электронная
54
печатная A5
412
16+
На окраине Галактики

Бесплатный фрагмент - На окраине Галактики

Избранные фантастические рассказы. Том первый


Объем:
260 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2400-8
электронная
от 54
печатная A5
от 412

Ром на Марсе

Неожиданный звонок выдернул Смита из тёплой постели. Было ещё темно, часы показывали два часа. Повторный звонок заставил схватиться за трубку:

— Спишь? — спросил знакомый голос. Спросонок Смит Уилсон не сразу узнал своего приятеля, с которым работал в Центре.

— Ты чего пугаешь? — зловеще произнёс он в ответ. — В следующий раз я тебе тоже самое устрою!

— Погоди! Я же по делу звоню. Здесь у нас что-то странное получается…

— Ну это же у вас получается! Не у меня! — заорал Смит. — Погляди на часы! Я же лёг только…!

Хью заорал в ответ:

— Ты выслушай сначала! Картинка с Марса появилась!

— Ну и что? Мало ли мы с Марса картинок видели?

— Так это же со «Спирита», пойми! Он два года молчал…

Мысли у Смита начали проясняться. Негодная Мери, напоила его чем-то крепким вчера вечером, всё пыталась страсть разбудить… А теперь его Хью Эверет разбудить не может! «Спирит» замолчал действительно два года назад. В Центре на нём давно поставили крест. Пытались сначала оживить, но того как засыпало в песчаную бурю, да ещё валуном придавило, так и остался он там, среди пустыни один-одинёшенек, без помощи извне. Не лететь же к нему, чтобы руками подтолкнуть… К тому же Штаты ещё три марсохода к сегодняшнему дню там имеют. И принимают от них качественные снимки. Что там Хью так разгорячился?

— Послушай, друг, ты толково можешь прояснить ситуацию? Очнулся старый аппарат, понятно. Ну не совсем, конечно, понятно, чего ему начать работать, если Марс с ним так дурно поступил, но всё-таки это не повод так неожиданно мне звонить! Утром мне всё равно в Центре быть, тогда и узнал бы…

— Нет, узнать тебе нужно сейчас!!! Быстро приезжай, Буйвол требует твоего немедленного присутствия! Это же твой объект, ты за него отвечал, ты его по Марсу вёл…

Буйволом они за глаза называли Джона Гаррисона, руководителя программ марсоходов. Он сам набирал команду специалистов, сам же и выгонял несправившихся.


«Тойота» неслась на приличной скорости, но в пределах дозволенного: Смит не любил связываться с копами. Да и до парадного подъезда их общей конторы было не так далеко, чтобы в такую рань спросонок нарушать правила. Резко притормозив на стоянке, Смит Уилсон выскочил из автомобиля и гордой походкой промчался мимо охранника, едва кивнув в ответ на его приветствие.

В отделе было шумно, непонятно, откуда столько принесло народу. Можно предположить, что Хью расстарался и собрал всех, кто хоть немного касался проблем «Спирита». Гаррисон тоже был тут как тут. Он стоял перед дисплеем главного компьютера и, не отрываясь, смотрел на изображение с Марса. Смит тоже глянул мельком. Изображение как изображение. Пески Красной планеты, булыжники. Недалекий горизонт. И чего они здесь все столпились?

Среди присутствующих возникло слабое движение. Это внезапно появился Хью Эверет собственной персоной. Указав пальцем на Смита, Эверет произнёс:

— Джон! Он явился, мы можем теперь ещё и на него полюбоваться!

Гаррисон молча повернулся к Смиту и долго его рассматривал. Потом нехотя спросил:

— Ну и что ты на это скажешь?

— На что, собственно, на это? — раздраженно бросил Смит. — Не дают человеку выспаться…

— Молчать! — гаркнул со всей мочи Джон, только он был способен так нестандартно заставлять прислушаться к себе подчинённых. — Смотри на картинку! И попробуй объяснить вразумительно, откуда на ней могла появиться эта вещица? — У шефа появилась в руке лазерная указка, луч был направлен под один из камней на далёком Марсе.

