электронная
119 83
печатная A5
327
12+
На пути к Голгофе: Книга о тебе и для тебя
30%скидка

Бесплатный фрагмент - На пути к Голгофе: Книга о тебе и для тебя

Somnium et realitas


5
Объем:
142 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-2575-3
электронная
от 119 83
печатная A5
от 327

ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕЙ МАТЕРИ

Голгофы крест от зла тебя не избавляет,

Если в тебе он о себе не заявляет.

АНГЕЛ СИЛЕЗСКИЙ

(Ангелус Силезиус)

(1624—1677)


Начало пути

В полумраке ночного света средь сигаретного дыма и пустых бутылок виски, опьяненный больше от жизни, чем от алкоголя, Святослав все думал о своем сне, который уже пять дней подряд снится ему по ночам. Ему всегда казалось, что сны являются бессознательным отражением переживаний, но сейчас его разум усомнился в этом.

В детстве он часто с восхищением смотрел на многоцветную венецианскую маску Вольто, которая висела в вестибюле дома его деда, она имела красивые черно-белые тона и была украшена золотистыми узорами.

И вот, спустя многие годы, эта маска начала сниться ему.

В этом странном сне Святослав стоял в начале какой-то узкой улицы, на него падал снег, а в конце этой же улицы та самая маска из детства, подобно ангелу, спустилась с небес на землю и своим ярким светом ослепляла его глаза.

После чего из левого глаза маски потекла слеза, которая струилась по ее щеке, но никак не хотела падать вниз. Она там словно затвердела и сверкала как кристалл.

За маской и за улицей, словно из ниоткуда, появилась гора, величественный вид которой больше всего захватывал мысли Святослава, а с небес до него доносился обольщающий женский голос, который неустанно повторял: «Иди на Голгофу, там твои Ignis и Glacies».

Каждый раз в этот миг сна Святослав как будто ощущал умиротворение, но с чем это было связано, сам не знал, потому что он во сне неподвижно стоял на этой улице, смотрел на маску и на гору, которая одновременно казалась слишком близкой и очень далекой; каждый раз в эту пору сна свет небес, который сверкал в ночи, исчезал, земля растрескивалась, пламя выходило из недр земли и каким-то способом испепеляло гору, маска разбивалась вдребезги, серые тучи окутывали небо, а голос, который доносился с небес, поднимал дикий вой, словно бес, потом вместе со светом тоже исчезал.

И каждый раз после этого мгновения сна Святослав просыпался с чувством тревоги.

«Кем был тот голос, зачем он призывал идти в сторону Голгофы? Что означают эти странные слова Ignis и Glacies, и почему маска разбилась вдребезги?»

Эти вопросы мучили его, он искал в Интернете, ковырялся в разных сонниках, но так нигде и не нашел ответов, только вот благодаря Google Translate узнал, что слово Ignis на латыни означает «Огонь», а слово Glacies — «Лед».

«Интересно, зачем этот таинственный голос все повторял эти странные слова, ведь огонь и лед совершенно разные стихии», — подумал он и уставшим взглядом посмотрел на фотографию, где он со своим дедом стоял на берегу моря.

Какими счастливыми были они на той фотографии, какой безоблачной и легкой казалась ему тогда трудная жизнь, ведь в те времена он беззаботно жил в этой жизненной игре, не думал вообще о завтрашнем дне, не имел никаких ожиданий ни от жизни, ни от людей. Увы, эти прекрасные дни остались в прошлом.

Сам не понял, почему так долго смотрел на эту фотографию, но вдруг вспомнил, что его дед тогда, на этом берегу моря, на песке, написал для него на латыни слова Ignis и Glacies, после чего сказал, что эти слова таятся в людях. А на его вопрос, что они из себя представляют, дед ответил: «Однажды ты поймешь их суть и найдешь путь к ним, только верь в себя, и все получится».

Всю свою жизнь его сердце искало ответ на свой вопрос: «Что будет теперь?» — но годы прошли, а ответ так и не был найден. Из-за этого Святослав разочаровался в жизни и, как обессиленный, не начав свой путь к высотам, сразу сдался, потому что устрашился трудностей и неопределенности.

