электронная
100
печатная A5
264
18+
Мысли

Бесплатный фрагмент - Мысли

Не понять души поэта, кому сие не суждено

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5136-3
электронная
от 100
печатная A5
от 264

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вечность или Миг…

Это произошло ранней весной. Стоял обычный, едва тёплый денёк, — каких десятки, а воздух разносил тонкие ароматы весны.

Я шла по улице, и смотрела по сторонам — вокруг люди, люди, люди, а я — одна…

Нет, я была не одна — фактически у меня была вторая половина… хотя нет — второй половиной он мне не был, он был просто парнем, просто очередным парнем по счёту… Но в душе моей была пустота — просто пустота, и больше ничего…

Я смотрела на окружающих, видела их счастливые лица, весёлый смех, и безумно влюблённые глаза… Глупо всё это…

Если хорошо подумать, то можно было понять, что это лишь маски…

Я не такая, как все — я вижу будущее, знаю прошлое, вижу ИСТИННЫЕ ЛИЦА людей, и поэтому я видела, что какая-то девушка, с радостью на лице, находится в объятиях юноши, а в сердце боль и ненависть к нему, сама целует его, а думает о другом… Видимо, вся же нет искренности и правды…

И вот мне навстречу идёт обычный молодой человек. Возможно, было бы лучше, если бы я не остановила свой взгляд на нём, и спокойно прошла бы мимо, но… Но этого не случилась. Его карие глаза глаза заглянули в мои, и я в них сразу же утонула. Его взгляд был таким глубоким, таким пронизывающим, даже тёплым и обволакивающим, что я сразу же забылась.

А его черты лица… Боже… Они сводили меня с ума… Потом мой взгляд заскользил по его сексуальному молодому телу, и я думала, что могу сойти с ума. И вдруг я опомнилась, и сама себе сказала: «Стоп! Что ты делаешь? Зачем тебе это? Он же обычный прохожий… А ты, как ребёнок, тонешь… тонешь в своей в своей же глупости…» Но мои размышления прервал его, буквально раздевающий меня, взгляд. Я опешила. Я тряхнула головой, и в этот момент он оказался совсем рядом, на очень опасном расстоянии… Мои волосы коснулись его груди и плеч, и он, рефлекторно, провёл по ним рукой, и наши взгляды сплелись, и утонули друг в друге…

Мы разошлись… Он пошёл своей дорогой, а я своей…

Мы сплелись на секунды, но мне… но НАМ они показались ВЕЧНОСТЬЮ…

Что это было? Бред? Соединение душ? Любовью с первого взгляда? ЧТО? ЧТО? ЧТО? Я билась в поиске ответа… Но на так и не пришёл — и по сей день..

Позже мы виделись ещё множество раз — МЫ вместе учились… У нас было ещё несколько точек соприкосновения…

Но позже я узнала, что у него есть девушка… Я не могу сказать, обрадовалась я, или расстроилась — я не знала ответа… И снова одни вопросы… А позже я стала встречаться с его другом… Даже полюбила… Нет, с НИМ у нас так ничего и не получилось, ведь…

Этих «но» много. Но были ли они реальными «но», или просто выдуманными НАМИ!? Это неизвестно…

В число этих «но» входило и то, что он был младше меня, ведь нельзя испытывать серьёзные чувства, к ещё маленькому мальчику, и то, что МЫ оба были не свободным (фактически, но не душевно), и то, что он оказался «бабником», «МЕРЗАВЦЕМ», «подонком», так же можно было бы добавить известную поговорку «Красивый муж — чужой муж»…

Ведь не могут двое красивых людей быть вместе!? Почему? Потому что что не могут — им не дадут.

