электронная
360
печатная A5
460
18+
Начало

Бесплатный фрагмент - Начало

Книга 1

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4811-2
электронная
от 360
печатная A5
от 460

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Мраморный пол был начищен до зеркального блеска. Мужчина внимательно посмотрел на свое отражение. Элегантный смокинг, черные брюки, аккуратно выглаженная белая рубашка, очки в тонкой оправе, идеальная прическа — типичный представитель профессорского состава Варшавского университета, в одном из зданий которого и проходил этот прием. И никто не знал, что очень скоро в этом здании прогремят выстрелы.

Впрочем, мужчина был не совсем прав. Взяв бокал шампанского с подноса, который нес официант, он обратил внимание, что у того под мышкой спрятана кобура. Конечно, на таких мероприятиях, где собираются многие видные люди Российский империи, всегда полно охраны, но сегодня ее было чересчур много. Похоже, они знали о его задании.

Но мужчина не собирался отступать: он был уверен в надежности своей маскировки и, кроме того, он был приучен доводить любое дело до конца. Не торопясь, он поднялся по широкой лестнице на второй этаж, периодически останавливаясь и беседуя с другими гостями. Никто из его собеседников и не догадался, что под маской интеллигента-профессора прячется безжалостный убийца.

Обогнув богато украшенную лепниной колонну, мужчина наконец заметил ту, что была его целью. Не заметить ее было трудно: молодая красивая женщина в красном платье с открытой спиной привлекала взгляды всех присутствующих.

Впрочем, это объяснялось не только ее молодостью и красотой, но и ее положением в обществе. Анна Леонидовна Краснокутская — Верховный Комиссар Российской империи, женщина с железными нервами и бульдожьей хваткой. Из-за ее юного для такого поста возраста (а ей едва исполнилось двадцать семь лет) почти все население империи считало Анну любовницей Императора.

Но мужчина знал, что это не правда. Просто Краснокутская — очень умная, способная и решительная девушка. Недаром ее прозвали «пожирательница мужчин». За глаза, разумеется.

Однако именно таланты Анны Леонидовны и привели к этой неминуемой развязке. Мужчина не любил убивать женщин, тем более юных, тем более красивых. Но она слишком близко подобралась к его шефу, а, значит, подлежит ликвидации.

В данный момент комиссар беседовала с начальником Генштаба, генерал-полковником Борисовым и заместителем директора ФСБ полковником Черепаниным.

Мужчина сделал еще два шага по направлению к своей жертве, а затем окликнул ее:

— Комиссар! — и, когда она обернулась, нажал на маленькую, незаметную кнопочку на своих очках.

Два мельчайших куска металла, самые маленькие пули в мире, вылетели из оправы и мгновение спустя вонзились точно в зрачки карих глаз Краснокутской.

Не успел еще никто отреагировать, как мужчина оттолкнулся от пола, взмыл в воздух и, провернувшись вокруг своей оси, ударил в висок ближайшего официанта-охранника. Уйти через окно было невозможно — они все оказались зарешечены. Оставался один выход — пробиваться с боем.

Все это пулей пронеслось в голове убийцы, когда он, совершив кульбит и одновременно выхватив пистолет из кобуры убитого им охранника, приземлился на ноги и начал стрелять. В одну секунду еще трое служителей закона были убиты, а двое тяжело ранены.

Но и в императорской гвардии служат профессионалы. Мужчина успел обернуться на выстрел и даже нажать на курок, но пуля, выпущенная оказавшимся позади него охранником, вошла ему точно в лоб.

Тело убийцы рухнуло на пол, и вокруг него тут же стала расплываться лужа крови.

Глава 1

Антон Дмитриев работал охранником в тюрьме особого назначения «Цитадель» уже десять лет. В здешних камерах сидели самые жестокие и опасные убийцы и насильники. Даже тюремщикам не сообщались их имена во избежание самосуда.

Антон иногда задумывался, почему бы просто не казнить всех этих преступников, а не тратить на их содержание огромные средства. Впрочем, эти мысли он держал при себе, тем более что за его работу ему платили большие деньги. А сама она была, мягко говоря, несложной: просто сидеть на посту и следить за тем, чтобы никто из его подопечных не покинул пределов своей камеры.

