электронная
90
печатная A5
497
18+
Мы просто снимся бешеной собаке…

Бесплатный фрагмент - Мы просто снимся бешеной собаке…

Объем:
356 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1052-0
электронная
от 90
печатная A5
от 497

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

— Если захочешь умереть ради Вселенной — Просто позови! Буду ждать…

«Девочка-волшебница Мадока»

Anamorphosee (анаморфоз — в русском произношении) — безобраза, наложение образа на неодушевлённый предмет. Искажение, уродство… Но отражаясь в кривом зеркале оно кажется красивым и правильным.

1

Запах жидкого азота… Крышка анабиозной камеры с шипением едет вверх. В голове обычный шум, как после хорошей вечеринки с коктейлями. Пора вставать! Сегодня ждут великие дела. Как, впрочем, и всегда… На другие задания агентов Службы Галактического Надзора не посылают. Слишком накладно… Подготовка звездного рейнджера влетает в такую заоблачную сумму галактов, что приходится отбивать их по-крупному. Закончивший обучение и прошедший боевую практику «надзиратель» может в одиночку уничтожить сотни закаленных бойцов. Бронетехнику, воздушный флот и ракетные установки. Или «надзирательница»… Как я.

«Здравствуй, Сакура! Я скучал. Два долгих года в анабиозе. Ты совсем не изменилась… Ах, почему я не могу оценить по достоинству все твои прелести? Приходится только ощущать их изнутри черепной коробки, этой томительной и невыносимо щемящей тюрьмы.»

Встроенный имплантат искусственного интеллекта как всегда пошлил. Вообще-то он был неплохим «парнем». Если можно так сказать про биоком. По желанию, при установке можно было выбирать и «женские» модели. Что обычно и делали ребята-однокурсники. Ну а мне… Еще одна стерва в голове — это уж слишком! С собой бы справиться… Киб меня вполне устраивал. В его старомодных комплиментах сквозило столько шарма. Я просто не смогла устоять, когда при тестовой проверке он через пять минут признался мне в любви! А через десять — пригрозил вскрыть вены… Мои вены!… Если я не отвечу на его чувства. Он первый назвал меня «Сакурой своего сердца»… Моего сердца!… Прозвище пристало как банный лист. Через неделю никто в Академии Надзора уже и не помнил, как меня по-настоящему зовут.

«Привет, Киб! Я тоже скучала… Извини, что не звонила. Как-то не встретила во сне ни одного инфрафона. Зато теперь мы снова вместе! Ты рад, малыш?»

«Еще бы! У меня… Как это у вас, людей, говорится?… Оргазм за оргазмом!»

«Пошляк ты, Кибушка. Но все равно приятно… Хоть кто-то мне рад в этой старой консервной банке.»

«Сакура… Ты помнишь нашу миссию?»

«Ты не поверишь… Я ее вообще не знаю!»

«Боже мой… Я в биошоке!»

«Они меня вытащили из постели, закинули в звездолет и сказали: „Дуй!“ Я и дунула… Инструкции обещали закачать в биоком. А кто у нас биоком?… Ты!»

«Ой, как дал бы тебе сейчас по башке! Если бы было чем. Ну ладно, слушай… Тридцать пять лет назад Служба Галактического Надзора накрыла последнее логово братьев Черного Неба. Все они погибли в перестрелке… Но их Великий Магистр, последним движением холодеющей руки, отправил в космос капсулу с генетической гамма-бомбой. Эта бомба сама ищет нужную планету. Там она внедряется, в виде генетической цепочки во время акта оплодотворения, в яйцеклетку живого организма, самого развитого в данной среде. Обычно, это гуманоид… Носитель растет, растет и бомба… Достигая зрелости такой организм становится гамма-плазменным зарядом огромной силы. При освобождении энергии, сначала испаряется планета. Потом взрывается ближайщая звезда. Дальше идет цепная реакция, в миллиарды раз ускоренная космическим вакуумом. Галактику выносит за неделю.»

«Жесть! Магистр не дурак был… Пошалить.»

