электронная
280
печатная A5
457
16+
Наемники

Бесплатный фрагмент - Наемники

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2748-1
электронная
от 280
печатная A5
от 457

Глава 1. На север

Ратибор славный воин, но уж больно падкий на женщин. Его густая темно-рыжая борода делает его не страшным, а скорее обаятельным, особенно для дам преклонного возраста. А молодые, смотря на своих матушек, что влюбленными глазами провожают Ратибора, влюбляются в него еще пуще. Прям беда какая! Вообще Ратибор родом не отсюда, что ему до Новгородской земли. Его отец викинг, что когда-то выбрал путь торговца и отправился на далекую Русь искать здесь возможность подзаработать. Из далеких северных морей он привез Русичам отменные шкуры и топоры, которые собирал сам лично после страшных битв между викингами и англичанами. Дело конечно сложное, да и перед Богами стыдно, но ведь неплохой же заработок? Топоры зачистили, шкуры вымыли, сгрузили все на тяжелое судно и отправились продавать это добро под Новгород. Там идет постоянная война, княжества бьются друг с другом и с огромным удовольствием покупают оружие у купцов и иноземных торговцев. Кто был матерью Ратибора, до сих пор остается загадкой, все помнят только как его отец привез своего сына уже подросшим да крепким. Долгое время парень помогал своему отцу продавать топоры и шкуры. Когда товар заканчивался, отец Ратибора, оставлял его в Новгороде, а сам со своим отрядом отправлялся к родным северным берегам в поисках мест, где проходили сражения. Однажды, ему не удалось найти мертвых мужчин, и он пошел к живым: темной ночью, отряд попытался выкрасть топоры из оружейной одного небольшого городка в Дании. Но все пошло не так, как было задумано, и голова торговца странно хлопая глазами, покатилась к соленому морю, оставив за собой длинный кровавый след. Правда об этом Ратибор не узнал и решив, что отец его бросил, стал заниматься мелким воровством во славном Новгороде. Прошли года, мальчик возмужал, бросил заниматься воровством и устроился работать в местную пивную, хозяин которой, позволил ему жить в сарае на заднем дворе. Ратибор полюбил замужних женщин, что часто приходят сюда за пенным напитком, со своими мужьями, отставив девиц на задний план. Все было бы очень даже хорошо, если бы однажды он не положил глаз на жену хозяина пивной…

— Ах ты буслай сраный! Да я из тебя всю душу вытрясу!!! — закричал хозяин пивной, схватив тяжелую дубину. Ратибор, ошарашенный внезапным появлением мужчины, грохнулся на пол и только закрыл глаза в ожидании удара, как на него сверху прыгнула полуголая женщина.

— Прошу тебя! — завизжала она, прикрывая мягкими грудями лицо Ратибора. — Не убивай его! Это я виновата!

В ярости, мужчина не смог сдержать своей руки, и березовая дубина с треском прилетела по голове несчастной женщины. Хозяин пивной открыл от удивления рот и опустив руки, туманным взглядом стал наблюдать за тем, как из разбитой раны на голове его жены, обильно бежит горячая кровь.

— Ёрпыль сраный! — выпалил он и посмотрел на свои дрожащий руки. — Да как же так-то!

— А хороша была! — ухмыльнулся Ратибор, откинул в сторону женщину, и встал возле мужчины. — Ты главное не переживай! Слово даю, найдешь себе лучше в сотни раз. — он застегнул поясной ремень и только хотел выйти из комнаты, как передумав, вернулся к ошарашенному мужчине. –Если конечно в темнице не сгниешь. Кстати жена у тебя так себе, только давится да кашляет! — ухмыльнулся Ратибор и быстро побежал из пивной. Мужчина, дрожа, простоял несколько секунд, покраснел и завопил во всю глотку.

— Стража! Беловод! Владан! Ловите окаёма, уйдет же!!!

В пивной раздался шум, грохот, крики стражников, что охраняют пивную и через мгновение, в комнату к хозяину влетел Беловод, старший воин. Он хотел, что-то сказать, но испугано уставился на мертвую женщину.

— Что встал? Убил он жену мою! Поймали? — нагло соврал хозяин.

— Нет! Ушла гадина! — тихо ответил воин.