Раньше Святослав занимался футболом и думал, что его призвание — стать футболистом. Со временем его сердце остыло к футболу, поэтому он оставил это занятие. Но все же в глубине своей души, продолжая поиски, Святослав всегда надеялся найти свое место и призвание в жизни, а также последнюю искру надежды, которая даст ему веру в завтрашний день.

С мыслями о сне он сказал в сердце своем:

«Возможно, что этот сон напоминает мне о том, что наша жизнь всего лишь пустой звон, опьяненный сном, овеянный кошмаром и весельем. Или, может быть, не весельем, а желанием скрыть от чужих глаз свою боль, которая щемит в сердце всегда из-за осознания невозможности что-то изменить к лучшему.

Уф… не знаю уже ничего, запутался как в жизни, так и во сне. Уж лучше пойду прогуляюсь, а то из-за этих мыслей голова начала болеть».

С такими мыслями Святослав поспешно встал с места, пошел в коридор, взял лежавшую на стуле кожаную куртку, надел ее и вышел из дому. На улице шел снег. Лужи были скованы терпким морозом.

Он любил мороз. Холодный и свежий воздух успокаивал его нервы. Выйдя на улицу, подумал, что этот белый саван, который покрыл все улицы своим безмолвием, поможет ему избавиться от тяжких мыслей о сне.

И шел он молча по заснеженным тротуарам, как вдруг ему взбрело в голову зайти в парк своего детства, в котором не был многие годы. Сам не знал, почему его тянет туда, даже колебался, идти или нет? Но, несмотря на плохую погоду, пошел. Его мыслями двигала какая-то сила, которая словно изнутри подстрекала идти в сторону этого парка.

Когда он пришел в парк, там никого не было. Кругом горели фонари. Святославу уже начало казаться, что он сам живет во сне, и эти узкие городские улицы как будто возвращают его на улицу из сна. Словно сон стал реальностью, а реальность — сном, все смешалось и где грань всего? Непонятно уже ничего, эти странные совпадения и эта глубокая ночь пробудили в нем смятение, отгоняя ответы прочь. Есть только вопросы, а ответы кажутся далеко.

Он хотел убежать от себя, но уже не знал куда и ничего не мог понять, просто заблудился в своих мыслях среди снежных деревьев парка.

В это время, через миры далекие и неведомые, через преисподнюю и мрак спешила навстречу Святославу волчица, которая ради встречи с ним превозмогала все трудности пути, потому что хотела донести ему молву о грядущих переменах в его жизни.

Чуя издалека его запах, она быстрыми прыжками добралась до центра того парка, где в ту пору находился сам Святослав. Будучи не простой волчицей, а мардагайлом, то есть волчицей-оборотнем, она вмиг превратилась в красивую девушку, глаза которой были голубее синего неба, а волосы — огненнее, чем воспламеняющийся огонь, кожа у нее была белее самого чистого снега. Волчица-оборотень облачилась в черную мантию с капюшоном и направилась в сторону своей жертвы.

Тем временем Святослав в смятении блуждал по парку, пока не заметил странного человека, скрывшего под черным капюшоном свое лицо. Таинственный незнакомец шел в его сторону, поэтому Святослав решил пойти к нему навстречу и, когда они приблизились друг к другу, этот человек откинул назад свой капюшон.

— Здравствуй, Святослав! Я много лет ждала нашей встречи, — сказала она.

Святослав не мог поверить своим глазам, ведь раньше ему никогда не посчастливилось встретить такую красивую девушку. Увидев ее, он растерялся и не смог найти слова, чтобы ответить на ее приветствие, и только после недолгой паузы, приведя свои мысли в порядок, с большим изумлением спросил:

— Почему?

— Потому что ты тот, кто имеет в себе дар света, и твой сон, который мучает тебя сейчас, является лишь предупреждением тебе, что не надо отрекаться от своего пути.