«У созревшей гамма-бомбы включается обратный отсчет. В нашем случае было установлено, что отсчет запустится в период между тридцать третьим и тридцать четвертым годом жизни организма-носителя. Как ты уже поняла, носитель — человек. В эти минуты наш корабль приближается к месту закладки гамма-бомбы. Звездная система 364, планета Z-9. Единицы измерения времени тождественны нашим. Сейчас на этой планете 2008-й год новой эры. Как раз недавно они открыли процесс термоядерного распада. Основной энергоноситель — нефть… Планета еще не допущена к членству в Галактическом Альянсе. Поэтому местные не должны знать, кто ты и откуда… Ты обязана разыскать носителя, войти с ним в контакт и любым способом переправить на нашу ближайшую военную базу. Там есть аппарат по разминированию гамма-зарядов… При деактивации носитель погибает. Более гуманного способа еще не нашли… Так что смотри, никаких личных отношений с объектом! Это просто твоя работа. И ты сделаешь ее хорошо.»

«Да знаю я устав! Тоже мне, нянька…»

«Запомни, при транспортировке объект не должен умереть! Иначе произойдет самопроизвольная детонация заряда… И тогда — прощай, моя ежегодная чистка! Прощайте, посиделки в тестовой камере с другими биокомами… И человечество — тоже прощай! Опасность смерти носителя существует… Ученым Альянса понадобилось тридцать три года, чтобы расшифровать записи Магистра и установить координаты закладки бомбы. Произошла утечка информации… И на планету Z-9, параллельно с нами, отправились потомки братьев Черного Неба. И среди них — сын Великого Магистра, Горн… Это пацаны с напрочь оторванными башнями! Извини, нахватался местного сленга… Я тебе потом закачаю в лингво-центр. Будешь по-аборигенски ругаться „в три этажа“, как на своем родном. Тоже их фишка… Горн и его отморозки хотят уничтожить нашего парня любой ценой. И устроить вселенский „кирдык“! Потом поймешь, что это значит.»

«Так носитель — мужчина?»

«Ой-е-ей!… Глазки уже забегали… Смотри у меня! Попробуй только облажаться. Мужики — твое слабое место. Знаю… Всю жизнь влюбляешься. Да только не в тех, в которых надо!»

«А в которых надо — не интересно! Есть один неплохой. Да и тот… Биоком. Да про тебя я! Про тебя… Заревновал сразу. Аж искры из глаз посыпались.»

«Прости! Люблю я тебя, дуру… Вот и ревную почем зря. Пора бы уже привыкнуть… Да никак не получается. Ты у меня такая неотразимая! Мужики-гады липнут, как „мухи на мед“. Тоже местный фольклор.»

«А мне никто не нужен! Только ты… Думаешь, почему я до сих пор одна?»

«Ну вот… Инструктаж почти закончен. Осталось уточнить координаты… Звезда, по-местному, называется Солнце. Планета — Земля. Материк — Евразия. Страна — Россия. Город — Санкт-Петербург. Носитель — Дмитрий Вечер… Тридцать три года. Без определенного социального статуса. Интересы: музыка, литература, интернет. Никто не должен тебя раскрыть. Поэтому аборигенов без повода „не мочить“! Не убивать, по-нашему… Высадка через час. Можешь сходить попудрить носик… Такие дела, блин!»

«А что такое „блин“?»

«Непереводимый местный эпитет. Игра слов… Пристанет так, что не отмашешься!»

2

Мобила звонит уже десять минут… Будильник зовет на репу. О, боже! Подрываться в такую рань! Семь часов пополудни. Вот уроды… Почему бы не репетировать по ночам? Ночью метро не работает… А почему метро не работает? На этот вопрос ответа нет… Как и на вопрос: «Есть ли Бог?» Или: «Есть ли в жизни смысл?» Хотя на один из этих двух я уже давно для себя ответил. Нет его, родимого! Да и не нужен он… Лодка моей любви к жизни разбилась о камни в двадцать пять лет. Когда врачи сказали, что печень у меня посажена. И больше я не смогу пить, курить, есть жареный картофель и яичницу с копченой колбасой. Я затаился в сибирском городке со странным названием Красноярск. Нашел цивильную работу товароведом в магазе CD-DVD и постоянную подругу. Батя решил, что я наконец-то взялся за ум. Почесал свою седую репу и расщедрился на покупку однокомнатной квартиры для моей будущей семьи… Он ведь так хотел внуков! А я хотел только одного: СВАЛИТЬ НА ХРЕН В ПИТЕР ИЗ ЭТОЙ ДОЛБАНОЙ СИБИРИ! И подруга моя хотела того же. А может, просто любила меня, идиота. И решила делить со мной все беды и радости. Хорошая девушка… Повезло мне с ней.

