электронная
360
печатная A5
525
18+
Найти принцессу

Бесплатный фрагмент - Найти принцессу

Объем:
252 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4789-4
электронная
от 360
печатная A5
от 525

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Запись из бортового журнала

военно-десантного корабля «Юпитер»
от 12 декабря 2234 года
Командир корабля

Капитан Джон Рид

«Сегодня в 11.34 по бортовому времени менталами I ранга Кхан Шаваром и Кхан Дезедом было зафиксировано присутствие разума в зоне, свободной от полетов. После краткого совещания, в котором помимо меня и менталов приняли участие командир десантного отряда майор Демидов и начальник медсанчасти лейтенант Джефферсон, было принято решение установить источник ментальных импульсов».

Запись из бортового журнала

военно-десантного корабля «Юпитер»
от 14 декабря 2234 года
Командир корабля

Капитан Джон Рид

«После сорокачасовых поисков был установлен источник заинтересовавших нас импульсов. Им оказалась планета земного типа. После тщательной сверки с картами как человеческого, так и кибернетического производства стало ясно, что эта планета ранее нигде не упоминалась. После очередного совещания я при поддержке Кхан Шавара и Кхан Дезеда принял решение высадиться на неизвестную планету для ее исследования. Лейтенант Джефферсон при голосовании воздержалась. Майор Демидов был категорически против».

Запись из бортового журнала

военно-десантного корабля «Юпитер»
от 20 декабря 2234 года
Командир корабля

Рядовой Ли Цзян

«В связи с гибелью капитана Рида, а также многих других офицеров и солдат, майор Демидов принял решение покинуть планету, названную Кхан Шаваром Сиянием. Подробности произошедшего майор не сообщил, велев лишь подготовить корабль к отбытию к 20.00 по бортовому времени».

Запись из бортового журнала

торгового корабля «Профит»
от 4 ноября 2235 года
Главный пилот

Ганс Крюгер

«Сегодня, в 15.03 по бортовому времени, наши радары засекли слабый сигнал, исходивший из пределов демилитаризованной зоны. Как установили техники, данный сигнал исходил из спасательной капсулы типа „Миллинеум“, которые были сняты со всех кораблей около полугода назад. Мной было принято решение подобрать капсулу, в связи с чем курс был скорректирован».

Запись из бортового журнала

торгового корабля «Профит»
от 4 ноября 2235 года
Главный пилот

Ганс Крюгер

«Из подобранной спасательной капсулы был извлечен мужчина лет тридцати-тридцати пяти. Согласно найденным при нем документам, это майор Демидов с пропавшего около года назад военно-десантного корабля «Юпитер».

Корабельный врач, Эльза Херцог, произвела осмотр майора и не выявила у него никаких нарушений. Однако спасенный не отвечает ни на один вопрос, а питание ему приходится вводить внутривенно.

Согласно пункту 17 главы 3 «Кодекса торговых кораблей» мы прервали свой полет и взяли курс на военную базу «Орион», чтобы передать майора властям».

Глава 1

13 апреля 2298 год

Где-то в секторе Циклоп

Принцесса Наоми проснулась от резкого толчка. Распахнув свои широкие голубые глаза, она обнаружила, что вся обстановка в ее роскошной каюте, ходуном ходит. Принцесса отбросила одеяло и резко села.

— В чем дело? — требовательно спросила она у своей рабыни Клэр.

Клэр была человеческой самкой, и потому все эмоции ярко отражались на ее, еще девчачьем, лице. Именно по этой причине флораны так ценили рабов-людей: по ним сразу было видно, каково их отношение к хозяину. Сейчас же на лице девушки застыло выражение ужаса.

— Я не знаю, госпожа, — слабым голосом пролепетала Клэр.

Внезапно последовал еще один сильный толчок, и Наоми сбросило с кровати. Принцесса непременно бы упала на пол, если бы цепкие руки рабыни не ухватили ее за плечо.

Наоми поморщилась и, сбросив с плеча руку Клэр, выпрямилась. Девушка испуганно смотрела на флоранку, осознавая допущенную ей чудовищную ошибку. По законам флоранов рабы могли дотрагиваться хозяев только после прямого приказа последних. В противном случае их ждала смерть, зачастую в ужасных муках.

