электронная
166
печатная A5
445
16+
На краю вселенной

Бесплатный фрагмент - На краю вселенной

Объем:
324 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8706-7
электронная
от 166
печатная A5
от 445

Жизнь двулика. Светлое и темное, прекрасное и ужасное — всё есть на нашей кыргызской земле. Всё сложно, всё переплелось… Первая любовь, нежная и трепетная — и банды наркоторговцев, препятствующие счастью молодых. Честные борцы за сохранение хрупкого равновесия Иссык-Куля — и браконьеры, истребляющие рыбу и безнаказанно охотящиеся в заповеднике. Офицеры спецслужб и бойцы спецназа, сражающиеся с терроризмом, — и пьяные депутаты, для которых не писан закон… Кто победит в этой извечной схватке добра и зла?.. Возможно, о том знает только мудрый волк, появляющийся на страницах книги…

ПРЕДИСЛОВИЕ

С автором романа «На краю вселенной» Асаном Ахматовым я познакомился в далеком 1991 году. Тогда он был студентом, я же — молодой сотрудник, капитан государственной безопасности, занимался раскопками массового захоронения в с. Чон-Таш (сейчас в этом месте расположен мемориальный комплекс Ата-Бейит) граждан и государственных деятелей Советской Киргизии, расстрелянных в 1938 году, установлением их личностей. Среди репрессированных был и его дедушка по материнской линии Торекул Айтматов. Тогда я даже предположить не мог, что впоследствии Асан станет моим коллегой, совмещая основную работу с написанием книг. Как мне кажется, большое влияние на формирование его личности оказали судьба Торекула и творчество Чингиза Айтматовых.

В 1999 году Асан молодым лейтенантом поступил на службу в органы национальной безопасности суверенного Кыргызстана. С тех пор прошло немало времени. Теперь он полковник и работает в Институте переподготовки сотрудников органов ГКНБ имени генерал-лейтенанта Анарбека Бакаева. Мне же до- велось возглавить данное учебное заведение и с позиции его руководителя могу сказать, что творческая жилка Асана Ахматова оказалась полезной и в смысле популяризации самоотверженного труда чекистов на благо нашей страны.

Ахматов начал свою писательскую деятельность сравнитель- но недавно. Первая его книга была издана в 2008 году. Однако за этот короткий период он успел написать пять повестей. Первая из них — «Когда плачут мужчины», о сотруднике органов национальной безопасности. Насколько мне известно, до этого про отечественные спецслужбы никто не писал художественных произведений. Асан — один из первых писателей, кто затронул данную тематику. И эта его работа, на мой взгляд, важна для идейно-патриотического воспитания молодежи.

Как известно, чтобы взяться за литературный труд, значительная часть которого касается работы современных спец- служб, нужно обладать специфическими знаниями. Тем более это важно, когда речь идет о романе, который претендует на соответствие правде жизни. С этой точки зрения Ахматов не по- наслышке знаком с работой органов безопасности, так как сам выходец из оперативников. Потому думаю, хотя бы по этой при- чине, его роман вызовет интерес у читателя.

В этой связи, символично и вдвойне приятно то, что выход романа «На краю вселенной» выходит накануне профессионального праздника органов национальной безопасности Кыргызстана, который отмечается 20 декабря 2016 года — в год, объявленный Годом культуры и истории.

Прочитав произведение, мне показалось, что автору удалось в свободной художественной форме и по своему осмыслить происходящие процессы в стране. Сюжетная линия романа от- личается интересными переплетениями разных жанров. В нем присутствует симбиоз лирических отступлений и жестких реалий повседневной тяжелой работы кыргызских чекистов, которые бескомпромиссно противодействуют современным вызовам, таким как наркобизнес и терроризм.

По сюжету главный герой слепой мальчик Актан сталкивается с реалиями нашей жизни и становится жертвой жестокой действительности, в которой пребывает общество. Так, меж- дународный наркотрафик и терроризм, с которыми борются полковник Касымакунов и его коллеги, становятся косвенными причинами трагического финала повествуемой истории. Автор заставляет читателя осмысливать вопросы: «Почему все так происходит, кто мы, куда идем?»

