электронная
360
печатная A5
552
16+
Найти тебя

Бесплатный фрагмент - Найти тебя


5
Объем:
210 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-9880-1
электронная
от 360
печатная A5
от 552

НАЙТИ ТЕБЯ

БЛАГОДАРНОСТЬ

Вам, ищущим и находящим. Действующим и ждущим.

Любящим и любимым. Смелым и кротким.

Отдающим и принимающим. Вопреки обстоятельствам и времени.

Счастливым и смеющимся.

Благодарю вас за миры и вселенные, которые рождаются вновь и вновь.

Благодарю за прекрасное будущее и настоящее.

За настоящее и за эту энергию любви, которая течет через вас, включая свет в наших душах.

За доброту и энергию, дающую свет и рождающую новое и безграничное в этом лучшем из миров.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Звездолет получил сигнал бедствия из отдаленной планеты в одной из галактик.

В этой галактике жили потомки первых поселенцев, землян.

Среди них была группа людей, занимающихся секретными технологиями.

Главной задачей группы было защита планет от различных катаклизмов.

И что-то пошло не так один раз. Эксперимент дал сбой и произошло непоправимое.

Большой катаклизм мог уничтожить всю систему планет.

И тут пришла помощь. Помощь с Земли.

Это был звездолет, на котором прилетел человек, который, рискуя собой, и не задумываясь о последствиях, помог предотвратить катастрофу.

Человек с большим добрым сердцем. И он встретил на краю гибели любовь в невероятных обстоятельствах.

Любовь, для которой нет границ времен и расстояний.

Настоящую любовь, которая ждала его на другом конце Вселенной.

Главное — заметить ее и не пропустить.

Глава 1. Экспедиция

Стоя на взлетной полосе, он вспоминал, что на той планете это была она.

И окидывая взглядом свой корабль, он думал о ней.

На той удивительной планете он был счастлив, и это было навсегда — он унес в своем сердце любовь.

Сердце, которое билось в его груди, уже не принадлежало ему. Оно осталось там, вдали…

Он точно знал, что его ждут.

И ждет его она — та, которая дала ему осознание, что любовь открывает все замки и созидает Вселенную.

На этом спутнике Сатурна была шикарная база по самым совершенным технологиям, созданная велением времени. И его корабль готовился к длительному путешествию…


Прошло много времени после того, как произошло первое расселение с Земли.

В разных уголках нашлись похожие на Землю свободные планеты, на которых можно было жить, порой даже в более комфортных условиях, чем на Земле.

На планете в системе звезды N. была раса землян, сумевшая достигнуть высокого уровня, чтобы создать межгалактический союз среди планет в той части Вселенной.

Главной проблемой было то, что союзы планет, на которых можно было жить, почти теряли связь со своей прародиной — Землей.

Связь ослабевала, и люди (да, именно люди) на этих планетах развивались своим особенным путем, который порой был непонятен на Земле.

Это были высокоорганизованные существа, могущие то, что обычному землянину было не под силу: например, продолжительность жизни была в разы выше, чем на Земле, и при этом так мало было чувств.


Среди всех людей, населявших эти планеты, выделялись группы, создающие свои, особенные сообщества, в которых царили особый мир и любовь.

И их было так мало, что они могли не встретить за пределами своего круга никого, способного выразить какие-либо  чувства близости, кроме чувства всеобщего умиления достижениями своей цивилизации: аппаратами полета по воздуху, плавания под водой на большую глубину и многими другими техническими штучками.

Да, им всем было присуще одно качество — они достигли этих высот сами.

И на этой вершине никого не было больше — общество благоденствия просто было залито этой эйфорией самолюбования.

На этом фоне они забыли даже, что было совсем недавно.

Совсем немного лет назад они прибыли на эту планету с Земли, которая дала им многие технологии и разработки, которые жители системы звезды N. начали осваивать на новых планетах.

Союз Десяти планет (на самом деле четырнадцати) был олицетворением успехов в этой части Вселенной. И когда произошли обрывы связи с Землей, об этом никто сильно не жалел. Все развивалось очень хорошо и активно.