— Так что встали то?! Зовите людей! Найдите его! Хоть весь Новгород на уши поднимите! Живо! — закричал хозяин пивной, нервно пряча глаза от своего воина. Тот кивнул и молча вышел из комнаты. Уже этим вечером по всему городу разъезжали всадники Вышеслава Владимировича, князя Новгородского в поисках молодого мужчины. Дело в том, что хозяин пивной был лично знаком с князем и тот решил помочь своему доброму другу, найти убийцу его жены. Тем временем Ратибор спрятался в доме своей очередной девицы, которая занималась проституцией, обслуживая купцов и торговцев, что ежедневно подходят на своих кораблях к порту Новгорода. Ее звали Весея, очень странная девушка, которую все местные обходят стороной. Если подумать, наверное, Ратибор был единственным кто говорил Весее о искренних чувствах и любви… конечно же лишь тогда, когда ему это требовалось. Но наивная девушка была не в силах устоять перед его обаятельностью и всегда расплывалась перед любыми просьбами своего друга. Даже под страхом смерти.

— Ну что, ты узнала? — спросил Ратибор у Весеи, когда она очередной раз вернулась с берега реки домой. — Есть работа на кораблях? Да хоть что-нибудь?!

— Нет. — грустно ответила девушка и положила на старый стол полугнилые яблоки.

— Опять яблоки?! Да я уже жрать их не могу!

— Сегодня не было работы. Меня хотят все меньше и меньше. Видел бы ты, сколько молодых девочек на берегу.

— Скорее бы уже найти работу да свалить отсюда! — прорычал Ратибор и нервно взял самое большое яблоко со стола. Он надкусил его с одной стороны, скорчился и плюнул на пол. — Ффу! Я не голоден! — с этими словами мужчина улегся на лежак и закрыл глаза. Весея молча подошла к нему и попыталась расстегнуть его штаны. — Что ты делаешь?! — завопил Ратибор.

— Я хочу успокоить тебя! Сделать приятное!

— Да отвали ты от меня! Ничего мне не нужно. — Ратибор левой рукой подтянул свои штаны и ногой откинул Весею в сторону. — Вот найдешь работу мне на судне и дозволю ко мне притронуться!


Ранним утром дверь в дом с шумом открылась и к Ратибору буквально подлетела девушка.

— Нашла! Нашла!

— Что нашла? — спросонья спросил мужчина.

— Работу тебе нашла! Пойдешь к наемникам?

— К каким еще наемникам? Я же просил к купцам меня, работником! Я что, на дурака похож за деньги сражаться?! — Ратибор встал с лежака и потянулся. — Вот глупая то! Попросил работу найти итого не может! — он стукнул себя по лбу кулаком и истерически зажмурил глаза.

— Так ведь…

— Что? Что так ведь?! — Ратибор повернулся к Весее.

— Я работником тебя устроила! Наемники идут по реке в сторону севера, и им нужны работники, грести! — девушка улыбнулась и достала из подола платья кусок отличного сала и свежий хлеб. — Вот чего сегодня получила за работу! Старалась как могла! Это наемники, они столько заплатили. А еще знаешь, что мне дали?

— Что же? — Ратибор широко открыл глаза и посмотрев на еду, сглотнул слюну.

— Вот! — девушка гордо вытянула вперед большую серебряную монету!

— Отлично! Где стоят наемники? — воскликнул Ратибор и достав нож, принялся отрезать себе кусок сала.

— У главного моста! У них ладья самая длинная и еще знамя с солнцем да топорами!

Мужчина отрезал тоненький кусок сала и оставил его на столе, остальное он забрал себе. От хлеба девушке досталось совсем ничего: не больше двух ломтей.

— Отлично! — Ратибор выхватил из руки Весеи серебряную монету и быстро пошел к двери.

— Ты уходишь? — рассеяно спросила девушка.

— Точно! — улыбнулся мужчина и вернувшись поцеловал ее в губы. — Прощай родная!

Уличная дверь громко хлопнула, а шальной ветер пробрался в дом. Он метнулся по комнате, заглянул в каждый угол и лихо скользнул под одежду Весеи. Девушка содрогнулась и обняла себя обеими руками, пытаясь сохранить тепло, но по нежной коже, предательски побежали мурашки.


