электронная
90
печатная A5
616
12+
Найди своего Медведя

Бесплатный фрагмент - Найди своего Медведя

Славянские мифы и сказания


5
Объем:
574 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-8098-1
электронная
от 90
печатная A5
от 616

Любовь Сушко

НАЙДИ СВОЕГО МЕДВЕДЯ
ПОДИ ТУДА, НЕ ЗНАЮ КУДА

ЧАСТЬ 1 СОЛОВЕЙ — РАЗБОЙНИК ГЛАВНЫЙ

Мы с вами уже побывали в заповедном лесу и много сказок и историй слышали. Часто там мелькал и Соловей разбойник, а не пора ли нам послушать рассказы чертей, Лешего, кота Баюна и богатыря Ильи о нем. И разобраться, что же это за герой такой у нас появился интересный и необычный

Как в дремучем лесу засвистит Соловей,

Но не видно нигде средь могучих ветвей,

О, разбойник лихой, что там снова стряслось

Не Илья ли пришел, твой непрошенный гость.


Страшно духам в лесу у тебя в этот час,

Только вдруг Соловей просыпается в нас,

И поет и орет, и глядит средь ветвей,

Что там час напролет, так вопит Соловей?


Птицы бросились прочь, звери все разбрелись,

Леший третью уж ночь не заснул до зари,

Водяной, рассердившись, ложится на дно.

Разогнал он их всех, но ему все равно.


Перед смертью лихой и напеться невмочь.

И страдает герой уж которую ночь.

А Илья заплутал, и в ловушке сидит,

А в дремучем лесу Соловей все свистит.


— Так и жизнь просвистишь, — попрекает Яга

— А на кой мне она, коль беда по шагам

По моим в эту ночь пробирается в лес.

Кот Баюн говорит, будто был и исчез,


Что же стало с разбойником в этом лесу?

Птицы грустные вести в избушку несут,

Но не знает никто горькой доли своей

Отсвистел, отразбойничал наш Соловей

Первую историю о Соловье мы услышали от чертей Игната и Тараса, и очень занимательная это оказалась история

Глава -1 Черти рассказывают

О том, как они хотели спасти Соловья-разбойника, а князь спасался от своего богатыря.


Черти Игнат и Тарас, посмотрев на чужой мир очень соскучились без заповедного леса да и решили домой вернуться. А тут и важные события подоспели- очнулся он сна своего и неподвижности Илья из Мурома, и отправился он за Соловьем разбойником. Конечно, тот был не подарком, а настоящим разбойником, и страха нагнал немало, хотя все духи знали, что это скорее свист пустой, чем реальное дело, но свист был громким и внушительным, испугать, а зазевавшегося и с ног мог уронить вполне. Да и разобрать, где Соловей разбойничал, а где пыль в глаза пускал было не так просто, как кажется.

Вот Илья и решил спасти мир от Соловья, потому что с Драконами да Змеями уже поладили или прибили их всех по одному — не сыщешь их днем с огнем, а Соловей все еще свистел, и его вполне поймать можно было и наказать следовало обязательно. И когда черти появились в заповедном лесу, они едва успели Илью опередить и к Соловью в логово бросились. А тот расслабился к тому времени и страх потерял, а напрасно совсем. Видя, что Соловей хорохорится, и выступать начнет, решили черти просто усыпить да и спрятать его, чтобы долго с ним не объясняться. А если Илья его не отыщет, то и не случится ничего такого — это понятно было чертям, и мороки меньше.

Сказано — сделано, упрятали они Соловья так, что не только Илья, но и они сами отыскать бы его никак не смогли, если бы и захотели. Бывает такое, спрячешь что-нибудь подальше, а потом и ищешь, с ног сбившись. Поговорка о том, что если дальше положишь, ближе возьмешь, не всегда действует — на себе проверено.

Соловей был усыплен нашими чертями, потому и свистом отозваться не мог. Но пока его только Илья искал, да с ног совсем сбился, и ведь издалека слышал ясно этот свист, а тут нет и все никого даже похожего. Вот и размахивай мечом, если никто не попадается

Так как Соловья он найти не мог, то пришлось к князю с пустыми руками отправляться. А на княжеском пиру уже молва пошла, что, как только появился на большой дороге Илья, так и все разбойники разбежались, так, что их не найти.