Наоми сморщила свой изящный носик, что служило признаком глубокой задумчивости. С одной стороны, эта грязная рабыня осквернила ее божественное тело, ухватившись за него своими грязными руками. С другой, плюхнуться лицом в пол тоже было не слишком достойно принцессы.

— На первый раз я тебя прощаю! — смилостивилась Наоми над Клэр. — Но если такое повторится, — она грозно воззрилась на рабыню, — то я велю живьем содрать с тебя кожу!

— Спасибо, госпожа! — кланяясь в пол, стала благодарить хозяйку девушка.

Наоми позволила ей сделать с десяток поклонов и, почувствовав возвращающееся чувство собственного достоинства, сделала небрежный жест десятипалой рукой, приказывая рабыне остановиться. Клэр, начавшая совершать очередной поклон, замерла в полусогнутом положении.

Теперь до нового распоряжения девушка должна оставаться в этой неудобной позе. А иначе меньшее, что ей грозит, — двадцать ударов плетью. Наоми с удовольствием взирала на свою послушную игрушку, пока не грянул очередной толчок. Пора разобраться, что происходит!

— Одень меня! — повелительным тоном произнесла принцесса, чуть отводя руки в стороны от тела.

Клэр резво бросилась выполнять поручение. Сначала она быстро, но тщательно вымыла руки в раковине, затем бросилась к сундучку, стоявшему в углу комнаты, и откинула его крышку. Внутри стояли коробочки с разнообразными ароматическими мазями, флаконы с духами и шкатулки с драгоценностями.

Девушка извлекла коробочку с ариванским кедровым маслом и открыла ее. Эта полупрозрачная субстанция придавала телу приятный аромат и сжигала жир на проблемных местах. Осторожно, чтобы масло не пролилось на пол, поставив шкатулку на пол, Клэр обмакнула в него свои руки.

— Поторапливайся, а не то я заведу себе новую рабыню! — раздался за ее спиной надменный голос Наоми.

Положение рабов в царской семье было незавидным, но та же участь в семействах обычных флоранов была еще хуже. Поэтому Клэр быстро вскочила на ноги и метнулась к своей госпоже. Затем она начала втирать масло в желтоватую кожу флоранки.

Сначала она нанесла его на ступни принцессы, затем на ее голени и бедра. Следом пришел черед ладоней и плеч, а за ними и лица. Наконец подошел самый важный этап — грудь, живот и лобок. Флоранки очень трепетно относились именно к этим частям своего тела, и случаи, когда рабынь жестоко наказывали и даже убивали за непочтительное к ним отношение, были далеко нередки.

Затаив дыхание и стараясь не обращать внимание на участившееся толчки, из-за которых кровать Наоми уже сдвинулась на несколько сантиметров, Клэр стала тщательно втирать масло в тело госпожи. Она чувствовала на себе цепкий взгляд голубых глаз, но держала себя в руках.

— Довольно! — наконец прервала ее принцесса. — Теперь украшения!

Девушка кинулась к раковине, чтобы отмыть руки от масла, затем к сундуку, закрыла шкатулку, которой только что пользовалась, и поместила ее обратно. Вместо нее рабыня извлекла несколько других коробок, в которых хранились любимые драгоценности Наоми.

Почтительно извлекая их из их вместилища, Клэр поочередно надевала их на свою госпожу. Первыми она украсила лодыжки принцессы, нацепив на каждую по золотому браслету с огромным манджарским бриллиантом. Затем рабыня повесила на грудь Наоми колье с россыпью ханапских изумрудов. Далее пришел черед множества золотых полосок, которые надевались на предплечья принцессы и защелкивались изящными замками, и ослепительных сережек, что украшали заостренные уши флоранки.

— Зеркало! — раздался новый приказ Наоми.

Клэр подбежала к шкафу, что стоял у двери в каюту, распахнула дверцу и извлекла наружу огромное круглое зеркало. С трудом удерживая его в руках, рабыня поднесла его поближе к принцессе, чтобы та могла оценить свой внешний вид.