И вот здесь-то Уилсон понял, отчего такой начался раздрай. Из-под камня, до которого сейчас было больше ста двадцати миллионов миль, одиноко выглядывало горлышко очень знакомой стеклянной посудины. Ниже горлышка на светлой этикетке значилось прозаическое «ROM — made in Cuba». Дальнейшие слова значения не имели. Смит забыл, что не выспался. Он ещё раз осмотрел всю панораму Марса. Да, точно, два года назад где-то в этих краях марсоход и засыпало, когда с ним пропала связь. Попытки её восстановить успехов не имели. И что теперь? Что всё это может значить? Кубинский ром — на Марсе!!! Вот это заявочки!

— Так что, молодой человек, вы на это скажете? — Гаррисон весьма неприятно смотрел на Смита.

— А я тут причём? — начал Уилсон. — Вы подозреваете, что мы с марсоходом тайком два года спиваемся вдалеке от Земли? И поэтому «Спирит» не отвечает на наши запросы? По-моему, весьма нелогично!

В отделе наступила тишина. Что-то назревало. Уилсон подумал, что где-то он подобную бутылку видел совсем недавно. Сам он кубинский ром никогда не пробовал, но где же он её… Смит поискал глазами своего приятеля. Но Эверет куда-то смылся, среди присутствующих его лукавой физиономии не наблюдалось. Теперь очень отчётливо Смит вспомнил, где он мог встретить подобную посудину. Недавно отмечали тридцатилетие Хью Эверета, они с Мери тоже почтили своим присутствием это мероприятие, и в прихожей в распахнутом мусорном мешке с пустыми бутылками как раз подобную и видел Смит. Но одно дело увидеть в мусоре на Земле и другое — в камнях на далёком Марсе…

— Мне нужен Эверет! — твёрдо сказал Уилсон Гаррисону. — Сейчас я его найду и всё выяснится, я уверен!

Он вспомнил годы учёбы с этим прохиндеем. Тогда Хью всех удивлял своим умением работать с компьютером. Он спокойно мог вмешиваться в компьютерные программы и то, что видели сейчас на центральном мониторе все присутствующие, могло быть только его творением. Когда-то, в молодости, Хью называл это шуткой процессора. Ну я ему устрою шутку! В кармане пиджака Смит нащупал какую-то бумагу. Он вытащил её на свет божий и прочитал:

«Извини, друг, это тебе за то, что ты увел у меня Мери. Посмотрим, простит ли тебя Гаррисон!»

Смит было бросился с этой уликой к своему шефу, но заметил, что буквы на бумаге стали исчезать на глазах.

Февраль 2010 г.

Год инопланетян — 2012

Глава первая — Начало

ЯНВАРЬ. Зима была снежной, как никогда, улицы города засыпало несколько раз настолько, что движение останавливалось на пять-шесть часов, пока не подходила техника и не расчищала дороги. Холодов больших не наблюдалось, и в квартире было тепло и уютно.

Николай оставил машину под окном и её полностью завалило снегом, даже не было видно окон — большой сугроб и всё. В шестьдесят пять лет крутиться во дворе с лопатой не хотелось, да и сил уже не хватало. Куда проще было лежать в полудреме на тахте и слушать, что там за новости в мире, за экраном телевизора. Соседи не докучали, сын звонил из Европы редко, справляясь о здоровье. Ему звонить часто было не резон, при необходимости отец и сам мог его вызвать. Контора работала чётко, доставили бы в родные пенаты примерно за сутки. Так однажды и случилось, когда Николая уложил первый инфаркт: на следующий день Борька в домашних тапочках вошёл в палату, как ни в чём не бывало, приветливо со всеми поздоровался и был неотлучен, пока угроза не миновала. Тогда же и с работы на заслуженный отдых Николая проводили, сын больше не позволил ему работать.

И потянулись тоскливые дни одиночества, Николай чувствовал, что жизнь клонится к закату — болезнь приближала его. К тому же среднюю продолжительность жизни мужика в сердобольной России он уже прожил.

