электронная
144
печатная A5
507
18+
Наказания для мажоров

Бесплатный фрагмент - Наказания для мажоров

Версия 1.1

Объем:
224 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5512-5
электронная
от 144
печатная A5
от 507

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1 На краю

Сошлись воедино пути.

Шагают по жизни он и она.

Дети, счастье помогут найти.

Так было во все времена

Дорога жизни у каждого своя: с ухабами, поворотами, перекрёстками, развилками. У кого-то дорога ровная, как стекло, у кого-то наполненная ямами, что заставляет маневрировать, «крутится» по жизни. Кто-то сворачивает «не туда». Иногда эту ошибку сложно исправить. На перекрёстках люди встречаются, влюбляются, и хорошо, что удаётся разъехаться, когда согласия нет. На развилках дилемма: каждый желает дорогу прямую, но пугают преграды на ней, ведь трудности могут сломать плечи любому. Всё же падает выбор на ту, по которой шагать легко, важно при этом вписываться в повороты, чтобы не оказаться на «обочине» или «упасть» камнем в кювет. Человек сам определяет дорогу, дорогу жизни, которая у каждого своя.

По дорогам нашей бескрайней страны проносятся мимо и пересекаются судьбы людей. Столкновения могут привести к настоящим трагедиям. Впоследствии вспыхивают конфликты чаще всего только между теми выжившими и их родственниками, которые относятся к тому или иному слою населения. И те, кто могут подмять закон, будучи виновными, могут избежать (и избегают), казалось бы, неотвратимого наказания.

Такую несправедливость можно узреть, просто прочитав свежий выпуск новостей или просмотрев на сайте видеоролик. Разные интернет ресурсы ежедневно демонстрируют как, кто-то плюёт на закон, а кого-то за этот «харчок» вяжут по полной программе.

Таким негативом заполнена всемирная сеть. Добрые дела отодвигаются на задний план, потому что рассказывать о них скучно, и они не являются источником сильных эмоций на тему: «Да он неправ, да он козел!». Невольно из памяти всплывают слова старухи Шапокляк: «Хорошими делами прославиться нельзя!».

Лучше всего не реагировать (по крайней мере, не сильно эмоционально) на столь бездонный источник депрессии. Как, например, это делают обыкновенные рабочие, которым есть чем заняться. Они приносят гораздо больше пользы, чем какие-нибудь блогеры, ненавидящие мажора на гелендвагене, и при этом желающие им стать.

Люди, благодаря которым есть свет и тепло в наших домах не дают человечеству вернуться в средние века, в буквальном смысле. Об этих людях мы вспоминаем, когда в розетке пропадает электричество, причём вспоминаем не в лучшем «свете». Может, таким образом, они дают о себе знать? Нет, всё гораздо проще. Просто какой-то умник решил направить поток электронов в обход прибора учёта, или пьяный на грузовике снёс опору линии электропередач, или многое другое.

На страже наличия и безопасного применения более высокого напряжения, чем в обычной розетке, стоят энергетики, имеющие дело с киловольтами и с килоамперами. Двое из таких людей сапогами мнут мох, выжимая из него влагу. Они стараются идти в тени густого леса, в котором вырезана широкая и очень длинная полоса, чётко определяющая границы охранной зоны ЛЭП и ведущая по обширным просторам тайги Тункинского района республики Бурятия. Две тройки проводов, с помощью мощных кронштейнов, подсоединены к раскинувшимся «рукам» пирамидальных опор. «Линия» толстыми свисающими нитями повторяет подъёмы и спуски.

Кусты, успевшие за расчётный период стать выше человеческого роста, упругими ветками царапают светоотражательные полосы на спецодежде. Особый пошив и первосортная ткань не дают шансов кровососущему клещу, сбитому с высокой травы, пробраться к источнику «лакомства», манящего запахом пота. Комары и мошки не могут пробиться к лицу сквозь сеточку, свисающую с головного убора, похожего на шляпу.

Уже пройдено километров десять, немного осталось пройти. Закончился плотный строй кустов и вместе с ним очередной спуск. Глубже проваливается нога в мох, а выдавленная вода заливает сапог. Тяжелее становиться шаг, а впереди снова подъем.