Они не были неблагодарны. Просто беспечность и эйфория от успехов затмевали глаза.

«Мы так много достигли!!!» — слышалось годами на всех советах старейшин.

И только самые мудрые с любовью и благодарностью смотрели на звезды, ожидая того часа, когда мать-Земля снова протянет руку своим детям.

Просто были закрыты пространственно-временные порталы уже много лет, несколько звездолетов исчезли безвозвратно в глубинах Вселенной в поисках путей к Земле.

Попытки продолжались после смещений осей галактик относительно центров, когда даже сигналы перестали доходить.

После периода времени около 100 лет, когда весь союз оформился в хорошую сеть, способную в этой галактике производить экологические технические аппараты, не влияющие на ресурсы.

В музее стоял первый звездолет, который первым опустился на поверхность первой планеты. Он был превращен в зал памяти, где можно было узнать о Земле и посмотреть видеозаписи о первых шагах на планете.

Среди технологий, переданных на борт звездолетов, была одна совершенно непонятная и ни разу не проверенная, но могущая менять мир.

Именно эти файлы в разных видах под грифом особой секретности охраняла группа Гравис (способные к различению). Это была группа, отвечающая за контроль за безопасностью планет.

Группа, имеющая особые привилегии.

Они носили на рукаве просто букву А, которая символизировала отношение к малозначительным на первый взгляд вещам, которые имели огромное значение в действительности.

Именно в этой группе и происходили все так называемые чудеса, которые появлялись на планетах: создание микроклиматов, усмирение бурь и передача данных с планеты на планету.

Именно здесь работал Альберт, который имел огромную мудрость и большое сердце.

Его семья жила недалеко, всего в полпарсеке от него, но это не мешало ему два раза в год проводить время со своей семьей, в которой подрастала веселая кареглазая девушка с черными волосами. По меркам сообщества она была слишком юна, чтобы участвовать в работе с высоким уровнем риска, которой занимался ее отец.

Внешность ее привлекала всех, она была среди разных жителей планет своей.

Она была коммуникабельна и спортивна и в свои 27 лет показывала достижения в разных сферах, и ей рукоплескали на многих форумах Межгалактического совета.

У нее были лучистые глаза и очаровательная улыбка.

Она покоряла мужчин, и много раз ей делали предложения, на которые она отвечала твердым нет, что приводило в разочарование.

Ее сердце знало, что Вселенная сама даст ей того, кто заполнит ее сердце до отказа…

И занимаясь исследованиями ближайшего космоса, Эльза часто встречалась на базах и общалась с людьми с литерой А. Они были в таких местах, куда для нее доступ был невозможен. Разговоры при ней велись на полутонах и с особыми терминами, которые все время ее притягивали своей загадочностью.

Хотя именно ее это привлекало. Почему-то другие и не замечали эту группу.


Поезд вздрогнул и медленно поплыл по рельсам.

Он ехал в этом вагоне, который несся вместе со всеми по твердым, твердым рельсам, и они вели его к месту назначения.

Вагон только был непохож на другие… Иногда это был микроавтобус с уютным салоном, а иногда и поезд или автомобиль, в котором все подчинялось его воле…

В шуме ветра за спиной и свисте с шипением колес слышалась мелодия движения.

Движения вперед, вперед без остановок.

Остановки, которая могла бы что-либо изменить в его жизни.

Только он уже не хотел остановки. Только вперед и вперед.

Только чтобы настоящая жизнь стала той реальностью, которую он видел во снах и жаждал всю свою жизнь.

Когда он что-либо искал, то, встречая препятствия, получал ответы.

Проходя через боль и порой отчаяние, он видел, что все в конечном итоге приходит к тому, о чем он размышлял постоянно.

Кто он и куда идет?

Что движет всем этим процессом? И кто управляет? И где то, что он искал постоянно, видя в каждом повороте судьбы возможность прикоснуться к ней? Прикоснуться к любви.


В группу принимали только после прохождения особенного теста, связанного с устойчивостью к стрессам.

