим, не были еще в Африке?

— Не-ет…

— Ну ничего, со мной где только не побываете.

Девчонки вроде как повеселее стали, приняли что ли уже решение по работе, но пока молчат.

Ну и правильно, сам велел им думать до Мальты.

А Оля все же более фигуристая, чем Эля, хотя кажется менее темпераментна, чем она.

Паша, твою дивизию, делом займись, одни бабы на уме.

Глава 4

Лобуна долго читал договора, еще минут пять молчал, отвернувшись и глядя в окно.

— Пол, но ты же понимаешь, что мне придется отдать ему пять месторождений совсем, до полной выработки?

— Стоко, а разве безопасность твоей страны не стоит этого?

— Но нам пока вроде никто не угрожает, все затихло после избрания королевы.

— Пока… ты сам то веришь в это, в то, что затихло, у меня, например, совсем другие сведения.

— Какие… -Лобуна тут же напрягся.

— Стоко, в Штатах сняли с должности моего друга, Мэнью…

— Глава ФБР твой друг?

Лобуна ошарашенно уставился на меня.

— Бывший глава, да, он мой друг, знаешь, и друзья бывают в стане врага, тем более не он один оттуда.

— А кто еще?

— Джессика Барчел, слышал о такой?

— Глава администрации Конгресса… ну и друзья у тебя, Пол.

— А чем они тебе не нравятся, Стоко?

— Да нет, все нормально, просто это для меня неожиданность.

— Стоко, я и тебя раньше не знал.

— Да, да Пол, ты прав.

— Так что скажешь по поводу Отана?

— Ну, если ты так ставишь вопрос, Пол, к тому же тебе полностью доверяет королева Тохо…

— Стоко, если мы друзья, то друзья, и я тебя не собираюсь обманывать, мне этого не надо.

— Мне даже вот этих переговоров ни с тобой, ни с правителем Отана не надо.

— Да понял все я, Пол, и согласен, ты прав.

— Если Штаты не изменили своего решения, то действия соседей не заставят долго ждать.

— Вот и я о том же.

— Хорошо, Пол, я подпишу эти договора, но ты уверен, что Отан поддержит нас в трудную минуту?

— Стоко, я уверен в этом, иначе бы не прилетел к тебе, я не даю слова, если не могу его сдержать, ты это уже знаешь, Лобуна.

Договора были подписаны, на днях в Румаду должен был прилететь Аль-Бухрани.

А мне предстояло снова лететь в Отан, везти правителю подписанные договора и контракты.

Не успели приземлиться в Отане, как позвонила Верона.

— Пал Василич, мне Сагуна звонил, в общем, в Европу летит Канди Райт, к Нулану она летит и в Европарламент.

Понятно, просто Сагуна побоялся мне звонить сам.

Как же достал меня этот Нулан.

Так, Паша, не спеши, а сначала подумай.

— Верона, когда она там будет?

— Завтра до обеда назначена встреча с Нуланом, он ее сам встречать будет.

— Где именно, в аэропорту что ли?

— Паш, вроде возле своего офиса.

— Так, Верона, выясни мне немедленно про все их протокольные мероприятия, вплоть до марки автомобилей.

— Паш, но это Стива работа.

— Ну так подключай его, в темпе, в темпе.

— Паша, что ты задумал… -в трубке раздался голос Вики.

— Вика, мне сейчас не до разговоров, все потом.

Правителю объяснил, что мне срочно необходимо лететь.

— Мистер Боне, это никак не связано с предстоящим визитом в Европу, госсекретаря?

Я только улыбнулся в ответ.

— Тогда не смею вас задерживать, мистер Боне, надеюсь на следующую нашу встречу.

— Непременно, правитель, вы интересный собеседник, и нам еще есть, о чем поговорить.

Теперь уже улыбнулся он.

Одни улыбки, блин, но зато какая дипломатия, будь она неладна.

Уже с самолета позвонил Сотти.

— Джакомо, ты сейчас где, мне нужно срочно с тобой встретиться.

— Пол, я дома, жду, прилетай.

— Мистер Боне, следующее наше направление?

— Иван Степанович, Сицилия, Палермо.

Девушки удивленно переглянулись.

— Ну, а вы как хотели, я же говорю, со мной не соскучитесь, весь мир повидаете.

— Давайте, что у нас на обед?

Видал я обеды и гораздо лучше, но, в принципе, тоже не плохо.

Стюардессы изредка кидали на меня взгляды.

— Спасибо девочки, все было очень вкусно.

Расцвели.

А видео с камер я все же просмотрел и ничего, что в общем-то и хотел увидеть, девочки мне начинали нравиться своими характерами и деловыми качествами.

Джакомо слушал меня раскрыв рот.

К концу моего длительного монолога его глаза были полны удивления.

— Скажи, Пол, вот все это, что ты мне сейчас рассказал, это такая выдуманная тобой сказка, смешная сказка, мне нужно смеяться, да?

— Джакомо, можешь хоть обхохотаться, если я что-то сказал тебе смешное, и сказки я рассказываю только своим детям.

Он с минуту молчал, лицо более, чем серьезно.

— Пол, ты понимаешь, что тебя ждет, если из этого ничего не получится?

— А что меня может ждать, Джакомо, абсолютно ничего.

Нет, он не рассмеялся, он просто грустно покачал головой.

— Пол, ты станешь изгоем в этом мире, за тобой будут гоняться все спецслужбы мира, да тебя просто убьют за это.

— Джакомо, убить меня могли уже десятки раз, но я все еще жив и сижу с тобой рядом.

— Друг мой, или ты испугался того, что в этом будут задействованы твои люди?

— Я мог бы конечно об этом попросить Самбура, или Шелеха, но у меня на это нет времени.

— Нет, Пол, я не боюсь ни за себя, ни за своих людей, но это просто верх безумства затевать такое.

— Джакомо, это просто операция, да, я согласен, что она несколько авантюрная, но вполне реальна, если мы сработаем слаженно, как по нотам.

— Хорошо, Пол, давай еще раз обсудим все детали, чтобы действительно получилось, как по нотам.

— Тогда зови Красавчика.

— А Таксист тебе не нужен, он же, как и ты, авантюрист, вы все русские-авантюристы.

— Таксист мне не нужен, по одному его виду можно все понять.

Просидели еще три часа, время уже полночь, пора вылетать.

В это время и позвонила Вика.

— Ну и что вам не спится, солнце мое, забавляетесь?

— Паша, звонил Денежный, первый хочет тебя видеть завтра у себя в десять утра.

— Нет, я не смогу прилететь завтра к десяти утра, возможно, что и вообще завтра не смогу.

— Паша, но это срочно…

— Панда, у меня все дела срочные, я сказал нет.

— Паш, а когда?

— Или завтра вечером, или послезавтра утром, в те же десять часов.

— Хорошо, я позвоню Денежному.

В мой самолет, следом за мной погрузились двадцать человек.

Стюардессы настороженно и с любопытством смотрели на них.

— Мистер Боне, завтрак на всех готовить?

— Нет, Оля, ничего не надо, а мне крепкий кофе.

— Иван Степанович, летим в Страсбург.

— Понял вас, мистер Боне.

…Нулан должен был встречать Канди Райт возле своего особняка, в котором и находилась штаб-квартира его партии.

А уж потом, после беседы тет-а-тет, ехать в Европейский квартал, где и был Европарламент.

Канди Райт прилетела в Страсбург в одиннадцать дня, ее сопровождали только ее помощник и секретарь-стенографистка.

Никакой охраны и в помине не было.

Райт не боялась летать в Европу без охраны, да к тому же ее должна была встречать машина, посланная Нуланом.

Она и встретила, к удивлению Райт, машин было три, и возле них стояла охрана.

Что это Нулан подстраховывается, или хочет этим получить для себя дополнительные гарантии?

Нулана она недолюбливала, как и внешне, так и за его вечно брюзжащий характер.

Но приходилось с ним общаться, помогать, а чаще, одергивать, когда Нилан чересчур уж наглядно показывал, как его ценят Штаты.

Встречающий пригласил ее в среднюю машину, и сам сел на переднее пассажирское сидение.

Помощника Райт и стенографистку посадили в последнюю машину.

Кортеж из трех машин стремительно вылетел с территории аэропорта и помчался к городу.

Через минут сорок машины остановились возле трехэтажного здания с красивым парадным входом.

Райт как-то не обратила внимания на то, что дом находился не на оживленной улице, а в парковой зоне.

Она прошла в дом за встречавшим ее в аэропорту молодым человеком, полагая, что он и есть помощник Нулана.

Поднялись на второй этаж.

И снова Райт не обратила внимания на то, что ее помощника и стенографистку задержали на первом этаже и завели в одну из комнат.

Райт провели через небольшой зал второго этажа и распахнули перед ней дверь в одну из комнат.

В ней находился мужчина, но это был не Нулан.

— Здравствуйте, а где господин Нулан?

Мужчина повернулся от окна, внимательно посмотрел на нее.

— А его здесь и нет, мисс Райт.

Канди ошеломленно смотрела на мужчину.

— Мистер Боне…

— Вот как, а я думал вы меня совершенно не знаете, мисс Райт.

— Что все это значит, мистер Боне, где я, и где Нулан?

Она осмотрела взглядом комнату.

— Нет, мисс Райт, это не офис Нулана, это частный дом, а здесь вы для разговора со мной, ну а потом спокойно поедете дальше, никто вас задерживать не собирается.

— Для разговора с вами, но о чем, и потом, какое вы имели право украсть меня, я гражданка Штатов, я ответственное должностное лицо…

— Я вас не крал, мисс Райт, просто сами бы вы не согласились встретиться со мной раньше, чем с Нуланом, пришлось пойти на столь авантюрный шаг.

Райт прошла к креслу и села в него.

— Говорите, мистер Боне, что вы хотите от меня, у меня нет времени вести с вами беседы.

— Разговор будет о том, о чем у вас должен был состояться разговор с Нуланом…

— Должен был, а вы самоуверенны, мистер Боне, не должен был, а состоится, и полагаю, что в том ключе, которого так ожидает Нулан.

— Вы еще не выслушали меня, мисс Райт, а уже делаете поспешные выводы.

— Я думала, что Мия обманывает меня, говоря о вас, как о неординарном человеке, но похоже она права, вы действительно не среднестатистический бизнесмен.

— Что еще вам обо мне говорила Мия Пхаго, полагаю, что речь о ней?

— Да, Мия моя лучшая подруга, мы учились с ней вместе, подругами и остались, хотя и встречаемся сейчас не чаще одного раза в год.

— Я даже догадываюсь о ваших общих наклонностях и пристрастиях.

— Это вы, о чем, мистер Боне?

— О том, что вы с Мией лесбиянки, хотя, Мия все же би больше, а вы?

— Хам… вы наглый и самоуверенный хам, кто вам дал право так говорить со мной?

