электронная
200
12+
Надэйнштейновский прорыв в единую физику

Бесплатный фрагмент - Надэйнштейновский прорыв в единую физику

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-8127-8

ТЕЗИСЫ 1978 ГОДА. МЕЧТА ЭЙНШТЕЙНА И ЧТО НАД НЕЙ? САМОЕ ОБЩЕЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ ВОПРОСА ИЛИ СИТУАЦИИ

В данной книге под объединением физики понимается не только лишь то, что

имел в виду и о чём мечтал А. Эйнштейн — объединение лишь гравитации и электромагнетизма, но и нечто намного большее — тотальное объединение всего и вся, известного и не очень известного в физической реальности…

Вот что в данном написании имеется в виду и предлагается пытливому уму любознательного читателя…

Мечта Эйнштейна и нечто намного большее осуществляется сугубо физическим мышлением на сугубо физическом уровне реальности, а не на том великом математическом пути, который исследовал А. Эйнштейн…

И будем благодарны ему за то предельное, что он достиг на этом пути, вдохновив других исследователей следовать путями иными, более физическими и более результативными в отношении конечной цели…

Которая в действительности беспредельна и на новом уровне открывается в ещё большем виде, так что всё новых и новых великих открытий хватит для всех физиков во все времена…


* * *


В разные годы автором давалось самое разное название предлагаемой книги и самые достопримечательные из них два.

Во-первых, название следующее: «Альтернативная квантовая физика на базе кванто-гравитонных процессов и явлений в областях пространства

протяжённостью 10—38 — 10—50 см»; это название работы от 91 — 92 года.

Во-вторых, название 1996 года: «Альтернативная истина альтернативной физики микромира. Основные идеи и положения об объединении гравитации, электромагнетизма, теории относительности, квантовой теории, ядерной физики, теории элементарных частиц и исчисления фундаментальных мировых постоянных кванто-гравитонно-тахионным переносчиком фундаментальных взаимодействий».


* * *


Этих замечаний вполне достаточно, чтобы понять, о чем идет речь в данной книге и насколько она соответствует интересам и поискам того или иного читателя…

ФИЗИКА ВСЁ ЕЩЁ В ПРЕДДВЕРИИ ВЕЛИКИХ ОТКРЫТИЙ…
ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ. РАЗНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ

Чуть более первоначальное название данной книги, «Над-эйнштейновский прорыв в единую физику. Тезисы 1978 года», звучит так — «Сверх-эйнштейновское объединение физики кванто-гравитонно-тахионным субстратом микрореальности. Тезисы 1978 года, в изложении доступном для не-физиков»; т.е. эта работа рассчитана даже на самого НЕподготовленного читателя; даже он может вникать и понимать о чём идёт речь.

И является данная книга, «Над-эйнштейновский прорыв в единую физику…», кратким, сжатым, конспективным изложением более крупной и фундаментальной работы «Кванто-гравитонно-тахионные основания электродинамики и физического мироздания в целом (электродинамика в кванто-гравитонном изложении или краткий набросок кванто-гравитонной единой теории поля)», объёмом 220 страниц, начатой в 1973 — 74 годах и законченной в 79 — 81 годах.

Так уж получилось, что автору несколько раз пришлось переделывать в 73 — 81 годах эту основную, более крупную и значительную работу как единое целое без большого изменения основных идей, пока она приобрела удовлетворительный литературный вид, краткий, ясный, без значительных стилистических огрехов.

Красивая литературная форма, внешний вид, фасад здания, оказывается, может достигаться с намного большим трудом, чем внутреннее содержание и смысл излагаемых идей; во всяком случае для автора предлагаемой книги так оказалось и получилось.

Но потом обнаружилось, что эти 220 страниц первоначальной работы (даже в удовлетворительном литературном виде) — это что-то слишком большое и увесистое; это больше подходит для специалистов, чем для рядовых читателей, просто интересующихся разными вопросами физики и физического мироздания.

А потому пришлось сделать попытку затолкать, запихать эти 220 страниц в 30 — 40 страниц, пусть даже с некоторыми жертвоприношениями в весьма интересных вещах, моментах и деталях.

И вот сейчас этот крайне сконцентрированный, сжатый, спрессованный конспект более крупной и внушительной работы выносится на суд читателей — и физиков, и не-физиков, чтобы они хоть по нему могли бы сами оценивать возможности и перспективы объединения физики на единых фундаментальных физических основаниях.

Более простое и краткое изложение в общем не очень уж таких-то и сложных идей об этом объединении уже не получается…


* * *


Как вводное замечание имеет смысл сказать, что самое первоначальное (от 1978 года) название данной работы, «Альтернативной квантовой физики; сверх- эйнштейновское объединение физики кванто-гравитонно-тахионным субстратом микрореальности», было таково :

«К объединению современной физики и построению единой физической

теории поля и мира; проблема создания «Капитала» в физической науке».

«Капитал» в физике!