Особенно на оставление в одиночестве и выполнение задачи до конца.

Эльза справилась с этим превосходно, обойдя многих претендентов на голову.

На астероиде, несущемся с огромной скоростью, надо было оставить маячок, который сигнализировал о выполнении задания, причем на спускаемом модуле, который не смог взлететь. Это было очень рискованно, и она справилась.

Правда, маячок перестал работать после взлета.

Никто не понял почему, пока не увидели, что в шлюзе корабля стоит сам маячок с куском астероида. Она просто выдрала его, взвалила на спину и принесла к кораблю.

Образец астероида был очень кстати для группы астрономов.

Все удивлялись этому. Как такая девушка смогла сдать экзамен на отлично?

Причем использовала все средства, для того чтобы поднять корабль с поверхности. Да, они не заметили, что корабль наполовину сломан, так как пришлось его слегка взорвать. Сила взрыва подняла на несколько десятков метров корабль, а астероид полетел дальше.

Капитанский корабль подошел ближе к кораблю Эльзы, и его подтянули в специальный шлюз для малых кораблей.

Когда массивная дверь закрыла космос от корабля и давление сравнялось, Эльза прямо вывалилась на пол отсека. К ней подбежали и, подняв с пола, сняли шлем скафандра. Она задорно улыбалась.

Да, экзамен сдан!

Покореженный кораблик был похож на сморщенную акулу, согнувшуюся от удара в живот.


Осмотр корпуса показал, что взрыв был сильный и корабль мог развалиться на куски.

— Как тебе удалось?

Эльза улыбалась — секрет есть.

Глава комиссии, подписав бумагу, пожал руку Эльзе и сказал:

— Вы молодец. Рад видеть вас в нашей команде!

Она была счастлива оттого, что все получилось. А ведь могла и болтаться в космосе еще долго.

Глава 2. Покрытая льдом

Легкий порыв ветра ударил в стекло. Он был еще слаб, этот первый порыв.

Следующий уже показал свою силу, и все стало трещать.

Она сидела в кресле, и пронизывающий холод сковывал мышцы.

Сделать ничего уже не было возможно.

Всего за три дня лед достиг вершины их холма.

И только в бункере станции слежения была возможность пробыть чуть дольше.

Иней уже покрыл ее ресницы, и она не могла пошевелиться.

Все воспоминания замерли в ее сознании. Аккумулятор почти сел от постоянных сигналов, которые посылала станция.

Она каждые двацать минут нажимала кнопку и посылала сигнал во Вселенную.

Рука бессильно опустилась на колени, и только краешком сознания, уже отключаясь, она услышала треск ломающегося стекла.

Холод проник во все щели всех убежищ на поверхности и даже под землей.

Это был просто космический холод, прорвавшийся через разбитый купол.

И с ним не поспоришь.

Станция слежения уже не работала, за исключением отсека на вершине холма, имеющего автономный режим работы и выход на поверхность.

Просто через стекло сигналы проходили на подсевших аккумуляторах.

И пришел мрак и холод, которого не было с давних пор.

И только лучи звезды этой планетарной системы отражались на поверхности льда, укрывшего всю материковую часть планеты.

И только в океанах оставалась жизнь, приспособленная к зиме.

Планета замедлила ход и с помощью хрупкой руки отправила последний сигнал во Вселенную.

Девушка опустила руку на кнопку и, нажав ее, не смогла дальше двигаться.

Сигнал о помощи был усилен кристаллической решеткой земли и был подобен голосу ребенка.

Заглушить этот голос уже невозможно было даже самому сильному антителу.


Пролетая над звездной системой в поисках потерянных миров, корабль сканировал планеты на наличие жизни.

И когда на экранах дисплеев появился сигнал о помощи, никто не поверил своим ушам и глазам.


Сигнал пришел из дальних уголков этой галактики, где никто не предполагал, что есть жизнь.

Корабль был совершенством техники и способен был преодолеть любое расстояние.

Имя корабля было удивительно и прекрасно — «Альфа Любви».


