электронная
36
печатная A5
503
18+
Мятеж на острове

Бесплатный фрагмент - Мятеж на острове

Летопись Моттеруэля

Объем:
342 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9605-1
электронная
от 36
печатная A5
от 503

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

***

Посвящается тезке,

который в далеком 2012 году

стал первым читателем,

но так и не узнает,

чем же закончилась история

Благодарности

Закончив, наконец, вторую книгу, хотел бы выразить признательность тем, кто способствовал, так или иначе, осуществлению этой времязатратной задумки. Для начала, конечно же, спасибо моим родителям, что я мог все эти годы откладывать стипендию на издание и связанные с этим делом расходы, спасибо маме и брату Максиму, что согласились вычитать всю писанину в сжатые сроки. Чтобы законочить с родственниками — еще раз спасибо Роме за карту, надеюсь, она осталась единственным, что я скопировал из первой книги во вторую…

Отдельное спасибо моей прекрасной даче и всем местным — влияние этого образа, особенно на первую книгу, уверен, заметно каждому, кто хоть раз там побывал.

Как и обещал, выражаю благодарность за финансовую поддержку Максиму Волкову (a.k.a. Коловари), Бебчук Тане, Полине Зуевой, Сергею Ивашову и Маше Петропавловской. Без них пришлось бы сидеть на сухом пайке пару месяцев. И отдельное спасибо Ане Дьяченко и Полине! Ваша неожиданная помощь стала очень приятным и полезным сюрпризом.

Снова благодарю издательский сервис «Ридеро», где я так удачно и безболезненно обосновался.

Наконец, спасибо Нине за вдохновение (пинки), когда все другие его источники исчезли, и за лучшие шутки («мой брат, брат, брат, папа»). Спасибо и Белле — за поддержку в самый последний момент.

Прошу простить, если забыл кого-то упомянуть, времена нынче тяжелые, а память уже не та…

Пролог

Великая река. Не зря называют так во всех уголках Моттеруэля неудержимый Кваннон. Начинающийся в ледниках Срединных гор, бушующим потоком прогрызающий себе путь в неуступчивых породах, здесь его было не узнать. Спокойный, но неумолимый разрезал он земли графства Дрейл своим руслом, столь широким, что лес на противоположном берегу исчезал в дымке, лишь верхушки деревьев плотной щеткой проглядывали сквозь молочно-серую пелену. А на полном ходу и они размывались, неразлучно соединяясь с окружающим пейзажем.

Белоснежная кобыла, мчавшись во весь опор, несла своего всадника вдоль берега на северо-восток. Седые его волосы и борода в такт с плащом развевались на неутихающем ветру. Рукоять длинного меча изумительной работы выглядывала из-под того плаща — таких мечей на острове было не так уж и мало, но где попало они не валялись. Подобными клинками владели и распоряжались в силу своих возможностей рыцари гвардии Харнауса. Но этот всадник уже не мог похвастаться таким званием, хотя ученики и товарищи по старой привычке обращались к нему «Сир». Сир Кэрилдор — так звали старика, а в прошлом лучшего мечника в гвардии графа агвенов.

Бывший гвардеец покинул своих спутников, едва не дойдя до болот, что раскинулись у подножья Соленых гор. Почуяв неладное, он пересек Кваннон по старому мосту, соединяющему графство Дрейл с южной частью острова, и теперь гнал свою лошадь в его столицу — крупнейший город Моттеруэля — Нист. Но пока перед его взором была лишь река да бесконечные леса, густым покровом застилающие все на северном ее берегу. Плавный спуск сменялся плавным подъемом. Всадник то оказывался на освещенных робким золотистым светом вершинах, то погружался во мрак западин, из которых уже начинал подниматься туман. Вечерело, и восточный ветер утихал, оставляя свои теплые влажные порывы для следующего дня.