Кроме этого автор вновь и драматично поднимает проблему экологии. Егерь Сапар печется о сохранности рыбных запасов природного богатства и достопримечательности Кыргызстана — озера Иссык-Куля. Однако, браконьер Казыбай и его тайные покровители в погоне за наживой не только продолжают наносить, возможно невосполнимый, урон экосистеме озера, но и не останавливаются перед убийством человека.

Мне кажется, роман «На краю вселенной» — книга не столь- ко о людях, сколько о времени, его необратимости, когда даже малый поступок каждого человека может повернуть нынешнюю эпоху в лучшую или худшую сторону. Потому каждый из нас в ответе за происходящее.

В целом роман звучит свежо и актуально. Автор ясно доносит до читателя то, что «человечество ходит по своей истории кругами жизни» и «шаткость» нашего сознания не позволяет выйти людям из замкнутого круга действительности. Нам много ещё что нужно осознать, учиться, чтобы построить справедливое и развитое общество. Самое главное — не быть равнодушным!

Кандидат исторических наук, полковник запаса ГКНБ Кыргызской Республики Абдрахманов Б. Ж.

ПРОЛОГ

…А ведь еще перед каждым человеком стоит неизбывная задача — быть человеком, сегодня, завтра, всегда…

Айтматов Ч.

Мальчику нравилось утром на берегу озера встречать солнце. Это было его тайной, о которой знали только он и утренняя звезда. Вот и сегодня он пришел, как обычно, к мысу — встретить светило. Остановившись у большого прибрежного камня, мальчуган прислушался к шуму набегающих волн, которые с разбегу ударялись об эту преграду и, разбившись на миллионы осколков-капель, исчезали в небытие. Как ни странно, в звуках прибоя ему слышались отголоски минувшего, неизвестного ему далекого прошлого. Мальчику казалось, что голос клокочущей воды он слышал еще задолго до своего рождения. Воз- можно, это было связано с тем, что когда-то, в незапамятные времена он сам был частью водной стихии… Быть может, по этой причине в сокровенные минуты своего единения с озером ему хотелось стать одной из волн, рожденных в добром и вечном движении озерных течений, понестись к берегу и разбиться о валун, разлетевшись на множество искрящихся брызг. Затем снова по крупицам собраться воедино на прибрежной гальке и тихо отступить в загадочные глубины, для того чтобы раз за разом возрождаться водным фениксом и нескончаемо лететь к своему камню. Вот в таком бесконечном круговороте его юная душа хотела бы пребывать, когда на землю приходил каждый новый день. Но это была лишь мечта. Пока что мальчик не мог стать волной. Он был всего только маленьким мальчиком, который любил по утрам встречать солнце…

Подойдя к камню, мальчуган проворно взобрался на него и, обняв худые коленки, сел на шершавую твердую поверхность. Свой взор в эту минуту он направил на восток — туда, где в бухте просыпалась пара белоснежных лебедей. При появлении мальчика они, грациозно изгибая шеи, подняли красноклювые головы, которые до того прятали под крылами, и без страху посмотрели в его сторону. Птицы пришельца ничуть не боялись, так как привыкли к его постоянному утреннему присутствию. Однажды облюбовав эту заводь, благородные создания знали, что мальчик, который по утрам встречает солнце, не причинит им зла. Бесшумно следуя друг за дружкой по водной глади, белоснежная парочка подплыла поближе, к самому мысу. И мальчик острым слухом уловил их движение.

— Здравствуйте, мои дорогие лебеди, — ласково заговорил с ними мальчуган, когда те, совсем как маленькие гордые корабли, степенно проплывали рядом.

— Сегодня будет хороший день, — он улыбнулся вслед лебедям и помахал рукой, будто давал птицам свое напутствие. Лебеди же в ответ громко захлопали крыльями и, разбежавшись по зеркальной поверхности воды, взметнулись ввысь, навстречу первым лучам солнца. Ночь сменил нарождавшийся день, и свет, скользнув по детскому лицу, стал наполнять всю округу сиянием.

