электронная
200
16+
На лепестках души

Бесплатный фрагмент - На лепестках души

Эссе о любви

Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-8916-0

Урок Мальвины

Сегодня, именно сегодня я зачем-то решила дать урок орфографии… Маленькому принцу. Жаль, что все синие банты забыты мною в далёком детстве, иначе я вполне могла бы сойти за сказочную Мальвину. Принц сидел передо мной за партой и с довольно несчастным видом смотрел на фиолетовую чернильницу. В какой-то момент, глядя на его понурое лицо, мне, конечно же, в роли Мальвины, захотелось его обнять. Ну, так знаете ли… по-дружески. Но ведь Мальвина просто обязана быть строгой, а принц обязан выучить все правила правописания.

Своим болезненным видом Маленький принц отчаянно напоминал мне… князя Мышкина. Да-да, из романа Фёдора Михайловича. Только болезненность Маленького принца была глубоко-глубоко внутри. Всем известен трагичный финал князя Мышкина, погибшего в море необузданных страстей, зла и преступлений. Люди, как и персонажи Достоевского, — парадоксальны, противоречивы и непоследовательны. Они сочетают в себе высокие идеалы и порочность, великодушие и эгоизм, силу и бессилие. И наряду с непониманием их интересов чуткость князя Мышкина к чужим людям была точно такой же, как чуткость Маленького принца Антуана де Сент-Экзюпери.

— Не придумывай меня! — воскликнул Маленький Принц, вероятно, в тот момент, когда я украдкой пристально его рассматривала. — Я вовсе не идеал сверхчеловека, который пытался воплотить Фёдор Михайлович. Я Маленький принц.

— Конечно, не идеал, — мысленно улыбнулась я в ответ. — Ты постоянно совершаешь ошибки в правописании.

— Главное, не совершать их в жизни, — ответил Маленький принц.

Мальвина была во мне сегодня не укротима:

— Ещё ты совершенно, просто чудовищно, не знаешь правил стихосложения. Но мне приятно читать твои стихи, поскольку все Мальвины любят, чтобы принцы посвящали им стихотворения.

— Так в правилах ли тогда смысл моих стихов? — глаза Маленького принца смотрели с ещё большим отчаянием.

— Написанию стихов я тебя сегодня учить не буду, — строго сказала я. — Займёмся лучше работой над ошибками. Теми, которые мы все совершаем в жизни.

— Невозможно научиться на собственных ошибках. Люди непредсказуемы, как и сама жизнь. Главное, — это никогда не делать людям больно. Во всяком случае, осознанно.

«Точно, князь Мышкин!» — с отчаянием подумала я.

— Я Маленький Принц, — тихо прошептал мой ученик.

«Легче научить непоседу Буратино, чем такой неземной идеал…» — вздохнула внутри меня Мальвина.

— Разве ты никогда не совершал ошибок? — спросила я.

— Моя планета слишком мала для других людей. Пусть лучше я буду совершать только орфографические ошибки.

— Одиночество — не выход. Это тоже ошибка.

Маленький принц печально вздохнул и посмотрел в окно. И в тот момент, когда его взгляд коснулся стекла, на улице пошёл сильнейший ливень.

— Ты умеешь вызывать дождь? — не знаю, кто сейчас во мне спросил Маленького принца — Мальвина или я.

— Мне всегда его не хватает, — печаль Маленького принца была искренней.

В ту минуту, когда он чуть слышно произнёс свои слова, строгая Мальвина внутри меня исчезла. Безусловно, виной её исчезновения был дождь. Потому что дождь всегда принадлежал мне и… Маленькому принцу.

— На сегодня урок закончен, — произнесла я. — Ты можешь не уметь правильно писать стихи, совершать орфографические ошибки в словах, в конце концов, твои помарки в словах случаются очень редко. Только, пожалуйста, всегда оставайся самим собой. Маленьким принцем, который не способен причинить людям боль. — Я улыбнулась. — Или… князем Мышкиным.

14 февраля

«У Вас есть один подарок, чтобы отправить его другу. Получатель не узнает имя отправителя.» Сомнений не оставалось — только Ему. Отправить это красное сердце только ему и никому другому. Она напечатала имя в нужной графе и легким движением пальчиков отправила сердечко. Теперь он получит его и, конечно, задумается, от кого такой подарок. Может быть, даже вспомнит о ней.

Вероятно, она бы и не послала ему сердце в день влюблённых, если бы не их вчерашняя беседа в другой соцсети. Как всегда, он был приятен в общении и располагал к себе. Накануне, закрывая свои страницы, у неё мелькнули мысли именно о нём: « А ведь он будет в смятении, если я исчезну. Наверняка, напишет сообщение мне в «Одноклассниках». Свою страничку там она никогда не закрывала — вела периодическую переписку с подругой. Друзей в той соцсети было не больше десятка. Но он в них тоже числился. Она сама отыскала его год назад в «Одноклассниках», после знакомства с ним. Может быть, он очень удивился этому тогда.