Когда до планеты оставался всего день перелета, произошло событие, которое коренным образом изменило все.

В конце послания удалось расшифровать три слова…

Они были на старом английском языке.

Когда компьютер выдал на мониторе их, то все решили, что это шутка переводчика.

Так как все остальное было трудно расшифровать…

«Спаси меня, Любовь», — это были три слова, значение которых было неоценимо.

Члены экипажа смотрели на монитор, как завороженные…

В дальнем уголке галактики была жизнь и форма ее, похожая на человека.

Потому что такие чувства могло испытывать только существо, обладающее душой. И причем душой, живой по-настоящему и знающей о великой силе Любви.

Все были настолько возбуждены посланием и его расшифровкой, что долго не могли успокоиться. Шум был во всех отсеках и на всех палубах.

Это был радостный шум.

Через час после получения и расшифровки послания объявлен был сбор на центральной палубе, где могли собраться все члены экипажа, кроме вахтенных. А это была добрая сотня с лишним людей, которые оставили свою планету практически навсегда с целью великого служения людям.


Алекс стоял перед людьми и улыбался. Его стройная фигура была подчеркнута комбинезоном. Он дал всем успокоиться и начал свою речь:

— Друзья, отправляясь в этот путь, мы оставили практически все на Земле ради поиска мест во Вселенной для наших потомков.

И вот в этот час у нас есть новость, которая подтвердилась всеми расчетами, анализами и запросами. Ради таких минут мы и отправились в это путешествие. В этом уголке Вселенной есть жизнь. Да и форма жизни очень на нас похожа.


Все стали восклицать: «Здорово! Класс!» Радостное возбуждение царило в зале.

— Да, друзья, мы всего в полутора днях пути от этой системы планет. Мы даже уходили обратно, не найдя ничего. Решение такое. Мы идем на контакт без подтверждения с Земли. Так как обратный сигнал придет только через три дня или более. Все службы с этой минуты работают в оперативном режиме. Подготовка к посадке сокращена до минимума. Посадочный модуль номер 1 возглавит… — взгляд командира остановился на отсутствовавшем, самом неординарном…

Грэг, услышав свое имя, даже вздрогнул.

Только и сказал: «Есть».

Все обернулись с недоумением на Грэга.


Ведь совсем недавно он взял маленького зверька, похожего на хомяка — вопреки правилам.

И этот зверек вдруг стал расти и вырос до размера собачки.

Представляете, что такое собачка с зубами, как пилы. Да и никого к себе не подпускал. Только Грэга.

Пришлось строить специальную клетку из особо прочного металла.

А на самом деле характер был добродушный.

Капитан, узнав об этом происшествии, наказал Грэга — не отправил на планету, которая была не населена, но подавала признаки жизни. И это огорчило Грэга.

В ближайший месяц высадки не предполагалось. И он загрустил.

А тут такое.

— Грэг, я к вам обращаюсь. Вы полетите в первом модуле, — сказал капитан. — Остальные под вашим руководством.

Грэг аж сглотнул слюну.

— Есть, капитан! — радостно ответил Грэг.

— И без фокусов, — добавил капитан строго. — Задача — определить причины катастрофы и спасти, что можно спасти, используя все наши технологии. На все у нас только 48 часов по бортовому времени. Приступать надо немедленно. На этой планете есть люди, похожие на нас. Я уверен, — сказал твердо капитан. — И мы должны оказать посильную помощь. Друзья, отсчет времени пошел.

Все разошлись по своим палубам.


Грэг зашел в свою каюту и зажег верхний свет.

— Выходи, я знаю, что ты здесь, — сказал Грэг улыбаясь.

Из кухни раздались шорохи, потом шлепанье лап, и вот из-за угла показалась серая морда с парой больших любопытных глаз.

Блеснули клыки, и вот уже вся эта смешная фигура, покрытая блестящей шерстью, показалась в дверном проеме и застыла в радостном ожидании.

— Мас, а Мас, подойди, что-то дам.

Эти слова всегда вызывали щенячий восторг у Маса, так как что-то очень вкусное ему доставалось после этого.