«Пройдет зима, стает снег — поеду по области путешествовать, — подумал Николай, глядя в окно на ясный солнечный день. — Пока машина в порядке, объеду города, с людьми поговорю. И нужно-то: день на дорогу, тормозок с собой… И один город осмотрел!»

Как и все люди на планете, Николай готовился к пришествию инопланетян, корабли которых уже были ближе орбиты Юпитера. В конце декабря они будут у Земли и состоится долгожданная встреча. Никто не гарантирует, что эта встреча будет приятной. Но в любом случае Николаю очень хотелось знать, а что же будет дальше, что человечество поимеет от Посещения: мгновенное уничтожение, долголетние страдания, процветание или всё останется по-прежнему. Каково будет нашим детям? Что будет с близняшками — внуками? Изменится ли климат? Побывают ли люди в других мирах?

Вопросов много накопилось к 2012 году и ответы, скорее всего будут получены только в его конце…


ФЕВРАЛЬ. Джеф поглядел в иллюминатор ещё раз. Да нет, показалось… Он уже хотел позвать Трегубова, который сейчас работал с компьютером — составлял отчет о работе за сутки. Задач экипажу МКС поставили на сей раз много, но работа в оранжерее, где созревал урожай нового сорта хлореллы, относилась к первостепенной и отчёты просили не задерживать. Каждый час газгольдер пополнялся свежей порцией кислорода, и пока эти порции по количеству превосходили все ожидания. Если так пойдёт и дальше, то вскоре на орбите возникнет замкнутая экосистема, и с Земли меньше придётся везти грузов для существования астронавтов.

Бриджес ещё раз повернулся к космическому окошку, через которое можно было часами смотреть на родную планету, проплывающую далеко внизу и укутанную местами ослепительно белыми облаками. Беспокоивший их последнее время тёмный круг, меняющий местоположение относительно станции, вновь исчез и не показывался. Джеф проплыл в невесомости, слегка оттолкнувшись от внутренней обшивки, к русскому космонавту и спросил, много ли осталось до конца отчёта.

— Заканчиваю уже, — посмотрел с улыбкой Леонид Трегубов, — пару фраз в заключение, и мы начинаем нашу подготовку к ужину. Включай новости, послушаем, что в мире творится.

Американец сделал громче звук. На экране монитора показывали последние события недели — было воскресенье, и в передаче подводили итоги недели жизни на Земле. Как всегда, жертвы при землетрясениях, наводнения в Юго-Восточной Азии, сильные дожди в Мексике, захват сомалийскими пиратами трёх торговых кораблей с экипажами и условия выкупа в шестизначных цифрах… Всё, как всегда.

Трегубов повернулся к Джефу, спросил:

— Про пришельцев ничего нового?

Как раз в этот момент диктор произнёс:

— По данным космической разведки корабли инопланетян продолжают продвигаться в поясе астероидов, снизив скорость до самой низкой за всё время наблюдений за ними. Перед кораблями постоянно появляются яркие вспышки, которые в Центре наблюдения рассматривают как действия против встречающихся на пути малых планет и их осколков. Профессор Хьюз из Принстонского университета полагает, что техника инопланетян превосходит земную на несколько порядков, особенно средства уничтожения материи. Он считает, что головной корабль диаметром в двести километров является форпостом инопланетян, их ударной силой. В то же время на конференции в Женеве, которая проводится под эгидой ООН, председательствующий — министр иностранных дел России Иванов — заявил, что продолжает верить в будущие нормальные отношения с хозяевами приближающегося космического флота.

Джеф и Леонид переглянулись. Трегубов пожал плечами:

— Нас с тобой это уже коснётся только на Земле-матушке. Скоро прибудет сменный экипаж, и будем мы копать себе убежище где-нибудь на Аляске. Возьмёшь меня с собой на Аляску?

— Но сначала поработаем с месячишко в соседнем модуле, повозимся ещё с хлореллой, — ответил Бриджес, — да попробуем наше тёмное неопознанное пятнышко выловить. Сегодня оно, кажется, вновь появлялось.