Мы продали хату… И УЕХАЛИ В ПИТЕР! Там купили комнату в коммуналке. В трехкомнатной квартире. Одни соседи — молодая семья. Девушка русская, парень кавказец. Плюс ее братишка, начинающий приемщик металлолома с бригадой одноклассников. Поначалу ругались жутко… Потом долго не разговаривали. Потом привыкли… Даже на «Вы» стали обращаться. Подруга быстро нашла работу. Хорошо, когда с жизненными ориентирами у человека все окей! Жаль, что не могу такого сказать о себе. До сих пор мыкаюсь с одного места на другое. То продавцом компакт-дисков. То оператором 1С… Ну не люблю я работать! Люблю читать. Писать… И играть на гитаре. В группах! В Питере подходящую банду я нашел довольно быстро. Называется она очень красиво: «Шлюхи Преисподней». Название придумала вокалистка Кэт, но стеснялась предложить. В частной беседе призналась мне… И я был восхищен! Сказал, что это улет… Так мы стали «Шлюхами Преисподней».

В жизни каждого человека должно быть что-то такое, что не дает ему превратиться в труп. То, что выделяет его из толпы других людей. Дает ему силы жить. И позволяет надеяться на то, что все будет зашибись. У одного это бухло. У другого — карьера. А у меня — виртуальный роман с потрясающей девушкой из Красноярска. Двадцать один год… Конфетка! Ммм… Провода плавятся от жара нашей любви! Я пишу и посвящаю ей рассказы. Она грозится приехать в Питер, убить мою подругу, меня и себя… Моя законная половина ни о чем не подозревает. И слава богу, блин! Слава богу.

Подруга еще не пришла с работы. Пожрать оставила… Хорошо. Ой, блин! Пора на репетицию. А моя любовь может сейчас сидеть в сети. Машенька… Зайду! Плевать на репу. Скажу, что в пробке стоял. Ага… В метро! Да пофиг. Отмажусь… Нет ее. Жаль… Гуляет… Или глушит в баре свой любимый виски. Когда ее нет в сети, так пусто все. Ничего не хочется! Сунешься туда-сюда… Уже соберешься отвалить, последний раз кликаешь перезагрузку. И вдруг… Онлайн! Здравствуй, Димка! Я скучала… О, господи! Здравствуй, Маша.

Собираю педали, провода. Гитару в чехол… Все. Сорвался! Репа через пятнадцать минут. Ехать сорок… Идти еще десять. Как всегда… Ну что я сделаю? Пунктуальность не мой конек… Я опаздываю. В любое место. Всегда… Хоть за три часа начну собираться! Все равно опоздаю. Карма, блин… Такая, Дмитрий Вечер, у тебя карма! Вечерняя… Метро. Пересадка. Другая ветка. Телефон надрывается. Звонит вокалистка Кэт… Где ты? Мы тебя все так ждем. Без тебя ничего у нас не выигрывается. В пробке стою… Эскалатор заклинило… Какой-то придурок кедом застрял. Скоро буду… Привет остальным «Шлюхам»! Тебе тоже от всех привет! Ждем.

Доезжаю до Васьки. Иду пешком. Захожу на точку… Все стоят с каменными лицами… Басист. Барабанщик. Кудесница черно-белых штучек или просто клавишница. Радистка… То биш вокалистка Кэт… Ну все понятно. Допрыгался, Вечер! Доопаздывался… Доспорился с «главной»! Доаранжировался… Ведь сколько раз давал себе зарок: «Не лезть в чужой монастырь!» Да плевать, что после твоей доводки песни звучат в несколько раз круче. Автору же обидно, что он сам до этого не додумался! Тем более, если автор — маленькая толстая девочка на кривых ножках. Которую никто не любит и не хочет… Она собирает группу, чтобы почувствовать себя звездой… А фанаты в обсуждениях «В контакте» пишут, что голос у нее отстойный, но зато гитарист играет как бог! Молча проскальзываю к окну. Как можно тише… Опускаюсь на скамью. Они стоят. Я сижу… Съежившийся. Незаметный… Это меня потом и спасло. Начинает Фло… Она всегда начинает. И заканчивает.

