электронная
360
печатная A5
425
18+
Наброски, созданные ночью

Бесплатный фрагмент - Наброски, созданные ночью

Стихи, размышления

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1731-5
электронная
от 360
печатная A5
от 425

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Неправда — отрекаются, любя.

И отпускают в небо синей птицей,

Позволив всем мечтам уже не сбыться,

Сжигая в пепел сердце и себя.

Не забывают — сердце не забудет.

Сквозь горечь слез и по осколкам дней

Пусть будет даже во сто крат больней,

Любимых с мукой отпускают люди.

неправда — отрекаются любя.

Позволив сердцу в бездну окунуться,

С желанием заснуть и не проснуться,

Ночами о несбывшемся скорбя.

Не верят больше — ведь погибла вера.

С улыбкой на устах — а в сердце тьма.

И жарким летом лютая зима,

Страданьем переполненная мера.

неправда — отрекаются, любя…

И… умирают… медленно, но верно…

Чужим мечтам отдавши всех себя.

********************

********************

Не доводите женщину до слез.

Вам каждая слезинка отольется,

Пускай их и не вам считать придется,

Не доводите женщину до слез

Не заставляйте женщин ревновать.

Не погасить потом вулкан обиды,

Пусть даже не подаст она и виду,

Не заставляйте женщин ревновать.

Не позволяйте милым унижаться.

Месть женщин изощренна и страшна,

И по сравненью с ней — ничто война.

Не позволяйте милым унижаться.

Не заставляйте ждать их в темноте.

Душа по капле в них огонь надежды

В бессонности ночей не станет прежней…

Не заставляйте ждать их в темноте.

Обидным словом женщину не раньте.

Она по капле яд весь соберет

И непременно вам его вернет.

Обидным словом женщину не раньте.

Не доводите женщину до слез.

Вам каждая слезинка отольется.

И в одиночестве страдать потом придется…

Не доводите женщину до слез…

**********************

Бренностью вечности — чугун оград.

Зов бесконечности — словно набат.

В ищущей памяти — мыслей парад.

В сердце желание — «Вот бы назад!»

Строгостью линий — ряд тополей.

Вымытой чинностью — ряды аллей.

Сердце в пригорошню — лишь не разлей.

Прожито, пройдено — дней не жалей.

Низкими тучами — хмурость небес.

Душу получит кто? Ангел ли, Бес?

Не для живущего — саван-завес.

Все совершенное — вспомни и взвесь.

Под ноги листьями — тихо шурша

Ляжет пречистая чья-то душа.

Ветры, ласкаючись, словно дыша

Шепчут подсказкой — «Живи не спеша…»

Бренностью вечности — чугун оград.

В ищущей памяти — мыслей парад.

Осень последний свой сбросит наряд

Даже захочется — пути нет назад.

*****

И только утром — кофейный запах.

И кот-мурлыка на мягких лапах.

В родных ладонях — большая чашка

И мир — неважен…

А днем скамейка в тени аллеи.

И две таблетки — когда болею.

И рук любимых тепло на плечи.

И счастье — вечно…

В тиши вечерней — уют и свечи.

Плед на коленях под теплый вечер.

К плечу большому прижаться крепко.

Так радость терпка…

Ночное небо и звезды — в россыпь.

Стокатто птичье и трелей осыпь.

Взлететь от счастья и смята простынь…

Все в мире — просто…

****

Тихо. Слышишь?

Шаги по ветхой крыше

Незваной мышью

Кто-то, совсем неслышно

Крадется в дом.

Слушай. Вспомни

Когда был мир огромным,

А небосвод не темным

И в разноцветьи комнат

Жила любовь.

Вздрогни. Страшно?

Непросто быть отважным

И все уже неважно

Когда шаги однажды

В тиши звучат

Думай. Знаешь,

Найдешь иль потеряешь —

Ведь только ты решаешь,

Когда вперед шагаешь.

И стоит рискнуть.

Чувствуй. Сердцем.

Позволь душе согреться

Той главной песне спеться,

Что пронесли из детства,

Как веру в добро.

****

Пылью под ноги коней жизнь ложится

В небе яркая луна щурит глаз.

Воронье над головой ждет, кружится.

Только не дождаться воронам — нас.

Серебром в трааве роса и на латах.

Как обьятия любимых — ветра.

Пусть поношен наш доспех — мы богаты.

Наша вера, как и меч наш — остра.

Пусть бока коня ковыль приласкает,

Пусть судьба как и степь — широка,

А душа порой по дому скучает,

Унесет скакун в закат седока.