— Приветствую тебя дружище! — Ратибор подал руку безбородому мужчине. На его левом плече красуется татуировка дикой кошки. Жилистый, худой, но при этом сразу видно, что это настоящий моряк с великолепной закалкой.

— И тебе не хворать! Чем могу помочь? — лениво ответил тот сплюнув в реку.

— Кто хозяин той ладьи? — недоверчиво спросил Ратибор и вытянул вперед руку, указывая на судно, что спокойно качается в такт волнам, у пристани Новгорода. Здесь всего несколько кораблей, ладья, которую описала Весея, действительно самая большая. На ее борту оживленно работают люди, что-то складывают, смеются и по всему видимо, готовятся к отплытию.

— Конунг. — глухо ответил мужчина.

— Какой конунг? Это те, что у викингов, что ль? — переспросил Ратибор и посмотрел на мужчину как на идиота.

— Ага. Он самый! Наш предводитель. Бывший конунг, когда то, все его войско положили и вот он здесь. Наемничает! А тебе то он зачем?

— Ааа! Так стало быть мы теперь в одном отряде! — обрадовался Ратибор и потер свои ладони. — Как тебя зовут?

— Варягом меня кличут! А вот работники, нам уже не нужны. Набрали! Последнее место занял сегодня утром молоденький парнишка, Часлав, кстати тоже из Новгорода. — мужчина встал, потянулся и спокойно пошел к ладье. — Бывай, боец! — кинул он, не глядя за спину.

— Бывай! — грустно проговорил Ратибор и склонил голову. — Не успел! Эээх! Ладно, чего ж. Придется сегодня с Весеей спать. Ах как не хочется!

Только Ратибор собрался возвращаться, как три всадника подъехали к ладье. Воины князя. Один из них выхватил меч и взобрался по мостику к изголовью судна.


— Князь Вышеслав Владимирович распорядился проверить каждое судно! Ищем беглого убийцу!

Ратибор отвернулся в сторону реки и медленно, не привлекая лишнего внимания, стал спускаться к реке. Переждать. Через несколько минут на судне раздались крики. Он вытянул голову и посмотрел, что там происходит: одного мужчину силой выволокли с корабля, хорошо врезав по лицу рукоятью меча, и связали руки. Закинув его на лошадь, всадники умчались прочь от берега и когда они совсем скрылись из виду, Ратибор смело поднялся обратно к пыльной дороге, что ведет к пристани. Он подставил ладонь ребром ко лбу, защищаясь от жаркого солнца и стал наблюдать за ладьей. К борту подошел Варяг.

— Теперь место свободно! Пойдешь работником? — закричал он.

— А сколько платишь?

— Сколько заслужишь! — буркнул мужчина и махнул рукой, давая понять, что приглашает его на судно. Ратибор ухмыльнулся и довольный пошел на ладью.


Девятнадцать человек готовят свои места у весел, готовясь к отплытию. Двадцатое досталось Ратибору. Варяг провел его по ладье и показал, что здесь к чему.

— Твое место здесь! Работаешь, как и все, а если не работаешь, значит кормишь рыб. Вот там, у края, стоит наш конунг: предводитель. Рядом с ним Добрыня и Фрол, ну и меня ты ведаешь. Мы наемники, судно наше, команда временная! Все, готовься к отплытию! Скоро отходим!

Ратибор отправился на свое место. Ему здесь все знакомо, ведь все детство он провел со своим отцом, занимаясь торговлей. Правда, признаться, Ратибору никогда еще не приходилось заниматься греблей, ведь это удел исключительно сильных людей. А он, плавая с отцом, был совсем юным мальчиком. Когда тот мужчина, которого зовут Конунгом, махнул рукой, Варяг закричал во всю глотку.

— Всем взяться за весла! Поднять знамя! Отходим от берега! Идем на север! Ух!

Все мужчины дружно взялись за весла и ладья, мягко лаская воду, пошла по реке. Ветер с силой задул в тугие паруса, судно выправилось, встав на центр реки и все работники дружно запели веселую песню. Глухой, но задорный мотив скользнул к берегу, рассеялся ветром и растворился на улицах славного Господина Великого Новгорода.

