электронная
240
печатная A5
452
12+
Смагий и ангелы лавандовых звёзд

Бесплатный фрагмент - Смагий и ангелы лавандовых звёзд


5
Объем:
176 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-8766-9
электронная
от 240
печатная A5
от 452

ГЛАВА 1. СМАГИЙ И АНГЕЛЫ

В лаборатории:

— Это не идеально для неё, увидевшее меня поразило! — сказал Карл. В его голубых как небо глазах сверкало что-то далёкое, красивое, необъятное.

Он протянул руку Музию.

— Пошли, будем искать что-нибудь другое, это наш проект, и как мы его выстроим, зависит только от нас.

— Подожди, — произнес Музий шёпотом. — Кто это там ходит? Ты слышишь шаги? Уже было звучание планет, здесь никто не должен находиться.

Они спрятались за горный камень, который стоял в самом центре лаборатории. Шаги начали слышаться всё сильнее, потом прогремел резкий звук по нефритовому столу. Карл потихоньку начал выглядывать, увиденное его ошеломило: в лабораторию каким-то образом проник малыш Смагий.

— Ты нас сильно напугал! — тревожно сказал Музий. — Что ты здесь делаешь, малыш, и каким образом ты сюда попал, пройдя две тысячи лабиринтов? Ты знаешь, что данная лаборатория является почти последней?

— Предпоследней, — поправил Карл.

Посмотрев на Карла, Музий продолжил:

— Я повторяю: что ты делаешь здесь и как ты сюда проник?

— Я хочу отправиться на Землю, это моя мечта, когда вы к нам спустились на Большую звезду, я незаметно пробрался в ваш большой бумажный сверток, не бойтесь, я очень лёгкий, и я ни капельки не повредил его. Я разглядывал его, но так и не понял, что там написано.

— Что? Карл, ты слышал? Я говорил тебе, нельзя таскать вечно с собой сверток, он — наше всё! Несколько лунных часов мы трудились над ним, а если бы с ним что-нибудь случилось?

— Я люблю тебя, Музий, но ты сейчас немного преувеличиваешь, и, тем более, неплохая идея: этот малыш может быть нам полезен, более того, можно кое-что изменить в нашем плане, внести туда немного его проворства. Смотри, какой малый шустрый, везде проберётся. Отведем его к нам, пусть пока поживёт с нами, пока мы опять не вернемся на Большую звезду за звёздной пылью.

Луна светила ярко, как и Солнце. Как раз в это время начиналась трапеза. Везде разливали звёздную пыль. Все ангелы собирались и обсуждали свои проекты: как всё будет, кого они выбрали и кого утвердил Высший Создатель. Выйдя из лаборатории, Смагий в тишине следовал за Карлом и Музием, проходил он мимо больших и маленьких камней, везде были расставлены какие-то колбочки с непонятными ему цветными веществами, в одной из комнат пахло очень сильно лавандой, в другой — розами.

— Это запах розы! — сказал Смагий. — Я чувствую, какой прекрасный запах!

— Откуда ты знаешь, что это роза? Где ты нюхал этот запах ещё? — спросил Музий.

— Когда-то, когда Большой звезде грозило плохое, мы спустились на Землю и жили далеко от людей, в лесах, я всё там изучал, там ещё жили пчёлы. Я с ними подружился, и каждое утро они навещали меня.

— Пчёлы? — рассмеялся Музий. — Ну, возможно, вообще они не всегда приветливы, но иногда помогают нам.

— Ну, и вот там-то я и изучал все запахи, они такие прекрасные. Запах сирени, а какие там краски восхода и заката, такого у нас нет, по крайней мере, у нас на Большой звезде. Как красиво украшена Земля, особенно мне нравится вода, голубое оформление с темными переходами. На Земле ещё растут очень интересные плоды, я к ним принюхивался, знал, что вкусно, но не смог распробовать, пошло отторжение, потому как мы с другой планеты. Там много всего, а мы только звёздной пылью и питаемся, это несправедливо, почему? — спросил Смагий.