Где-то там, на пиру пьяной знати

О героях менестрель пропоет.

И смахнут слезу украдкою братья,

И до сердца милых дам проберет.

А в полях, под ковыльным курганом

Только верный старый меч под рукой.

Словно саваном под утро туманом

Снизойдет на нас желанный покой.

****

По страсти граням,

По эшафоту

Все чувства раня,

Боясь чего-то

Иду навстречу

Судьбе иль Року

Все вновь навечно,

Опять жестоко.

По кромке сердца

Весь путь — ножами

Мне не согреться,

Мой разум ранен.

Мой Ангел дремлет

Под сенью неба,

Инстинктом древним

Влекусь я в небыль.

Два шага в бездну

Вздохнуть всей грудью…

Я вновь воскресну

И счастье будет.

****

Чуть хрипло, с надрывом играет гитара.

И голос знакомый так тих и устал.

Мотив незнакомый — не новый, не старый

В глубины сознанья откроет портал.

Смешает столетья, понятия, лица…

Реальность и сказку спаяет в одно.

Такое не выдумать и не приснится.

И не увидеть однажды в кино.

Пусть струны не новы и лоск уж потерян

Душа инструмента волнует сердца

И век хоть недолгий гитаре отмерян,

Но будет мечту воспевать до конца.

Под пологом леса костер догорает,

Багряным отсветом сияя в ночи,

Чуть хрипло, с надрывом гитара играет

И голос знакомый устало звучит.

****

То не солнце над холмами

Ночь расцвечена кострами

Все пропитанные кровью

Времена средневековья.

Пусть огонь сжигает души

Ведьмы клятвы не нарушат

Все отдав за исполненье

Самых тайных их решений

Словно Фениксы — из пепла

Только магия окрепла

Не пугает наказанье.

Пусть исполнятся желанья!

Словно шоу смерть чужая.

И, девиц в огонь бросая,

Палачи играют приму,

Только в Рай и их не примут.

Хохоча, все те же черти

Заберут их в Ад у Смерти.

Темный век и темный разум

Ведьм сжигает как заразу.

И топа, глумясь на казни,

Новый день сочтет за счастье.

А кровавому рассвету

Посвятят стихи поэты.

*****

Стирая границы, сминая пространство

Сквозь время и память, всему вопреки

Летим над землею чисты и легки

Нам имя — Любовь, нам предел — Постоянство.

Тебя я искала, по свету бродила,

Не счесть башмаков, что стоптала в пути

Но ноги сбив в кровь, продолжала идти,

Не зная тебя, я тебя полюбила.

Я искал в городах, на проселках, в пустыне,

Я твой образ носил, как икону.

В кабаках и церквях, по приютам, притонам,

Я кричал и шептал и стонал твое имя.

Я сто раз ошибалась, я кляла провиденье

Но упрямо шагала вперед и к мечте.

Веря — каждый мой шаг приближает к тебе

И что ты не уйдешь поутру сновиденьем.

По пути столько разных красавиц встречал

Только сердце при встречах молчало

Путь теряя, я вновь шел сначала

Зубы стиснув, я шел и молчал.

Для нас чередою прошли испытанья

Мы встретились так, как Судьба нам дала.

И вот за спиною два белых крыла

Окончен наш поиск, забыты страданья.

Стирая границы, сминая пространство

Сквозь время и память, всему вопреки

Летим над землею чисты и легки

Нам имя — Любовь, нам предел — Постоянство

****

Сдохнуть проще. Жить же надо.

И сражаться до упада.

Падать, снова подниматься

И стараться жить, стараться.

Если руки опустились,

Значит, что-то позабылось,

Значит, надо сесть и вспомнить

В тишине полночных комнат.

Кто сказал, что надо сдаться

покориться, отписаться?

Жить! Назло! без предрассудков!

пусть завидуют все суки!

Пусть колени в кровь разбиты,

Страстно сыграны гамбиты,

Снова встать и улыбаться!

И стараться жить, стараться!

Сдохнуть проще. Не дождетесь!

Своей ложью захлебнетесь.

Все удары принимая,

Против правил выживаю.

Улыбаться через слезы,

Принимать как солнце грозы,

Своей кровью умываться

И стараться жить, стараться!

Через край заштопать сердце,

Вместо соли в раны — перца!

Боли пусть никто не видит,

пусть не любят — ненавидят!

Сдохнуть проще. Жить же надо.

И сражаться до упада.