И вот, когда последний луч уже растаял над вершинами деревьев, Кэрилдор, поднявшись на очередной холм, остановил лошадь. Перед ним в полупрозрачных сумерках открылся вид на город. Его высокие светлые стены башнями встречали спокойную нынче гладь Кваннона. С обеих сторон реку преграждали дамбы, но даже на них город не думал прекращаться — сотни и тысячи огней горели там в каменных постройках, соединяя два освещенных пятна на разных берегах. Однако размеры их были несопоставимы: северная часть Ниста потрясала воображение своей величиной. Три Великих реки могли уместиться на его улицах. Белый мрамор надежных стен полукругом ограждал город, примыкая к воде, семь круглых башен возвышались на стене, одна выше другой. Но высота их не могла поразить повидавшего многое старого рыцаря. Проведший всю жизнь в столице соседнего графства, Харнауса, он каждый день созерцал город, что по праву называли воздымающимся до небес. Нист же, по сравнению с Арвенхоллом, не отличался высотой построек, зато был невообразимо велик для города на не самом большом в мире острове.

Конечно, это не могло пройти мимо взора умудренного опытом старца. Он пожертвовал толикой своего драгоценного времени, чтобы полюбоваться с вершины холма на величественное творение кайсерийцев, после чего погнал лошадь дальше по дороге, ведущей к главным воротам столицы Дрейла.

Часть первая
ПУТЬ НА СЕВЕР

Глава 1

Не так-то просто привыкнуть к морю. Еще сложнее, если всю жизнь вы провели далеко от побережья, в небольшом поселении, окруженном лесом. Ни шелеста листвы, ни пения птиц, ни приятного запаха свежескошенной травы. Только плеск волн о борт судна, скрип мачт, шорох такелажа и непрестанные крики матросов. И море, конечно. Без конца и края простирающаяся насколько хватает глаз водная гладь. Без единого островочка, за который мог бы зацепиться привыкший к сухопутному разнообразию взгляд. Испытывая совершенно чуждые доселе чувства, Эрдол, стоя на корме, вглядывался в колыхающиеся океанические просторы, зловеще-темные, но в то же время манящие и убаюкивающие. Выйдя в открытое море, хочется плыть все дальше и дальше, погружаться в неизвестность, чтобы, в конце концов, совладать с ней и открыть для себя новую землю…

А земля, к которой медленно, но верно приближался корабль, для паренька из Овражья действительно была новой. Хоть он и провел все свои шестнадцать лет на Моттеруэле, дальше Холмов на границе леса не бывал. Не говоря уж о восточной части острова, что за Срединными горами. Но теперь, увязавшись за тремя смельчаками из Сельна, Эрдол открыл для себя новый мир. И следующей целью на их пути было графство Дрейл.

Наблюдая за умиротворяющей картиной, юноша провел уже немало времени. Размышляя о прошедшем и грядущем, без сомнений, простоять так он мог до наступления темноты, но посторонний звук вмешался в его уединение со стихией — сзади приближались шаги и цоканье по деревянной палубе. Райт, подросший щенок, подаренный путникам графом Лааса, наконец, сумел побороть морскую болезнь и теперь твердо стоял на четырех лапах рядом с одним из своих многочисленных хозяев. На этот раз им был Нуреторн.

— Время пришло, — объявил он уверенно, но, по обыкновению, тихо, так, что ветер тут же унес слова в море. — Капитан позволил провести собрание в своей каюте.