Князю сначала это казалось злой шуткой балагура Дуная, который так любил пошутить вдруг, но потом, когда он увидел Илью, то понял, что Дунай тут не при чем, это чистая правда. Тогда великий князь испугался не на шутку. Если Соловей от него сбежал, тот, который главным разбойником считался, то что бедному князю делать остается? Если такой молодец, явно пострашнее разбойника у него все время под боком будет, то покой даже и не приснится великому князю. И кошмар, один страшнее другого на него и рушиться стали. А воображение его от выпитого меду все сильнее разыгралось, уже и не остановить фантазии полет. Сам себя испугался великий князь. Илья добродушно улыбался за столом, а у князя глаза все больше делались. Потом Дунай и стал говорить, что у страха глаза велики, когда с пира того страшного возвращался.

Князь же успокоиться, пережив такое потрясение, никак не мог. Тогда и приказал он подальше воина такого грозного и отправить, чтобы и близко его около Киева не было. Земли обширные, везде дозор требуется, вот и пусть убирается, да подольше назад не ворочается. Дуная к нему в спешке и панике приставил, чтобы тот получше за ним следил, да к девицам каким разбитным пристроил, а там и видно будет, что с ним дальше делать надо будет.

— Лучше я с ханом договорюсь, или в плен ему сдамся, чем смертельной опасности в своем дворце себя подвергать стану, — говорил Дунаю на прощание князь, и в тот момент он верил, что это будет лучше и на самом деле.

Черти понимали, что на этот раз с лучшим воином и Соловьем у них не все так гладко, и разбойника спасли ненароком, и подвергают мир опасности страшной. А что делать, с перепуганным князем пока говорить бесполезно, раз они его так сами и напугали.

— Леший, у него есть свое воинство, это и их мир тоже, вот и пусть великаны со Святогором, и он сам на страже стоят, пока князь в себя не придет и не начнет соображать здраво, хватит им прохлаждаться. Они, наконец и Соловья отыскали, разбудили его и в дружину Лешего записали. Пусть доброе дело сделает.

За спасение надо платить.

Глава 2 Кот Баюн рассказывает о РОЖДЕНИИ СОЛОВЬЯ -РАЗБОЙНИКА

Настала очередь припомнить и рассказать, как это было с нашим любимым Соловьем, среди духов и людей прозванным Разбойником. Обидная кличка, но Соловей не особенно на это обращал внимание, свистел он на все прозвища такие с высокого дуба.

А дело было так. Среди духов и людей на земле оказались особенные создания. Когда-то породила Ясуня, влюбленная в Чернобога, Змеев. И был среди них Огненный змей, не даром так его называли. Страсти в душе его бушевали не шуточные — огненные. Сколько у него было возлюбленных не сосчитать, и все время находили его с земными женщинами. Не мог он и ночи без них провести. Только в объятьях их радость великую и находил. Но и они после связи с ним забывали всех своих живых и мертвых мужей, никто кроме Огненного и не нужен был этим девицам.

От тоски по змею этому, прилетавшему к ним в обличии прекрасного юноши, умереть они могли, и высыхали часто. Словно сухие березки в домах свои оставались. Сердились парни и мужи смертные, а сделать ничего не могли против такого Змея.

Но где же на всех Змеев наберешься, а ему нужны были все новые девицы — хотел он богатырями весь мир заселить. От кого еще такие воины отважные на свет появиться могли? На этот раз заглянул на пир Огненный, среди богатырей княжеских затерялся, став одним из них. Так проще было все их тайны узнавать.

Нарочно стал он в тот миг бесцветным парнем, никто его и не приметил, и потом бы не припомнил, был такой или нет. Зато сам он все видел, и все слышал в те минуты. И узнал Огненный, что вернулся из путешествия Дунай в княжество свое. На пиру появился прекрасный богатырь, и в него давно влюблена Забава, сестра князя Владимира. Так понравилась Змею эта новость, что сразу стал он думать, что сделать и как богатырю дорогу перейти. Он умел принимать облик любого человека, обмануть в полумраке влюбленную девицу проще простого было Огненному, главное, чтобы потом с самим воином не столкнуться и биться не пришлось.