Рвать приличья и шаблоны

И самим писать законы!

****

Время ведьм в городах и весях.

И костры, как чумное поветрие.

Душу с сердцем на чаше взвесив,

То ли в веру идем, то ль в неверие.

Палачи жгут без сна и отдыха

Время палачей — время темное.

А у Зла только больше подданных

да томятся души бездомные.

Над землей дымЫ стелют чадные

Небеса отвернулись, отчаявшись,

А костры тянут лапы жадные

К не туда по уму причалившим.

Время ведьм расцветает полынью.

Для костров на века работы.

Мнится, хочется, да не сгинет

Порча, наговор, привороты.

*****

— Песни Севера — стон совы.

Песни Севера — волчий вой.

Не сносить тебе буйной головы.

Твой незримый враг — льда огонь.

Холод ночи вновь запевает песнь.

И кровава в небе заря встает.

А песок кумачом да под ноги влез

Песню гор током крови поет.

Не туманы — печаль и боль.

Снов обман навевает страх.

Коли смертный — умри изволь.

В душу дверь отворяет мрак.

Волчий стон как безумный плач

Все отдай и останься наг.

Сам себе и судья и палач

Добровольно опустишь флаг.

Нет пути, коли смертен ты

Не тебе пески, не тебе туман.

Сердцем не понять этой красоты

Это все мираж, морок и обман.

— *-

— Черно-бел песок у воды лежит

Черно-бел песок, словно день и ночь.

И водичка здесь не журча бежит.

Уходи пока цел, уходи-ка прочь.

Здесь ни песни, ни смех давно не слышны.

Только волчий стон да совиный плач.

Не прельщайся ты гладью тишины.

Не ходи сюда, скинь свой старый плащ.

Не ходи сюда, не желай попасть

Волн седой хоровод душу унесет

Не ходи сюда, коль не хочешь пропасть

Пусть других к себе этот шепот зовет.

Черно-бел наряд на брегах реки

Черно-ал подклад у плаща зари

Кровь-руда в горах не твои грехи.

И кровавый шелк не любимой дари.

Песни Севера много напоют

Позовут тебя, чтобы клад искал

Свет и Тьма тебя в тиши проклянут

Чтоб покоя лишился ты на века.

— *-

— Только песнь волкОв да совиный крик

Будут долго звучать среди мрачных гор

Приходи сюда и поймай свой миг

Прикоснись к песку, ощути задор.

Приходи сюда и коснись песка,

Что горит в ночи, словно звездный свет.

Ты проклятье свое прими на века,

Ты задай вопрос — получи ответ.

Ало-красный наряд у невесты твоей

Полыхает он как отсвет зари.

Приходи сюда за судьбой своей

Получи ответ — душу подари.

Поглотит тишина самый громкий крик

А душа — лишь монета разменная

Испытай себя, поймай счастья миг

Удивится Судьба пусть подменная.

— *-

— Но не волчий стон, не совиный крик

Будоражат больное сознание

Песнь камней, да неяркий лишь лунный блик

Вмиг упавшего мироздания.

И вода чиста только с виду. Яд.

Все дороги и тропы тут в пропасти.

Черно-бел у гор неприступных наряд

И упущено время для робости.

Хлад железа булатного кровью вспоен

А огонь негасимый в душе горит.

Зов манящий, дразнящий — зовет, поет,

За собой в темноту навсегда манит.

— *-

— Вязь решеток темна, а за ними — мрак.

Справа-слева пропасть бездонная.

А сомненья твои — самый страшный враг

Жажда знать, что за Зовом огромна.

Только цепи и кандалы — участь для рабов

Помолись, коль идешь, чтобы выйти смог.

Чтоб Судьба спасла тело от оков

Чтобы добр к тебе был твой Высший Бог.

Не узнать тебе средь своих равнин

Победитель ты или падший раб

Докажи же здесь, что ты господин,

Что достоин жить, что совсем не слаб!

— *-

— Песни Севера — стон совы,

Песни Севера — волчий вой.

Хрупок стебелек у дурман-травы…

Не иди на зов — ведь не твой тут бой…

Только смертный был то ли глух, то ль слеп.

И от разума отмахнулся он.

У реки песок… Черно-белый склеп.

Властвует над ним вечный сон.

Не вернется он, Смерть взяла в полон

И не жаждет пустить, окаянная.

Не поможет здесь уж ни крик ни стон.

Ни молитва ничья покаянная…

****

Буду я над рекой туманом

Буду сном твоим, сказкой, обманом.

