электронная
160
печатная A5
436
12+
Начальная школа для родителей

Бесплатный фрагмент - Начальная школа для родителей

Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-5502-6
электронная
от 160
печатная A5
от 436

От автора

Так уж получилось, что мне, по роду своей общественной деятельности, часто приходилось беседовать с родителями.

Вопросов было очень много, да и проблем тоже немало.

Идея этой книги, по моему замыслу, и есть продолжение разговора с родителями на самые различные темы, касаемые воспитания детей и благоустроения семейной жизни.

Когда-то я проводил мастер-классы для молодой семьи, а сегодня, дорогие мои читатели, приглашаю всех желающих в школу, но… для взрослых.

Итак, добро пожаловать в начальную школу для родителей… в первый класс.

Посвящаю светлой памяти моих родителей, папе Аркадию Павловичу Алексееву и маме Людмиле Георгиевне.

С благодарением, ваш соученик,

Терентiй Травнiкъ

Открытый урок. Вступление

Потерять поколение — это слишком опасно, дорогие мои друзья! Это все равно, что потерять звено в цепи, зубчик в шестеренке. Цепь без звена разорвется. Механизм остановится. Слава Богу, что Россия еще ни разу не теряла поколение, как бы ни трубили знатоки о потерянном демографическом звене. Просто когда совсем худо, то все тяжести ложатся на ответственное меньшинство, и оно вытягивает страну из могилы. Меньшинство — это не потерянное поколение, это меньшинство.

Но то, что мы все время безрассудно экспериментируем в этих сферах, это факт! Удивляет, насколько мудра и крепка природа, которая до сих пор сохраняет жизнь на планете. Все, что на сегодня нужно, так это образование, образование и еще раз образование. Но польза от него будет лишь в том случае, если в математике, физике, химии, истории, биологии, литературе будут сохраняться и продолжать прививаться понятия долга и чести, добра и любви. В этом и есть смысл всей социальной деятельности в России.

Мы умудряемся следить за урожаем хлеба, но не следим за урожаем юных жителей. Удивительно, как последний еще вырастает и что-то делает в этой жизни.

Как бы оно не складывалось, но никогда нельзя забывать о том, что от того какой будет выращенная обществом юность, в конечном счете зависит не только урожай хлеба, но и сама жизнь. В победителях будет всегда только то государство, в котором постоянно делается ставка на молодежь, а ставка — это всегда вклад основных денег, многих сил и большой любви.

«Все может молодость…»

Детская комната

ВОПРОС: Книг о воспитании детей много, в том числе, Слава Богу, и хороших. Но, тем не менее, у родителей возникает множество конкретных ситуаций, когда они не знают, что делать… И множество вопросов, на которые они нигде не встречали ответа. Помогайте, Терентий!

Скажите, а так ли уж это плохо  баловать детей? Если в меру и с умом, то, наверное, можно? Или даже нужно? И как вы думаете, чем отличается баловство от вседозволенности?

Терентий: Вопрос о баловстве очень и очень серьёзный. С моей точки зрения баловать — это всегда плохо. Дело в том, что баловство есть потворство необдуманным детским желаниям. Часто баловство происходит спонтанно при хорошем настроении родителей или же, как откуп с их стороны, если ребенок слишком настойчив в своих хотениях.

При всем этом хочу заметить, что есть время в жизни каждого ребенка, когда баловать категорически запрещено, а есть, когда немного, но позволительно. По моему убеждению, формирование личности завершается обычно к двенадцати годам.

После двенадцати лет из сознания вашего чада вас, не спеша, но верно, устранят гормоны. Что посеете до этого возраста, то и пожнете с ним на протяжении всего оставшегося вам времени. Так вот, в этот период баловать можно до пяти лет, но после пяти лет, если баловали, то начинайте жать на тормоза, а после семи баловать ребенка запрещено, можно сказать, категорически. И все-таки лучше и в раннем возрасте заменяйте балование теплом вашей души или, если возможно, любовью. Обычно балуют те, кто не умеет любить, кто эгоистичен и кто жалеет потратить свое время на ребенка. Балуют еще и бабушки с дедушками, которые неосознанно пытаются завоевать у своих внуков лучшую репутацию.

Что касается вседозволенности, то это не просто избалованность, а крайняя ее степень. Этого позволять нельзя ни в коем случае. Я считаю, что это настоящее надругательство над собственным чадом.