Трегубов поставил точку в отчёте и заявил:

— Ну, всё! Пойдём готовить ужин…


МАРТ. Макгиди неторопливо шагал по расчищенной дорожке к дому. Окно в зале было ярко освещено, видно, Сара ходила по комнате. Болезнь сразила её неожиданно для них обоих, диагноз был неутешителен, медики сделать уже ничего не могли. Ложиться в клинику она наотрез отказалась, решила бороться с недугом дома. С тех пор — уже год — Сара не выходила в город, дышала воздухом только у дома, а чаще — никуда не выходила, часами лежала в постели, приняв лекарства, смотрела по телевизору новости, да читала старые книги про любовь.

Джон разделся в прихожей, прошёл, заранее улыбаясь, в зал, протянул жене букет цветов, которые он приобрёл по дороге с работы. Она обрадовалась его появлению, всегда была довольна, когда муж приходил рано, не задерживался с друзьями пропустить пару кружек пива в баре.

— Спасибо, Джонни! — с чувством сказала она, чмокнула его в щеку и пошла ставить цветы в вазу.

Макгиди устало присел в кресло. Сегодня выдался суетной день, шеф несколько раз вызывал его и давал новые поручения. Пришлось изъездить весь город, пока статья про этих жуликов из городской администрации не удовлетворила редактора, и он отправил её в набор. Теперь нужно было ждать неприятностей с другой стороны. Те, про кого была статья, не любили оставаться в долгу. Ну, это забота шефа, а он свое дело сделал.

Сара вернулась к нему в комнату, поставила букет на стол.

— Поужинаем? — спросила она мужа.

— Давай попозже, что-то я притомился.

Жена включила телевизор.

— Ты знаешь, сегодня опять про пришельцев передавали. Предполагают, что они наверняка летят с дурными намерениями, хотят либо поработить землян, либо совсем уничтожить. Часа три показывали перекличку городов разных стран.

— Да кто там что может знать? — возразил Джон. — У нас в редакции тоже мнения разделились. Сама посуди, ну зачем им наша Аляска? Холод почти круглый год… Может, тропики, морские пляжи им нужны? Сделают тут планету отдыха. Согласись, что это не к нам?

— Ждать осталось недолго, — покачала головой Сара, — в конце года пожалуют…

Она помолчала, думая о чём-то своём, прислушиваясь к своим болячкам. Скорее всего, Сара не верила, что доживёт до контакта. Макгиди смотрел на диктора на экране:

— По-прежнему ни один из кораблей не подаёт признаков жизни. Ответа на земные сигналы нет. Скорость приближающейся армады постепенно снижается, они прошли пояс астероидов и довольно скоро будут близки к орбите Марса. С международной космической станции, с орбитального телескопа мы получили последние снимки всех трёх кораблей, они перед вами…

Джон и Сара с удивлением взирали на иноземные творения. Они все были разные по форме, по размерам, по внешнему виду. От них веяло космическим холодом. Корабли приближались, и никто не знал, чего от них ждать. Но у землян не было альтернативы, кроме, как ждать. Джон сходил в столовую, согрел в микроволновке нехитрый семейный ужин, понёс в комнату к Саре. Она лежала на полу в нелепой позе, левая рука, сломленная, находилась под телом. Контакта она, действительно, не дождалась… Макгиди прижался лбом к её щеке, полежал несколько долгих минут, слезы были у него на глазах, они душили его. Потом он встал к телефону и набрал 9—11…


АПРЕЛЬ. Фонтан бил в небо почти с половины озера. По крайней мере, так им казалось. Женевское озеро и днем, и ночью восхищало своей красотой. Они, обнявшись, шли по набережной и смотрели, как лунная дорожка бороздила лёгкую рябь озера.

— Как ты полагаешь, милый, завтра будет хороший день? — спросила Милен. — Ты всегда угадываешь погоду по воде…

— По приметам — должно быть ясно и без осадков целый день. Ты что задумала предпринять? Поедем на юг, через Де Кампиньоне, возьмём яхту и поплаваем в тепле итальянского озера? Я могу взять спиннинг и поучу тебя его закидывать.