— Вы знаете, что вас ждет после такого оскорбления?

— Не знаю, но догадываюсь, а вот вы точно не знаете, что сейчас вас ждет.

— И что?

Ее саркастическая ухмылка заиграла на ее лице.

Я подошел к ней, резко поднял ее на руки и понес в другую комнату.

Райт опешила от этих моих действий, и пришла в себя, когда я уже вошел в комнату, ногой на распашку открыв дверь.

Она уперлась руками в мою грудь.

— Отпустите меня немедленно, я сейчас закричу, и вас обязательно посадят…

Поднес ее к постели и бросил на нее.

Райт попыталась соскочить с нее, но я пихнул ее в плечо обратно, она снова завалилась на спину.

Скинул с себя пиджак, снял галстук, стал быстро расстегивать рубашку.

— Не-ет… нет… вы не сделаете этого мистер Боне… я сейчас закричу… позову на помощь…

Я молча продолжал раздеваться, на мне только плавки.

Райт глядя на мой пах стала отползать к изголовью постели.

За ноги поддернул ее к себе, юбочка в поясе на резинках, сорвал ее вместе с трусиками, колготками, а заодно и туфли, бросил все это на пол.

Райт пихая меня ногами снова хотела отползти.

— Не надо мистер Боне… я прошу вас не надо…

Снял с себя плавки, глядя ей прямо в глаза.

Член качнулся и вытянулся вверх вдоль тела до пупка.

Взгляд Райт застыл на нем как у сомнамбулы.

И вид конечно был у нее, костюмчик на трех пуговицах и полностью голый низ.

Ее тело отливало бронзой в свете дневного света.

И все же у Мии кожа более темная…

Поддернул Райт за ноги, она попыталась приподняться на руках и оттолкнуть меня.

Прижал ее левой рукой чуть выше груди, навалился, наклонил правой рукой свой член и раздвигая головкой в стороны половые губки ее лоно, резко вогнал внутрь.

Канди уперлась руками мне в грудь, но я еще сильнее навалился на нее вгоняя член до конца.

Он уперся в ее матку и вдавил ее, Райт вскрикнула, пытаясь оттолкнуть меня, чуть ослабил давление и подал член назад.

А потекла ведь ты, сучка, от одного вида моего члена потекла.

Несколько резких и мощных движений, за бедра руками придержал ее не давая двинуться.

Канди сначала мычала что-то нечленораздельное, потом вдруг поймала мои руки руками и потащила меня на себя.

Что и требовалось доказать.

Большой палец на ее клитор, лишь только от одного прикосновения пальца, Канди пробил озноб, она застонала и подалась мне своим лоно навстречу.

Несколько круговых движений по клитору, губами поймал сосок ее груди и потянул на себя, чуть слегка покусывая, член, как поршень таранил ее лоно.

Райт вся выгнулась подо мной, дрожь по ее телу и сладостный стон переходящий в рык.

— Мамми… о-оо…

Глава 5

Сейчас я с ней мог делать все, что захочу.

Она уже плыла подо мной в мире своего наслаждения.

И трижды получила это наслаждение, прежде, чем моя сперма хлынула фонтаном в ее лоно, и все не уместилось.

Едва вытащил его, как Канди сжала свои ноги.

— Много… очень много… и он у тебя огромен, а я, дура, не верила Мие…

Расстегнул на ней костюм, блузку и лифчик, снял, бросил тут же на постели.

Поднял Канди на руки и понес в ванну.

— Тебе помочь, хватит сил помыться самой?

Она притянула меня к себе и впилась в мои губы, оттолкнула.

— Я сама… ты иди…

Оделся, сложил все вещи Канди на постели.

Через десять минут пришла и она, завернутая в широкое полотенце.

— Отвернись…

Отошел к окну, закурил.

Она подошла, обняла меня сзади прильнула лицом к плечу.

— Ты приедешь ко мне послезавтра на три дня, я так хочу, просто на большее у меня нет времени.

Повернулся к ней, посмотрел в ее глаза.

— Я прилечу, если ты выполнишь мои условия, иначе забудь про то, что сейчас было.

— Говори, я слушаю тебя Пол.

— Ты не будешь встречаться с Нуланом, ты не будешь поддерживать парламент по вопросу Мальты, и вы все навсегда забудете о ней, и никогда больше никто не станет диктовать ей свои условия.

— Запомни, Канди, пока я жив, Мальту никто не получит.

Она молчала, уткнувшись головой в мою грудь.

Приподнял ее лицо, нежно поцеловал в губы и ушел.

В холле стояли люди Сотти.

— Красавчик, отвезешь даму туда, куда она тебе скажет.

— Я понял вас, мистер Боне.

Вернулся на свой самолет.

— Мистер Боне, какие ваши дальнейшие приказания?

— Иван Степанович, ночуем здесь, в пять утра вылетаем в Москву.

— Хорошо, мистер Боне.

А я ждал, заседание должно быть в шесть вечера.

Позвонил Речелу.

— Стив, у тебя все готово?

— Да, мистер Боне, прямой эфир исключительно для вас.

— Скоморох, ладно, давай твой прямой эфир.

— Мистер Боне, что такое, скоморох?

— Спроси у Сажи, он тебе объяснит.

Картинка в моем ноутбуке появилась неожиданно.

К трибуне как раз шла Канди Райт, лицо чересчур уж задумчиво.

Пашка, Пашка, что ж ты с женщинами делаешь?

В это время зашла Эля.

— Мистер Боне, можно один вопрос?

— Можно, но только один.

— Мистер Боне, скажите, а Мальта она, какая?

— Так, девочка, вопрос переносится на более позднее время, я занят.

— Извините, мистер Боне…, только это…, а вы обедать будете?

— Эля, все потом, иди.

Канди уже на трибуне, похоже ее приветственное слово я пропустил.

Ну, а дальше случилось то, что я и хотел.

Во-первых, в своем докладе она и словом не обмолвилась о Мальте.

А, во-вторых, когда ее все же об этом спросили, последовал резкий ответ.

— Господа, нас это никак не касается, это внутреннее дело Евросоюза.

— И потом, Мальта, член данного союза, и к ней нужно относиться с должным уважением.

— Я не понимаю того, чем Мальта хуже любой из ваших стран, господа?

Все, Канди все же очень хотела и ждала меня.

Уснуть сразу не получилось, пока осмысливал то, чего я добился, пока еще раз прокрутил выступление Райт в голове, прошел час.

Потом позвонил Лили.

— Лили, радость моя, твой выход, сделай для меня этого Нулона, чтобы у меня даже воспоминаний о нем не осталось.

— Пол, милый мой, как же я этого ждала, даже три раза отказала Грете и Эльзе в их приезде ко мне.

— Лили, это ты зря, нельзя терять таких подруг.

— Сейчас же позвони им, извинись и зови к себе.

— Пол, а тебя к нам?

— Лили, я теперь семейный человек, у меня детей полон дом, и вообще, я встал на путь исправления.

Еще минут пять посмеялись, поболтали.

Еще раз позвонил, в этот раз Сотти.

— Джакомо, прикрой Лили.

— Понял, Пол, понял.

— Пол, я тобой просто восхищен, это что-то невероятно, просто невероятно…

— Джакомо, выпей писко, и все в твоей голове встанет на место.

Сотти расхохотался.

И снова пришлось звонить.

— Стив, веди Лили Легран, твоя связь с Джакомо Сотти.

— Хорошо, мистер Боне, но этим же Верона всегда занималась?

— Я знаю, но сейчас, Стив, этим займешься пока ты.

Экипаж ужинал без меня, я, выпив писко, все же завалился спать, устал чертовски за эти дни.

Разбудила меня Оля.

— Мистер Боне, ваш телефон не умолкает.

Она сидела рядом с моей постелью в кресле, ну а я, как всегда, сплю голый.

Посмотрел на себя, посмотрел на нее, она смущенно отвела взгляд.

— Извините, мистер Боне, я вас звала, звала… потом зашла… да и темно здесь…

— А извиняешься тогда чего?

Я взял ее за руку, она привстала, потянул на себя, девушка завалилась на меня.

Следующий звонок прозвенел, когда Оля ушла в ванную.

— Эмили, ты вообще на часы смотрела, если вам троим не спится, я тут причем?

— Пол, вообще-то, только час ночи, и потом, я очень соскучилась, ты домой, когда?

— Эмили, радость моя, я не знаю, посреднические услуги, это так непредсказуемо.

— И куда ты сейчас?

— Эмили…

— Прости, Пол, то есть я хотела спросить, летишь ли ты завтра в Россию?

— Уже сегодня, лечу, это тебя Вика попросила спросить, я же ей сказал…

— Пол, но она же переживает, этот ваш первый, он явно недоволен тем, что ты не прилетел вчера.

— Переживет.

Оля стояла возле двери ванной, голой, и слушала мой разговор.

— Садись, поговорим.

Села.

— Мистер Боне, вы не подумайте, что я…

— Я и не думаю, что решили с работой у меня?

— Мистер Боне, нам нравится, мы остаемся.

— Добро, только вот что я хочу сказать тебе, девочка, я не люблю свое ни с кем делить.

Она вся зарделась.

— Мистер Боне, а вы и с Элей…

— А тебе этого не хочется?

— Я не знаю.

— Девочка моя, твоим я никогда не буду, так что строй свою судьбу сама, а я помогу, чем смогу.

— И если тебе не понравилось…

— Мне очень понравилось, мистер Боне, еще хочу…

— Нет, только не сейчас и не сегодня, я хочу спать и очень устал.

— Спите, спите, мистер Боне, я это просто так сказала, что я не понимаю, что ли…

Утром подписал с стюардессами контракты на три года, контракты составлял сам Сагуна.

Потом пошел к пилотам.

— Иван Степанович, вы сказали, что готовы подписать контракты, вот они, перечитайте внимательно и можете подписывать.

— Боюсь по прилету у меня на это не будет времени.

Контракты пилотов, уже подписанные, обратно принесла мне Эля.

С каким-то ожиданием посмотрела на меня.

— Тебе Оля все рассказала?

— Да, мистер Боне.

— И ты тоже этого хочешь?

— Да, мистер Боне, вы такой мужчина, такой…

Она словно захлебнулась своими словами.

— А больше Оля тебе ничего не говорила?

— Говорила, что мы только ваши и ничьи больше.

— И как тебе такая перспектива?

— Мистер Боне…, да я…я…

Девушка сделала шаг ко мне.

— Эля, не сейчас, когда вернусь.

— Хорошо, мистер Боне.

С радостной улыбкой упорхнула.

Ну и что ты Паша паришься, хотят, и ты хочешь, вот и весь сказ.

В аэропорту Шереметьево меня встречал сам Денежный.

— Саша, а оркестр где?

Тот ошарашенно уставился на меня.

— Мистер Боне…, мне об этом никто ничего не сказал.

— Чтобы следующий раз был, иначе поедешь нянчиться с сыном Панды.