Но такого просто не могло случиться: на прогулки заключенных не выводили, решетки были под напряжением, а еду им доставляли специальным лифтом прямо в камеру, и он был таких размеров, что ни один человек туда бы не забрался.

Однако сегодня размеренное течение службы Дмитриева было нарушено. Впрочем, это касалось всего персонала тюрьмы, а не только его. Неожиданно к ним нагрянул военный министр, генерал-полковник Черепанин, и потребовал встречи с одним из заключенных.

И вот сейчас Антон вместе со своим напарником Борисом Целовальниковым шагал по направлению к камере 425, где томился заключенный под номером 5667.

Кто он и что совершил, Антон не знал, но ему было известно, что этот преступник сидит в тюрьме со дня ее основания, то есть уже более двадцати лет.

— Пришли, — раздался в тишине голос Бориса. — Включи освещение, — попросил он напарника.

Антон направил фонарик на стену и нашел выключатель. Он нажал на кнопку, и коридор позади охранников, и камера, находившаяся перед ними, оказались залиты ярким светом.

Оба тюремщика зажмурились и открыли глаза только через несколько секунд, когда те привыкли к новому освещению. Перед ними, за решеткой, стоял мужчина среднего роста, атлетического телосложения, с длинными седыми волосами. Внимательно окинув Антона и Бориса взглядом своих серых глаз, заключенный ухмыльнулся и спросил:

— С чем пожаловали, господа?

Борис подошел к тумблеру и перевел его в другое положение, отключив ток. Антон же подошел к решетке и, вставив ключ в замок, повернул его. Затем он дернул дверь в свою сторону и, быстро отскочив на два шага, произнес:

— Заключенный 5667, на выход!

— Вас предупредили, что я очень опасен, — довольно констатировал мужчина, выходя из камеры и, кажется, не замечая надетые на ноги кандалы.

Антон и Борис ничего не ответили: им запретили под страхом уголовного преследования разговаривать с этим заключенным. Встав по бокам от него, охранники дружно скомандовали:

— Вперед!

— Как скажете, — ответил мужчина и пошел прямо по коридору.

Генерал-полковник Черепанин стоял у окна в кабинете начальника тюрьмы. Самого начальника тут не было: его, как и остальной персонал, личная охрана министра не подпускала к кабинету ближе, чем на двадцать метров.

Черепанин думал о предстоящем разговоре. Он все еще сомневался в правильности своего решения. Да, когда-то он оставил заключенного 5667 в живых, полагая, что когда-нибудь ему потребуется его помощь. И в то же время в глубине души генерал-полковник надеялся, что такой миг никогда не наступит. Но, судя по всему, он все-таки наступил.

Раздался стук в дверь, она приоткрылась, и показалась голова Андрея Хомутова, главы охраны министра:

— Заключенный доставлен, генерал!

— Проводи его сюда, — ответил Черепанин, садясь в кресло начальника тюрьмы. — Что-то еще? — спросил он, так как Андрей все еще мялся на пороге.

— Да, генерал, — ответил тот. — Вы уверены, что остаться с этим убийцей наедине безопасно?

— Абсолютно, — спокойно произнес министр. — Для меня он не опасен.

Хомутов кивнул и закрыл дверь. Через несколько мгновений она вновь распахнулась, и два дюжих молодца ввели в кабинет мужчину с грязными, спутанными, седыми волосами и усадили его на стул напротив генерала.

— Ты, я вижу, тоже постарел, — с некоторым удовольствием, протянул Черепанин.

— Это? — мужчина тряхнул головой, стараясь убрать прядь, упавшую на глаза. — Потеря пигментации — это побочный эффект. А так мне по паспорту — шестьдесят три, а биологический возраст у меня — тридцать один год. Учитывая, что процесс старения с возрастом будет замедляться, то мне осталось еще жить двести сорок лет пять месяцев шесть дней и восемь часов.

— Какая точность! — холодно ответил генерал.