Эрдол, кажется, еще не совсем пришедший в себя после длительных раздумий, кивнул и побрел за товарищем. Перед тем, как оставить соленый ветер и свободный морской пейзаж, юноша обратил свой взор наверх. Чистое светло-серое небо, подкрашенное желтизной с запада, встретило его, как старого друга — ни облачка. Зеленое знамя над кораблем нынче развевалось едва заметно, великое древо Дрейла безжизненно повисло на мачте и выглядело теперь по-осеннему болезненно и сонно. Впрочем, дело близилось к сумеркам…

Узкий, слабо освещенный трап привел их в каюту капитана, располагавшуюся на верхней палубе. В ней, в отличие от того, что было наверху, кипела жизнь, словно люди здесь не собирались соглашаться с уговорами усыпляющих волн. За круглым столом в ожидании вошедших сидели Ватиньер, Арильет, Тивелла и неожиданно встретившийся им в трюме кайсерийский разведчик Бейрир. Коловари же осматривал шкафы и полки в каюте в поисках чего-нибудь интересного.

— Неужели даже тут нельзя раздобыть хорошего рома?! — проворчал он, встретившись взглядом с Нуреторном.

— Думаю, тебе стоит спросить у кого-нибудь из команды, — отвечал тот. — А пока присядь, не стоит злоупотреблять радушием капитана.

Последние члены совета расселись по своим местам, и над столом повисла недолгая тишина.

— Кажется, моя карта осталась в твоем мешке, — обратился к Ватиньеру его младший брат.

Вскоре на столе было развернуто полотно с изображением Моттеруэля и прилегающих островков.

— Думаю, возражений не будет, если первым на совете слово получит Бейрир? — на всякий случай поинтересовался Нуреторн.

Противящихся не было, так что кайсериец, поправив хвост волос, поднялся со стула и приблизился к карте.

— Я уже говорил вам, кто мой правитель и что я делал в Элдресе, — начал он. — Теперь же я поведаю вам о том, что мне удалось выяснить в ходе работы, — несмотря на целый день, проведенный в полудреме на гамаке, лицо разведчика все еще отражало усталость и безмерную тоску, однако голос его был тверд, а взор ясен. — Как вы наверняка знаете, Элдресом правит не граф, а его жена — графиня Валга, — услышав это, Тивелла незаметно для остальных переглянулась с Нуреторном, — мне удалось проникнуть на ее военный совет. И теперь с полной уверенностью могу утверждать, намерения у этой женщины самые серьезные. Сейчас во всех портах Элдреса она собирает корабли, которые, по ее плану, не более чем через десять дней объединятся с флотом ханайцев в устье Желтого Прута.

— Значит, все же Элдрес объединится с ними…, — задумчиво произнес Ватиньер.

— Сомнений нет. Сам Румджир-дше-Бреган был на том совете и говорил об этом с графиней.

— Румджир… знакомое имя, — припомнил разговоры с Краалом и Джеалом Коловари.

— Повелитель ханайцев, — кивнул Бейрир. — Именно он сподвигнул их выступить на остров против людей.

— И их цель — Желтый Прут, — ткнул пальцем в реку на северо-востоке острова Нуреторн. — Выходит, все начнется в Харнаусе.

Девочек такая новость совсем не обрадовала. Пусть и изгнанные, но они все еще чувствовали себя принцессами этого графства, и, что важнее — считали его своим домом.

— Мы должны их предупредить, — вставила дрожащим голосом Тивелла.

— Кого, Кодрана? — недоумевала ее сестра, — да пусть уж лучше ханайцы разберутся с ним, а мы, с помощью Дрейла и Бракенлоу, вернем себе Арвенхолл — вытащим сразу две занозы!

— Мозгов у тебя с возрастом совсем не прибавляется, — возмутилась Тивелла, — если ханайцы возьмут Арвенхолл, то они избавят нас не только от Кодрана Мэрдола, но и от всех наших друзей! Да и взять осадой этот город едва ли удастся даже объединенным силам двух графств!

— В этой войне все неурядицы между правителями и графствами должны быть забыты, — прервал ее Нуреторн. — Если хоть один из графов откажется сотрудничать с другими, война будет проиграна. Сейчас мы отстаем от наших противников на один шаг, но мы все еще можем успеть предупредить наместника Харнауса об угрозе с востока.