— Откуда ты знаешь о моем сне? — придя в еще большее изумление, спросил Святослав.

— Однажды ты узнаешь об этом, а сейчас послушай то, что я тебе расскажу о твоем сне.

— Да, слушаю, — моментально отгоняя свое изумление прочь, с ухмылкой сказал он в ответ. Ему не верилось, что она может истолковать его сон.

Девушка заметила его ухмылку, но не придала этому значения и сказала:

— Та маска, которую ты увидел во сне, намекает на ту ложь и дурман, в которых живешь до сих пор, а та слеза, которая течет с левого глаза этой маски, — это горечь жизни. Она не падает лишь оттого, что у тебя еще есть время изменить свою жизнь, и для тебя не все потеряно. Ты еще молод, поэтому можешь использовать свой дар в угоду себе.

Та улица, в начале которой стоишь во сне, ознаменовывает желание твоей души начать свой путь к мечте. А гора, являющаяся твоей Голгофой, есть цель твоего жизненного пути. Ignis и Glacies — это те стихии и сущности, которые есть в каждом человеке, они противоборствующие скрижали жизни каждого смертного, и он постигает их суть только в том случае, если проходит свой путь от страдания к счастью.

Ты тоже поймешь их суть, когда дойдешь до своей Голгофы, но если не начнешь свой путь, ведущий к этой величественной горе, то маска Вольто, которая напоминает тебе о безоблачном детстве, однако на самом деле олицетворяет лишь бессмысленность и отчуждение, в которых твой разум живет доселе, в конце твоей унылой жизни будет разбита.

На смертном одре взглянешь на мир без маски, и тогда поймешь, что никогда не стремился избавиться от нее, в эту минуту пламя угасающей жизни будет испепелять гору, то есть твою цель. Вся твоя жизнь будет пройдена зря, если ты покинешь этот мир, не оставив ни одной песчинки, напоминающей о тебе. Без пути мечта всего лишь пустой бред, но об этом знает только Божественный свет, о котором забыли люди.

В этот момент Святослав не думал о сне и о своих переживаниях, а думал о том, откуда она знает про его сон.

— Все это очень странно. Ты случайно не ведьма? — серьезным тоном спросил он.

— Нет, я тот, кто покажет тебе путь возвращения к себе, в тебе есть сила, и настала пора использовать ее.

— А зачем мне этот путь, ради чего утруждать себя вообще?

— Ради себя и ни для кого, ни для чего еще. Выбор за тобой, если ты хочешь жить как мышь, то не стремись парить как сокол, только не ожидай, что у тебя жизнь изменится в лучшую сторону.

— Я ничего не жду ни от кого, ни от чего.

— И не надо ничего ждать, просто у каждого есть свой путь, своя Голгофа, поэтому каждый из рода людей должен стремиться пройти этот путь до конца, не оставаться во мраке, на нуле. В душе ты философ и искатель, посему не надо сворачивать со своего пути, ведь тогда твой путь отвернется от тебя.

Я знаю, тебе кажется, что ты одинок в этом мире, но так кажется многим тебе подобным людям. Верь мне, ты не одинок, иди из этого парка на соседнюю улицу, там тебя ждет тот, чей сон перекликается с твоим сном. Его зовут Зрван, ему тоже кажется, что он одинок. Потому что гнусные родители бросили его на произвол судьбы. Если ты не отгонишь его и будешь вместе с ним идти по своему пути, то он станет твоим учеником.

— Стоп, я не понимаю, о чем ты вообще. Ведь я же не готов… — в замешательстве проронил Святослав и на миг закрыл глаза. Когда он снова их открыл, то увидел, что этой девушки нет: она исчезла.