Он бросился со всех ног, и через пару секунд вкусное лакомство уже хрустело у него во рту.

Пока он ел, Грэг почесывал его за ушком и за бочок. Двойное удовольствие!

Грэг размышлял о предстоящей высадке на планету. Согласно инструкции и всем данным положение у планеты критическое.

Нарушение всех процессов и возможность остановки движения вокруг своей оси — все это было грустно. Обычно спасти в таком случае мало что было можно.

Только времени на обсуждение не оставалось или вообще не было.

Главное — найти источник, который послал сигнал, и там есть вероятность, что будут живые свидетели катастрофы. Для этого придется идти на небольшой высоте с риском столкнуться с препятствием.

И все это при освещении бортовыми прожекторами. Радиосигналы и эхолот что-то плохо работали в этой атмосфере, судя по данным с зондов.

Несколько зондов просто пропало при соприкосновении с поверхностью планеты. Бесследно!

И только пара, всего два из 24! Именно они и передали на борт все данные для высадки. И сигнал приходил с опозданием. Похоже, что электромагнитные бури были сильны.

На такой случай были два модуля со специальными двигателями, на которые не влияло электромагнитное поле. Возможно, только так можно будет взлететь с поверхности.

Сесть не проблема. Взлететь — вот вопрос!

Да, задача стоит сложная. И риск настолько велик, что это чувствуется в течение всей подготовки.

«Командир назначил меня неспроста. Понимая, что я приму неординарное решение и выполню задачу до конца. Хотя мог отправить в анабиозе на Землю — отрабатывать провинности…»


Когда они остались один на один, капитан сказал ему, смотря прямо в глаза:

— Твой отец был капитаном, и я, видя твои выходки, терпел все. Сейчас у тебя есть шанс все изменить… Задача нелегкая, и все-таки я верю в тебя. Причина? В тебе есть качества твоего отца. А он был моим лучшим другом.

Грэг удивленно поднял брови.

— Мой отец был вашим другом? Я и не знал, — удивленно проговорил Грэг.

— Да, это было почти 80 лет назад… Я даже не знаю, что случилось. Он был мне как брат. Когда я очнулся в шлюзе на полу, никого не было, кроме робота, который стоял и ждал команды. Ему было приказано дождаться моего возвращения и провести внутрь автоматического корабля, который делал регулярные рейсы между Солнечной и этой системой. На мой вопрос, где твой отец, металлический голос робота ответил: «Он нажал на рычаг снаружи…» Вот так, Грэг. Ты идешь в особо опасное место. Никаких гарантий. В случае успеха мы получим бесценный опыт размораживания.

— В смысле размораживания? — удивился Грэг.

— Планета резко замерзла — за неделю или больше. И мало кто остался в живых. Нам надо установить причину и не дать планете сойти с орбиты. Она может, сорвавшись, потянуть за собой и другие.

— Как другие? — еще больше удивился Грэг. — Здесь система? — допытывался он.

— Да, система — несколько планет. Только не знаем, возможно, и на них есть жизнь, — ответил капитан. — Это, видимо, то, о чем говорил и твой отец. Здесь переселенцы с первой волны с Земли. И они говорят на староанглийском языке. И об этом знаю только я — и теперь ты. Понимаешь? Какая удача — встретиться с ними и передать информацию на Землю.

У Грэга аж в горле пересохло.

«Вот так дела! Особая миссия, — мысль прямо обожгла мозг. — Мой отец и этот грозный капитан — друзья! А я-то думаю, почему он так пристально порой за МНОЙ наблюдал».

— За Маса не беспокойся — присмотрим.

«Понятно, все известно», — понял Грэг и опустил глаза.

— Я ведь капитан и должен знать все, что происходит на моем корабле, — улыбался капитан. — Приступай, времени мало — осталось не 48, а 36 часов. Зонды исчезли почти все. Так что тебе даю 18 часов на подготовку.

— Есть, капитан, — щелкнул каблуками Грэг.

За Грэгом закрылась дверь.