Через пятьдесят метров, энергетики приступают к своим обязанностям. Один из них задирает сетку накомарника и фиксирует на шляпе с помощью липучки. Приоткрылось лицо. Оно принадлежит мужчине средних лет. Скулы ломают овал. Высокий лоб, границы волосяного покрова делают его квадратным. Нос, начиная со спинки широк и прямой. Губы тонкие без особенностей и без изъянов, как и прямой подбородок средней величины.

Перед тем как выполнить свою работу персоналу необходимо дать о себе знать, воспользовавшись единственным средством связи в этой глуши. Зажим спутникового телефона стукнулся об корпус, когда покинул нагрудный карман. Сорокасантиметровая антенна, толщиной с палец, разложена в два подхода (так как имеет два шарнира). После простых действий с кнопками, аппарат прикладывается к уху. Улавливающий элемент устройства не направлен вверх, а расположился горизонтально, почти касаясь плеча. Длинные гудки заканчиваются.

— Энергодиспетчер Тункинского РЭС Булгутов Баир Гамбоевич слушает.

— Инженер службы релейной защиты и автоматики Станислав Бойцов. Продолжаем обход линии сто десять киловольт от подстанции «Зун-Мурино» до подстанции «Култук». Живы. Здоровы.

— Хорошо. Вас понял. Как всегда: сеанс связи через тридцать минут.

— Конец связи.

Станислав отключает аппарат и трансформирует его в обратном порядке.

Напарником инженера, как нестранно, женщина с мужскими повадками и мускулами. Ещё бы, ведь обход линии по труднопроходимой местности порой непосилен человеку, причисляющему себя к сильной половине человечества. Всё же, её лицо весьма женственное и достаточно симпатичное для тех, кто любит «пожёстче». Девушка, в таком же возрасте, как и напарник, из нагрудного карман достаёт «склерозник» типа планшета. Ручка, перед тем как выпустить магнитное жало, ответила два раза на одно нажатие кнопки под большим пальцем.

Мужчина, открыв шире карие глаза, начинает осмотр опоры. Результаты визуализации переносит на уста:

— Опора номер триста пять. Отклонения от вертикального положения нет. Трещины и сколы в железобетонном фундаменте отсутствуют. Степень поражения коррозией сварочных швов и болтовых соединений в пределах нормы.

Кисти рук обхватывают бинокль, висящий на шее. Оптический прибор, окулярами приблизился к самому важному органу чувств. Взгляд, отяжелённый прямыми низкими бровями, нацелился в верхнюю часть опоры линии электропередачи. Без запинки, энергетик продолжает диктовать:

— Набросов нет. Обрыв и оплавление проволоки токоведущих проводов не обнаружено. Внимание! Отсутствуют несколько изоляторов на одной гирлянде. Остальные на месте. Почернений поверхностей стекла изоляции нет. Прозрачность великолепная. Отсутствующие элементы не угрожают обрыву вязки провода.

Записав дефект, девушка выдвигает предположения по поводу отсутствующих изоляторов:

— Здесь полно охотников. Если дичь оказалась проворней, то изоляторы становятся отличной мишенью.

Мужчина, не обратив никакого внимания на реплику, заставляет напарницу добить электронные буквы в планшет.

— Провис провода в пролёте между опорой номер триста пять и следующей за ней, не нарушает габарит.

Последняя буква вставлена в слово, и можно снова что-нибудь рассказать, очень, серьёзному коллеге с биноклем.