И плащом шерстяным на плечи

Положу невесомую вечность.

Я закатом багряно-алым

В тихой дымке сумрака стану.

Буду лучиком солнца малым.

Хочешь, с неба звезду достану?

Буду песней малиновки в роще.

Буду ветром теплым весенним.

Сделаю мир для тебя я проще

На двоих разделив веселье.

Обернусь я в полночь волчицей

Позову с собою в дорогу.

Что должно быть, то и случится

Только ты подожди немного.

Буду я рассветной росою.

Буду заревом грозным пожара.

И девчонкой простою босою

Средь разврата, боли, угара.

Я могу быть и твердой и нежной.

Я могу для тебя стать Богиней.

И любовь подарить небрежно,

Если ты меня не покинешь.

****

Я устала. Я просто устала.

От обид, выяснений и ссор.

Я, пожалуй, возьму одеяло

И закончу с тобой разговор.

Я любила. Я сильно любила.

Ничего не просила взамен

И хорошего я не забыла,

Но настала пора перемен.

Я прощала. Я много прощала.

Притворялась слепой и глухой.

Боже мой, как же много я знала,

Все равно оставаясь с тобой.

Я терпела. Я молча терпела.

Только изредка слезы в ночи…

Постепенно я сердцем черствела

И теперь хоть кричи — не кричи.

А сегодня я просто устала.

Бесполезен с тобой разговор.

Просто время, пожалуй, настало,

Чувства все отпустить на простор.

****

Рыжим псом свернулась осень в листьях

Гроз последних слышен дальний плач.

Осень, ты как точный в сердце выстрел,

Счастья ты и радости палач.

Грустью разрисованы дорожки,

Алым заревом последнего костра.

И сердечной трепетною дрожью

По прошедшему тоска остра.

В раннем сумраке осеннего заката

Красок буйство, карнавал мечты.

Все, чем сердце и душа богаты

Просится на кисть и на холсты.

Отголосками давно прошедшей грусти

Укрывает землю листопад

Так тоску по лету в дом пропустит,

Осень, поправляя свой наряд.

*****

Легко сказать — откройте другу душу

И перестаньте злопыхателям внимать.

А как не слушать, если прямо в уши

Они стараются всю гадость запихать?

А делать что, коль друг внезапно предал?

И по осколкам сердца поплясал?

Быть может, что творил он и не ведал,

А может быть, про все отлично знал?

Души оставьте двери нараспашку —

Так говорят, не ведая ветров,

Когда не били словом наотмашку,

Когда не мерзли руки от оков.

Легко сказать — прощайте поруганье,

Не слушайте наветов за спиной…

А делать что, когда в момент прощанья

Отчаянье нахлынувшей волной?

Сказать легко, труднее же решиться.

Особенно, предательство познав

И помня, как безжалостно глумится

Друг бывший, сокровенное узнав.

Но, все-таки, надежды не оставя,

И в сердце свет своем не погасив,

Пусть и не двери, а лишь щелки ставен,

Иду навстречу другу, приоткрыв.

*****

Уходят к тем, кто не заварит крепкий чай

И не поправит одеяло темной ночью.

Уходят… На прощанье: «не скучай!»

В истории поставив многоточье.

Уходят к тем, кто не умеет ждать

К тем, кто не ценит и не ждет, не любит.

Уходят… И бессмысленно кричать

Вслед тем, кто истинное чувство губит.

Уходят… Бесполезно удержать.

А стоит ли? Смысл ворошить былое?

Уходят… Опустевшая кровать…

Отчаянье — бессмысленное, злое.

Уходят к тем, кто и моложе и наглей,

К тем, кто не знает слова «состраданье».

Уходят, бросив гордо: «Не жалей!»

Без горечи, без слез и без метаний.

Вот так, уйдя, отрезав все пути,

Надеются на то, что встретят счастье…

А оказалось — некуда идти

Приюта нет средь жизни и ненастья.

*****

А Ангел был. Стоял в плаще помятом

Не пряча слез под проливным дождем.

И наблюдал, как шел ты на попятный,

Ей душу раня этим хмурым днем…

Стекали капли по поникшим крыльям,

Но хуже холода сталь равнодушных фраз.

И плакал Ангел, проклиная силы,

Которых не хватало в этот раз.

А Ангел был. Его никто не видел

Среди толпы безликой в суете

Он тоже и любил и ненавидел,

Мечтая затеряться в пустоте.

Шел дождь, но дело вовсе не в погоде

И не в ранимой ангельской душе.