Капитан, уже обладающий колоссальным опытом, понимал, что, посылая людей каждый раз в смертельно опасные места, мог же и не увидеть их никогда.

Никогда.

Спасатели рискуют всем и даже своей жизнью.

Сама жизнь призвала их на выполнение этой миссии.

Они могли просто не вернуться никогда.

И поэтому с каждым подписывался меморандум об отказе от права обжаловать действия капитана, это было перед стартом корабля.

Иначе не выживешь на просторах Вселенной.

Движимые высокими чувствами, люди улетали вдаль космоса для потомков и в любой момент могли вернуться на Землю после двух лет путешествия, не раньше, в анабиозе. Только не было желающих возвращаться…

Это были высокоосознанные люди, души их стремились создать особое сообщество людей, связанных единой целью…


И через толщу времен он увидел, что прикоснуться к любви он мог только через ее руки.

Через прикосновение, которое запоминало его лицо.

Прикосновение, которое навсегда оставило печать, отпечаток ее пальцев на его лице.

Прикосновение было так же удивительно, как и их встреча.

Ничего ранее он не чувствовал и не мог понять, как это здорово.

Это создало поток энергии, которая стала наполнять его естественно от той нежности, которая была недоступна ему многие годы.

В диковинку было все. И руки, изящные и очень нежные, немного дрожащие.

И само прикосновение… Руки, которые помнят… Помнят его лицо, глаза, что ищут в толпе его глаза… Цвета неба. Ее сердце, которое бьется теперь в его груди и говорит с его душой…

Только они были в то мгновение самым лучшим ощущением, которое он имел за последние годы.


Странное слово — никогда.

Никогда то есть вообще нет.

В нем заключено и отрицание, и полное решение вопроса.

И тот, кто его говорит, не осознает, что полностью отрицать невозможно происходящее.

Есть то, что за гранью возможного и невозможного.

Так и сейчас. Никогда не сделать — это шаг, чтобы даже в немыслимых условиях помочь кому-то — такого не было на этом корабле.

Поэтому и назвали его — «Альфа Любви».

Это как первая любовь, сильная и нежная одновременно. Страстная и спокойная — на все надеется, всему верит.

В зале славы висели портреты и голограммы всех, кто уже не вернется на борт корабля. Может, в следующей жизни.

Их было уже несколько десятков. И когда Алекс заходил в этот зал, то с любовью смотрел на фото своего друга. Прошло ведь столько лет.

И видя в его сыне черты своего друга, он иногда просто любовался им, несмотря на его выходки, он улыбался внутренне — как же велика сила, передающаяся по крови.

Да, молодая кровь перебурлит, и он станет, как его отец, отважным и спокойным. Ему подсказывала это интуиция.

Осматривая корабль раз в неделю, он получал информацию и о Грэге.

Он тут что-то сделал, что-то починил.

Везде были следы его бескорыстной руки.

Это было бесценно. Настоящий сын своего отца.

И Алекс был уверен, что высадка на планету и результаты будут положительные.


Тем временем Мас доел вкусность и начал умываться с довольной мордочкой.

Грэг смотрел на него и ясно понимал, что его дружба с этим животным была настолько сильной, что, когда он взял этот маленький комочек в руку, и предположить не мог, что так все будет.

Грэга сразила непосредственность и даже своеобразная подчеркнутая благодарность этого существа по отношению к нему.

Этот зверек был очень интересным, как собачонка. Как он только ни смешил и ни веселил Грэга.

На его милой мордашке были вибриссы, которые смешно описывали круги, чтобы определять расстояние.


Он был настолько смышлен, что никогда не попадал на глаза команде.

В этой каюте он знал каждый уголок и мог замирать, чтобы его не заметили.

И поэтому только немногие знали о его путешествии на корабле.

Он просто остался жить благодаря большому сердцу Грэга, который вытащил его из погибающего дома — планеты, сотрясающейся в конвульсиях после развала электромагнитного поля.


В графике Грэга при подготовке к высадке было сорок минут для себя.