Вывод прост: чем больше ребенок ваш в аскетичности пребывает, но при этом с вашим теплом и вниманием, тем более развитым он вырастет, — здесь и доказывать ничего не надо. Давно проверено.

ВОПРОС: Все знают, что надо приучать ребенка к порядку. А что делать, если не получается? Может быть, это такая особенность характера, и ребенку вообще не под силу поддерживать и наводить порядок?

Терентий: Что значит, не получается? Надо искать и найти подход к ребенку. Здесь необходима креативность. Делайте что-то, но ребенок должен приучиться к дисциплине. Наказывайте в меру, хвалите в меру, не кричите на него, будьте терпеливыми. Приучить к порядку — это целое искусство, и оно требует знаний, времени и сил, но это необходимо.

Дело в том, что тенденция к хаосу, неусидчивость, шумливость развивают в вашем ребенке слабоумие — и это не просто слова. Чем усидчивей малыш, тем больше шансов у него на вызревание интеллекта. Дети, которые все бросают, не слушаются — находятся в группе интеллектуального риска. С ними надо больше заниматься. Такова реальность.

ВОПРОС: Однажды, обнаружив, что пятилетний сын с дружком пытались развести костер на чердаке, решила, как говорится, сбить охотку. Мы разжигали маленькие костры во дворе, а сын тушил их с помощью бутылки с водой. Как вы считаете, Терентий, с какого возраста разумно дать в руки ребенку и ножницы, и спички, и ножик  хотя бы для того, чтобы снизить уровень соблазна утянуть это все потихоньку?

Терентий: Соблазн этот будет очень долго, вплоть до двадцати лет. Я за то, чтобы все это прятать и прятать надолго. Но просто одним убиранием с глаз ребенка спичек, ножниц и химикатов проблему не решить. Надо его постоянно образовывать. Например, проводить, но вместе с ним, все мероприятия, где есть эти опасные предметы. Показывать ему, как с ними обращаться, но постоянно при этом говорить, что самому этого делать ни в коем случае нельзя… И все-таки потом снова прятать от его глаз. Это педагогически верно. Здесь обязательно нужна перестраховка.

ВОПРОС: На детской площадке вспыхнула драка. Стоит ли учить обиженного ребенка давать сдачи?

Терентий: Нет, ни в коем случае. Пусть лучше плачет, боится, убегает, жалуется. Все дело в том, что если вы научите его давать сдачу, то может рано или поздно случиться беда. Например, он даст сдачу одному, другому, третьему, а четвёртый его обидчик окажется более сильным, наглым, изворотливым и разобьёт вашему ребёнку голову. Детская жестокость очень опасна и коварна. В детстве и отрочестве выживают те, кто более пуглив и осторожен. Сила здесь решает далеко не всё. Это не турниры благородства. Здесь и семеро на одного бывает, и плутовство, и коварство случается. Увы, но дети не ведают границ.

ВОПРОС: Дети поссорились. И не всегда у взрослых есть шанс разобраться в том, кто прав, а кто виноват. И всегда ли стоит в этом разбираться? На мой взгляд, особенно сложно разобраться во взаимоотношениях девочек.

Терентий: В своем опыте я обычно наказывал обоих и взыскивал с каждого одинаково. В таком случае в шалопае говорит совесть, а искать кто из них прав, а кто виноват — дело совершенно ненужное. Но если вы все-таки поняли, кто виновник, то при случае поговорите с ним, но по-человечески, без морализаторства. Обязательно спросите у него, считает ли он, что вы поступили правильно, и если услышите, что «да», то вы на правильном пути.

ВОПРОС: Вполне естественным является желание взрослых оберегать ребенка от опасности… И в то же время, каким вырастет мальчишка, если ему не позволено лазить через забор, забираться на дерево и даже быстро бегать? От чего и как стоит оберегать детей? И как в этом не переусердствовать?

Терентий: Оберегать следует ото всего. Все дело в том, что любой мальчишка, даже самый оберегаемый, все равно полезет на крышу, дерево и через забор, и вы не уследите. Но позволять это сознательно не следует. Я вот, например, был оберегаем, но это не помешало мне, когда учился во втором классе, сделать плот и поплыть на нем, не умеючи плавать, по Москве-реке, в надежде доплыть до Миссисипи. Так что оберегайте, а там уж, как Бог даст.

