электронная
108
печатная A5
277
18+
Мы сражались на Восточном фронте

Бесплатный фрагмент - Мы сражались на Восточном фронте

Война глазами солдат вермахта

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-0647-5
электронная
от 108
печатная A5
от 277

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

В основу книги легли дневники солдат, унтер-офицеров и офицеров немецкой армии, которые принимали участие на советско-германском фронте в годы Великой Отечественной войны. Почти все авторы дневников завершили свой жизненный путь при завоевании «жизненного пространства» на нашей земле.

Дневники были найдены военнослужащими Красной Армии на различных участках советско-германского фронта и переданы разведывательным органам для перевода и изучения их содержания.

В дневниках описываются боевые действия, быт немецких войск, представителями различных родов войск: пехоты, танковых войск и авиации. Описаны подвиги неизвестных бойцов и командиров Красной Армии, а также некоторые негативные моменты гражданского населения и военнослужащих.

Из дневника ефрейтора 402-го велобата, убитого 10.10.1941 года в районе севернее Нов. Буря

Перевод с немецкого.

25.6.1941 года. Вечером вступление в Варвай. Днем и ночью охраняем перед городом. Отставшие от своих частей (русские) вступили в бой с нашим караулом. Тобиас Бартлан, Остарман тяжело ранены.

26.6.1941 года. Утром отдых. После полудня, в 14.00, приступаем к выполнению задачи в Вака. Взяли хороший темп. Вторая рота имеет потери. Отступление в лес. Тяжелая дуэль. Артиллерия бомбардирует полтора часа. Артиллерия противника, которая стреляла по нам, уничтожена прямым попаданием нашей артиллерии.

27.6.1941 года. С полудня дальнейшее наступление до Шауляй. Еще 25 км дальше. Охраняем до 4-х часов.

28.6.1941 года. В охранении. В 0.30 нас включили в состав ударной группы (Фораусабтейлунг). 1 АК (1 дивизия). Окружным путем достигли Риги (140 км). В Брауска Унтерцихер (4 группа) в разведке (взято в плен 80 человек и расстреляно). Сильный артобстрел. Атака авиации на танки. После обеда охраняем наступающую дивизию (опять пленные русские, отставшие от своих частей). Бой в домах.

29.6.1941 года. В 6 часов опять наступаем. 80 км до Риги. Перед городом Унтерцихер. Полдень, атака на город, которая была отбита. Большие потери 3-го взвода. После полудня 1-й взвод патрулирует, ищет гражданских. В 21.00 взвод охраняет мост. Бой с гражданскими. Взрыв моста.

30.6.1941 года. После охранения вступили в город. Пехота атакует русский полк. Тяжелая атака со стороны Риги на нас. Бомбардировка наших позиций 2 часа. В 2 часа нас сменила пехота. Унтерцихер. Ночью тяжелый артогонь по нашим позициям.

1.7.1941 года. Падение Риги. Дальнейшее наступление. Южнее Риги переправляемся через Двину на паромах и «штурмботе» (понтонные лодки). Наш батальон охраняет. Послана разведка в Югала для охранения обоих мостов. Рота не понесшая потерь усиливает нас. Охраняем этот район, пока дивизия не прошла через него.

2.7.1941 года. Охранение обоих мостов…

Из дневника убитого немецкого унтер-офицера Кимерта Оскар

13 июля 1941 года в 3.30 со старта Метан на машинах В 4-АС вылетели с задачей нападения на аэродром в местечке Грухе. В 4-БО-5, В 4-АС подлетают к аэродрому, но в этом месте нас окружают истребители, передо мною 2 истребителя, но мы их держим от себя подальше, в это время третий истребитель залетел на нас справа, а потом слева осыпая нас сильным пулеметным огнем. Наш самолет получает пробоины в механизм управления и правое окно, вследствие чего я получил сильный удар в голову и падаю назад. От удара я ничего не вижу, но чувствую, что вся голова облита кровью и теплые ручьи ее стекают по лицу. Поврежденные моторы моего самолета отказывают в работе и мы садимся на одну из лесных полян.