— Здравствуй, мое милое солнышко! — поздоровался мальчик со светилом.

— Приветствую тебя, мой солнечный мальчик, — ответило ему солнце, не переставая озарять мир вокруг и чистую душу ребенка.

— Спасибо тебе за то, что принесло на землю новый день, — поблагодарил он восходящую звезду и по-детски наморщил носик, от чего веснушки на его лице стали выразительней и ярче.

— Спасибо и тебе, что пришел меня встретить, — с признатель- ностью сказало солнце, не останавливая ни на миг свой путь в небе.

— Я всегда буду тебя встречать! — Мальчик улыбнулся и замер, потому что на побережье наступил тот миг, когда должны были хором защебетать птицы, вестники утренней зари, присоединяясь к добрым словам мальчика…

Он напряг слух и не ошибся. Со всех уголков округи полилось чудесное птичье пение. И в нем выделялась долгая и прекрасная трель жаворонка, который маленькой точкой взлетел в синеву неба, вслед за прекрасными лебедями, и оповестил все живое вокруг о том, что пора просыпаться и спешить жить…

С этого момента, словно по чьему-то волшебному велению, ветер легким бризом помчался по гладкой поверхности Иссык-Куля, на которой, как в зеркале, отражались величественные белоснежные вершины гор Ала-Тоо, и мир пришел в движение. Пара белых лебедей, ведомая вечной любовью, продолжала взмывать ввысь, навстречу восходящему солнцу. А маленькая трудолюбивая пчелка, пробудившись раньше подруг, летела к ждущему ее горному цветку, на чьих лепестках бабочка, выставив на всеобщее обозрение свою божественную красоту, приготовилась взлететь и исполнить последнее танго. Капля же утреней росы, переливаясь всеми цветами радуги, с первыми лучами солнца поспешила испариться с листочка, чтобы в небесах собраться с другими каплями в белогривые облака и, дальше, пролиться ливнем на землю, дав жизнь на лугах новым буйным соцветиям трав. Поистине, в эти ранние минуты все в природе казалось совершенным и особенно прекрасным.

Однако было во всем этом одно «но». Солнечный мальчик не мог видеть совершенство мира, он лишь чувствовал его. Так как был слепым от рождения.

…Мальчик любил на берегу озера встречать солнце. И это была его тайна, о которой знали только он и утренняя звезда…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
АТЛАНТИДА

ГЛАВА 1

Иссык-Куль — необычное озеро. Это отмечают все без исклю- чения, кто хоть раз побывал на его берегах. Наверное, тому есть несколько причин. Во-первых, озеро высокогорное, расположе- но на высоте свыше тысячи пятьсот метров над уровнем моря. Протяженность его — двести пятьдесят километров в длину, и в ширину — до шестидесяти. Самое глубокое место превышает семьсот метров. Само озеро находится в котловине и окружено высокими горными массивами Кунгей Ала-Тоо с южной стороны и Тескей Алатоо — с северной, они входят в Тянь-Шаньскую горную систему. Если смотреть с гор на озеро, оно выглядит как гигантская чаша, наполненная волшебным голубым нектаром.

Во-вторых, уникальность озера в том, что само оно никогда не замерзает, хотя на пиках окружающих гор белоснежными шапками водрузились снега. Потому-то, наверное, оно и стало пристанищем для зимовки многочисленных водоплавающих птиц. Лебеди, гуси, утки различных мастей облюбовали тихие бухты и лагуны теплого озера. В глубинах же горного водоема плавает королева рыб — радужная форель. Есть там и хищный судак, который, затаившись среди водорослей и камней, поджидает зазевавшихся асманчиков и чебака. По данным ученных, в Иссык-Куле водится до пятнадцати видов одной только рыбы. Флора озера и побережья также отличается разнообразием. И по-своему уникальна. Краснокнижная эфедра придает прибрежным песчаным пейзажам причудливый вид, а кусты джирганака — облепихи облюбовали большую часть берега, и в зарослях их нашли пристанище многочисленные пернатые, в том числе и фазаны. А вокруг озера, в горах раскинулись альпийские луга

