электронная
90
печатная A5
356
16+
На краю Вселенной

Бесплатный фрагмент - На краю Вселенной

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9017-2
электронная
от 90
печатная A5
от 356

Чартерный рейс

1

СВЕТ настенной лампы мягко очертил прямоугольник книжной страницы. Обняв пятилетнюю дочку, Регина читала вслух традиционную сказку на ночь. Проделки забавного котенка Царапки, который раскатал в невесомости бабушкины клубки с шерстью и сам запутался в нитках, подходили к финалу.

— Тщательно почистив спинку и лапки, — с выражением читала Регина, — Царапка, наконец, свернулся калачиком и…

— …закрыл глазки, — подхватила Ася, водя пальчиком по буквам. Историю про котенка девочка давно выучила наизусть и точно знала, какое предложение на какой странице под какой картинкой находится. Со стороны выглядело так, словно девочка читала сама. На самом деле Ася только-только приступила к изучению букв и некоторые из них еще писала в обратную сторону. — Мама, я тоже хочу котенка. Очень и очень!

— Котенок — это настоящая, взрослая ответственность, — Регина осторожно закрыла книжку — страницы от частого употребления разлохматились и грозили выпасть из корешка, нужно, не откладывая, заняться ремонтом.

— Я буду его крепко-крепко любить и играть с ним, — с готовностью подтвердила девочка.

— А как же Тотошка? — Регина протянула девочке плюшевого кролика с одним ухом (второе неизвестно когда оторвалось и потерялось). — Не обидится?

— Мама, разве ты не знаешь, что игрушки не умеют обижаться? — серьезно возразила Ася, тем не менее, девочка крепко прижала кролика к груди, намереваясь позже попросить у одноухого прощения. — Зато котенок — живой.

— И его нужно не только любить, за животным нужно ухаживать, — Регина укрыла Асю одеялом, заботливо подоткнув края. — Когда-нибудь, когда доберемся до дома, обязательно заведем котенка. Но сейчас подобное не актуально, потому что находимся на корабле, где никого кроме людей нет.

— Откуда тогда берутся котёнки? — Ася, как послушная девочка, сложила ручки поверх одеяла.

— Думаю, — улыбнулась Регина — прежде всего для этого требуется мама-кошка.

— Вдруг на нашем корабле где-то прячется мама-кошка? — все еще надеялась на чудо Ася. — Ты сама говорила, здесь столько разных зако… заколуков.

— Закоулков, — поправила Регина и бросила взгляд на таймер на стене: давно пора приступать к уборке. — Да, их много, но каждый сантиметр под контролем. Кроме того, если бы где-то кто-то один раз мяукнул, его бы тетя Марта мигом отыскала и отправила в капсуле на Марс.

— Дааа, — тяжко вздохнула девочка: с крутым нравом жены капитана столкнулся каждый человек на борту «Зангера».

Регина натянула рабочий комбинезон, зашнуровала ботинки, собрала волосы в хвост на затылке. Переключив лампу в режим ночника, пожелав дочке спокойно ночи, Регина чмокнула Асю в щечку, и, закрыв за собой дверь каюты, отправилась на вечернюю смену. До столовой, петляя по отсеку, она доберется минуты за три. И нечего волноваться по поводу опоздания, торопливо шагая по пустому, гулкому коридору, успокаивала себя Регина: все как раз разойдутся и не будут мешать наводить порядок.

Как молодую женщину с маленьким ребенком занесло на борт чартерного грузовика? Иногда Регине хотелось разрыдаться в полный голос: почему судьба так несправедлива, почему мечты и планы юности в какой-то момент полетели под откос? Но как только накатывала очередная волна отчаяния, девушка жестко напоминала себе: ей хватило мужества, выдержки и ума попасть на чартер, который доставит ее и Асю на Землю. Дома все будет иначе! Нужно только набраться терпения и дождаться этого счастливого момента.