Их дружба длилась уже около года. Впервые он прислал ей музыку Таривердиева, и после этого постоянно продолжал присылать нежнейшие музыкальные композиции. За весь год они очень мало говорили, но когда она спросила его, почему он так немногословен, то прочитала в ответ: «Я и так могу всё выразить». Её тронул такой ответ. А ещё у него не было русской клавиатуры в его далёкой стране… Безусловно, он заинтересовал её с самого начала своей неординарностью — на его страничке встречалось всё: от камерной музыки до уроков йоги. Однажды он виртуально «сводил» её на концерт классической музыки Вивальди в Венеции. Ролик, присланный ей, длился очень долго, но она не могла оторваться от прекрасных звуков. Затем он поделился с ней потрясающим фильмом-драмой «Мрачное воскресенье». «Обязательно посмотрите его», — попросил он. Впечатлений у неё после просмотра было целое море… Её душу постоянно саднила горькая музыка из этого кинофильма. Узнав, что фильм основан на реальных событиях, стало ещё горше. «Мне нельзя смотреть такие фильмы…» — написала она ему. Точно такие же саднящие душу ощущения она испытывала, когда посмотрела на его страничке «Список Шиндлера». Это был его любимый фильм. Она знала об этом. Он часто публиковал на своей страничке музыку Джона Уильямса Schindler’s List. А ещё он был евреем. Очень красивым черноглазым евреем.

При знакомстве он соврал ей о своём возрасте. Увидев его настоящую дату рождению в другой соцсети, она прямо сказала ему об этом:

— Зачем Вы обманули меня со своим возрастом?

— Хотел казаться моложе….

Его одиночество чувствовалось повсеместно. Душераздирающие стихи современных по-этов и классиков, и такая же впечатляющая музыка.

— Вы пишите стихи? — однажды спросила она его.

— Пишу. Но я никому их не показываю. Они слишком больные и рвут душу.

Несколько раз она просила показать ей стихи, но он так и не решился на это. В свою очередь, он часто размещал на своей странице её стихотворения, а в один прекрасный день поместил даже отрывок из её будущей книги.

За год немногословного и редкого общения они многое узнали друг о друге. Однажды в очередной беседе с ним об одиночестве и жизни она заметила:

— Так может говорить только человек, бывший на волосок от смерти.

— Вы очень проницательны, — ответил он.

После выяснилось, что в его сердце вживлён биологический клапан.

А ещё его родиной была её страна, в которой она сейчас проживала. Только на родине он не был семь лет. Как-то раз она сказала ему, что он очень счастливый человек, на что услышала ответ: «Это только так кажется. Иногда я сам не знаю, где я настоящий.» Ей очень нравилось с ним общаться и нравилось его чувствование музыки. Более того, их музыкальные вкусы почти полностью совпадали. Особенно её растрогали присланные им неоднократно ролики песни из мюзикла ««Notre Dame de Paris» и «Je suis malade» на еврейском. Он всегда был как бы на расстоянии, и, в то же время, совсем близко. В наиболее тоскливые минуты она часто слушала эту «его» песню из мюзикла. Она давала необходимую гармонию и успокаивала. Как и его цветы, которые он изредка присылал ей в интернетовских картинках. От них и от него самого веяло ощутимым душевным теплом. Он и сам очень любил этот отрывок из мюзикла. Ему вообще нравились необычные фильмы, опера, театральные постановки, поэзия и литература. Как выяснилось позднее, он имел непосредственное отношение к музыке — преподавал в известной европейской музыкальной академии и был дирижёром.

Однажды он позвал её за собой в Фейсбук. «Я только что закрыла там свой аккаунт», — рассмеялась она. Но он очень хотел, чтобы она снова там зарегистрировалась: «У меня там много друзей и много полезной информации.» В Фейсбук она так и не вернулась.

Как-то он пропал на очень долгое время.

— Вы путешествовали? — поинтересовалась она при первой возможности.

— Нет, просто менял поставщика инета.


…Накануне закрытия своих страниц она думала о нём. Что он непременно встревожится её исчезновением и напишет ей сообщение в «Одноклассниках». Там они ни разу не вели переписку. Но она не думала, что это произойдёт так скоро… Уже утром в ОК её ждало сообщение. Как всегда, его английскими буквами: «Не обнаружил Вашей страницы. Где Вы?…»

Снежная частица

Она падала в темноту откуда-то сверху. Летела из небытия, медленно кружась в зимнем танце, и с отчаянием слушала свои мысли… Маленькая хрупкая снежинка… Небесная чистота ночного пространства… Хрустальная дождинка, закованная в лёд… Скажете, что снежинка не способна думать? Но лишь вода даёт жизнь, и только она превращает тонкий ручеёк в огромный океан, а снежинка по-прежнему оставалась водой. Мартовским снежком…

Здесь было достаточно холодно даже для неё. Оттого и снежные мысли кружились вихрем, раздирая на части все её нарисованные морозом штрихи, а ночь завывала и бесновалась в собственном бессилии перед грядущим рассветом.

Мысли не отступали… Через минуту снежинка должна была упасть на землю и… разбиться. Чёрный асфальт, уже чуть припорошенный снегом, ждал её внизу. Она непременно разлетится на тысячи осколков, не смотря на то, что снегопад несёт сейчас её на своих руках. Но она — лишь микрочастица его необъятного пространства, его белого ночного буйства и ледяной нежности. Неясная и невидимая, снежинка ощущала себя одной тысячной частью всех его белых небесных льдинок. Ей ужасно не хотелось на землю. Желание быть всегда нужной снегопаду сковывало её белое призрачное сердечко, а рядом беспечно кружились её соперницы, которым снегопад уделял не меньше внимания, чем ей.

Он казался ей Богом. В сущности, он и был её Богом, поскольку создал свою льдинку неповторимой только для него, расписал её уникальными узорами и трепетно вдохнул в неё жизнь. И снежинке, не смотря на весь его холод, вовсе не требовалось жаркое лето, чтобы снова стать дождинкой. Всё, о чём она в данный момент мечтала, — это, чтобы снегопад всегда оставался рядом. Поэтому она отчаянно не желала мчаться вниз к чернеющему асфальту. Жизнь в снежном танце была дороже и ждущей земли, и летнего ливня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.