В момент приземления машина опрокинулась и от удара в землю, загорелась, я из машины вылезаю последним, а русские все еще продолжают нас обстреливать. Как только нам удалось выбраться из машины, мы бежим в лес и прячемся за деревьями, где в укрытом месте пилот самолета сделал мне перевязку. Находясь на незнакомой местности и не имея карты, мы не можем ориентироваться о месте своего нахождения, поэтому решили двигаться на запад и спустя около часа нашего движения, находим канал с водой, где я выбиваясь из сил намочил в воде шарф и охладил себе голову.

Раненый наблюдатель тоже выбился из сил, но мы продолжали движение лесом и в 10 часов утра решили зайти в один из населенных пунктов за получением воды. Следуя в поисках населенного пункта, мы заметили у каменоломни несколько домов, но прежде чем подойти к ним, мы решили понаблюдать за ними, но это продолжалось не долго, так как мучительная жажда пить заставила нас выйти из леса и пойти к домам, хотя особенного ничего возле них мы не наблюдали. Я совсем измученный и усталый заметил на одном из домов флаг Красного Креста, в результате чего появилась мысль, что мы спасены, но когда пришли к нему, то оказалось, что Красный Крест был не наш, а русский. Из числа находившегося там обслуживающего персонала некоторые немного говорили по-немецки и нашу просьбу удовлетворили, дав нам попить воды. Находясь у Красного Креста мы заметили, как к нему приближались русские вооруженные солдаты, в результате чего нам грозила опасность быть задержанными, но в последствии оказалось, что они нас не опознали о том, что мы являемся немцами, а мы воспользовавшись случаем сбежали и скрылись в лесу. При побеге наблюдатель выбился из сил и больше бежать не мог, но мы ему в этом помогали и вместе с ним пробежали 200—300 метров, бросились в кусты, где замаскировавшись, решили передохнуть, но комары не давали нам покоя. Русские очевидно потом поняли, что мы немцы, но преследовать нас в лесу очевидно побоялись. После небольшого отдыха мы продолжали движение дальше и в пути встретили хутор, хозяйка которого бедная эстонка дала нам хлеба и воды, получив хлеб и воду, мы продолжаем двигаться на юго-запад, имея цель выйти к морю.

С 14 июля 1941 года в 5.30 на пути нашего движения встречаем крестьянина-эстонца, который в беседе с нами не советует дальше двигаться на юг и запад, так как там якобы по его словам находятся русские укрепления и их фронт. Место, где мы находимся, называется Арва, недалеко от местечка Куртна, от него недалеко озеро. Крестьянин, с которым мы встретились дал нам хлеба и шпика и мы не много закусили и готовы продолжать движение дальше, но куда не знаем, так как не имеем никаких данных о месте нахождения своих. Крестьянин посоветовал нам подождать до следующего дня на месте, а он к этому времени узнает и сообщит нам данные о расположении русских войск и месте нахождения наших.

Приняв совет крестьянина, мы целый день находились в кустах у озера, а ночью спали в куче сена. Днем все время пролетают над нами эскадрильи русских истребителей. 15 июля 1941 года пришел к нам уже знакомый крестьянин, принес нам хлеб, шпик и молоко и сообщил, что русские отходят на север. Нас волнует отсутствие карты, без которой мы не можем ориентироваться, но крестьянин нам разъяснил, что в 3 км от нас на запад проходит полевая дорога, которая километрах в десяти выходит на главную дорогу, идущую с северо-востока на юг /из Нарвы на Тарту/. Мы продолжаем двигаться по лесам и полям и доходим до главной дороги, примерно в полдень, где обозначено, что до Тарту 135 км, до Нарвы 60 км, мы находимся около Пагари. У дороги находится хутор, мы подходим к нему, хозяева которого молодой мужчина и его мать, эстонцы, приняли нас. В беседе с ними они нам рассказали, что Тарту занят немцами, мы сами наблюдаем, как по дороге едут грузовые и легковые автомашины с грузом, большинство из которых вооружены пулеметами, как видно русские держат себя очень бодро. Русские машины проходят мимо нас, а мы уже лежим в 10 метрах от дороги в сарае и за всем движением наблюдаем, надеясь, что скоро наши войска будут продвигаться по дороге на север.