— Ты сам этого хотел, забыл? — перегнулся через разделявший их стол заключенный.

— Не забыл, — выдержав паузу, произнес министр. — Тебя вообще трудно забыть, Янычар, особенно учитывая скольких известных и не очень людей ты убил, — добавил он, глядя собеседнику прямо в глаза.

— И почти всех по твоему прямому приказу, Осьминог, — откинулся на стуле убийца. — И ты ловко меня подставил в последнем случае, с Анной Краснокутской.

— И спас тебя от смерти, — растянул губы в улыбке Черепанин.

— Только чтобы заточить меня здесь, — покачал головой заключенный. — Но хватит ходить вокруг да около, — решительно произнес он. — Что тебе от меня надо?

— К делу так к делу, — пожал плечами министр. — Я приехал предложить тебе сделку. Выполнишь одно мое поручение — получишь свободу. Согласен?

— Один миллиард.

— Не понял, — нахмурил брови генерал.

— Один миллиард рублей на счета в пяти швейцарских банках, которые я укажу позднее, — пояснил Янычар. — Плюс вилла на Сицилии и пост вице-президента «Русгена».

— А ты не обнаглел? — улыбаясь, протянул Черепанин. — Ты не в том положении, чтобы диктовать условия, — уже без улыбки продолжил он.

— Это ты не в том положении, — спокойно заметил убийца. — Если бы у тебя был выбор, ты бы не пришел ко мне.

Генерал сжал челюсти. Этот сукин сын, как всегда, был прав. У него действительно не было выбора, и только Янычар мог ему помочь.

— Зачем тебе пост вице-президента? — пытаясь потянуть время, спросил министр.

— Никто не хочет умирать, — философски ответил заключенный. — С помощью этой компании я смогу отсрочить свою смерть, пока еще запрограммированную.

— И ты не стесняешься мне в этом признаться? — сощурил глаза Черепанин.

— А чего стесняться? — с улыбкой ответил Янычар. — Ты ведь пытаешься отсрочить свою смерть. Для чего и организовал эту компанию.

На краткую долю секунды министр потерял самообладание: он действительно являлся создателем этой фирмы, но он был уверен, что об этом никто не догадывается.

— С чего ты взял, что я имею к «Русгену» какое-то отношение? — справившись с эмоциями, спросил генерал.

— Имеющий уши да услышит, — заключенный явно наслаждался ситуацией, — а у меня очень, очень большие уши.

Черепанин промолчал, внимательно разглядывая своего собеседника. Да, из-за седых волос тот выглядел стариком, но генерал чувствовал, что этот «старик» по-прежнему смертельно опасен. Даже сейчас, в наручниках и кандалах, он мог свернуть министру шею за доли секунды, а потом еще и уложить половину, если не всю его охрану.

Черепанин уже долгие годы ломал голову над вопросом: почему именно Янычар стал таким уникальным? Ведь он был лишь первым, на ком опробовали технологию, но почему-то только он превратился в идеальную машину для убийства. Никто из нового поколения, как впрочем, и из ровесников Янычара, не мог противостоять ему один на один. Черт возьми, он действительно был и остается лучшим!

— Ладно, идет, — поднимаясь из кресла, произнес министр. — Сейчас тебя освободят от цепей, а потом приведут к моей машине, — с этими словами он направился к двери, но уже у самого порога услышал вслед:

— Не пытайся вновь обмануть меня, Осьминог. Я, как говорится, не злопамятный, я просто злой, и память у меня хорошая.

Черепанин нервно сглотнул и вышел из комнаты.

Спустя полчаса из дверей тюрьмы в сопровождении людей из министерской охраны Янычар уже вышел подстриженным и принявшим горячий душ. Потирая периодически запястья, он подошел к «Мерседесу» генерала, открыл дверь и плюхнулся на обитое кожей сиденье.

— Поехали! — приказал шоферу Черепанин.

— А что будет с ними? — махнул в сторону тюрьмы уже бывший ее обитатель.

— Ты знаешь ответ, — генерал нажал на кнопку, и между ними и водителем поднялось звуконепроницаемое стекло.