— джайлоо… Все это придает Иссык-Кулю и окрестностям не- повторимый колорит, если к тому же учесть, что высоко среди скал пасутся многочисленные стада диких горных козлов — теке и горных баранов — архаров, на которых устраивают охоту стремительные, как стрелы, горные барсы… Есть еще одна причина, по которой озеро кажется таинственным и притягательным,

— на дне Иссык-Куля таятся нераскрытые секреты истории древ- ности. В безветренную солнечную погоду сквозь толщу воды на дне, на глубине шесть-восемь метров можно увидеть остатки затопленных городов: стены домов, кувшины и другую житейская утварь людей, проживавших здесь столетия назад. Благодаря исключительной прозрачности и чистоте воды, удивляющей многих путешественников…

Разное говорят про то, кто именно жил в минувшие времена в ушедших под воду городах, и про то, как вообще появилось среди гор это священное озеро. Ясно одно — вода навечно поглотила все, что было на побережье до потопа, разделив прошлое и современность на две эпохи. До и после. Теперь на берегу воз- никли новые города и села, и в них живут новые люди. Вдоль шоссе-дороги, лентой опоясавшей озеро, раскинулись много- численные кыргызские аилы и зеленые тенистые сады. Весной деревья утопают в благоухающих цветах, а к осени ломятся от небывалого урожая красных яблок и золотистых абрикосов. Главной особенностью новой эпохи стали и разбросанные тут и там многочисленные пансионаты и здравницы.

В одном из таких прекрасных уголков побережья и жил слепой мальчик, которого при рождении нарекли Актаном. В тот ранний час, когда он выходил встречать солнце, единственным свидетелем утренней рапсодии являлся его поводырь — волк по кличке Тайбас…

…Зверю на рассвете в этом месте было отведено особое место, которое находилась под валуном. Волк в эти минуты лежал неподвижно и вдыхал запах соленой озерной воды. Его морда, как и лицо мальчика, была направлена на восток. Однако у животного рассвет вызывал свои ассоциации. Восходящее солнце манило его туда, где осталась его свобода. Увы, он был, как и мальчик, с ограниченными возможностями и не мог самостоятельно выжить в этом суровом мире без помощи человека…

Когда-то мальчик спас его. Эту историю сейчас мало кто помнил. Дети, гуляя по берегу озера, наткнулись на умирающего волчонка. Детеныш волка едва подавал признаки жизни, он был обречен. Как он попал на берег — никто, конечно, не знал. Но это оказалось подарком судьбы для слепого мальчугана… А история на самом деле была банальной и старой как мир. Люди разори- ли логово хищников — лишь за то, что те были просто волками. Последнего выжившего детеныша разорители забрали с собой на стойбище и отдали собакам, надеясь, что таким образом на- тренируют их не бояться волков. Но собаки есть собаки, и не каждая из них отважилась пойти против своего предка. Поджав хвосты, ретировались при виде волчонка… Он, же маленький серый комочек, оскалившись, боролся за свою жизнь — до тех пор, пока мучители не забили его палками и не бросили, искалеченного, в воду. Волей судьбы волчонок выжил, кое-как доплыл до устья реки, которая впадала в озеро. Там-то, на берегу и на- шли его дети, сжалившиеся над детенышем. Они еще не были столь жестоки, как взрослые… Умирающего волчонка пригрел слепой мальчик, выходил его. Вдохнул в него жизнь, хотя вовсе и не думал о том, что спасает дикого зверя.

В благодарности зверь стал его глазами, волком-поводырем. Редкий случай, но чего только не бывает на свете! Вот такая у них стала одна жизнь на двоих. Не могли они друг без друга. Волк указывал спасителю дорогу, родные мальчика давали про- питание волку-калеке. И если бы в эти утренние часы кто-ни- будь обратил внимание на мыс, то увидел бы двух существ, по воле судьбы разделивших общий крест обоюдного сосуществования. Словно скульптура, замерли они на картине неизвестно- го художника — мальчик на валуне, рядом волк, и при этом оба обратились к востоку, к восходящему солнцу, ожидая от него каждый свое.

