электронная
108
печатная A5
284
18+
Мысли вслух

Бесплатный фрагмент - Мысли вслух

Лирика

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8095-2
электронная
от 108
печатная A5
от 284

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

***

Он уходит всё глубже, и глубже под лёд и достать его оттуда нереально. Я знаю это потому, что пыталась достать со дна Всеми силами, которые у меня были. Я тянула его вверх, но не было толку. Человек лежит там на дне под толщей льда и ему так комфортно. Я сижу на льдине, а вокруг никого. Где-то там далеко на берегу есть люди мои близкие родные люди и они готовы мне помочь, но только на берегу. Но как же я смогу бросить Его на дне? Мне холодно, больно но я продолжаю его тянуть, получая обморожения. Вот-вот льдина даст трещину и я уйду под воду, откуда спасти меня уже никто не сможет. И что же делать? Продолжать попытки спасти любимого человека при этом самой уйти на дно- Неоправданный риск. Или оставить его? А он из глубины плачет кричит мне: " помоги, Вытащи меня», — а сам руку не протягивает. «Как же я тебя вытащу», -спрашиваю я? А он отвечает:" Ныряй ко мне И так ты меня спасешь.» А я не хочу быть на дне Я хочу жить, хочу радоваться жизни. Моя льдина начинает трескаться, я чувствую что ухожу под воду. Вода поглощает меня, но я начинаю плыть. Я плыву к берегу и плачу, слыша сзади из глубины его голос, который зовет меня, но понимаю что там нет жизни- там гибель, А на берегу счастье. Не хочу погибать даже с ним.. Я доплыла до берега, стою мокрая и холодная, от мороза черствая изнутри и смотрю вдаль туда, где он остался. И не чувствую своей вины. Я сделала Всё, что смогла.

Часть1

Кофе, сигареты, бессонница…

Головокружение… бессмыслица.

Почему мне постоянно помнится,

В нашей ванной розовая мыльница?

Помнится всё время люстра в комнате,

Стыки на паркете по периметру

Надоела вечная бессонница

Перед ней я будто подсудимая.

Помнится мне ночь у телевизора,

Голубые с блёстками обои,

Я тебя бесила неумышленно

Хмуря временами брови.

Помнится, как выходил на улицу,

Хлопая дверьми в машину прыгая,

Набирая номер своей курицы,

А часы тем временем всё тикали.

Помнится… зачем то… телефонные

Разговоры в ванной комнате,

Я же знала всё и сонные

Плакали глаза мои бездонные.

Помнится… как будто наказание

Эта память за моё терпение.

За твоих поступков оправдания,

Постоянно в грустном настроение.

Помнится… всё время помнится…

От двери до окон на балконе,

Как бродила тихая бессонница

В нашем с тобой похоронном доме.

**

Я сидела, опрокинув голову назад,

На постель такую одинокую.

Вспоминала твой прощальный взгляд

Что стремился в ночь глубокую.

Ты мне как то говорил слова,

Что всю жизнь со мной одной до старости.

Почему же я сейчас одна?

От тебя ни жалости… ни ярости…

Я была и другом и женой

Помнишь, по Москве… вдвоём… И надо же

Слишком быстро стала я чужой

Или это просто кажется…

Может вовсе не было тебя?

Может я придумала сама всё, намечтала…

Нет! Я терпеливо берегла

И по тому так часто ревновала.

Ты мне обещал… И грош цена

Этим обещаниям… слова твои безжизнены

Между нами выросла стена

Ты её возвёл… И мне в неё не втиснуться…

**

Лицо закрывала руками уже обессилено…

Ты знаешь, я помню все ссоры и все примирения.

Где писано это и где это в принципе видано

Что можно бить женщин, желая добиться смирения?

Кто выдумал миф, что мужчине позволено многое?

Ты можешь выдумывать тысячи ложных историй

Твои оправданья из ряда чего-то убогова

Где практика есть без единой логичной теории.

Какая досада-тебя не послушалась женщина…

Что делаешь ты чтоб добиться к себе уважения?

