электронная
180
печатная A5
419
18+
Наследие бога войны

Бесплатный фрагмент - Наследие бога войны

Книга 3. Игры разума

Объем:
224 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5302-8
электронная
от 180
печатная A5
от 419

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Эта книга — роман, в котором искаженная реальность переплетается с дебрями больного, воспаленного подсознания

И вынесли семь вёдер крови,

И поставили пред их очи,

И были вёдра полны с краями вровень,

И кровь та была цвета ночи.

И разлили тёмное в чаши,

И стали пить они жадно,

И сказали им: «Это кровь детей ваших,

Чьи тела лежат хладно».

И не услышали они слово,

И наполнили много свои брюхо,

И каждый пил больше другого,

И стало в вёдрах на доньях сухо.

И потребовали они ещё для себя,

И кричали всей глубиной горел,

И никто не стоял скорбя,

И никто не дышал горем

Андрей Дельфин Лысиков «Сажа»

Глава 1. Сестры

Не всегда сестра сестре приносит радость, иногда и горе

Александра Девиль. «Письмо Софьи»

Простившись с Вадимом, Гаволрена зашагала вниз по дороге в сторону Жемчужных Полей. Там её уже поджидали четверо гершемов.

— Вот дерьмо, — вырвалось у девушки, когда спереди и сзади возникли служащие корпорации.

— Мистер Кэпл желает видеть тебя.

В руках одного из них была длинная трость с небольшим металлическим набалдашником. Гершем открутил его, а затем с силой стукнул тростью о землю. В этом месте тут же возникли переносящие врата.

— Прошу.

Выбора не было, девушка сделала шаг. Ее завертело в кромешной темноте, заставляя то куда-то проваливаться, то куда-то взлетать. Наконец что-то толкнуло ее в бок, и Гаволрена плавно приземлившись, почувствовала под ногами твердый пол.

— Прошу, присаживайся, — сказал Кровер, сидевший во главе длинного стола.

Позади Кровера, на стене была изображена фигура в виде пересекающих друг друга четырех ромбов. Надпись под ней гласила: «Корпорация ИвЗин».

Гаволрена сделала пару шагов и опустилась на ближайший стул.

— Удивительная все-таки вещь — эти переносящие врата, — произнес Кровер. — Удивительная, но в тоже время и очень опасная. А знаешь почему?

— Почему? — спросила Гаволрена только для того, чтобы поддержать разговор и показать свою заинтересованность. На самом же деле ее мало интересовали подобные вещи, но она хорошо знала привычки Кровера, а потому была вынуждена слушать.

— Потому что никто не понимает принципа их работы. Нет, конечно, гершемы наивно полагают, что раз они их изобрели, то всё о них знают, — продолжал между тем Кровер. — Но они слишком ослеплены своей важностью, чтобы замечать простые истины.

— Да сколько ж можно то?! — все же не выдержала Гаволрена. — Избавь меня от своего занудства и переходи к делу.

— Тебе разве не интересно узнать, где ты только что побывала, пока перемещалась сюда?

— Я только что сестру похоронила! Мне ничего не интересно!

— О! Тогда это меняет дело, — проговорил Кровер. — Выпьешь чего-нибудь?

— Нет! — категорично отрезала она. — Ты обещал, что все будет в порядке, если я сделаю так, как ты скажешь. Я просто хотела защитить сестру. Она же ничего не знала! А что теперь? ОНА МЕРТВА!

Гаволрена сорвалась на крик.

— Успокойся, — не повышая голоса, велел Кровер. — Ты сыграла свою роль блестяще, никто ничего не заподозрил. Да, не обошлось без жертв.

— Для тебя это просто жертвы?! — Гаволрена была поражена тем невозмутимым спокойствием, с каким он произнес последнюю фразу. — Фызап погиб ни за что! Он тоже был не в курсе!

— Никто не просил его геройствовать, — спокойно заметил Кэпл. — Он сам вызвался. Но скажи мне честно, ты же специально убила Могильщика, якобы потеряв над собой контроль, когда поняла, что он вас всех выдал?

— Да пошел ты! — вспылила Гаволрена. — Я просто играла свою роль и не собиралась его убивать. Он же, как и остальные, ни о чем не догадывался.

— Как знать, — лукаво произнес Кровер.