— Вот поэтому мы и отправляемся на Землю в облике людей, зверей, насекомых и даже рыб, под водой тоже очень много всего интересного, в нашем обличье не все земные прикрасы нам подходят, не все запахи и вкусы мы можем почувствовать и распробовать, а человек может, звери могут. Правда, когда мы отправляемся туда, мы часто забываем про то, что нас окружает, и полностью погружаемся в заботы. Мы начинаем тратить своё время не на то, что нужно, хотя каждый человек и всё живое — это жизнь для Земли, мы питаем ее своей энергией.

— Расскажи, расскажи, мне очень интересно, на что может тратить время человек? — вопросительно воскликнул Смагий.

— Тише, ты потом всё узнаешь, а пока иди за нами. Вот сейчас, например, будем проходить комнату темноты, я тоже тебе потом о ней расскажу, закрой глаза, иди и не бойся.

Поход по лабиринтам был очень долгим, но интересным для Смагия, он всё хотел потрогать, пощупать, понюхать. Когда они вышли из лабиринта, перед ними открылся чудесный вид. На солнечной звезде были огромные, золотисто-розовые, как зефир, облака, на которых находились ангелы, разговаривая между собой. На других облаках вниз сливалась переливающаяся звёздная пыль, каждый мог подлететь к водопаду и набрать себе в кувшин еды. Солнечная звезда была похожа на планету Земля, так как там царствовали и восход, и закат, чего не было на других звёздах. Она была расположена очень близко к Земле, чтобы ангелы могли наблюдать за всем живым на Земной обители и докладывать Высшему Создателю.

— Пойдемте подкрепимся! — сказал Музий. И, взмахнув своими красивыми большими белыми крыльями, полетел к огромному водопаду-россыпи.

— Садись на меня, — сказал Карл Смагию.

— С удовольствием!

И в тот же миг они вспорхнули вверх.

— Как красиво, вот что значит жить среди вас! — прошептал Смагий.

— Солнце, какое оно яркое, красивое, каждый его лучик греет нас, кстати, после звучания планет мы отправимся на Большую звезду, я тут поразмышлял, с нами тебе пока оставаться нельзя! — промолвил Карл утвердительным тоном.

Звучание планет распространялось по всей Вселенной в виде гулкого звука, и происходило оно периодически от выброса Солнцем скопившейся в нём мощной энергии, это нельзя было увидеть, оно было в виде невидимой мощной вибрации, доходившей до всех планет и звёзд. Карл подлетел к водопаду-россыпи, набрал солнечной и звёздной пыли в два кувшина.

— Давай, малыш, нелегко, наверно, тебе пришлось находиться в свёртке всё это время, подкрепись, набери энергии, потом взгляни на Солнце и наберись сил.

Опустив глаза, Смагий начал перебирать разноцветные камушки, которые он держал в руке.

— Пожалуйста, — сказал он тихо. — Я хочу жить с вами на Солнечной звезде.

— Нет, у нас сейчас ответственный момент, мы должны находиться в лаборатории 26 декад, кто за тобой будет приглядывать, каждый из нас занят, и, тем более, тебе здесь находиться запрещено.

На Большой звезде жили ангелы другого вида, они назывались «шорфики», и были они очень маленькие, от их бежевого обличья исходило разноцветное сияние, их отличительной чертой от основных ангелов было то, что они делились по излучённому сиянию. Амарантового сияния шорфики были малого ранга, они помогали шорфикам — создателям звёзд. Создатели же светились золотисто-голубым цветом. Фиолетовым цветом светились все шорфики, в момент, когда можно было заняться своими делами, набраться сил с помощью звёздной пыли и, самое важное, посещать свои созданные звёзды во Вселенной. Все сияния шорфиков напрямую зависели от звучания планет. Энергия, которая исходила от планет в виде звука, окрашивала их, определяя наполненность энергии, когда они возобновляли своё сияние от фиолетового, это показывало, что шорфики могли делиться своей энергией со звёздами и планетами. В небесно-золотистое сияние шорфики переходили только в том случае, если их посвящал в создателей звёзд самый великий учитель Линг, могущественный шорфик, который учился у самого Высшего Создателя всей Вселенной. Посвящение происходило в том случае, если тонкая энергия шорфика начинала исходить не амарантовым сиянием, а золотисто-небесным. Это означало, что у данного шорфика скопилось достаточно энергии, которой он может делиться для создания звёзд. Шорфики занимались заготовками звёздной пыли и создавали новые звёзды для Вселенной. С Большой звезды шорфики могли переселяться на другие звёзды. Питались они как звёздной пылью, так и солнечной россыпью. Царила там необыкновенная красота, шорфики часто спускались на Землю, чтобы взять элементы, а именно почву для создания звёзд. Именно элементы земли со звёздной пылью давали эффект создания звезды. Много времени назад, когда еще не существовало планеты Земля, шорфики черпали элементы с другой планеты, похожей на Землю. Но со временем она исчерпалась и взорвалась из-за недостатка присутствия живой энергетики.

