электронная
252
печатная A5
558
16+
Мутанты Дети-волки

Бесплатный фрагмент - Мутанты Дети-волки

Книга вторая. Том второй

Объем:
450 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-9115-6
электронная
от 252
печатная A5
от 558

Глава 1
Старец Гелиорий

Росс и Дерки ушли, а Дорито в тоске слонялся по поляне. В лес заходить было страшновато, уж слишком тихо там. Из леса на край поляны выбегала речушка, но словно испугавшись яркого солнечного света ее русло круто сворачивало обратно. Даже вода текла тихо, что пока не увидишь реки и знать о ней не будешь.

Помня, как опасно входить в неизвестные водоемы, Дорито даже не помышлял искупаться в реке. Он сел на траву, прислонился спиной к стволу дерева и долго, долго смотрел на проплывающие мимо листья. Иногда сам кидал что-нибудь, нарушая покой реки громкими всплесками.

Вообще-то Дор надеялся, что его спасители вернуться раньше, чем крылатое чудовище, объявившее себя их другом. Ему казалось, что Гефор убьет его, он просто не сможет упустить шанс расквитаться за срезанное ухо. И дядя Дерки оставил его без средств защиты, а прятаться было ниже его достоинства.

Позади послышался негромкий шум. Решив, что вернулись дядя Росс и дядя Дерки, Дорито вскочил и продравшись через кусты, оказался перед ясными очами того, с кем никак встречаться не хотел.

Гефор тоже не ожидал, что кто-то выскочит ему навстречу, и потому отскочил от кустов, приготовившись, если нужно сразиться с незваным гостем.

— Мальчиш-шка! — прошипел Гефор, и замотал головой. — Ты опять встаешь на моем пути!

Дорито был ни жив, ни мертв, но все же нашел в себе силы ответить:

— Это ты на моем пути! Уходи!

— Какие мы смелые. Может тебе следует научиться уступать дорогу старшим?

Глаза Гефора в упор смотрели на смельчака, но угрозы в них не было.

Дору казалось, если он уступит, то Гефор догадается, что он его боится. И потому решил стоять до конца.

— Я стою, где хочу! Почему бы тебе не убить меня за это?

— Была нужда связываться! — огрызнулся Гефор, и обойдя упрямого мальчишку, продолжил путь к реке. Вскоре его массивное тело скрылось за ветвями кустов, и воздух огласился шумом падения в воду. Он купался, а что еще делать в жаркий солнечный день?

Дорито растерялся оттого, как повело себя чудовище. Он долго стоял прислушиваясь к звукам растревоженной реки. Сердце постепенно сбавляло темп, пока, наконец, окончательно не успокоилось.

Дор глубоко вздохнул и пошел в сторону колодца.

Каменные темные глыбы, раскиданные в беспорядке, едва могли защитить от солнца своими причудливыми тенями, но мох, облюбовавший их теневые стороны, дарил прохладу.

Дорито устроился возле одной из глыб, выбрав такое положение, где появление чудовища или двух дядюшек не останется незамеченным.

Гефор, конечно, не ждал аплодисментов, когда появился на поляне. Он был довольный и мокрый. Отойдя от кустов, Геф встал на задние лапы, расправил крылья и замахал ими, как это обычно делают утки после купания. От него в разные стороны веером разлетались блестящие капли воды.

Дорито отвел от него глаза, приняв самый невозмутимый вид. Ожидание утомляло.

Все-таки крылатое чудовище невольно притягивало внимание мальчика, и он украдкой бросал в его сторону любопытные взгляды.

— Давай поговорим по-мужски, — первым предложил Гефор, распластавшись на земле.

— О чем? — небрежно спросил Дорито.

На самом деле, думал он, о чем ему говорить с этим существом?

— Ты смелый парень, — начал Геф, — не каждый решится рискнуть своей жизнью и жизнью брата, чтобы отомстить за друга.

— Ты был прав, — прервал его рассуждения Дор, — это был безрассудный поступок. Я не имел права рисковать жизнью брата.