— Да нет, мне интересно, что конкретно пойдет в новостную ленту: взрыв, вспышка вирусной инфекции или какое-то стихийное бедствие?

— Разве это так уж важно? — повернулся к Янычару Черепанин.

— Смотря для кого, — хмыкнул тот. — Думаю, что всем обитателям этой тюрьмы будет очень интересно узнать, что станет причиной их смерти.

— Ты хотел сказать, что стало причиной их смерти, — с неприятной улыбкой поправил его генерал.

— Уже? — вскинул одну бровь вверх Янычар. — Оперативно работаете, товарищ. Впрочем, я не удивлен. Любопытно только, во сколько ж обошлась тебе эта бутафория?

— Дорого, очень дорого. Но ты, как бы не хотелось мне этого признавать, того стоишь. А если ты еще и справишься с порученным тебе заданием, то эти затраты окупятся с лихвой.

— Значит, окупятся. Я ведь никогда не проваливал задания.

На это министр ничего не ответил, он до сих пор не был уверен в правильности своего решения, но отступать уже было поздно.

Глава 2

Будильник пронзительно зазвенел. Анастасия протянула руку в сторону тумбочки и отключила прибор. Нет, ну почему это собеседование назначили на восемь утра?!

Девушка крайне трудно переносила ранние подъемы, но сегодня ей предстояло перебороть себя. В случае если ей удастся выгодно себя преподнести, Анастасия получит выгодный контракт с Министерством обороны, а это открывало перед ней поистине грандиозные перспективы.

Девушка поднялась с кровати и прошагала в ванную комнату. Там она включила холодную воду и встала под душ. Через несколько минут Анастасия почувствовала, как сон окончательно уходит. Закрыв кран, она взяла с вешалки полотенце и быстренько вытерлась им. Затем она накинула халат и прошла на кухню.

Когда девушка намазывала масло на булочку, зазвонил телефон. Анастасия сняла трубку и бодрым голосом произнесла:

— Добронравова у аппарата!

— Привет, Настен, — услышала она голос своего друга, Тимура Раджибекова. — Я уже подъезжаю. Ты готова?

— Уже? — девушка бросила взгляд на часы, висевшие над холодильником. Они показывали полседьмого. — Но у нас еще полтора часа.

— Сразу видно человека, у которого нет своего автомобиля, — засмеялся парень. — Это я еще припозднился. Теперь придется ехать на максимально разрешенной скорости.

— Да? — растерянно переспросила Анастасия. — Ну хорошо, через пять минут спущусь.

Откусив кусок булки и запив его глотком горячего чая, она побежала в спальню переодеваться. Хорошо, что она с вечера приготовила одежду. Надев белую блузку и черную, до колен, юбку, девушка придирчиво осмотрела себя в зеркале и решила, что выглядит она великолепно.

— Потрясно выглядишь! — подтвердил ее мнение Тимур, когда она вышла из подъезда. — Уверен, место биолога получишь ты.

— Спасибо! — улыбнулась Анастасия. — А вот тебе бы следовало подстричься, — она взглянула на его торчащие во все стороны черные волосы.

— И так сойдет, — парень слегка пригладил рукой свою шевелюру. — Прошу, — он открыл девушке дверцу.

Она села на пассажирское сиденье, а Тимур, обогнув машину, занял место водителя.

— Ну, погнали! — весело произнес он, поворачивая ключ.

Мотор взревел, машина тронулась, и они полетели по улицам еще только просыпающегося города.

Анастасия сидела на стуле, сложив руки на коленях и теребя ими свою юбку. Странно, всю дорогу она чувствовала себя спокойно и даже перекидывалась шуточками с Тимуром, а едва зайдя в здание Министерства обороны, оробела и начала жутко волноваться.

Еще и Тимура не было рядом. Отбор геологов, как им объявили на проходной, начнется только через два часа, и до тех пор они все должны были коротать время в специально отведенной им комнате.

Анастасия же с остальными биологами (тремя мужчинами и одной женщиной) поднялась на третий этаж и проследовала к кабинету 325. Там они присели на стулья, стоявшие в ряд у стены, и стали ожидать вызова.