Глава 2. Стать воином

Ладья спокойно качается возле берега реки в такт волнам. Ветер разгулялся не на шутку, он поднимает воду и хлещет по деревянным поясьям судна так, что брызги долетают до спящих мужчин. Им не привыкать ночевать в пути. Один только Ратибор никак не может уснуть. Он укутался в вязаную из овечьей шерсти тряпицу и чуть подрагивая от ветра и сырости, сидит у изголовья ладьи. Голова болит от отсутствия сна, руки гудят изнеможенные тяжелым трудом, а ноги сводит легкой судорогой от переутомления.

— Эх! Пройтись бы сейчас! И зачем только я сюда поперся… — тихо проговорил себе под нос Ратибор и поднес ладони к губам. Горячим дыханием мужчина попытался отогреть их, но озябшие и уставшие, словно мертвые, они совсем не чувствуют тепла.

— Лежака сраный, а ну хваток болтать на ухо! — один из мужчин приподнял голову и злобно посмотрел на Ратибора. — Ты не один здесь. Ну что уставился, охальник сраный? Мне встать что ли?

Ратибор приложил палец к носу и зашипел.

— Сам тише давай! Громче меня болтаешь, спи и не ворчи!

— Ты чего это такой смелый то, а? — мужчина с недовольным лицом встал со своего места и растирая тело обеими руками, попытался сделать шаг в сторону Ратибора, но от очередной волны, его откинуло в сторону. Работник свалился на борт и его буквально затрясло от злости. — Ах ты сдёргоум, да я же тебя обеими руками! — он вытянул перед собой руки изображая как душит Ратибора и бросился на него. Ратибор инстинктивно выхватил нож и всадил его в брюхо мужчины по самую рукоять. Когда работник попытался открыть рот от боли, Ратибор набросил на его шею кусок пеньковой веревки, что валялась у ног и опрокинувшись спиной на палубу, стал душить несчастного. Работник задергался, чуть пошумел и через несколько минут застыл с лицом полным ужаса и страха. Ратибор сам не менее испугался, впервые ему пришлось убить человека. Дрожащими руками мужчина схватил труп работника и подтащил его к борту. Перевалив через плечо, он аккуратно скинул его в реку. Шумные волны подхватили убитого и быстро понесли вниз по течению.

— Боги… да чего же это творится то… — еле слышно прошептал себе под нос Ратибор и посмотрел на окровавленные руки. — Мой нож! Нож то в нем остался! — он наклонил голову и закрыл глаза. — Ну отчего же так-то получилось… Кровь! — вспомнив, воскликнул мужчина и оглянулся. На месте, где был убит работник, алая кровь смешалась с водой и расплылась по всей палубе, окрасив одежду спящих мужчин в красный цвет.

— Ты закончил? — откуда-то сверху раздался голос Варяга. Ратибор отшатнулся, чуть не упав, и задрал голову.

— Варяг? Ты что ль? — он стал быстро бегать глазами по мачте и сложенным парусам, пытаясь понять, откуда раздался голос. — Что-то мне, наверное, поспать нужно.

— Это обязательно! — снова раздался голос Варяга и не успел тот оглянуться, как мужчина уже стоял перед ним.

— Ты как так… откуда? — непонимающе спросил Ратибор и указал пальцем на парус. — Ты спрыгнул что ль?

— Спрыгнул, спрыгнул. Ты зачем работника убил? — проговорил спокойно Варяг и прищурил левый глаз. — Мог бы просто связать.

— Так ведь он же сам! Да я не хотел, видел ты? По реакции! Я защищался! — громко воскликнул Ратибор и выпятил глаза на Варяга. — Не хотел убивать!

— Да ведаю я, ведаю! Спокойнее, тише! Не разбуди тут никого! — Варяг подмигнул ему и ухмыльнулся. — Крови то вон сколько. Конунг не поймет, нужно исправить.

— Как же? Как ее убрать то, она вон, — мужчина указал рукой на палубу. — повсюду!

— А мы убирать ее и не станем! — снова ухмыльнулся Варяг, выхватил странной формы нож, без рукояти, и лезвием скользнул по руке Ратибора. Тот отшатнулся и схватившись за раненое место, не понимающе уставился на наемника.

— Ты какого… зачем ты меня порезал?