В конце данной миниатюры можно вспомнить известную фразу «Вечность или Миг»…

Что я могу сказать…

Я не выбрала Миг, хоть и с ним — ведь тогда бы его не стало, и моя любовь была бы ни к чему, и не к кому — лишь к пустоте, и тогда бы она не существовала, я бы просто бы погубила ЕГО…

По этому я выбрала Вечность, хоть и без Него — да, он с другой, но он есть, он жив, он существует, и я могу думать о нём, мечтать, скучать, любить его… И пусть я не с ним, а он не со мной, но главное, что нам дано ВРЕМЯ и ВОСПОМИНАНИЯ, и МЫ можем ЖИТЬ…

И хоть МЫ выбрали ВЕЧНОСТЬ друг без друга, тот МИГ СОПРИКОСНОВЕНИЯ будет в наших сердцах жить всегда…

Первая любовь Ангела Дождя

…Она сидит на окне и смотрит…

За окном, на улице сильный ветер и дождь… На стекле капли дождя… На щеках — капли слез… В прошлой жизни она была не то дождем, не то ветром, и по этому так относится к этой стихии сырости.

Она всегда такая. В ее голубых глазах глубоко таится грусть, печаль и… и наверное что — то еще… Она не когда об этом не рассказывала…

Анжела не когда не была чересчур веселой. Даже наоборот. Но в нужный момент могла сказать в тему разговора. Она прекрасно шутила, и ее все понимали. С ней было весело. Ее почти всегда видели в компании друзей и подруг. Хотя Лике было всего 15, она была красива, изящна, но на нее мало обращали внимание.

Симпатичная девушка с белыми, как снег волосами и голубыми бездонными глазами напоминала ангела…

Но однажды что-то случилось с этим ангелом…

Лика сидела в доме и читала книгу. На улице погода была пасмурная и хмурая. Тучи полностью затянули синие небо, деревья качал усиливающийся ветер.

Она положила книгу, и встала. Подошла к окну и выглянула на улицу. Когда она увидела, что происходит, не стала уходить от окна, как это делают другие, а наоборот седа на подоконник.

Начинал срываться мелкий дождик, который постепенно стал усиливаться.

С каждой минутой сердце девушки наполнялось болью, обидой, тревогой… Но от этого в теле чувствовалась нирвана, но она не выдержала и по щекам потекли слезы…

Когда была такая погода, ее всегда тянуло на улицу, но сейчас она была не в силах.

По стеклу стучали крупные капли майского дождя, но на щеках по прежнему блестели капли слез… слез чего… боли?… нет… обиды?…на кого?… а может… нет… этого не должно было случиться… нет… нет… нет…

Ей нельзя было… любить…

Да… та оно и было… она влюбилась…

Любовь Ангела — это преданность… уважение… любовь…

В последствии, когда начинался дождь, она плакала…

Ведь первая любовь… это разочарование…

Но она Ангел Дождя… Дождь это ее стихия…

Но кого она любила??? Почему она плакала?

Эти слезы… эти чувства… это страдание… Эта любовь была к Богу Дождя… Тайная Любовь….

Дикая Кошка

…Когда имеешь лучших друзей — это очень хорошо!

Двое чужих людей могут подружиться и быть родными людьми на всю жизнь. Помогать и ухаживать друг за другом, приходить на помощь, плакать в горе и веселиться, когда радость…

Но, к сожалению, друг может подвести, хоть и незначительно, но это будет больно.… Такая история произошла со мною, и я могу поделиться ею…

Жили в маленьком селе, и было нам по 6 лет — когда и познакомились.

Дома находились рядом, и все удивлялись: как две девочки, разных национальностей, обычаев и воспитания могут подружиться, но мы были лучшими подругами: всегда играли вместе, учились, развивались, ходили на пикники…

Зоя была нормальной девчонкой — всегда могла помочь, утешить, подсказать, весело провести время. Я ее тоже уважала, с ней было весело и интересно.

Мы практически не когда не ссорились, а если даже и случалось такое — быстро мирились.

Когда мы не много подросли, стали влюбляться или симпатизировать мальчишкам — забиякам, не стесняясь и не боясь, делились такими маленькими, но уже важными секретами. Мы могли без обиды посмеяться друг над дружкой.

У нас с Зоей даже в местном доме культуры была своя группа — мы часто — по праздникам пели песни и танцевали, проводили в школе праздники. Название группы придумали односельчане — «Ласковые кошки» — по названию можно судить мой или ее характер.

Но однажды случилось то, чего не ожидала не она, ни я. Нам нужно было расстаться — Зоя собиралась уехать в другой город — в больницу на 3 месяца. У подруги нашли болезнь, и нужно было во время вылечиться.