— Этим я и займусь при первой возможности, — вновь вступил в оживленный разговор Бейрир. — Это мой долг перед агвенами, и я верну его.

Остальные, даже Райт, удивленно посмотрели на кайсерийца, но расспрашивать его про этот самый долг не стали, были еще вопросы и поважнее.

— Чуть не забыл, — прервал тишину Нуреторн. В руке его появился сложенный вчетверо, потертый, замусоленный кусок пергамента. Именно та записка, найденная на теле убийцы, посланного разобраться с троицей из Сельна. — Что вы скажете на это? — обратился он к разведчику.

Тот медленно развернул записку, карие глаза быстро пробежали по строкам.

— Быстро же наши враги действуют… Скажу то, что знаю. В письменном столе Валги я нашел копии печатей всех графов. Так что подделка писем и указов для нее — привычное дело, не сомневайтесь.

— Безусловно, — перебил его Коловари, — а еще, мне кажется, разведчик Дрейла попытался бы убрать подозрения со своего графства в такой ситуации…

— Верно, у вас нет причин всецело доверять мне, тем более моя работа — дурачить людей, — вернулся на стул Бейрир. — К счастью, на этот раз у меня есть, чем подкрепить свои слова, благодаря не лучшей работе разведчиков Элдреса. Сверил Вармони, советник графа Полореса, чья подпись стоит на этой записке, умер за месяц до моего отбытия в Элдрес.

Отряд переглянулся, каждый в нем пытался осмыслить услышанное.

— Что ж, хорошо, — заключил Ватиньер, — тогда под подозрением остается только одно графство, это не может не радовать.

— Вам повезло вовремя покинуть Элдрес, — заметил кайсериец, — если бы направились в столицу, вряд ли вернулись бы… А так, кажется, никто даже и не заподозрил в вас тот самый отряд, на который охота началась еще в начале вашего похода…

— Думаю, графиня просто убеждена в успешном исходе задания тех головорезов, — предположил Эрдол. — Поэтому наше появление стало для нее неожиданностью, тем более такое короткое.

— Нам просто невероятно повезло зайти в замок лорда Делоса и повстречать там его дочь… — произнес Нуреторн.

— Вы видели Гилли?! — в глазах разведчика вдруг вспыхнуло пламя, вся его усталость сошла с лица, ее заменили взволнованность и робкая надежда.

— Ты знал ее? — удивился Коловари.

— Ну конечно! Вы — тот самый разведчик, о котором она говорила! — вспомнил Нуреторн.

— Делосы спасли мне жизнь. А я обрек их семью на гибель.

— В таком случае, вас наверняка обрадует, что не всех. По крайней мере, от рук графини, — сообщил Нуреторн.

— Неужели ей удалось спастись? — не поверил Бейрир, — уверен, в их не слишком хорошо защищенном замке до нее быстро доберутся…

— Она уже давно не в замке. Не волнуйтесь, Гилли в надежных руках… вернее лапах.

— О чем это вы? — не понял уточнения кайсериец.

— Наши товарищи ханайцы согласились сопроводить ее через Мрачные скалы и болото до Ниста. Там мы договорились встретиться.

— Боюсь представить, какие опасности могут ее поджидать…, — поправил распускающиеся волосы Бейрир. — Но все же я должен отблагодарить вас — путь рискованный, но все лучше, чем угодить в лапы Валги.

— Ха, ловко же мы избежали такой участи, — поспешил припомнить Коловари.

— Если бы удача отвернулась от нас, задание, порученное графом Бракенлоу, было бы провалено, — добавил Нуреторн. — А вся надежда в этой войне на его успех.

С этими словами младший Ильмерин протянул кайсерийскому разведчику сверток. Его скрепляла печать в виде песочных часов — герба Бракенлоу.

— Что это? — последовал предсказуемый вопрос от Бейрира.