— Здешние мужики, лэповцы, рассказали одну мрачную историю. Дело было на линии тридцать пять киловольт. Она проходит вдоль реки Ока в межгорной котловине Саянского хребта. Какой-то Иркутянин с крутым спиннингом, на минтая пошёл. А ЛЭП в том районе гнилая, стоит на деревянных опорах — денег у нас веятели нет построить новую. В общем, сам знаешь. Одна из опор была сильно наклонена, от чего провис провода вышел за безопасный предел. Этому Иркутянину, перед тем как пройти поперёк пролёту, нужно было сложить спиннинг. Но так как он этого не сделал, получил разряд. Казалось бы, спиннинг выполнен из не токопроводящего материала, тем не менее, шваркнуло не хило так — насмерть. Горе-рыбак оказался большой шишкой в Иркутске. Начались «разборки». Лэповцев, кто отвечал за этот участок, уволили. Самое печальное то, что никто не удосужился выделить средства хотя бы для выправки или замены опор. Линия по прежнему «кривая» и стоит такой, по сей день. С тех районов трелюют тонны золота и нефрита — а денег, всё равно, нет!

Последнее предложения данного повествования, девушка произнесла очень эмоционально, как бы подчёркивая несправедливое отношение к коллегам, наверняка, так же выполнявшие обход с фиксацией выявленных дефектов, оставшихся без внимания со стороны руководства. Выпад напарницы, на мужчину не оказал эффекта. Он лишь только опустил бинокль на грудь, улыбнулся, и зачавкал мох под шагами.

Энергетики поднимаются на сопку. На вершине царствует стальная конструкция под номером триста шесть, держащая провода, не давая им сомкнуться в междуфазное короткое замыкание. Проплывающие облака касаются грозозащитного троса, соединяющего верхние пиковые точки опор. Ветерок на возвышенности более свободный, чем у подножья. Кедровый лес машет макушками на краю охранной зоны. Среди длинных, мягких иголок просматриваются неспелые шишки. Сырость на земле сменилась короткими ветвистыми побегами брусники, так же с зелёными плодами.

СМС сообщение прострелило пространство прямо в карман инженера. Смартфон, находящийся в вибро-режиме, корпусом защекотал грудь в районе сердца. Мужчина информирует позади идущего коллегу:

— Появилась сотовая связь. Осталось немного. Скоро придём

Незамедлительно рука нырнула в карман за устройством. От касания большого пальца ожил сенсорный экран. Десять пропущенных звонков от одного абонента ускоряет процесс ответного вызова.

Байкальская гавань

Прибайкальский район

Республики Бурятия

20 июня

16.00 по местному времени

Озеро «Байкал» омывает искусственный пляж на восточном берегу. Тысячи тонн песка скрывают каменистое дно, об которое били, когда-то, ноги туристы. В десяти метрах от берега растянулся кованый забор, ограждающий прогулочную зону. Две дорожки, уложенные разноцветной плиткой, разделены строем фонарных столбов, клумб и скамеек. Здесь же, с меньшей частотой, но с достаточным количеством, на равном расстоянии друг от друга расположились просторные беседки. Они выполнены в азиатском стиле с основательной шестигранной крышей, которую поддерживают шесть колон.

По дорожке, ближайшей к озеру, сверкая белыми кроссовками, прогуливается молодая мама в джинсовых шортах. Ясный день благоволит солнцу нанести загар на стройные ноги. Вечно ветреный Байкал сдувает излишнее тепло. Короткая толстовка спасает от пронизывающего холода. Воздушная масса с «моря» движется небыстро, трогает каштановые волосы и деликатно убирает их с утончённого подбородка; с губ, напоминающих бантик; с румяных щёк. Длинные пряди чёлки приоткрывают большие раскосые глаза, украшенные длинными ресницами и тонкой нитью бровей. Даже несмотря на то, что обладательница столь великолепных природных данных разменяла четвёртый десяток, внешность привлекает мужчин, идущих навстречу, Сильный пол не спешит познакомиться из-за наличия обручального кольца и детей, резвящихся рядом.

Двенадцатилетняя дочка, так же как и мама, ножками мерит температуру окружающей среды. Немного согревает джинсовая куртка с капюшоном и бейсболка, прибравшая длинные волосы. Младшему брату, похоже, комфортней, чем другим членам семьи. Он одет в спортивный костюм и ему даже немного жарковато.

В кармане толстовки завибрировал гаджет. Мама извлекает устройство и воздействует на сенсоры. Слово «муж», высветившееся на экране, привело к растяжению губ.

— Тихо дети! Ваш папа звонит.