Я горько любила тебя и была весьма сдержана

Ждала наказания, видя твои преступления.

Зачем тебе жизнь, если ты ее рушишь заведомо?

Хвалясь средь таких же как ты своим образом жизни,

Но знаю лишь я, как твой шкаф переполнен скелетами

И помыслы все до последнего злы и корыстны.

Столь многих я видела, плачущих в непонимание,

Понять то не сложно, но трудно бывает смириться

С мужским недостатком отсутствия мозга

Когда они бьют, а затем предлагают жениться.

**

Я назову кого то твоим именем…

И этот кто то будет тосковать

По чьим то нежным тела линиям

Их с новым днём по новой забывать.

Мы любим все однажды до безумия

На грабли наступая сотни раз

И словно извержение Везувия

Уничтожаем блеск любимых глаз.

И кто то будет сердце восстанавливать

После обид, предательства и лжи

Не забывая изредка обманывать,

Играя роль раба для госпожи.

Кто верен, тот не раз будет обманутым

Кто раз любил не будет воскрешен

Ты вроде та же, но увы, уже не ты,

Но снова в омут лезешь на рожон.

Я назову кого то твоим именем…

И этот кто то попросту поймёт

Что сердце навсегда покрыто инеем,

С каждой потерей превращаясь в лёд.

**

Когда уйдешь назад не приходи…

Я буду ждать бессмысленно и верно.

Пусть это очень глупо, но наверное

С ума меня отныне не свести.

Когда уходишь просто уходи.

Без предисловий, без истерик ложных.

Мне стало от тебя до боли тошно

Я просто всё оставлю позади.

Тебя я больше, правда, не люблю.

Не стану останавливать у двери.

Ты так мечтал лежать в чужой постели

Я отпускаю… честно говорю…

**

Тише… кто то медленно по крыше…

Шарканье шагов по душам…

Это не то чтобы «свыше»

Это бессонница стужа.

Это неясные мысли…

Сон мой стараясь нарушить

Грубые твои письма

Тише… я не хочу слушать…

Если… зачем оно нужно?

Есть… и оно неизбежно

Мне за тебя грустно…

А за окном снежно…

А за окном декабрь…

Ты далеко очень…

В небо уходит табор…

я не уйду… в прочем

Если прогонишь-оставлю…

Я не хочу бить руки

О закрытые ставни

Пытаясь бежать от разлуки…

**

И каждый день идёт борьба внутри меня…

Я накрываюсь одеялом с головой…

Ты должен быть со мной! Ты есть моя судьба

Невымышленный сказочный герой…

И каждый день любовь любви сильней!

И можно ничего не говорить.

Если любовь твоя игра теней

То я готова за двоих любить.

И если ты захочешь без меня…

Во мне не видя маленькой нужды.

Побудь со мной хотя бы до утра

И больше никогда не разбуди

Чтоб я на век в объятиях твоих

Ни на минуту, слышишь, без тебя

Не прожила ни год, ни день, ни миг…

Пустой квартирой сердце теребя.

**

Вера и верность… два слова, которые имеют огромную силу.

Так много вокруг людей, которые за красивой обложкой и шаблонными фразами, скрывают гнильё и грязь.

Из миллиона людей, большинству будет на тебя плевать, а остальным важно сбить тебя с правильного пути и не прогляди того человека, который один из миллиона будет верить в тебя и верен тебе.

И снова осень… новая потеря…

Она крадет моих родных людей

Мы не услышим наших малышей

И жизнь пойдёт неделя за неделей.

И хочется последовать стихам

«Не выходить из комнаты, не совершать ошибку»

То Бродский так отчаянно писал

Тоскующе затягиваясь шипкой.

И заново учиться не любить

Учиться без тебя, тебя не видя.

Кормить за окнами синицу

Существовать, собой не быть.

Не быть твоей, не целовать

До боли ранящие губы

Как ты любовью называть,

И оставлять на сердце срубы.

Не замечать, не ревновать

Часами греть постель немую

Ты будешь обнимать другую

Её судьбою называть.