Наоми долго разглядывала свое отражение, поворачивалась то одним боком, то другим, и ни капельки не обращала внимания на все усиливавшиеся толчки. Наконец она пришла к какому-то решению и произнесла:

— Теперь одеваться!

Клэр поспешно спрятала зеркало обратно в шкаф и извлекла оттуда несколько вешалок. Наоми небрежно окинула взглядом свои наряды и остановила выбор на одном из них. Рабыня убрала остальные обратно в шкаф и приступила к одеванию.

Сначала она спрятала стройные ноги принцессы под длинной, в пол, юбкой зеленого, как трава, цвета. Затем девушка заклеила синие соски флоранки звездочками, вырезанными из желтого картона, и уже собиралась приступить к надеванию маски на лицо Наоми, когда дверь в каюту неожиданно распахнулась, и внутрь ввалились трое флоранов.

— Прошу прощения, Ваше Высочество, — все трое склонились в почтительном поклоне, — но у нас чрезвычайная ситуация.

— Надеюсь, это действительно так, — процедила Наоми, — иначе вас ждет жестокая кара за то, что вы побеспокоили принцессу из-за пустяка.

— Как прикажете, Ваше Высочество, — не отрывая взглядов от пола, хором произнесли флораны. — Генерал Крак просит вас срочно прийти на капитанский мостик.

— Ну и чего ты медлишь, чертова кукла? — зыркнула глазами на Клэр флоранка. — Надевай маску скорее!

Клэр подскочила, как ужаленная, скрыла лицо своей госпожи под тканью и завязала тесемки на затылке особым узлом.


Принцесса Наоми появилась на капитанском мостике спустя пять минут и обнаружила, что весь личный состав корабля пребывает в состоянии, близком к панике. Посередине всего этого безумия возвышался генерал Крак, лихорадочно отдававший приказы.

— В чем дело, генерал? — надменно произнесла Наоми. — Почему вы хотели меня видеть?

— Ваше Высочество! — поспешно обернулся флоран. — Мы атакованы группой неизвестных! Думаю, вам лучше покинуть корабль в вашем личном катере!

— Вы хотите сказать, что кто-то осмелился атаковать флот флоранов? — несмотря на то, что макушка ее головы находилась на уровне груди генерала, именно принцесса смотрела на него сверху вниз.

— Более того, — слегка запинаясь, произнес Крак, — атакующие собираются брать нас на абордаж и, думаю, им это удастся. Прошу вас, покиньте корабль!

— Вот еще! — вздернула носик Наоми. — Наш флот — лучший в Федерации. Отец утверждал, что ни один из наших кораблей нельзя взять на абордаж. Раз вы считаете иначе, — она сузила глаза, — то властью, данной мне отцом, я отстраняю вас от командования!

— Слушаюсь! — отдал честь Крак.

— Полковник Лесл! — повернулась к заместителю генерала принцесса. — С этого момента вы — командующий эскадрой! Приказываю отбить нападение и уничтожить агрессоров!

— Слушаюсь! — Лесл вытянулся в струнку.

— Я буду в своей каюте. Доложите, когда все закончится! — распорядилась Наоми и, развернувшись, зашагала в сопровождении Клэр обратно.


По сравнению с огромными кораблями флоранов, достигавших и в длину, и в ширину, и в высоту десятков метров, вмещавшее всего четырех человек, да и то в лучшем случае, судно Повелителя казалось просто крошечным. Но именно в этом и было его преимущество.

Весь флот Повелителя состоял из таких вот маленьких звездолетиков, обладавших небольшой ударной силой, но с лихвой компенсировавших это высокой скоростью и маневренностью. Флораны вели огонь из всех орудий, но из двух сотен атаковавших их эскадру кораблей подбили всего один, а сами потеряли два из пяти звездолетов.

Корабль самого Повелителя находился на почтительном расстоянии от разыгравшегося сражения, и он следил за ним по экрану монитора. Еще полчаса максимум, и его цель будет достигнута!

— Группа Габриэля уже внутри флагмана! — повернулся к боссу второй пилот Ненад Сретенович, ответственный за общее взаимодействие всех кораблей Повелителя.