Палец передвинул нарисованную телефонную трубку в зелёную зону. Движением головой освобождено ухо от прядей волос для разговора.

— Привет милый!

Станислав Бойцов с расстояния более пяти ста километров шлёт:

— Привет! Ты звонила? Что-то случилось?

— Нет. Что ты. Просто я соскучилась, да и дети тоже.

— Завтра заключительный день командировки.

— А у нас заключительный день отдыха. Думаю, приедем домой до твоего возвращения, если автобус не опоздает.

Станислав не упускает момент упрекнуть жену.

— Ну вот, в гараже стоит кроссовер, а ты и дети на автобусах рассекаете. Когда будешь сдавать экзамен на права?

— Мы это обсуждали. Я боюсь экзаменов и машины. Слушай, не порти день!

Муж резко меняет тему и озвучивает намерения по возвращению домой:

— В общем, завтра подмывай пизду и ноги, я уже в дороге!

От этого стишка девушка взбодрилась. Сон, что клонил весь день, куда-то вышел. И вот завелась «бензопила»:

— На тебя, эти чёртовы, командировки плохо влияют! Опять нахватался у мужиков разных словечек!

Стас преподносит горькую правду, защищая мужское население Тункинского района:

— Ты не поверишь. Об этом мне поведала женщина. Кстати, я с ней неплохо провожу время на просеке.

— Лучше, не заявляйся на порог, а то огрею чем-нибудь!

Звонкий голос дочери остужает накал страстей.

— Мама! Это папа звонит? Можно мне с ним поговорить?

Мамаша отдаёт смартфон дочери, надув губы отворачивается на Байкал. Снова обиделась, что бы опять остыть и простить. Тем временем дочь напоминает отцу:

— Привет, папа! А ты знаешь, что скоро у меня день рождения?

— Конечно, знаю. Как я могу забыть.

— Я хочу тот кулон, который мы видели в ювелирном магазине! Помнишь?

Стас в уме прикидывает насколько придётся подтянуть пояс после покупки. Дырок в ремне может не хватить. Но ответить отказом нельзя.

— А ты хорошо себя ведёшь?

Разумеется:

— Да!

— Мама говорит, что у тебя и так безделушек полно, которыми не пользуешься.

— Ой! Да, ладно!

Стас негромко хмыкнул в нос.

— Твоё «ладно» слишком накладно! Ладно, уговорила. Съездим с тобой в город.

И вот оно, звонкое:

— Ура!

Услышанный восторг, является подписью под неким обязательством. Отец подождал, пока выплеск радости не прекратится, и просит дочь об услуге:

— Передай, пожалуйста, трубку своему младшему брату.

Через секунду маленький мужичок произнёс:

— Привет, папа.

— Здорово, чемпион! Как у тебя дела?

— Нормально. Я соскучился.

— Ты даже не представляешь, как я соскучился! Ничего, скоро свидимся. А пока защищай наших девочек. А теперь дай мне поговорить с мамой.

Парень протягивает, снизу вверх, переговорное устройство. Молодая женщина боковым зрением замечает ручонку, держащую увесистый, для мальчугана, предмет. Стас слышит голос возлюбленной.

— Чего тебе надо?

— Женечка, ты обиделась? Не дуйся. Я же ведь шучу.

Женя протяжно выдохнула. Характерный выход воздуха, услышанный в динамике, Стас расценивает, как прощение.

— Теперь ты не сердишься?

— Нет, но не шути так больше!

— Мне нравится, когда ты сердишься. Ты такая сексуальная.

Короткие гудки зазвучали вместо ответа: «Пошёл ты!». Стас от улыбки обнажил зубы.

Молодая мама и её дети продолжили неспешный путь по набережной. В сегодняшнем плане: посещение маяка, до которого шагов десять. Это, пожалуй, самое высокое строение по эту сторону от федеральной трассы. Оно имеет цилиндрическую форму. Внутри него, сквозь вертикальные ряды арочных окон, дневным светом заливается винтовая лестница с четырёх сторон. На уровне третьего этажа балкон, замкнутый в кольцо, образует первую смотровую площадку. Балкон с меньшим радиусом находится этажом выше, где в стеклянной «колбе» заключён сам свето-испускающий прибор, накрытый сверху конусовидной крышей из красного профнастила.