— Послание графу Дрейла, Полоресу Дейнеллу, — пояснил Нуреторн, — предложение союза на время войны. Таких еще два — наместнику Харнауса и графу Элдреса. Думаю, последнее, в силу поведанных вами новостей, сойдет за растопку.

Кайсериец внимательно оглядел сверток, но ломать печать не стал.

— Не мне вскрывать его, — отдал он сверток обратно Нуреторну. — Уверен, вы закончите свое задание и доставите послание графу Полоресу.

— Рассчитываем на помощь его первого разведчика в этом деле, — забрал сверток Нуреторн.

— А пока рассчитываем услышать от него какие-нибудь подробности, — сказал Коловари, — наверняка на военном совете обсуждались и они.

Кайсериец поднял голову и задумался, сомневаясь, стоит ли делиться чем-то еще с новыми спутниками. Но за эту непродолжительную паузу он так и не сумел придумать достаточно весомый повод для того, чтобы этого не делать.

— Что ж, — начал разведчик, — мне есть, что добавить. Вряд ли это вас заинтересует, но правой рукой главнокомандующего назначили лорда Вороньего ущелья, Думрака. А его сын в отсутствии остальных войск, будет охранять со своими людьми границы. Еще вас может заинтересовать, что на сей час лишь малая часть ханайского флота в распоряжении объединенных сил наших врагов. Остальные корабли еще ждут приказа у Ханая. Это дает нам время.

— И флот Элдреса все еще не готов, — припомнил наблюдения, сделанные в порте Синтора, Ватиньер. — Но будет он велик, а вместе с ханайским сможет запросто взять под контроль море.

— Надеюсь, никому не хватит глупости сражаться с ними там, — вздохнул Нуреторн.

— Но с таким флотом нетрудно получить преимущество и на суше, — возразил Бейрир. Единственный способ взять Арвенхолл — подойти к нему с Желтого Прута. Валга это знает, и сил у нее на осаду хватит.

— Вижу, тайны нашего города известны по всему острову, — ухмыльнулась Арильет. И тут же получила неприятный толчок в бок от сестры и разочарованный взгляд со стороны старших товарищей.

— Это моя работа, Арильет, кажется? — разведчик заметил недовольство в глазах своих спутников и поспешил выручить девочку в неприятной ситуации. — Не волнуйтесь, она тут не при чем. Я знал, как выглядят принцессы Харнауса и раньше. Не забывайте — такова моя работа.

— Вы знаете, что заставило нас покинуть Арвенхолл? — спросила Тивелла.

— Боюсь, во время последнего задания я был отрезан от новостей и слухов, — покачал головой Бейрир. — Но с радостью послушал бы эту историю.

— Радостного в ней мало, — с горечью произнесла Тивелла, — куда больше новостей и слухов. Все началось с раскрытой попытки мятежа среди соратников нашего отца…

Вдруг едва начавшийся рассказ прервал резкий и неожиданный звук — собачий лай. Райт, отчего-то обеспокоенно смотрел наверх и рычал. Такие его действия заставили людей в капитанской каюте встревоженно переглянуться.

— В чем дело, мальчик? — спросил у щенка Ватиньер, поднявшись со стула.

Райт ответил угрожающим взглядом наверх и продолжительным рычанием. Вскоре ответ сам пришел к озадаченным странникам — с палубы послышались крики и какая-то возня.

— Думаю, нам стоит подняться, — заключил, уже стоя у двери, Ватиньер.

Все тут же вскочили и направились к трапу, следуя за Райтом. Уже сгущались сумерки и поначалу привыкшие к свету лучин глаза с трудом могли разглядеть даже борт судна. Но вот уже стали мелькать всполошенные матросы, подгоняемые криками капитана. Все новые порции мускулистых загорелых парней в домотканом тряпье появлялись на палубе и занимали свои места. В два прыжка Нуреторн поднялся на квартердек, Ватиньер последовал за ним.