— Рану не зажимай, спусти чуть кровь, пусть одежда пропитается! Конунгу утром скажешь, что сам порезался вот и кровь по палубе. А работник ночью ушел! Сам! — с этими словами Варяг схватился за корабельную веревку, шустро подтянулся на мачту и скрылся в глубине плотного паруса. Ратибор огляделся, посмотрел на людей, на место, куда взобрался наемник, на глубокую рану, что красуется на его руке и когда до него дошло, что Варяг ему помог, мужчина улыбнулся и опустил руку, давая крови смочить одежду и попасть на палубу.

Перемотав руку тряпицей, Ратибор позабыл о том, что всю ночь не мог уснуть, и накинув на себя рваную шкуру, опрокинул голову и громко захрапел. Сладкие девы тут же напали на мужчину, стали лобзать его тело и щекотать бороду. Ратибор ухмыльнулся, поджал под себя ноги и утонул во сне, полном девичьего смеха и страстных утех.

— Всем встать! — грозный голос конунга заставил мужчин резко вскочить на ноги. Не успев проснуться, некоторые из них, шатаясь, стали хвататься за рядом стоящих работников, чтобы не упасть. Мужчины вытянулись возле своих мест, где им велено работать веслами. Наемники же встали ближе к конунгу, уже привыкшие вставать по первой команде своего предводителя. — Ну и где работник? — конунг тяжело посмотрел на мужчин и медленно прошелся по ладье. — Варяг! Тебе особое приглашение нужно? — он поднял голову на мачту и через мгновение на палубу спрыгнул наемник. Варяг встал к остальным бойцам и деловито размял сухожилия.

— Конунг, кровь здесь моя! Вот, порезался ночью. А работник, наверное, сам ушел! — соврал Ратибор и вытянул вперед перемотанную тряпицей руку.

— Сам ушел значит. — предводитель положил ладонь на глаза и молча простоял так несколько секунд. После медленно повернулся к своим бойцам и положил руку на топор, что висит на поясе. — Вы что-то хотите мне сказать? Может ты Варяг?

— А что я? — зевая ответил наемник. — Ночью смотрю, а этот, — он вытянул руку в сторону Ратибора, — убивает ножом нашего работника. После душит его вон той веревкой! Скидывает в реку. Ну, я как полагается, сразу к нему. Зачем говорю, человека убил. Он оправдывается! Я ему ножом по руке, на говорю, обмани-ка нашего конунга, он и обманул. Вот и все! Чего тут сказать то еще?

Все мужчины на судне повернули свои головы в сторону Ратибора. Тот ошарашенно открыл рот не в силах осознать происходящее.

— А… я… Варяг… так зачем ты мне руку то порезал, если тут же все выложил, то?

— Я же должен был тебе помочь! Однажды и ты мне поможешь, дружище! — улыбнулся Варяг и подмигнул Ратибору.

— Вот разноголовый то! Я впервые такого дурака вижу! Конунг, — Ратибор перевел взгляд на предводителя, — моя вина! Делай со мной, чего желаешь, наказание приму. А работник сам на меня напал. Не мог я иначе поступить.

— И правда сам напал? — спросил конунг у Варяга.

— Сам, ага. — зевая ответил тот.

— Ну тогда ты теперь работаешь за двоих, Ратибор! Варяг до заката чистишь палубу, да чтоб до блеска! Всем по местам, приводим себя в порядок, кушаем и готовимся к отплытию! Что встали? Выполнять! — конунг махнул рукой, и все мужчины принялись выполнять поручение своего предводителя. Варяг, бурча что-то себе под нос от недовольства, достал деревянный скребок и принялся чистить старые доски ладьи, снимая с них застоявшуюся слоями грязь.

Солнце лениво выползло на горизонт и осветило яркими лучами Новгородские земли, реку Волхов и одиноко стоящую ладью наемников. Мужчины привели себя в порядок и не дав солнцу толком проснуться, взявшись за весла, мягко погнали судно дальше по течению реки, в сторону неисследованного севера.

— Фрол, еще раз, вниз по течению реки, что находится? Где озеро Нево? — спросил конунг у молодого наемника. Фрол — самый младший из всех в отряде, но несмотря на это, он прекрасно ориентируется в местности, и конунг впервые доверил ему вести плавание.