К маяку пристроен домик из белого камня. Его двухскатная крыша, так же выполнена из красного профнастила.

Женщина с детьми приблизилась к крыльцу пристройки. На железной двери весит прейскурант цен, на те, или иные услуги, оформленный весьма красочно фотографиями разной тематики.

Мама, в уме рассчитывает остатки бюджета. С учётом оплаты билета на обратную дорогу домой, экскурсия на маяк состоится. После чего можно будет вернуться в гостиницу, растянуться на диване и насладится последними сутками отпуска, если конечно, дети позволят это сделать.

Инженер-энергетик и его напарница поднялись на очередную вершину сопки. Записав выявленные дефекты, приготовились к штурму ещё одной горы. За ней будет подстанция, где ждут коллеги.

Около сетчатого забора, оградившего подстанцию, протекторами вдавил дёрн автомобиль «урал». На его раме, помимо кабины, закреплена грузопассажирская будка, величиной как раз с половину грузового вагона. Из-под двери пассажирского отделения выдвинута железная лестница. В пяти метрах потрескивает костёр. Над пламенем парит котелок, подвешенный на крюк тагана.

Водитель урала на разложенном, походном столике готовит ингредиенты для будущего супа. Лезвие ножа с частым биением об разделочную доску мельчит морковку на пятачки. После, струя кипятка из носика кострового чайника выполняет дезинфекцию заточенной стали. На очереди — лук, со своим съедающим до слёз, нравом.

Остальные участники обхода линии используют свободное рабочее время более продуктивно, храпя на спальных местах просторной будки.

Скоро все соберутся в одной точке, не дадут ужину остыть, и чая будет вдоволь. Казённый дом приютит в последнюю ночь командировки. Наутро отправятся энергетики в далёкий путь — домой.

Посёлок Каменск

Кабанский район

Республики Бурятия

21 июня

18.00 по местному времени

Прошло чуть больше суток. Из них можно вычесть шесть часов пути. Впереди населённый пункт, он же — дом.

Посёлок рабочих, дымит в три струи седым выбросом, размером с атмосферный фронт — цементный завод экономит на фильтровании. Виден чёрный дым в километре от трёх исполинских каменных труб — дорожники запалили печь для изготовления асфальта. Только кирпичные трубы ТЭЦ не добавляют грязи в лёгкие, так как отопительный сезон закончился давно. Запахи свежевыпеченного хлеба десятки лет борются с менее приятными ароматами производства на улицах и кварталах этого небольшого посёлка городского типа.

Справляются ли многочисленные тополя, что растут на каждом шагу, от вредных примесей в воздухе? Этого никто не знает. К середине лета, пухом, как снегом, засыплются тротуары и газоны. С дорог его будут сдувать проезжающие машины с забитыми радиаторами и кондиционерами.

Несмотря на столь своеобразные условия для жизни, здесь живут обычные люди с обычными проблемами, радостями и многим другим, что есть в крупных городах. Только, возможно, среди населения присутствует чуть больше сострадания, чуть больше сплочённости, меньше жестокости и подлости.

Грузопассажирский урал съезжает с федеральной трассы на полосу торможения. Мигающий сигнал поворота соответствует манёвру. Железнодорожный переезд, открытым положением, не продлил мучительное ожидание встречи с семьями. Грузовик проглатывает участок пересечения, подпрыгивая на неровно уложенном резиновом корде.

За окном показался трёхэтажный жилой дом. Вновь отштукатуренные белёные стены, новая крыша кажутся очень знакомыми, несмотря на стремление коммунальных служб привести все дома к некому стандарту. Шофёр, в силу продолжительного стажа и не раз выполнявший развоз энергетиков по адресам их проживания, останавливает машину возле, того самого, подъезда.

С багажной полки спального отсека Станислав Бойцов стягивает рюкзак. Инженер, попрощавшись с коллегами стремиться покинуть, надоевшую за десять дней, зубодробительную будку. После пролёта расстояния от высокого борта до земли, шлёпаются подошвы сапогов об бетонную дорожку возле многоквартирного дома. Громче заворчал дизель, и грузовик тронулся с места.