Снова ошарашенный взгляд на меня.

— Вы так шутите, мистер Боне?

— Угу, шучу, но не советую тебе радоваться таким моим шуткам.

Похоже, он и вовсе выпал в осадок.

— Ладно, поехали уже, времени у меня нет.

Поехали, бронированный мерс катил по шоссе словно танк, не в смысле лязга, а в смысле тяжести, я ее словно чувствовал.

Мои размышления прервал телефонный звонок.

Что же они все не угомонятся то, выбросить что ли его и уехать в деревню к бабке Марфе с Терентичем?

Звонила Барчел.

— Саша, вели остановить, погуляю я минут пять.

Денежный посмотрел на меня как на полоумного.

— Но… мистер Боне…

— Ты не слышал, что я сказал?

На мой тон среагировал первым водитель нашего танка, он резко свернул на обочину и остановился.

Сзади встал еще один такой же мерс.

Вышел, осмотрелся и пошел к «грибочку» с лавочкой, над которым висел убийственного смысла плакат, «Берегите лес-мать вашу!

Вообще-то, наверно правильно было бы «отец», вроде как лес, это все же мужского рода, но логику хранителей данного леса, мне не понять.

Скорее всего, сказали то, что именно хотели сказать.

— Здравствуй Джессика, как же я рад тебя слышать.

— Пол, милый мой человек, я тоже очень, очень рада слышать твой голос, но увы, звоню я тебе совсем не по поводу своей радости.

— Джессика, и кто посмел тебя обидеть?

— Меня-я… Пол, что ты такое говоришь, разве ты не знаешь, что обидеть меня невозможно.

— Тогда, кого из твоих друзей обидели, почему твой голос звучит как похоронный марш?

— Пол, не обидели никого, но могут обидеть тебя.

— Вот даже как, и кто же это такой смелый?

— Пол, не надо вот только твоего сарказма и твоих этих шуточек, я тебя знаю, но не все же тебя знают так, как я.

— Джессика, радость моя, вот только не надо заводиться, говори, кто и что?

— Райт попросила меня передать тебе приглашение, Пол, приглашение, в кавычках…

— Это ты так поняла?

— Нет, Пол, это так прозвучало.

— Ладно, дальше что, приглашение куда?

— К нашему первому, и не позднее, чем завтра.

Мой самолет конечно летает быстро и далеко, но не настолько же, где Москва, и где Вашингтон.

— Джессика, я принимаю это приглашение, но, не завтра, а послезавтра утром, так и передай Канди.

— Пол, а ты с ней что, знаком?

— Джессика, я что-то не помню такого случая, чтобы ты меня ревновала.

— Да вот еще, она далеко не Мия, чтобы я стала тебя к ней ревновать.

— Стало быть к Мие ты меня ревнуешь, и к Эмили наверно тоже?

— Пол, вот прилетишь, я тебе выскажу все, что я о тебе думаю, несносный ты мальчишка.

— Пол… прилетай пожалуйста поскорей, я так уже соскучилась…

Ее голос, разве что не плакал.

— Милая моя Джессика, я прилечу, но тогда это опять будет ночь.

— Пол, будешь подлетать, позвони, я встречу тебя в аэропорту.

— Джессика, может я лучше возьму та…

— Нет, Пол, не лучше, я встречу.

— Хорошо, я позвоню.

Выходит, что не успела Канди вернуться, как получила от первого в тык.

— Джакомо, твои люди проводили ее?

— Да, Пол, она сразу же поехала к нему.

— Хорошо, я понял, пусть Красавчик встречает меня ночью послезавтра в аэропорту Вашингтона.

— Пол, его там нет, но тебя встретят.

Сел в машину, Денежный уставился на меня.

— Саша, ну и чего мы сидим, машина что ли сломалась?

— Не-ет… мистер Боне…

— Ну так поехали уже, или вы блин без пинка не заводитесь?

Водила хмыкнул, и мерс тихо урча мотором рванул с места.

Глава 6

И не было больше чеховского домика, жаль, а была подмосковная резиденция, чуть ли с не причесаными елями и кустами.

Первый как раз и стоял возле одного из кустов.

— Опаздываете, Павел Васильевич.

— Василий Васильевич, у вас что, не получается сформировать куст?

— Почему?

Он удивленно посмотрел на меня, убирая секатор от ветки.

— Раздражительный вы сегодня какой-то.

Ветка была все же срезана, с лязгом секатора противно резанувшим по ушам.

— С вами, Павел Васильевич, трудно быть не раздраженным.

— Куст то тут причем, и потом, срез не должен быть прямым, а наискосок, яйца бы оторвать вашим ботаникам, которые вас обучали этому.

Взял у него секатор и поправил срез, заодно и срезал лишнюю рядом ветку.

— Вообще-то меня мама этому учила, и учила правильно, это вы своим присутствием…

— Ну, извините, Василий Васильевич, в прочем, я могу и уйти, вовсе не собирался вам мешать.

— Знаете, мистер Боне, мне кажется, что вы переходите какую-то грань, или возможно уже перешли.

— Александр Иванович, он ведь еще молодой, не все понимает, или понимает, но порой боится сказать, а Виктория Львовна, она сейчас и вовсе на небесах от вас.

— Хотите понять, Василий Васильевич, когда упустили меня?

— Нет, не хочу, знаю, после того, как вы побывали на криминальной сходке.

— Вы, Павел Васильевич, перестали бояться смерти, но важно не это, важно то, что вы перестали бояться всего, даже боли ваших близких.

Я прекрасно его понял, и это была вовсе не угроза, он действительно по-человечески переживал за меня.

— Может мне уже уйти от всего этого, Василий Васильевич?

— Я рад, что вы меня правильно поняли, Павел Васильевич, но вот уйти вам уже не дано.

— Тогда какие ко мне претензии?

— Никаких, просто постарайтесь все же быть поосторожнее, очень вас прошу.

— Звали зачем, Василий Васильевич?

Мне хотелось поскорее сменить тему.

Он был прав, я в последнее время шел просто на кураже и все ждал, где же я сорвусь под откос.

— Павел Васильевич, Румада, это для вас так важно?

Вот оно что, Россия не желает заморачиваться по этому поводу.

— Василий Васильевич, для меня важно все то, что связано с моими друзьями.

— Отшельник?

— Ведь именно из-за него вы полезли в логово криминала?

— К чему вопросы, Василий Васильевич, если вы на них уже знаете ответы?

— Ни к чему, это верно, вот только Штаты вам Румаду не отдадут.

— Вы в этом уверены, Василий Васильевич?

Он посмотрел на меня сердито и недоуменно.

— А могут разве быть какие-то сомнения?

— Могут, во-первых, тот, кто так считает, не учел позиции Отана по данному вопросу.

Удивление застыло на его лице.

— Вы хотите сказать, что уже встречались с правителем, Павел Васильевич?

— Он мой друг, и войска Отана войдут в Румаду по первому же моему требованию.

Первый замер, пощелкал секатором, потом раздраженно бросил его в ведро с срезанными ветками.

— Присаживайтесь Павел Васильевич, курите, если хотите.

Он задумчиво сидел рядом со мной.

— И все же Павел Васильевич, Нулан, Румада, Спиллейн, Сицилия, вы верите в то, что они вам все это простят?

— И Мэнью вам теперь не помощник.

— Кроме него есть еще Барчел и Райт, да и Мэнью не на скамейке запасных.

— Райт… а она то тут причем, ее вы почему упомянули, насколько мне известно, вы с ней даже не знакомы.

— А теперь знакомы, более того, она моя любовница, не далее, как вчера уложил ее в постель, и она осталась этим очень довольна.

Первый несколько раз вздохнул, пытаясь что-то сказать, потом резко выдохнул.

— А, я, то, думал, и чего это вдруг сразу вы спустили на Нулона Легран, и Штаты на это никак не отреагировали, и более того, вроде бы, как и вас поддержали, в смысле Мальту, а тут вот оказывается, что.

— Значит, Денежный именно это и пытался мне сказать, я его просто не понял.

— Это уже не важно, Василий Васильевич.

— А что важно?

— То, что я завтра, вернее уже сегодня, лечу в Вашингтон.

— Зачем, к Райт?

— Нет, Райт передала мне через Барчел, что меня ждет их первый, и даже в приказном порядке.

— Подожди, Паша, я что-то тебя не пойму, как это в приказном, кому, тебе что ли?

— Не надо удивляться Василий Васильевич, именно мне, и я принимаю это приглашение, лечу туда.

— Павел Васильевич, ты что вообще охренел что ли, как это ты летишь туда… я запрещаю тебе это… запрещаю…

— Василий Васильевич, вы кажется забыли то, что ни приказать, ни запретить мне никто ничего не может?

— Ну да… знаю… помню…, но ты же собрался лететь туда по их приказу?

— Вот пусть они так и думают, до поры, до времени.

Первый замер, пристально посмотрел на меня, потом расхохотался, но вдруг снова стал серьезен.

— И ты уверен, что это у тебя получится?

— А, Канди на что, она еще не все получила, вот пусть и постарается, тем более подруга ее очень за меня просит.

— И кто ее подруга?

Первый заинтересованно заглянул в мои глаза.

— Мия Пхаго.

— Твою мать…, Павел Васильевич, вы же весь мир своими путами опутали.

— Вашими, Василий Васильевич, вашими, мне лично, это все и на хрен не нужно.

— Ваше удостоверение за все это время видели всего лишь три человека, моя жена, Шелех, Геранин, Сотти и Эль-Миро, их я считаю за одного…

— И кто третий?

— Президент Ватуту, пришлось мне оказать ему незначительную услугу, ну, а, чтобы действительно поверил в то, что я могу это сделать, в общем, сами понимаете.

— Не густо, я думал, вы уже с помощью него решили все свои дела.

— Если это шутка, Василий Васильевич, я ее приму, если нет, то сами понимаете, что дальше произойдет.

— Разумеется шутка, экий вы право взрывной, да если даже и было то, что я сказал, так не для себя же бы старались, или мне этого не знать.

— Павел Васильевич, с Мальтой мне понятно, да и ясно было то, что вы ее никому не отдадите, но с Румадой ведь все очень серьезно.

— Не более, чем, помимо того, как я и говорил про Отан, еще ряд мусульманских стран готовы прийти туда.

— Экспансии не боитесь?

— Абсолютно, кроме них, там японцы, китайцы, англичане, немцы, австрийцы, русские…

— И кто же из наших?

— Ваш почтенный слуга, господин Отшельник…

— Вот как, интересная личность, хоть раз бы на него взглянуть…

— Все может быть, Василий Васильевич.

— Кто еще из наших?

— Мари Диел…

— Так она же зеландка…

— Нет, она сейчас жена Геранина, соответственно уже гражданка России.

— Значит и Геранин там?

— И он, и Уваров, и Диозо, ну и помельче рангом, достаточно.