Как это ни странно (не очень привычно, не очень обычно), но физик нашёл для себя идеал для вдохновения и подражания далеко за пределами физической науки, хотя, конечно, крупнейшие физики-мыслители были и остаются вдохновляющим идеалом и полигоном для тренировки и выработки собственного физического мышления.

Таким образом, мечта о «Капитале» в физике двигала автором данной работы ещё со студенческих лет, заставляя его пытаться рассматривать всё и вся подряд в физическом мире с позиций какой-то одной, единой субстанции (единых фундаментальных физических процессов; квант о-гравитонно-тахионных — можно говорить на данный момент более точно и определённо).

И сейчас до этой мечты осталось совсем немного, совсем «мелочь» — поставить эту и 220-страничную работу на математический расчёт, что уже

вопрос и дело лишь техники.

А точнее — времени и талантливейших физиков: кто и как быстро постарается и сумеет сделать это, так скоро оно всё и будет…

Уход физики снова в лидирующую науку, в лидирующий идеал…


* * *


Также как вводное замечание можно и надо бы добавить, что в 73 — 76 годах более крупная, основная, 220-страничная работа «Кванто-гравитонно-тахионные основания электродинамики и физического мироздания в целом» носила следующее название (вчитайтесь, вдумайтесь внимательнее) :

«Основные идеи единой физической теории поля и мира; об эволюционно-революционном возникновении электронно-протонной формы движения материи из гидродинамическо-до-электромагнитной её формы».

Скачок механического (или гидродинамического) — в электромагнитное!… (Почти то же, что и физического — в психическое… Есть такая проблема в современной науке, самая главная, но в закоулках обитающая…)

Скачок в качестве! Гидродинамического — в электромагнитное!

Как Вам нравится такая постановка проблемы? Что такое заряд, откуда и как он возникает, имеет происхождение, и т. д.

Подобная трактовка вещей и проблем, естественно, не влазила ни в какие рамки никаких прежних представлений и пониманий прежней физики и во многом отвергалась, не принималась официальной академической физикой как якобы редукция, сведение электромагнитного к механическому, высшего — к низшему, сложного — к простому (ну, чуть ли ни человека — к высшим, но домыслящим приматам, и пр. т. п.).

Во всяком случае таковы были (насколько помню сейчас одни из самых обидных и запавших в душу) отзывы, или точнее — отписки, отговорки (нежелание обсуждать проблему), из официальных научных журналов и институтов.

В то время как в действительности речь идёт о том, как низшее, простейшее из-за своего чрезмерного, сверхгигантского накопления количества даёт (начинает представлять собой) совершенно новое, неведомое ранее качество: механическое — гидродинамическое; гидродинамическое — электромагнитное; электромагнитное — химическое; химическое — психическое или чувствующее, ощущающее; чувствующе-ощущающее — сверхчувствующее или мыслящее, думающее (которое ощущает, выявляет малейшие и тончайшие причины хоть где, выживая через это тоже хоть где); и т. д. и т.п., если кто-то действительно хочет выявлять и прослеживать цепочки порождающих причин в физическом и не-физическом мире.

{В самом деле, возьмём газ — ведь каждая частица в нём подчиняется только чисто механическим законам Ньютона. В исходном пункте только чистая механика, чистые законы Ньютона, и больше ничего другого! Совершенно ничего! И откуда же тогда берутся законы газо-, аэро- и гидродинамики — законы совершенно не Ньютона! — у этих чисто механических частиц, когда они собираются в огромном количестве в каком-то одном месте, объёме? Из ничего? Ниоткуда? Да нет же, конечно!… Из них самих!… Из того, что они есть чисто механическое!… Из скачка в этом качестве от его чрезмерного количественного накопления в самом себе! (Как лучше и точнее всего выражал суть дела ещё Гегель…) А почему эти новые, неведомые ранее законы нового, неведомого ранее качества таковы, а не другие, — ответ на это может дать лишь «конкретный анализ конкретных обстоятельств», прослеживание «специфической логики специфического предмета», отыскание «уникального ключа к уникальным явлениям»… Хотя, конечно, голову или шею можно сломать, ища (находясь в поиске) где находится граница этого скачка, преобразования, метаморфозы. Это как с крестьянином, который рассуждал: а что случится от того, что я положу на осла всего один прутик… Один прутик ведь ничего не изменит, никакого эффекта не произведёт… Вот и ложил по прутику, пока осёл не свалился, качественный скачок не претерпел… И эта логика, логика диалектики, логика качественного скачка в иное действует не только в физическом мире. Точно также возникают ощущения (или более древнее название — душа; способность к чувствам и ощущениям, переживаниям) — ощущения приятного-неприятного, кислого-сладкого как самые первоначально-фундаментально-исходные — из чисто химических свойств чисто химических т.е. совершенно мертвых, ничего не ощущающих, неодушевлённых молекул и атомов, кислот и оснований. Возникают как интегральное свойство целого, которое начинает обладать такими свойствами, качествами, характеристиками, которых нет у единичных элементов системы… Чрезмерное количество, сверхгигантское количественное накопление даёт качественный скачок во что-то совершенно иное, совершенно неведомое ранее…}

Это обстоятельство — чрезмерное количество как порождающая причина новых фундаментальных качеств и характеристик, уровней и форм реальности, бытия -нужно особо выделить и подчеркнуть, чтобы иметь хоть какие-то представления о самых больших и главных, магистральных направлениях развития физики в самых ближайших и не совсем ближайших временах.