— Дима… Мы посовещались. И решили… Твои опоздания перешли всякие границы! Ты очень безответственный человек. Таким не место в нашей группе! И вообще…

Я так и не узнал никогда, что она хотела сказать этим своим: «И вообще…». Мне вдруг показалось, что крыша моя окончательно съехала. Я этого ждал давно! Но не думал, что все случится именно сегодня. Вот уж не думал… А оно вон, как вышло! В дверях возникли трое или четверо парней. Абсолютно лысых. В черных балахонах… Выглядели они… Ну чисто некроманты из «Обливиона»! «Сейчас достанут бластеры…» — почему-то подумал я. И они достали! Вот засада… Реально. Парни выхватили блестящие штуки, вроде круглых китайских фонариков. И принялись шмалять лучами направо и налево! Первой «зашмаляли» вокалистку Кэт. Тонким лучом ее разрезало надвое в районе поясницы. Запахло жареным мясом… Кровь брызнула на удивленную модельную улыбку клавишницы. На белую футболочку басиста. Да-а… Теперь ее только выбросить. Никакой «необычный» порошок не спасет… В следующую секунду стало понятно, что это уже не важно. Басиста разрезали вдоль. От плеча на две неравные части. Его душа отправилась в Край Лесов Богатых Дичью и Озер Полных Рыбы раньше, чем две его «почти половины» шлепнулись на пол… Все кругом уже было в крови и ошметках жареного мяса! Взорвавшийся рядом со мной модельный череп клавишницы уже не добавил ничего нового в общую картину дистроя. Барабанщика подсекли метким лучом, когда он попытался выпрыгнуть из окна… С третьего этажа! Крутой оказался перец… Даже в такой момент палочки не бросил! Они выпали из его уже мертвых пальцев и в последний раз простучали маленький прощальный брэйк по пыльному подоконнику. Настал мой черед… А я даже испугаться толком не успел. Так все это было мощно и клево! В кои-то веки жизнь обретала смысл. И просто нереальный драйв! В кои-то веки мне захотелось жить… И выжить! И бог… В которого я почти уже не верил. Он простил меня… И спас.

В дверном проеме возник силуэт. Обалденная девчонка в белой коже. Длинные темные волосы… Фигурка — десять баллов! В ее глазах странным образом уживались дикая ярость пантеры и холодный расчет. Я залюбовался… В следующее мгновение прямо из ее руки выплыл внушительных размеров огненный шар и взорвался с грохотом! Так, что заложило уши. Волна жара окатила меня. Прядь волос загорелась… Лысые парни исчезли. Только облачко пара осталось висеть на их месте.

— Дмитрий?… Вечер?… В порядке?… Вроде цел. Давай бегом за мной!

Она увлекла меня в коридор. Еще трое парней появились на пути и открыли огонь. Причем целились они, в основном, в меня. На девушку им было плевать… А зря! Голубоватое облачко вылетело из ее руки и окутало нас. Все лучи тонули в нем и теряли силу. Из другой руки выплыл знакомый огненный шар… Эти ребята тоже стали паром. Пробежав по коридору мы толкнули дверь и вырвались во двор. В воздухе висела обтекаемая штука белого цвета. Ее прозрачная верхняя крышка приподнялась.

— Прыгай!… Твою мать!… Не тормози, родной!

Слова предназначались мне. И я прыгнул! В эту блестящую белую хрень. Внутри было четыре кресла. Я упал в одно из них. Девушка в другое. Мягкие зажимы сами закрылись и зафиксировали нас. Крыша посудины встала на место, и мы бесшумно взмыли вверх… Никакой перегрузки! Через пару минут мы уже были в открытом космосе. Под нами проплывала старушка Земля… Я подумал, что на самом деле, этого нет! А просто у меня рвануло башню. Я замочил всю группу «Шлюхи Преисподней». И сознание, отказавшись это принять, сочинило клевый глюк про некромантов со смертельными фонарями. Про обалденную девчонку из космоса, которая меня спасла. А я сейчас лежу в смирительной рубашке. Привязанный к кровати. В камере, обитой мягким войлоком. И вижу этот сон… Наверное, стоило сойти с ума! Жизнь наконец-то обретала смысл.

— Ну здравствуй, Вечер! Я Сакура… Твой ангел-хранитель. На всю оставшуюся жизнь.

— Клево… Я согласен…

3

Парень был явно в трансе… Еще бы! Обычная жизнь. А тут… Такое мясо. Кровь течет рекой… Боевой плазменный генератор в действии. Защитное гиперполе. Космический челнок класса XZ. Неплохое начало дня…

«Сакура… Мне кажется, он думает, что мы его кошмар. И все случившееся — плод его больного мозга. Надо привести парнишку в адекват с реалом.»