— И часто вы спускаетесь на Землю? — спросил Карл.

— Да, очень часто, просто на этой планете есть твёрдая почва, у нас есть определенные шорфики, они называются создателями, спускаются они в основном только в те части Земли, где начинается рассвет солнца. Почва под солнечным светом заряжается теплотой и наиболее подходит для создания звёзд.

— Чем же занимаешься ты?

— Я помогаю создавать звёзды, то есть я бы хотел помогать создателям, я ещё в маленьком ранге, так как свечусь пока еще амарантовым сиянием и просто разношу звёздную пыль. Когда я буду светиться золотисто-голубым цветом, тогда я смогу создавать свои звёзды и спускаться на Землю за почвой, а ещё я хочу жить там, мне там очень понравилось после нашего тогда пребывания.

В это мгновение прозвучал томный звук планет.

— Пора, Смагий, не отчаивайся, энергия у тебя молодая, всё будет, увидишь, а сейчас мы должны отправиться к тебе домой.

При подлёте к Большой звезде становилось очень светло, звезда светилась, как Солнце, только переливалась разными цветами.

— Твой дом! Тебя, наверно, все уже обыскались и забеспокоились о твоем долгом отсутствии, где приземлиться?

— У большой горы.

— Пойми, малыш, нельзя тебе к нам, обещаю, мы ещё увидимся!

Карл спустился на большую гору звезды, обнял Смагия своим белым большим крылом, посмотрел на него сияющими голубыми глазами и вмиг испарился.

После уже прошло много времени, как Смагий разлучился с Карлом и Музием. На Большой звезде не было дня и ночи, так же как и у других жителей Вселенной, кроме Земли и Солнечной звезды. Время на этой звезде определялось по их излучённому свету от шорфиков. Когда они начинали светиться одинаково одним цветом, в это время им можно было отдохнуть и заняться своими делами, питаться звёздной и солнечной россыпью. В это время обычно Смагий летал к добытчикам-создателям, узнавал, какие растения появились на Земле, создатели описывали людей, которых видели изредка. Смагий очень любил слушать истории: про леса, про пение птиц, которое царило в густых чащах. После услышанных рассказов Смагий летел на высокую гору Большой звезды и смотрел издалека на голубую с темными переходами планету — Землю. Видел он также, как освещается она, в какой-то части было темно — ночь, в какой-то светло. Мечтал, что когда-нибудь он опять отправится на Землю, будет любоваться красочными цветами, зелёными деревьями, и наблюдать необыкновенные смены ночи на утро.

— Да, как же везёт тем, кто живет на Земле, — думал он про себя, питаясь звёздной пылью.

Он вынул из-под крыльев свои разноцветные камешки и начал играть ими, подкидывая в воздух.

— Смагий! — окликнул его кто-то.

— Ох, ну что случилось… Да, я здесь! — откликнулся Смагий.

— Смагий! — голос повторился.

— Я здесь!

— Вот ты где! Ты здесь сидишь довольно давно, почему ты сидишь в тишине один, что-то случилось? — спросила Джейн.

— Нет, — улыбнулся Смагий. — Здесь просто так тихо и спокойно.

— Ты опять любуешься на голубую планету?

— Да, посмотри, Джейн, какая она необъятная, ты видишь, как Солнце освещает Землю, это планета-мечта, моя мечта…

— Вот станешь создателем звёзд, и ты сможешь туда спускаться, я уверена, у тебя получится, я уже слышу твой в будущем голос, — сказала, смеясь, Джейн. — Как ты мне вдохновенно будешь рассказывать о ней, и что там происходит, вот увидишь.