Дорито не хотел встречаться глазами с Гефором, ему было трудно признаться в этом и злило, что он и брат имеют слишком крепкую душевную связь. Чтобы успокоиться, он поднял горсть мелких серых камешков, и принялся медленно пересыпать их из руки в руку.

— Чего ты злишься? Разве я что-то не то сказал?

— Я злюсь на себя.

— За то что не смог довести начатое до конца?

— Нет. Что случилось, то случилось.

Гефор задумался на минуту, потом произнес:

— Кажется, знаю, в чем твоя беда: тебе не нравится что ваши жизни так связаны.

— Это несправедливо! Почему я должен терпеть его страдания, а он мои?

— Увы, я не знаю ответ на твой вопрос. Несмотря на все, что произошло, давай постараемся поладить между собой.

Дорито с усмешкой посмотрел на Гефора.

— Разве ты не хочешь отомстить мне за свое ухо?

— Да я и думать о нем забыл! Мух здесь нет, к уху некому приставать, а если бы они были — другое дело.

— Но я не знаю, кто ты, откуда взялся, и если честно не верю в сказочки про оборотней.

— Тебя даже не убедили слова Росса и Дерки?

— Они взрослые и говорят то, что им выгодно.

— Ну, в общем, — протянул Гефор, — ты прав. Давай слетаем к Глоре, ты все увидишь своими глазами.

— Ага, откуда я знаю, а вдруг ты сбросишь меня в полете?

Гефор возмущенно вскочил на лапы.

— Начинается! Я перед ним распаляюсь, пытаюсь доказать, что не собираюсь мстить, а он из себя Фому Неверующего корчит!

— Извини, — спокойно сказал Дор, — но ты не домашняя кошка…

— Значит, ты просто меня боишься? — Гефор нервно дернул хвостом.

Дорито с вызовом в голосе ответил:

— Что с того, что я не такой смелый, как тебе показалось? Но это не значит, что я не смогу за себя постоять!

Гефор успокоился, и произнес примирительным тоном:

— Ничего, все нормально. Моя внешность должна внушать опасения. Как же тебе доказать правоту своих слов? Может, знаешь такой способ?

Дорито пожал плечами, попросив:

— Расскажи о себе.

Не зря ему показалось, что крылатое существо окутано тайной. Вряд ли Гефор подаст ее на блюдечке с голубой каемочкой. Дор и не надеялся на это, но узнать о нем хоть немного, чтобы удовлетворить свой интерес, разве он не имеет право?

Гефор тоже это понимал. В конце концов, он ведь сам пошел мальчику навстречу.

— Хорошо, но ты должен пообещать, что никому услышанное не расскажешь, особенно дяде Россу.

— Пообещаю, если и ты пообещаешь мне не врать.

— То что я тебе сейчас расскажу истинная правда, — Гефор замолчал, обдумывая стоит ли ему это говорить, и наконец, произнес: — Я заколдованный человек.

— Надо же! — Дорито не очень-то удивился. — Еще один.

— А ты знаком с другими заколдованными людьми?

— С тремя, если добавить к дяде Юлису Винессию и Уланда.

— Юлис?

— Ты его знаешь?

— Мне его жаль…

Дорито не понимал за что его жалеть, лично он ему даже завидовал.

— Он слишком часто пользуется своим даром, — продолжал Гефор, — причем ведет достаточно нездоровый образ жизни: много курит, в последнее время плохо питается.

— И что из этого?

— Он имеет все шансы однажды не стать человеком.

— Это правда? — испугался Дор. — Его надо предупредить!

— Ты вряд ли сможешь это сделать, даже если захочешь. И Юлис не станет серьезно относиться к предупреждению.

Дорито молча согласился. Эх, если бы он знал об этом раньше!

— Это ты ловко на другую тему перескочил, — вскоре заметил Дор.

— Я ненарочно.

— Меня легко обмануть. Я даже поверю, если ты скажешь, что не можешь превратиться в человека из-за проклятья какой-нибудь колдуньи.