— Но ему же ногу прострелили?!

— Для большей убедительности.

— Подлец, какой же ты подлец, ясно тебе, Кровер?!

Кровер Кэпл только рассмеялся.

— Если б ты мне сказал, что Могильщик тоже в курсе, я бы никогда не стала стрелять. СЛЫШИШЬ? Никогда!

— И все же ты его убила.

— Ублюдок!

Кровер не отреагировал на это замечание.

— Не беспокойся ты так. Этот гершем — не более чем мусор. Жалкий червяк из навозной кучи, который бы выдал вас всех и за меньшую цену.

— А что на счет моей сестры? Скажешь она тоже всего лишь никчемная жертва неудачных событий?!

Кровер молчал, прошла минута, две, три… Казалось, глава корпорации «ИвЗин» вовсе не собирался отвечать.

— Это чудовищная утрата, — вдруг произнес он. — Утрата, с которой невозможно смириться. Утрата, за которую виновные понесут заслуженное наказание. Я отлично знаю, что такое смерть.

— Неужели?! — нотки недоверия прозвучали в голосе Гаволрены. — Ты, за которого всю грязную работу делают другие, знаешь, что такое смерть?

— Представь себе, — холодно произнес он, опуская капюшон. — По времени я больше мертв, чем был когда-то жив. Так как ты думаешь, могу я говорить, что отлично знаю, что такое смерть?

Гаволрена не ответила. Она испуганно смотрела на призрачное лицо Кровера: бесцветные глаза и волосы, россыпью спадавшие до плеч.

Кровер Кэпл оказался вовсе не гершемом, а призраком. Он вновь надел капюшон на голову и заговорил лишь тогда, когда его собеседница окончательно оправилась от увиденного.

— Видишь, — он первым нарушил молчание, — я полностью доверяю тебе. В этом огромном мире немногие могут похвастаться тем, что точно знают, кто я такой.

— Я польщена, — саркастически изрекла Гаволрена.

— Ха-ха! — изобразил смешок Кровер. — Однако, сейчас это не главное. А главное то, что у нас с тобой общий враг.

— Не понимаю, о чем ты?

— Гиволрена умерла, потому что явился демон, чтобы спасти своего сына.

— Так это правда? Вадим — сын демона?

— Да. И именно по этой причине его нужно уничтожить при любом раскладе. Даже если человеческое начало возьмет верх, риск будет слишком велик.

— А что он сделал? — Гаволрена посмотрела на призрака.

Кровер ответил не сразу.

— Когда-то, — заговорил он, — у меня было все: семья, счастливая жизнь. Но однажды к нам явился демон и похитил меня и мою сестру. Сестру он сделал своей слугой. Она сейчас возглавляет Культ Гока. А меня он просто убил. Так я стал призраком и поклялся отомстить всем виновным в случившемся.

— Мы тоже лишились семьи, — сказала Гаволрена. — Мама умерла вскоре после нашего с сестрой рождения, а отец все время пил. В конечном итоге мы с Гиволреной оказались в приюте. Но это было не то теплое местечко, где можно обрести любовь, теплоту, ласку или заботу, а скорее наоборот издевательство и мучения. А как только у девочек начинала обозначаться грудь, старший воспитатель принимался их лапать, и этим все не заканчивалось.

— Соитие?

— Чего? Ты выражайся попроще, я таких заумных слов не знаю.

— Секс?

— Нет, секс — это когда добровольно, по обоюдному согласию, а этот сукин сын вначале облапывал, а потом насиловал.

Кровер внимательно слушал рассказ молодой телисицанийки с Венеры и все сильней убеждался, что какой бы развитой не была цивилизация, механизмы поведения живых существ все равно не меняются.

— Мы с сестрой не стали исключением, — продолжала она, — когда этот гад начал меня лапать, я ему двинула сразу в глаз. Так он разбил мне все лицо и запер на неделю в какой-то каморке, пообещав за это время позабавиться с сестрой.

Но что-то ему помешало. Когда же он меня выпустил, я не стала испытывать судьбу и решила проблему. Той же ночью я перерезала ублюдку горло. И мы с сестрой сбежали. Про убийство она так ничего и не узнала.