Однако в тот день для мальчика в его незрячей жизни прои- зошло еще одно важное событие. Нашелся свидетель, увидевший эту картину. То была девочка по имени Салтанат, которая с родителями приехала на летний отдых в пансионат «Ак-Чардак». В эти утренние часы любопытная девчушка поспешила на берег озера. Как было принято в ее семье, с детских лет, каждое лето она с родителями приезжала сюда, на побережье Иссык-Куля. И сразу, по прибытию, несмотря ни на что, прямиком бежала на берег для того, чтобы поздороваться с озером. Как говорила она в таких случаях: «Бегу обнять озеро». Вот и сегодня Салтанат поспешила засвидетельствовать ему свое почтение… Оставив отца и мать, прибывших поутру, в регистратуре пансионата, она выбежала на центральную аллею. Миновав ряд выстроенных новых двухэтажных коттеджей с еще непроснувшимися отдыхающими, девчушка оказалась на заветном берегу. В этот час на озере стоял полный штиль, и лишь едва заметная рябь придавала водной глади волшебное движение. Салтанат подбежала к берегу, присела на корточки и опустила в воду ладошки. Потом зачерпнула воды и омыла личико. Прохлада не-ведомой внутренней энергией прошлась по всему ее телу.

— Здравствуй, священное озеро, благослови меня и моих близких! — приветствовала девочка Иссык-Куль. Так здороваться с озером ее научил отец, который всегда говорил о том, что для кыргызов Иссык-Куль священен. Нужно с ним здороваться, чтобы получить от него благословение… И добавлял:

«Многие несведущие говорят о том, что „Ысык-Кел“ означает „горячее озеро“. А вот и нет. Это заблуждение. Правильнее „Ыйык-Кел“, то есть „священное озеро“. В давние времена кыргызы в нем не купались, как делаем мы это сейчас, а лишь только омывали лицо. Вот так они относились к озеру трепет- но».

Добрые слова отца девочка запомнила на всю жизнь. И с тех пор делала так, как ее учили. Этот приветственный ритуал выполнялся каждый раз, неизменно. Совершив церемонию омовения, вдыхая полной грудью утренний воздух, Салтанат наслаждалась утренней красотой, идя вдоль берега, пока не пришла на мыс. Там-то она и увидела на камне Актана. Девчушка остановилась поодаль, ей стало любопытно, что делает в такую рань незнакомый мальчик на берегу озера. Ступая бесшумно по мяг- кому песку, Салтанат подошла к валуну. Тайбас, почувствовав незнакомку, поднял голову, оскалил зубы и зарычал.

— Успокойся, Тайбас! — окликнул волка мальчик и, повернувшись в сторону пришелицы, спросил: — Кто здесь?

— Кто-кто? Ты что, не видишь? — ничуть не смутилась девочка от такого приема и от недоброжелательства животного.

Волк, услышав команду мальчика, повел ушами и затем снова положил голову на лапы, погрузившись в свои звериные мысли.

— Что ты так на меня смотришь? Я спросила: как тебя зо- вут? — повторила Салтанат свой вопрос мальчику, который не торопился отвечать обладательнице чистого и прекрасного, как журчащий горный ручей, голоса.

— Как тебя зовут, мальчик? Ты меня слышишь?.. — В ее голосе промелькнули удивленно-нетерпеливые, обиженные нотки.

«Смелей, мой мальчик, не робей», — подбадривало солнце Актана. Наверное, оно знало, что пути детей пересеклись не- спроста, ибо в этом мире все знаковые встречи предопределены судьбою. Но мальчик пока ни о чем не догадывался.

— Меня зовут Актан, — тихо сообщил он ей.

— Актан? А меня — Салтанат! — и девочка улыбнулась. Странный мальчик показался ей совсем непохожим на дру-

гих ее знакомых мальчишек.

Худощавой, с белоснежной кожей, он разительно отличался и от местных загорелых краснощеких пацанов… Салтанат даже в какой-то момент показалась, что на нее смотрит с высоты, с камня ангел, каких рисуют на стенах храмов. Ей стало интерес- но, что же это все такое. И она охотно продолжила разговор:

— Мы только что с родителям приехали на отдых.