Провожали мы Зою семьей, у меня даже проступили слёзы:

— Ну, Маринка, ну завелась!!! Перестань — я же приеду скоро… — успокаивала меня подруга, скрывая слёзы…

…Вот Зоя и уехала…

Как — то грустно и одиноко стало без неё — не с кем поговорить и поделиться впечатлениями, «Поплакаться в жилетку», и рассказать, как скучна жизнь без лучшей подруги…

За три месяца я набралась кучу отрицательных эмоций, хотя и подруга тоже была не свежая. Друзьями как не странно в больнице не обзавелась, хоть я и ездила к ней каждые две недели — скучала, не могла без лучшей подруги.

К счастью она быстро поправилась, и мы снова встретились. Сразу появилась радость и веселье.

Для меня Зоя была всем: днём, ночью, радостью и печалью…

Наверное, некто больше так не дружил как мы, я была ей как сестра, она мне тоже.

Когда мы учились в 8 классе, к нам добавилась новая девочка — Тамила.

Она была невзрачная, истеричка. Не такая как другие, а старалась выделиться отрицательными делами. Все её сторонились, потому что она с первого дня начала затевать драки с местными девчонками.

Но однажды я заболела, и не ходила в школу в течение нескольких дней.

Зоя меня навещала, но вдруг не пришла. Я посчитала, что у нее проблемы или дела, ну не получилось, так не получилось. Я зла на подругу не держала.

Но все же я пришла в школу, но подруги в классе не было. Я вышла в коридор и увидела ее. Но она стояла с Тамилой!!! Я подошла и поздоровалась с Зоей, но они в ответ только засмеялись. Мне стало обидно, но я этого не показала…

И после этого случая она с Тамилой издевалась надо мною, смеялась, солила соль на рану…

Она стала такой же, как эта девка — она заразилась, и это неизлечимо…

Как такое могло случиться — я не понимаю….

Мне очень обидно за подругу, хоть и бывшую. Если бы она подошла ко мне и сказала «Прости», я бы ее простила, но на такое она уже не способна…

Свобода. Существует ли она?

Я, больше, чем уверена, что каждый в нашей жизни, хоть раз задумывался над этим вопросом. И это очень хорошо, ведь человек, задумывающийся над смыслом и сущностью бытия, может считаться образованным и грамотным, ведь размышлять может лишь таковой.

А теперь, что касается Свободы. Вариантов Свободы множество, но разделяются они на две категории: физическая и моральная. Но, все Мы прекрасно понимаем, что все Мы от чего-то зависим, а значит — Мы не свободны. По этой причине я рассмотрю не виды и свойства Свободы, а наоборот её виды отсутствия. Так вот, как я уже сказала, Есть два вида заточения: физическое и моральное.

Физическое же делится на 2 вида: прямое и общественное. Прямое заточение или лишение Свободы (вот поэтому как и выражаются) — самое что ни на есть лишение Свободы, то есть заключние (тюрьма). Известно, что не все, далеко не все, находятся там не от хорошей жизни, но в этом вина самого человека, в любом случае, даже сли, как выражаются, были не в том месте, и не в то время…

Также к физической НЕ Свободе относится и общественное заключение, которыми являются Узы брака, или любые другие отношения. Всем известно, что, если, человек находится в отношениях с другим человеком, он, являясь преданным, никогда не посмотрит в сторону другого человека, потому что он не свободен. Для кого-то узы брака являются добровольными, а для кого-то вынужденными, но всё равно они являются лишением Свободы человека.

Что касается морального лишения Свободы, то оно в нашей жизни происходит постоянно.

Мы в этой жизни зависим от всех личных обстоятельств: семья, брак, работа, учёба. Везде присутствует начальство, от всех мы зависим, и всё потому, что все зависит от нас по иному просто не может быть. Ведь, если, каждый человек отстраняется от работы, учёбы, всех должностей и обязанностей, и будет жить один, то Мир так очень скоро вымрет… Таким образом образом становится ясно, что мы не можем быть Свободными-хоть по одному пункту мы заточены, и Свободным не может быть никто даже Бог (не учитывая рамок атеизма), потому что у него тоже есть дела и обязанности…