Так началась наша преступная жизнь. Мы воровали и обманывали, чтобы получить гроши на еду и ночлег. Гиволрена еще умудрялась покупать книжки и пыталась обучать меня каким-то заумным словам. Я же с головой ушла в наш образ жизни. Для меня это была игра, игра в которой я веселилась.

Я давно заметила, что на мужчин легче влиять, а уж тем более обвести вокруг пальца, если показать им некоторые из своих прелестей, что я успешно и проделывала. Но я никогда не позволяла им зайти дальше, чем мне того требовалось. В итоге полуголый мужик с полным ртом слюней от переполнявшего его желания оставался ни с чем, а мы с сестрой быстро делали ноги.

Постепенно мы заработали достаточную сумму, что позволило обзавестись постоянным, пусть, хотя пока что съемным, но жильем, а также обновить гардероб, что было крайне полезно для создания новых образов.

Гиволрена все больше времени проводила за книгами и все чаще жаловалась, что ей не нравится то, чем мы занимаемся. Она была настолько ранимой, что, казалось, могла расплакаться от любой колкости, сказанной в ее адрес. Конечно, я никому не прощала подобного обращения с сестрой, в то время как сама не упускала возможности ее «ущипнуть». Нет, не потому что мне нравилось доводить ее, а потому что так, я надеялась, она поймет, что нельзя позволять издеваться над собой и показывать свою слабость.

Однако ее чтение не оказалось столь бесполезным, как я полагала вначале. Однажды она предложила мне крупную аферу. Гиволрена полчаса излагала свой план, полный заумных словечек, многие из которых я не то что не знала, а просто впервые слышала. В конечном итоге мне просто пришлось вызубрить свою роль, и мы пошли на дело.

Это было невообразимое удовольствие, я просто вжилась в свой образ и в скором времени мы обвели вокруг пальца одного толстосума.

Мы в спешном порядке покинули город. Никогда в жизни я не видела столько денег. Мы могли позволить себе почти все, что угодно. И тогда Гиволрена предложила тратить полученные деньги не на себя, а отдавать их тем, кто в них действительно нуждается.

Конечно, наши действия не остались незаметными для властей, и в скором времени я и Гиволрена были вынуждены покинуть родную планету и обосноваться на Меркурии. Там мы познакомились с Фызапом, который помог нам провернуть аферу с одним банком, но вместо заранее оговоренной суммы банк потерял все денежки. А нами всерьез заинтересовалось Межпланетное Сотрудничество. Втроем мы бежали на Марс. Здесь я влюбилась.

Кровер прекрасно знал, кто стал избранником сердца девушки, потому что совсем недавно его ученые детально покопались в голове Стила. Но призрак терпеливо ждал. Ее рассказ приближался к кульминации.

— Он был красив и строен. А самое главное был повстанцем, преступником, как и я. Так я себе это представляла, и это сильно меня заводило.

Но Стил все время поправлял меня, цеплялся к словам, которые, видите ли, не культурные, и приличные девушки так не выражаются. Мы даже ругались по этому поводу, а потом он просто исчез.

И тогда появился ты, Кровер, и предложил защитить нас от Межпланетного Сотрудничества в обмен на услугу, на которую я согласилась, потому что в противном случае ты обещал передать нас в «руки правосудия».

Гаволрена замолчала и, откинувшись на спинку стула, облегченно вздохнула, словно камень с души упал после того, как она выговорилась.

— Что ж, — произнес Кровер, глядя на девушку, — я прошу тебя еще об одной услуге, вернее даже не услуге, я предлагаю тебе помочь отомстить нашему общему врагу. Как ты убедилась, демон будет защищать сына от посторонних посягательств, поэтому мы должны уничтожить их.

— Что ты задумал?

— Если бы ты не стала меня перебивать с самого начала и выслушала всё, что я хотел сказать про переносящие врата, то была бы уже в курсе.

— Твою ж мать! — выругавшись, Гаволрена закатила глаза. — Избавь меня от этого занудства.

— Я слушал тебя очень внимательно, теперь послушаешь и ты меня.

— О-О-О! — взвыла девушка.