— Это, река Волхов, она проходит через Новгород и дальше убегает в озеро Нево. Это очень дикие воды, здесь много племен, которые агрессивны. Поговаривают, что даже Новгородцы сюда боятся лишний раз ходить, опасно. — Фрол задумчиво посмотрел на мужчин, которые усердно работают веслами.

— Дальше, боец! — одернул его конунг. — Что дальше?

— Там, где река впадает в озеро, находится город Ладога. Это поселение не воинственное, думаю занимаются они пушниной да ремеслами. Я спрашивал в Новгороде про них, говорят у них там даже крепость есть. Но я не ведаю, доброжелательны они или нет! Так что… Слышал про Эйрика, сына Хакона Могучего? Это правитель Норвегии. Вот он говорят разрушил их крепость, Ладога была одним из последних поселений, на которое он напал перед тем как стать правителем северян.

— Слышал. — тихо ответил конунг. — То есть никаких гарантий, что мы там сможем запастись провизией? — предводитель повернулся за спину и крикнул одному из наемников. — Добрыня! Давай придумаем чего горячего? Отвару что-ль!

— Сейчас, конунг! Сделаем! — раздался глухой голос бородатого мужчины. Конунг снова повернулся к Фролу.

— Значит без гарантий?

— Думаю, что да! Но можно ведь попробовать? — молодой наемник выпятил большие голубые глаза на предводителя и провел рукой по борту ладьи. — А дальше идет озеро. Много дней мы будем идти по большой воде, прежде, чем выйдем к северным рекам. Места опасные! Там острова есть, к ним подходить не стоит, тоже племена агрессивные. Надеяться только на самих себя.

— Прям такое большое озеро? — с сомнением спросил предводитель.

— Огроменное! Как море! — ответил Фрол. — Ну а дальше мы уже будем совсем близки к северу.

— Хорошо! Ступай к Варягу, помогаешь ему чистить палубу.

— Но конунг! — в недоумении воскликнул наемник. — За что?

— Не за что, а для чего! Выполнять! — грозно сказал предводитель и встав пошел к Добрыне. За горячим отваром. Варяг с ухмылкой посмотрел на молодого наемника, сунул ему в руку деревянный скребок и молча завалился спать прямо на палубу, моментально залившись легким похрапыванием.

Конунг уселся рядом с Добрыней на угловую деревянную лавку. В ржавом стальном котелке, на раскаленных углях, уже закипает вода. Добрыня кинул туда добрую горсть разнотравья и усердно дует на угли, пытаясь скорее приготовить отвар.

— Голова уже кружится, дуть! — улыбнулся он предводителю. — Сейчас выпьем отвару!

— Добро. — конунг кивнул и повернул голову в сторону работников. — Ратибор, поди-ка сюда! — он махнул рукой, приглашая мужчину подойти к ним. Ратибор встал с весла, потянул спину, которая уже ужасно болит от тяжелого труда, и чуть хромая подошел к конунгу и Добрыне.

— Звал?

— Звал! Добрынь, налей-ка ему отвару! — конунг подал деревянную кружку наемнику и показал Ратибору пальцем на лавку, давая понять, что можно сесть. Мужчина уселся возле Добрыни. — Ты убил работника!

— Убил! Но ведь не специально же, по реакции. — начал оправдываться Ратибор.

— Так я тебя и не виню! Дело в чем, бойцов у меня мало, пойдешь в дружину мою? Заплачу больше! Плавание у нас тяжелое, нужны толковые воины.

— Нееее! — протяжно ответил Ратибор. — Я биться за деньги не хочу! Убьют и все тут!

— И грести не нужно будет… — улыбнулся конунг.

— Ладно, я согласен! — воскликнул Ратибор. — Пойду бойцом!

— Ну добро! — снова улыбнулся предводитель и подал новому наемнику кружку отвара. — Выпей! Добрынь, а ты после введи его в события, расскажи, что к чему и выдай оружие. А ты, — обратился он снова к Ратибору, — постарайся уж больше никого тут не убивать. Я тебе даю свое слово, еще представится такая возможность! Врагов на пути множество будет! — с этими словами конунг встал и качаясь прошелся к изголовью ладьи. Он откинул дверку трюма и напевая странную песню, спустился вниз. Добрыня и Ратибор остались сидеть на лавке, распивая горячий отвар. Фрол, подслушав все, о чем они говорили, сделал важный вид и подошел к лавке. Он сделал серьезное лицо и положил руку на плечо Ратибора.