«Ты прав, Киб. А он ничего… Такой милаха! Интересно… Если его поцеловать в губы сильно-сильно… Что он на тогда скажет? „Я понял — это суровая правда жизни!“ Или: „Какой прекрасный сон! Пускай он длится вечно.“.»

«Ах ты, заноза! У меня твой солдатский юмор уже в печенях сидит. Давай серьезно… Надо его откачивать! По башке ему что ли тресни… Или ущипни. Только не туда, куда тебе очень хочется… Умоляю!»

— Ну ты как, Вечер? Отходишь по-маленьку? Такое, наверное, у вас не каждый день случается.

— Первый раз в жизни… Веришь-нет? Такого глюкана словить! Неужели это еще кислота двухмесячной давности аукается? Серьезный, выходит, был товар! Надо повторить… Если когда-нибудь выпишут… Отсюда. В чем я лично очень сомневаюсь! Глядя на вас… Фея Огненных Шаров.

«Какой пошляк! Меня уже заводит… Сразу видно, что в бабах как в компоте плавает. Редкий экземпляр… Застолбить его что ли? Так он ведь труп… В любой момент может полыхнуть фейерверком гамма-плазмы и забанить всю окружающую реальность бытия. А это… Блин. Еще больше заводит! Да уж… Эпитет и правда жестяной… Вот залипалово! Блин…»

«Ах ты… Так твою растак! Опомнись, женщина-кошка… Поставь красавчику мозги на место, и рвем когти по-тихому. Пока сектантских гиперлетов не налетело… По-любому ведь трутся где-то здесь!»

— Пойми, Вечер… Это не бред твой. Ты не в психушке. Все, что ты видел, на самом деле произошло! Твои друзья мертвы… За тобой охотится банда космических головорезов. Твоя жизнь не стоит и сотой доли галакта… Очнись! Приди в себя… Нам пора улетать из этого палева.

«Да-а, Сакура… К мерзким словечкам у тебя всегда наблюдался особый интерес. „Палево“… Какой слог!»

— Не друзья они мне были. Так… «Шлюхи». Все равно, они меня как раз уволили! Так-то жалко их… Неплохая группа… С хорошим потенциалом. Так говоришь, не я их завалил? Верится с трудом… Но зато грех с души! Может, так и лучше… Окей! Допустим, что твои слова правда… Но на кой черт этим нехристям я сдался? Мной даже менты не интересуются. С меня и взять-то нечего… Была гитара фирмовая, и та сгорела. В пламени твоих Шаров.

«Опять Шары! Вот паскудник… Не слушай, Сакура! Дьявольские сказки…»

— Бомба ты, родной! Охрененной силы.

«Ну загнула!… Ну загнула!… Здравствуй, мальчик-бомба! Я пришла тебя спасти… Пойдем со мной, малыш!»

— Правда?… Круто… Черт! Тогда это все объясняет. А насколько я опасен?

— Если сдетонируешь — вынесешь галактику к чертям! Людям станет негде жить. Хотя им на это уже будет пофиг.

— Вау… Все-таки на что-то я гожусь! А не только на… Да ладно. И давно это со мной?

— Ты таким родился… Вот черт! Мне нравится ход твоих мыслей! Я думала, ты скажешь: «Какой ужас! Что же мне теперь делать?»

— Знаешь… Сакура, да? Знаешь, Сакура… Я столько лет мыкаюсь по жизни со своими тараканами… Влюбляюсь в женщин. Все время пролетаю… Потому что рогатый бык-производитель удобнее в хозяйстве, чем «не-пришей-сама-знаешь-к-чему-рукав», который его таким рогатым сделал. И тут появляется шанс подорвать весь этот козлиный мир к бабушке с пирожками! Неужели ты думаешь, я буду плакать и спасать свою никому не нужную задницу от собственного предназначения?

«Как загибает… Орел! Дайте мне платочек. Вытру слезки… Парень-то с мозгами… И с какими! Тормозни его, Сакура. А то не ровен час, сам поверит в то, что говорит… Этот может.»

«Да он просто создан, чтобы очистить этот поганый мир от скверны! Жаль, не жилец… Я бы за ним пошла… В любую замануху! Любых чертей бы для него валила! На кого только укажет эта сильная мужественная рука. Да-а-а… Местный язык не лишен колорита… На нем даже думать приятно!»