— Подождите, Павел Васильевич, когда же вы все это успели?

— А это и не я, мои друзья и их друзья.

— Павел Васильевич, я все это прекрасно понимаю, но хочу вам заметить, что мы по этому вопросу с Штатами на конфронтацию не пойдем.

— Я знаю это.

— Надо ли вам говорить, Павел Васильевич о том, что удостоверение вам придется оставить в России, или же дома?

— Не надо, могу сейчас вам его вернуть.

— Хорошо, что не обиделись, а возвращать ничего не надо, просто оставьте его в своем лайнере, полетите с нашим послом, он как раз туда возвращается.

Денежный отвез меня обратно в аэропорт.

— Мистер Боне, а когда Виктория Львовна вернется?

— Что, не хочется уходить с этой должности?

— Вовсе нет, мистер Боне, я хочу работать у вас, возьмите меня к себе.

Я удивленно посмотрел на него.

— И с чего вдруг такое желание?

— С вами интересно очень, а тут я плесенью зарасту, у Геранина, так и подавно, хоть он и помог мне во всем.

— Помог как раз ты себе сам, своим умом, интелектом, вот только в качестве кого я к себе тебя возьму, у меня вроде уже полный комплект?

— Мистер Боне, ваши Сажа и Лошак, они оперативники и не более, Речел, он техник, а не аналитик, но надо признать, что высококлассный техник.

— Что касается Вероны, но ей с вами быть не больше двух месяцев, как раз до того времени, как Пандова вернется.

— И с чего вдруг такие мысли у тебя по поводу Вероны?

— Так она же тоже беременна от вас.

— Свечку что ли держал?

— Мистер Боне, ну трудно об этом не догадаться, ваша жена и две женщины, бывшие с вами, родили, так стоит ли Верону ставить в исключения?

— Умный мальчик, я подумаю, полагаю, что ты будешь у меня работать, вот только на лидерскую роль не рассчитывай.

— Верона, как была, так и останется над всеми вами.

— У меня и мысли такой не было, у нее интуиция гораздо сильнее развита, чем у нас четверых вместе взятых.

— И правда умный мальчик.

— Добро, вернется Пандова, прилетишь ко мне и будешь работать.

— Спасибо, мистер Боне.

— Шибко то не радуйся, я ведь сердитым очень часто бываю.

— Ничего, раз ваши люди все еще с вами, то сердитость ваша всегда справедлива.

Мне оставалось только хмыкнуть и идти в самолет.

— Иван Степанович, и всем остальным, минуточку внимания.

— Мой самолет остается в России и пробудет здесь четыре дня, через четыре дня он должен быть на Мальте, соответственно и все пилоты.

— Что касается бортпроводниц, я не знаю, когда будет мой следующий рейс, так что можете пока остаться дома и ждать моего звонка.

— Мистер Боне, но вы же сами говорили, что мы можем понадобиться вам неожиданно, может и мы через четыре дня вернемся на Мальту?

Похоже, Эля огорчена тем, что постель со мной от нее исчезает на неопределенное время.

— Хорошо, а сейчас, на пилотов забронированы номера в отеле, можете побыть там эти дни, а можете съездить домой.

Улетели по домам все, а я отправился к самолету, на котором возвращался в Штаты посол.

Глава 7

В аэропорту Вашингтона отказался от приглашения посла заночевать в посольстве.

Джессика опаздывала, время уже два часа ночи, проспала что ли, предупредил же на каком самолете и во сколько прилечу.

Стоял возле первой кассы, слева от меня остановился мужчина и пристально смотрел на меня.

Я обернулся.

— Белони, считаешь, что я твой старый хороший знакомый?

Тот с удивлением и с каким-то напряжением уставился глазами в мою грудь.

Интересно, и что у меня там не так?

— Простите, мистер Боне, просто не ожидал, что это будете вы.

— И кто же я?

— Вы тот, кого приказал мне встретить наш босс, а он получил приказ от самого отца.

— И что подразумевается под этой встречей?

— Сопровождать вас везде, охранять и выполнять любой ваш приказ.

— Ну что ж, можешь выполнять приказ, хотя мне очень не нравится, что ты рядом со мной.

— Но я не буду звонить Джакомо и подставлять твоего босса, ну а ты постарайся изменить мое мнение о тебе на более весомое.

— А теперь сделай так, чтобы ни тебя, ни твоих людей я не видел рядом с собой…

— Пол…

Ко мне спешила Джессика.

— Пол, милый мой, прости меня за мое опоздание, я все-таки задремала.

Она поцеловала меня в губы и прильнула ко мне.

— Пол, как же я рада тебя видеть…

— Джессика, ну стоило ли ехать встречать меня в ночь, я бы и сам добрался.

— Пол, не начинай пожалуйста, тем более я уже приехала.

Белони с ошарашенным видом переводил взгляд с меня на Джессику.

Похоже он прекрасно знал, кто такая Барчелл.

— Так, Джессика, я за рулем, а ты поспи еще пока мы едем.

— Как скажешь Пол, только пойдем уже скорее, что ты торчишь на одном месте?

До дома Джессики не менее часа езды, в общем, на поспать можно и не рассчитывать.

— Пол, я вчера встречалась с Диком, он в курсе, что ты прилетаешь.

Значит Дик еще что-то может, хоть и в отставке.

— Он просил передать, что не сможет встретиться с тобой, сказал, что тебе сейчас ни к чему такая встреча, может только навредить.

Я вел машину и слушал Барчелл.

— Пол, Дик отказался мне что-либо объяснять, может хоть ты мне скажешь, что вообще происходит, почему Мэнью сняли с поста, почему ты здесь, и зачем тебя вызвал наш первый?

— Джессика, радость моя, я знаю не больше тебя.

— Не ври мне Пол, у вас с Диком какие-то большие проблемы, вы сделали что-то плохое для Штатов?

— Джессика, а это можно считать плохим, что несколько ваших бизнесменов, при помощи твоей родины, решили прибрать к рукам сразу две страны в Африке?

— Начать снова войну, делать несчастными людей, которые там живут?

— Пол, но интересы Штатов…

— Нет там никаких интересов Штатов, Джессика… -резко оборвал ее.

— А есть только то, что я тебе сказал.

— Дик отказался начать сразу же силовой вариант, и его тут же уволили.

— А меня тащат на ковер к вашему первому, за то, что я вступился за эту страну.

— Ты говорил о двух…

— Верно, Румада и Бугунлу, но сейчас, за много десятилетий, они стали как единое целое, в обеих странах живет один и тот же народ.

— И в чем же интерес Штатов?

— Пол, но я слышала, что там речь идет о присутствии нашего потенциального противника, а это уже наш прямой интерес.

— Джессика, это полнейший бред, России и даром не нужны эти страны, они для нее не представляют абсолютно никакого интереса.

— Ты уверен в этом Пол?

— Джессика, а я тебя хоть когда-нибудь обманывал?

— Нет, Пол, такого не было, но не было и такого, чтобы тебя вызывал наш первый, а Дика выгнали в отставку.

— Ваш первый меня уже один раз приглашал к себе, я отказался, это было при Спиллейне.

— Мог бы отказаться и сейчас, но Райт помогла мне с Мальтой, и я не вправе не сдержать данного ей слова.

— Ну заодно попробовать помочь и Дику Мэнью.

— Вот как, значит ты встречался с Райт в Европе и дал ей слово, что прилетишь к нашему первому?

Я понимал, что Джессика собиралась спросить меня совершенно о другом.

— Да, так и было, я посоветовал ей оставить в покое, вместе с Европой, Мальту, она прислушалась в этом ко мне.

— Подожди, Пол, может я что-то не понимаю, а как ты встретился в Европе с Райт, она без предварительного согласования ни с кем не встречается никогда.

— Я просто похитил ее прямо у трапа самолета.

Даже в затемненном салоне машины я заметил насколько удивлены у Барчелл глаза.

— Похитил… ты шутишь Пол…

— Отнюдь, я вынужден был сделать это, иначе бы Райт никогда не согласилась на встречу со мной.

— О, мой Бог, Пол, да ты просто сумашедший, ты представляешь, что бы было, если Райт удалось бы связаться с нашим первым, да просто с нашими спецслужбами?

— Представляю, но еще раз повторяю, у меня не было выбора.

— Пол, я верю тебе по поводу африканских стран, у тебя снова нет выбора, и ты пойдешь в этом до конца.

— Так и будет.

Поспать мне так и не удалось.

— Прости меня Пол, я понимаю, что мне не следовало бы этого делать, что ты должен отдохнуть перед встречей, но я не могу себя пересилить, и очень хочу тебя.

— Джессика, все хорошо моя милая, пройдет встреча, и я отосплюсь.

Джессика сама отвезла меня к резиденции первого.

— Пол, может мне тебя подождать… -спросила она, прощаясь со мной у входа.

— Нет, Джессика, я не знаю, когда освобожусь, и потом у меня еще несколько других встреч.

— И одна из них с Райт, неужели ты думаешь Пол, что я поверила в то, что ты не раздвинул Канди ножки, иначе с чего бы она сразу тебе помогла с Мальтой?

— Ты права Джессика, этого я отрицать не стану.

Грустинка в глазах Джессики все же промелькнула.

В холле меня встречала Райт.

— Здравствуйте мистер Боне, вас ждут.

Тон деловой и сухой.

Ну и правильно, это все же не постель, да и наблюдателей полно, каждый жест, каждую мимику будут изучать.

Она провела меня в небольшой кабинет оформленный в старинном стиле, тяжелая темная мебель из натурального дерева, деревянный же пол, похоже, как его когда-то постелили, так он тут и лежит, поверх его ковер.

На двух окнах темные, под цвет мебели, шторы.

На массивном столе включенная лампа, за ним, опять же, деревянное кресло.

В нем и сидел тот, кто часто решал судьбы многих стран.

Конечно не он один, но решающее слово в этой стране, его.

При виде меня, встал и обошел стол, остановился, пристально вглядываясь.

— Почему же вы в первый раз отказались от моего предложения встретиться, мистер Боне?

— Господин…

— А вот этого не надо, мистер Боне, встреча у нас не официальная, а сугубо личная, так что, просто мистер Бил.

— Мистер Бил, в первый раз у нас с вами не было общих разногласий, только лишь общие интересы.

Он как-то с прищуром глянул на меня.

— И почему же вы их игнорировали, общие интересы?

— Вовсе нет, они как были, так и остались, и вам это известно.

— Что касается того, почему я отклонил ваше первое предложение, то, мистер Бил, я посредник, и посредник независимый ни от кого, в том числе и от вас.

— Чего не скажешь на данный момент.

— Обоснуйте, мистер Бил, в чем и от кого я стал зависимым?

— Об этом мы поговорим чуть позже, а сейчас мне хотелось бы знать, как вы посмели в Европе выкрасть моего госсекретаря?