— Так рано? — спросил удивленно Актан.

— Да, рано. А что тут такого? Мы вчера вечером выехали из Оша. Пока доехали — вон сколько времени прошло! Всю ночь папа не сомкнул глаз, сидел за рулем. Целых 1300 километров проехали.

— Ого! Приличное расстояние…

— Это что! Это пустяки. Представляешь, когда мы сюда на- конец добрались, в службе регистрации говорят: «Ваш коттедж мы отдали другим. Посчитали, что вы передумали и уже не при- едете…» — Девочка была возмущена. — Как же так можно?! В конце концов есть телефон. Спросите, приедете вы или нет. Все у них здесь, видимо, решают деньги. Скажу по секрету, наверное, сдали обещанные нам места кому-то другому подороже. Ведь сезон в разгаре! — заключила она.

— Ты, наверное, права. Сезон в разгаре, и все пансионаты кругом заняты, говорят.

— Вот-вот! Теперь родители там разбираются, а я вот поздо- роваться с Иссык-Куль прибежала. А вы оба… что делаете здесь в такую рань? — и она всмотрелась в лицо Актана.

Прошла целая минута, пока он собрался с мыслями и ответил ей. Ему вдруг показалось, что он давно знает эту девочку. Слов- но из далекого прошлого, явилась она перед ним в это утро, как будто была связана с его другой жизнью, когда он был частью водной стихии.

— Мы с Тайбасом встречаем солнце… — ответил Актан и опешил. Его тайна, которую он бережно хранил от всех, вот так была запросто раскрыта перед совершенно незнакомой девчушкой. Волк, услышав свое имя, преданным взглядом посмотрел на мальчика. Конфуз Актана не ускользнул от внимания зверя. Актан же поспешил взять себя в руки после такой оплошности.

— Но, я думаю, тебе не интересно об этом знать…

— Как это не интересно? — возмутилась Салтанат и твердо до- бавила: — Наоборот, это крайне интересно — вот так, здорово ви- деть, как восходит солнце! Я вот с Иссык-Кулем здороваюсь при каждой встрече, а вот чтобы на берегу солнце встречать… — И она многозначительно замолчала.

— Но это секрет… — постарался Актан уйти от неудобного разговора, злясь на себя за то, что вот так вдруг разоткровенничался с ней.

— Тем более если это секрет. Я люблю тайны, — не успокаивалась Салтанат.

— Ты честно хочешь знать мой секрет? — теперь уже осторожней выспрашивал ее Актан.

— Да. Я люблю секреты… Это же так удивительно, наверно? Расскажи! Как вы вместе встречаете солнце! — Салтанат походи- ла на щебетавшего утреннего жаворонка.

Актану теперь надо было что-то отвечать этой любопытной девчонке. Конечно, он мог что-нибудь наплести ей. В конце кон- цов обмануть ее. Но почему-то не мог уклониться от ее вопроса. Осмысливая причину, почему он вот так просто посвятил ее в свою тайну, Актан вдруг внутренним чутьем ощутил, что появ- ление незнакомки на мысе в этот рассветный час — неспроста. Возможно, она была тем единственным человеком в мире, кому он хотел бы довериться.

Девочка, закусив губу, все еще ждала ответа Актана.

— Что это за секрет? Ну, расскажи, как вы встречаете солнце,

— она настаивала твердым голосом, не оставляя Актану возмож- ности промолчать.

Тот признался:

— Все очень просто. Мы приходим сюда вдвоем рано, пока темно. Я взбираюсь на камень. После чего мы с Тайбасом ждем, когда появятся первые лучи солнца, и приветствуем его.

— Приветствуете? — переспросила Салтанат.

— Да.

— А как?

— Это важно?

— Конечно.

— Здравствуй, мое милое солнышко! Спасибо за то, что при- несло на землю новый день! — пояснил Актан и расставил широко руки, как делал обычно всегда.

— А оно в ответ приветствует вас, — улыбнулась Салтанат и замолчала. Ей показалось, что мальчик как-то странно смотрит, будто сквозь нее.