Не есть, не спать, не отвечать

На безразличные вопросы

Смотреть на потолок, молчать…

Смотреть на высохшие розы.

Смотреть на циферблат часов

И провожать минуты взглядом.

Все было шумным маскарадом

Я спрячу душу за засов.

Тебе дорогу в мою жизнь

Зима порошею засыпет

Ты будешь чей то господин

А кто то будет ненавидеть

Ты не научишься любить

Как любят тех кто всех роднее

А я люблю тебя сильнее

Но вместе нам уже не быть.

**

Глаза закрою, тихо улетаю…

Я вижу прошлое. Тяжелое дыханье.

Не то… еще чуть-чуть перемотаю.

Ну вот же! Он… неистово рыдаю…

Он на пороге с добрыми глазами.

А тут он ненавидит меня явно…

Его не удержать словами и слезами..

Обнял… и что то говорит забавно.

А вон сидит у дома в ожидании…

Он ждал меня, им ревность овладела.

Он прогонял душевные терзанья.

Молчали мы… и нам луна горела.

Перемотаю… он меня жалеет.

По волосам проводит аккуратно

Своей рукой, душа моя робеет,

С ним хорошо, но не всегда понятно.

Ноябрь… он- небрежный и помятый.

Я за него молилась в белой церкви.

Не важно первый он или десятый

Единственный… произношу, как реквием.

А там бегу через ступени. Поздно…

Не убежать из замкнутого круга.

Принес мне куртку… вечером морозно…

Он никогда не сможет быть мне другом.

Стальное сердце плавится однажды…

Реванша просит сердце у отчаяния.

Нам нет дороги в эту реку дважды.

Лишь больно бьют о нас воспоминания.

**

Давай останемся никем…

Тебя отныне я не знаю.

Не будет больше «я скучаю»,

Что досаждало так тебе.

Давай как будто меня нет.

Не обходи, а просто мимо.

Моя немая пантомима

Не сможет даже дать ответ.

Давай… а в общем думай сам.

Какую роль играть достойно.

Я захочу быть не пристойной,

Гуляя с кем то по ночам.

Давай сегодня я пройду

По руку правую, не глядя,

А ты окрикнешь… (бога ради!

Я без тебя с ума сойду…)

…Окрикнешь, за руку держа.

Целуя трепетно и нежно

И даже океан безбрежный

Не охладит этот пожар.

Мои мечты- слепой дурман…

Я просто разуму доверюсь,

Но до последнего надеюсь…

Надежду заточу в чулан.

Давай останемся никем.

Так будет лучше без истерик.

Ты мой спаситель, теплый берег

Среди бытующих систем.

Мы будем с кем-то, но не с тем.

Мы будем рядом, но не вместе.

Всё для своей незримой чести

В кругу озлобленных гиен.

Давай как будто я не та…

А просто девочка соседка.

Меня не будет в той беседке,

В которой родилась мечта.

Сегодня я усну поздней…

Без ожидания тебя.

И буду врать что не любя,

С тобою жаждала ночей…

Давай останемся никем…

**

Иногда бессмысленно кому то отвечать, что то объяснять. Проще промолчать.

Некогда изысканный будет оскорблять, кричать так, что его не узнать.

Сказанное вылетит, улетит, не нарушая слух воспарит.

Только не забыть, не стереть из памяти боль этих обид.

Кто то выйдет вон, выбежит, хлопая дверьми через три ступени.

Испугав ворон, криком из души, выплеснул эмоции кулаком о стену.

И в подъезд назад, успокоившись, что то бормоча будет шагать

И увидев слез водопад хватит ему сил просто подойти и обнять.

А иной в ответ, криком в никуда громкие слова будет посылать.

Скоростью комет, разожжет пожар, что через года будет полыхать.

Помнит каждый раз, как ножом тогда резали слова

И любимых глаз не поможет свет потушить пожар, кругом голова.

Словом можно ранить, лезвием кинжала разрезая слух.

Горе наше-память. Не поможет доктор, ласками подруг

Не избавить душу от царапин старых, новые не предотвратить.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 284