— Мистер Бил, вы пригласили меня к себе, и я согласился, понимая, что эта встреча важна как для вас, так и для меня.

— Но, мисс Райт на встречу со мной не согласилась бы без вашего разрешения, вы, естественно, его бы ей не дали, или я не прав?

— Не дал бы, но это не дает вам право похищать моего служащего, вы нарушили общемировой закон.

— Мистер Бил, у меня был на это веский повод, Мальта, это все же моя страна, и я не хочу, чтобы из нее сделали проходной двор и кормушку для Европы, и этого никогда не будет.

— Я очень надеюсь на то, что ваш госсекретарь поняла мои доводы правильно, и столь же правильно изложила их суть вам.

— Если же это не так, в таком случае, мистер Бил, дальнейшего разговора у нас с вами просто не будет.

— Можете наказать меня по вашим и мировым законам.

Первый, снова с прищуром, глянул на меня, усмехнулся.

— Мне говорили о вашем не простом характере мистер Боне, ничего не имею против него, таким и должен быть самый весомый мировой посредник, иначе его просто слушать не станут.

— А раз я вас слушаю, то мисс Райт убедительно объяснила мне ваши доводы, и я с ними согласен, к тому же мисс Райт считает, что вы поступили единственно правильно, похитив ее.

— Вы правы, мистер Боне, иначе разговора с мисс Райт у вас не было.

— А раз он состоялся, в положительном контексте для вас, то я не стану вмешиваться в дела Европы в отношении Мальты.

— Присаживайтесь мистер Боне, продолжим наш разговор.

— Мисс Райт, вы свободны.

Канди поспешно покинула кабинет, мимолетно глянув на меня.

Взгляд-предупреждение, взгляд-мольба.

— Значит ли это, мистер Бил, что не вмешиваясь в дела Европы и Мальты, вы потребуете от меня нечто другое?

— Потребую, зачем вам Румада, мистер Боне, что вы там забыли?

Вопрос прозвучал резко и вполне конкретно.

— Извольте, объясню, мистер Бил.

— Сначала, просто посредническая услуга президенту Лобуне.

— Ну, оказали вы ему эту услугу, так надо было и забыть про него.

— Мистер Бил, я бы возможно про него забыл, вот только данное посредничество перешло в нечто большее, и теперь я уже уйти оттуда не могу.

— Почему, что вам мешает, данное вами слово?

— Мэнью неоднократно напоминал мне о том, что вы всегда держите данное слово.

— Держу, но дело не только в моем слове, оно было уже потом.

— После того, как вы посадили на трон Румады малолетнюю королеву?

— Нет, мистер Бил, это сделал не я, а народ хоту, который составляет основное население Румады и Бугунлу.

— Все дело в том, что королева оказалась дочерью моего друга, и если вам это не известно, мистер Бил, то я никогда не оставляю друзей в беде, так могу ли я иначе поступить в Румаде?

Первый досадливо поморщился.

— Это разумеется весомый аргумент, мистер Боне, но давайте смотреть на вещи реально.

— Как бы вы этого не хотели с своим другом и президентом Лобуной, но мы все же будем стремиться в Румаду, потому что она в сфере наших геополитических интересов.

— Эти геополитические интересы представляют господа Черфильд, Симансон, Элькад, Бронте, ведь это они потеряли все свои месторождения после того как Лобуна стал президентом Румады?

— Нет, мистер Боне, конечно интересы данных господ есть в Румаде, но они здесь совершенно не причем.

— Позвольте вам не поверить в этом, мистер Бил, и если не они, то какой геополитический интерес представляет Румада для Штатов?

— Такой, что нас там может опередить Россия и влиять на весь центральный африканский регион, это данные нашей разведки, мистер Боне, а им я верю.

— И напрасно, мистер Бил, потому что российских интересов ни в Румаде, ни в Бугунлу нет, я имею ввиду геополитических интересов.

— Вот, вы сами подтверждаете это, значит они у нее все же есть?

— Разумеется, но только бизнес интересы, и в отличии от названных мною ваших бизнесменов, которые хотят иметь всю Румаду, и вдобавок даром, то российский бизнес работает там на вполне приемлемых для правительства Румады условиях.

— И все же позвольте мне не согласиться с вами мистер Боне.

— По данным, опять же моей разведки, у соседних государств очень много спорных территориальных вопросов к Румаде, а эти государства, наши союзники и партнеры.

— И коснись прямого конфликта их с Румадой, то Россия обязательно поддержит своих бизнесменов, хотя Мэнью и убеждал меня в обратном.

— И он прав, мистер Бил, Россия не будет вмешиваться в дела африканских стран, даже из-за своих бизнесменов.

— У Румады хватит сил дать отпор любому агрессору.

Первый расхохотался.

— Чем, чем они собираются давать отпор соседним государствам, у которых армии гораздо сильнее их и вооружение также гораздо лучше и мощнее.

— А все просто, мистер Бил, как только любое из соседних государств начнет интервенцию, а хоть бы даже и коалиционно, Румаду тут же поддержит Бугунлу.

— Да, да, Мэнью предупреждал меня об этом, но это ничего не меняет, как своих союзников, мы поддержим соседние государства, и вы понимаете, что шансов у Румады с Бугунлу нет.

А вот это уже похоже вполне решенный план вторжения, и наверняка пока отложенный из-за моего вмешательства в Румаду.

— Мистер Бил, если вы хотите большой войны, то можете отправлять своих парней в Румаду, только, в отличии от вашей разведки, я не советую вам этого делать.

— Мистер Боне, я с вами откровенен, уйдите сами, пока есть возможность, Румада это уже решенный вопрос, и ваш совет здесь неуместен.

— Я считаю иначе, мистер Бил, блицкрига у вас не получится, вы там завязнете на годы, а что более вероятней, уйдете сами, опозоренными.

— Откуда у вас такая уверенность в этом, мистер Боне, я же вижу, вы не блефуете, кто стоит за вами, все же Россия?

— Нет, мистер Бил, Отан, правитель введет войска в Румаду по первому же моему требованию.

— Что-о… вы лжете мистер Боне, этого просто не может быть…

— Может, вот микрокопии договора о военной взаимопомощи между Румадой и Отаном.

— И это еще не все, Отан поддержат многие арабские страны, ну и разумеется европейские бизнесмены не останутся в стороне и напрягут свои правительства.

— Никто вам Румаду не отдаст, мистер Бил, вы прекрасно понимаете, что бизнес все равно сильнее политики, не зря же на вас так давят ваши бизнесмены.

— Вот только им в данном случае ничего не светит, зато вас они подставят по полной.

Первый молчал, снова с прищуром глядя на меня.

— Знаете, мистер Боне, а я вам верю, верю в то, что все так и будет, как вы только что сейчас рассказали.

— Мне только одно не понятно, как вы умудрились подмять под себя правителя Отана, потому что это невозможно сделать никому.

— Я его и не подминал, он сам предложил мне все это, мне оставалось в этом только Лобуну убедить, вот и все.

— Как же Мэнью был прав, как прав, ведь он же предупреждал меня, что вполне возможен бугунловский сценарий.

— Знаете, мистер Бил, Дик, в отличии от ваших бизнесменов, очень любит свою страну, и никогда не захочет ей вреда.

— И еще, мистер Бил, потеря прибылей ваших спонсоров бизнесменов, не стоит потери вашего имиджа, в прочем, решать вам.

— Хочу добавить, большинство конгрессменов не поддержат вашего решения по Румаде.

— Это вам Барчелл сказала?

— Да, она готова убедить большинство конгрессменов в нецелесообразности вторжения Штатов в Румаду.

Первый усмехнулся.

— Поражаюсь я на вас, мистер Боне, как вам удается так легко перетягивать на свою сторону ведущих специалистов и политиков, да и бизнесменов тоже?

— Мэнью, Барчелл, часть нашего бизнеса, а теперь еще и Райт, ее то вы чем убедили?

— Я ни на кого никогда не давлю, мистер Бил, все названые вами лица, люди, которые всегда адекватно оценивают ситуацию и любят свою страну.

— Хорошо, мистер Боне, я обдумаю все сказанное вами и приму решение по поводу Румады.

— Но наш разговор еще не окончен, мистер Боне.

— Я слушаю вас, мистер Бил.

— Я предлагаю вам снова то же, что когда-то озвучил вам мистер Спиллейн.

— Мистер Бил, в самом начале нашей беседы я уже говорил вам, что посредник я, независимый, а вы хотите меня сделать зависимым от себя.

— Да, но, мистер Боне, это же дает вам колоссальные возможности и мою полную поддержку.

— Нет, мистер Бил, мои возможности-это моя репутация и мое слово.

— Жаль, у меня на вас большие виды, мистер Боне.

— Мистер Бил, я никогда не отказываю в помощи и посредничестве тем, кому она необходима, но при некоторых правилах.

— Каких именно?

— Если это не сталкивает меня с моими друзьями, если это не противоречит человеческим законам, и, если это не повлияет на мою репутацию.

— Во всех других случаях я готов на сотрудничество.

— Хорошо, я понял вас, и, если вы не против, мы обсудим с вами несколько значимых вопросов.

— Я слушаю вас, мистер Бил.

В, общем, покинул я кабинет спустя по прошествии еще трех часов.

Райт, похоже, не дождалась меня.

Надо было ловить такси и ехать в аэропорт.

Едва вышел за ворота, как передо мной притормозила машина, в ней сидел Белони.

И тут же, откуда-то слева, окликнули.

— Мистер Боне…

Райт сидела в кабриолете и махнула мне рукой, я кивнул ей в ответ.

— Белони, не надо меня больше сопровождать.

— Не могу, мистер Боне, босс мне голову оторвет, если я вас хоть на миг потеряю.

— Ладно, поберегу твою голову, таскайся и дальше.

Глава 8

— Вика, и где наш муж, он уже второй день не отвечает на звонки.

— Эмили, я не знаю.

— Вика, не ври нам, ты и не знаешь, такого просто быть не может.

— Верона, его самолет все еще в Москве, с первым, Пашка встречался, а где он сейчас, я не знаю, но догадываюсь.

— И о чем же ты догадываешься?

— Эмили, скорее всего он в Штатах.

— В Штатах, а зачем Полу в Штаты, и почему его самолет остался в Москве?

— Эмили, по всей вероятности, Паша туда улетел совершенно секретно, а раз это так, то встреча там, не знаю правда с кем, для него очень важна.

— И ему ничего не грозит, с Штатами у него не все так просто.

— Верона, я знаю это, но раз Паша полетел туда, значит он уверен в исходе встречи.

— Я сейчас позвоню Джессике, если Пол там, то он никак не мог не встретиться с ней.

— Эмили, не надо никому звонить, Паша мог и не встретиться с Джессикой, раз настолько все секретно, а ты ее просто огорчишь его прилетом.

— Да, ты права Вика, Джессика очень обидится узнав, что Пол в Штатах и не встретился с ней.