Долго ждать не пришлось: прямо из динамика, висевшего у них над головами, раздался повелительный мужской голос:

— Специалисты-биологи, прибывшие для собеседования! Определите свою очередность, и тот, кто станет первым, пусть зайдет в кабинет. Когда я скажу: «Следующий!», второй из вас проследует тем же путем. Ну и так далее.

Динамик умолк, а ученые принялись обсуждать, кто в какой очередности пойдет на собеседование. Жутко нервничавшая Анастасия сразу попросилась быть последней, надеясь, что когда подойдет ее время, она уже совладает со своими нервами.

Зря надеялась — теперь ее колотило еще больше. Вдобавок, входившие в кабинет, по всей видимости, покидали его другим путем, и девушка сидела в коридоре в полном одиночестве.

— Следующий! — раздался голос из динамика.

Анастасия встала, глубоко вздохнула, перекрестилась и толкнула дверь.

Янычар устало потер глаза: всю ночь он отбирал бойцов из состава спецподразделений для предстоящей миссии, хотя еще сам толком не представлял, в чем она будет состоять. А теперь ему предстоит целый день беседовать с учеными и выбирать тех, которые ему подходят.

Черт, если б еще знать, чем они будут там заниматься! Но нет, Осьминог не пожелал вдаваться в подробности, пока не будет полностью сформирован состав группы. Единственное, что Янычару удалось вытянуть из министра — это то, что помимо профессиональных военных он обязан взять в группу ученых: биолога, геолога, метеоролога, а также врача и парапсихолога.

Мужчина так погрузился в свои мысли, что не сразу заметил девушку, вошедшую в кабинет. Она же скромно присела на краешек стула и выжидательно смотрела на него.

«92—63—88», — мелькнуло в голове Янычара. — «Тьфу ты! Кажется, двадцатилетнее воздержание все-таки сказывается. Сосредоточься!» — приказал он себе. — «А личико-то у нее тоже очень даже симпатичное».

С трудом оторвав от девушки взгляд, мужчина посмотрел на монитор своего компьютера, где в данный момент отображалось досье на последнюю кандидатку.

— Итак, вы — Добронравова Анастасия Павловна, двадцати пяти лет, кандидат биологических наук, окончили Санкт-Петербургский Императорский Университет? — задал Янычар первый вопрос.

— Да, — тихо и даже робко ответила девушка.

— Вы что меня боитесь? — вновь взглянул на нее мужчина и, когда она помотала головой, произнес: — Ну, так расслабьтесь. Чувствуйте себя как дома. Хотите кофе?

— Нет, спасибо, — уже более уверенно поблагодарила его Анастасия.

— Ну нет так нет, — пожал плечами Янычар. — Скажите, сколько у вас было полевых работ?

— Четыре, — ответила девушка и после небольшой паузы добавила: — Но все они проходили в лиственных лесах.

— Понятно-понятно, — покивал головой мужчина, а затем сменил тему: — Вы бывали когда-нибудь на нудистских пляжах?

Анастасия густо покраснела и смущенно спросила:

— Это имеет отношение к моей будущей работе?

— Возможно, — уклонился от прямого ответа Янычар. — Впрочем, вы можете не отвечать на этот вопрос, — продолжил он, делая пометку на листе бумаги, лежавшем у него на столе.

— Один раз, на Сейшелах. Мне тогда было семнадцать, и подруги уговорили меня…, — девушка замялась и умолкла.

Янычар несколько секунд молча смотрел на нее, а потом вновь переменил тему:

— С оружием обращаться умеете?

— Нет, — голос Анастасии вновь обрел твердость. — Пару раз побывала в пейнтбольном клубе. Мне не понравилось. Кроме того, я биолог, и убивать живое существо противоречит моим убеждениям.

— Ну, уметь обращаться еще не значит убивать. В конце концов, можно просто ранить, — произнес мужчина. — Ладно, не важно, — махнул он рукой, видя, что девушка хочет ему возразить. — Мясо, как я понимаю, вы также не употребляете?

— Употребляю, но только то, что выращено в биолабораториях в пищевых целях.