Схваток Огненный давно избегал — разучился он со временем драться, да и какой резон себя подставлять, кровь богатырскую проливать, а потом еще наказание за это нести. Тогда он с девицами видеться не будет, а этого пережить он никак не сможет. Вот и думал он, что надо быть осторожным, чтоб и с красавицей ночки проводить, и богатыря, в которого ты оборачиваешься, стороной обходить. Узнал на очередном пиру Огненный, когда Дунай отравляется в дозор, колдонул немного в ту ночь, и в его обличии и появляется перед Забавой.

Покои ее ни с какими другими не перепутал, заранее посмотреть куда путь держать надо, а ведь комнат во дворце княжеском видимо -невидимо, так легко заблудиться, особенно когда ты не жил здесь, а только украдкой появлялся. Но пока Огненному везло, он открыл ту дверь, какая ему и нужна была.

Глава 3 Знала только ночка темная, как поладили они

Ждала ли Забава Дуная или только сделала вид, что его она дожидалась, но радость ее была неподдельной. Хотя понимал Огненный, что не ему она радуется, как ребенок, не его обнимает, а красавца-богатыря. Это из-за Дуная повсюду девицы сражения ведут. Но он верил, что все это пройдет очень скоро, как только поймет она, а она быстро это почувствует, что ни один богатырь ему в подметки не годиться. А это была правда-истина.

Княжна обманулась, радовалась, что была с Дунаем. Так и вторая, и третья ночь прошла, и стала она настаивать, чтобы женился Дунай на ней:

— Если не согласен будет князь, я уговорю его, никуда он не денется, ты не бойся, уверяла Змея Забава.

Она не знала, что совсем не этого боялся мнимый Дунай, а того, что все откроется даже скорее, чем ему того хотелось, что тогда говорить он станет, что делать будет?

Стал убеждать ее Змей, что им и так хорошо, что свадьба ничего не поменяет в их жизни, и любить он ее больше не станет, больше уже некуда, но на своем стояла девица, и была она дико упряма.

— Ну и жена Дунаю достанется, — подумал Змей, — ему не позавидуешь. И хорошо, что она из него, а не из меня веревки вить станет. Хотя он мне должен быть благодарен за то, что верную службу я ему сослужил. Вдруг не так скоро стал бы он родственником княжеским, если бы вообще стал, а тут отбиться невозможно.

Забава бросилась к князю, и стала твердить, что они с Дунаем все эти ночи вместе проводили, и он должен жениться на ней, всякое может быть в ближайшем времени. Если бы она про ночи не сказала, у князя бы подозрений никаких не возникло, но он точно знал, что того не было в это время во дворце.

Понял князь, что кто-то из воинов, а это полбеды, или из Змеев, а это уже беда, голову ей морочил. И видно, был он похожа на Дуная и на самом деле, перепутать она не могла. И принял он страшное решение. Как только вернулся богатырь, было ему приказано отправляться снова к Литовскому королю, чтобы невесту для князя посватать, а Забаву приказал охранять и никого к ней не пускать.

Не понимала никак Забава, почему так с ней обошелся великий князь. Что страшного если хочет на ней жениться Дунай, в она согласна его женой стать.

Но поняла она в те дни, что беда одна не ходит, она была беременна, ночи с мнимым Дунаем для нее бесследно не прошли. Что было делать? Она не решилась об этом князю сказать, боясь, что в хижине, а не дворце останется. Бросилась Забава к Яге, ничего она больше не боялась, ноги сами привели ее в лес заповедный. И заставила она Ягу дать ей зелье, чтобы избавиться от ребенка. Но Яга и без того все знала, а уж о похождениях своего среднего сыночка, который так похож был на нее в молодости, она все ведала. Княжна была настойчива и упряма, как сто чертей, долго раздумывать не приходилось, искать его пока было негде. Вот и кивнула Яга в знак согласия и дала ей сонный порошок вместо отравы.

— Ничего не бойся, — говорила она в тот вечер Забаве, выпей, и спать ложись, а когда проснешься, никакого бремени не будет, словно и не было ничего.

Поблагодарила ее княжна, порадовалась, что хватило духу до Яги добраться, и все исполнила, как старуха ей велела. Легла Забава спать, решив, что утро вечера мудренее, и ничего больше тревожить ее не должно.

Глава 4. Пора собирать камни и за дела свои ответ нести

А Яга между тем всех воронов собрала и приказала им Змея разыскать и пусть бросает он все, и к ней летит, жив или мертв.