Ибо лишь при таких терминах и подходах можно анализировать фундаментальные основы физического мира — возникновение пространства и времени, вещества и энергии, покоя и движения, из того, что ими совершенно не является, но порождает собой как совершенно новую и неведомую ранее реальность…


* * *


В этом кратком предисловии надо бы также отметить, что, конечно, возможно объединение физики на много более глубоких и фундаментальных основаниях, чем кванто-гравитонные и кванто-тахионные процессы и явления.

Это ясно следует из данной работы и упоминается в нескольких её местах.

Речь идёт о нуль-реальности — о 0 см3 пространства и 0 сек. времени; о нуль-реальных основаниях физической и подфизической реальности; о возникновении отсюда движения, протяжённости, внешних и внутренних систем отсчёта, трёхмерности пространства, = 3,14…, силы, напряжённости, инерционности и т. д.

Очень и очень возможно более глубокое и фундаментальное объединение физики, чем через гравитоны и тахионы (чем на них и посредством них).

Нуль-реальность и её бесконечно большие скорости перемещения — вот следующий этап развития и объединения физики, вот на каком переносчике взаимодействий. (Раз если продолжить дело Эйнштейна — разгоняться до всё больших и больших скоростей, то можно обнаружить еще более потрясающие преобразования пространства и времени, чем те, на которые вышел он! Вплоть уже даже до их преобразования в свою противоположность, в силу и вещество, в массу и энергию, в электроны и протоны… Картиночка довольно ошарашивающая… Представляете? Конечно, в собственной системе отсчёта Вы как ансамль-совокупность электронов и протонов и Ваше собственное пространство и время абсолютны, неизменны. Абсолютно неизменны! Но в других системах отсчёта… Всё ошарашивающее не так… В бесконечно быстро движущейся системе отсчёта Ваше пространство и время представляют собой сплошное вещество и энергию, сплошные электроны и протоны, а Ваше физическое тело, его электроны и протоны, — бесконечное пространство и время… Как Вам нравится такая Ваша жизнь в системе отсчёта наблюдателя, бесконечно быстро перемещающегося? Вы всё тот же, да совершенно не тот… До сплошного перепуга… А всё началось с отказа Эйнштейна от абсолютного пространства и времени Ньютона и введения им собственного, индивидуального пространства и времени для каждой системы отсчёта, которое абсолютно, неизменно в этой системе отсчёта и относительно, изменчиво, сокращаемо-расширяемо во всех других системах отсчета, достаточно быстро движущихся… Относительность, относительность, относительность… Одно и то же в разных системах отсчёта совершенно разно!… И таким образом можно добраться от «ничего» «чему-то» и «всему»… Хотя, собственно, всё начинается с того, что само это «ничто», нуль-реальность, 0 см3, 0 сек. тоже совершенно разные в разных системах отсчёта, имеющих резко разные скорости движения. Но в любом случае это нуль-бытие вполне подходит под субстанцию в начале мира… Ничуть не меньше, чем гравитоны и тахионы, подходит… А потому и объединение физики на его базисе может быть намного более значительным и грандиозным, чем на чём-либо другом… И молодые, талантливые и физики, и математики — даём теорию о всём этом?…)

Конечно и естественно, что это объединение физики на нуль-реальных основаниях физической реальности перед лицом кванто-гравитонно-тахионной теории физического мироздания (в которой гравитоны, гравитоны и еще раз гравитоны, отличающиеся друг от друга лишь спиновыми характеристиками, объясняют электростатическо-кулоновское, магнитное, электромагнитное и гравитационное взаимодейтвие, а процессы и свойства гравитонов обосновываются кванто-тахионным уровнем реальности) будет выглядеть как дифференциально-интегральное исчисление перед алгеброй или алгебра — перед арифметикой.

Но тем не менее!

Вне всякого сомнения!

Можно, можно нырять в намного более глубокие и субстанциональные уровни реальности, чем гравитоны и тахионы!

Кто хочет — тот может делать это! (Некоторый первоначальный трамплин для этого только что немного описан…)

Но сам автор в данной работе предлагает то, что у него есть — и разработано довольно детально и подробно, а не клочками и моментами, — объединение физики лишь на кванто-гравитонно-тахионных основаниях, на кванто-гравитонно-тахионных носителях-передатчиках физического взаимодействия.