ВОПРОС: Родителям всегда хочется, чтобы их слово было для ребенка весомым… И тем не менее, весьма популярен упрек: сколько раз тебе говорили? На какой же основе выстраивается родительский авторитет?

Терентий: Если вы, как мантру, твердите: сколько раз тебе говорили? — то вы уже не в авторитете. У отцов завоевать авторитет получается лучше, а вот матери — не умеют. Особенно, если в семье нет мужчины.

Мать просто разрывается. Накажет — и тут же снимает наказание и сажает за стол. Женщинам вообще свойственна хаотичность, поэтому авторитета зачастую у них просто нет. Авторитет бывает там, где слово не расходится с делом, где не повторяют по десять раз, где не срываются на крик. Надо учиться этому, и тогда вы завоюете авторитет. Просто следите за собой, совершенствуйтесь сами, и ребенок это почувствует, а стучать кулаком в грудь и по столу ни к чему. Совсем потеряете влияние.

ВОПРОС: Похоже, что мы, взрослые, много чего не знаем о своих детях. И потому дитя нас очень часто удивляет: вот оно выдало что-то необыкновенно умное, а через час, забыв о своем восторге, мы сердимся: ребенок не понимает самого простого… Как вы думаете, Терентий, что мешает нам понять своего малыша? И можно ли этому научиться?

Терентий: В том, общепринятом, смысле понимания познавать и понимать ребенка ни к чему. В какой-то степени ребенок есть творческий процесс вселенной, и познавать его метрическим умом взрослого не следует. Все ещё изменится. Не стоит восторгаться гениальными мыслями детей и незачем сетовать по поводу их незнания. Все это пройдет. И не следует торопиться делать выводы. Ваш ребенок — это сплошной «процесс», постоянно меняющийся, и поэтому оценить здесь что-либо объективно невозможно, а вот потерпеть причуды ребенка следует. И конечно же, надо стремиться к упорядоченности, стараясь при этом не разжигать в нем пламя страстей. Наполняющей вашего ребенка животворящей воде необходим хороший сосуд. Этим сосудом и будет ваше понимание его творчества.

ВОПРОС: Какие стороны взрослого бытия стоит до поры тщательно скрывать от своего ребенка? И что делать, если ребенок стал свидетелем, например, громкой ссоры родителей? Или случилось так, что он уличил их во лжи?

Терентий: Лучше всего оставлять подобные ситуации без внимания. Ребенок легко переключаем, и это скоро уйдет из его памяти. Что касается сторон взрослого бытия, то они должны оставаться во взрослом пространстве. Рассуждать на эти темы с маленьким человеком совершенно ни к чему, не совращайте его. Не обольщайтесь его возможностями. Это иллюзия. Дети благодарны тем родителям, которые сохранили им детство и не влезли со своими перекрученными сентенциями в их нежный мир. Ходить в общие бани, на нудистские пляжи всей семьей — безнравственно, равно как и курить или выпивать в присутствии детей. Не делайте их больными своими же собственными поступками.

ВОПРОС: И что же делать с тем, Терентий, что в наше время участие детей во взрослых застольях и разговорах зачастую считается нормальным? А ведь еще не так давно дети признавали за родителями их право на взрослую жизнь и взрослые разговоры. И умели вовремя и без напоминаний покинуть комнату, чувствуя ситуацию.

Терентий: Это очень опасная тенденция. Она выжигает детскую душу, душу, которая еще совсем не окрепшая. Те родители, которые поступают таким образом, — неосознанно становятся врагами своих детей. Этого просто делать нельзя — и точка! Всему своё время, и это надо знать, и не забывать! Форсированное взросление часто встречается там, где нет любви, или же в неблагополучных семьях. Но это совсем не пример для подражания. Разговоров о том, откуда берутся дети, и тому подобных, я бы советовал избегать, по крайней мере, лет до двенадцати. Если ваш ребенок сквернословит, то скажите ему, что эти слова опасные и страшные. Не говорите, что они плохие, это он не поймет. Любой ребенок мыслит сказочными образами, а не категориями морали. Никогда не сквернословьте в присутствии детей — это для них яд. Родителям в присутствии детей не стоит вольничать в отношениях друг с другом, а лучше больше шутить и улыбаться. Дети живут эмоциями, как и животные, поэтому пусть в их жизни будет побольше тепла и уюта.