— Так вот, — не обращая больше никакого внимания на телисицанийку, заговорил Кровер, — переносящие врата могут быть постоянного действия или временного. Постоянные врата, как несложно догадаться из названия, рассчитаны на постоянное использование. Они всегда остаются открытыми. Временные же, как правило, исчезают сразу после их использования, не оставляя никаких следов своего присутствия. Но, у них есть одно общее. Они могут быть открыты только в специальных проемах. А что такое эти проемы? Проемы — это не что иное, как дыры между мирами.

Современные технологии позволили создать устройства, способные создавать дыры, ведущие в Сокрытую Грань — мир, в который была изгнана Изначальная Пустота. Сами по себе эти проемы очень опасны, т.к. через них Пустота может вырваться в наш мир и начать поглощать его, поэтому в проемы устанавливают врата, которые открываются лишь для перемещения, а в остальное время остаются закрытыми.

Путешествие между вратами происходит как раз в этой самой Сокрытой Грани на огромной скорости, поэтому тебя все время подбрасывает, или ты куда-то проваливаешься, а перед глазами лишь темнота. И если с принимающими вратами что-то случится, ты сгинешь навеки, и Пустота сожрет тебя.

Гаволрена сидела с тяжелой от непонимания головой и всеми силами пыталась вникнуть, о чем толкует ей призрак. У неё ничего не получалось, и она лишь хлопала глазами.

— И как это все связано с нашей местью? — этот момент точно оставался для девушки загадкой.

— Мои ученые разработали прибор. Он способен создать специальный проем, поглощающий всё вокруг себя, а после этого самоуничтожающийся.

Я дам тебе этот прибор. В подходящий момент тебя переместят в нужное место. Ты уже втерлась в доверие к Вадиму, останется дождаться, когда человек и демон будут рядом, и открыть проем. Что скажешь?

— Я согласна. Но послушай, ты же отправил Гиб-Бума убивать Вадима.

— Он не справится, и демон убьет его.

— Но… как? Т.е. откуда ты можешь знать это?

— Я и не знаю, а просто чувствую. К тому же емлопан подвел меня.

— Ты отправил на смерть друга?

— У меня нет друзей.

— Да ты просто бесчувственная, бессердечная сволочь!

— Я знаю.

— Но хоть какие-то принципы у тебя есть? Что-то же должно тобой двигать и быть святым для тебя?

— Я не обижаю женщин.

Глава 2. Новый мир

Жизнь — это одинокое странствие, то под палящим солнцем, то в лютый холод. Как часто дорога, по которой мы идем, ведет в никуда? И неизвестно, где встретит нас смерть… Когда вспомнишь об этом, всё в мире кажется пустым и ничтожным, и тогда наступает прозрение.

Виктор Пелевин «Generation П»

— И ты серьезно думаешь, что я поверю в это? — Вадим вскочил с кресла, размахивая руками. — Мой отец — демон? Нет, это уже черт знает что! И ради этого бреда меня вовлекли в эту историю? — рассказанная Путником правда никак не желала укладываться в его голове.

— Повелитель, — Путник тоже поднялся, — я прошу тебя…

— Нет, это я тебя прошу, вернее, приказываю, я ведь все еще твой Повелитель, немедленно верни меня на кладбище!

— Слушаюсь, — Путник дунул прямо в лицо Вадиму.

Порывы легкого ветра окутали человека со всех сторон, и он стал стремительно перемещаться в пространстве, а комната со всеми ее зеркалами просто исчезла. В следующую секунду Вадим уже стоял возле той самой могильной ямы, в которую ступал, отправляясь в Проклятый город.

Настроение Вадима было прескверное. Рассказ Путника нисколько не обнадежил его.

«Что я им скажу? Они все так верят в меня. Ну, вот что? Что мой отец — демон, а мать — его преданный слуга? Что я сам, выходит, полудемон?»

Марс пребывал в ночи. Вадим вдруг почувствовал себя словно в фильме ужасов, где главный герой оказывается на старом кладбище, и его кто-то утаскивает в одну из могил.

Петляя между старых могильных плит, покрытых какими-то увядавшими растениями, гнилых крестов и оградок, Вадим не слышал ничего вокруг. Кладбище Умерших Надежд, населенное ожившими скелетами, пребывало в несвойственной для него тишине.

«Ни скрипа костей, ни стонов, ни разговоров. Ни к добру это», — подумал Вадим.