Отъехала огромная тень, и закатывающееся солнце продолжило согревать бабушек на скамейке. Станислав вырос на их глазах. Кому как не им знать, что лучше для Бойцова младшего, чей отец скончался многие годы назад. Но у Станислава есть своя воля, особенно при выборе невесты. Ему наплевать, что старшее поколение, мягко говоря, недолюбливает его «половинку». Пенсионерки не упускают шанс в язвительной форме сообщить мужчине, входящему в подъезд:

— А твоя жена с детьми ещё не вернулась! Наверное, опоздали на автобус. Какая, всё-таки, безответственная мать.

Стас решает не вступать в перепалку и молча направляется к лестнице. Коснувшись обувью всех ступеней, любящий муж и отец брякнул ключами у двери квартиры. Эхом по подъезду разнеся стук механизма замка. Бесшумно открытая дверь впускает хозяина.

В квартире, действительно, пусто. Нет детского смеха. На кухне не шкварчит ужин. Духовка не испускает вкусный запах булочек. Жена не возмущается перед телевизором.

Рюкзак небрежно оставлен в коридоре. Пыль дорог, от неснятой обуви, ложится по залу за шагами к ближайшей розетке. Смартфон, с наглухо севшей батареей, получает энергию через подзаряжающий блок на «вилке». Спустя полминуты от сто первого нажатия на кнопку питания загорается экран. Стас открывает папку с контактами, нервно вбивает буквы в поисковое поле. Кнопка со словом «любимая» получает тепло. Вместо мелодии на вызове:

— Номер абонента выключен или находится вне зоны действия сети.

Градус беспокойства подскочил. Следующий абонент с именем «дочка» выбран в списке. Та же самая девушка говорит:

— Номер абонента выключен или находится вне зоны действия сети.

Грубостью одаривается владелица этого голоса

— Вот, сука!

Снова и снова глава семьи шлёт в пустоту сигналы. Может, у жены и дочери тоже сели батареи в телефонах, и для паники нет причин. Нужно прекратить бессмысленные попытки связаться, освободить свой смартфон для приёма звонков. Устройство со стуком корпуса об стеклянную поверхность подставки для телевизора оставлено в покое. Пока можно поработать руками: хотя бы снять обувь, а то жена будет нудить. Распустились узлы и расширились раструбы ботинок. Свободу получили конечности. Кажется, что с ног упали кандалы.

Громко жужжа, пополз смартфон к краю телевизионной подставки. Рука подхватила устройство в момент падения. Незнакомый номер высветился на экране. Стас спешит ответить:

— Женя! Это ты?

Звонящий человек забасил мужским голосом:

— Станислав Бойцов?

Первая мысль о страшном событии, ввинчивается в голову. Нужно подтвердить свою личность.

— Да. Это я.

— Здравствуйте. Меня зовут Взятков Акакий Иннокентьевич. Меня назначили следователем по дорожно-транспортному происшествию. Евгения Бойцова — ваша жена?

— Верно.

— Боюсь, у меня для вас, плохие новости. Ваша жена погибла.

Пауза повисла, как минута молчания. Становится страшно задать вопрос о других членах семьи.

— С ней было двое детей. Что с ними?

— Они. Они тоже мертвы. Дело в том, что пьяный лихач не справился с управлением и на повороте вылетел с дороги на тротуар, где находилась ваша семья. Произошёл наезд на пешеходов с последующим возгоранием автомобиля. В этой аварии не было шансов спастись ни у кого. Так что, виновник тоже мёртв.

Вместе с миром, что-то обрушилось в груди. Лицо, словно белёная стена фасада жилого дома, куда пришло несчастье. Застыли мускулы, что эмоций не ведать. Из широко открытых глаз пока нет слез. Возможно, шок или мужская стойкость сдерживает явное проявление печали.

Звонящий потерял контакт. Пытается его вернуть:

— Станислав! Вы меня слышите?