— А мертвый Змей тебе на что? — стал допытываться кот, — нам же его и хоронить придется.

Только отмахнулась Яга, ей было не до шуток, не до перепалки с ним, дело надо было делать, иначе беде недолго случиться.

Проворными вороны оказались, Змей в избушке у нас уже в полночь появился, и очень удивился, что это вдруг в такой час его матушке от него понадобилось.

— Это не мне понадобилось, гуляка ты непутевый, как пакости творить, так это и без меня обходишься, а как что-то предпринять, так сквозь землю провалился.

— Ты не говори так, рано мне еще к папеньке отправляться, — говорил Змей, еще не понимая, на что она намекает.

— Но это случится быстрее, чем тебе кажется, если ты пыл свои не умеришь, что сделает князь, как только узнает, что Забава его твоего ребенка носит под сердцем? — вдруг спросила она.

— А ничего не сделает он, всем известно, что любит она Дуная, с ним и ночи проводила, она и князю о том сказала.

— Сказать -то может и сказала, да шибко он ей поверил? Уже свадьба бы гремела, а он его в Литву спровадил, знает, что того и близко тут не было. Он пока не выяснил, кто Дунаем прикидывался, но если сам не узнает, то волхвы ему помогут, тогда и конец твой не так далек будет, отбегаешься по девкам.

— Ты меня только за этим звала, — возмущался Змей, -чтобы все эти гадости сказать да запугать до смерти?

— Нет, поправить надо скорехонько то, что ты натворил.

— И как интересно это можно поправить, волхва убить? — неожиданно спросил Змей.

— Очень умно, но всех не поубиваешь, другие найдутся. Нет, была у меня Забава, и дала я ей сонного порошку, сказала, что так она от ребенка избавится.

— Ты своего внука убить решила, — воспламенился почти Змей, того и гляди, пожар опять в лесу устроит.

— Я тебя убью, если перебивать станешь, негодный, — погрозила ему кулаком Яга. — Отправляйся в палаты княжеские, дорога тебе туда известна, и унеси княжну в свой замок, держи ее там, пока наследник не появится, а потом оставишь его у себя, а ее назад вернешь в целости и сохранности.

— А если богатыри меня за это время прикончат? — поинтересовался он.

— Может, и прикончат, только вряд ли, не совсем же ты дурной, чтобы в руки им идти, вон скольких схваток избежать удалось, и на этот раз обойдется. Но если все во дворце обнаружится, тогда пощады не проси, и я тебе помогать не стану, =-заверила суровая матушка Змеиха.

То ли колдовала Яга, то ли ночь такой удачной была, но пробрался после пира Змей в покои княжны, никого не встретил, не пришлось убегать ему и прятаться, и все у него складно и ладно получилось.

Глава 5 Полет среди звезд и миров. Спасение или гибель?

Огненный Змей летел в кромешной тьме в своем обличии, и крылья в блеске луны сверкали разными отливами. А в лапах он осторожно нес возлюбленную свою, она не только не проснулась, но не пошевелилась даже. Любовался девицей прекрасной змей, и радовался, что все так получалось. Он повторял, что наследник у него будет, самый прекрасный в мире, такой, что и Даждьбог и Ярило померкнут рядом с ним. Так замечтался Змей, что чуть мимо замка своего он не пролетел. Но осторожно приземлился и положил пленницу на кровать высокую. Сам он до утра очень тихо наводил порядок в холостяцком своем жилище, куда никогда девиц никаких не приводил- Забава была первой. Она проснулась, когда солнце было уже высоко в пустом и холодном замке. Ничего не могла понять и вспомнить, что же с ней произошло, а когда Змея увидела (он не стал Дунаем оборачиваться на этот раз- излишняя суматоха), то и вовсе лишилась чувств и никак в себя прийти не могла. Пришлось ему водой холодной ее брызгать, и тряхануть ласково.

— Подожди умирать-то, лучше выслушай меня. Не было никакого Дуная. На службе у князя есть такой воин, но в твоих объятьях не было его, а потому и в чреве твоем мой ребенок. Из-за этого ты тут и оказалась. Не могла Яга позволить, чтобы внучок ее вытравлен был, вот и дала тебе порошка сонного.