Это когда теория фотона строится по подобию теории электрона и протона, но лишь с фундаментальным отличием в количественных характеристиках этих частиц. {Если электрон и протон вращаются и пульсируют на околосветовых скоростях, то фотон, его поверхность, вращается и пульсирует на околотахионных скоростях. Если из электрона, протона со световой скоростью во все стороны равномерно вылетают гравитоны как кванты электростатическо-кулоновского, магнитного и гравитационного полей, реактивной силой отдачи при вылете обеспечивая сжатие-нераспад электрона, протона, то из фотона равномерно во все стороны с тахионной скоростью вылетают кванты-тахионы, реактивная сила отдачи которых при вылете обеспечивает сжатие-нераспад фотону — веществу фотонно-световому. Чуть другие полевые частицы излучаются с чуть другими количественными характеристиками — вот и всё отличие вращающих и пульсирующих электрона, протона от вращающегося и пульсирующего фотона… Для существования же, сжатия-нераспада тахиона надо вводить еще более мелкие и быстрые частицы уже в объёмах пространства протяжённостью 10—90 — 10—110 см… Это предельные глубины кванто-гравитонно-тахионной единой теории поля… Что глубже — уже вне её…}

Всё это тоже надо разрабатывать; работы и тут хватает, предостаточно

(особенно в отношении математическо-количественных расчётов внутри-электронных и внутри-фотонных процессов, явлений и событий).

А потому (рассуждая философски) может и не надо слишком торопиться?

Может хоть некоторое время лучше не жадничать со слишком-устремлением вперёд (не гнать лошадей чересчур быстро вперёд и вперёд), а быть довольным тем, что есть и сначала выжать всё возможное из того, что есть, из того, что уже довольно детально и подробно разработано?

Выжать всё возможное в т.ч. и прежде всего из теории фотона как совокупности строго организованных и переходящих друг в друга (плавным разворотом осей своего вращения) гравитонов электрического, магнитного и гравитационного полей, объединяемой в единое и гидродинамически могучее целое излучением тахионов — их реактивной силой отдачи при вылете из поверхности фотона?

Ведь из такой теории фотона сразу, мгновенно следует, что эффект Хаббла, знаменитого красного смещения в спектрах атомов далёких галактик, порождается вовсе не эффектом Доплера, не убеганием от нас галактик (да ещё и уже с невозможной, погибельной, разрушительной для масс покоя сверхсветовой скоростью! — таковы сейчас обнаруживаемые величины красного смещения в спектрах самых отдалённых объектов Вселенной, если верить в Доплер-причину этого спектрального смещения), а нечто совершенно иным и абсолютно естественным, не надуманным и не придуманным человеческой головой!

Порождается просто уменьшением, потерей массы фотона, уходящей на излучение тахионов в течении миллиардов и десятков миллиардов лет путешествия фотона во Вселенной, пока он доходит до нас со столь гигантских расстояний, где якобы произошёл Большой Взрыв (и как мы бесконечно быстрее и раньше света оказались в данном месте Вселенной, чтобы воспринимать этот свет сейчас -совершенно непонятно! Мы что? Вне этого Большого Взрыва были? Как это так? Не поддаётся это никак никакому пониманию и осмыслению; не внушает никакой истины и доверия к себе такой ход мышления).

Потеря массы фотона на излучение тахионов в течении крайне гигантнейших промежутков времени — вот подлинная причина явления красного сдвига в спектрах атомов далеких галактик!

Всё естественно и само собой разумеется! И по-другому после кванто-гравитонно-тахионной теории физической реальности уже никак нельзя относиться к этому явлению! Только как к неизбежному, как к должному быть и иметь место, раз фотон обеспечивает своё существование, свой нераспад-объединение в единое целое излучением тахионов, их реактивной силой давления при вылете!…

Так, что теперь по величине этого красного смещения можно напрямую, без всяких воспоминаний и оглядок на эффект Доплера, вычислять расстояние до тех или иных звёзд и галактик! Которые были, находились на столь фантастических расстояниях от нас еще десятки и десятки миллиардов лет тому назад, что вот даже свет, наконец-то, добрался до нас через столько много времени…

А если всё так, если столь гигантские расстояния между звёздными системами существовали еще десятки и десятки миллиардов лет тому назад, то, следовательно, не могли и не могут фотоны приходить к нам из какого-то места какого-то Большого Взрыва просто из-за отсутствия этого места и этого Взрыва во Вселенной! (Ну, не было этого Взрыва 10 — 15 — 20 млрд. лет, если до нас только сейчас добирается свет от тех звезд, что еще тогда отстояли от нас так далеко, что свет от них, наконец-то, дополз до нас за эти 10 — 15 — 20 млрд. лет…)

И совершенно другая, не революционно-взрывная, а тихо-эволюционная картина тихо-эволюционного возникновения электронов и протонов во Вселенной получается в кванто-гравитонно-тахионной теории физической реальности.