ВОПРОС: Ребенок провинился, его поставили в угол… Стоит ли добиваться от ребенка, чтобы он возвращал себе свободу просьбой о прощении? А может, лучше изначально назвать количество тех минут, в течение которых он будет отбывать заключение? И вообще, как научить ребенка искренне просить прощения?

Терентий: Никаких минут выставлять не надо. Если же он в углу, то пусть стоит столько, сколько посчитаете нужным. Но лучше, если это стояние не будет кратковременным. И главное — при этом не разговаривать с ним. Угол — это способ изоляции ребенка от общения — в этом вся суть старого метода. Ребенок вскоре устанет и начнет сам просить прощение. Вот пусть и стоит до тех пор, пока сам не извинится. Первый, второй, третий раз не попросит, а потом необходимость этого сама собой дойдёт до него. Учить просить прощения не следует — это не катание на коньках, а врожденное ощущение, и здесь надо добиться, чтобы оно само проявилось в душе вашего ребенка — и только в этом случае данное ощущение будет стойким. И у вас будут основания считать, что результат достигнут.

ВОПРОС: Как правильно нам, родителям, попросить у ребенка прощения? Поводов-то бывает предостаточно…

Терентий: Здесь всё очень просто: достаточно подойти к ребенку, обнять его, поцеловать, попросить прощения, улыбнуться, взять его за руку и что-нибудь начать с ним делать. Дети, в отличие от взрослых, прощают легко. Рассуждать здесь ни к чему, главное, чтобы вы сделали это искренне и с любовью.

ВОПРОС: Бывает так, что мы наказываем ребенка, который уже осознал свою вину… Как выйти из этой ситуации? И как ее, по возможности, не повторить?

Терентий: Надо сделать это по-взрослому, причем безо всяких нежностей, и отпустить вину, а затем ее забыть. Она и забудется. Но чтобы такое не повторялось, вам надо заниматься собой. Вы такие же несовершенные, хотя и взрослые. Учитесь, что здесь ещё скажешь…

ВОПРОС: Существует проблема из категории вечных: как вовремя уложить детей спать? Никакие из обычно рекомендуемых приемов не помогают…

Терентий: Когда оно так, то ситуация уже крайне запущенная. Это вы когда-то, что называется, дали маху в воспитании, проспали. К распорядку надо начинать приучать малыша с пеленок. Это же всё условная рефлексия, к тому же полезная и нужная для жизни. Но если такое случилось, то срочно начинайте каждодневно создавать условия ко сну за час до самого сна, назначьте время сна и следуйте ему безоговорочно. Через пару месяцев, коли выстоите, ребенок перестроится и будет ложиться спать в одно и то же время. Таким же образом следует приучать ребёнка и к аккуратности во время еды, и к складыванию на место игрушек. Все это нарабатывается упорством, которое сродни дрессировке.

ВОПРОС: Сколько у ребенка должно быть игрушек?

Терентий: Совсем немного. При этом игрушки должны быть только желанными и желаемыми, такими, с которыми он играет. Все, что ребенком отвергается, убирайте с его глаз. Отдавать отвергнутое кому-то другому не обязательно, может, попозже эти игрушки будут востребованы, но они не должны быть в поле зрения ребенка. Еще стоит учитывать следующее: есть дети, которым в процессе игры требуется несколько игрушек, но есть и такие, которым и совочка хватает. Никогда не покупайте того, чего хочется вам, — не вы же будете играть. Помню, как один папа купил сыну квадроцикл, а тот проехался раз другой и забросил дорогую игрушку… Отец все лето ворчал, что деньги на ветер выбросил. И кто здесь виноват? Конечно же, неразумный папа. А если вам больно уж хочется что-то ребенку подарить, скажем, конструктор, то будьте готовы заниматься им вместе с ребенком. И то не факт, что он увлечётся этим. Надо пробовать и смотреть. Будьте внимательны и терпеливы.

ВОПРОС: Стоит ли, хотя бы иногда, позволять ребенку добиться своего: настоять на своем желании, отказаться от чего-то или даже подвергнуть критике нашу просьбу?

Терентий: Конечно. И не просто стоит, но это необходимо. И если его просьба разумная, то желательно осуществить ее, а если нет, то требуется объяснить ему, почему этого делать не следует. Но все это не должно отвлекать вас и вашего ребенка от разработанного вами же распорядка и перерастать в очередную болтовню. Детский творческий хаос нуждается в вашем конструктивизме, а посему умнейте вместе с вашими детьми. Распорядок, созданный вами — дело наиважнейшее в воспитании вашего чада.