— Она знала обо всем, — разрыдалась Забава.

— Она вообще все знает, — заверил ее Змей, — а то, что семейства ее касается и подавно. Деваться тебе некуда, когда сынок мой родится, я верну тебя назад, но ребенка оставлю у себя. Я не могу своими чадами бросаться.

Слушала она его, дрожала от холода, злости и страха и ничего поделать не могла. Возможно, порошок все перевернул в ее душе, роды начались очень скоро.

Растерялся Змей, он надеялся какую-то старуху отыскать и во дворец притащить, но не тут -то было. Самому пришлось младенца маленького и страшного на руки брать, в лохани его купать. Забава ничего не видела, не слышала, даже смотреть на него не хотела. И никак не мог понять он, жива она или мертва. Только когда Яга в ступе своей прилетела, и он как-то опомнился, даже она не ожидала, что ребенок так скоро родится.

Забава слышала, как Яга сокрушалась, что он такой маленький и страшный родился. И рухнула последняя надежда, что это был сын Дуная. И она уже не мечтала заполучить красавца в мужья. Но и за Змея обманщика выходить не собиралась.

— Верни меня во дворец, ты получил то, что хотел, никого видеть и слышать больше не хочу.

Глава 6. Побег из пещеры. Пленница на свободе

Сначала Забава испугалась, что Змей нарушит слово, и тогда она готова была умереть. Но он заверил, что все исполнит, бросилась она вон из пещеры, на ребенка так и не взглянула. На всякий случай, убегая от Змея, она воскликнула:

— Я Велеса найду, до Сварога до самого дойду. Он такого насилия не потерпит.

Ребенок так пронзительно кричал, что оставалось только дивиться тому, откуда в таком тщедушном теле может быть столько силы. Змей понимал, что толку от нее нет никакого. Оставил младенца с Ягой и обещал вернуться с нянькой для Соловья, — так они вместе с матушкой и окрестили его первенца. Свисту и писку с самого начала было много. На этот раз в лапах Змея Забава глаз не сомкнула, пока дома не оказалась. Ни слова ни полслова не сказала, когда перед городскими стенами он ее отпустил на землю, чуть не выронил, так она в лапах крутанулась. Только помахал на прощание девице обиженный Змей да полетел дальше, чтобы девицу какую сцапать, да с собой унести. Так все и вышло. Но Яга извелась, пока ждала его возвращения. Младенец так орал, а потом свистеть начал так, что все вокруг в ужасе разбегались. И она понимала, что няньку, которую он приволочет, еще надо уговорить и запугать, чтобы она оставалась в холодном и пустом замке с этим ребенком, если даже мать родная на него взглянуть не хотела, сбежала, то что о чужой говорить.

Никто не мог управиться с Соловьем, нянька сбежала от него без оглядки, и ее задрал дикий зверь в глухом лесу. Велес заглянул к Огненному и ругал его, за то, что тот губит людей.

— Не смей больше к детенышу своему нянек таскать, — требовал он, — Ты его породил и воспитывай сам.

Не смел ослушаться бога своего Огненный, хотя в остальном они не особенно с ним считались. И остался он с Соловьем в замке в одиночестве. И новая беда пришла, когда духи в лесах стали находить перебитых и растерзанных зверей и птиц без числа, то потребовали, чтобы его убрали из этих лесов.

— Вселения в заповедный лес


Что было делать Огненному? Схватил он Соловья и поволок его подальше, так почти до заповедного леса и дотащил Он принес его к Тихону, в заповедный лес, решив, что духи смогут на него повлиять, но не тут-то было, как только он приземлился, тут же и сбежал куда-то, исчез бесследно Соловей. Сколько ни искали его все вместе, но отыскать так и не смогли. Два дня никто и нигде не слышал Соловья, а потом из дремучего леса свист раздался жуткий. Тогда и поняли они, где скрывался он все время, но Огненный к тому времени уже улетел, а духи не стали его возвращать к себе.

Яга навестила его, и он стал рассказывать бабульке своей, что хочет Дуная, а не Змея Огненного себе в отцы заполучить. Трудно сказать, чего добился бы Соловей, но Дунай на глазах у всех погиб при странных обстоятельствах, и в ярости Соловей все крушил в те дни на своем пути. Ему казалось, что и боги и сам воин все сделали, чтобы досадить ему. Разозленный на богов и духов, он стал настоящим разбойником, и решил отомстить всему миру за те несправедливости, которые вокруг творились. И сказала Яга Огненному, когда навестил тот ее, что расправится с сыном его Илья. И придет он из Мурома.