Когда Регине исполнилось восемнадцать, она — романтик, начитавшаяся книг и насмотревшаяся репортажей о Космосе, объявила родителям, что собирается в путешествие. Традиционный порыв юности. Но если двести лет назад подобное решение выливалось минимум — в перелет на другой континент (из Америки в Европу, из Австралии в Америку, из Европы в Африку), а максимум — в кругосветное путешествие, длившееся не больше года, то нынче желание «посмотреть мир» означало для родителей многолетнее отсутствие любимого чада, пока оно будет пересекать орбиты других планет.

Собралась веселая компания молодежи из семи человек. По настоянию путешественников родителям дозволялось выдать деньги только на первый билет — на челнок до околоземной орбитальной станции (оттуда стартовали корабли-тяжеловесы к дальним «берегам»). Затем компания переходила на самообеспечение. На станции ребята провели полгода. Работали в ремонтных мастерских, в теплицах, встречали-провожали транзитных пассажиров. Как только накопили денег на следующий билет, перебрались на Луну. Там удалось устроиться в бригаду геологов: собирали образцы породы в удаленных кратерах, упаковывали и доставляли на вездеходах в док. На лунной базе ребята застряли надолго. Требовалось накопить немалую сумму, билет до следующей запланированной точки — до Марса стоил неподъемно дорого. Кроме того, дружная компания начала потихоньку рассыпаться. Кто-то переключился на новых знакомых, кто-то нашел для себя серьезную, перспективную работу, а кто-то поторопился вернуться домой (и звезды могут надоесть). В конце концов, до орбитального марсианского комплекса (от которого один шаг до поверхности Красной планеты) добрались только трое из семи. Регина, ее одноклассница Тина и Андрей — парень Тины. Высадившись на станции, Андрей и Тина объявили Регине, что отныне их пути расходятся. Молодые люди собираются пожениться, а затем завербуются на корабль-разведчик, отправляющийся в неизведанные уголки Вселенной. Последующие несколько дней в памяти Регины слились в бесконечную череду слез (тяжело расставаться с друзьями, с которым провела бок о бок почти два года), смеха (свадьба, музыка, суета вокруг невесты и жениха) и опять слез — прощальные объятия у трапа. Регина осталась одна. Ей было грустно, она чувствовала себя потерянной, в чем-то обманутой (никто из друзей, получается, не сдержал слова добраться до Марса, все сдались). В этот «плаксивый» момент девушка и встретила Костю. Капитана-дальнобойщика, легкомысленного весельчака, который искал чем бы занять свободное время между двумя полетами.

Бурный роман на одну ночь. Каждый понимал, что продолжения у подобных отношений не существует. Два человека пересеклись в случайной точке пространства и времени и разойдутся по своим дорогам. Утром Регина даже не пошла провожать улетающего Костю. Купила билет на челнок и отправилась на Марс — конечный пункт своего долгого путешествия. Думала, что проведет на «Планете Тысячи Куполов» пару месяцев, прежде чем отправится домой. Но «несколько месяцев» растянулись на долгих шесть лет. Сначала Регина обнаружила, что беременна. Потом рожала, ухаживала за младенцем, пока получала повышенное пособие как мать-одиночка. Потом работала, чтобы обеспечить себя и ребенка. Без специального образования и опыта удалось устроиться лишь на малооплачиваемую (и совсем не интересную) должность гида — Регина водила туристов по подземным тоннелям, повторяя выученный текст про геологическую историю планеты. Конечно, Регина могла в любой момент попросить помощи у родителей. Но гордость не позволяла, девушка считала, что сама во всем виновата, значит, и выбираться должна сама. Поэтому домой отправляла бодрые отчеты (кстати, о рождении дочери Регина тоже не торопилась сообщать, боялась, что тогда родители точно примчатся спасать свою непутевую дочь и внучку).