«Куда она могла запропаститься? Хм… Сон это или не сон? Куда исчезла эта красавица? И даже не попрощалась, — с огорчением промолвил он. — Все во мне перемешалось, если так продолжится, то я сойду с ума…»

«Жаль… даже ее имени не узнал, а ведь красивая была… Но ничего, надеюсь, еще встречу ее, может быть, она права, раз смогла истолковать мой сон, да и я до сих пор не смог реализовать свой потенциал — в этом она точно права. Не стремился ни к чему, поэтому ничего не добился в жизни. Быть может, мне нужен был экзистенциальный момент и он уже есть. Возможно, стоит идти в сторону той улицы, о которой она говорила. Наверное, и вправду там меня ждет кто-то… Ладно, пойду, лучше самому убедиться, чем верить на слово», — подумал он и неторопливыми шагами пошел в сторону этой улицы.

Сразу же после этой встречи с таинственной незнакомкой его разум впервые в жизни почувствовал подлинное пробуждение. А в душе он ощущал какое-то странное ликование и вдохновение.

«По сути, жизнь соткана из вероятностей, и возможно, не все в ней происходит обдуманно. Жизнь похожа на стихию, и стихийный порядок чаще движет ее ритмом, чем планомерная организация, которую мы рисуем в своих умах, и ожидаем от наших планов реализации. Возможно, то, что она мне рассказала, всего лишь вздор, но все же я надеюсь, что сегодня все изменится у меня», — так в сердце своем сказал Святослав.

Он дошел до указанной девушкой улицы и никого там не увидел, кроме одного юноши, который, видимо, кого-то ждал.

«Может быть, это Зрван», — подумал он и подошел к нему, но не успел ничего сказать, как юноша воскликнул:

— Привет, Святослав! Я тот, кого ты ищешь. Меня зовут Зрван, и я ждал тебя, потому что знал, что ты придешь.

Святослав изумился: он не ожидал, что юноша узнает его.

«Та таинственная девушка была права», — подумал он, потом сказал юноше в ответ:

— Привет, Зрван, я знаю, что ты меня ждал, но скажи мне, это правда, что ты увидел тот же сон, что и я?

— Да, это правда, та девушка объяснила мне, что наши сны — это знаки, которые покажут нам путь к истине, и случилось так, что я по воле наших снов должен стать твоим учеником, а ты моим учителем. Она также сказала, что только ты можешь быть моим духовным учителем, потому что на всем белом свете только наши с тобой сны перекликаются друг с другом. Наши пути едины!

— Да, она мне тоже сказала об этом. Я думаю, что наша встреча еще раз доказывает, что мы сами лепим свою судьбу из непостижимых для нашего ума явлений, которые привыкли называть случайностями. Если мы тут оказались, то это значит, что у нас есть общая цель, поэтому, невзирая на наши сны, невзирая на наставления той девушки, ты и я вместе должны идти по нашему пути.

Мы одни в этом мире. Тебя и меня ничего не держит в этом угрюмом городе, так что давай вместе покинем его. Мы в скитаниях поищем наше счастье, кто знает, возможно, однажды дойдем до нашей Голгофы!

— Я готов идти с тобой в путь и позволь мне отныне называть тебя моим Учителем, — со сверкающими глазами сказал Зрван.

Святославу не осталось иного выбора, кроме как согласиться, видя воодушевление Зрвана:

— Да будет так! — воскликнул он и добавил: — Впредь мы будем вместе идти вперед, поэтому давай, ученик мой, уйдем отсюда, все оставим позади и начнем с чистого листа. С собой мы возьмем только нашу любовь к размышлению, ведь с помощью этой любви сможем понять себя. Наш путь одновременно близок и далек, но мы пройдем его не ради предначертания, а ради смысла и желания!

— Веди меня, мой Учитель, покажи мне загадки души, я еще юн, но мой ум желает черпать знания и понять себя с помощью этих знаний.

После слов Зрвана они вместе покинули город без еды и без денег. Их сердца твердо решили идти не по пути легкому, а по пути тернистому. Их сознания пробудились и вышли из долгой спячки, озарение снизошло на них, поэтому они с жаждой к приключениям шли в скитаниях найти себя, а также познавать мир. Без приключений жизнь скучна, а для одиноких людей приключения являются самым лучшим бальзамом для души.