А в том, что люди слепы по природе

Не видят чуда, спрятавшись в клише.

А Ангел был. Стоял в плаще помятом

Комкая нервно пачку сигарет

И на кресте любовь была распята.

«За что?» Но так и не нашел ответ.

****

Приходит время положить мечи на полку.

Засунуть в шкаф походный старый плащ.

Сменить на кепи трепаную треуголку

И выкинуть мечту под похоронный плач.

Все как обычно — дом, работа, дети…

Круговорот забот в теченьи дней.

И незаметно на вертящейся планете

Становится жить и унылей и сложней.

Тускнеют краски, звуки не тревожат

Ржавеет верный меч, пылится плащ.

Потомки новые дороги не проложат

Уж песню позабыл наш полковой трубач.

Не слышно звука горна боевого

От топота копыт не задрожит земля

И лишь под отзвуки мечтания былого

Отчествуем мы нового, чужого короля.

Но кто сказал, что неизбежно пораженье?

Что мы обязаны идти вслед за толпой?

Поверьте, не отыграно последнее сраженье.

Пока есть кто-то кто зовет нас на священный бой.

Поэтому не торопись с мечом проститься,

От пыли плащ встряхни, почисть доспех.

Нам повезло с тобой романтиком родиться

Пусть наша доля и планида не для всех.

****

Снова небо зовет

И расправлены крылья

Мой последний полет

Словно вызов бессилью

Пыль привычных дорог

Не для тех, кто крылаты

Кто понять небо смог

Не на шутку богаты.

Крыльев мощный удар —

Оттолкнуться от ветра

Затушить тот пожар

Что пылает от века.

Ввысь, вперед, в синеву

К облакам бесконечным.

День последний живу —

День кроваво-беспечный.

Мне простор облаков

И сестра и невеста.

В этом мире рабов

Одиночке нет места.

Я последний в роду

Я изгой поневоле

В миг, когда я уйду,

Не останется боли.

Я уйду навсегда

В быль, легенду, преданье

Образ смоют года,

прах возьмет мирозданье.

Я в ночных небесах

Стану новым созвездьем

Буду в песнях и снах

Воспарять в поднебесье.

Будут после меня

Зов небес и свобода.

В сердце жар от огня

И желанье полета.

Я уйду в синеву

на закат, в край туманов

День последний живу

Без прикрас, без обмана.

****

Пусть заглохнет толпа в ожидании чуда

пусть отложит донос в долгий ящик Иуда.

Пусть замрут небеса, в восхищеньи внимая

Жизнь игра, ну а я в эти игры играю.

По просторам Судьбы и по кромке Бессмертья

Я играю гамбит с Темной Леди, со Смертью.

Все ходы и финты наверху расписали

Но упрямство мое и неверье не знали.

Эй, ты, Леди с косой! Обыграй-ка, коль сможешь!

Только силы и время ты даром положишь.

Я азартный игрок. Карты сам себе рОздал

И плевать мне на то, что вещают там звезды.

Дружный выдох толпы, восхищенной игрою

Мне амброзия славы, наркотик порою.

Эй, вы, там наверху! Отложите-ка перья,

Ведь я сам выбираю закрытые двери.

Для меня все костры, для меня все распятья,

И портовые шлюхи и красоток обьятья.

Пусть заглохнет толпа в ожидании чуда.

Как играл я с Судьбой, так и с Дьяволом буду!

****

Гарь, копоть, зола, пепелище надежд.

Огнем и мечом утверждаем веру.

Померкла давно белизна всех одежд.

Испили до дна мы безумную меру.

***Граали, кресты и скрижали

Есть вера, но толку в ней нет

Где те, кто на битву нас звали?

Кто даст ответ?

Доспехи, бои, обещанья.

Мы в вере пойдем до конца.

где то, что закончит страданья?

Дождемся ль благого гонца?***

Кровавый закат полотнищем хоругви

макнется в прибрежный вспененный вал

И пусть идеал наш давно уж поруган,

Я не предам то, о чем лишь мечтал.

Копытами конским взрыта земля

В грязь втоптаны флагов полотна

И нового славит уже короля,

Народ, оставаясь голодным.

А мы продолжаем служенье и путь

Обетов никто не отменит.

Ведь рыцарство это и есть наша суть.

И золото честь не заменит.

****

Капли дождя мне омоют глазницы,

Трав покрывало укроет меня.

И на потресканных плитах гробницы

Птиц отходная взлетит, прозвеня.

Будет рассвет над рекою усталой.