— Только Ильи на него не хватает, — сокрушается Огненный, когда Яга бранила его за плохое воспитание сына.

— Ничего, ждать-то недолго осталось, — то ли пугала, то ли успокаивает она.

А к Тихону и к Велесу уже полетали в то время жалобы на то, что творил разбойник. И не было с ним никакого сладу. Ничего поделать не могли ни духи, ни Боги, оставалось только ждать расправы богатырской.

Глава 7 Бурная жизнь Соловья в заповедном лесу

Жили духи не тужили до того дня, когда прилетел Огненный Змей и принес своего сына шустрого. Тот столько шума наделал, что о покое теперь можно было только мечтать. Сбежал Соловей сразу от всех, ведь по соседству с заповедным, был лес дремучий да непроходимый. Туда с давних времен, сколько помнили духи, и не проходил никто. Когда потеряли они сына Змеева, то и услышали — ровно в полночь пронзительный свист там раздался. Во всей округе русалки на поверхность своих озер выплыли, а черти из омута, как шарики повыскакивали, и даже Лешие завыли яростно в ответ. Так и началась в заповедном лесу эпоха новая, время Соловья Разбойника, Змеева сына пошло.

Но самое удивительное, что ниоткуда-то, а именного из того дремучего леса свист и раздавался, и вскоре узнала Яга, и всем своим потом рассказала, что поселился там Соловей, который сам себя первым разбойником и назвал, и это вскоре подтвердил и на деле, как только первый путник появился. Исчез он бесследно в лесу дремучем, и только кости его по всей дороге разбросаны были в разные стороны летели они тогда.

Долго об этом говорили духи, а потом и утихомирились, потому что и не такое еще Соловей вытворять стал.

Так и укреплялся в душах духов, а потом и людей слух о проказах и бесчинствах его, равных которым не было нигде в мире. Свист даже для духов казался пронзительным и противным, да таким, что не дай бог кому-то еще его услышать.

Черт Тарас не выдержал, хотя дал себе слово не вмешиваться, выпрыгнул из омута и бросился к соседнему лесу, с которым до сих пор у них никаких забот не было, но все когда-нибудь начинается.

Лес издавна называли дремучим, и так неуютно там было, что никто особенно туда селиться не хотел. Только леший Авдей по долгу службы туда заглядывал, но и он старался, как только с делами управлялся, убраться поскорей. Не любил он там оставаться, но другого леса поблизости не было, а вся эта компания из заповедного леса так ему нравилась, что он без них обходиться никак не мог. Так все это из века в век и продолжалось, пока Соловей не объявился среди них, и такое началось, что ни в сказке казать, ни пером описать.

Глава 8. Первые проделки Соловья. Новая жизнь в дремучем лесу

Сначала все опешили, когда снова и после исчезновения Тараса, свист из леса дремучего повторился. Если бы бес Тарас был смертным, то оставалось только думать, что он пал смертью храбрых от руки неведомого Соловья. Но духи знали, что никакая погибель ему грозить не могла. Он всегда готов был лезть на рожон, потому все терпеливо ждали его возвращения, и рассказов, что там с ним случилось. Но более неугомонного духа даже среди тех же чертей еще поискать надо было.

Да и кто бы, рискнул напугать Тараса, он или сам страх потерял, или просто в неведении оставался — важнее и сильнее беса не было в заповедном лесу.

Если бы бесшабашный этот дух и рискнул, то это был бы первый и последний раз в его жизни. Тарас был злым, и память у него была хорошая, потому второго случая уже и не представилось бы смельчаку. Потому и жил Тарас припеваючи среди других духов и даже представить себе не мог, что кто-то супротив него пойти решится. Только ведь и Соловей пока не знал всех таких тонкостей и законов заповедного леса.

№№№№№№


А что же там происходило на самом деле?