«Такой испорченной девчонке, как ты!»

— Погоди, Вечер… А как же вся эта ваша фигня? Насчет слезы невинного младенца? Что никакой откат ее не стоит… Ребеночков-то жалко!

— Ой, да ладно тебе! У вас что там, на Альдебаране, у всех так погано с чувством юмора? Конечно, галактику надо спасать! Я просто люблю иногда чернухой украшать свои скучные незамысловатые телеги… Так жить веселее! Когда представляешь, что все козлы кругом внезапно сдохнут.

— Не с Альдебарана мы! Там вообще жизни нет… Да и не важно это! Я должна доставить тебя на военную базу Альянса. Если ты по дороге сдохнешь — тоже все взорвешь. Вот почему тебя пытаются убить! На базе обезвредят твою бомбу. А потом… Все придет в норму! И опасность уничтожения галактики будет ликвидирована.

— Ой, темнишь ты, милая! Я женщин насквозь вижу. Хорошие вы… Но хитрые! Окей… Потом как-нибудь сскажешь. Кстати… Респект за спасение. Хлещешься ты мегамрачно! А на самой — ни царапинки. Прямо тигрица…

«Ну все… Поплыла! От пяточек к плечам… Да я тоже так могу задвинуть! На шести тысячах языках. Эх, мне бы такое тело бравое… Ты бы тогда за мной побегала! Тигрица… Перед прыжком. Смотри, не промахнись!»

— Слушай, Сакура… Я не могу так сразу улететь! У меня подруга в Питере осталась. И еще одна девушка в Красноярске. Очень хорошая… Я должен знать, что с ними все в порядке.

— Если в Питере — то лучше тебе не знать. Думаешь, как они тебя нашли? Я в ваших паспортных столах неделю по ночам копалась. Все диски с телефонными базами на барахолке скупила. Узнала, где живешь… Прилетела… Но эти уроды побывали у тебя дома раньше меня. Картина такая же, как на реп-точке. Только им никто не мешал…. Дальше продолжать?

— Давай уже, раз начала.

— Подруга твоя умерла сразу. Без мучений… Лучом под сердце! Наверное, вышла из ванной. Они с перепугу ее и чикнули. Соседям повезло меньше. У них там было… По-вашему говоря: «бухалово»! Так вся их комната — в кровище и мозгах… Братья иначе не умеют. Это у них как жертвоприношение Черному Небу. Чтоб было сочно и со вкусом. В углу за дверью валялось восемь обезглавленных и разрезанных пополам тел. Кто вдоль, кто поперек. А на столе лежало восемь голов. Одна женская… Каждая в своей тарелке.

— Эх, жалко подружку! Связалась со мной. Все мечтала, как я прославлюсь. Напишу книгу обалденную. Или с группой начну деньгу зашибать… И мы купим отдельную хату. Без коммунальных прибамбасов… Хорошая была! Не то, что я… А как же они узнали, где я репетирую?

— Ну-у… Вообще-то… У тебя на компе страница была открыта «В контакте». Там, в группе «Шлюхи Преисподней», всю стену поклонницы расписали: «Какой у вас техничный гитарист! Как вам с ним повезло!» И адреса всех реп-точек… Где, когда и сколько раз.

— Понятно… Знал я, что «Контакт» до добра не доведет! Так и вышло.

— А еще… Я там порылась в сообщениях… Извини, не удержалась. Ну ты поэт, Димка! В некоторых местах даже у меня слезу прошибло. Хотя тоже всякое бывало… Бедная Машенька встряла конкретно! Такой шквал эмоций… Ты прямо как лев рвешься к ней! А она… Чисто лань трепетная! Бьется в твоих сетях. И страшно… И вылезать не хочется… Такой кипяток! Хоть чай запаривай. И это при живой, тогда еще, подруге! Силен ты, Вечер… Да и она… Девушка у тебя в сети что надо.

— Спасибо! Сам не нарадуюсь.

— Они по-любому к ней ломанулись! Это теперь единственный выход на тебя. Если поспешим, как раз еще застанем самое интересное. А может, даже и спасем твою подружку. У нее ведь адреса «В контакте» нет. Пока они провайдеров перетрясут… Вполне можем успеть.