О корнях зла

Покинув город, Святослав и Зрван направились в сторону дремучего леса, в объятиях которого они хотели уединиться от мира сего и вести отшельнический образ жизни. По дороге в лес Зрван попросил Святослава:

— Расскажи мне о зле, Учитель.

Святослав в ответ сказал:

— Истинно говорю тебе: корни зла глубоко зарыты в душах человеческих, но люди думают, что если эти омерзительные корни в них не прорастают, то никакого зла в их умах нет, однако это не так. Злые чувства таятся в каждом человеке и ожидают часа своего извержения.

— По твоему мнению, ты искоренил из своей души корни зла? — спросил ученик.

— Возле корней зла лежит топор, который не будет разрубать их на куски, пока они не начнут прорастать и проявляться. Песчинка всегда остается после бури. А я человек, не дошедший до цели, поэтому, пока не ощущу злость, не смогу сказать, искоренил ли из своей души злые корни или нет. Но знаю, что только свободная душа познает суть зла. Лишь свободный духом человек способен искоренить его. И я благодаря своему осознанию приближаюсь к искоренению этих мерзких корней.

— Чем для зла является незнание? — спросил Зрван.

— Незнание — сила зла. Оно враг истины и свободы. Луч познания никогда не снизойдет на того, кто живет в самовольном заточении в темнице тьмы.

— Учитель, я не понимаю, почему люди не стремятся к познанию?

— Потому что им удобно жить во мраке.

На следующий день, шагая по дремучему лесу, Святослав все больше уходил в мир своих размышлений. А вот Зрван думал о зле, и когда они вместе сидели на берегу ручейка, который протекал в лесу, ученик спросил Учителя:

— Можно ли победить зло добром?

— Зло не противоположность добра и не логово бесов, а всего лишь препятствие к духовному росту. Оно, как верный товарищ, бок о бок шагает с человеком до тех пор, пока он полностью не избавится от него. Я убежден, что нанесение вреда другим людям и природе являются следствиями, а не причинами появления зла.

— В чем же скрывается первопричина возникновения зла?

— В отсутствии ростков стремления! — воскликнул Святослав и добавил: — Ненавистны злу тяга к познанию и воля к духовному росту, потому что они мешают ему утвердиться. Людские мысли злыми семенами обсеменяют почву бытия, потому что не знают, как найти путь к свету.

— Знания есть путь к победе над злом? — спросил ученик.

— Знание не есть мудрость. Если ты знаешь, но не стремишься созидать, вносить свой вклад в этот мир, то не сможешь полностью избавиться от зла. В отличие от знаний, мудрость без постоянного самосовершенствования не может быть постигнута.

— Через переживание момента можно ли приблизиться к мудрости? — спросил Зрван.

— Прошлое, нами пережитое, и настоящее, нами переживаемое, не показывают пути к мудрости. Только то, что ждет нас впереди — это предвкушение будущего, лучше всякого временного сладострастия. Знание — это бремя, ведущее никуда, а желание постичь основы бытия и выйти за пределы своего узкого мышления — наслаждение.

— Трудно познать мудрость, — сказал ученик.

— Выше толпы, выше жужжания мух пролетают мысли мудрые и устрашающие. Длиннее, чем железные дороги, длиннее, чем дюны, проложен путь человека, и мудрость, как озарение, постигается им в стремлении. Окунуться в ее глубину не может знающий, который обнял ворох обыденности и считает свое знание искоркой мудрости. Он никогда не сможет познать истинную мудрость и будет довольствоваться лишь расплывчатым знанием, которое проникает в разум, но никак не в сердце человека.

В океане мудрости плывет ладья счастья, в ней находятся лишь те просветленные, которые нашли себя и превозмогли свое несчастье.

— Надеюсь, я постигну мудрость! — воскликнул Зрван.

— Я тоже на это надеюсь, — сказал ему в ответ Святослав и после недолгой паузы добавил:

— Раньше я был несчастным и равнодушным, поэтому не понимал, в чем заключается смысл моего сна, но потом пробудился от спячки, как пробудились до меня другие. Теперь я понимаю — все, что делало меня несчастным, являлось для меня злом.