— Прекрасно! — улыбнулся тот, хотя под черной маской, плотно прилегавшей к его лицу, этого было не видно.

Повелитель опустил глаза вниз на свои затянутые в такого же цвета пластик ноги и руки. Что ж, принцесса Наоми практически в его руках, а это значит, что остался всего один шаг, и его план полностью осуществится!


— Всего в плен взято около трех тысяч флоранов! — рапортовал довольный Габриэль, улыбаясь своей щербатой улыбкой.

Этот уже довольно пожилой мужчина с небольшим брюшком, огромной блестящей лысиной и густой черной бородой был одним из самых преданных подручных Повелителя. Да, определенно он сделал правильный выбор, когда вытащил Габриэля с его захолустной планеты!

— Отличная работа, Габриэль! — решил похвалить наемника Повелитель. — Твоя доля за сегодняшний бой будет удвоена!

— Благодарю вас, Повелитель! — склонил голову мужчина. — Но я сражаюсь не из-за денег!

— Вот как? — честно признаться, Повелитель был удивлен. — А из-за чего же?

Габриэль окинул взглядом капитанский мостик флагмана флоранского флота, где они сейчас находились. Вокруг суетились люди Повелителя, пытавшиеся разобраться с неведомой до этого для них техникой. Периодически корабль дергался то вверх, то вниз, то вправо, то влево, а следом за этим следовали громкие нецензурные выражения в адрес «этих десятипалых мерзавцев», придумавших столь мудреное управление.

— Вот уже два столетия, как человечество вышло в космос и встретилось с представителями других цивилизаций! — тяжело вздохнув, ответил Габриэль. — Когда-то люди мечтали заселить другие планеты и создать целый конгломерат из освоенных ими галактик. А что в итоге?

— И что же? — спросил Повелитель, прекрасно знавший ответ на свой вопрос.

Именно эта причина и заставила его придумать свой план. Человечество вышло в космос, полное надежд на светлое будущее, а попало в кабалу к четырем другим, более старым, расам. Менталы, кибернетики, флораны и поверфулы поделили все заселенные людьми планеты на секторы влияния, и теперь не одно сколько-нибудь важное решение не могло быть принято без согласования с Советом Четырех.

— Мы вынуждены прислуживать этим уродам! — злоба так и кипела в Габриэле. — Они используют нас как пушечное мясо в своих войнах, заставляют нас работать на их фермах и заводах, продают многих из нас на рынках рабов как скот!

Повелитель знал, что для Габриэля это не пустые слова: он сам пережил подобное. Когда ему было десять лет, семья будущего наемника разорилась и была обращена в рабство за долги. Самому мальчишке повезло: на судно, перевозившее его, напали пираты и освободили всех рабов. Но свою семью Габриэль с тех пор так и не видел.

— Что ж, — Повелитель положил руку на плечо своему помощнику, — не знаю, утешит тебя это или нет, но очень скоро со всеми ними будет покончено!

— Именно поэтому я и пошел служить к Вам, — склонил голову наемник. — Только Вы способны освободить человечество!

Да, именно такова его конечная цель, но на пути к ней есть еще одно маленькое препятствие, и его необходимо устранить! Мысли Повелителя поскакали через миллиарды световых лет туда, где находилась его следующая жертва. Интересно, каково ему сейчас, постарел ли он или, как и над Повелителем, время над ним не властно?

Тряхнув головой, Повелитель загнал эти вопросы подальше вглубь своего подсознания и сосредоточился на насущном. Выяснив, что принцессу Наоми держат в ее собственной каюте, он в сопровождении трех телохранителей отправился туда.

Флагманский корабль флоранов действительно поражал воображение своим размерами: широкие коридоры, по которым вполне мог пролететь планетарный флаер, огромные гравитационнные платформы, служившие для перемещения солдат и техники между уровнями, и комфортабельные зоны отдыха, в которых человеческие рабыни ублажали флоранов в период длительных перелетов.

Заглянув в одно из таких помещений, Повелитель обнаружил, что освобожденные девушки благодарят его солдат единственным доступным для них способом. Куда бы он ни кинул взгляд, ему всюду попадались обнаженные груди и бедра, ритмично покачивающиеся в танце страсти.