— Да, — вздохнул Смагий. — Это будет, если я буду стараться, и когда-нибудь я отправлюсь.

— Кстати, расскажи мне о своём путешествии к ангелам, как ты там оказался? Ты так и не рассказал мне.

— Как ты узнала?

— Ты не один мечтаешь на высокой горе, я тоже очень часто провожу здесь время и тоже наблюдаю за голубой планетой, я видела тебя тогда с ангелом и поняла, что отсутствие твоё было связано с Землей, так?

— Так… Я тебе потом расскажу, — с улыбкой произнес Смагий. — Нужно возвращаться, мы уже меняем цвет.

— Хорошо, полетели! — весело ответила Джейн.

Спускаясь с высокой горы, они игриво задевали друг друга своими крыльями, смеялись и перекручивались в воздухе.

— Смотри, как я могу! — Смагий взлетел высоко и с быстротой начал спускаться.

— Я тоже могу! — взмывая вверх, она летела с сильной скоростью.

— Давай за мной, догоняй!

Они парили над Большой звездой то высоко, то низко, пролетая сапфировые, алмазные края, звёздные водопады и склоны берёзовых долин. Казалось, что грусть уже покидает Смагия, и всё уже становится на свои места.

«Время покажет, — подумал он про себя. — Время покажет».

ГЛАВА 2. СМАГИЙ УЧИТСЯ ДЕЛАТЬ ЗВЁЗДЫ

Каждый раз, разнося звёздную пыль шорфикам-создателям, Смагий внимательно за ними наблюдал, останавливался и засматривался на то, что они создают. Шорфики-создатели до того умело и виртуозно всё делали, что Большая звезда озарялась яркими цветами, которые исходили от создавшихся маленьких звёзд. Однажды, когда все шорфики загорелись одинаковым фиолетовым цветом, создатели один за другим начали покидать свои рабочие места, Смагий остался внутри один. Он начал воображать себя создателем, взял россыпь и начал сыпать её на маленькую, только что создавшуюся звезду.

— Вот, значит, какого ты размера, нужно сделать тебя побольше. Эй, Смагий, принеси ещё немного россыпи, да побыстрее, ты меня слышишь? Я самый знаменитый создатель звёзд, давай шустрее и не рассыпь по дороге, растяпа! — воображал себя Смагий создателем.

— Ты кричишь на самого себя? — послышался чей-то голос.

От испуга Смагий обронил ковш с россыпью.

— Ой, кто это? — растерянно спросил Смагий, осматриваясь.

Из темноты вышел учитель Линг, тот самый, который стоял у истоков создания самых больших звёзд в Галактике.

— Малыш, что ты здесь потерял? И почему не улетел со всеми?

— Я… Извините, мне не стоило оставаться здесь.

— Да, не стоило, — добавил Линг. — И тем более не стоило сыпать россыпь на создавшуюся звезду, она может взорваться от неправильного обращения, это ведь чей-то труд.

— Прошу простить меня, я могу уйти? — спросил Смагий.

— Нет, останься, я наблюдал за тобой, ты хочешь стать создателем, верно?

— Да, очень хочу, учитель Линг.

— Одного хотенья мало, чтобы чего-то хотеть, нужно еще и влюбиться в своё «хочу». Подойди-ка ко мне, подай почву и звёздную пыль.

Учитель взял в руки россыпь и стал пересыпать её из одной руки в другую.

— Наша Вселенная огромна, в ней очень много тайн, и открываются они только тем, кто желает что-то сделать, вот скажи мне, зачем мы создаём звёзды?

— Мы создаём их, чтобы защищать Землю от осколков других планет, и ещё, чтобы люди, которые живут на Земле, смотрели на звёзды и мечтали.

— И всё?

— Я знаю ещё кое-что, — понуро промолвил Смагий. — Это я узнал от ангелов Музия и Карла, вернее, узнал из их свёртка, который я прочитал.

— И что ты узнал? — с удивлением спросил учитель.

— То, что при создании человека они берут энергию со звёзд, по созвездиям можно определить человека, поэтому на Земле когда-то один из ангелов открыл человеку астрологию, и он дал им подсказку.