Теперь, вдовец, подключается к реальности. В голосе проявляется дрожь.

— Да. Я вас слушаю.

— Вам необходимо прибыть, с паспортом, на опознание в центральный морг города Улан-Удэ. Там с вами мы встретимся и запишем показания.

Стас с трудом принял дальнейшие инструкции.

— Я понял.

— Держитесь. Я соболезную.

После завершения разговора медленно увеличивается расстояние от уха до динамика смартфона, рука выпрямляется в локте. Гаджет, гладким корпусом скользнул по пальцам и спустя падение врезался в ковёр, чей ворс очень мягкий и всегда чистый. По нему ходили босые по утрам и после душа, самые красивые ноги. На нём любили играть дети.

Практически всё, куда не взглянешь, напоминает о ней. Каждая мелочь имела своё место в доме, от чего создавался уют и порядок. Дети, конечно, нарушали некую упорядоченность, но гармонию никогда.

Бездонная пустота поселилась в квартире минуту назад. Не менее пустой взгляд охватывает пространство. Наступает осознание того, что одиночества не избежать. В жизни образовался провал. Как же тяжело снова найти смысл и тем самым преодолеть эту пропасть. Самое главное не сойти с ума.

Длительная поездка и очень поганые вести клонят прилечь. Прогнулись пружины дивана. Подушка приняла голову, в которой путаются мысли. Усталость нагружает веки и плевать, что придётся спать в спецодежде.

Город Улан-Удэ

Республика Бурятия

22 июня

10.00 по местному времени

Как бы там ни было, наступил следующий день, по крайне мере для людей, у которых менее трагическая судьба, та, что привела к досрочному завершению «пути».

В самом глубоком закутке города Улан-Удэ построено здание. Оно не выглядело бы таким унылым и мрачным, если бы внутри кипела жизнь. Скудное количество персонала не сравнить с превосходящим количеством мертвецов, разложенных по холодильникам, каталкам и столам патологоанатомов. Микроавтобусы отечественного производства, припаркованные у широкого подъезда, признаками огромного пробега в виде пятен ржавчины, что проступили сквозь белую краску, соответствуют преклонному возрасту строения с обшарпанными стенами. Машины, принадлежащие этому заведению, не имеют опознавательных знаков, уж тем более специальных сигналов. Назначение этих газелей — вывозить тела, когда торопиться уже некуда.

День опознания отяжелён пасмурной погодой. Под ногами хлюпает грязь до самого крыльца. Скрежет шарниров входной двери (её нельзя назвать «парадной») провалился в длинный коридор. Ширина прохода достаточна для пропуска каталок, что покоятся у стены.

Скрип, похожий на свист, вылетел из-за угла. От туда же вышел человек в форме сотрудника полиции. Его круглое лицо лоснится на свету дневных ламп. Волосы короткие, чёрные, как сажа. Глаза маленькие, широко посаженные. Лоб невысок, нос средней длины. Большой рот имеет тонкую верхнюю губу и выступающую, даже отвислую, нижнюю губу. Круглый подбородок никак не выделяется, разве что, бородкой, что плавно переходит в усы и вместе с ними окружают отверстие для приёма пищи.

Страж порядка, тут же выдвигает предположение вошедшему гражданину.

— Станислав Бойцов?

В ответ, сухо и грустно:

— Да.

— Акакий Иннокентьевич. Я звонил вам. Примите мои соболезнования.

У человека, потерявшего семью, нет желания участвовать в предстоящей процедуре. Полицейский предлагает:

— Вы можете отказаться от опознания. Их тела сильно обгорели, да и потом, мы установили их личности.

— Каким образом?

— В день аварии на диспетчерский пункт дежурной части посёлка Турка, где находится курорт Байкальская гавань, поступил звонок из отеля. Администраторша сообщила, что у неё пропали постояльцы — это молодая женщина и её двое детей. Сопоставить факты: пропажи и гибели указанных лиц — не составило большого труда. По записям в журнале регистрации гостиницы удалось найти номер, где проживала ваша жена с детьми. Кстати, их личные вещи вы можете забрать в нашем отделении в Турке.