Ася подросла, теперь для ребенка дальний перелет не так опасен, и Регина решила, что момент возвращения на Землю настал. Правда, денег скопить так и не удалось, хватит лишь на челнок до марсианского орбитального комплекса. Понятно, что пассажирский фирменный лайнер «Марс-Земля» (просторные каюты, обеды в ресторане и по вечерам культурная программа) им не доступен. Регина даже была готова устроиться на корабль в штат обслуги (на кухню, горничной, официанткой), но на каждую вакансию выстраивалась очередь из претендентов (престижное место работы, хорошая зарплата), что сводило шансы Регины к минимуму, а наличие маленького ребенка вообще за пределы нуля. Поэтому девушка, попав на орбитальную станцию, подробно изучила список чартерных рейсов, в полетном задании которых конечным пунктом значилась Земля. Путь получится несравнимо долгий, но зато реальный.

И сразу же обратила внимание на грузовик «Зандер», который сначала летел на Цереру и Весту в Пояс Астероидов и лишь потом к Земле. Экипаж, как значилось в сопроводительной информации, не укомплектован, «срочно требуется помощник по хозяйству». И самое главное (на что и рассчитывала Регина, исследуя список кораблей): грузовик должен стартовать через несколько часов. Отличный шанс, экипаж торопится с отлетом, Регину могут взять на борт вместе с ребенком. Как пассажира, который готов за еду и место в каюте работать бесплатно помощником по хозяйству. От такого варианта мало кто откажется, особенно, когда время поджимает.

Нагрузка показалась Регине терпимой: утром убрать в каютах пассажиров (члены экипажа заботились о себе сами), вечером, после ужина, навести порядок в общей столовой; по мере необходимости загружать в стиральную машину рабочие комбинезоны; собирать в контейнер мусор, а после прессовки и капсулирования сбрасывать его за борт. Но в первый месяц после старта Регине пришлось туго. На астероиды летели бригады геологов и бурильщиков. В их каютах (мужики размещались по десять человек) царил полный хаос, шумные компании засиживались в столовой за полночь, мешая уборке. И только после того, как «Зандер», наконец, покинул Пояс Астероидов и направился к Земле, воцарилось некое подобие спокойствия и размеренности. На борту остались лишь двое пассажиров (не считая Аси и Регины) и пятеро членов экипажа. Так что уборка сегодняшним вечером не займет много времени. Регина вполне успеет еще заклеить корешок книжки-сказки про котенка Царапку. Бумажные издания в ХХIII веке дорогое удовольствие. Но Регина считала, что первая книжка ребенка, по которой он научится читать, должна быть бумажной. Поэтому первую зарплату на Марсе вложила именно в такой экземпляр.

Девушка шагнула в столовую и — разочарованно замерла у входа: все взрослое население «Зандера» собралось за столом.

— Проходи, — махнул ей рукой капитан Борода, — только тебя и ждем.

2

НА САМОМ деле капитана корабля звали Рихард Бреннер. Но имя Борода шло ему больше: широкое лицо грузного мужчины от уха до уха украшала густая, черная с проседью борода. Которой Рихард гордился и за которой тщательно ухаживал (в кармашке фирменной куртки хранилась специальная маленькая щеточка). Даже Марта (в отличие от супруга женщина излишне худая, с суровыми чертами лица) звала мужа не иначе как Борода. Сейчас Марта занимала место на противоположном от капитана конце стола. Рядом с ней разместилась Амалия Годэ — драматическая актриса, кокетливо скрывающая свой возраст. Секрет Полишинеля: Годэ блистала на сцене и в кино четыре десятилетия назад, значит, женщина успела перешагнуть порог в 70 лет. И если кто и застал из присутствующих ту эпоху, то лишь сосед актрисы — Жак Гранолини, профессор лингвистики, специалист по древним языкам, он целыми днями пропадал в каюте, раскладывая, словно карточный пасьянс, картинки с замысловатыми письменами. Жак и Амалия, как и Регина с Асей, официально числились на грузовом судне пассажирами. Каждый выбрал столь сложный путь к Земле по своим причинам. Например, Амалия заявила, что давно мечтала отдохнуть от назойливых поклонников, оторваться от свиты, подумать о жизни. «Долгое путешествие в небольшой компании незнакомцев — именно то, что нужно». (Хотя и это утверждение служило лишь дымовой завесой, о чем догадывались попутчики на чартере — актриса нашла подходящий способ спрятаться от следователей). Жак в свою очередь тоже искал тишины и спокойного одиночества, вдали от коллег и завистников: ученый считал обнаруженный им при раскопках манускрипт образцом неизвестного еще науке языка и пытался его расшифровать.