— Приветствует, — согласился Актан, на замечая заминку своей собеседницы. Потом все же спросил: — Что-то… случилось?

Салтанат не сразу ответила ему. Она все еще пребывала в за- мешательстве. И только тут сообразила, что мальчик незрячий. Вот откуда у него такой ангельский вид, — быстро, по-девичьи решила она.

— Ты что, слепой? — задала вопрос. И на этот раз вопрос про- звучал в ее устах совсем по-другому…

Возникла неловкая пауза. Актан смутился и, словно улитка, вознамерился спрятаться от этой девочки в своем защитном домике. Так он поступал всегда, замыкаясь в себе и не подпуская к себе тех, кто вольно или невольно указывал ему на слепоту… Однако на сей раз что-то его остановило. Тихим голосом он сказал:

— Да, я не могу видеть… Я слеп.

В этот миг волк насторожился и тревожным взглядом посмотрел на Актана. Тайбас хорошо чувствовал настроение мальчика. По малейшему изменению интонации волк мог определить, в каком эмоциональном состоянии тот находится. Вот и сейчас волк уловил, что слова девочки сильно смутили Актана.

— Извини меня, наверное, я обидела тебя, — сконфузилась Салтанат; она также ощутила реакцию своего нового знакомого.

— Ничего страшного, я привык, — помедлив, ответил он.

— Привык к чему?

— Что меня называют «сокур-бала».

— Сокур-бала? Это так грубо звучит! А знаешь, Актан, на первый взгляд, ты совсем не похож на слепого. Я бы и не подумала. Ты так смотрел на меня, будто видел насквозь… Поэтому не обижайся на меня, дурочку такую… — Она замолчала.

Возникшую было заминку сгладил сам Актан. Он поинтере- совался:

— Тебе сколько лет?

— Четырнадцать, скоро пятнадцать. А тебе?

— А мне должно исполниться четырнадцать лет.

— И когда?

— На днях…

— Когда на днях? Точней говори, — настояла она.

— Если честно, завтра, — признался Актан.

— Вот здорово! Ты по знаку зодиака Лев, оказывается!

— Да. А что?

— Это хорошее созвездие! Львы — они сильные и умные, дос- тойные люди.

— Сестра тоже говорит, что это самый лучший зодиакальный знак. Но я не так уж и сильно верю в гороскопы… Вот Беги- май, моя сестра, все время интересуется и читает их. Только вот мама говорит ей все время: «Причем здесь твои звезды? Читай

— не читай сказки, а от судьбы не уйдешь. Что написано на роду, то и произойдет». А ты-то сама веришь?

— Верю ли я в гороскопы? — переспросила Салтанат. — Конечно, верю. Звезды указывают нам путь. У каждого есть своя путеводная звезда… У меня вот много чего сбывается. Например, когда я ехала на Иссык-Куль, в моем гороскопе было сказано, что меня ожидает много интересных знакомств.

— И что, сбылось это предсказание? — Актан был очень серьезен.

— А как же! Вот сегодня я познакомилась с тобой. И мне кажется, это знакомство будет для меня очень интересным. Встретиться с мальчиком с собакой, которые встречают солнце… Как звучит?

Волк поднял голову, недовольно взглянул на девочку и фыркнул.

— А твоя собака со мной не согласна, вон как фыркает, — Сал- танат, казалось, была огорчена.

— Это не собака…

— Как не собака? — ахнула Салтанат.

— Вот так. Это волк!

— Кто-кто? — удивлению Салтанат не было предела.

— Да, волк. Его имя Тайбас, и оно означает «бесстрашный», — сообщил Актан.

— Волк! — Салтанат непроизвольно попятилась назад.

Тайбас словно понял, что разговор идет о нем и что девочка испугана его присутствием, встал и заковылял на край мыса, оставив детей наедине. Только теперь Салтанат рассмотрела всю его физическую ущербность. Его передняя правая лапа была короче левой, вследствие перелома. Искривлен был и позвоночник. Поэтому, когда волк передвигался, его задние ноги смешно семенили. Создавалось впечатление, будто он волочил по земле заднюю часть тела.