Триллионы лет назад существовал чисто механический газ чисто и ещё раз чисто механических частиц размером (диаметром) порядка приблизительно в 10—45 — 10—47 см.

И вот триллионнолетняя эволюция этого чисто механического газа чисто механических частиц (естественным отбором всевозможных способов интеграции-дифференциации, концентрации-объединения этих чисто механических частичек газа в гигантские целостные системы, ударно-волновым прежде всего способом; выжил к существованию тот, кто или то, что оказалось способно на это объединение чисто механическим способом) привела к появлению в этой вселенной чисто механических явлений мощнейших гидродинамических, ударно-волновых вихре-пульсирующих явлений и систем на уровне пространства протяжённостью 10—12 — 10—13 см, которые механическими субстанциями уже не являются и получают у людей название электронов и протонов.

Но обсуждать такие вещи, микро- и макро-космогенные, надо, естественно, не во введении к тоненькой книжице, а в целых трактатах толстых-толстых диссертаций, благословенных самым вдохновенным порывом к истине…


* * *


Итак, в данной работе автор предлагает лишь кванто-гравитонно- тахионный взгляд, разбор и анализ физической реальности во Вселенной, а что-то более глубокое и фундаментальное он оставляет физикам молодым (и себе — на чуть более поздние времена).

Это же самое относится и к постановке всей возникающей сейчас кванто-гравитонно-тахионной физики на мощнейший математический анализ, на количественный расчет всех фундаментальных, узловых явлений и эффектов физического мира с точки зрения глубоко внутренних, кванто-гравитонно-тахионных процессов и явлений в основании микрокосмоса.

Тут автору тоже приходится надеяться больше не на себя, а на мощнейшие коллективы талантливых физиков.

Они могут осуществить намного более могучий и стремительный прорыв, чем один человек.

Тем более, что автора данной работы всегда больше влекла к себе сначала физическая и лишь потом — математическая, количественная сторона физических вопросов и проблем; он больше получает удовольствия от этой стороны вещей и дела — качественно-физической, физическо-смысловой и т.д., а количественные расчёты захватывают его больше и чаще всего лишь под давлением внешних причин, требований и обстоятельств (они лишь заставляют его хоть чуть-чуть шевелиться в этом отношении).

Внутреннее влечение к математическому анализу реальности у автора данной книги всегда стояло и стоит на втором плане перед другими (более важными, по его мнению) вещами, а потому он выражает надежду, что найдутся физики и математики, которые поставят кванто-гравитонно-тахионную физику и электродинамику на математический фундамент математических расчётов намного быстрее, стремительнее и обширнее, всеохватывающе, чем это сделает сам автор данной работы.

И нельзя же, в конце концов, сваливать всё и вся, все задачи и дела на одного человека.

Поэтому очень определённо могу обещать заниматься лишь одним — самыми трудными и мучительными, магистрально-фундаментальнейшими физическими проблемами, всё другое — как получится по обстоятельствам.


С любовью и уважением к читателю, с пожеланием ему успехов в понимании

нарождающейся новой микрофизики микромира — И. Жуковский

ПОСВЯЩЕНИЕ

Альберту Эйнштейну и «тем, кто продолжает изучать физику, ибо любит её, и несмотря на предшествующее обучение, требования скорейших результатов и давление вне науки и истины находящихся интересов, всё ещё влюблен в свою науку, не оставляет надежд на более глубокое понимание её и отваживается задавать радикальные вопросы; ибо свет истины для них дороже всего», — эта книга посвящается…

О МАЛОДОСТОЙНОЙ, МЕЛКО- И КРУПНОТРУСЛИВОЙ
ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ СИТУАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЗИКЕ
ГДЕ ДЕВИЗ: ДАЕМ ГЛУБИНЫ ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ
ПРОТЯЖЕННОСТЬЮ ПРОСТРАНСТВА В 10—90 — 10—100 СМ?

Человек вышел из до-человеческого мира, покинул предисторию предлюдей где-то 40 000 лет тому назад только благодаря появлению у него духа, разума, мышления — великого духа, разума, мышления! (Понимаемых как над- или сверх-чувственные процессы и явления в коре головного мозга — слова, понятия, мысли, идеи, 2-ая сигнальная система, управляемая законами логики как законами правильного, соответствующего реальности обращения со словами и понятиями, которые (и законы, и понятия) выработаны в тысячелетнем опыте взаимодействия человечества с реальностью и передаются из поколения в поколение воспитанием и обучением человека с самого младенчества)

Дух! Разум! Мышление! Интеллект!

Все свои достижения человек имеет только благодаря этому фундаментальному, основополагающему обстоятельству в своей голове!

А потому и все его проблемы, затруднения возникают как только эти великие вещи оказываются в великом бездействии, простое и застое, перестают бешено перенапрягаться и надрываться в решении величайших проблем, которых всегда хватает во все времена.