Бес с трудом пробрался через дремучий лес, страшно ругая Лешего Авдея — как тот так запустил свое хозяйство. Хотя если там никого нет и в помине, ни одно копыто или лапа мохнатая не ступает, то для кого и для чего порядок наводить? И сам Тарас бы там еще сто лет не появился, если бы не странное это происшествие. Но Тарас любил порядок, всегда к нему трепетно относился.

Когда бес добежал до того места в центре леса, то свист повторился. А внизу, под столетним дубом он наткнулся на тело мужика. Вот именно тело, дух тот давно испустил. И откуда-то с вершины дуба и раздавался пронзительный свист.

Соловей, увидев Тараса и догадавшись, кто это был, лихо спрыгнул с дуба и, расправив плечи, прошелся перед ним бравым парнем.

— Вот и первый гость пожаловал, — усмехнулся он, — вернее второй, первый вон валяется.

Соловей показал пальцем на тело под деревом.

Бес спокойно обошел тело мужика, посмотрел на него с разных сторон, потом взглянул на Соловья. Он никак не мог понять, что тут произошло на самом деле. Но Соловей молчал, ни одного звука не произнес. Бес был не так прозорлив, как принято считать, а разбойник не собирался ему говорить, что нашел здесь уже мертвого мужика, но решил, что для дела тот ему пригодиться, тогда и начал свистать, да так, что все черти покой потеряли и готовы были на него обрушиться. Вроде все у него получилось, даже бес никогда не поймет, что за происшествие в дремучем лесу было, не имелось тут лишних глаз и ушей, вот и славно. Но случайностей не бывает, Соловей просто все умел использовать для дела.

Глава 9. Вторжение Лешего Тихона. Гости Соловья

За Тарасом пожаловал и Леший Авдей — хозяин дремучего леса. Он видел то, что увидел и бес.

— Начинается, — проворчал Леший, — мне только мертвяков тут не хватало.

— Отнеси его к Афанасию, и дело с концом, — посоветовал Тарас. Он говорил о лесе мертвых, с другой стороны от заповедного находившемся.

— Попробуй только, — услышали они голос Соловья откуда-то сверху, — я его не для того убивал, чтобы он чужим доставался. Мой мужик, никому его не отдам.

Голос у Соловья был такой же противный, как и он сам, ничего не скажешь, одно другому соответствовало.

— Не понял, — еще больше возмутился Леший, — зачем тебе под носом мертвец нужен, что это еще за шутки такие.

— Не кипятись, — остановил лешего бес, — наш новый постоялец решил тут свои порядки завести, ему для устрашения смертных нужны кости и всякая прочая чепуха. Парень он серьезный, хочет страху нагнать на всех, кто к нему сунется сюда, для усмирения особенно непокорных.

В лесу повисло странное молчание. Больше Леший ничего не говорил, только молча за всем наблюдал, молчал и Тарас. Мужика пришлось оставить на том месте, где он до этого и валялся, а само они поспешили проститься и приуныли, когда все увидели. Так они и познакомились с Разбойником. Одно было очевидно с того дня,, спокойной их жизни пришел конец. На это можно было особенно не надеяться.

— Убивец, — шептал Леший на обратном пути, — я всегда знал, что ничего хорошего мне не перепадет больше. У вас и духи, и души миролюбивые, а мне этот свистун-разбойник достался, — возмущался он.

— Да успокойся ты, посвистит и перестанет, — старался утешить его бес, хотя он точно знал, что не перестанет.

— Тебе хорошо говорить, побыл и смотался, а мне с ним ни один день провести придется, и могу себе представить, что еще он приготовить может.

Глава 10. Соловей наводит порядок в своем лесу

Когда бес Тарас с Лешим Авдеем удалились,, Соловей огляделся вокруг. Это место ему нравилось больше остальных. Он не собирался больше никого убивать, да и с этим бы возиться не стал, если бы тот сам не решил накануне прийти в лес, чтобы тут и помереть. Но, напуганные жуткими историями, люди больше сюда не приходили. Соловей же понимал, что для устрашения всяких поганцев, которые сюда забредут, одного мужика мало. И тогда он свистнул Змея Горыныча — дядюшку своего Трехголового, но бесшабашного, и когда тот отозвался, он вскочил на него и помчался на последнее поле сражения.

— Что это ты тут забыл? — удивленно спросил у него Горыныч на лету, повернув к Соловью одну из голов.

— Это не твое драконье дело, — огрызнулся разбойник.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 616