— Что ж, — задумчиво протянул Янычар, — полагаю, вы нам подходите.

— Что? — Анастасия подумала, что ослышалась. — Но вы даже не проверили моих знаний!

— А я не преподаватель, чтобы проверять ваши знания, — парировал Янычар, вставая с кресла. — У вас отличные рекомендации, и мне этого достаточно. Я лишь задал несколько вопросов, ответы на которые помогут мне лучше понять вас как личность. Пройдемте, — он подал ей руку, помогая подняться со стула.

— Но что я буду делать? — все еще пребывая в замешательстве, спросила девушка. — Каков круг моих обязанностей?

— Эти детали мы обсудим позже, — открывая дверь и пропуская Анастасию вперед, ответил Янычар. — А пока я отведу вас в специальное помещение, где вы проведете несколько часов, — он как бы невзначай положил руку на талию девушки.

— А что я там буду делать? — внимательно посмотрела на мужчину Анастасия своими карими глазами.

Янычар же с трудом подавил желание впиться в ее полные губы своими и ответил:

— Что хотите. Там есть книги, телевизор, проигрыватель с кучей дисков.

— А почему я не могу поехать домой?

— Просто после того, как отберут кандидатов на другие вакансии, состоится небольшое совещание. А так как неизвестно точно, когда это произойдет, мы бы хотели, чтобы все уже отобранные специалисты были под рукой. А вот и ваша комната, — неожиданно остановился он перед дверью с табличкой 301.

Анастасия огляделась по сторонам и поняла, что они находятся в совершенно другом коридоре.

— Кабинет 325 — прямо, потом направо, потом налево, — распознал причину ее замешательства Янычар. — Однако, если вам что-то понадобится, лучше просто нажать на красную кнопку. Вы легко найдете ее в своем номере. А мне, к сожалению, пора, — мужчина слегка поклонился и быстро зашагал обратно по коридору.

Номер, предоставленный Анастасии, был небольшим, но очень уютным: мягкая кровать, письменный стол в углу, шкаф с различной литературой по биологии, телевизор и проигрыватель, на котором лежали стопки дисков, как с художественными фильмами, так и с записями научных экспедиций. Была здесь и ванная комната, причем на полках стояли различные шампуни, крема, соли для ванн и еще многое другое.

Девушка решила разобраться со всем этим потом, а пока лечь на кровать и наверстать упущенные часы сна. Но сделать ей это не удалось.

Неожиданно даже для самой себя Анастасия обнаружила, что ее мысли все время возвращаются к собеседованию. Даже не столько к нему, сколько к мужчине, его проводившему.

Судя по седым волосам и серым глазам с легким налетом грусти и усталости, он был довольно стар. Но еще никто не казался ей таким привлекательным.

Глава 3

Генерал Черепанин внимательно разглядывал отобранных Янычаром людей. Эти пятнадцать человек сидели сейчас за круглым столом в ожидании начала совещания, а сам министр и будущий командир этой команды, Янычар, находились в соседней комнате и наблюдали за прошедшими отбор через стекло. С той стороны оно было непрозрачным, и команда не догадывалась о том, что за ними следят.

— Ты посмотри, как они четко разделились, — разомкнул уста Черепанин. — Ученые держатся друг дружки, а военные спецы общаются между собой, как будто уже несколько лет вместе работают.

— Я специально их так отбирал, — ответил Янычар. — Ведь, если я правильно понял, времени на отладку связей у нас будет немного.

— Верно, — кивнул министр. — Но не возникнет ли трений между двумя этими группами, учитывая, что они демонстративно сели по разные стороны стола, если, конечно, можно говорить о сторонах кругах?

— Именно для сглаживания этих противоречий ты и пригласил меня, — спокойно произнес командир группы. — Не так ли?

Черепанин отвернулся от стекла и посмотрел своему бывшему подчиненному прямо в глаза.

— Знаешь, в чем твоя проблема, Янычар? — цедя слова, произнес генерал. — Ты слишком умен. Когда-нибудь это приведет тебя в могилу.