С каждым новым шагом, чувство тревоги все сильней и сильней крепло в его груди, разносясь по всему телу легкой панической дрожью. Вскоре он перешел на бег, и уже не разбирая дороги, бежал, утопая в бурьяне, спотыкаясь о камни и плиты. Впереди показалось старое засохшее дерево. Вадим быстро миновал его, пробрался через заросли кустарника и оказался на небольшой поляне.

Картина, представшая перед глазами, напрочь развеяла все сомнения и заставила поверить в рассказанную Океаном Ветров правду.

В самом центре поляны красовалось свежее, недавно возведенное, надгробие, облокотившись на которое с улыбкой довольного жизнью создания, стоял огромный птеродактиль

Заметив появление сына, демон сделал несколько шагов навстречу к нему.

— Ну, здравствуй, Фобос, сын мой! — радушно произнес он. — Вот мы и снова встретились, как же я долго ждал твоего появления. Иди же, обними своего отца.

Вадим не двинулся с места. Он лишь отметил, что с их прошлой встречи ящер ничуть не изменился.

— Меня зовут Вадим! Что здесь происходит? Чья это могила? Раньше ее здесь не было.

Деймос демонстративно зевнул и потянулся, всем своим видом давая понять, что вопросы Вадима ровным счетом ничего для него не значат.

— Всего лишь расходный материал, — легкомысленно произнес он, наконец. — Не забивай голову подобной ерундой, — здесь Деймос расхохотался, но увидев, сколь серьезен и непоколебим Грамматин, добавил уже серьезным тоном: — Не будь глупцом, Фобос. Присоединяйся ко мне, и ты получишь все, о чем только захочешь помечтать. За ради чего ты стараешься? Думаешь, этим инопланетным дурочкам есть до тебя дело? Они просто хотят использовать тебя в своих целях. — Ящер вновь сделал несколько шагов по направлению к сыну.

— Не подходи! — Вадим выхватил меч и выставил его перед собой, демон приостановился. — Знакомый клинок, не правда ли? Твоя слизь его очень боится. Еще шаг, и ты испытаешь его лезвие на своей шкуре.

— Я твой отец! Твоя семья! И ты хочешь пойти против меня? Смеешь угрожать мне оружием!?

— Ты всего лишь подлый лжец! — выкрикнул Вадим. — Вся моя жизнь оказалась сплошной ложью.

— Я — демон, и в этом мое коварство, — произнеся это, Деймос издал громкий крик, от которого содрогнулась земля, и задрожал воздух.

Вадима отбросило назад, он упал на спину и выронил меч.

Ящер одним мощным прыжком приблизился вплотную к сыну. Задней лапой он наступил ему на грудь, плотно прижав Вадима к земле.

Не в силах больше нормально дышать и шевелиться, Грамматин обреченно наблюдал, как его отец-демон склонился над ним и произнес:

— Ты — глупец, Грамматин Вадим Сергеевич. Но, к сожалению, к тому моменту, когда ты осознаешь это, будет уже поздно что-то менять. И ты приползешь ко мне на коленях, умоляя о помощи, потому как больше рассчитывать будет не на кого. Ты слишком долго пребывал в Проклятом городе, красная планета уже не та, что прежде. Тебе не справиться с тем, что ждет тебя дальше. Только я смогу помочь тебе. Подумай об этом. Просто скажи «да», и все твои проблемы будут решены. Помни, что я — твой единственный друг. К сожалению, срочные дела вынуждают меня отлучиться, так что до скорой, надеюсь, встречи.

И не добавив больше ни слова, Деймос просто исчез…

Теперь Вадим вновь мог дышать. Он сделал вдох. Но вместо выдоха из него вырвался приступ сильного кашля. Казалось, ещё немного, и он выплюнет наружу свои легкие.

Все же поборов одолевший его недуг, Вадим сел, отряхнул пыль с плечей, поднялся и, подобрав меч, убрал его в ножны.

— Снова один, — сказал вслух человек. — Где все? Хотя ведь ночь на дворе, должно быть они просто спят.

С этими мыслями Вадим покинул поляну и сквозь заросли кустарника стал пробираться в сторону жилища Нокира. Однако на его месте вместо маленького неухоженного строения перед ним возникла лишь огромная пропасть, черневшая своей непроглядной и необъятной глубиной.