— Верно, верно, малыш, но есть ещё очень многое, чего ты не знаешь, ты поймёшь, когда придёт время, а пока посмотрим, на что ты способен. Сделаем исключение для тебя, вижу, ты рвёшься к знаниям, — посмотрев на Смагия, учитель продолжил: — Берёшь горсть земли, подкидываешь вверх на небольшое расстояние и быстро руками окутываешь её звёздной пылью, смотри внимательно, как это делается, сейчас будешь пробовать сам.

Учитель Линг подкинул горсть и быстрыми движениями окутал её в воздухе звёздной пылью, получился огромный прозрачный шар, подвисший над ними.

— Теперь до этого шара нужно дотронуться аккуратно, от твоего светящегося прикосновения получится звезда маленького размера, но она будет расти и, может, когда-нибудь она будет большая, как наша звезда. Она пока маленькая, мы её с тобой отправим в определённое место во Вселенной, я должен буду посещать её постоянно, пока она не станет определенного размера, в длину и в ширину должно быть 100 шорфических шагов, это будет означать, что звезда уже готова и может расти самостоятельно.

— Учитель Линг, вы за ней просто наблюдаете?

— Нет, каждый раз мы относим солнечную россыпь на звезду, чтобы подпитать её, проговаривая определенное заклинание: «Иштим нагуай, иштим затхвей, ринари абсолютис де» — и произносишь своё имя, в моем случае — Линг.

— Как интересно, до этого я не знал таких тонкостей, только был «принеси, подай», — опустив глаза, понуро произнес Смагий.

— Ничего, — с улыбкой ответил учитель. — Научишься, вот попробуй теперь сам.

Смагий взял горсть земли, подкинул вверх и быстрыми движениями рук начал окутывать её звёздной пылью. Получившийся прозрачный шар поднялся над ним.

— У меня получилось! — только крикнул от радости Смагий, как шар лопнул.

— Смотри, ты закрыл не все щели, будь спокоен и уверен, что у тебя всё получится, твои мысли — это энергия, которая направляет тебя. Ты поторопился и, видимо, сомневался, что получится, или подумал, что это просто, ведь так?

— Да… Вы правы.

— Какой из вариантов?

— Я подумал, что это проще простого, и быстро захотел показать вам, на что я способен!

— Вот, доказать кому-то — это тоже относится к плохой энергии, не нужно ничего никому доказывать, в первую очередь ты должен доказать себе.

Сделав паузу и посмотрев на Смагия, учитель продолжил:

— Попробуй еще раз. Возьми почву, мысли у тебя должны быть положительными и чистыми, ты должен быть уверен и доверять себе, что ты сможешь, не торопись, будь внимателен, положительная энергия твоих мыслей соприкоснётся с тем, что ты делаешь, и у тебя получится.

Смагий взял горсть и начал себя настраивать на положительные мысли. «Я смогу, у меня получится», — говорил про себя Смагий.

Взял звёздную пыль и окутал подкинутую вверх землю, быстро всё осмотрел, нет ли трещин. Образовавшийся шар получился красивым, но маленьким.

— Получилось? — спросил Смагий шёпотом.

— Получилось! — восхищённо ответил учитель. — Теперь прикоснись к шару.

Смагий прикоснулся, и вся лаборатория озарилась светом.

— Ого, вот так чудо, молодец, Смагий, умница! Завтра мы её с тобой отпустим во Вселенную, только нужно будет тебе постараться, чтобы она не взорвалась. При неправильном ухаживании звёзды взрываются, так что даже люди иногда замечают это и загадывают, как мне рассказали, желания на падающую звезду.

— Мы меняем цвет, — сказал Линг. — Сейчас шорфики-создатели будут возвращаться, я заберу твою звезду к себе, а после трёх звучаний мы с тобой встретимся здесь и отправимся искать место для твоей звезды. И да, не рассказывай никому о нашем с тобой секрете.

Счастливый Смагий вылетел из лаборатории, осмотрев всё вокруг и не зная, в какую сторону лететь от своего счастья, поднялся вверх и начал что есть мочи кричать:

— У меня получилось! — пролетая мимо шорфиков-создателей. — У меня получилось! — кричал он пролетающим, в толпе он увидел своего друга Грина.