Так, в частности, оно есть и случилось в последнем столетии с познанием

физической реальности микромира.

Тот, кто не верит в могущество идей и мышления, а потому и мыслит слабо и плохо, вплоть до того, что вообще не мыслит, прикрывая и оправдывая это мощным и изящным математическим аппаратом и энциклопедической эмпирической эрудицией, тот, естественно, ищет объяснение своей неспособности понять даже не очень далеко и глубоко от поверхности спрятанные причины физического явления и находит это объяснение в чём угодно!

В языке, в понятиях, в классическом духе физике, в невероятных особенностях микроприроды и микрореальности — в её не имеющей аналогов необычности, непривычности, неклассичности, неопределённости и т. д. и т.п.!

Но только не в главном и истинном ищут такие физики причину своих неудач в познании реальности и Вселенной!

Не в ограниченности и слабости своего мышления!

Не в его ущерности, не в его поверхностности, не в его НЕ-дерзновенности!

Несовершенство природы, а не людей, не их способов мышления и анализа реальности, оказывается при таком подходе причиной затруднений в познании мира, особенно если это касается процессов и явлений, протекающих в областях пространства протяжённостью 10—13 — 10—20 — 10—30 см (о 10—200 — 10—700 — 10—1500 сантиметров мы молчим; это уже сверхскрытые от современной физики глубины, вещи и параметры…)

И как в таком случае, при таком переложении ответственности за проблемы

и трудности познания с не очень большой одарённости людей на запутавшуюся и неопределившуюся в самой себе природу, можно тешить или успокаивать, убаюкивать себя иллюзиями, что в принципе непознаваемая из-за своих роковых недостатков природа всё-таки полностью и исчерпывающе познаётся, описывается и объясняется квантовой механикой Бора и Гейзенберга, Шриденгера и Дирака, полностью и в принципе исключая какую-либо возможность скрытых от неё сущностей и параметров, — это уму непостижимо.

Но на этом настаивают ортодоксальные толкователи квантовой механики,

особенно в её копенгагенской интерпретации.

Это называется: начать пить за упокой, а кончить — за здравие!

Сначала провозгласить принципиальную непознаваемость фундаментальнейших глубин Вселенной из-за слишком грубых орудий познания, якобы создающих неконтролируемое воздействие на объект познания! (Или якобы даже порождающих сам объект познания своим воздействием!… Операционализм и т. п. перлы недомыслия, наукой мало пахнущие, раз всерьёз утверждается, что ток и его свойства порождаются амперметром, измерителем-познавателем реальности, а он, этот ток, не есть что-то само по себе, совершенно независимое от того, кто соизволяет себе его познавать…)

А потом объявить об уже полном и исчерпывающем познании этих глубин уже современной физикой и совершенной ненужности и излишности чего-то более точного, тонкого и совершенного, чем она!

Вещь в себе оказывается вовсе не вещью в себе, не тайной непознаваемой за семью печатями, и современная физика уже решила все фундаментальнейшие физические проблемы, избавив от них физику ближайших десятилетий и столетий!

Вот чем уже радостно упиваются сегодня вчерашние приверженцы принципиальной непознаваемости микромира из-за принципиальной невозможности одновременного измерения множества параметров микрочастицы -импульса, координат, массы, заряда и всего другого, чем она обладает (обходя при этом совершенно трусливо вопрос — а существуют ли вообще все эти параметры у частицы одновременно или как-то поочерёдно, и что в таком случае это значит -существовать не одновременно, не всем вместе, а по очереди, как-то порознь, попеременно всем параметрам частицы? — что снова пахнет перлами какого-то маловыразимого недомышления…).

Квантовая механика Бора, Гейзенберга, Шриденгера — предел совершенства,

больше которого не может быть во веки веков!

И кощунственно, святотатственно мечтать о более глубоких и фундаментальных теориях, исследующих скрытые от неё вещи, процессы и параметры!

Вот таково кредо, внутренняя убеждённость тех, кто не верит в могущество

разума, кто отказывает ему в возможности проникать в любые глубины Вселенной, вплоть до 10—30 — 10—50 — 10—100 см (возводя это в несусветный грех скрытых параметров и т.д.), но в то же время настаивает на исчерпывающем описании физической реальности микромира физикой Бора-Шриденгера-Гейзенберга.

Но будем честны и мужественны духом!

Давайте спросим самих себя — а начиналась ли вообще у Бора и Гейзенберга, Шриденгера и Планка физическая наука в её подлинном смысле?

Физическая наука как то, что она есть на самом деле!

Как объяснение одних физических причин и явлений другими физическими

причинами и явлениями т.е. без всяких хитроумных математических вещиц типа таблицы Менделеева (которая предсказывает кое-что очень точно, но без какого-либо объяснения и понимания почему это так, а не иначе; в силу каких физических причин, процессов и явлений эта одинаковость-повторяемость химических свойств разных элементов возникает; не ведая об электронных оболочках в строении атома, ответственных за его химические свойства; и т.д.)!