Роже остановил её, развернул к себе и поцеловал.

— Как скажешь… Нам, беременным, надлежит прислушиваться к словам мужчины, исполнять их прихоти, а то могут найти себе другую подружку.

— Ну как ты можешь?! — возмутился Роже. — Неужели тебе кажется, что я на такое способен?

Милен отмахнулась:

— На такое способен любой! Думаешь, я не заметила, как ты вчера пялился на эту смазливую Кетрин в дансинге?

Роже ещё раз поцеловал её и шутливо закрыл чудесные губы рукой:

— Кто бы говорил! Сильно сомневаюсь, что любая из женщин на третьем месяце беременности будет звонить друзьям из старых связей! Я всё вечером слышал… А Кетрин просто хорошо поёт, ничего потрясающего в ней нет, и поменять тебя на Кетрин я никогда не решусь. Ты же меня сразу прикончишь!

— Нам ведь хорошо вдвоём, правда? — Милен ещё крепче прижалась к Роже. — Но мне почему-то неспокойно на душе. Как послушаешь про эти космические корабли — жить не хочется. Что ждёт нашего ребёнка?

Они продолжали гулять и любоваться лунной дорожкой молча. Проезжающих машин было мало, огоньки в окнах домов постепенно гасли. Но из-за сверкающих уличных фонарей и реклам звёзды на небе почти не просматривались. Где-то там, в немыслимой дали, без приглашения приближались к тёплой Земле непонятные существа на громадных сооружениях, которые и космическими кораблями-то назвать было трудно. Они прошли орбиту Марса и скорость эскадры значительно упала.

— Пожалуй, завтра мы проведём денёк в своём уютном гнёздышке, — помолчав, сказал, наконец, Роже, — я помогу тебе прибраться в квартире, а вечером пообедаем в ресторане. Такой план тебе больше подходит?

Милен кивнула головой. Ближайшее будущее её волновало значительно сильнее, чем распорядок дня на завтра.

А в Женевской штаб-квартире ООН, совсем недалеко от них — всего лишь в нескольких километрах — шла напряжённая работа по подготовке решений мирового сообщества по проблеме надвигающихся событий…


МАЙ. Донасименто сидел полураздетым в шезлонге у моря и, ощущая жаркий бриз с океана, с удовольствием смотрел на мальчишек, гоняющих мяч по пляжу. Когда-то и он также носился по песку, обводя своих сверстников и забивая красивые голы. Столько лет с тех пор прошло… Футбольная карьера переросла в бизнес, а затем и в политическую. Весь мир был у ног этого человека, самые важные мировые лидеры считали за честь пожать ему руку или пригласить посетить какое-нибудь мероприятие в самых разных точках планеты. Сейчас, в свои семьдесят лет, Донасименто мог, как и раньше, уложить мяч в девятку лучшему вратарю мира. Но для этого никто не должен был мешать маэстро прицелиться и пробить. Да и лучше бы вратарь не шевелился…

Рядом в таком же шезлонге сидел Зико. Они иногда встречались и вспоминали минувшие дни, матчи, принесшие им славу, ушедших из жизни друзей.

— Обратил внимание на коротышку? — спросил Пеле, показав на шустрого игрока одной из пляжных команд, — Увидишь, из него выйдет толк! Финты, как у Гарринчи в лучшие годы. На днях я связался с руководством «Сантоса», просил за него, пусть попробуют в молодёжном составе. Думаю, при таком усердии на поле он вполне может попасть и в основной состав. А там и в сборную. До мундиаля осталось каких-то два года, нужно укреплять команду.

Зико спорить не стал. Он только вздохнул и пробормотал вполголоса:

— Хорошо бы до мундиаля дожить…

— Опять ты за своё! Переживём мы этот декабрь, не волнуйся. Вчера сюда в Рио мне позвонил Платини и сообщил, что они там, в Европе, что-то придумали, нашли возможность отвести атаку из космоса, если такая угроза появится. Правда, мне больше хотелось бы организовать нечто вроде товарищеского матча между людьми и зелёными человечками. Можно будет попросить Марадону подготовить сборную всей Земли. Нет, ты представь только такой матч, это выглядело бы грандиозно!