Подлетев к нему и схватив его за крыло, начал второпях говорить:

— Послушай, Грин, у меня получилось!

— Ау, ты мне крыло чуть не отдавил, можешь говорить по порядку, что случилось, Смагий?

— Я взял, посыпал, и получился шар!

— Смагий, что взял?

— Грин, в общем, я только что учился делать звёзды!

— Звёзды? Тебе ведь пока еще не время учиться, как это произошло, расскажи, полетели за холм, мне очень интересно.

Взявшись за руки, они быстро отправились в сторону нефритового холма. Долго они сидели там, долго Смагий с энтузиазмом рассказывал, как всё это делается, повторял своё невозможное, как казалось для него. Джейн издали наблюдала за Смагием и Грином, видела, как Смагий показывал что-то руками, взлетал, потом хлопал крыльями по Грину, потом опять что-то говорил.

— Я рада за тебя, всё, чего хочешь так сильно, всегда сбывается. Значит, он научился, — с улыбкой промолвила Джейн.

Звучание планет всегда имело какую-нибудь определённую мелодию, которую направляли планеты друг другу, как бы общаясь между собой, делясь энергией и силой, когда Земля играла свою мелодию, её жители не слышали звук, такие аккорды могли лишь внимать ангелы. После третьего напева планет Смагий ждал учителя Линга в лаборатории, когда все покинули свои места. Лаборатория была огромная и состояла из нескольких тысяч секций, в середине каждой секции стояли огромные водопадообразные конструкции, откуда и сливалась сильным потоком звёздная россыпь. Рядом с такими сооружениями стояли закрытые прозрачные, в виде стекла, сосуды, в которых находилась солнечная россыпь. Сосуды эти шорфики накрывали материей из-за сильного сияния. Рабочие места шорфиков, отведённые для создания звёзд, были расположены вокруг водопадов и сосудов.

— Так значит, создатель звёзд, я стал создателем звёзд! Скажи себе это погромче ещё раз, Смагий, скажи! — говорил он сам себе вслух.

Он достал свои разноцветные камни из-под крыльев. Взял россыпь и посыпал на них, вмиг камни соединились, как бусы, между собой, а посередине образовалось зеркало. Смагий начал смотреть на своё отражение и репетировать речь:

— Учитель Линг, не могли бы вы посвятить меня в создатели и поделиться своей силой, чтобы я обрёл энергию, достаточную для создания звёзд, нет… Не то… — сказал он себе.

— А может, так: я очень хочу стать создателем звёзд, пожалуйста, я буду очень стараться, нет, тоже не то… Учитель, даже если пока не время, можно я буду вашим помощником? Да, так я ему и скажу!

— Тебя интересно слушать, — донёсся голос с конца лаборатории.

— Ой, вы всегда так неожиданно появляетесь, — стыдясь, произнёс Смагий, похлопывая крыльями.

Со смущенной улыбкой Смагий аккуратно дотронулся до созданного зеркала и спрятал свои камушки под крылышки. У Смагия были очень красивые крылья, все в округе это замечали, они были белые, как чистые облака, а когда Смагий менял светящийся цвет, крылья расписывались золотыми красками, как горящий восход на Земле.

Учитель Линг с серьёзным раздумьем молча наблюдал за ним, переждав неловкие моменты Смагия, продолжил:

— Желаешь стать создателем звёзд?

— Желаю!

— Всё, чему я научил тебя, — это, конечно, хорошо, и хорошо, что ты быстро учишься, но…

Линг расправил свои крылья, осмотрел всю лабораторию.

— Что «но»? — спросил Смагий.

— Малыш, я могу посвятить тебя в создатели, но для этого тебе придётся поговорить с Высшим Создателем. Без его согласия ни одна звезда не появится во Вселенной, без его согласия не появятся новые планеты и спутники, всё, вплоть до песчинки, контролируется им, а мы все, разного типа ангелы, помогаем ему в этом.

— Когда я могу полететь к нему со своей звездой?

— Сейчас, — ответил учитель Линг. — Он слышит нас, обрати свой взор в сторону Солнца и скажи то, к чему ты стремишься.