— Так что же ты базаришь, Сакура? Заводи свою летающую хрень. Машу надо спасти… Без нее я никуда не полечу! Моя любимая должна быть рядом со мной, когда вся ваша галактика рухнет в тартарары.

— Да я бы давно уже завела. Но не знаю, где искать. Адреса-то нет…

— У меня есть номер телефона… Подойдет?

— То, что нужно! Давай сюда. Они его не знают… Это нам на руку! Я через инфрафон этот номер запущу… И пропасем мы твою любимую с точностью до квадратного сантиметра.

— А мы можем ей позвонить? Предупредить.

— Ни в коем случае! Братство знает твой телефон. Они сейчас сканируют весь эфир. Только и ждут, чтобы ты кому-нибудь звякнул… Или тебе… И тогда нас накроют со скоростью света! И того, кто звякнет.

— Хорошо, что некому уже звякать мне! Всех давно «перезвякали»… Одна Маша осталась. Но она редко мне первая… Обычно я.

И тут раздался звонок! Вечер похолодел… И потянулся к карману! Поле моего инфрафона автоматически усиливало все частоты так, что любой доисторический мобильник, находясь рядом с ним, мог принимать звонки хоть с «гребаного Альдебарана». Он вытащил телефон. Посмотрел… И стал белым, как мой утлый челн.

— Это она! Скучает… Хочет ко мне.

— Ну все, дорогой… Мы встряли! Придется идти на гипертяге… Сейчас задам координаты автопилоту. На ручном такую жесть не вырулить. Через три минуты будем рядом с ней… Ты только глаза закрой! И помни: откроешь — лопнут! Гипертяга та еще хрень. Ну что?… Готов?… Погнали!

4

Достала уже эта долбаная работа! Достал этот город. Достали люди. Достал начальник… Достало все! Оператор 1С… Вот призвание-то, мать-перемать… Двадцать один год! Интереса к жизни — ноль… Ну почти ноль. Одна радость… Нет две… Нет три! Марочный вискарь по вечерам. Музон в наушниках. Интернет… А в интернете — Димка. Радость моя… И боль. Интересно… Изменяет он мне? Со мной-то по-любому… Вот же влипла, так влипла! И ведь зарекалась больше в сети отношений не заводить. После того раза. Брр… Даже вспоминать противно. Так ведь и Димка мне говорил: «Думаю, Маша, виртуальные романы в ближайшее время тебе точно противопоказаны!» Сказал… И сделал все наоборот! Влюбился. И влюбил… «Дим, я так скучаю… Хочу к тебе!» Пошло письмо.

На улице сгущались сумерки. Все работники склада давно разошлись. Только я, как пионерка, продолжала считать накладные. Директор фирмы сидел у себя в кабинете и от скуки напивался водкой в одного.

— Ма-а-аш… Хватит тебе корпеть над бумажками. Заходи ко мне! Выпьем. Двое нас осталось… Настоящих работяг. Ты да я.

Достал, блин… Уродец. Толстопуз отдыхает. Начальник, твою мать, отвали! Так задрал уже… Проходу не дает, кобелина. «Маша, солнышко», «Маша, лапочка». Жена есть — вот ее и лапочкай!

— Маша, солнышко… Весь коллектив, в полном составе, я приглашаю к себе в кабинет! Для обсуждения возможности дальнейшего продвижения по службе… В теплой дружественной обстановке.

— Не могу я, Федор Семеныч! Уже поздно… Мне еще накладные надо подбить. И дома ждут дела.

— Какие дела? Все дела у тебя со мной должны быть! Не хочешь в кабинет — окей… Я сам к тебе приду.

Машенька, держись… Господи, пронеси, а? Все равно же скоро увольняюсь… Зачем мне такие испытания? Пока отчет закончила, до ночи просидела… И этот гад нажрался! Идет сюда… Может, обойдется? Ага, как же! Ну что?… Если что… То в харю карандашом!

— Ах ты, телка! Все вы… Телки. Вас, телок, надо опускать… Всех!

Прежде, чем успеваю что-то предпринять, получаю сильный удар в лицо. От могучей оплеухи я просто улетаю в другой конец комнаты и падаю на гору пустых коробок… Господи, помоги, а? Жирная пьяная скотина приближается. Нависает надо мной. Заносит руку для очередного удара. Я закрываю глаза…

Сквозь боль, отчаяние и страх я слышу грохот распахнувшейся двери. Быстрый топот ног. Какой-то странный звук… Душераздирающий вопль начальника! Звук падения грузного тела. Запах горелого мяса… Мир сошел с ума… Не открою глаза! Хоть убейте… Хоть разрежьте на куски! Здесь так хорошо и безопасно… В темноте.