— Не переживай Эмили, Паша вернется и полагаю, что скоро.

— Верона, я всегда буду переживать за него.

— Да и мы тоже, но Верона права, не надо накручивать себя Эмили.

…Канди была ненасытна, я полагал, что меня ждет еще одна бессонная ночь, но она, словно заметив мое состояние, произнесла.

— Прости меня Пол, заездила тебя совсем, тебе нужно выспаться, а завтра продолжим.

— Да уже сегодня, время второй час ночи.

— Значит сегодня, а сейчас давай спать.

Но засыпал еще не меньше часа, анализируя прошедшую встречу с первым, Штатов.

Проспал до обеда.

Райт рядом не было.

Сходил в ванну и отправился на первый этаж двухэтажного дома Канди.

Райт, голой, но в переднике, готовила что-то на плите.

Увидев меня, улыбнулась.

— Выспался Пол?

— Да, как будто год проспал.

— А ты чего в таком виде, а твои слуги…

— Пол, я их еще вчера всех отпустила по домам на три дня, так что в доме, кроме нас, больше нет никого.

— Меня это радует.

— А меня то как радует, сейчас пообедаем и продолжим.

Но продолжили здесь же на кухне, а уж только потом сели обедать.

— Канди, пойдем прогуляемся, я хоть покурю нормально да ноги разомну.

— Хорошо, Пол, я тебе покажу наши окрестности и каньон.

Каньон находился почти рядом с домом, буквально в километрах полутора.

— Он здесь только начинается и тянется более, чем на сто миль, пойдем пройдем вон к тем деревьям.

По краю каньона дошли до деревьев.

— Отсюда не видно изгиб каньона, а если залезть на дерево, то его видно очень хорошо.

— Ну тогда я полез.

— Пол, аккуратней, смотри не сорвись.

Я уже был почти возле самой верхушки десятиметрового дерева, когда рядом послышался шум моторов мотоциклов.

К дереву подъехали пять мотоциклистов и окружили его вместе с Райт.

Что-то во всем этом мне уже начинало не нравиться, поспешно стал слезать вниз.

Раздался гневный возглас Канди и мужской смех.

Затем снова крик Канди.

— По-ол…

Прыгнул вниз с метров трех, перекувыркнулся и тут же сшиб ногой стоящего передо мной.

Вскочил и достал ногой второго в пах, тот сложился пополам.

Успел осмотреться, двое на земле, еще трое возле Канди.

И у всех с собой оружие, успели и эти двое подняться, наставив на меня стволы.

— Мистер, ты пока отдохни, мы с твоей девочкой побалуемся, а потом и тобой займемся… -произнес бородатый, тот, который прижимал Канди к стволу дерева.

Шансов, в общем, никаких, ничего я не успею, завалят сразу.

— Я бы не советовал тебе этого делать, борода, ты даже представить себе не можешь с кем ты связался.

— Мистер, да ты никак решил меня напугать… -он рассмеялся.

Следом за ним и остальные.

Дальше произошло то, что собственно говоря и должно было произойти.

К деревьям подлетели четыре джипа, раздались выстрелы, и трое из пяти мотоциклистов уже валялись на земле.

Из джипов выскакивали вооруженные люди, окружая нас и держа на прицеле оставшихся двух мотоциклистов.

— А ты не спешишь, Тим.

— Простите, мистер Боне, думал они мимо проедут.

— Тим Перчик…

Бородатый изумленно уставился на Белони.

— Ты никак не поумнеешь Скунс, не тебя ли босс предупреждал?

— Тим, но я же не знал, что они твои друзья…

— А больше ты ничего уже и не узнаешь.

Белони в упор пристрелил Скунса, тот рухнул у ног Канди, та вскрикнула.

За моей спиной раздался еще один выстрел, обернулся, последний мотоциклист тоже не подавал признаков жизни.

— Белони, прибери за собой, и куда-нибудь подальше.

— Все сделаем, мистер Боне, еще раз прощу прощения.

— Пойдем Канди, как-нибудь в следующий раз покажешь мне каньон.

Райт молча шла за мной почти до самого дома.

— Испугалась?

— Да, Пол, у них глаза бешенные.

— Забудь, как будто ничего и не было.

— Пол, а кто эти люди на джипах, это твои люди, из тех, что украли меня в Европе?

— Вовсе нет, это ваши, штатовские, и они не мои люди.

— Почему же они тебя охраняют?

— Потому что я очень хорошо знаком с Джакомо Сотти.

— Вот оно что, Сотти, глава сицилианской мафии.

— Нет, Канди, он не глава мафии, он просто бизнесмен, имеющий большой вес среди своих соплеменников.

— Пол, вот только не надо, весь мир говорит о сицилианской мафии.

— Знаю, вот только сами сицилианцы не знают, что они все мафиозо, там даже такого понятия нет.

— Пол…

— Давай я тебе постараюсь все объяснить.

Объяснил, не знаю поняла ли, но вроде успокоилась.

— Пол, а почему Джакомо приказал им охранять тебя?

— Потому что он мой друг, я поступил бы точно так же.

— У тебя тоже есть свои бойцы?

— Есть, только они охранники, а не бойцы.

— Ну да, охранники, только этот Белони так хладнокровно пристрелил этого вонючего бородача.

— Канди, если бы что-нибудь с нами случилось, то пристрелили бы его.

— Ладно, Пол, не хочу я больше об этом, давай лучше о другом.

— О сексе?

— Пол, это чуть позже, мне надо прийти в себя.

— Да я и не настаиваю.

Райт удивленно посмотрела на меня.

— По-ол, а это ты сейчас к чему, к тому, что не хочешь меня…

— Глупости не говори, просто я прекрасно понимаю твое состояние, а, в прочем…

Я подхватил ее на руки и понес на второй этаж.

— Пол, я сейчас не буду сопротивляться, как там, в Европе, так что неси меня куда хочешь…

Она прильнула ко мне.

Райт на четвертый день рано утром отвезла меня в аэропорт.

— Пол, есть новости для тебя…

— Будешь ждать от меня ребенка?

— Да, ну тебя, глупенький, дети, это не мое.

— Ладно, говори, что за новости?

— Дик Мэнью назначен директором ЦРУ.

— Стало быть и по Румаде решение для меня положительное?

— Да, Пол, это так, первый все же прислушался к тебе.

— Что ж, меня это радует, мне не нравятся войны, не нравится, когда гибнут ни в чем не повинные люди.

— Но это все равно будет всегда, Пол.

— Будет, но по крайней мере Румаде это пока не грозит, а это уже есть хорошо.

Летел домой, с пересадкой в Италии.

И все же Канди, это далеко не Мия, нет в ней такой страсти и изюминки.

В Италии меня ждал Сотти.

— Пол, твой самолет только через час, пойдем посидим, поговорим.

Зашли в кафе.

— Я и не знал, что ты знаком с Белони.

— Джакомо, я его когда-то подвозил на своей яхте до Нью-Йорка, и забудь о нем, не надо его трогать.

— Как скажешь, Пол, как скажешь.

— О чем ты хотел поговорить Джакомо?

— Я так полагаю, что могу делать долгосрочные инвестиции в Румаду?

— Можешь, но хочу заметить, не всем понравится то, что решил первый, в Штатах.

— Считаешь, что соседи все же начнут войну?

— Вполне возможно.

— И не побоятся Отана?

— Джакомо, я не знаю насколько они отмороженные, и есть ли у них вообще мозги, так что может быть что угодно.

— Я все же сделаю инвестирование в Румаду.

— Делай, я тебя предупредил.

Мой самолет был уже на Мальте, о чем мне доложил Перес, едва я вышел из здания аэропорта.

— Пол, какие у тебя планы?

— Перес, я пока еще и сам не знаю, вроде ничего непредвиденного нет.

— Тогда я могу отправить твой самолет в чартер?

— А куда я дену своих проводниц, домой что ли отправлять обратно?

— Пол, так пусть они и летят.

— Хорошо, отправляй, но, чтобы мой самолет ежедневно возвращался обратно.

— Хорошо, Пол, так и будет.

Дома мне не дали даже переодеться и принять ванну, прямо в холле завалили на диван и облепили меня как муравьи.

Сверху уселись Мия и Алис, по бокам жены.

— Рассказывай Пол, где ты шлялся целую неделю?

— Эмили, вы бы мне хоть отдохнуть дали.

— Паша, а отчего тебе отдохнуть, от баб, натрахался на трех континетах?

— Вика, солнце мое, ну какой трах, работал я, работал.

— И много денег заработал Пол?

— Эмили, не переживай, на наш век хватит вам всем.

Все же несколько угомонились, дали мне сходить в ванную, покормили.

Дети убежали гулять в сад, а жены затащили меня в нашу спальню.

— Вот сейчас Пашенька мы и посмотрим на каких ты заработках был… -промурлыкала Верона, стаскивая с меня халат.

Пришлось доказывать, что женщины на стороне меня абсолютно не интересуют, вроде доказал, все остались довольны.

— Верона, утром съездишь к Пересу, заберешь домой мой переносной сейф, заодно и заплатишь экипажу за этот месяц.

— Паш, а сколько им платить?

Написал на листочке фамилии и цифры.

Верона вернулась к десяти утра.

— Паш, а далеко твой самолет полетел?

— Верона, его Перес в чартер отправил.

— Пол, а ты…

Эмили замерла в ожидании.

— Эмили, радость моя, а я пока дома, поездок вроде не намечается.

— Урра… -визг радости огласил холл моего дома.

— Так, не расслабляемся, послезавтра у нас гости.

— Паша, а кто?

— Не переживай Вика, знакомые все лица, прилетят с семьями Шелех и Геранин, надо же ножки обмыть.

Прилетели.

Дочкам Шелеха уже по полтора года, и Эмми снова беременна.

— Шелех, меня что ли решил в этом догнать?

— За тобой Паша хрен угонишься, разве, что тоже гарем собрать, так мне Эмми за это сразу обе головы открутит.

Здесь же и дочка Варламовой, уже тоже начала ходить, стремясь за дочками Шелеха в сад.

Что-то нехорошее шевельнулось в моей груди.

Шелех поймал мой взгляд, устремленный на его приемную дочь.

— Не надо Паша, не терзай себя, она не мать.

— Не знаю, Сема, может это я ее упустил?

— Да брось ты, Боня, херней страдать, сама она себя упустила, сама, и нет вокруг ее виноватых.

Оказалось, что и Мари беременна.

Как раз об этом разговаривала с Эмили.

На мой немой вопрос, ответила.

— Пол, да я и сама не ожидала этого, это вот все Игорь, он старался…

— Старался значит Игореша, ай да ты молодца, а уж было подумал твой род так на тебе и зачахнет.

— Ну не тебе же одному секс гигантом быть, мы тоже кое-что могем.

Он нежно обнял Мари, она прижалась к нему.