Будет закат над медвяной росой.

Новой весною водицею талой

Будет нарушен мой вечный покой.

Где-то столетья промчат чередою,

Где-то миры прекратят свой разбег…

Чинно улягутся рядом со мною

И герцог и нищий — равна смерть для всех

****

Обложен. Встревожен. И некуда деться.

Флажки. Егеря. биение сердца.

Взрыть лапами снег в последней попытке

Чтоб вновь получить свободы в избытке

Веревки. Кумач. Вот-вот грянет выстрел.

Отчаянье. Страх. Мне надо быть быстрым.

Лай псов. Но мне не понять их рабские речи.

И длинный прыжок свободе навстречу.

Мгновенье. Толчок. Взлететь над флажками.

Гарь. Грохот и боль. За что вы так с нами?

И красной строкой по белому снегу

Звучит некролог привольному бегу.

Свет. Запах сосны. И мама-волчица.

Я умер? Я жив? Что дальше случится?

Небесные волки — встречайте собрата.

А стая пусть в полночь оплачет утрату.

****

Я играл с Судьбой на грани.

Я смотрел глазами Бездны.

Я навек Свободой ранен

Я Мечтой сумел согреться.

Мне дороги сладок запах.

Мне ветра слагают песни.

Ночь на мягких тихих лапах

И костер в полях известен.

Рев мотора слух ласкает

Серой лентою дорога

И никто порой не знает

Грань последнего порога.

Жизнь моя — моя дорога.

Жизнь моя — вперед движенье.

Жизнь — она подарит много

И побед и искушений.

Я живу на грани риска

Упиваюсь я свободой

Я хожу от Смерти близко.

Я свободен от природы.

****

Серое небо. Серые крыши

Дождь тоже сер. Серых песен не слышно.

Кошки как призраки в сумраке сером

И ничего тут уже не поделать.

В сером подъезде на серых ступенях

Серостью мыслей витают виденья.

И в бесконечности буден усталых

Даже весна тоже серою стала.

Серость проспектов и серость проулков

Серые люди на серой прогулке.

Мир монохромный в оттенках печали

Сумрачной серой отмечен печатью.

В сером кафе кофе утренний терпок

Да и в часах серость медленных стрелок.

И нет намека на близость просвета

В утренней серости злого рассвета.

Серостью дышат, серостью мнятся.

Сны темно-серые ночью приснятся.

Но все же… На миг… Между выдохом-вдохом

Проглянет луч солнца чудесным подвохом.

*****

Когда-то в давешнем сне

Два счастья привиделись мне.

И в утренний морок вошла

Мечта как стрела.

***Где бродят те счастья?

В какие ненастья?

В какие чудные края

Ведет их дорога моя?***

В тумане грядущее

Но в помощь идущему

Ни просвета ни маяка.

А цель еще, ох, далека…

Два счастья с собой манят

Так много всего сулят

Что с этим поделать мне?

Горю как в огне.

****

Ты слегка сон, ты почти явь.

Ты уже в сердце, словно сладкий яд.

Ты хотел сбежать, но не удалось.

Без меня тебе, ох, несладко жилось.

Без меня твои крылья ввысь не летят

Без меня твои песни звучать не хотят.

Я открою дверь, я зажгу свечу,

Я тебя снова очень видеть хочу.

Я тебе опять ничего не скажу,

Из судьбы и страсти тенета свяжу.

Из ночи и утра сказку сотворю,

Из слезы и вина зелья наварю.

Ты вернешься вновь, утолить тоску,

Ты попросишь все, что отдать смогу.

Ты придешь ко мне ночью или днем

Без меня твое сердце горит огнем.

Без меня не дышишь и не живешь,

Без меня и солнце, как тусклый дождь.

Я тебя пойму, нежно обниму,

Я тебя как есть, навсегда приму.

Я тебя поддержу, я согрею тебя,

Из мечты новый мир сотворю, любя.

Из прошедшего пепла раздую очаг…

Просто нам друг без друга не прожить никак.

****

Под шепот метели, под ветра порывы,

При тусклом свете фонарей вечерних

Когда в душе от старых ран нарывы

И путь земной мне кажется неверным

Придешь ты ночью, от мороза пьяный

Прижмешь к груди, даря тепло и ласку,

Рукою разгоняя дым кальянный,

Прошепчешь: «Здравствуй, здравствуй, сказка!

Тебя теперь я никому не дам в обиду,

Не отпущу, чтоб больше не увидеть,

Я буду рядом, буду не для вида,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 425