Зико молчал и смотрел, как невысокий вундеркинд, на которого положил глаз сам Пеле, накручивал соперников, а мысли у него были о последних новостях из Интернета. Все наблюдатели отмечают, что активность появлявшихся повсюду УФО резко спала, последние дни не зарегистрировано ни одного случая на все страны мира. И связывают это только с будущими событиями декабря. Приближающиеся к Земле из глубоких далей космоса молчаливые гигантские сооружения совсем сбросили скорость, учёные предполагают, что Голубую планету тщательно изучают.

«Хорошо ещё, что этим летом хотя бы Европейский чемпионат успеют провести», — подумал Зико и посмотрел в безоблачное яркое небо, раскинувшееся над этим уголком Бразилии. Отсюда не видно было всех бесконечных волнений владельцев главных клубных команд планеты, их нескончаемых попыток сохранить постоянство составов. Нарастающее психологическое давление, хотя явно ничем и не подкреплённое, приводило к миграции футболистов, основа которой сводилась явно к их желанию закрепиться на родине, в местах, где они родились, где жили их предки. Команды переставали быть интернациональными, снижалась активность игры, резко падала посещаемость матчей, падал интерес к их результатам.


ИЮНЬ. Барак Обама принял Клинтон с докладом в Овальном кабинете. Хилари почти не заглядывала в свои записи, она четко изложила принципы политики, выработанные помощниками лидеров ряда ведущих стран мира в Женеве. Все они касались поведения землян при неадекватных действиях приближающихся чужеземцев. Никаких контактов по-прежнему установить не удалось, и можно было предполагать самое худшее. Времени на раздумья не было, необходимо принять меры, чтобы сохранить генофонд землян, исключить гибель животного и растительного мира. На Земле было достаточно Хранилищ на такой случай, и все они уже подготовились, получив необходимую финансовую поддержку из фонда ООН. Оставалось только определить, кто же ещё последует за «экспонатами» в будущее. Ведь главы правительств США, Китая, России, других основных государств мира обязаны пойти той же дорогой, им легче будет начинать цивилизацию с нуля, учитывая значительный опыт правления.

— Конечно, я никуда не собираюсь бежать! — резко заявил Обама, неприязненно посмотрев на Хилари. — Вы действительно считаете, что это важно? Думаю, нам всем вместе придётся отстаивать планету от кого бы то ни было. Конечно, Ноев Ковчег мы теперь построить уже не успеем, но кое-что у нас имеется… Кстати, вы знаете мнение на этот счет президента России?

— Да, Медведев настроен также, — ответила Клинтон. — И лидеры остальных стран. Как быть теперь, я не знаю. Кто-то же должен представлять землян через неизвестный промежуток времени, он может сильно затянуться. И кто окажется с ясной головой в точке Х «при воскрешении», тот и определит политику на долгие годы вперёд. Тот и будет восстанавливать мир после предполагаемой разрухи… И альтернативы у этого восстановления, к сожалению, не будет. Впрочем, через неделю все лидеры будут у нас в Нью-Йорке. Предварительные договоренности всегда были предварительными. Возможно, что в Америке часть решений скорректируется.

Барак Обама внимательно просмотрел последние новости из NASA. Ничего утешительного не появилось. Чёрные корабли неотвратимо приближались, гася свою сумасшедшую скорость, она уже не превышала третьей космической. Предполагаемый День встречи с Землей по расчетам астрономов оказывался — по роковому — знакомой датой: 21 декабря текущего 2012 года… Он поднял глаза на Хилари:

— У русских что-то отличное от наших наблюдений есть? Или у китайцев? Неужели с «Тяньгуна-1» корабли видны также? Китайский орбитальный дом оборудован продвинутыми технологиями, они всё слизали у нас и русских, но развили многократно. Попробуйте связать меня с председателем КНР, например, завтра в это же время. Цель беседы не называйте.