Это железное правило — хоть спи, хоть лежи, а должен сосредоточиться только на себе. И чем сложнее задача и опасней, тем ценность этих минут больше.

Предстояло упорядочить все внутри себя и создать высокий уровень энергетики — особенно психической, так как это главное в экстремальных ситуациях.

Грэг зашел в бокс и опустился на коврик на полу. Предстояло накопить энергию на все путешествие.

Свет погас, и только маленький фонарь фиолетового цвета освещал небольшое помещение. Было прохладно и хорошо.

Тихая музыка способствовала расслаблению. Грэг мысленно поблагодарил за все Бога и Вселенную: за возможности, и за жизнь, и за поиски, которые он ведет, помогая людям.

Его мозг быстро принял дозу медитации и уснул.

Сердце тихо стучало, и сонное состояние опустилось на него.

Что-то мелькнуло перед глазами и потом исчезло.


Грэг открыл глаза и с удивлением посмотрел вокруг.

Он был на берегу моря.

Расстегивая рубашку, он смотрел вдаль и улыбался.

Очень красивое зрелище — на горизонте море сходилось с небом, образуя купол.

Казалось, что все это одно и то же — единое пространство без границ.

Водная гладь искрилась под лучами заходящего солнца.

Цвета моря и неба переходили из одного в другой, отражаясь на поверхности моря причудливыми узорами.

Волны были небольшие, и стайки чаек мирно покачивались, рассуждая о сегодняшнем улове.

Потрогав воду ногой, он всмотрелся вдаль: если уж плыть, так к цели.

Ага, вон там фарватер для больших кораблей, обозначенный бакенами.

Он поднял руку ко лбу и посмотрел вперед, вглубь бесконечной дали.


Там что-то оранжевое покачивалось на волнах.

Это был бакен. Большой бакен.

Он медленно колыхался на поверхности, его прямо распирало от собственной важности.

Это сооружение с площадкой наверху, где можно постоять и оглядеться, главное, чтобы было за что ухватиться и залезть наверх.

«Туда доплыву и отдохну. Совсем недалеко», — подумал он.

Он был хорошим пловцом, и преодолеть такое пространство не представляло труда. Да и после жаркого дня хотелось размяться.

«Ой, как здорово — водичка что парное молоко», — подумал он, окунувшись по пояс в воду, взмахнул руками и нырнул в искрящуюся глубину моря.

И вот он уже плывет по морю, наслаждаясь окружающим миром.

Миром воды и воздуха. Миром, где спокойствие и размеренность царит всегда. А может, и не всегда…

Над ним было бескрайнее небо над головой. Солнечные лучи прорезали водную гладь, рассеиваясь по глубине и образуя феерию красок.

Стайка рыб проплыла рядом. Краб бочком полз по дну.

Такая вот идиллия.

Подводное царство живет по своему распорядку.

Он вынырнул и широкими взмахами рук стал удаляться в сторону бакена.

И вот совсем недалеко, рядом вынырнула любопытная афалина.

Он улыбнулся ей, и похоже, что она в ответ тоже.

Это она гнала рыб своим товарищам.

Потом все изменилось, и чайки, камнем падая, выхватывали рыбу из-под носа дельфина.

Где-то на полпути до бакена появились волны.

Большая туча, которую местные называют по-своему, выплыла из-за горы и накрыла море вокруг на сотни метров.

«Ясно, идет шторм, — увидев это явление в небе, подумал он. — Надо быстрей — там отдохну. На бакене».

Волны стали заплескивать лицо и затруднять дыхание.

«Ничего, скоро бакен», — размышлял он, отмахиваясь от ненужных волн руками, как от мух.

И вот уже рыжая штуковина приблизилась. Ближе и ближе.

И вот он уже совсем рядом с бакеном.

И что же он увидел.

Бакен, а точнее буй — огромная махина высотой с двухэтажный дом!

И до площадки наверху никакой возможности добраться нет.

Ни уступа, ни ступени, ни троса!

Поверхность самого бакена была покрыта слизью и ржавчиной — взобраться нет шанса.

Что же делать?