Станиславу, конечно, необязательно входить в помещение за спиною сотрудника. Но побольше воздуха в грудь и в последующем шаге проявляется твёрдость решения: «войти».

Изнутри помещения незнакомка толкает дверь. Свистнул скрип. Тридцатилетняя девушка за тёмными каштановыми волосами скрывает свою печаль. Большие, изящные глаза утопают в слезах. Капли «соли» скатываются по щёчкам до подбородка. Его узкая, утончённая форма соединила два ручья. Нос прямой, аккуратный, немного покраснел от частых всхлипов, сопровождающихся шмыганьем.

Девушка прошла мимо, чуть задев плечом Стаса. Он интересуется у полицейского:

— Кто это?

— Алина Проводникова. Жена виновника аварии. Приходила на опознание.

Невольно, в душе Бойцова, появилось некое отвращение к незнакомке, которое тут же прошло, поскольку она же ведь, не причём.

Собравшись с духом, Станислав, входит в комнату, где стены в кафельной плитке, как и пол. На мгновение может показаться, что попал в больничную палату. Но здесь нет реанимационных средств, кроватей и тумбочек, а лишь накрытые полностью тела, разложенных по столам.

По стройному силуэту муж понимает, что на одном из разделочных мест лежит жена. По двум малым фигурам отец по простому логическому выводу убеждается, что это дети лежат на двух других столах. Белые накидки, что скрывают последствия ДТП, испачканы просачившейся смесью из обожжённой кожи, крови и мышечной ткани.

Наступил очень тяжкий момент. Ноги волочатся к первому телу, лежащему, как и два остальных, на нержавеющем листе стали. Патологоанатом, после того как Станислав подошёл на опознание, берёт двумя руками край накидки у головы трупа.

Маслянистая субстанция потянулась за тканью. По мере открытия лица мёртвой жены дыхание вдовца становиться глубже. Некогда её густые волосы фрагментами видны. Некоторые пряди впаяны в кожу лба. Щёк почти нет. Белеют зубы, где полностью челюсти лишились рта. Станислав, по известным (только ему) признакам узнает свою жену.

Глава погибшей семьи отводит глаза. По-мужски сдерживает, и без того, скупую слезу. Дальше — дети. Повторное восприятие жуткой картины по отношению к дочери проходит легче, а вот чувство утраты глубже ранит душу. Процесс опознания на сыне уже стал вырабатывать привычку к виду мёртвого тела. Наверное, защитная реакция организма.

Станислав медленным шагом выходит из столь мрачного места на улицу. Взгляд поднялся к свинцовому небу, и требует ответа на вопрос: «за что?». Хочется заорать. Но только по одной слезы с каждого глаза окропилась влажная земля.

Посёлок Каменск

Кабанский район

Республики Бурятия

23 июня

15.00 по местному времени

Станислав по-прежнему стоек. Не дрожит мускул на лице даже тогда, когда всё время закрытые гробы постепенно опускаются на дно могилы.

От чего забарабанили гробы. От того, что родственники и близкие друзья по очереди кидают в могилу для трёх человек по горстке земли. Сейчас Бойцов испытывает, пожалуй, самые сильные эмоции в моменты ударов об крышки деревянных «саркофагов». Даже после того, как к засыпке приступили работники ритуальных услуг, этот барабанно-деревянный звук остался в голове.

В эти минуты ценность жизни выходит на первый план. Хочется, что бы таких процессий, не было вообще. Но это невозможно.

Бывший муж и отец отключился от реальности. Он смотрит сквозь людей, которые укладывают надгробные плиты, устанавливают памятники с лицами погибших членов семьи, увековеченных в мраморе. Оградка объединила их и сомкнулась в одном из углов.

Наступил глубокий вечер. В пустой квартире вместе с единственным владельцем поселился «зелёный змей». Винно-водочный запах вытеснил аромат привычного ужина в это время. «Она» всегда умела готовить. Сейчас, вместо красивой сервировки стола — ломаный хлеб, крошки повсюду, салат, который не удалось донести до рта; вскрытые консервы и бутылка водки во главе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 507