— Я вам сообщу о результате завтра утром, — кивнула Госсекретарь. — Сегодня я вам больше не понадоблюсь?

— Нет. Спасибо за проделанную в Европе работу. Отдыхайте…

Оставшись в кабинете один, президент задумчиво любовался через окно темнеющим небом и появляющимися на нем звёздами. Как знать, насколько вероятна возможность глобальных изменений в мире и в окружающем Землю пространстве? Увидим ли мы вас, звёзды, в таких вот привычных рисунках созвездий через полгода?

Взглянув на лежащий сверху на столе нечёткий снимок флагманского корабля пришельцев, Обама стал набрасывать краткие тезисы своего завтрашнего разговора с китайским лидером.


ИЮЛЬ. Усама бен Ладен находился в роскошном кабинете, обставленном в лучших традициях глав известных компаний. С тридцатого этажа он посматривал вниз, на беспрерывный поток машин, снующих в обе стороны. Тонкая усмешка тронула его полные губы, он знал, что сейчас ни одному человеку в мире ни за что не узнать новое лицо бывшего террориста №1. Послеоперационные швы полностью пропали, также как и широкая окладистая борода, которую любил Усама гладить обеими руками. Террорист исчез в том — старом — обличье, теперь это был совсем другой человек. В этом новом образе он заготовил для своих кровных врагов совсем иные мучения, с которыми ничто не может сравниться. Комедия с поимкой и расстрелом в далёком Пакистане 2 мая прошлого года была продумана до мелочей, один из двойников сыграл свою роль до конца, и теперь только он — хозяин этого офиса — знал подробности происшедшего, только он один готовил следующий удар по Америке. У него достаточно помощников, но они все появились много позже, а прежние — мертвы, они готовы были к этому заранее, как и все смертники.

Раздался тихий звонок, хозяин произнёс:

— Можно! — и сел за рабочий стол.

Входная дверь распахнулась, и в кабинет стремительно вошёл Этью Белл. Он занимал пост заместителя главы компании и фактически вёл все дела, оставляя Усаме достаточно времени для размышлений. Парень имел за плечами Оксфорд и прекрасные рекомендации с прежнего места работы. Накопленные средства позволяли бен Ладену иметь нормальных сотрудников. Конечно, борьба с неверными отняла в своё время много из унаследованного от отца, но у террориста №1 была ещё возможность вложить кое-что в прибыльный бизнес. И сейчас он вновь имел миллионные счета в крупнейших банках столиц некоторых мировых держав. На них готовил новых убийц, а также покупал совершенные технологии для убийств. И это в самом сердце ненавистной Америки, в одном из небоскрёбов Нью-Йорка!

— Что скажешь нового? — строго спросил Усама, уколов острым взглядом Этью. — Надеюсь, наш новый контактёр не исчез, как прошлый раз?

— На этот раз всё выходит, как планировали, — стоя доложил Белл. Он выглядел несколько встревоженным. — Передача товара состоится завтра по назначенному вами адресу. Вы всё продумали, шеф? Не слишком ли опасна игра?

Усама встал из-за стола, прошёл к низкому сервированному столику у противоположной стены кабинета.

— О чём ты? Забудь. Последние дни были напряжёнными, понимаю. Но у страха, как говорят, глаза велики. Давай выпьем за успех предприятия.