ВОПРОС: Допустимо ли давать ребенку награду за успехи деньгами? И вообще, когда и как надо начинать учить ребенка пользоваться ими?

Терентий: Никогда и ни при каких условиях не давайте ребенку награду в виде денег. Это самое настоящее растление. И если когда-нибудь он за принесенное вам в постель лекарство попросит от вас денег, то в этом виноваты будете только вы. Здесь нужно одно — благодарить и всё. Даже игрушки не покупайте ему за хорошее поведение. Игрушки в этом случае — всё те же деньги. С деньгами знакомить стоит в подростковом возрасте, не раньше. Они для ребенка — яд!

ВОПРОС: В последнее время то и дело попадаются на глаза восторженные статьи о том, что детей надо хвалить с утра до вечера, при этом постоянно изыскивать для этого поводы. Как вы думаете, Терентий, а не достаточно ли просто не упускать тех поводов, когда ребенок действительно заслужил похвалу?

Терентий: Всякая похвала без особого повода замедляет развитие ребенка. Детей надо любить, а не сводить любовь к хвальбе. Хвалебные слова, сказанные без любви, не имеют никакого значения, более того, они развращают юную душу, делают ребенка капризным манипулятором. Такие дети часто обманывают намеренно, кривляются, всячески пытаясь вытянуть из родителей слова восхищения. Вы совершенно правы, говоря о том, что нужно быть внимательным и замечать детские достижения, но огромное количество конкурсов, не свойственных детской природе, особенно если это конкурсы красоты или моделей, делают из ребенка неуправляемого глупыша. К сожалению, родители не понимают, что это тоже разврат. Как-то раз, на очередной встрече с семьями, ко мне подошел мальчик лет девяти-десяти и буквально сунул пухлую папку с файлами, в которые были вложены десятки грамот. Их было столько, что, казалось, столько и за всю жизнь заслужить немыслимо. Иногда я видел такое выпячивание грамот и дипломов на стенах кабинетов частных специалистов, но, к сожалению, при беседе эти профессионалы никоим образом не соответствовали данному количеству наград. Я полистал папку и отдал мальчику, ничего ему при этом не сказав, в то время как он, видимо, ждал очередного восторга. Вскоре подошла мама ребенка и замерла, видимо, ожидая моей реакции. Я не знал, что ей сказать. У нас на занятиях было почти два десятка детишек, и все примерно с равными возможностями. Этот мальчик где-то собрал эти грамоты, но я не знал, как и кто ему их вручал. До этого он особо не выделялся среди моих учеников, а если иногда и давал о себе знать, то, скорее, как невоспитанный и избалованный ребенок. Я поблагодарил маму за доверие, но не более того. На следующее занятие они уже не пришли и на другое — тоже. С лидерством не сложилось, при этом амбиции не позволили водить ребенка туда, где не хвалят. Жаль, но от этого мальчишка только потерял.

Я не поддерживаю эту тенденцию к похвальбе, хотя и не являюсь сторонником пуританства. В целом с тем, что ребенка надо больше хвалить, чем критиковать, я согласен. Это воодушевляет детей, делает их целеустремленнее, но до определенного момента. К хорошему, как известно, быстро привыкаешь, а у детей это проявляется особенно ярко. И не получив должного, то есть уже привычного им внимания, они так же легко перейдут в иное состояние, сменив веселость на неуправляемую капризность. Больше всего начинают истерить девочки — участницы конкурсов всяких мисс. Это нельзя списывать со счетов.

ВОПРОС: Центры раннего детского развития растут как грибы. Но уже звучат тревожные голоса: в этих центрах ребенка не учат, а натаскивают, зачастую в угоду родителям, которым очень нравится демонстрировать способности своего малыша. Стоит ли вообще развивать дошкольника по каким-то особенным методикам? Не достаточно ли способов обычных?

Терентий: Развитие ребенка находится, прежде всего, в ведении его родителей. Центры детского развития есть обычные коммерческие проекты, цель которых во многом ориентирована на тех, кто поддерживает их существование, поэтому ублажать родителей достижениями их детей — одна из главных задач подобных заведений. Вывести ребенка в лидеры не так уж сложно, но как при этом сохранить его детство? В этом и вопрос. В целом, в таких заведениях нет ничего особо плохого, но, к сожалению, и не так много хорошего.