— Учитель, — с воодушевлением сказал Зрван, — я всегда боялся признать свое зло, а оно, как моя тень, часто шло за мной. Моя душа страдала от непонимания и одиночества. В те дни, в городе, я не знал, что будет дальше и каким будет мой путь. Я сам для себя создал преграды, но благодаря тебе, Учитель, ко мне вернулась моя отрада.

— Не переживай, ученик мой, ты сейчас на своем пути, который не повторяется дважды. Знай, что человек из любви к ближнему тоже совершает злодеяние, но воспринимает свое зло как добро.

Каждый из людского рода может воспринимать зло как данность, если оно совершается против него, но когда он или кто-либо другой совершает злодеяние против других, тогда его разум не в силах полностью понять сущность зла, потому что на своей плоти он не ощущает его последствия.

О проявлениях зла

Издали кинув взгляд назад на мерцающие огни большого города, Святослав грустно изрек:

— В городе я встречал много людей, у которых внутри царит зло, и они не подозревают даже, что есть чувства слаще него. Ученик мой, из-за зла солнце покинуло сердца наших горожан, но кто знает, может быть, оно когда-нибудь вернется к ним. А пока что зло в нашем городе, как и во всем мире, ежесекундно проявляется в думах, деяниях людских.

— В чем больше всего проявляется зло, Учитель? — с интересом спросил ученик.

— В зависти. Ведь у завистника душа рабская и клянчащая. Зависть — обессиливающий человека дух зла; она мерзка как гной и хитра как лиса. Завистник раболепствует перед властью и не думает, как самому ее приобрести. Ему нравится клянчить перед могущим, потому что не знает, как самому стать могущественным.

Он не ведает, как осуществить свои мечты и исполнить свои желания, поэтому завидует тем, кто добился чего-то в жизни. Воистину зависть гасит свет души, чтобы во мгле выжженной земли воссесть на трон чувств и дум.

— Но, Учитель, нищие завидуют богатым, неграмотные — образованным, несчастные — счастливым… вся история человечества пропитана завистью. Разве можно ее не испытывать, когда люди ощущают несправедливость к себе?

— Чем больше человек испытывает зависть, тем меньше реализуется. Каждый завистник думает: «Если у меня нет, то почему у другого должно быть?». Ни один завистник не пытается добиться желаемого сам, не думает стремиться к своей мечте, а думает, как сделать так, чтобы у других тоже не было ничего и кругом копошились лишь неудачники.

— Странные они люди, эти завистники, — сказал ученик.

— В зависти четче отражается чувство неудовлетворенности, а не несправедливости. Она есть исток мести, а чувство несправедливости — всего лишь украшающий фасад неудовлетворенности.

Мщение любит терзать души людей и проявляется в них как открыто, так и исподтишка. Со временем оно постепенно превращается в чувство недосягаемости и учит нас о невозможности осуществить свои мечты. Профаны с пафосом восхваляют его, ибо эти несведущие глупцы не понимают, что любое мщение, которое кипит внутри человека, — это медленно действующая отрава, убивающая силу духа своего хозяина.

Время течет, жизнь идет, и только на старости лет хозяин этой отравы понимает, что невозможно повернуть время вспять, по-иному осмыслить свою жизнь. Если даже мщение доходит до бунта, то его бунт проявляется как бессмысленная и беспламенная ахинея, не имеющая ни цели, ни грез, такой бунт всего лишь окропленный честолюбием красивый вздор.

Это бунт ради корысти, тщеславия и жадности, а не во имя справедливости, свободы или истины. Настоящий бунт бывает не только против правителей, морали, семьи, но и против самого себя, своего «Анти-Я». Месть толпы — это символ единой зависти, которая будет властвовать над умами людей до тех пор, пока в этом мире есть политическая иерархия и социальное неравенство.

— Что означает «Анти-Я», Учитель? Я об этом никогда не слышал.