Нигде нет радио, вследствие чего никаких известий о положении наших войск мы не знаем, поэтому решили остаться у крестьянина Рейнхольд Мамон 16—18 июля в ожидании наших войск. Наблюдатель Кинурд от ранения болен и имеет большую температуру, но, несмотря на это мы продолжаем движение к Чудскому озеру, откуда хотим уехать на лодке. По убытии из хутора, где мы находились, его хозяин дал нам карту и мы 19 июля продолжаем движение к Илаке, где имеем цель переправиться в Васк-Нарва через реку и далее свернуть на запад. В Илака, некоторые мужчины в возрасте 20—30 лет сообщают нам о том, что они нас узнали, что мы являемся немцами. 19 июля 1941 года, мы все знаки различия и пуговицы отпарываем, чтобы нас хотя бы издали не могли узнать, что мы немецкие солдаты, а снаряжение одели под пиджаки. В Илаке нам дал покушать и попить один из эстонских офицеров резерва.

Кинурд осмотрел мою рану, смазал йодом, перевязал ее и сообщил мне, что она хорошо заживает, кость не повреждена. Примерно в 20.00 идем дальше и вышли на дорогу, идущую в Васьк-Нарву, где около монастыря Куреме мы смогли еще скрыться от двух автоколонн, которые шли курсом на юг. В воскресенье, 20 июля, мы спали до 18.00 у монастыря Куреме, а после решили продолжать путь дальше, чтобы зайти в ближайший хутор и достать покушать. Мы заходим около дороги в одну зиму, где нас встретила молодая женщина, которая не много говорит по немецки, а через некоторое время в этот же дом прибыли два мужчины-крестьяне, скрывающиеся от коммунистов, вооруженные старыми винтовками и к ним имеют патроны. 21 июля 1941 года они ведут нас к себе в лес и просят обождать с ними в лесу, пока немцы придут в Васьк-Нарву. По их словам бои идут уже под Васьк-Нарвой. Мы остаемся с ними до получения точных данных о наших войсках и вечером пошли к одному леснику, который нас хорошо принял, дал возможность побриться и лечь поспать на сеновал.

22 июля 1941 года мы ожидаем известий от одного эстонца, который обещал нам принести их на сеновал, но полученные потом от него известия не внушали доверия, так как одни говорили, что Васьк-Нарва занята немцами и что немцы уже продвинулись вперед на 20 км, другие говорили, что Васьк-Нарва пока немцами не занята и что они двигаются по левой стороне реки на Нарву, вследствие чего мы решили обождать до получения более точных данных о наших войсках. Нам слышались вдали взрывы бомб и мы определяли, что это наши самолеты бомбят в юго-восточном направлении.

23 июля 1941 года, вечером, крестьяне обещали нам сообщить новости, но ничего конкретного не сообщили о том, как наши продвигаются по берегу реки на запад или по дороге на север. И так мы снова остаемся на прежнем месте, во избежание попасть в руки находящимся где-либо в пути движения или на фронте русским. Вечером, 24 июля, мы ушли от лесника в лес, чтобы его не могли заподозрить в связях с нами и в этот же вечер эстонцы нам сообщили, что Васьк-Нарва немцами пока не занята и что немцы движутся по правому берегу реки Нарва на север. 25 июля, вечером, в 21.00 мы узнали от крестьян о том, что финское радио сообщило о том, что немцы переправились на лодках через Чудское озеро с востока на запад и находятся сейчас в Торме и Мустве. Примерно, в 22.00 нас увидели русские конные патрули, но мы быстро скрылись в ближайший дом, хозяином которого был эстонец. Только мы успели скрыться в дом, как его начали обстреливать со всех сторон русские, мы убегаем в заднюю комнату и ожидаем входа русских через дверь, но те входить не решаются, мы же из-за боязни быть забросанными гранатами, посмотреть в окно побоялись и не смогли узнать, сколько человек русских окружают нас. Так как русские в дом не заходили, мы воспользовавшись их заминкой, взломали окно и через него бежали по ржи к лесу, а заметившие нас русские открыли огонь. Как только достигли леса, мы рассеялись, а потом, через час снова собрались вместе и ночевали в куче сена, близ места событий.