— Ты теперь у нас в наемниках?

— Ага, вроде того. — кивнул тот.

— Тогда твоя очередь отскребать палубу! — Фрол сунул в руку мужчины деревянный скребок и указал на не дочищенный кусок доски. — Что смотришь? Давай! Работай! Мы всем этим занимаемся!

Ратибор неуверенно взял скребок и пошел чистить палубу. Фрол уселся на его место, а Добрыня с трудом сдерживая смех, налил молодому наемнику горячего травяного отвара.

Глава 3. Бранибор

— Конунг! Впереди поселение! — закричал во весь голос Фрол, держась за корабельную веревку. Он поставил ногу на борт и приложил руку ребром ко лбу, закрываясь от жаркого солнца.

— Что за поселение? — удивленно зарычал конунг и дернувшись на угловой лавке, пролил на себя горячий отвар. — Ааа! Добрыня, убери горячую, жжется собака!

К конунгу подскочил бородатый мужчина. Он лихо подхватил стальное днище с углями и отставил его подальше от предводителя. Так же быстро, Добрыня забрал из рук конунга кружку с горячим отваром.

— Варяг! — еще громче зарычал предводитель и задрал высоко голову. — Варяг! Кому говорю! Спускайся!

— Да вождь! — раздался голос наемника. Конунг успел несколько раз глубоко вдохнуть и сжать свои кулаки, прежде, чем Варяг спрыгнул на палубу. — Звал?

— Звал. Поди посмотри, чего там Фрол углядел.

— Добренько! — улыбнулся Варяг и прошелся к изголовью ладьи, туда, где стоит молодой воин. — Ну что у тебя?

— Городище! Глянь, оно? Не похоже на Ладогу.

— Конечно не похоже, мы к ней подойдем еще только через несколько дней. — Варяг присмотрелся вдаль. — И правда поселение. Странно.

— Вот и я о том же! — воскликнул Фрол и вытянул руку, пытаясь поймать ветер. — Ветра нет.

— Да зачем тебе ветер? Вон, гребут, — Варяг указал рукой на работников, — им за это платят. Пусть работают!

— Ага. — Фрол ухмыльнулся. — Что конунгу сказать?

Варяг молча отвернулся и пошел обратно в сторону трюма. Он уселся на лавку рядом с Добрыней и обратился к нему.

— Добрынь, налей-ка мне отварчику!


— Какого отвару? Что впереди? — раздался голос конунга позади Варяга.

— Городище! — удивленно ответил тот и аккуратно взял кружку из рук Добрыни. — Чего делать будем?

— Пойдем к поселению! Нам провизия нужна. — конунг посмотрел на остальных наемников. — Бойцы! Всем держать оружие при себе. Узнаем, что за городище и нужно бы запасы пополнить. — он снова повернулся в сторону Варяга. — Посмотри, чего у нас с монетами! Достань немного, пригодятся.

— Добренько! Уже! — улыбнулся Варяг, отставил кружку с отваром и мягко скользнул в трюм ладьи. Все работники на судне, услышав разговор наемников, стали в полный голос переговариваться, явно довольные тем, что им предстоит хорошенько отдохнуть.


Ладья медленно подошла к старой деревянной пристани небольшого городища. Несколько десятков домов, большинство из которых частично разрушены. По всему видимо это поселение подвергалось нападениям. Скорее всего его грабили северяне, что приходят сюда в поисках наживы. Конунг встал у изголовья ладьи и держа руку на топоре, вытянулся во весь рост.

— Никого не видно! — тихо прошептал Варяг. — Дозволишь на разведку?