К их удивлению, капитан вовсе не выглядел взволнованным или обеспокоенным, напротив — глаза его горели, а лицо украшала многообещающая улыбка.

— Кажется, у нас гости! — сообщил он братьям, которые, приблизившись к корме, и сами это поняли.

На горизонте вырисовывался корабль. Невооруженным глазом было видно, что он стремительно приближается, а паруса его даже в сумерках отдавали краснотой. Получив подзорную трубу от капитана, Нуреторн развеял остатки сомнений — над судном развевались знамена с красной рыбой Элдреса.

— Это может быть опасно, — сообщил приблизившийся Бейрир. — Кто бы не управлял кораблем, уверен, ничего хорошего он нам не принесет. Слишком рискованно было выходить под флагом Дрейла, — заключил разведчик.

— Верно, — кивнул капитан и выпустил изо рта огромное облако дыма, — хорошо, что у нас есть и другие. Парни, у нас гости! — вдруг прокричал он так, что это было слышно и в Нисте. — Подготовим им хороший прием!

Команда тут же ответила громогласным яростным возгласом. Вечернее спокойствие на корабле сменилось шумом, беспорядком и неразберихой. По крайней мере, именно так это выглядело с возвышенного над остальной палубой квартердека: матросы носились от одного борта к другому, выбегали откуда-то снизу и снова погружались в темноту. С удивлением и немалой долей ужаса герои наши заметили, как опускается зеленое знамя Дрейла, а его место занимает черный флаг.

— Что у него на уме? — с тревогой произнес Нуреторн, глядя на капитана, который в это время уже занял пост у штурвала. Но брат его в ответ только пожал плечами. — Кажется, их корабль быстроходнее нашего!

— Зато людей, умеющих держать в руках оружие, на нем точно меньше! — рассмеялся капитан. — Тем более, если вы с нами!

— Вы возьмете первый встречный корабль на абордаж!? — возмутился Ватиньер.

— Первый со знаменем Элдреса! Поверьте, они не настроены на мирные переговоры, времена сейчас лихие…

— Он прав, — сказал Нуреторн, — скорее всего кто-то заметил, как мы отходим из Синтора, и послал корабль в погоню. Если не случилось чего похуже…

— В любом случае, мы с вами, капитан! — объявил Коловари, доставая лук. — Не упускать же возможность уменьшить вражеское войско еще во время путешествия!

— Да! Не оставим ни единого шанса этим рыбакам.

— А что, если это просто торговое судно? — попробовал остудить пыл товарищей Ватиньер.

— У торгашей всегда есть, чем поживиться — трюм наверняка золотом забит, как брюхо беременной коровы! — предположил капитан.

— Я не подниму оружие, пока не узнаю, что нам угрожает опасность, — заключил здоровяк. — Не стану я трогать рыбаков или торговцев.

— Как и я, — согласился с братом Нуреторн.

— Ну и отлично, — ухмыльнулся Коловари, — мне больше достанется!

— Арильет, Тивелла, вам лучше укрыться в каюте, — спустившись к остальным, сообщил Ватиньер. — Наверху скоро станет слишком опасно.

— Даже не надейся, мы останемся с вами, — заупрямилась Арильет. — А в случае опасности прикроем прицельными выстрелами с борта «Тритона».

— Ваши споры начинают мне надоедать, — вздохнул Ватиньер, — и ты, конечно, тоже не собираешься меня слушать?

Тивелла молча кивнула головой.

— А вот Эрдол не станет трусить и отправится со мной и командой на это красноперое суденышко, верно, дружище? — толкнул юного спутника в плечо Коловари.

— Пожалуй, и я останусь на «Тритоне», — робко ответил тот. — Не хочется причинять вред невинным морякам.

— Что-то не похожи они на невинных моряков, везущих вино в Арвенхолл, — ткнул пальцем в сторону приближающегося корабля Коловари. — Пф-ф, что время тратить, скоро вы сами все увидите. Капитан, я в вашем распоряжении!