Где-то там, вдали был берег, и волны, все увеличиваясь, закрывали его от глаз.

А тут перед глазами махина — и никакого шанса на отдых.

Да, ситуация, еще и мысли, что энергии мало осталось.

Он лег на спину на минуту, чтобы дать отдохнуть рукам.

Зажмуривая глаза от набегавших волн, он лихорадочно размышлял над своим положением.

«Только к берегу — буду плыть, пока хватит сил. Может, кто и заметит».

А места здесь были не пляжные — людей не видно вообще.

Он этого и не знал. Да вряд ли бы его спасли.

Сделав несколько взмахов руками в сторону берега, он увидел его, такой далекий, на секунду, как тонкую линию на горизонте, и надежда освежилась в нем.

Обратный путь был похож на американские горки. То вверх, то вниз.

Когда он опускался вниз волн, то казалось, что сейчас сверху накроет — и все, и в ту же секунду взлетал вверх и видел медленно приближающуюся кромку берега.

А сил оставалось меньше и меньше…

И вот наступил момент, когда он думал, что плывет, а на самом деле…

Ноги уходили в глубину, и руки просто перебирали в воде…

Он медленно погружался в воду. Барахтаясь уже из последних сил и опустившись в воду так, что только нос и глаза были на поверхности,

он погрузился в странное состояние безвременья.

Все стало каким-то аморфным, и какие-то обрывки, вспышки сознания озаряли и гасли внутри него.

И вот неожиданно яркий луч ударил в лицо.

Он увидел себя как бы со стороны.

Себя, только в детстве.

Себя, тонущего в озере зимой.

Все смешалось — из-под воды он смотрел на небо.

Не было ни страха, ни беспокойства.

Он вспомнил, что это зима из далекого уже детства.

Он катался на санках на берегу реки, и на этот раз санки вылетели через дамбу. Он смотрел на этот полет… Все как в замедленном кино, свист ветра в ушах, треск ломающегося льда. И лучи трещин, разлетающиеся в сторону от места падения.

Он ничего и не понял.

Погружение было медленное, и вот уже из-под воды, наблюдая за лучами солнца, играющими в воде, он увидел руки, выхватывающие его.

Руки человека, который бросился вглубь полыньи не раздумывая.


Глубина здесь была около пяти метров, и выбраться никаких шансов.

Он удивленно смотрел на эти руки, сначала схватившие его, потом вытолкнувшие его с силой на лед. Он упал в полуметре от полыньи, ничего не соображая, оставаясь в раздумье — как красиво играли лучи солнца в воде…

Человек вывалился на лед и ползком потянул его по льду к берегу.

Он посмотрел на солнце и небо и потерял сознание.

И только солнечный луч коснулся его руки, и пальцы зашевелились…

Приоткрыв глаза, возле своей руки он увидел нечто большое.

Жить оставалось несколько секунд.

Секунды не ушли в его существо — они просто замерли в ожидании чуда.

Рука судорожно сжала пальцы — так и есть, что-то твердое.

Резко встрепенувшись, он понял, что это в реальности, вот совсем рядом.

Перед ним был предмет!

Это было что-то деревянное.

И вытолкнув свою руку на несколько сантиметров, он схватился за предмет.

Положив обе руки на предмет, он вздохнул полной грудью за последние полчаса. Поморгав ресницами, он обратил внимание, что он висит на деревянном брусе длиной метров пять, не меньше.

Слабо улыбнувшись и переведя дыхание, он стал размышлять: откуда здесь ему взяться — до берега далеко. Да и на берегу нет складов с пиломатериалами. Отдохнув на руках, он взобрался полностью на брус.

Лежа на брусе, он понимал, что ему послано свыше это спасение.

Людей нет, кораблей нет.

Только он и море.

Только он и брус.

Только он и небо.

Только он и берег вдали, к которому он бы не добрался, и вряд ли его кто нашел.

Отдыхая на брусе, он осознал, что на этой земле ему еще много чего надо сделать, и улыбнулся.

А тем временем волны все толкали брус в сторону моря.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 552