— Я умру не раньше тебя, Осьминог, — с улыбкой ответил на явную угрозу убийца. — Так что ты думаешь о моих ребятах?

Черепанин подошел к столу и взял с него небольшую кипу распечаток.

— Итак, в тройке Архитектор, Скульптор и Художник я, как ты понимаешь, уверен абсолютно, иначе они не служили бы в моей охране.

— Извини, перебью, — поднял вверх руку Янычар. — С самого начала хотел спросить: почему у них такие дурацкие позывные?

— Не твое дело, — отрезал министр, убийца вскинул вверх брови, и тот пояснил: — Их приход ко мне на работу совпал с периодом увлечения моей жены искусством. Она затаскала меня по различным выставкам, вот я таким образом и выпустил переполнявшее меня раздражение.

— То есть ребятам тупо не повезло? — хмыкнул Янычар. — Сочувствую им.

— Я могу продолжить? — раздраженно прервал его генерал. — Спасибо, — произнес он в ответ на издевательский кивок. — Теперь четверка из спецназа: Лис, Барсук, Медведь и Кабан. Лично я ни с кем из них не знаком, но генерал-лейтенант Капронов очень мне их рекомендовал, да и ты в них, судя по всему, не разочарован.

— Чувствуется потенциал, — пояснил Янычар. — До моего уровня им, конечно, не дорасти, но они способны на многое.

— Так, что касается полицейского из Белграда Недада Дрмича, ничего сказать не могу, поэтому доверюсь твоему выбору. Кстати, какое прозвище ты дашь ему?

— Не буду заморачиваться. Пусть будет Сербом.

— Очень оригинально, — протянул Черепанин, кладя на стол уже просмотренные досье. — А вот насчет двух оставшихся кандидатур я действительно хотел бы с тобой побеседовать.

— Чем они тебя не устраивают? — склонил голову на бок убийца. Он всегда так делал, когда был уверен в своей правоте, а кто-то пытался оспорить его решение.

— Они женщины, — коротко ответил генерал.

— Ты что, на старости лет шовинистом сделался? — уколол его бывший подчиненный. — Виагра уже не помогает?

— Зато у тебя тестостерона полно, — холодно произнес министр. — И я имею все основания полагать, что ты их взял с собой не для пользы дела, а чтобы было кому согреть твою постель.

— Даже если и так, это мои проблемы, — в голосе Янычара появились металлические нотки. — Кроме того, если ты внимательно читал их досье, то должен знать, что Карина Угрюмова уже дослужилась в СБ до Героя России, а Елена Чудова была первой в Императорском курсантском училище, и это при том, что она была там единственной девушкой.

— Что ж, дело твое, — сдался Черепанин. — В конце концов, рисковать своей шкурой будешь ты.

— Именно.

— Кстати, какие позывные ты дашь им?

— Ну, раз ты считаешь, что я беру их с собой для плотских утех, то, пожалуй, назову их Кисонька и Кисуля, — пошутил убийца.

— Не думаю, что это им понравится, — заметил министр, смотря сквозь стекло на Чудову.

К той как раз подсел Барсук и как бы невзначай положил руку на бедро. Елена в ответ тоже якобы случайно положила руку на руку парня, а затем сильно ее сжала. Несколько секунд Барсук держался, а потом убрал свою ладонь.

— Теперь перейдем к гражданским, — продолжил листать досье генерал. — По поводу метеоролога Покрышкина и геолога Раджибекова в принципе вопросов нет. Разве, что… Не слишком ли Тимур молод? Все-таки двадцать пять лет для ученого это совсем немного.

— Согласен, — кивнул Янычар. — Как ученый Раджибеков проиграл всем остальным кандидатам. Но в отличие от всех них он в критической ситуации не струсит и не бросится улепетывать со всех ног.

— Ты понял это после пятиминутного разговора? — недоверчиво произнес министр.

— Это не так уж трудно, — пожал плечами убийца. — Я, как профессиональный наемник, чувствую людские страхи. Этот парень, конечно, многого боится, но он способен совладать со своими эмоциями.