На другой стороне стола собрались члены экипажа. Инженер-механик Нишат Флавель, мужчина с сильными, крепкими руками. По утрам сразу после завтрака он отправлялся либо чинить очередной сломавшийся агрегат в своей мастерской, либо, вооружившись измерительными приборами, забирался в тоннели и воздуховоды, тестируя отдельные узлы корабля. Седрик считался помощником Флавеля и одновременно отвечал за порядок на складе — с помощью электрокара расставлял в грузовом отсеке контейнеры. (Регина недовольно морщилась, загружая в стиральную машину рабочие комбинезоны Седрика и Нишата, их замызганная одежда плохо поддавалась чистке, приходилось повторять стирку несколько раз). И, наконец, по правую руку от капитана находился Влад — электронщик, системщик, штурман. Этот молодой парень комбинезоны не носил вообще, предпочитал потертые джинсы и растянутые свитера. Большую часть дня Влад проводил в капитанской рубке, «общаясь» с корабельным компьютером.

Следуя приглашению капитана, Регина отодвинула стул и села на свое привычное место — рядом с Жаком.

— В расписании полета произошли некоторые изменения, — придав голосу нотки официальности, начал Борода. — Фирма, которая наняла «Зандер» для доставки грузов, прислала дополнительное задание.

Рихард кивнул Владу, парень щелкнул дистанционным пультом, который держал в руке, и на стене отсека появилось изображение. Знакомая картина, которую вот уже несколько месяцев наблюдала в иллюминаторе Регина (в их с Асей крошечной каюте иллюминаторов не было, но у Амалии и у профессора «окна» имелись): масса белых звездных точек на чернильно-черном фоне.

— Чуть в стороне от Пояса Астероидов астрофизики обнаружили странное движущееся пятно, — продолжал Рихард. — Светлое облако, похожее на крошечную туманность.

По картинке на стене «побежал» курсор, выделяя квадрат. Затем изображение приблизилось, и зрители смогли рассмотреть прозрачную, с нечеткими очертаниями, белесую тень.

— Как выяснилось, в этой части Галактики находится только «Зандер». Ученым не терпится взглянуть на «облако» поближе. Фирма приняла заказ. Нам, конечно, придется скорректировать курс. Что чревато увеличением общей продолжительности полета еще месяцев на пять-шесть.

— На полгода! — прижав ладонь к губам, охнула Регина. Но, похоже, сообщение капитана расстроило лишь ее — остальные восприняли новость без особых эмоций.

— Если кто-то не согласится лететь с нами, это, прежде всего, касается пассажиров, — капитан обратился к Регине, — могу предложить следующий вариант: где-то через неделю мы окажемся на одной линии с фронтиром «Последний рубеж» — сможем сделать крюк и доставить желающих туда. Иногда на станцию заходят чартеры, какой-нибудь подхватит и вас. Но если честно, мне бы не хотелось тратить время еще и на полет к фронтиру.

Рихард перевел вопросительный взгляд на профессора — Жак отрицательно помотал головой, потом на Амалию — женщина лишь махнула зажатым в кулачке носовым платочком (что означало: «Ах, оставьте!»), и снова повернулся к Регине. Что могла сказать Регина: высадиться на далекой окраинной станции и ждать неизвестно сколько другой корабль? Да и будет ли на нем свободное место? Возьмут ли ее с ребенком? Здесь, по крайней мере, они с Асей устроены и сыты.

И девушка тоже отказалась от фронтира.

— Вот и замечательно! — вздохнул с облегчением Рихард, довольный, что не придется снова менять маршрут. — Дел команде прибавится, лишние руки не помешают. И, если пассажиры не откажутся, скажу спасибо за помощь.