— Да-да, сейчас, — в растерянности Смагий зажмурил глаза, опустив крылья, начал быстро перебирать слова в мыслях.

— Малыш, загляни в своё зеркало света, и оно подскажет тебе и поможет, — перебил молчание учитель.

Услышав эти слова, Смагий встал ровно, расправил крылья, посмотрел в сторону Солнца и начал говорить:

— Всевышний Создатель, я благодарю тебя, я принимаю себя, я люблю своих братьев, люблю всё, что ты создаёшь, во всём есть твоя любовь, во всём есть ты, во всём есть частичка тебя, и даже она есть во мне. Частичку твоего божества во мне я взращиваю каждый раз, вдохновляю её, люблю и оберегаю, стремлюсь, стать лучше и мечтаю, что когда-нибудь она взрастёт при помощи моих усилий и стараний, а именно всю свою энергию я хочу посвятить звёздам, чтобы потом отправиться на Землю.

Когда он произнёс эти слова, на Смагия вмиг пролился светящийся луч, он окутал Смагия в сверкающую оболочку, потом приподнялся над малышом и развеялся над его крыльями. Смагий почувствовал тёплое прикосновение света, который начал перекатываться из одного крыла в другое.

— Молодец, Смагий, твоё желание и твоя любовь чисты и искренни, Высший Создатель услышал тебя и даёт разрешение, чтобы ты стал создателем звёзд.

В это время началось звучание планет, и Смагий обрёл великолепный золотисто-голубой сияющий цвет, по его крыльям сверху вниз прошёлся сияющий отблеск, и крылья в размахе стали больше и крепче. Учитель Линг подлетел к Смагию, дотронулся своим крылом до его крыльев, проговаривая волшебные слова, закрыл глаза и поделился с ним своим светом.

— Твоя звезда сама укажет путь, в какой части Вселенной она будет сиять.

Смагий не мог поверить, что с ним такое происходит, внутри как будто озарился весь свет Вселенной, ему казалось, что у него появилось ещё несколько крыльев, которые так и стремились взлететь вверх, к самому Солнцу.

— Благодарю, благодарю, — повторял Смагий с трепетом.

— Жди здесь.

Линг вылетел из лаборатории и через некоторое время появился со звездой Смагия.

— Полетели?

— Полетели, — с радостью ответил Смагий.

Маленькая яркая звезда взяла своё начало светить во Вселенной подле Солнечной звезды. Каково было удивление Смагия, когда звезда озарила путь и остановилась именно возле звезды ангелов. Подлетая к Солнечной звезде, Смагий высматривал Карла и Музия, но так и не увидел их. «Возможно, они в лаборатории», — думал он. Учитель Линг всегда был рядом, возле Смагия, подсказывал, как нужно ухаживать за звёздочкой, обучал его искусству ремесла создателей. Время летело быстро, звучание планет происходило всё чаще, за всё времяпрепровождение взращивания звезды Смагий так и не увидел своих полюбившихся ангелов. Однажды, закончив работу над звёздочкой, Смагий решил полететь в лабораторию ангелов. Посыпал солнечную россыпь на свои крылья, чтоб они светились ещё ярче, и только хотел было взлететь в сторону Солнечной звезды, как путь ему преградил учитель.

— Ты, наверно, знаешь, что нам запрещено находиться на Солнечной звезде?

— Учитель, там живут мои друзья, Карл и Музий, хотел повидаться с ними, можно мне, обещаю, что быстро вернусь.

Смагий хотел облететь Линга, но учитель встал на пути.

— Твоя звезда почти готова самостоятельно существовать, нам нужен элемент Земли для её укрепления.

— Мы полетим на Землю? — радостно спросил Смагий.

— Да, и чем быстрее, тем лучше, как раз сейчас начнётся рассвет в одном очень красивом уголке Земли.

— Земля! — Смагий обратил свой взор на голубую планету, вид которой завораживал и всегда смотрел на Смагия в минуты его мечтаний.