Сначала командир наемников подумал о том, чтобы прекратить неуместное в данный момент развлечение, но затем отмел эту мысль. Его, не насчитывающий и тысячи людей, отряд за считанные часы сломил сопротивление десятитысячной эскадры могущественных флоранов. Конечно, на то были и объективные причины, но все-таки наемники заслужили эти минуты приятного отдыха. Еще несколько секунд полюбовавшись на обнаженные девичьи тела, Повелитель развернулся и продолжил свой путь.

По мере приближения к каюте принцессы, все явственнее проявлялись следы отчаянного сопротивления экипажа корабля. То тут, то там в начищенных до зеркального блеска стенах виднелись зияющие дыры с оплавленными краями — результаты выстрелов из плазмоганов и бластеров.

— Они отчаянно сопротивлялись! — прокомментировал следы борьбы один из телохранителей, Нестор Кронов. — По-видимому, за свою принцессу они готовы умереть, не задумываясь.

— Это ее не спасло! — ответил Повелитель, останавливаясь около безжизненного тела, распростертого на белом полу.

Это был один из флоранов, о чем свидетельствовали желтый цвет кожи и десятипалые кисти. Еще одним бесспорным признаком этой расы служили огромные голубые глаза, занимавшие чуть ли не половину их лица, однако у этого представителя их вида глаз не было вовсе. Как и головы. Вместо нее на стенах и полу было месиво из мозгов и крови алого цвета.

Повелитель присел на корточки и опустил закованный в непроницаемый пластик палец в небольшую лужицу, расплывшуюся под и рядом с телом. Он не мог попробовать на вкус эту жидкость, наполнявшую артерии и вены флоранов, но был уверен, что у нее тот же вкус, что и у человеческой.

— Странно, не правда ли? — он поднял голову вверх на застывшего рядом Нестора. — Они отличаются от нас и цветом кожи, и строением тела, и расположением внутренних органов. Но при этом кровь, что наполняет их тела жизнью такая же, как и у нас.

— Это важно? — бодигард не мог понять, к чему босс затеял этот разговор.

— Возможно, — поднимаясь на ноги, задумчиво ответил Повелитель. — Но, думаю, скоро мы получим ответ на этот вопрос.

Лицо Нестора не выражало никаких эмоций, кроме скуки. Было очевидно, что он из той категории вояк, что не задумываются ни о чем, кроме войны. Именно такие и составляли костяк пока еще маленькой армии Повелителя. Ему было ни к чему, чтобы его люди задумывались о каком-либо сходстве с другими расами. Это могло погубить весь его план.

— Ладно, идем дальше! — распорядился Повелитель.

Больше он не останавливался возле тел флоранов, чье количество росло по мере приближения к каюте принцессы. Впрочем, периодически попадались и трупы людей, и возле них Повелитель замирал на минуту-другую.

На самом деле ему было плевать на них, но солдаты должны были думать, что он искренне переживает за каждого из них. Поэтому Повелитель скорбно склонял голову и иногда даже произносил небольшую хвалебную оду в честь героев, павших за свободу человечества.

Наконец они добрались до покоев принцессы. Дверь, ведшая в них, была открыта, и Повелитель сразу отметил, что комнатка не такая уж и большая. Он знал, что это соответствует традициям флоранов: члены правящей династии всегда занимали самые маленькие каюты на звездолете, выказывая, таким образом, уважение к экипажу.

Вся обстановка апартаментов царствующей особы состояла из: шкафа рядом с дверью, в котором сейчас зияла огромная дыра, сундука с побрякушками принцессы в одном из углов и кровати напротив них, где и покоилась в данный момент Наоми. Ее руки и ноги были связаны обычной веревкой, рот плотно заклеен лентой, а поперек туловища шел большой ремень, приковывавший ее к постели.

— Она брыкалась, царапалась и кусалась! — ответил на немой вопрос начальства Нестор. — Анхеля Гарсия даже пришлось отправить к врачу — она прокусила ему мизинец до кости!

— Характер показывала, — понимающе кивнул Повелитель.