— Что потребуется из оборудования? — Нишат сразу приступил к делу: достал из широкого нагрудного кармана комбинезона планшет и активировал дисплей.

— Я пролистал складской реестр, — капитан воспользовался заветной щеточкой и провел ею по бороде, — с прошлой экспедиции по маленьким астероидам у нас остались кое-какие приборы. Геологи, помнится, загрузили тогда аппаратуры с запасом. Посмотрите с Седриком, что сгодится для изучения «облака»: измерители излучения, вроде люксометров и дозиметров, химические анализаторы, спектрометры, словом, все, что найдете. Плюс фирма разрешила вскрыть один из контейнеров, который мы везем на лунную станцию. В ящике находится в разобранном виде зонд. «Зандер» пристроится в хвост летящему «облаку», мы соберем зонд, напичкаем аппаратурой и запустим внутрь туманности. Задание несложное. Путь до «облака» займет 8 недель. Времени на подготовку, проверку и отладку техники достаточно. Завтра с утра и начнем.

Заскрипели отодвигаемые стулья — пассажиры и члены команды расходились по каютам. Регина посмотрела на «облако» — застывшее, забытое изображение на стене отсека. Лишних полгода! Дом на глазах превращался в призрачный фантом: чем сильнее к нему стремишься, тем стремительнее он удаляется.

Но бессмысленно предаваться отчаянию в ситуации, когда от тебя ничего не зависит. Регина решительно натянула на руки резиновые перчатки, выкатила из ниши пылесос и приступила к запоздалой уборке.

3

ДЕВОЧКА дисциплинированно скребла ложкой по тарелке. Пока мама убирала со стола и загружала кружки и миски в посудомоечную машину, Ася доедала кашу под пристальным взглядом Марты. Как подозревала Регина, жена капитана не любила маленьких детей. Поэтому из вредности во время завтрака (а так же обеда и ужина) занимала позицию рядом с Асей и следила, как ребенок ест.

— Не чавкай, сиди прямо, — строгим голосом наставляла Марта. — Тщательно пережевывай пищу. Запивай молоком, ничего не оставляй на тарелке. Вытри руки и губы салфеткой, а не о футболку.

Регина, конечно, могла вмешаться, но вместе с Асей они решили терпеливо, насколько возможно, не перечить Марте. Их полуофициальное положение (они и не члены экипажа, и не купившие билет пассажиры), их цель добраться домой зависели от этой женщины, ведь именно она согласилась взять на борт мать с маленьким ребенком. (Могла и отказаться, по крайней мере, капитан пытался возражать, но уступил просьбе жены). Не очень комфортно провести почти год (а теперь и все полтора) рядом с неприятным человеком, но с другой стороны — Марту можно воспринимать как излишне строгую бонну и тогда сразу становится легче. Тем более что подобным образом супруга Бороды общалась и с другими людьми на корабле. Короткими, похожими больше на распоряжения фразами.

Ася отодвинула пустую тарелку, открыв рот, показала Марте язык — мол, все проглотила — слезла со стула и побежала к маме, которая приступала к обходу пассажирских кают. Уборка начиналась с гардеробной Амалии. Ася обожала этот момент и старалась не пропускать. Актриса, как подобает представительнице богемы, любила менять наряды, особенно выходя в столовую к ужину, а в течение дня крутилась перед зеркалом, перебирая платья, которые хранили воспоминания о событиях бурной жизни. Поэтому по утрам каюта Амалии представляла собой театральную костюмерную. И пока Регина развешивала на плечики одежду и убирала ее на место, Ася забиралась в гардероб, впитывала аромат оставшихся на ткани духов, представляла себя принцессой, выбирающей наряд перед балом в сказочном дворце.

— Детка, я приговорила к уничтожению еще несколько старых афиш, — Амалия вытащила Асю из гардероба; глянцевая бумага отлично подходила для тетрадок, афиши нарезали аккуратными прямоугольниками, чтобы на оборотной стороне было удобно рисовать. — Сегодня мы одолеем букву «М».