— Ждете то хоть кого?

— Сына.

— Молодца Игорь, молодца, а то вон Шелех никак наследника не может сообразить.

— Чего-о… ты не гони Пашка, мы только начали, все у нас будет.

— Да, радость моя зеландская… -Шелех поцеловал жену.

— Да, Семочка, они еще нам завидовать будут.

Хохот на весь дом.

— А ведь это так здорово, что у нас большие семьи, радости сколько от этого… -проговорила Вика.

— А у нас и будет в будущем одна семья, вот детишки наши подрастут, переженим их и станем одной семьей… -добавил, Геранин.

— Герыч, ну тогда вам с Мари надо очень постараться, чтобы нас с Пашкой догнать… -подколол его Шелех.

Гуляли два дня, столько веселья этот дом наверно еще не видел.

Через неделю еще один такой же сабантуй, в этот раз собрались мальтийские друзья.

Правда, второго дня гуляния не было, да и посидели вполне чинно, без русского размаха.

А потом я просто завис дома, если не считать того, что слетал по своим предприятиям, в Скандинавию и в Зеландию, на своем самолете.

Эля получила то же, что и ее подруга, осталась этим очень довольна.

— Ну что, девочки, остаетесь и будете на чартерах пока я дома, или же вернетесь в Москву?

Ответ однозначный, остаются, ну оно и понятно, на квартиры же нужно зарабатывать.

Чартер был через два дня, по два дня экипаж отдыхал на Мальте и проживал в отеле.

Первой об этом заговорила Оля, как раз возвращались из Зеландии.

— Мистер Боне, а реально получить мальтийское гражданство?

— Квартиру что ли на Мальте хочешь?

— В Европе хочу, в Голландии, просто вы же здесь живете…

— Понятно, надеешься, что помогу с гражданством?

Девушка замолчала.

— Пойми меня правильно Оля, гражданство Евросоюза быстро возможно только через инвестиции, на что же ты хочешь квартиру покупать?

— Мистер Боне, так мы с Элькой решили кредит брать…

— Угу, и кто-то вам даст кредит в пару миллионов евро, не смеши меня.

— Почему именно два миллиона, мы смотрели, можно и дешевле купить, инвестиции от трехсот пятидесяти тысяч евро.

— Плюс еще остальные расходы на гражданство, так что миллион евро вам ни один российский банк не даст, а иностранный тем более.

— Значит у нас ничего не получится с гражданством?

— Ну отчего же, на квартиры, дешевые квартиры, кредит вам возможно и дадут, рабочие визы получите мальтийские, вы же у меня работаете.

— А потом будет необходимо прожить здесь лет пять-десять, чтобы получить гражданство Мальты, а уж только после всего этого перебираться в Нидерланды.

— А чем вас, собственно говоря, Москва то не устраивает?

— Мистер Боне, ну лет десять-пятнадцать мы полетаем, а дальше что, искать непонятно какую работу в Москве за гроши.

Ну в принципе она права.

Потом этот же разговор завела и Эля, и спросила прямо.

— Мистер Боне, а вы нам не поможете с Олей квартиру купить в Валлетте, вы же обещали ей, что сможете сделать нам рабочую визу?

— Ладно, помогу, ищите квартиры, но только по адекватным ценам, губки не раскатывайте, дам я вам беспроцентный кредит.

Эля убежала обрадовать подругу.

И уже, когда приземлились, ко мне подошел Рузанов.

— Мистер Боне, тут девочки говорят, что вы им кредит даете на покупку квартиры в Валлетте?

— И что, тоже что ли хочешь здесь обосноваться?

— А почему бы нет, если есть такая возможность, тем более, что у меня гражданство Евросоюза, вот только денег нет на покупку жилья.

— И откуда оно у тебя, это гражданство?

— Мы с моей бывшей женой жили в Эстонии, она эстонка, потом разошлись, не сложилось, вернулся в Россию, а гражданство так и осталось.

Ладно хоть немец с латышом денег у меня не просили, с жильем у них как раз все было нормально.

— Хорошо, ищи себе жилье, найдете все, потом обсудим.

Две квартиры для девушек и небольшой домик для Рузанова обошлись мне в миллион восемьсот тысяч евро.

Оформили кредит через нотариуса, все трое получили деньги и купили себе жилье.

Рабочие визы оформил на Олю и Элю, экипажу они были без надобности.

Глава 9

Прилетел Дик Мэнью, сидели в моем кабинете, потягивая писко.

— Пол, я тебе обязан своим назначением…

— Дик, давай не будем об этом.

— Хорошо, я знаю, что ты не любишь комплименты в свой адрес.

— Дик, я их просто обожаю, но, когда мне их говорит жена…, ну или любовница.

Посмеялись.

— С чем прилетел Дик, что-то по Румаде?

— В общем, да, я уже знаю, что многие бизнесмены там, даже Сотти не отстает от них.

— Я предупредил его о проблемах, которые могут возникнуть.

— Вот об этих проблемах я и хочу поговорить с тобой Пол.

— Говори, я слушаю тебя Дик.

— Наши акулы очень обижены на решение первого, естественно и на тебя тоже.

— Я как-нибудь это переживу, Дик.

— Не сомневаюсь в этом, но они решили активизировать свои действия при помощи соседей Румады.

— Толкают их на войну, а в том, что как только они вторгнутся на территорию Румады там появятся войска Отана, об этом они разве не знают?

— Знают, Пол, знают, но наши акулы готовы вложить в эту операцию значительные суммы, так что соседних с Румадой правителей меньше всего волнует то, сколько они положат своих солдат.

— И когда начнется операция, кто именно начнет?

Мэнью замолчал.

— Пол, я единственный раз иду осознанно на слив информации…

— Дик, ты забыл про Россию, или тогда все было спонтанно?

— Скорее всего да, я не хотел, чтобы твою родину смешали с грязью.

— В общем, Пол, операция начнется через три дня.

— Дик, а разве ваши акулы будут не в курсе твоего визита ко мне?

— Я понял тебя Пол, во-первых, мне это ничем не грозит, а, во-вторых, никто и не знает, что я здесь.

— Я сейчас нахожусь в Испании.

— Хорошо, так кто первый начнет?

— Сосед с запада, потом к нему присоединятся южане, в том случае, если Бугунлу вмешается в этот конфликт.

— А, как ты знаешь, королева Тохо обязательно вмешается.

— Знаю, так и будет.

— И что ты думаешь сейчас предпринять, Пол, если ты появишься в Румаде, то наши акулы сразу поймут то, что ты уже в курсе и могут начать тотчас же.

— Я не полечу в Румаду, Дик.

— Пол, вот только не надо все доверять телефону.

— И не собираюсь этого делать, не беспокойся, все будет нормально.

Мэнью ушел.

— Верона зайди ко мне срочно… -вызвал ее по селектору.

Вместе с ней пришли и Вика с Эмили, молча уселись в кресла с ожиданием глядя на меня.

Я тяжко вздохнул, ну и куда от них денешься, не выгонять же.

— Верона, вот четыре письма, первое передашь Сотти.

— Второе правителю Отана…

Я видел, как напряглась Вика, похоже она сразу же обо всем догадалась.

— Третье отдашь президенту Лобуне, это в Румаде, в прочем, тебе Джакомо все объяснит.

— Ну, а четвертое, королеве Тохо в Бугунлу.

— Все, вылетаешь немедленно от Переса на его личном вертолете, он тебя и отвезет в Сицилию.

— С тобой летит Лошак.

— Я все поняла, Пал Василич.

Верона взяла письма и убежала одеваться.

— Паша, значит первый в Штатах…

— Вика не тупи, как ты вообще такое могла подумать?

— Мэнью привез тебе что-то на тех, кто хочет подставить их первого.

— Да, это так.

— И судя по тому, как ты спешно отправляешь Верону, это вопрос двух-трех дней?

— Трех.

— Паша, но ты же понимаешь, что мы не сможем оказать никакой поддержки Румаде?

— Вика, я прекрасно об этом знаю.

— Пол, Вика, мне вы ничего объяснить не хотите, что это за тайны африканского двора?

— Пол, куда ты опять ввязываешься, и закончится ли это когда-нибудь?

— Эмили, радость моя, все нормально, видишь, я дома сижу и никуда не собираюсь.

— Пол, только сказки мне не надо рассказывать, а Верона на прогулку что ли полетела по африканской саванне?

Я посмотрел на Вику.

— Эмили, хоть Пол и добился в Штатах своего, но заинтересованные, в Румаде, бизнесмены не хотят этого понимать и толкают соседей Румады на интервенцию.

— И что, там теперь будет война, Пол, ты собираешься ехать воевать туда?

— Эмили, я не собираюсь этого делать, там и без меня найдется кому воевать.

Ладно, вроде вдвоем с Викой успокоили ее.

…Возле головного офиса компании «Бэл компани ЛТД» стоял мужчина лет тридцати и требовал у охраны доложить о нем Наумычу.

— Нет у нас такого, вы ошиблись мистер… -ответил ему один из охранников.

— И чо неймется этим шизанутым, уже третий за неделю рвется к нам… -зло промолвил второй на русском языке.

Мужчина сразу как бы встрепенулся и подошел к охранникам ближе.

— В общем, так, придурки тамбовские, если вы не сделаете то, о чем я вас пока прошу, то поедете родные осины обнимать.

Охранники уставились на него.

— Чего-о… ты кто вообще такой, земеля?

— Заткнись, и делай то, что я тебе сказал, урод, иначе точно вылетите оба с работы.

— Колян, да вызови ты уже Рожкова, пусть он разбирается.

Один из охранников нажал кнопку на рации.

— Первый, первый…

— Слушаю, первый…

— Михаил Родионович, тут мужик какой-то срочно требует Наумыча, грозится, что уволят нас, если мы его не позовем.

— Хорошо, сейчас буду.

Но пришли двое.

— Ты кто… -спросил один из них.

Мужчина посмотрел не на него, а на второго.

— Вы, Симонов, начальник охраны компании Бэла?

— Да, это я, а кто ты?

— Я от Сотти, мне срочно нужен Наумыч, или сам господин Бэл.

— Пошли.

Симонов повел мужчину за собой.

Поднялись на второй этаж, прошли приемную, где сидела секретарь, вошли в большой кабинет, где был сам глава компании, рядом с ним Наумыч.

Оба с любопытством взглянули на мужчину.

— Это кого ты ко мне привел, Гена?

— Говорит, что от Сотти и требует встречи с вами или с Наумычем.

— И кто ты, господин любезный?

— Господин Бэл, я работаю на Сотти, он велел мне срочно доставить вам письмо от Боне.

— А где сам Боне?

— На Мальте, письмо к Сотти привезла его помощница, Верона.

Наумыч резко встал с стула и подошел к мужчине.

— Письмо где?

Мужчина передал ему письмо.

Наумыч тут же вскрыл его и внимательно прочитал.