Спускаясь к Земле, Смагий смотрел на голубую планету, которая становилась всё больше и больше, видел, как другие ангелы летят в сторону Земли, а оглядываясь назад, смотрел на свою звёздочку, которая ярко светила во Вселенной. Линг с малышом спустились в восточной части Земли. В небе потухали звёзды, и лучи солнца, словно золото, начали окутывать небо. Через кроны деревьев проходил рассеивающийся поток света, недавно в этой части Земли был проливной дождь, и запах дождя заполнял весь воздух. Высокие ели и деревья красиво расположились возле прозрачного аквамаринового озера, по которому плавало солнце и утопали небеса. Озеро, как зеркало, отражало всё, что видело. С рассветом природа стала просыпаться, вокруг начали слышаться щебетание и пение птиц вперемешку со стрекотанием насекомых. Неподалеку от озера, словно волны океана, раскинулись холмистые равнины салатного цвета, усыпанные жёлтым цветением растений. Ещё один звук начал соединяться с природой — жужжанье маленьких полосатых пчёл, танцуя в воздухе над цветами, они будто разговаривали с растениями. Золото небес сменили розовые раскаты, и солнце начало подниматься всё выше. Свет коснулся могучего дуба, который возвышался над равнинами, его ветви тучно раскидывались и соприкасались с холмами, создавая вид тяжести от зелёных листьев. Под дубом проснулся муравейник, и маленькие чёрные точки стали разбегаться в хаотичном порядке в разные стороны. Жемчужные капли росы на траве переливались на солнце, воздух стал тёплым и вкусным от ноток цветения, и ритм природы начал учащаться. Учитель подлетел к дубу, коснулся его крыльями, как вдруг вся листва на дереве поднялась резко вверх и опустилась, ветви приподнялись, и тень, падавшая от дуба на равнину, стала ещё больше, словно большая туча свисала над этим участком земли.

— Это древо потеряло много жизненной энергии, — сказал Линг, облетая вокруг могучий дуб. — Внутри оно опустело, поэтому стало опускать ветви.

— Учитель, вы поделились энергией?

— Нет, я сказал ему, что скоро к нему будут возвращаться зверьки, которые раньше находили в нём дом, и оно приподнялось от такой вести.

— Научите меня разговаривать с деревьями.

— Зачем тебя учить? У тебя это заложено, подлети к нему, прикоснись крыльями, и ты почувствуешь взаимообмен.

— У меня есть к нему вопрос, могу я спросить?

— Конечно, давай, Смагий, смелей!

Смагий ещё не так близко подлетел к дереву, как с каждым приближением к нему начал чувствовать его структуру, его мощность жизненной силы. Малыш осмотрел его снизу вверх и заметил трещину коры, подлетел к ней, взмахнул своими белоснежными крыльями с отблеском неба с двух сторон и коснулся дерева. Время остановилось, всё вокруг как будто замерло вместе с его крыльями, пролетая мимо него, божья коровка замерла в воздухе. Смагий почувствовал сильный поток обмена энергии, которая начала перекатываться между ним и деревом.

— Почему ты опустил ветви? — спросил Смагий.

— Те, кого я приютил, начали обгрызать мне кору, и я прогнал их. А после как они меня покинули, мне стало одиноко, — грустно ответило дерево.

Смагий почувствовал пульс дерева, который доносился откуда-то из-под земли, прервал поток и с удивлением повернулся к учителю.

— Учитель, это потрясающе, я почувствовал его, когда я был на Земле, я так общался только с пчёлами.

— Потому что ты был совсем мал, и энергии у тебя хватало только на крошечные взаимообмены.

— Учитель, зверьки вернутся?

— Они вернутся к дереву со временем, а нам нужно возвращаться. Необходимо найти элемент почвы, который наиболее разогрелся от тепла солнца, именно рассветного солнца, так как на рассвете лучи обладают питательной силой.

Найдя подходящую, разогретую лучами почву, они уже хотели было отправиться наверх, к звезде, как вдруг послышался рёв, доносящийся от кустарников, а потом оттуда вышел медвежонок. Он почувствовал присутствие чужой ауры и стал идти на нюх, рассматривая всё вокруг себя. Медвежонок этот был из разновидности бурых медведей, шоколадного цвета с белыми пятнами на шее, в возрасте примерно трёх месяцев. Сзади него показалась его мама, бурая медведица, обладавшая внушительным видом, которая тоже почувствовала потустороннию энергетику.

— Учитель, они же нас точно не видят?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 452