Занятия в секциях и кружках полезны детям, но выбирать все это следует обдуманно, и родителям стоит учитывать в первую очередь не свое мнение, а желание ребенка. Его мнение здесь должно быть первостепенно, но открыть его талант, разглядеть его может только специалист. Ещё проблема есть и в том, что сейчас очень снижены требования к преподавателям, поэтому такие занятия зачастую бывают малоэффективными. Детей действительно натаскивают на результат, при этом лишая их самого важного — естественного творческого развития. Надо быть просто очень внимательным к тому, куда ходит ваш ребенок. И смотреть не столько за результатами занятий, сколько за общим состоянием его психики.

ВОПРОС: У нас с мужем двое маленьких детей: семилетняя девочка и трехлетний мальчик. Муж  заботливый и любящий отец, но при этом сторонник жесткого воспитания, как и его родитель. С дочкой было проще: удалось убедить его в том, что девочку не стоит воспитывать жестко, а вот трехлетний сын уже хорошо знает, что такое отцовский ремень. Он любит папу, но и боится его. Зато — слушается. Ради справедливости надо сказать: ремнем отец чаще угрожает… И этого для послушания достаточно. Как быть в этой ситуации мне? Как смягчить ситуацию, не причиняя урона авторитету отца?

Терентий: Вот пусть и угрожает, видимо, по-другому ему сложно. Умел бы иначе, то не угрожал бы, а посему смягчать ничего не следует. Пусть отец продолжает свою линию воспитания, если он уже взялся за это. Ваше вмешательство может только расшатать психику малышу, и он станет неуправляемым. К сожалению, но ребенок, скорее всего, примет вашу сторону, авторитет отца будет падать и это отразится на всем укладе отношений в вашей семье.

ВОПРОС: Я стараюсь соблюдать режим, воспитывая свою двухлетнюю дочку. Но стоит ли в угоду установленному порядку то и дело отвлекать ребенка от занятий, которые он нашел сам для себя? Не лучше ли позволить ему, например, изучать застежки новых ботинок, пока не надоест? И вообще, это ведь хорошо, если ребенок умеет занять себя сам?

Терентий: Это очень хорошо, что он находит себе игры, но заниматься с ним все-таки следует. Здесь надо проявлять твердость и следовать распорядку. Просто позаботьтесь о том, чтобы у него было и свое личное время. Но в приоритете должны быть именно ваши планы.

ВОПРОС: Судя по разговорам на детских площадках, в наше время многие вполне развитые малыши предпочитают играть, а не слушать, как им читают книжку. Но с удовольствием рассматривают картинки… А школьники почти не читают. Даже те, кому разумные родители ограничивают доступ в интернет. Что делать?

Терентий: Эту ситуацию необходимо решать волевым образом. Ребенок должен читать и слушать чтение. Чтение без картинок, как ни что другое, развивает в ребенке фантазию, запускает творческие механизмы. Чтение есть основа ассоциативного мышления, а оно, как известно, и формирует интеллект. В этом отношении комиксы вредны. Их можно давать только при условии, что ребенок много читает сам или вы ему читаете, а он слушает. Вы посмотрите на лицо малыша, который слушает читаемую ему историю. Он весь находится в представляемых им образах, охвачен ими, а это и есть процесс развития.

ВОПРОС: Восьмилетний внук никогда не молчит. Постоянно что-то рассказывает. Стоит ли озаботиться тем, что вырастет болтливым? Или — пройдет?

Терентий: Если он болтлив, то надо ограничивать. Детей надо ограничивать во всем, что происходит в них чрез меру. Но все-таки акцент в воспитании надо ставить на том, что принято в социуме. Скажем так: если чадо болтает и не мешает, то пусть. Но если оно шумит, перебивает, влезает в разговор, комментирует что-то сверх меры, то надо все это пресекать, и чем раньше, тем лучше. Надо вырабатывать в нем подобные привычки и навыки. Если это не сделать вовремя, то это не пройдет и сослужит ему недобрую службу в той же школе. Из-за своего, плохо сформированного родителями воспитания, у него будет плохая репутация в классе, а это ребенку ни к чему.

ВОПРОС: Стоит ли сражаться с тем, что дети очень любят макароны? И в каких количествах можно давать детям сладости? Какие продукты не стоит давать им вообще? Может ли проявиться в особенной тяге ребенка к какому-то продукту реальная потребность его организма?