— Только не это, — проговорил Вадим, останавливаясь у самого края. Он посмотрел вниз, вгляделся в темноту и ничего не увидел. — Да что здесь произошло?

— Произошло… изошло… шло… шло… шло…, — отозвалось и повторило несколько раз его последнюю фразу эхо.

В этот самый момент мир для Вадима перестал существовать, глаза покрылись пеленой непроглядного тумана, и человек побрел куда-то, лишь изредка шепча себе под нос:

— Трубингаки! Определенно это были трубингаки. Искусственный интеллект послал их.

Не разбирая дороги, он вернулся обратно на поляну, остановился возле надгробия, вскинул кверху руки и запрокинул высоко голову, устремив взор к чужому ржаво-оранжевому небу.

— ЧТО ВАМ ВСЕМ ОТ МЕНЯ НУЖНО?! ЧТО?! — выкрикнул Вадим, после чего обессилено опустился на колени.

В отчаянии он случайно коснулся могильной плиты и тут же ощутил уже знакомую вибрацию воздуха. Словно ударенный током, Вадим вновь стал способен различать окружавшую его действительность.

Человек присмотрелся. На постаменте было выгравированное непонятными символами послание. Вибрация воздуха повторилась, и неизвестное еще мгновенье назад послание, как по волшебству, трансформировалось в привычную глазу русскоязычную кириллицу. Вадим прочел следующее:

В сырой земле покоится тело,

Но так ли оно умерло, как хотело?

Только в ночи нам явится правда,

И утолится тяжкая жажда…


Осторожно темнея, явилась… Ночь

Вспорхнула над миром:

«Восстань из могилы, дочь!

Неси разрушения…»


Земля разлеталась комками вокруг,

Прогнившие доски трещали.

Вот показались две кисти рук,

А губы ее прошептали:


«От вечного сна я пробудилась,

Смерть стоит у меня за спиной,

Я в этом мире вновь появилась,

Чтоб поквитаться с тобой»


Черные пряди спадали до плеч,

Саван белел на ветру.

В бесцветных глазах пламенем свеч

Огонь прошипел лишь: «Убью!»


Взором своим охватила владения.

Кладбище мирно спало.

Только одно привидение

Мимо нее проплыло.

В тот же миг земля задрожала, надгробие треснуло и упало, расколовшись на тысячи мелких осколков. Вот на поверхности показался гроб, его крышка со стонущим скрипом открылась, и вверх взметнулись две кисти рук. Еще секунда и девушка-скелет предстала перед Вадимом.

Он поднялся и с изумлением посмотрел на Ликадану. Единственное, что осталось от ее прежнего образа, это длинные светлые волосы, спадавшие в разные стороны.

— Ликадана? — все еще не веря своим глазам, произнес человек.

— Да, — коротко ответила девушка страшно-скрипучим голосом

— Что происходит? Почему ты…

— … так выгляжу? — тактично опередила его Ликадана. — Поверь, я знаю не больше твоего. Я лишь помню свою гибель. Дай мне свою руку, и я раскрою тебе Память своей Смерти.

Вадим протянул ей правую руку. Едва костлявая кисть обхватила ее, как по всему телу человека пробежался электрический разряд и он увидел…

…Ликадана проснулась среди ночи, и тут же мерзкий запах ударил ей в нос.

— Нет, пусть произойдет все что угодно, я больше и минуты не вынесу здесь, — пробормотала она и, осторожно перебравшись через спящего рядом Зарана, направилась к выходу.

Приятный, отдававший свежестью ночной прохлады, воздух коснулся ее лица. Все обыденные, мирские проблемы разом куда-то ушли, испарились, хотелось просто стоять и дышать, дышать, дышать, дышать…

Вдруг со стороны старого, давно засохшего дерева послышались какие-то звуки. Не столько чувство страха, сколько женское любопытство, заставило Ликадану подойти ближе. Присев в зарослях, она чуть их раздвинула и обомлела.

На небольшой полянке, окруженной сухим кустарником, был демон — огромный птеродактиль с размашистыми крыльями. Все его тело шевелилось, казалось, что каждая клетка норовит разорваться. При этом он испускал жуткий леденящий кровь и душу рев и беспрерывно бился, словно в агонии.

Ликадана невольно вскрикнула. Деймос обернулся и увидел ее.