Таким образом можно подвести итог, что человек только в одном может почувствовать хоть маленькую долю Свободы — в Искусстве. В моральном, духовном мире — где он может остаться наедине со своим хобби, или душевным миром, миром где присутсвует лишь то, что его устраивает, не перечит ему и всё относительно нормально. Закрываясь в духовном мире, человек таким образом «Освобождается» и немного забывает о проблемах и обязанностях…

Становление посёлка Таврического, Туркменский район

В начале 20 века в Таврии стало недоставать точно свободных земель для ведения земледелия и скотоводства, и люди стали искать свободные земли в Ставропольской Губернии. Много поселилось таких в Новоселицком районе, где можно, и сейчас увидеть группы деревьев и кустарников среди поля — это места бывших хуторов тавричан, которых местные жители называют «Таврики».

В кабинете начальника мастерских, которые располагаются в бывшем доме выходца из Таврии в селе Чернолесском, я видел резное кресло хозяина с высокой спинкой.

Вот такие же выходцы из Таврии три брата Сурковых: Пётр, Павел и Михаил, на трёх пароконных повозках, с двумя коровами и полусотней овец, приехали в 1924 году в Благодарненский район (раньше был) в поисках свободных земель. Им разрешили поселиться на границе с Туркменском районом, где занимались в основном скотоводством, а были там и земли, пригодные земледелия. Земледельцами Тавричане были грамотными. Выбрали место в трёх километрах от Туркмено-Татарского аула Куликовы Копани, в ложбине: с юга продольная возвышенность (круча) с запада, менее высокая, с севера и востока слегка холмистая. Определили место, где можно выкопать колодец. На глубине 2—3 метров была солоноватая вода, а по другую сторону неглубокой балочки на изгибе на глубине 4—5 метров питьевая вода, пригодная для использования. Тавричане были большими любителями чая. Сахар же ели только вприкуску, и, что бы ни грызть большой кусок губами, у них были небольшие щипчики для колки сахара. Воду кипятили только в самоваре. Они так же были отличными садоводами. Саженцы плодовых деревьев и кустарников привезли со своей родины, и при каждом дворе был большой сад. Фрукты и ягоды сушили для большой семьи на всю зиму.

Выбрав место для будущего места жительства, построили небольшой домик и сарай под одной крышей для зятя Петра — Макеева Иосифа. Молодые остались зимовать, а братья уехали в Таврию. Весной возвратились с семьями, домашним скотом, инвентарём, и, закупив в Благодарном стройматериал, приступили к строительству домов. Строили их, в отличии от низких Туркменских мазанок, высокими из самана, которые делали всей семьёй. Каждая усадьба была в 100 метрах друг от друга. У каждого был свой колодец для водопоя.

В последующие годы стали приезжать их земляки, среди которых был кузнец, плотник и столяр. Выделили им участки по соседство, и напротив своих дворов в местах в зависимости от надобности специалиста для жителей посёлка. Самовольно решил построить домик между дворами братьев зять кузнеца. Сурковы ему не разрешили брать воду из их колодцев для изготовления самана. Завьялов Михаил с родственниками выкопал свой колодец и сделал саман. Сурковы ночью забросали этим саманом его колодец. Наступила осень, вновь сделанный саман не высохнет скоро, и Завьялов стал возводить каменные стены. Так и построил он дом, который стоит до сих пор, только его сын — Пётр Михайлович обложил его силикатным кирпичом.

Тавричане так же имели свою религию. Они не имели икон, в пост употребляли молочные продукты, за что их называли «молокане».

В 20 и 30 годы стали приезжать и других мест и русские люди, селились по соседству с первопоселенцами. Во время коллективизации братья Сурковы уехали из посёлка (Михаил — в Америку). В одном их доме открыли 4 классную школу, во втором была контора колхоза и клуб до 60 годов. Третий приспособили как складское помещение. Перед войной колхоз построил деревянную ветряную мельницу на пригорке, но прослужила она недолго — разобрали после войны на стройматериал.

Сейчас же Таврический — многонациональный населённый пункт с христианским кладбищем. Колодцы остались, но они не нужны — есть водопровод. Не заготавливают больше для отопления жилья кизяк — природный газ для этого есть. Нет почти больше садов — есть асфальтовая дорога, идущая вдоль всей двухкилометровой одной улицы — улицы Победы. Жизнь сильно изменилась в посёлке, но название в память о первопоселенцах осталась — Таврический….»