— Превосходно! Ждите приказа! Всех наверх! — скомандовал капитан, — Приготовить мостки и дреки! Крюки на реи, право руля! Пошевеливайтесь, до этой посудины уже меньше кабельтова!

Наши герои сошли с квартердека и все вместе приблизились к правому борту, через который поворачивал «Тритон». Мимо то и дело пробегали матросы, пытающиеся совладать с бегущим такелажем и подготовиться к взятию на абордаж.

— Прошу, будь осторожнее, — умоляюще посмотрел Ватиньер на Коловари, который, кажется, собственноручно был готов захватить не только приближающийся корабль, но и весь флот Элдреса.

— Хе-хе, не волнуйтесь, мы с парнями быстро управимся! Хотя мне было бы куда спокойнее, если бы кто-то прикрывал спину…

— За это можешь не беспокоиться, — пообещала Тивелла, — мы будем присматривать за тобой.

— Было бы очень глупо сейчас угодить в плен элдресцев, — размышлял Нуреторн, — вы просто не можете проиграть.

— Если вы с братом присоединитесь к команде, у них не останется никаких шансов, — ответил Коловари.

— Я уже сказал. Как только убедимся, что от людей на этом корабле нам угрожает опасность.

— Что ж, — вздохнул Уолтер, — кажется, скоро начнется.

Команды капитана не утихали ни на секунду, а тем временем корабль, чьи красные паруса с вышитой на них красной рыбой, отчетливо виднелись во мраке, неумолимо приближался. Вскоре уже можно было слышать крики на его борту, видеть беспорядочное движение моряков. Казалось, они не были готовы к такому повороту и сейчас беспорядочно пытались подготовиться к обороне. А вот уже можно было и разобрать слова, доносящиеся оттуда:

— К оружию!! Приготовить крюки и мостки! Давайте, скорее!!!

— Ну что, благие у этих ребят намерения? — процедил Коловари, с усмешкой глядя на остальных.

— Девочки, Эрдол, готовьте луки, — вдруг скомандовал Нуреторн. — И не смейте сходить с борта, ясно вам?!

Голос его был строг и холоден, как никогда, так что те лишь закивали в ответ, не посмев перечить.

— Ватиньер, мы идем с Коловари. Увы, другого выбора нет.

— Я за тобой, брат, — прогремел старший и обнажил короткий клинок нголримской работы.

— О-о-о, не станешь в этот раз использовать клеймор? — удивился Коловари. — Неужели ты решил оставить этим рыбакам шанс?

— С двуручным мечом тут не развернуться, — отвечал Ватиньер. — А с коротким я управляюсь не хуже, уж поверь.

На фоне огромного воина короткий клинок выглядел совсем как кинжал, но его спутники знали — нельзя недооценивать братьев Ильмеринов, даже если они вооружены столовым серебром.

— Арильет, Тивелла, — обратился к девочкам младший брат, — возьмите на себя лучников. Стреляйте из укрытия и избавьте нас от них как можно раньше. Эрдол, ты будешь прикрывать нам спины. Только постарайся не задеть своих.

Близняшки и юноша кивнули и подготовили оружие. Девочки сразу побежали на квартердек, Эрдол же остался со всеми у борта.

— Думаю, Райту не место в морском сражении, — сказал Ватиньер и направился к двери капитанской каюты. — Пойдем, дружок, ты нам еще обязательно пригодишься.

Безо всякого желания, понимая, что оставляет хозяев один на один с опасностью, Райт все же подчинился и понуро побрел за Ватиньером. Вскоре братья уже воссоединились на палубе в компании боцмана, того самого человека, что помог отряду покинуть Элдрес, Эрдола, который пока что умудрялся держать себя в руках, Бейрира и, конечно, воинственно настроенного Коловари.

— Бросить дреки! — вдруг заорал откуда-то сзади капитан, — мостки!!!