26 июля 1941 года, нам встречались эстонские крестьяне, бежавшие от линии фронта целыми семьями со всем добром, неся с собой, что более ценное. Мы надеемся на прорыв наших частей по шоссейной дороге со стороны Нарвы в направлении Изаку. Кинурд выбился из сил и от боли раны имел высокую температуру. Мы живем в лесу у Куремяе.

Из дневника ефрейтора Гофман Рихард 6/504 291-й пехотной дивизии, убитого в районе Туюзи 26.09.1941 года. Номер полевой почты 02337-С

14.06.1941 года. Выступление в 21.00 в направлении Мемель.

15.06.1941 года. После 40 км марша, утром в 5.00, расквартированы в 15 км за Мемелем.

16—18.06.1941 года. Обучался службе донесений и связи.

19.06.1941 года. Поход в противогазах. Обучение дегазации.

20.06.1941 года. Готовились к выступлению.

21.06.1941 года. Подготовка и погрузка. В 19.00 — поверка. В 19.30 — чтение обращения «Фюрера» в лесу. Занимаем исходные позиции.

22.06.1941 года. Начало артиллерийского обстрела. Наступление до Бунохран. Заняли позиции в литовском Реллинген. После 2-х часового марша, после того, как было пройдено 45 км, нас расквартировали.

23.06.1941 года, 6.00. Выступление через Соламтай-Мусседис в направлении Скуодас. Вечером бомбила авиация. День богат усилиями 40 км, вечером в Ваде. Ночью налет пикирующих бомбардировщиков.

24.06.1941 года. Слышен артогонь. 504-й пехотный полк охраняет правый фланг дивизии, наступающей на Либаву. Стоим на позициях в Скуодас до вечера, сигареты, водка. Вечером продолжаем поход до леса у Приекуле. Артогонь по Либаве. 20 км.

25.06.1941 года, 11.00. Выступление к деревне Приекуле. Очищаем лес от русских. 5 русских убито, 3 взято в лес. После полудня на Либаву. Ночью в 2.30 заняли оборону в лесу перед Либавой, 30 км. До вечера обеспечивали оборону. 23.00 через Гобенгон до передовых позиций. Тяжелый артогонь по Либаве, на небе красное зарево. Заняли позиции, 20 км.

27.06.1941 года. Артогонь с обоих сторон. Между 10—11 атака русских на правый фланг наших позиций. Небольшой прорыв, держимся несмотря на превосходство противника.

28.06.1941 года. Под вечер опять на старых позициях. Были обстреляны партизанами. Прочесывали лес от партизан и «кукушек». Успех. Кзацкая сабля, кобура. Вечером снова на позиции.

29.06.1941 года. После полудня еще на позициях. Потом продвинулись 2 км. Снова на позиции. Поймал русскую лошадь, катался верхом. Охота за отставшими русскими.

30.06.1941 года. До полудня на позициях. Подтягивание назад к батальону. Марш 45 км на «Аиспуте» /Газенпотт/.

1.07.1941 года. Утром заняли позиции и устраивались. К обеду, дальше в составе всего батальона в Гольдинген. 40 км прибыли в 1.00.

2.07.1941 года. В 9.30 выступаем дальше на Виндаву. Еду впереди своей части на велосипеде. Вечером в Виндаве. Потерял свою часть, с 4 товарищами переночевал в ударной группе «фораусабтейлунг» 60 км.

3.07.1941 года. Спал до 8.00, после чего искал свою роту. Обедал. После полудня на грузовике вернулся в свою роту.

4.07.1941 года. Утром выступление на Виндаву. 9 км шли, потом нас погрузили на грузовики ПТО. После обеда получил от полковника «Железный крест» 2-й степени. Раскинули палатки у русских казарм.

5.07.1941 года. Рота перебирается в пустую виллу, устраиваемся, чистим оружие. Вечером налет русской авиации.