Жизнь в военные годы

Написано с воспоминаний моего дедушки Алтухова Владимира Константиновича, жившего в военные годы.

У нас было так. Встанем утром, поедим сквашенного молока, вылезем из окна и делаем задание мамы — носим воду из колодца для коровы и птице на коромыслах по полведра (полные вёдра детские плечи не выдерживали), бегам по улице, играли тряпичным мячом в футбол, сбивая пальцы о землю и присыпая ранки пылью, чтобы кровь не текла. Потом, проголодавшись, возвращались к миске с молоком опять полной (взбухло молоко от нагревания). Подрастали. Пошли в школу с сумками из старого платья мамы или из старой клеёнки, благо мама умела шить. Писали на старых газетах карандашом «химическим» (были тогда стержни карандашей, помочив которые слюной, получаешь чернильную букву, видную на газетной бумаге). А сколько было радости перед новым годом. Родители срубывали в заброшенном саду (часть жителей уехали в поисках лучшей доли в другие места) молодую яблоню или грушу и украшали её склеенными из газеты и покрашенными гирляндами. Окончившие раньше меня четвёртый класс нынешние Михайлов Андрей Гаврилович, Русанов Николай Фёдорович и другие ребята пошли работать в чабанские бригады (рабочих рук в колхозе не хватало, а 5—7 классов в Таврическом не было). Летом почти все мальчишки участвовали в уборке урожая на отвозе зерна от комбайна, на буртовании зерна на току. Был такой случай. Захромал один бык, на котором я отвозил зерно от комбайна. Я сказал об этом бригадиру Ивану Семёновичу Соболеву (жалко было быка сам знаю как больно ходить, когда заноза в подошве ноги) и он меня успокоил, пообещав заказать для быка нашему кузнецу Степану Демьяновичу Писаренко железный башмак, чтобы он не накалывал ноги. И я поверил. Только, спустя какое — то время, мне разъяснили или я сам понял, что те «колючки», которыми мы ранили свои босые ноги, быку не страшны. Мне повезло — у меня в соседнем селе Алексеевском жила бабушка и меня мама отдала учиться туда. Большинство моих односельчан, родившихся в довоенные и военные годы, довольствуясь четырёхклассным образованием, продолжали работать в колхозе, восстанавливать порушенное войной. Стали хорошими трактористами, комбайнерами, чабанами, скотниками. Многие были награждены правительственными наградами и медалями Всесоюзной выставки, получили звания «Ветеран труда», вышли на пенсию. Зарплата у сельских жителей и раньше была и сейчас самая маленькая по сравнению с другими группами населения, соответственно и пенсии самые мизерные. Тяжёлое детство, тяжёлые условия труда многих унесли от нас в мир иной, а оставшиеся в жизни приобрели множество «болячек», на лечение которых требуется много денег при нашей нынешней «бесплатной» медицине.

Любовь и коварство

2006 год

Этот рассказ я написала в 5 классе. Может, сейчас, кому-то покажется, что это ерунда, но для меня это когда-то было важным…

Это ушло, но, спасибо, что это было…

Любовь — это такое чувство. Которое некогда не забывается, или появляется, но очень скоро угасает…

Но сельская девчонка Валя, знала, как это любить и любить на веки…

Она была в третьем классе, прилежна и аккуратна. Белокурую хохотушку всегда было видно на улице. Всегда помогала родителям.

Её лучший друг Дима учился в пятом классе, и жил По-соседству с Валей. Они были как брат и сестра — неразлучны.

Кроме Димы у Вали была и лучшая подруга Маша. Девчонки постоянно гуляли вместе, играли и ходили в походы. Доверяли друг дружке секреты и тайны — но какие могут быть секреты в детские годы? Но чем старше детки, тем больше проблемы..

Иногда Дима приходил к ней и помогал в некоторых делах и заботах…

Но вскоре Валя стала понимать, что её дружба с Димой стала немного угасать, и превращаться в нечто большее, похожее на любовь. Но хоть и сомневалась Валя, но когда ОН приходил, у неё загорались глаза, и думала: А любит ли меня Дима?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 264