— Что там, Наумыч?

— На, почитай сам, господин Бэл.

Наумыч снова повернулся к мужчине.

— Сотти просил что-то передать на словах?

— Нет, Наумыч, только письмо и все.

— Нужен ответ для Сотти?

Мужчина улыбнулся.

— Ответа не нужно, и подтверждения, что письмо вы получили, тоже не нужно.

— Я могу идти?

— Да, можешь, погоняло твое как, чтобы я запомнил тебя.

— Таксист.

Мужчина развернулся и ушел.

Бэл уже дочитал письмо.

— Эжени, готовь мой самолет, срочно.

— Слушаюсь, мистер Бэл… -ответила секретарь.

— Отшельник, а не торопишься ты, у нас еще два дня есть, не подстегнет их всех твой прилет раньше времени?

— Поэтому я и полечу один в Бугунлу, а ты с своими людьми прилетишь как раз в тот день, когда они и собираются начинать.

— В общем, сам знаешь, что дальше делать, а я полетел.

Наумыч позвонил.

— Герман, готовность номер один по объектам шесть и семь.

— И когда?

— Через два дня быть на объекте семь, я на объекте шесть.

— Хорошо, понял тебя Наумыч.

— Эжени, найди Романова и Мигеля.

— Слушаюсь, Наумыч.

— А я?

Симонов смотрел на Наумыча.

— А ты что, рыжий что ли, оставишь вместо себя Рожкова.

— И куда нам с Романовым?

— Вы в Румаду со своими людьми…, ну и Мигель с вами.

— Наумыч, а ты в Бугунлу один что ли будешь, ведь там и Отшельник…

— Гена, со мной мои люди.

Наумычу позвонил Уваров, бывший его работодатель.

— Наумыч, сами справимся или мне и Диозо в известность ставить?

— Николай Васильевич, справиться то, пожалуй, справимся, ну так ведь самое главное это шум создать.

— Понятно, сейчас всех оповещу.

— Николай Васильевич, не сейчас, а накануне, ну разве что только Диозо…

— Добро.

Сотти, прочитав письмо, привезенное Вероной, отдал несколько распоряжений.

— Микелло собери три бригады, нет четыре и готовься лететь в Румаду.

— Зачем, Джакомо?

— Зайдешь ко мне я тебе потом все объясню.

— Красавчик летишь к Самбуру, отвезешь ему то, что я сейчас напишу.

Передал записку своему помощнику.

— Все, я тебя уже не вижу.

Красавчик исчез, словно его никогда и не было.

— Верона, моим самолетом все остальные твои полеты, лети девочка, лети, времени нет.

— Таксист собирайся в Берн, найдешь офис Бэла и разыщешь там Наумыча, передашь вот это письмо, все исчез.

Таксист тоже чуть ли не бегом выбежал из кабинета Сотти.

Самбур, прочитал записку, привезенную ему Красавчиком.

— Ответа не будет, я все понял, а ты лети обратно, дальше я сам.

Самбур сначала позвонил Шелеху, тот внимательно его выслушал.

— Добро, Самбур, мы всегда готовы, будем вовремя, сейчас озабочу остальных и Геранина.

Самбур снова позвонил, на этот раз Шу Дуню, тот ответил, что сегодня же вылетают.

Следующий звонок был в Японию.

— Слушаю тебя Самбур, говори.

— Господин Аки, ваши бизнес проекты в саванне требуют вашего пристального внимания.

— Самбур, я все прекрасно понял и принял к сведению.

Глава 10

Верона, по прилету в Отан, позвонила по данному ей Боне номеру телефона.

— Слушаю, говорите.

— Я от Боне, с письмом для правителя.

— Где вы?

— В вашем аэропорту столицы в самолете, номер борта N34V.

— Ждите, за вами придут, как вас зовут?

— Верона.

Через десять минут на борт поднялся офицер.

— Верона…

Девушка встала с кресла ему навстречу.

— Вам нужно поехать со мной.

— Лошак поехали.

— Это вовсе не обязательно, мисс Верона.

— Офицер, он поедет со мной, иначе я с места не стронусь.

— Хорошо, пусть едет.

Через час они уже были во дворце, где их встретил мужчина лет пятидесяти в национальной арабской одежде.

— Где письмо, мисс Верона?

— Уважаемый, письмо я передам только лично в руки правителя.

— Мисс Верона, я слуга моего господина и уполномочен передать ваше письмо ему…

— Нет, передам я сама и никак иначе.

Верона сделала шаг назад к стене, и тут же перед ней встал Лошак, держа руку на поясе сзади.

Слева вдруг раздались хлопки в ладоши.

— Браво девочка, браво, и вам молодой человек тоже браво.

— Хорошие помощники у Пола, я восхищен вами.

Верона поклонилась правителю, следом за ней наклонил голову и Лошак, бросая напряженные взгляды вокруг.

— Давайте мне письмо, мисс Верона, я правитель Отана.

Верона снова поклонилась ему.

— Я узнала вас правитель.

Она достала письмо и передала его в руки правителя.

— Я прочитаю его несколько позже, а вы пока отдохнете, потом получите на него ответ.

И снова поклон Вероны.

— Простите меня правитель, но я должна немедленно лететь дальше, в Румаду, и ответа на письмо я не жду.

— Правитель, письмо для вас весьма срочное.

— Я уже догадался об этом, мисс Верона, едва вы упомянули Румаду.

— Не задерживаю вас больше, можете лететь дальше, рад знакомству с такой смелой очаровательной девушкой.

— Благодарю вас, правитель.

Верону и Лошака отвезли обратно к самолету.

Правитель, прочитав письмо, вызвал к себе министра обороны.

— На читай.

Он резко сунул письмо в руку министра.

Тот прочитал и уставился на правителя.

— Как ты полагаешь, сколько девизий мы должны отправить в Румаду?

— Правитель, а чего вы ожидаете от нашей Румаде помощи, просто оборона, или уничтожение военных сил соседей полностью на их территории?

— А ты справишься с этим?

— Правитель, одно ваше слово и ваши войска сделают невозможное.

— Не надо мне невозможного, нужно просто показать, что мы это можем сделать, если эти собаки вовремя не уберутся с Румады.

— Я понял вас правитель, тогда достаточно четырех мотострелковых дивизий.

— Иди, отправишь их в ночь третьего дня, командовать ими будет некто Герман, он приближенный моего друга Уварова.

— Слушаюсь, правитель.

В Румаде, Верону и Лошака сначала было не пустили к президенту, и качать права тут было бессмысленно.

Выручил Лошак, нашедший где-то лазейку в президентский дворец.

Их тормознули уже на этаже, где находился кабинет президента.

— Что вы здесь делаете… задержать их немедленно…

Перед ними стоял офицер.

Лошак было потянулся к пистолету.

— Даже и не думай, иначе тут нас и завалят, а мне еще рожать.

Офицер вдруг взмахом руки остановил охрану, что-то гаркнул на них, те поспешно отступили назад.

— Кто вы, мисс… -спросил он на ломанном, но достаточно понятном русском языке.

— А кто вы, офицер?

— Начальник личной охраны президента Лобуны.

— И вы мне это можете доказать?

— Мисс, я понимаю, что вы чего-то очень опасаетесь, но я тот, кем и назвался.

— Зачем вы здесь, мисс?

— Мне нужен президент Лобуна, я к нему с посланием.

— От кого послание?

— Это я скажу только президенту.

— В таком случае, мисс, я обязан буду вас обыскать.

— Чего-о… ты фраер спятил что ли, попробуй только прикоснись до нее, порву на хрен, как тузик грелку.

Лошак прикрыл собой Верону.

— Лошак угомонись.

— Офицер, я не позволю вам себя обыскивать, и вы проводите меня к президенту, в ином случае вас ждут неприятности.

— Мисс, вы напрасно мне угрожаете, вы шагу не сделаете к президентскому кабинету, пока вас не обыщут.

И тут вдруг Верона завизжала так, что казалось стекла в окнах полопаются.

В приемной президента распахнулась дверь, сначала выскочила секретарь, следом за ней вышел и сам президент.

— Что здесь происходит Намака?

— Господин президент, эта дама рвется к вам с каким-то посланием и отказывается пройти личный досмотр.

Президент внимательно посмотрел на Верону и Лошака.

— Кто вы?

— Господин президент, у меня для вас письмо от вашего друга.

— Какого друга, мисс?

— А у вас их так много, господин президент, в таком случае вспомните последнего, что был на вашем представлении здесь в столице.

Лобуна все прекрасно понял.

— Прошу вас мисс, проходите.

— Лошак, подождешь меня здесь.

— Хорошо, Верона.

Прошли в кабинет президента.

— Вы от кого, мисс Верона?

— От Боне, пакет для вас срочный.

Верона положила на стол письмо.

— Присаживайтесь, пока я прочту его.

— У меня нет времени, господин президент, мне еще в Бугунлу лететь, да и ответа господин Боне не ждет, прочитаете сами все поймете.

— А почему вы так визжали, мисс Верона, мой офицер вас как-то унизил?

— Посмел бы только, попасть к вам надо же было как-то, вот и завизжала.

Президент рассмеялся.

— Умные помощники у Пола, и очень настойчивые.

— Идите мисс Верона, вас отвезут в аэропорт…

— А вот этого не надо, господин президент, как пришли, так и уйдем, пусть только не мешают.

— Хорошо, офицер проводит вас, я сейчас распоряжусь.

Вышли в коридор, где Лошак с офицером смеясь оба что-то азартно обсуждали.

— Лошак, кореша уже себе нашел?

— Верона, да фраер то он нормальный, без понтов.

Президент приказал их проводить, затем прочитал письмо Боне.

Сидел задумавшись.

Отдавать приказ о боевой готовности было как бы рано, но и сидеть просто так в ожидании дня «х» он не собирался.

Вызвал к себе министра обороны.

— Джо письмо почитай.

Тот прочитал.

— Стоко, но мы их вспугнем, если сами начнем раньше, вот и Боне об этом пишет.

— Надо подготовиться очень тихо и незаметно, иди и думай, как это сделать.

В Бугунлу, при въезде в резиденцию, Верона просто отдала приказ охране, стоящей у ворот.

— Срочно найдите мне Куругу, или Борсане, кого первым найдете.

Дежурный офицер позвонил куда-то, поговорил с минуту.

— Ждите, за вами придут.

Через пять минут подъехал джип с открытым верхом, из него выскочил негр лет сорока.

— Я начальник контрразведки королевства, Куругу, кто вы и зачем здесь?

— Отойдем на пару шагов, Куругу.

Отошли.

— Слушаю вас, мисс.

— Я, Верона, помощник мистера Боне, с очень важным и срочным письмом к королеве Тохо.

— А он, ваш телохранитель… -Куругу кивнул на Лошака.

— Да.

— Хорошо, поехали.

Через пять минут остановились у дворца королевы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 530