— Знай, ученик мой, это та сила, которая мешает нашему «Я» стремиться к небесам. «Анти-Я» мчится в преисподнюю, он является нашим грехом и камнем преткновения для каждого, кто стремится к своей цели. Раньше был «Сверх-Я», теперь на его место пришел внутренний, личный «Анти-Я», который борется с нашей истинной сущностью.

Если «Я» олицетворяет свободу, стремление, волю, созидание и целеустремленность, то «Анти-Я» олицетворяет зависть, слабость духа, рабскую подчиненность, бессилие, тщедушность и злобу. Люди многого хотят добиться в жизни, но не осуществляют свои мечты, поскольку в их сознаниях живет «Анти-Я» — сумрачная тюрьма чувств и дум.

— Учитель, ты сказал, что «Анти-Я» — это наш грех. Почему ты называешь его грехом, а не иначе?

— А что есть грех, если не главный источник зла, из-за которого люди не добиваются поставленных целей? Не в ветхих и новых книгах заложен смысл греха, а в том, что мешает каждому человеку добиться своей цели.

Все грехи исходят из одного истока зла, каким является наше «Анти-Я», без которого наши слабости не вырастали бы. Но они вырастают в нас, чтобы мы восстали против них. Запомни, ученик мой, человек, восставший против своего «Анти-Я», познает себя и жизнь во всех ее проявлениях. Если страдающая душа понимает ценность бытия, то восставшая душа через свою цель осмысливает свое бытие.

Порою проблески восстания полыхают, а новые ожидания в облаках мерцают, но чаще всего облака обманчивы, а наши мечты улетают вдаль и там умирают. Однако подлинные восстания, лишенные мщения, нас к великой цели приближают, от рабских оков освобождают, приход нового мира ознаменовывают. Я знаю, что новый мир и его новое веяние уничтожат золотого тельца.

И тогда Святослав сказал в сердце своем:

«Новый мир, как прекрасен ты, блаженный сон о тебе настиг меня ночью страстной. Сластил я свое воображение чарами твоими и с тех пор мечтаю только о тебе».

— Когда же это произойдет? — спросил ученик.

— Тогда, когда золотой телец будет позабыт, а люди выйдут из пещер разума.

— Учитель, несколько месяцев назад один старец сказал мне, что как добро, так и зло появляются на свет вместе с человеком. Что ты думаешь об этом? Прав он или нет?

— Я верю в то, что человек появляется на свет с добром в сердце, но с первых же минут его рождения, с первого человеческого вздоха зло опоясывает наивную человеческую душу.

— Почему так происходит?

— Потому что первое, что чувствует новорожденный ребенок — это страх, который есть зло, и самое ужасное то, что это чувство до самой смерти не покидает его. Страх всегда порочен и губителен, он — путь к самобичеванию, к глупостям. Знаешь почему?

— Да! Никто не сможет стать странником и идти в сторону Голгофы, если в нем живет страх, — сказал ученик.

— Воистину, страх — есть мучение, в нем мерцают искорки саморазрушения души, и самым гнусным его проявлением является страх потери. Многие не понимают, что привязанность есть прямой путь к страху потери. Она, рано или поздно, приносит нам страдание, ибо когда-нибудь мы теряем того человека или ту вещь, которые представляли для нас ценность и были дороже всего на свете. Даже воспоминания, которые остаются от былых дней и обломков привязанности, подобно лезвию бритвы, треплют наши души.

— Воспоминания — горький мед. Мы все вспоминаем и страдаем, — сказал Зрван.

— Иногда бывает так, что за прошедшие сладостные миги мы поднимаем бокал, но в душе грустим. Страдания убивают нас изнутри. А мы, как издыхающие калеки, падаем перед ними ниц, потому что не оставляем все позади, не продолжаем жить без розовых очков, — сказал Святослав.

— Увы, тот, кто боится кого-то потерять, тому трудно будет все оставить.

— Знай, мой кроткий ученик, человек останется отчужденным и несчастным до тех пор, пока не освободится из когтей страха потери.

— Обязанности — часть жизненной иллюзии, — с горечью сказал ученик.