— Ах ты, скот поганый! Ты на кого руку поднял?… На мою девушку?… Я тебе морду в кровь распинаю, мразь… Получи… Получи…

— Вечер! Перестань. Он труп уже… Импульсный излучатель валит с одного удара. Кровь закипает через полсекунды… Он сдох давно.

— Нет!… Слишком быстро… Неправильно.

Вечер?… Это же Димка. Он приехал… Он спас меня. Я открываю глаза… Дима, боже мой! Какой же ты красивый… Фотки — дерьмо. Фотки — мусор. Ты смотришь на меня… Такой суровый. Такой родной. Твой взгляд теплеет… В глазах заиграли искорки света. Ты нашел меня… Дима…

Это ты… Я прижимаюсь к твоему лицу. Целую твои губы, волосы. Ну здравствуй! Я пришла… Прости, что опоздала. Эти ваши пробки… Ты ведь знаешь, я всегда опаздываю. Как и ты… Мы созданы с тобой, чтобы уснуть в одной постели. И все проспать… Никуда не пойти. И забить на все… Есть дела поважнее! Например — ты. И например — я… Почему ты не прыгнул в первый же поезд, в первый попавшийся самолет?… Мы потеряли столько времени… В бездарных панк-группах. В офисах и магазинах. На работе и дома. С абсолютно левыми, ненужными нам людьми. Врагами… Друзьями… Бойфрендами и чужими женами. Начальниками и уличными музыкантами. Ментами и работниками паспортных столов. А нужно было всего лишь найтись. И быть… Вместе! Я тянусь к твоим губам. Они приоткрылись… Чтобы впустить меня. Я чувствую твои пальцы. Они сплелись… Чтобы защитить меня. Я ловлю твое дыхание. Оно рядом… Чтобы согреть меня. Я слышу твои мысли… Они обо мне… Ты прикоснешься. И станешь моим… Навсегда…

Невысокая темноволосая девушка в белой коже стояла рядом с нами и улыбалась. И от этого на ее щеках появлялись очаровательные ямочки. Она деликатно делала вид, что не смотрит на нас. Но у нее это плохо получалось.

— Познакомься, Маша, это Сакура. Мой ангел-хранитель.

— Спасибо вам… За Димку. И за меня.

— Да не за что! Это моя работа — мочить плохих парней.

Сакура выглядела очень довольной. Она смотрела на нас, как на героев какой-нибудь мелодрамы. Про влюбленную алкоголичку и музыканта-маргинала. Наверное, не часто ей попадаются такие безумные парочки, как мы. Внезапно улыбка сползла с лица Сакуры… Она сказала:

— Все это, конечно, клево. Но у нас на хвосте погоня! Пора уходить.

— Сакура права, Маша… Надо идти. Судьба галактики висит на волоске. По дороге я все объясню.

— Не вопрос, Дим! Я теперь только с тобой… Плевать! Пусть хоть вся галактика горит огнем… Я буду с тобой до конца.

Сакура пошла вперед. Мы за ней… По дороге Дима рассказал мне обо всем. Я слушала и просто балдела.

— Дима!… Неужели это правда?… Да конечно правда! В комнате остался мертвый боров в пиджаке… Я так и знала, что ты не простой.

— Да-а… Вот такой я хитросвинченный оказался! Сам тащусь… Могу взорвать все это нахрен! Только ткну себе ножичком посильнее. Или бритвочкой полосну в нужном направлении… Я же бог, Маша! Я бог этого мира… От меня теперь зависят все расклады.

— А я женщина бога! Вот свезло… Радость моя… Взорви здесь все к чертям. Это плохой город. Плохая страна. Плохая планета.

— Как скажешь, Машенька! Я посвящаю этот Судный день… Тебе.

— Вот только ребеночков жалко. Давай их спасем?… Отмена запуска.

5

Мы выбрались на улицу. Челнок Сакуры висел в полуметре от земли недалеко от входа. При нашем приближении, прозрачная крыша корабля поднялась, трап опустился на землю… Все шло на редкость удачно. Поздний вечер. Люди сидят по домам. Улица пустынна. И тут… Началось.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 497