— А вот и еда! — прорычал он и одним коротким прыжком повалил девушку на землю.

Его острые зубы вонзились ей в горло. Она захрипела, на большее уже не оставалось сил, несколько раз дернулась в предсмертных конвульсиях и затихла…

Новый электрический разряд вернул Вадима в реальный мир. Сглотнув, подступивший к горлу ком, он сделал глубокий вдох и сказал:

— Это ужасно. Прости.

— Все в порядке, я поплатилась за собственное любопытство. Теперь я лучше понимаю это место. Законы мира живых тут не действуют, вернее не действовали раньше. Теперь же я не ощущаю прежней связи между собой и кладбищем.

Вадим так и не понял до конца, что означают сказанные гершемкой слова. Его беспокоили несколько другие мысли, вернее вопросы, в частности: что здесь произошло? где все остальные? и что им теперь делать дальше?

Ответов у Вадима не было… пока не было…

Над поляной завыл ветер, и спустя всего мгновение прямо из воздуха возник Путник.

— Повелитель, я позволил себе появиться без твоего зова, разреши, я объясню тебе.

Вадим, уставший от происходящего, молча кивнул головой.

— Деймос сказал правду, — снова заговорил Океан Ветров, — ты действительно долго отсутствовал. Наш с тобой разговор длился неделю.

— Что за вздор?! Неделю? Это просто не возможно, — недоверчиво косясь на Путника, сказал Вадим. — Человек должен чем-то питаться и хоть чуть-чуть отдыхать. Что-то я не припомню, чтобы мы во время нашей беседы сделали хоть мельчайший перерыв.

— Конечно, ты не помнишь, Повелитель, — спокойным тоном ответил Путник, — ведь твое сознание пребывало в других временах, наблюдая за событиями давно минувших лет, в то время как твое тело потребляло полагаемые ему для жизни калории, а так же необходимые часы сна.

— Хм… допустим, — все ещё не слишком веря в услышанное, изрек Вадим.

— За эту неделю трубингаки, ведомые, как ты знаешь, искусственным интеллектом, напали на гершемов и захватили красную планету.

Эта новость не вызвала у Вадима удивления. Честно говоря, он ожидал нечто подобного ещё тогда, когда находился в плену у гостей с Юпитера, поэтому промолчал, а Океан Ветров тем временем продолжал:

— Сразу после этого небольшой отряд трубингаков появился на кладбище. Превращая в пыль всех, кто вставал у них на пути, они похитили твоих друзей и напоследок уничтожили здание.

— И что нам теперь делать? — подала голос, молчавшая до этого Ликадана.

— Сейчас над нами нависла новая угроза, — молвил Путник, — искусственный интеллект. Если его не остановить, он покорит всех или уничтожит, это лишь вопрос времени.

— А как же Культ Гока? — спросил Вадим.

— Они не нападут без приказа Деймоса, Повелитель. Демон же уверен, что ты обратишься к нему за помощью в борьбе с искусственным интеллектом. Прошу тебя не делать этого, потому что это ловушка.

— Тогда как нам быть? Где искать помощи?

— Тебе придется освободить семь великих душ, Повелитель. Только они могут отличить иллюзию от настоящей реальности. Я помогу тебе в твоих странствиях, но о том, с чего начать поиски, поведают лишь гевридломы.

Глава 3. «Союзники»

— Прощайте! — сказал Фродо, низко кланяясь. — Думайте, что хотите, но я друг всех врагов Врага.

Джон Рональд Руэл Толкин

«Властелин Колец. Две крепости»

Вадим вспомнил прошлую встречу с Мон-Ти-Монгом.

— Это плохая идея, — сказал он.

— Других вариантов нет, Повелитель. К тому же оставаться на кладбище более чем бесполезно. Оно больше не играет возложенной на него роли.

— Точно, — подтвердила Ликадана, — я тоже это почувствовала.

— Да о чем вы вообще говорите? — не понял Вадим.

— Теперь, когда мы с тобой воссоединились, Повелитель, — начал Путник, — защитная магия освободилась, и ничто больше не удерживает души, погибших здесь искателей Проклятого города. Теперь скелеты обрели наконец-то долгожданный покой.

— Тогда почему Ликадана здесь?