Он приблизился к кровати и сел на ее краешек. Принцесса с ненавистью в глазах взглянула на мужчину и промычала что-то невнятное.

Повелитель не обратил на это никакого внимания. Он провел ладонью по животу пленницы, от чего она задергалась еще сильнее, а затем сорвал золотистые звездочки с ее сосков. Они и впрямь были синие, как и говорилось в легендах.

Принцесса задергалась и завертелась, пытаясь перевернуться на живот, и Повелителю пришлось отвесить ей пощечину. Удар был настолько силен, что флоранка на несколько секунд даже потеряла сознание. Зато когда она очнулась, в ее глазах была уже не жгучая ненависть, а смесь унижения и покорности.

Решив убедиться в этом до конца, Повелитель сильно сжал левую грудь принцессы. Та не стала брыкаться, а лишь закрыла глаза, и по ее щекам потекли слезы.

Нет для флоранки большего унижения, чем то, которому только что подверг принцессу Повелитель. Даже своим мужьям они не только не позволяют трогать грудь, но даже скрывают их под такими вот звездочками или чем-то подобным. А уж если позволить увидеть это самцу человека — это немыслимо!

Внезапно позади Повелителя послышался шум борьбы. Обернувшись, он увидел двух своих телохранителей, пытавшихся удержать юную девушку, рвавшуюся в каюту. На вид ей было лет семнадцать-восемнадцать, но глаза свидетельствовали о многих пережитых невзгодах.

— Отпустите мою госпожу! — кричала девушка, вырываясь из цепких захватов мужчин. — Не делайте ей больно!

— Вы, что, не сказали ей о том, что она свободна? — глаза Повелителя, скрытые маской, запылали от гнева.

— Мы все ей сказали! — воскликнул Нестор, в страхе падая на колени. — Но она отказывается признавать это и уже в четвертый раз пытается прорваться к принцессе.

Повелитель слышал о таком: некоторые рабы настолько привыкают к своему положению, что не мыслят себя свободными. Они уже не представляют себе другой жизни и не покидают своих хозяев.

— Ладно, черт с ней! — махнул рукой Повелитель. — Если она хочет жить как животное, пусть живет!

Охранники тут же отпустили девушку, и она по инерции пролетела несколько шагов и упала на колени. Не предпринимая попыток подняться, она на четвереньках подобралась к своей хозяйке и громко разрыдалась.

— Смотрите, чтоб она не развязала принцессу! — с отвращением глядя на рабыню, произнес Повелитель. — Будет дурить — пристрелите!

Охранники неуверенно переглянулись, потом посмотрели на девушку, затем на босса. В их головах явно шла мучительная борьба, но никто не осмеливался озвучить свои сомнения. Наконец Нестор с волнением погладил свой подбородок и произнес:

— Но, Повелитель, … — он запнулся, но нашел в себе силы продолжить. — Она ведь человек! А мы не убиваем людей.

Радуясь, что его глаза сокрыты от подчиненных, Повелитель возвел их к небу. Как же ему надоели эти болваны, готовые растерзать любого представителя чужой расы, но при этом не желающие причинить даже малейший вред особи своего вида!

Однако нужно быть сдержанным и заставить их поверить, что это необходимо.

Тяжело вздохнув, словно на него взвалили неимоверный груз, Повелитель подошел к Нестору и положил руку на его могучее плечо.

— Да, вы правы, — полным скорби голосом произнес он, — она — человек. Но только биологически! — подняв вверх указательный палец правой руки, добавил он. — Разумом же она превратилась в безвольную куклу, позволяющую этим тварям делать с собой все, что пожелают их грязные душонки! Я переживаю за нее не меньше вашего и приложу все силы, чтобы вернуть ей разум. Но если она попытается помочь врагам нашего вида, то сама превратится во врага. А то мы делаем с врагами? — уже почти крича, спросил он.

— УНИЧТОЖАЕМ! — хором ответили телохранители.

Уф! Кажется, он убедил их. Теперь ни у одного из них не шевельнется червь сомнения, если придется убить эту дуру.