С другого корабля, который уже был прямо напротив, слышались точно такие же приказы, будто один капитан передразнивал другого.

— Ватиньер, Коловари, щиты!!! — очень вовремя выкрикнул Нуреторн. Его брат, а вместе с ним и Эрдол, на всякий случай, достали полученные в Лаасе щиты, на которых все так же красовался белый орел.

И тут же на борту элдресского корабля прогремела следующая команда: «Огонь!». Не меньше дюжины лучников с его борта были готовы произвести выстрел, но трое из них тут же пали, пронзенные стрелами — Эрдол и девочки начали действовать. Несколько стрел угодили и в щиты наших героев, но отскочили от них, словно от камня. Другим повезло меньше — четверо моряков пали замертво, Бейрир с криком скорчился от боли — одна стрела угодила ему в плечо. Но времени беспокоиться об этом не было — на корабле с черным флагом прозвучала такая же команда, лучники произвели ответный залп.

«Вперед! На абордаж!» — наконец, скомандовали оба капитана и их подчиненные, вооруженные саблями и топорами, кинулись на противоположные корабли. Атаку кайсерийского корабля возглавлял боцман. Ватиньер, Нуреторн и Коловари воспользовались мостком, что установили их противники. Ступая по нему первым, Ватиньер успел скинуть в воду пару вражеских моряков, третьего пронзила стрела, когда тот едва наступил на перекинутую между бортами двух кораблей доску.

Теперь все трое могли ввязаться в битву, и они поспешили воспользоваться этой возможностью. К счастью, на элдресском корабле оказались только гвардейцы, так что их легко было отличить по доспехам с красным нагрудником. В такой броне они явно уступали в скорости легко одетым морякам «Тритона», но она часто защищала их от абордажных сабель. Но клинки из драконьей стали с легкостью пронзали их. Эти короткие зачарованные мечи, будто почувствовав опасность, вдруг стали раскрывать свои способности: Огненный клык горел ярко-желтым пламенем в руках Ватиньера, заставляя противников разбегаться в ужасе. От одного взмаха Бурана сердца соперников Нуреторна замирали от холода, а их мечи, сталкиваясь с зачарованным клинком, порой рассыпались, словно ледяные глыбы. Те же, кому не повезло быть раненым Серебряным Змеем, больше не могли двигаться так быстро, как раньше, в глазах и голове у них мутнело. Ловкий Коловари с удовольствием использовал это, чтобы уменьшать войско предателей. Не обошлись бы наши герои, однако, и без щитов. Они надежно укрывали своих владельцев от стрел и града ударов.

Арильет и Тивелла прекрасно справлялись со своей задачей, вскоре у противника вовсе не осталось лучников. Эрдол же пару раз помог своим товарищам, пристрелив врагов, желающих ударить тех в спину. Качественный и количественный перевес ощущался, капитан Шустрый Тенн командовал своими людьми лучше, и скоро битва была выиграна. Все гвардейцы были повержены, в живых остались только капитулировавшие моряки, да те, кто укрылся в капитанской каюте.

С треском Ватиньер снес дверь, закрывающую путь в нее. Тут же оттуда полетела стрела, но ворвавшийся здоровяк успел поднять щит. Теперь же стрелы полетели в каюту, и одна из них угодила в ногу элдресскому стрелку. Тот упал, взвыв от боли, а двое мечников, надежно защищенные доспехами, понеслись на вторгнувшихся в покои капитана противников. Навстречу им вышли два моряка из команды Тенна, но сдержать опытных гвардейцев им не удалось и, к ужасу своих товарищей, они были повержены. Теперь к паре самых стойких соперников вышли Нуреторн и Коловари.

— Сдавайтесь, — порекомендовал первый, — всех вам все равно не победить.

— Победить, если вы, идиоты, и дальше будете подходить по одному! — прорычал один из гвардейцев и бросился на Коловари.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 503