— «М» — это мама! — гордо объявила Ася.

Девочка устроилась на полу, на журнальном столике ее поджидали цветные карандаши и стопка бумаги. Амалия сама предложила присматривать за Асей, пока Регина выполняла обязанности «помощника по хозяйству». Благодаря занятиям с актрисой девочка быстро осваивала алфавит.

— А еще Миранда, — недовольно фыркнула Амалия, усаживаясь на диван рядом с ученицей. — Миранда Селен.

— Как вас только угораздило с ней связаться? — выглянула из-за платья Регина. — Зачем вы подрались с этой склочницей?

Амалия схватилась за сердце:

— Так ты знаешь?

— Об этом трещали все телеканалы на Марсе накануне нашего отлета, — Регина закрыла дверцу гардероба.

— Значит, люди на корабле в курсе, почему я здесь оказалась? — вконец расстроилась актриса.

— Почему купили билет на долгий чартер, а не на скоростной лайнер? — переспросила Регина. — Конечно.

Историю про конфликт между двумя пожилыми актрисами со злорадством обсуждали средства массовой информации от крупных изданий до малотиражных блогерских сайтов. Марсианская студия кинокомпании «Юниверсал» собралась снимать фильм про нашествие зомби-инопланетян. Объявили кастинг на главную роль Черной Королевы. Режиссер видел задуманный им образ в исполнении возрастной актрисы. На пробы пригласили Амалию Годэ и Миранду Селен — двух подзабытых звезд и когда-то непримиримых соперниц. Молодой режиссер не внял предупреждениям бывалых коллег и назначил актрисам одно и то же время. В результате женщины столкнулись нос к носу в гримерной. Кто кого поддел первым, уже и не узнать, но через несколько минут из комнаты раздались крики и визг. Примчавшиеся сотрудники студии застали невероятную сцену: Миранда таскала за волосы Амалию. Защищаясь, Годэ схватила стеклянную вазу и огрела соперницу по голове. Селен упала без чувств. «Скорая», кровь на ковре, люди в белых халатах, носилки — хаос и столпотворение вокруг пострадавшей. И никто не поинтересовался самочувствием Амалии. Ведь ей тоже было плохо, Годэ, не способная сделать глубокий вдох, судорожно сжимала горло. Но когда в тесной гримерной появились представители полиции, актриса, наконец, взяла себя в руки и поняла, что должна немедленно исчезнуть: вдруг удар оказался смертельным? Злополучная ваза — орудие убийства (?) демонстративно валялась на полу. Теперь Амалию арестуют! Годэ кинулась домой, побросала в чемоданы самое ценное: платья, украшения, карты памяти со своими фильмами и любимыми фотографиями, коллекцию афиш (собранную в тот недолгий период в истории театра, когда в моду вернулись настоящие бумажные афиши для украшения фойе). Села на челнок и высадилась в причальном доке орбитальной марсианской станции. Выбрала ближайший по времени отправления корабль. Им оказался «Зандер».

— Миранда сломала мне жизнь, — воскликнула возмущенно актриса. — Я не смогу вернуться в кино, кто станет снимать уголовницу!

— Ничего подобного, — возразила Регина. — Селен поступила благородно. Придя в себя, отказалась подавать жалобу в полицию.

— Правда? — удивленно всплеснула руками Амалия, но потом обиженно топнула ногой: — Благородно? Ха-ха. Просто мерзавка поняла, что теперь гарантированно получила роль. Она сыграет Черную Королеву.

— Не понимаю, из-за чего так переживать? — постаралась успокоить актрису Регина. — Роль глупейшая. Королева зомби-инопланетян! Хоть деньги заплатите, не пойду смотреть подобный бред.

— Не понимаешь, потому что не знаешь, — вздохнула Амалия, — как больно, обидно стареть. Люди вокруг больше не восторгаются при моем появлении, иногда даже не замечают меня. Забывают. И вдруг — роль. Пусть ерундовая, пусть глупая, но обо мне вспомнили! Запах декораций, суета на площадке, свет, направленный только на тебя… Сказка наяву!.. А что Жак? — вдруг Амалия переключилась на другую тему, голос ее предательски стих. — Неужели и он знает о моем бегстве?