— Кто его так покалечил? — Салтанат задохнулась от сострадания к животному.

— Люди!

— Ну да, кто же еще может так поступать?! — Она была поражена и возмущена. — За что его так?!

— Не знаю… Иногда люди совершают такие поступки, которые мне трудно понять. Никто не знает, что случилось с Тайбасом, но судя по всему его семью истребили, и он единственный выживший, — сказал Актан грустным голосом. — Я слышал от нашего егеря Сапаш-байке, что здешние охотники отстреливают всех волков, а шкуры продают. Говорят, что десять-двенадцать тысяч сомов одна хорошая, выделанная шкура стоит, — вздохнул Актан.

— Ничего себе бизнес! Неплохие деньги за одну шкуру!

— Это много или мало?

— Много! Десять тысяч сомов — это почти сто пятьдесят баксов. Немалая сумма в наше время, — объяснила Салтанат.

— Баксы? Что это такое?

— Баксы — это доллары. Ты что не знаешь, что такое доллар?

— Нет.

— Это такие деньги, на которые купить можно все…

Актан сильно обескуражил Салтанат своим вопросом. Ее сверстники в этом возрасте обычно уже прекрасно разбирались и в ценах, и в котировках валют. Странно было, что этот слепой мальчик не имеет представления, какая валюта сейчас правит бал на земле.

— Доллары? Разве можно ценить чью-то жизнь на деньги,

если это даже зверь какой-нибудь? — в голосе Актана прозвучала грусть. Эти его слова окончательно поразили Салтанат. Она в первый раз в жизни видела сверстника, который рассуждает так, будто он какой-нибудь философ, и так по-взрослому.

— Актан, ты очень далек от земной жизни… Что тут такого, если люди стреляют волков и получают за это деньги?

— Так нельзя. Животные — часть природы, — сказал Актан.

— Актан, давай посмотрим на это с другой стороны. Волки считаются врагами людей, потому что они нападают на домашний скот и наносят ущерб. Потому-то их и отстреливают, а шкуры продают как трофей.

— Но они не заслуживают этого.

— Почему?

— Они же санитары природы. Без них экосистема может на- рушиться.

— Как?

— Они охотятся на больных животных… Таким образом, они поддерживают чистоту.

— Откуда это ты знаешь? — удивилась Салтанат таким познаниям слепого в области экологии.

— Сапаш-байке рассказал мне об этом. Он главный егерь у нас. Люди должны бережно относится к природе.

Актан действительно, рассуждая о некоторых вещах повзро- слому, при этом оставался по-детски наивен. Салтанат интуитивно предположила, что эта странное одновременное сочетание в нем взрослого и ребенка есть издержки его слепоты. Уж очень много было в нем странного… И вдруг она поняла. От него излучается особая душевная чистота, и он не от мира сего. Она осознала, что этот мальчик живет в своем особом закрытом мире, куда доступа нет никому. Может быть, она первая, кому он открылся. Мир, в котором не надо знать курс валют, сколько стоит тот или иной мобильный телефон, какова память того или иного компьютера или гаджета. Мир, в котором не нужно с вожделением ждать, чтобы родители купят тебе последние модели айфонов пятой или шестой модели. Мир, в котором не нужно соревноваться в социальных сетях в переписке с никами и неймами и выставлять напоказ всем свой очередной селфи. Стран- ный мальчик, который живет на берегу Иссык-Куля, никогда не утыкается, как другие, в экран мобильника, потому что слеп, и его мир совершенно иной. Она снова посмотрела на волка-поводыря, и ее охватило странное ощущение. Рассуждая о шкурах волков, как будто это был какой-то товар на прилавке, Салтанат почувствовала себя невежей, ей стало так неловко перед этим чистым мальчиком.

— Ты спас Тайбаса, и теперь он служит тебе глазами? — прервала она паузу, во время которой в ее голове промчалось столько мыслей. Она теперь относилась к новому знакомому с восхищением. Человек и волк открыли перед ней невидимую ранее сторону жизни.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 166
печатная A5
от 445