6.07.1941 года. Утром у врача. Несколько раз налеты русской авиации. После полудня на стоянке. На 2 дня освобожден от службы.

7.07.1941 года. Утром на квартире. С 13.00 — дневальный.

8.08.1941 года. Утром в амбулатории. Получили впрыскивание против скорбута.

9.07.1941 года. В 5.08 налет русских летчиков. Нахожусь в амбулатории. Исполняю службу как обычно.

10.07.1941 года. Утром в амбулатории. Обед. С 13.00 дневальным.

11.07.1941 года. Утром в амбулатории. Вечером в городе, ел и пил кофе.

12.07.1941 года. До после полудня работал в роте.

13.07.1941 года. Утром на квартире, после полудня у моря. Прекрасно купались.

14.07.1941 года. Служба по казарменному. После обеда у моря.

15.07.1941 года. Упаковались и приготовились. После обеда еще в город. Купил часы. Ночью погрузились. Отъезд в 4.20.

16.07.1941 года. Ехали до Слока, прибыли в 10.00, маршем 4 км до Ригас Юрмала. Расквартировались. Вечером купались в море. Замечательно. 140 км.

17.07.1941 года. Утром работали. После полудня купались, ел клубнику.

18.07.1941 года. Чистил оружие. Приводил в порядок вещи и т. д. Вечером приказ укладываться. Погрузка.

19.07.1941 года. В 3.00 побудка. В 4.30 выступаем на флотских грузовиках. Рига, Лимпази, Ланази. В 16.10 через эстонскую границу, вечером в 18.30 под Пярну. Расквартировались 5 км за городом. 250 км.

20.07.1941 года. До 19.30 на квартире. В 14.00 батальон выступает через Пярну. 9 км за город. У какой-то речки заняли оборону, всю ночь бодрствовали. 15 км Аудру: река и деревня.

21.07.1941 года. Разведывательная деятельность групп. Ночью выехал связным к передовому охранению.

22.07.1941 года. С 4.00 в карауле. Мылся в реке. После обеда выдавали сигареты, конфеты, пиво, сигары. Вечером сменила 5 рота, заняли новые позиции у церкви. Возвращаю отделение Фрицш с передовой. Поиски разведгрупп.

24.07.1941 года. Взял присягу от 30 эстонцев-самооборонцев и принял их в состав роты. Поиски разведгрупп.

25.07.1941 года. Строили индивидуальные окопы для взвода. Поиски разведчиков.

26.07.1941 года. Старший лейтенант откомандирован. Лейтенант Фр. снова принимает роту.

27.07.1941 года. Еще на позициях. Артиллерия. 3 батарея прибывает для усиления.

28.07.1941 года. Ударная группа /штросструпп/ Эмалла с Юппке, тогда дальше на Конга, очень сильный пехотный огонь с трех сторон. Юпп убит, рана в грудь, приблизительно в 20.00, много потерь.

29.07.1941 года. Усиленная готовность к тревоге. Сообщили о русских. Наша тяжелая артиллерия стреляет. Налет русской авиации на Пярну.

30.07.1941 года. Состояние тревоги не такое напряженное. Все время разведка на поисках одного коммуниста.

31.07.1941 года. Поиски разведчиков. Вечером появились русские самолеты.

Из дневника унтер-офицера 4-й роты танкового полка Генриха Гофман

22.6.1941 года. Война началась! Мы в России. Наш полк двигается во втором эшелоне. Хорошо поработали наши товарищи артиллеристы и авиация. Движение без всяких хлопот. Впереди слышна канонада. Идут бои.