Ведь действительно!

Давайте откровенно, строго и по крупному счёту спросим себя :

Объяснены ли сегодня «железной логикой» соответствующих причин или же «железной логикой» гигантских цепочек и совокупностей причин и причинно-следственных связей и отношений такие фундаментальнейшие физические процессы и явления как постоянство скорости света, явление квант и квантовых скачков (в смысле, прежде всего, конкретного и детального физического механизма и процесса протекания квантового скачка, отрыва фотона от электрона, протона или же, наоборот, удара-слияния с ним), спектры атомов и устойчивость, нераспад атома планетарной модели, открытого Резерфордом опытным путём, устойчивость-нераспад электрона, протона, несущего на себе заряд одного знака, и такое явление как дифракция и интерференция или волновые свойства электрона, протона, фотона, других элементарных частиц?

И вот тут по большому, строгому и честному счёту мы вынуждены признать откровенно :

Нет! Как и в 1887 — 1927 году эти фундаментальнейшие физические процессы и явления не объяснены!

Не объяснены даже к концу ХХ столетия!

Нет у нас понимания их происхождения из других, более глубоких и фундаментальных физических причин и оснований, из более глубоких и первородных уровней физической реальности.

Они у нас в современной физике лишь запостулированы и законстантированны в более или менее хитрой и изящной форме как опытные, эмпирические факты, не поддающиеся никакому разумному, логическому, причинному объяснению, пониманию, обоснованию, сам дух которого (привычка выводить одни физические процессы из других) трижды проклят и изгнан из физики как классический и непригодный для работы, пользования на уровне микро-микрореальности.

Вот и всё, на что способна и что делает наша современная физическая наука и её авангард прежде всего — квантовая теория физической реальности.

Вот в такой ситуации мы находимся; неведомы нам процессы в глубине 10—30 — 10—40 см, которые порождают и дают процессы и явления в глубине 10—10 — 10—20 см.

Неведомо, неизвестно нам самое главное, что происходит с физи­ческой реальностью на её фундаментальнейших уровнях!

Это роковой недостаток современной ведущей части физической нау­ки,

квантовой механики, — она оперирует сверхабстрактными терминами и символами, но только не с тем, что реально есть и происходит в физической реальности.

А реально в ней есть, бушуют и клокочут сверхдикие давления в миллионы миллионов тонн на квадратный сантиметр! Сверхбешеные напряженности поля в миллиарды вольт на сантиметр! (Вдумайтесь только в это!)

Вот что есть в действительности! В подлинном микромире!

Это жутко грозно и бешено бурлящая реальность, которой и близко нет в земных условиях, а тем более — не найти её в теориях современ­ной квантовой физики!

Не с ней оперирует современная квантовая физика в своих разных разделах и разновидностях!

Её-то как раз и не знает горе-передовой отряд современной физики, отгородившись от нее сверхмощными и сверхабстрактными математичес­кими символами и аппаратами, воображая что в этом сила, могущество, достоинство науки физики, а не в точнейшем познании точнейших механиз­мов и способов движения и взаимодействия этих чудовищных сил и энергий в чудовищных глубинах пространства.

Вот эту брешь в способах и подходах познания физической реаль­ности мы и попробуем заполнить, рассуждая о вещах микромира обыкновенным физическим языком и мышлением; применяя обыкновенные физические слова и понятия — сила, энергия, давление, поверхность, траектория и т. д. — то, что считается современным трусливым, расписавшимся в собственном бессилии псевдофизическим мышлением за величайший грех, недозволенность и недопустимость (хотя в начале мира ничего, кроме силы и энергии не лежит; напряженность — начало всего…).

Но мы попробуем действовать именно так — имея дело, работая с фундаментальнейшими физическими понятиями, без всякого самодовлеющего оперирования пусть с интересными, но абстрактными математическими символами, которые ведь никак не бегают и не взаимодействуют в микро­мире ни между собой, ни с какими-либо процессами в нем!

А ведь там, в этих дико ничтожных объёмах пространства, что-то движется, шевелится, причем грозно и могуче, порождая само физическое мироздание и всю надстройку над ним!

И попробуем понять это без хитроумных (и даже заумных) абстракций и отвлечений от физической реальности.

Что из этого получится — судить читателям.

Но это наше кредо: человеческий разум, тот тысячелетний опыт взаимодействия человечества с реальностью, что сконцентрирован в понятиях и физическом мышлении, достаточно могуществен, чтобы познавать реальность, оперируя с ней, а не отрываясь от неё в заоблачные матема­тические выси…

МОЖНО ЛИ ОБОЙТИСЬ БЕЗ РОКОВОГО ПОНЯТИЯ ЭФИРА
ПРИ ПОПЫТКАХ ПОСТРОЕНИЯ ФИЗИКИ С ЕДИНЫХ НАЧАЛ?
О ПОДЛИННОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ СУБСТАНЦИИ ВСЕЛЕННОЙ
ЛЕЖАЩЕЙ В ЕЁ ОСНОВАНИИ

В юности душа и дух безбрежны. И наверно поэтому в поисках достаточно могучих способов и методов мышления, способных решить фундаментальные проблемы и затруднения физической науки в фундаментальнейших вопросах создания фундаментальной теории, отвечающей на любые фундаментальные вопросы и объединяющей физику в единое и стройное целое, автора данной работы ещё в студенческие заносило далеко за пределы науки физической.