В этот момент размышления Повелителя были прерваны громким писком. Вскинув правую руку, он взглянул на индикатор энергии. Тот тревожно мигал красным. У него осталось не больше получаса на то, чтобы вернуться в свой корабль, иначе…

О том, что будет иначе, Повелитель предпочитал не задумываться. Он жестом велел двум охранникам остаться в покоях принцессы, а сам в сопровождении Нестора отправился обратно.

— Где пленники? — на ходу спросил он.

— Мы согнали их в Зал для песнопений, — отрапортовал Нестор. — Все они обездвижены, но зарядов в парализаторах надолго не хватит.

— Что ж, тогда мы их отпустим! — злорадно ухмыляясь, произнес Повелитель.

Удивленный таким решением босса, телохранитель остановился. Повелитель, успевший сделать еще два шага, круто развернулся и воззрился на наемника. А тот никак не мог понять, была ли последняя фраза шуткой или нет.

— Мы их отпустим, — повторил Повелитель. — В космос. Без кораблей. Без скафандров.

Лицо Нестора прояснилось: до него дошел весь смысл коварного плана командира. Его губы поплыли вверх, он улыбнулся, а затем громко расхохотался.

— Вы — милосердный Повелитель, — вытирая слезы в уголках глаз, произнес Нестор. — ОТПУСТИМ! ХА-ХА-ХА!

— Да, я такой! — без тени улыбки ответил Повелитель. — А теперь идем на корабль.

Он быстро зашагал вперед, а Нестор, продолжавший тихо посмеиваться, последовал за ним.

Глава 2

15 апреля 2298 год

Планета Марево

Зал Совета Четырех

Брун, заместитель фракции поверфулов в Совете Четырех, с тревогой наблюдал за выступлением председателя флоранской группы, генерала Зэбра.

— Если принцесса Наоми не будет найдена в течение ближайших двух месяцев, мы выйдем из Договора о разоружении! — громко возвещал генерал с трибуны.

— Но постойте, Зэбр, — попытался урезонить его кибернетик Киберджек Тридцать Восьмой. — Мы скорбим вместе с вашим народом. Это ужасная трагедия! Но не стоит принимать поспешных решений!

— СКОРБИТЕ?!! — генерал расхохотался как безумный, а вместе с ним и все его сородичи. — ВЫ НАПОЛОВИНУ МАШИНЫ И НЕ МОЖЕТЕ ИСПЫТАТЬ ВСЕ ТО ГОРЕ, ЧТО ОБРУШИЛОСЬ НА НАС!!!

Зря генерал это сказал. Многие тысячелетия назад кибернетики в попытках обессмертить себя соединили свои сознания с компьютерами. Это позволило им жить фактически вечно, лишь изредка заменяя чип у себя в голове, но лишило их большинства эмоций, присущих другим расам. Из-за этого кибернетики (сами они, конечно, в этом не признавались) чувствовали себя ущербными, и любое упоминание об этом их дефекте порождало в них ярость, хотя никто не мог понять, как машины могут испытывать ярость.

— МОЖЕТ, МЫ И НЕ ИСПЫТЫВАЕМ ЭМОЦИЙ, — вскочил со своего места Киберджек Тринадцатый, — НО ЗАТО МЫ НЕ ОБДЕЛЕНЫ РАЗУМОМ! В ОТЛИЧИЕ ОТ ФЛОРАНОВ!

Дальнейшая дискуссия грозила перерасти в драку, а то и в перестрелку: Брун видел, как несколько флоранов уже потянулись к своим бластерам. Нужно было срочно спасать положение!

Брун кинул взгляд на своего друга, ментала Кхан Джана, и медленно опустил голову. Кхан Джан мигнул, давая понять, что все понял, и шепнул что-то на ухо сородичам, сидевшим по бокам от него. Те немного удивленно посмотрели на Джана, но затем прикрыли веками глаза.

Брун прямо-таки физически почувствовал, что воздух вокруг наполняется спокойствием и умиротворенностью. Кипевшие на двух из четырех трибунах страсти стали стихать, а принимавшие участие в споре кибернетики и флораны обмякли и опустились на свои места.