— Знает, — подтвердила Регина. И заметив, как побледнела актриса, примирительно уточнила: — Не волнуйтесь, он полностью на вашей стороне. Считает Миранду злобной и хитрой женщиной, которая ловко сумела обратить ситуацию в свою пользу.

— А меня, наверное, он называет трусихой? — прошептала Амалия.

— Вовсе нет, — Регина присела рядом с актрисой. — Профессор уверен, что вы стали жертвой интриганки, Миранда заранее все спланировала. Скандал в гримерной — чистой воды провокация. И вообще Жак вас боготворит.

— Не правда, — смутилась Амалия. — Просто профессор глубоко интеллигентный человек. При чем здесь поклонение?

— А, по-моему, подобное поведение, — твердо заявила Регина, — проявление настоящей любви.

— Любви? — подняла глаза Амалия, ее щеки порозовели. — Я — старая, какая любовь?

— Вы противоречите сами себе, — засмеялась в ответ Регина. — То боитесь назвать свой возраст, то заявляете, что старая.

— Да, — неожиданно развеселившись, Амалия кокетливо поправила локон, — мы, женщины — такие. Чем больше тайн и противоречий, тем окружающим с нами интереснее. Ладно, детка, — актриса повернулась к Асе, — пора начинать урок. Смотрю, ты уже весь лист изрисовала буквами «М». Только они у тебя похожи на червячков, «ножки» нужно делать ровными, палочками…

Подхватив пылесос, Регина поспешила в комнату Жака. Особой уборки обиталище ученого не требовало, к тому же профессор не разрешал приближаться к письменному столу (самому «замусоренному», на взгляд Регины, месту) и что-то на нем передвигать. Дозволялось только сменить постельное белье, смахнуть пыль с настенных полок и пройтись щеткой по ковровому покрытию.

Гранолини, как обычно, корпел за столом, рассматривая в лупу листочки с надписями и выписывая в столбик варианты текста.

— Хмм, как дела у… Амалии? — не поднимая головы, задал вопрос профессор.

— Представляете, Годэ даже не догадывалась, что все на корабле посвящены в тайну ее бегства, — профессор виделся с актрисой за завтраком, вряд ли за прошедшие пару часов с Амалией могло случиться что-то экстраординарное, но Регина, знающая об особом отношении ученого к соседке, охотно поддерживала разговор об Амалии. — Только она не ведала, что Миранда отказалась от заявления в полицию.

— Несчастная Амалия, — профессор отложил лупу. — Мир искусства слишком жесток. Борьба на всю жизнь. Амалия — человек достойный восхищения и уважения.

— То же самое она говорит о вас, — Регина подкатила пылесос к розетке.

— Правда? — засияли глаза профессора.

Регина, пряча довольную улыбку, принялась разматывать шнур: девушка с интересом наблюдала за двумя пожилыми людьми, которые явно испытывали симпатию друг к другу, но не решались объясниться.

Через полчаса каюта профессора сияла чистотой (за исключением стола).

Новым пунктом в обязанностях Регины (по договоренности с капитаном после изменения маршрута «Зандера») стала мастерская Нишата. Девушка оставила в подсобке пылесос, антимикробные освежители воздуха, противопылевые тряпки: сейчас всё это не понадобится, а вот перчатки снимать рано. Затянув молнию рабочего комбинезона до самого подбородка, Регина направилась в мастерскую Флавеля. Добраться туда можно только единственным коридором — мимо «владений» Марты. Жена Бороды устроила в одной из ниш, где близко к стене проходили трубы горячего воздуховода, миниатюрный огород-оранжерею. На небольшом столе в деревянных ящиках, заполненных землей, под светом мощных электрических ламп росли укроп, петрушка и зеленый лук. Во время обеда в столовой Марта гордо добавляла в тарелки каждого едока свежие витамины — горстку зелени. А для радости глаз в огородике Марта выращивала лимонное деревце и помидорный кустик. И на том и на другом наливались мякотью и красками свежие плоды: один лимончик и два помидорчика. Марта опекала огородик единолично, проводила там все свободное время, подсыпала в грунт удобрения, фильтровала воду для полива, и даже, как однажды услышала Регина, напевала песенку зеленым росткам. К сожалению, в крошечной нише не нашлось места для двери, от коридора ее отделяла лишь плотная прозрачная занавеска. Поэтому пройти не замеченным, когда в огородике колдовала Марта, никому не удавалось.