Терентий: О! Макароны самая детская еда, а не конфеты и мороженое. Я бы добавил сюда еще докторскую колбасу, сосиски и майонез. Пусть едят макароны, это естественная потребность всех детей, и связана она с тем, что сейчас очень низкое качество продуктов питания, низкое по их жизненной силе, вот дети и не добирают энергии, а отсюда и макароны, и сосиски. Пусть едят, им виднее. Некоторые возражают, что будет нарушен обмен веществ. Так он уже давно нарушен у их родителей, которые генами и передали им все эти сложности. Почему-то об этом не говорят. Ребенок, по крайней мере, его тело — это «генномодифицированный» продукт, полученный в результате соития его родителей. Более того, но в нем огромное количество спящей, не распакованной информации, как от рода папы, так и от рода мамы. Не стоит ставить акцент на борьбе с макаронами, лучше работать с поведением малыша, оно-то и влияет на дальнейший ход его эволюции. Сформированная душа лечит тело.

ВОПРОС: Многие родители насильно кормят детей, считая, что у них плохой аппетит. Моя мама говорила, что этого не нужно делать ни в коем случае. Как вы считаете, Терентий, мама была права?

Терентий: Да, права. Надо не кормить детей насильно, а искать то, что они будут есть с удовольствием, но только не мороженое и торты, как впрочем, и кашами не стоит злоупотреблять. Дети едят то, что дает их телу рост и вес, а не морковь и свеклу. Питание должно быть свежим и разнообразным. Компании детского питания не оправдывают себя ни ценами, ни качеством. Это всё «штучки» и «фишечки» для отъема денег у молодой семьи. Почти то же самое, что и питание для домашних животных. Приучили, и всю жизнь будете сидеть на этих кормах. Отсюда и аллергия у детей в таком количестве, причем зачастую не ясной этимологии. Дети просто не выносят качественной еды. Они начали жить с рафинированно-сбалансированных обманок. Все эти фрутоняни — не что иное, как пищевые удовлетворители, сродни наркотикам. Привыкание мгновенное, а дальше… А дальше сплошная аллергия и от яблок, и от моркови, и от молока.

ВОПРОС: Можно ли доверять ощущениям ребенка, который говорит, что ему не холодно? Разумно ли настаивать зимой на теплой курточке, если ребенок уверяет, что ему в ней жарко, заставлять надевать носочки, если пол холодный, убеждать повязать шарф? Опасны ли здоровому ребенку сквозняки?

Терентий: Да, ребенку доверять в этом можно, но все-таки иногда надо контролировать и ручки, и носик и, конечно же, почаще спрашивать, не холодно ли ему, на прогулке.

ВОПРОС: Восьмилетней девочке захотелось посещать секцию карате. Разрешили, почти не сомневаясь в том, что скоро ей это надоест. Неожиданно она увлеклась этим спортом всерьез, появились первые успехи. Полезно ли девочке основательно заниматься боевым искусством?

Терентий: Нет, не полезно. Это перестроит всю ее реальность, а толку не будет никакого. Боевое искусство для девочки — это почти как изменение пола. Отказывать ей в этом нельзя, но надо срочно вводить в ее жизнь еще что-то помимо этого. Хорошо бы, если к моменту полового созревания она бы ушла от этого и перешла просто к легким видам спорта и, прежде всего, к физкультуре. Карате структурирует мышление, а девочкам это процедура нужна в иной подаче. На востоке это искусство растит ниндзя, а то и камикадзе, но девочка по природе своей — будущая мать, и вкладывать в ее подсознание жесткие образы силы не следует. Есть игровое карате, но и это не панацея. Поэтому аккуратнее с этим, пожалуйста.

ВОПРОС: В прошлом я — педагог, а в настоящее время помогаю дочери воспитывать внуков. Хотелось бы услышать ваше мнение, Терентий, по поводу волнующих меня вопросов, которые возникают, когда по своей педагогической привычке начинаешь анализировать поведение детей и родителей.

С некоторыми мамами бывает трудно находиться рядом: они постоянно, громко и настойчиво, что-то запрещают детям: сядь ровно, не бегай, не трогай, замолчи, не лезь, зачем положил камень в карман… И почему-то особенно жаль детей, которые покорно выполняют все распоряжения. Как вы думаете, Терентий, есть такие замечания и запреты, количество которых родителям стоит резко ограничить или даже вывести их из своего обихода?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 436