23.6.1941 года. Первую ночь в России ночевали в танках, в готовности к выступлению. С утра также движение вперед. Сбоку и сзади, вдруг разгорелся яростный бой. Видимо Иваны пытаются прорваться из котла который пытаемся мы им устроить. Также движемся еще в резерве. После 16 часов поступает команда, нашей роте вернуться назад, чтобы помочь нашим товарищам из пехоты, взять опорный пункт русских, которые яростно сражаются и не желают сдаваться. Прибыв на место, наш командир роты общался с пехотным командиром, которого мы будем поддерживать. Командир роты решает атаковать деревню, в которой засели русские, всей ротой. Сюда также подтянута артиллерия, которая первой начинает бой. После яростной артподготовки, наша рота устремляется вперед, ведя огонь из орудий и пулеметов. Нас сопровождает пехота. Кажется, что впереди, никого в живых уже не осталось. Но дьявол. Русские открыли артогонь. Танк нашей роты, который вырвался вперед, вспыхнул факелом. Другой закрутился на месте, видимо, перебита гусеница. По радио поступает приказ, отойти назад. Отходим. На исходных позициях наблюдаем, как горят два танка, наших товарищей. Видимо никто не спасся. Мы озлоблены на русских за их бессмысленное сопротивление. Наша артиллерия снова открывает яростный огонь. Кажется, впереди все перепахано. Команда, вперед. Задраиваем люки. Полный вперед. Ведем огонь из орудий и пулеметов. На полном ходу врываемся в деревню. Пощады никому нет. Пленных расстреляли. После боя приводили себя в порядок, заправлялись, получали боеприпасы и обедали. Выступаем догонять свой полк. Поздно вечером догнали свой полк. Наш батальон впереди, ведет бой. Командир полка решил оставить нас в резерве. Поздно ночью бой затихает. Отдых. Всю ночь видны зарево пожара и далекий гул боя.

24.6.1941 года. С утра снова впереди яростная канонада. Мы пока на месте. В обед командир полка нашей роте приказывает вернуться опять назад, чтобы сломить сопротивление русского ДОТа, который не дает двигаться нашим войскам. Слава богу, что тащиться далеко не пришлось. Со слов пехоты, русские уже целые сутки ведут бой, мешая движению наших армейских и тыловых подразделений. Кажется, что русских в ДОТе не берет ни черт, ни дьявол. Чтобы больше не проливать кровь немецких солдат, командир роты решает подогнать два танка задним ходом к ДОТу и выкурить русских выхлопными газами. Танки подошли к амбразурам задним ходом. Мой танк не участвовал в операции. По танкам щелкали пули из ДОТа, но нам ущерба не причинили. Наши два танка полностью отработали горючее в амбразуры, но русские так и не вышли, чтобы сдаться. Огня больше ДОТ не вел. Для верности наши пехотинцы бросили несколько гранат и жгли огнеметом. Мы посчитав, приказ выполненным, двинулись к себе в полк. Опять в резерве.

27.6.1941 года. Наш танк в ремонте. Два дня участвовали в жестоком сражении. Русские дерутся с яростью фанатиков. Нигде, ни во Франции, ни в Польше я не видел таких жарких сражений, как в России. Вчера погиб вместе со своим танком и всем экипажем наш командир батальона. Русские фанатики на своем танке врезались в его танк. Оба танка взлетели в воздух. Многие мои товарищи нашли могилу в русской земле.

29.6.1941 года. Мы вышли из ремонта. Снова в своем батальоне. Кажется, Иваны оправились от наших первых ударов. Сражения принимают все более ожесточенный характер. Хотя мы и движемся вперед. Блуждающие, разрозненные колонны русских часто нападают на наши колонны и обозы. Их активность увеличивается с наступлением темноты. Отдыхаем всегда в напряжении, все время, ожидая нападения этих варваров.

1.7.1941 года. Движение вперед. Пока встречаем небольшие очаги сопротивления. Вечером остановились в русской деревне. Гражданского населения встречающих нас с радостью от большевистского засилия мы пока не видим.

5.7.1941 года. Наконец-то предоставили небольшой отдых. Всем выдали пива, водки, сигарет, шоколад.

6.7.1941 года. После короткого отдыха снова вперед. Движемся во втором эшелоне, но видимо скоро нам снова предстоят жаркие дела. Днем был налет русских бомбардировщиков. Потери не значительные. Движемся дальше.

8.7.1941 года. Весь день ходили в атаки. Сопровождали нашу доблестную пехоту, подавляли очаги сопротивления русских. Сегодня они часто переходили в контратаки, чем сдерживали наше продвижение.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 277