— Давай! Проверь ближайшие дома, чего там. Слишком тихо! — ответил предводитель. Варяг бесшумно спрыгнул с ладьи на старые доски и оглядываясь по сторонам, быстро побежал в сторону домов. Не прошло и минуты, как наемник полностью скрылся на улицах города. Ладья встала вплотную к пристани, Добрыня спустил деревянный помост, и все мужчины молча стали спускаться к берегу. До боли жуткая атмосфера царит в этом поселении, словно здесь проживает сама смерть. Не видно людей, животных и даже птицы не поют свои трели на густых березах да ивах, что растут у самого берега. Все работники столпились отдельной группой, подальше от наемников. На ладье остался только конунг. Он, держась за изголовье судна внимательно следит за городищем, ожидая, когда появится Варяг. Фрол и Добрыня тихо о чем-то беседуя стоят у помоста, а Ратибор держа в руке топор, уселся прямо на старые доски пристани. Мужчина переводит взгляд с толпы работников на город и ухмыляется.

— Фрол! — крикнул он молодому наемнику.

— Чего? — отозвался тот.

— А представь если бы сейчас на нас кто-нибудь напал? Эти же без оружия. — Ратибор указал рукой на толпу работников. — Вот весело бы тогда было! Ха!

Фрол молча поднял голову и посмотрел на конунга, который злобным взглядом уставился на Ратибора. И только предводитель хотел, что-то сказать ему, как с дальней улицы раздался оглушительный крик Варяга.

— Конунг! Конунг! Добрыня! Бегите! Бегите! — его крик взбудоражил работников и те сломя голову побежали на ладью. Все наемники выхватили оружие и ничего не понимая уставились на одиноко бегущего к берегу Варяга. — Что уставились? На ладью! Отходим от берега! — еще сильнее завопил тот, подбежав ближе к пристани.

— О, Варяг! А чего у тебя в руках? — улыбнулся Фрол.

— Да хрен знает, схватил чего лежало! У них спроси! — ответил на бегу наемник и наугад указал рукой за спину. Через мгновение на дальней улице показалась толпа бегущих к берегу мужчин. У каждого в руках оружие!

— Варяг, кто это? — завопил конунг. — Сколько их?

— Около двадцати человек! — задыхаясь выкрикнул наемник.

— Бойцы! Всем достать оружие! А вы, — обратился предводитель к работникам, которые пригнувшись спрятались на ладье. — Оставайтесь здесь! И не поднимать голов! Ратибор, ты готов?

— Говорил же, не нужно было в наемники идти! — запричитал рыжебородый мужчина. — Готов, чего уж там! Эээх! — он крепче сжал топор в руках и подошел к Добрыне и Фролу. Варяг тем временем залез на ладью и встал возле конунга.

— Ну что? Биться что-ль? — спросил он.

— Что у тебя в мешке? — конунг нахмурил брови и покосился на мешок, от которого за выстрел стрелы несет ароматом жареного мяса.

— Я в город, а там, — Варяг указал в сторону городища, — воины мясо жарят. Я угоститься взял чуть, а они заметили и за мной!

— Кто такие, ведаешь? — конунг нахмурился.

— Из твоих вроде! Северяне.

— Ступай к нашим! Я буду говорить с ними. — грозно ответил предводитель и засунув топор обратно в поясной ремень быстро пошел с ладьи на берег. Толпа неизвестных остановились в почтительной сотне шагов от реки, увидев, что к ним идет один человек. Варяг спустился к остальным наемникам и открыл мешок с мясом.

— Ну? Видали?! Угощайтесь, братцы! Для вас тащил! — ухмыльнулся он и мужчины стали доставать из мешка ароматные куски жареной на костре конины.

— Конунг как всегда один пошел? — спросил у Варяга Добрыня, усердно прожевывая кусок мяса.

— Ага! — Варяг перевел взгляд на Ратибора. — Ну что, готов биться? Твоя первая серьезная битва будет!

— Вы что, сговорились, что-ль? Да готов я! Готов! — нервно ответил тот. — Только ведь конунг пошел договариваться? Наверняка битвы не будет?

Варяг, Фрол и Добрыня переглянулись и схватившись за животы стали громко смеяться. Добрыня положил руку через плечо Ратибора.

— Вот ты даешь! Если конунг пошел договариваться, значит скорее набивай брюхо едой, хватай оружие и следуй за ним. Вот если бы мы уплыли быстренько, то тогда бы битвы не было. А так, понимаешь… — он хотел еще что-то сказать, но его прервал оглушительный крик конунга.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 457