И прежде всего — в науку философскую, ибо, кроме всего прочего, там о субстанциях, началах и основаниях мира говорится намного более широко, вольно и глубоко, чем это принято в физической науке.

И, естественно, что современные философы, ни советские, ни западные, удовлетворить меня не могли, не предлагали они чего-то значительного для решения тех вопросов (как найти или выработать достаточно могучие методы мышления, способные давать решение мучительнейших проблем и препятствий, что стоят на пути к единой, фундаментально глубокой физической теории), ради которых я начал путешествовать даже далеко за пределами физической науки.

Поэтому столь же естественно, что меня носило только по крупным классическим философским величинам — Спиноза, Кант, Фейербах, Лейбниц, Фихте и т. д.

Ну, и, конечно, прежде всего на что я вышел и что произвело на меня сильнейшее впечатление — это были, само собой разумеется, Гегель и Аристотель (между прочим, сам Гегель по большей части вышел из Аристотеля, поэтому последнего надо считать очень могучей и самостоятельной величиной, стоящей у истоков современного и физического, и нефизического мышления).

Потом был Энгельс, его «Анти-Дюринг», раздел «Пространство и время» в котором произвёл на меня тоже очень сильное впечатление и я до сих пор считаю этот раздел самым сильным, крупным, честным и значительным из всего того, что до сих пор сказано в науке об этих вещах (даже в сравнении с А. Эйнштейном).

А если Вы дочитаете «Анти-Дюринг» до конца, то волей-неволей выйдете в науку экономическую, на «Капитал» Маркса, заинтересуетесь и им; по методам мышления прежде всего, если непосредственно экономические идеи Вас не очень влекут и интересуют.

{И сразу вполне могу поделиться «секретом», к которому пришел, который обнаружил в итоге исследования методов мышления крупных учёных разных наук — в чём их могущество, чем они достигают своих результатов. Оказывается никакого секрета нет — никакого особого способа мышления, ни диалектического, ни другого, ни у Маркса, ни у Гегеля, ни у Спинозы и т.д., не обнаруживается! Просто есть крепко соображающая голова — вот и всё! Вот она и соображает! Крепко, впечатляюще, а иногда — потрясающе! А как это потом называется — логика, диалектика или ещё как — не имеет никакого значения! Голова на плечах — вот и весь метод!… Для себя я его называю методом мышления крупными идеями стоя на плечах всех крупнейших предшественников}

Таким образом, с самого начала своих научных занятий, ещё со студенческих лет автор данной работы ради физики и только ради неё вышел далеко за пределы физики и во многом ориентировался в методах мышления на таких далеко не физических мыслителей как Гегель, Аристотель, Маркс (за пределами физической науки; и, естественно, — на Эйнштейна, Ньютона, Максвелла, Лоренца, Больцмана и др. в физической науке, Коперника — в астрономической; самые интересные результаты бывают на стыках наук и поэтому ничуть не сожалею о таком способе действия. Как и о том, что всю юность находился под сильнейшим эмоциональным зарядом-впечатлением от таких вообще запредельно занаучных книг как «Солярис», «Сумма технологий» Ст. Лема и «Интегральный Интеллект» Ю. Шейнина)

Впечатлял, конечно, прежде всего «Капитал» Маркса (первые главы которого я проштудировал наверно несколько десятков раз; помню даже как пытался переделать его под физику; вместо отдела «Производство капитала» у меня получалось: «Производство электрона» — историческое его возникновение в филогенезе и возникновение в онтогенезе, в каждый данный момент как механизм его сохранения, устойчивости, нераспада; даже чисто внешнее копирование что-то давало…)

И естественно, что сравнение единства и стройности «Капитала» с единством и стройностью физической науки производило на меня самое удручающее впечатление.

Хотелось буквально плакать и рыдать, что физика и близко не представляет собой что-либо подобного — столь стройного, единого, могучего, неотразимого.

И такое стройное, единое, цельное здание в физике, такая, как «Капитал», единая теория в науке физической представлялась мне не только в том смысле, каком это имел в виду Эйнштейн — как объединение гравитации и электрома-гнетизма; объяснение из единой основы и сущности гравитационных и элект-ромагнитных полей, сил и взаимодействий.

Нет! Она представлялась как нечто намного большее и грандиозное!

Как нечто, действительно объединяющее всё и вся!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.