— Ну ладно, — отложил в сторону еще две папки Черепанин. — Будем считать, что их кандидатуры я утвердил. Теперь перейдем к парапсихологу. Ты решил, что лучший Иванов. Почему?

— Ты прекрасно знаешь, как я отношусь к парапсихологии, — скривился его собеседник. — По большей части, они просто играют на предрассудках невежественных людей. Так что я просто ткнул пальцем в небо. Не думаю, что специалист этого рода нам так уж необходим.

— А вот я придерживаюсь прямо противоположного мнения. Почему, я поясню позже, — предупредил вопрос Черепанин. — Впрочем, я тоже склоняюсь к кандидатуре Иванова. По оценкам независимых экспертов, он — лучший экстрасенс в России.

— Ну вот, я как всегда угадал, — улыбнулся Янычар.

— Угадал-угадал, — покивал головой министр. — А вот с врачом Красной Ириной ты точно промахнулся.

— В смысле?

— Четыре года назад она допустила при проведении операции ошибку, в результате чего пациент остался на всю жизнь инвалидом. Красная была лишена права заниматься медициной сроком на три с половиной года, а последние полгода усиленно искала работу по специальности. Мы — ее последний шанс, потому что больше Ирину никуда не берут.

— Никакой ошибки не было, — уверенно заявил Янычар. — Я запросил материалы того дела. Красная все сделала правильно, просто руководство клиники не сочло нужным ей сообщить о некоторых особенностях пациента.

— У меня такой информации нет, — внимательно пробегая глазами по тексту, растерянно произнес генерал.

— Просто я хорошо знал этого пациента-инвалида, Великова Бориса Станиславовича, — пояснил убийца. — Его отец был губернатором Северного Кавказа, когда я там пару акций выполнял. Из бесед с этим достойнейшим человеком мне известно, что его сын с самого детства имел проблемы со здоровьем, и такая операция была ему противопоказана. Но, судя по всему, руководство клиники не решилось отказать сыну такого уважаемого человека и, понадеявшись на авось, допустило Бориса к операции.

— Любопытно. Надо будет разобраться, — отметил это в своем электронном ежедневнике генерал.

— Но для нас это даже к лучшему, — заметил Янычар. — Иначе она бы и не пришла к нам на собеседование.

— Верно, — подтвердил министр. — Ну а что по поводу Добронравовой?

— К ней тоже претензии по возрасту? Или я ее тоже взял для скрашивания досуга?

— Ну, эти вопросы ты найдешь, как обойти. Но ведь ты убил ее отца и тетю.

— И что с того?

— Неужели ты сможешь с ней сработаться? — спросил Черепанин.

— Она не знает о том, кто убил ее родственников. Так что с этой стороны проблем точно не будет, — ответил Янычар. — А мне вообще вся эта информация по барабану. Ты ведь знаешь — я не испытываю эмоций.

— Знаю, — кивнул генерал. — Равно как и боли, как и страха. Именно поэтому ты и стал лучшим.

— Возможно, — пожал плечами убийца. — А может, я просто везунчик. Думаю, нам пора на совещание.

— Пожалуй, — согласился Черепанин, и они оба покинули кабинет.

Анастасия беседовала с Тимуром, делясь впечатлениями от собеседований и проведенного после них времени, когда дверь распахнулась, и в помещение вошли министр обороны Николай Владимирович Черепанин и мужчина, который принял девушку на работу.

Все военные тут же вскочили со своих стульев и вытянулись в струнку. Анастасия и Тимур также поднялись, приветствуя вошедших, остальные же гражданские демонстративно остались сидеть.

— Садитесь! — махнул рукой генерал, и все тут же опустились на стулья. — Первым делом хочу представить вам вашего руководителя или, вернее сказать, командира. Его зовут…, — он запнулся и посмотрел на своего спутника.

— Для вас меня зовут Апостол, — обведя всех присутствующих взглядом, произнес мужчина.

— Разрешите обратиться, товарищ генерал? — вновь вскочил со своего места самый высокий и мускулистый из военных.

— Разрешаю.

— По-моему, среди нас есть более подходящие кандидаты на должность командира, — отчеканил парень.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 460