— Все мы люди, ошибки нам свойственны, поэтому живем иллюзиями, а также верим, что кто-то придет и вытащит нас из тьмы. Однако время идет, а этот спаситель так и не появляется, но мы продолжаем его ждать. И не хотим принять тот факт, что проблема в нас, поэтому ни миражи виртуальности, ни бегство в другие страны не спасут наши сознания от самих себя.

— Скажи мне, Учитель, что держит людей в иллюзии?

— Увы, если бы люди приняли себя такими, какие они есть на самом деле, то перестали бы сравнивать себя с другими, не выдумывали бы образы, которым желают соответствовать, не жили бы грезами в своем иллюзорном мире, который кажется им единственной действительностью. Но в потемках сознания людям нравиться страдать — это нелепая часть человеческого бытия. По-другому не объяснишь то, что они не желают искоренить все причины своих страданий и отчуждения.

В чувстве привязанности есть не любовь, а сострадание одной одинокой души к другой одинокой душе. Сама любовь есть лишь желание одинокого человека найти свои потерянные ориентиры и утешать себя мнимыми объятиями, которые не вечны. Однако каждый индивид проявляет сострадание не ради благополучия или блага других, а ради спокойствия своей совести, которая является зеркалом души.

Ученик пришел в восхищение от услышанного и спросил:

— Когда человек освобождается от страха?

— Только тогда, когда восстает против своей судьбы и сам становится ее вершителем. Осознание того, что страх есть иллюзия, освобождает человека от гнусных эмоций и неуверенности, которые создали в его сознании облако из страха. Даже самый великий становится лишь смешным отражением своего величия, если не побеждает свою судьбу. Иллюзии сознания должны быть осознаны и побеждены, только таким способом страх не возьмет верх над желанием человека идти ввысь.

— А как же предначертание судьбы? — спросил ученик.

— Ничего не предначертано, все зависит только от нас самих. Каждая духовная победа символизирует торжество жизни над смертью, над прахом, и убеждает, что проделанный странником путь не оказался бессмысленным.

— Скажет ли «да» своей воле человек?

— Он скажет «да» своей воле, если захочет стремиться и брать от жизни все, о чем мечтает! Никто не должен проявлять осторожность там, где она мешает восхождению вверх. Воля к победе разбудит силу в человеке, с помощью которой он перейдет от чувства безысходности к чувству преодоления, к извержению силы, к бескрайнему потоку.

Они приведут его туда, где все началось и закончится. Он взойдет на Голгофу.

Ученик внимал слова своего Учителя, потом красивейшим своим, аж слегка певучим голосом спросил:

— Та девушка не рассказала мне, о чем повествуют и что знаменуют Ignis и Glacies. Может, ты расскажешь, Учитель?

Святослав в ответ сказал:

— За это короткое время я понял, что они — основы пути странников. Ты еще молод, ученик мой, я еще успею тебе поведать о их смысле, но хочу, чтобы ты знал, что призвание и цель каждого странника — разрубить в себе корни зла, корни своего «Анти-Я».

— Это сложно, ведь зло разостлано по всему миру. А род человеческий толком не знает, кто подстрекает людей ко злу и, возможно, никогда не узнает, — с грустью сказал Зрван.

— Зло испокон веков укрепляется с помощью своих рьяных и оголтелых ревнителей, какими являются ядовитый Скорпион и лицемерный злобный Шут.

— Поясни, пожалуйста, кто они такие? — взволнованно спросил ученик.

Заметив настойчивое желание своего ученика узнать о них побольше, Святослав сказал ему:

— Думаю, пора тебе узнать о них и о той напасти, которую они принесли с собой в наш мир.

Скорпион и злобный Шут

— Скорпион и злобный Шут — нелепые порождения человечества. Они — безликие идолы мира, которые своим вздором поработили умы человеческие. Порабощенные умы величают их высокими и громкими терминами, какими являются «Культура» и «Цивилизация». Однако сколько лжи было в этих терминах и сколько гноя, люди так и не поняли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 119 83
печатная A5
от 327