Океан Ветров собирался ответить, но девушка-скелет опередила его:

— Да, фактически я мертва, а потому, когда связь, удерживавшая меня в этом месте, пропала, я должна была отправиться дальше. Но я чувствовала, что нужна ещё здесь, а потому сделала свой выбор и решила остаться.

— Теперь у тебя оказывается был выбор. А мне сказала, что ничего не знаешь.

— Выбор есть всегда, даже когда нам кажется, что его нет. И пусть это звучит фантастически, но в тот момент я и вправду не знала, будто память стерли, и вспомнила лишь сейчас.

— Спасибо, — сказал Вадим и, подойдя ближе, обнял ее. Было несколько необычно и диковинно, ведь он никогда прежде не обнимал кого-то, кто состоял из одних костей. — Спасибо, что осталась со мной. Скажи, а тебя не смущает эмм…

— Мой внешний вид? Нет. Когда заглядываешь за горизонт этого мира и видишь пред собой бескрайние просторы непознанной Вечности, понимаешь сколь малозначительно и ничтожно большинство наших мирских проблем.

Вадим помолчал с минуту, обдумывая услышанное, а так же прикидывая, всё ли из этого он правильно понимает.

— Повелитель, — сказал между тем Путник, — с этого момента я должен переместиться в Талисман Ветра на твоей руке. Я буду повиноваться и помогать тебе по средствам мысленных посылов.

Вадим кивнул, после чего Путник обратился в порыв ветра, и Грамматин почувствовал, как приятный холодок коснулся его правой руки.

— Идем, — сказал Вадим, первым покидая поляну.

«Пора привыкать, — думал он, когда они проходили мимо огромной дыры, оставленной трубингаками вместо одноэтажного здания, — в конце концов, чего со мной только не случалось…».

Неожиданно он наступил на что-то, укрытое от его взора высокой травой, от чего оступился и упал. Нащупав рядом с собой нечто, Вадим поднял его. Едва глазам человека предстала эта таинственная находка, как из горла вырвался полный ужаса крик.

Ликадана, отставшая ненадолго и теперь оказавшаяся позади, тут же поспешила на шум. Подойдя ближе, она обнаружила Вадима с неподдельным страхом на лице, сжимавшего в руке голову Бориса Борисовича.

Выпученные глаза покойного и перекошенный в страшной гримасе рот рисовали в воображении Вадима картины нечеловеческих мучений, что довелось испытать убиенному, прежде чем отправиться в мир иной. Сей же жуткий образ завершало выведенное на лбу неизвестной рукой послание, сложенное в окровавленные русские буквы:


ЕСЛИ ХОЧЕШЬ УВИДИТЬ ДРУЗЕЙ ЖИВЫМИ, ПРИХОДИ С АРТЕФАКТОМ В ЯОКЛИН


ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ


— Оставь его голову здесь, Повелитель, — прозвучал в ушах Вадима голос Путника, — его дух покоится в лучшей из форм Мироздания.

Мелкая дрожь, охватившая Вадима, сменилась злостью. Пытаясь сохранить трезвость рассудка и не позволить гневу ослепить его, он до боли стиснул зубы, медленно опустил голову обратно в траву, поднялся во весь рост, сделал глубокий вдох и произнес, глядя на Ликадану, сказанное им уже до этого:

— Идем.

Едва они миновали ворота, позади послышался звук, напоминавший потрескивание сухих палений в костре. Вадим обернулся — кладбище, охваченное неизвестно откуда взявшимся огнем, исчезало буквально на глазах, превращаясь в мельчайшие крупицы золы, уносимые прочь порывами ветра.

Вадим ещё долго смотрел, как сгорает в пламени капище. Его взор затерялся среди пирующей, всепоглощающей стихии, а мысли и вовсе блуждали где-то в недрах собственного подсознания, отчего в голове сложилось ощущение полной отрешенности и опустошенности…

Кисть Ликаданы аккуратно опустилась на его правое плечо и слегка потормошила, возвращая в реальность. От Кладбища Умерших Надежд уже не осталось и следа — на многие километры вокруг была лишь рыжеватая пыль пустынной Долины Смерти.

— Вадим, — девушка-скелет заглянула своими пустыми глазницами в глаза человека, желая узреть в них хоть частицу жизненного света, — ты меня слышишь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 419