— Ты убралась в каютах пассажиров? — предсказуемо, услышав стук ботинок Регины, из-за занавески выглянула Марта.

Девушка вежливо остановилась, пожалев, что на межпланетных кораблях поддерживается искусственная сила тяжести. Иначе, как котенок Царапка в невесомости, она смогла бы пролететь тихо мимо.

— Да, — голос Регины дрогнул: разговаривая с Мартой, девушка ощущала себя провинившейся ученицей перед директором школы.

— Мусор отнесла в бункер? — продолжала допрос жена капитана.

— Пока оставила в мешках, рядом с кухней, — еще чуть-чуть и Регина точно начнет заикаться. — Объединю с отходами из мастерской, тогда все и отнесу в переработку.

— В столовой на полу валяются смятые бумажные салфетки, — брови Марты сурово сдвинулись к переносице. — Это Ася баловалась?

— Нет, что вы, — замахала руками Регина. — Она ушла оттуда вместе со мной, а сейчас занимается в каюте с Амалией.

— Чему может научить ребенка эта вертихвостка и авантюристка? — недовольно скривила губы Марта. — Ужимкам и хлопанью ресницами? Асе пять лет, а девочка до сих пор читать не умеет!

— Вместе с Амалией они уже дошли до буквы «М», — оправдывалась Регина. — И еще мы по вечерам читаем сказку, Ася прекрасно улавливает и повторяет текст.

— Сказки — глупость, — безапелляционно заявила Марта. — Учиться нужно на примерах классической литературы.

— До нее мы тоже дойдем, — собравшись с духом, Регина сделала отступающий шаг в сторону. — А сейчас извините, мне нужно спешить.

Прогрохотав ботинками по коридору, Регина влетела в мастерскую и захлопнула плотно дверь. Общение с Мартой не назовешь приятным.

В «сокровищнице» Флавеля стоял невыветриваемый запах железа и машинного масла. Вдоль одной стены, во всю ее длину тянулся металлический стол, заваленный всевозможным хламом, наподобие профессорского, только более габаритным и травмоопасным (Регине уже «посчастливилось» воспользоваться здешней аптечкой, чтобы обработать царапины и порезы). В центре, где сейчас орудовал отверткой Нишат, находился на последней стадии сборки исследовательский зонд. Чуть дальше расположилось «задание» Регины на сегодня — несколько коробок с запчастями и приборами. Девушке требовалось освободить содержимое от упаковки, очистить поверхности от остатков масла, которое использовали при консервации аппаратуры. В торце стола находилась дверь, ведущая в недра «сокровищницы» — гигантский склад, где на стеллажах и в ящиках хранилось все то, без чего невозможно существование космического корабля. Между полками мелькала фигура Седрика, который, перемещая лестницу на колесиках, искал в завалах очередной агрегат.

Нишат поприветствовал Регину взмахом отвертки.

— Почему здесь нет коридора-дублера, как на нормальных транспортниках? — недовольно проворчала Регина, пододвигая к себе картонную коробку. — Чтобы не натыкаться каждый раз на нравоучения?

— Опять Марта доставала? — догадался Нишат. — Не переживай, она строга с каждым, исключений нет, даже для Бороды.

— И зачем капитану такая жена? — недоумевала Регина, доставая из пупырчатого полиэтилена очередной спектрометр. — Разве люди женятся не добровольно?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 356