— Дорогие друзья! — убедившись, что обстановка окончательно стабилизировалась, взял слово Брун. — Сейчас не подходящий момент для внутренних распрей и разногласий. Нам грозит неведомый нам враг, и только объединив усилия, мы можем его победить! Уверен, что каждая раса приложит максимум усилий для поиска принцессы Наоми: задействует свою агентуру, пошлет флот в район пропажи звездолетов и многое другое! А теперь я объявляю сегодняшнее задание закрытым! Следующее состоится через месяц. До встречи! — он сошел с трибуны и быстрым шагом покинул Зал.

Через считанные секунды за ним потянулись остальные поверфулы и менталы, возглавляемые братом Кхан Джана, Кхан Шуром. Кибернетики же, равно как и флораны, подвергшиеся психоудару, остались сидеть, а кто и лежать, на своих местах.

Брун миновал коридор с высокими потолками, которые подпирали мраморные колонны, вошел в гравитационный лифт и поднялся на смотровую площадку. Отсюда открывался великолепный вид на планету, ставшую пристанищем для Совета Четырех.

Вдалеке, чуть ли не у самого горизонта, толпились грозовые облака. Возможно, там сейчас шел дождь, один из редких на этой планете дождей. Температура на ее поверхности была столь велика, что капли, падавшие с неба, не достигали почвы, а испарялись еще в воздухе.

Из-за такого жестокого климата Марево была необитаема. Здесь водились лишь некоторые микроорганизмы, сумевшие приспособиться к суровым условиям. Но ни о каких растениях или животных речи не шло. Земля была высушена до такой степени, что трескалась, образуя все новые и новые расщелины.

Брун представил, каково было бы сейчас оказаться там, под обжигающими струями горячего воздуха и беспощадными лучами палящего солнца. Кожа немедленно начала бы покрываться волдырями и трескаться, кровь в жилах бы закипела, и уже через считанные минуты от него не осталось бы и следа.

А ведь возможно именно это его и ждет. Он и Кхан Джан выиграли месяц спокойствия, но едва он завершится, как флораны и кибернетики осознают, что с ними произошло. В лучшем случае они потребуют найти и наказать тех, кто совершил с ними такое, а в худшем… В худшем начнется новая война — война всех против всех.

За спиной Бруна послышалась мягкая поступь, присущая только менталам. Даже не оглядываясь, поверфул понял, что это его надежный друг и соратник.

— Любуешься на то, что нас ждет? — облокотившись на перила, спросил Кхан Джан.

Брун не ответил. Здесь, под специально возведенным куполом, они были в безопасной прохладе, и он намеревался сделать все, чтобы избежать ссылки за его пределы.

— Нам нужно найти хоть какой-нибудь след, — произнес, наконец, поверфул. — Ну не могла же целая флотилия флоранов исчезнуть без следа?

— Кто знает? — философски пожал плечами Джан и повернул свое трехглазое лицо к другу. — Вселенная хранит еще много тайн, и, возможно, принцесса Наоми стала жертвой одной из них.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурил густые брови Брун.

Ментал не стал торопиться с ответом. Он вновь уставился взором в далекие дали. Краткий ливень, так и не подаривший почве прохладу, закончился, а ему на смену пришла пыльная буря. Пока она еще только набирала обороты, но спустя час снаружи видимость упадет до нуля.

— Ты никогда не думал, почему эта планета так горяча? — заговорил Джан в тот момент, когда Бруну казалось, что он уже не ответит.

— Думал, конечно, — пожал плечами поверфул. — Это аномалия известна даже людям. По всем параметрам, Марево должна быть пригодна для жизни, но по неведомым причинам такой не является.

— Вот и я о том, — грустно вздохнул ментал. — И мне кажется, это всего лишь одна из немногих загадок, на которые мы еще не нашли ответы.

Он вновь замолчал, а Брун задумался, что сегодня с его другом. Джан всегда любил поболтать о загадочном и неведомом, но сейчас это было крайне неуместно. Как, скажите на милость, подобные разговоры помогут найти принцессу флоранов?

— Никак, ты совершенно прав, — произнес Джан. — Но я убежден, что найдя ответы на эти вопросы, мы лучше поймем самих себя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 525