Он налил в высокие бокалы коньяка, один протянул помощнику, а из другого глотнул сам. Через пять минут бен Ладен остался один. Начатую бутылку коньяка и бокалы он спрятал в стол, затем запил водой извлеченную оттуда же небольшую двояковыпуклую таблетку. В душе он ликовал: к Рождеству американцам будет отличный сюрприз! Пусть Этью Белл пока думает, что ядерный заряд предназначен для защиты от инопланетной расы, от этих варварских кораблей, приближающихся к Земле. Усама был уверен, что Аллах не допустит каким-то пришельцам с другой планеты управлять миром, всё это бред, выдумки неверных. Завтра Этью не проснётся утром, он своё дело уже сделал и жизнь его оборвётся от внезапного инфаркта…


АВГУСТ. Ли На готовилась к турниру в Пекине. Ежедневная изнуряющая работа на корте позволяла надеяться, что в родной столице она возьмет первый приз. Последний её успех был в прошлом году — на Ролан Гаррос. Париж был тогда поражён упорством маленькой китаянки, когда она в полуфинале сломила сопротивление набирающей былую спортивную форму Марии Шараповой, а в финале была просто неумолима с итальянкой Скьявоне. Правда, с тех пор ей не удавалось даже пробиться в финал турниров Большого шлема, да и текущих проходных непрестижных турниров. То начинала с сильной соперницей, не набрав достаточной формы, то ветер мешал ей в игре больше, чем хотелось бы, и она никак к нему не могла приспособиться, то вновь появившееся юное дарование неожиданно вмешивалось в распределение мест на турнире не в пользу Ли На, а то и вовсе травма ноги помешала принять участие в двух желанных турнирах. Но, наконец, главные неприятности закончились, и спортивные болельщики Пекина были уверены, что их любимица одержит здесь домашнюю победу. Приз нужен был, как никогда — расходы увеличивались не только у самой Ли, но и у её семьи. Для повышения уровня жизни все китайцы с малых лет ищут возможность выйти из нищеты и обеспечить себя и родителей. Ли На нашла себя в мировом теннисе — имея хорошее здоровье здесь можно было прекрасно зарабатывать.

Ли собрала ракетки в сумку, попрощалась с тренером и двинулась с корта в проход к комнатам отдыха. Спортивное сооружение, где находился главный корт страны, был прекрасно спланирован, у спортсменов здесь имелось всё для приведения себя в порядок, специальный транспорт мог доставить их в любую точку Пекина и его окрестностей под надёжной охраной. После душа и короткого отдыха теннисистка вышла под открытое небо и постояла немного, любуясь первыми появляющимися звёздами. Здесь они казались особенно яркими. Среди них ещё не появились те угрюмые тени инопланетных чудовищ, которыми мир пугали уже целый год. И около которых увиваются множество космических объектов разных стран с целью установить хоть какие-то контакты, выведать намерения хозяев величественных сооружений из космических далей.

Подъехал миниатюрный микроавтобус с охранником. Ли вошла внутрь, расположилась на заднем сидении, оставив спортивную сумку рядом с водителем. Охранник хотел что-то сказать ей приятное, улыбнувшись, но Ли На быстро закрыла ему ладошкой рот. Ей очень хотелось побыть в тишине одной, подумать о последних событиях в Большом мире, о будущем, которое всех ожидает. Было похоже, что человечеству осталось немного жить в прежнем ритме. Поэтому она попросила отвести её не в отель, расположенный в самом центре столицы Китая, а на далекую окраину — к своей матери, живущей с двумя младшими дочерьми в доме, купленном Ли специально для них…


СЕНТЯБРЬ. Алексей Волков и Джеф Бриджес сворачивали все работы на МКС. Команды, поступающие из Центра управления полётами, торопили космонавта и астронавта. По сведениям с орбиты китайского спутника Луны проходящий мимо инопланетный корабль не отзывался ни на какие сигналы и выказывал только враждебные намерения. Об этом можно было судить по реакции на исследовательский модуль, подлетевший для осмотра на расстояние полумили. Модуль был радиоуправляемым и раньше использовался тайконавтами при проверке состояния бортовых датчиков китайской космической станции, недавно выведенной на орбиту вокруг Земли и ещё не заселённую людьми. Модуль был уничтожен лазерным лучом после первого же облёта пришельца. Картинки, переданные с модуля, ничего не прояснили: чужеземец напоминал огромный астероид правильной формы с многочисленными наружными отверстиями непонятного назначения. Хотя из одного такого отверстия и вырвался роковой для модуля лучевой удар высокотемпературной плазмы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 412