Гефор фыркнул и вдруг засмеялся. Его смех походил на громкое булькающее мурлыканье.

— Что смешного я сказал? — Дорито сердито посмотрел на чудовище.

— Фома Неверующий утверждает, что верит во все. Вот рассмешил… или ты намекаешь, что не поверишь ни единому моему слову?

— Я ни что не намекаю. Сказал, что думаю.

— Не будем спорить. В общем ты почти прав: человеком стать я не могу, но колдунья и проклятья тут не причем, — Гефор задумался. Последнее было ближе к истине, только мальчишке знать об этом не надо.

— Угадать было несложно.

— Мою тайну знает лишь твой дядя Дерки, но его жизнь зависит от его языка, а теперь еще и от твоей болтливости.

— Я могу держать язык за зубами! Не надо мне угрожать!

Гефор довольно растянулся по земле.

— Я не угрожаю. Если ты так решил, то должен понимать, что слова мои — правда. Я вообще шутить не люблю.

Дорито долго молчал. Ему требовалось время, чтобы разобраться во всем услышанном. Он вспомнил, как дядя Дерки относился к этому существу: старался меньше говорить о нем, а с ним и того меньше. Но этого было мало, чтобы утверждать, что чудовище таит в себе опасность для его жизни. Дядя Росс говорил о Гефоре только хорошее, будто бы он здесь только для того, чтобы помочь ему вернуть жену и детей.

А сейчас это чудовище предупреждает его, даже нет — шантажирует жизнью другого человека. Еще он навсегда запомнил безжалостный взгляд Гефора — это был взгляд беспощадного охотника.

И ясно лишь одно: зверь не стал бы тратить свое время, чтобы помочь другим существам. Значит, Гефу это зачем-то выгодно. Во всей этой истории получалось, что в полном неведении находился лишь дядя Росс. И еще… звери не лгут. Если Геф солгал — он не животное, а если он сказал правду… он тоже не животное — звери не шантажируют и не плетут интриги. Но если задуматься: мир другой, другие законы природы.

Дорито вздохнул: можно целый день думать и гадать, кто есть кто, но так ни в чем не разобраться.

Гефор задремал, согретый лучами солнца. Его черно-рыжая шерсть лоснилась, а крылья казались искусственными, сделанными из пластмассы.

— Мы успеем вернуться до их возвращения? — спросил Дор, втайне надеясь, что Геф его не услышал.

Гефор поднял голову.

— Мне не послышалось? Ты хочешь увидеть друга?

— Я бы пешком дошел, если бы знал, куда.

Гефор не скрывал радости.

— Росс и Дерки раньше вечера вряд ли вернуться. А мы за три часа слетаем туда и обратно. Идет?

— Хорошо, но там зима: снег, холод, а у меня нет Бесконечной Материи.

— Она есть у меня, — и тут же спохватился: — Но ты ведь не станешь меня убивать? Я рискую: ты, сидя верхом, запросто сможешь отделить мою голову от тела. И даже не разобьешься, если успеешь сделать это до того как я взлечу.

Дор поднялся на ноги, и искренне заверил:

— Я не буду этого делать. Я обещал, и слово сдержу!

— Я чувствую себя таксистом, который предлагает своим клиентам кирпичи на случай, если кто-то в дороге решит долбануть его по голове и ограбить. Но я тебе верю, подойди.

Дорито подошел. Стоять рядом с Гефором было не страшно, но сердце все же билось слишком часто.

Гефор поднял левую лапу, повернул ее, и выпустил когти похожие на острые серпы.

— Возьми, — мордой он указал на белый комочек под первым когтем, который был хорошо виден среди огненной рыжей шерсти лапы, и добавил: — Это я у Росса позаимствовал. Был уверен, что когда-нибудь пригодится.

— Спасибо, — сказал Дор, беря половину комочка.

Вскоре он смастерил себе теплую одежду: штаны, куртку с капюшоном, сапоги. И все это надел поверх своей.

— Ловко ты с ней обращаешься, — заметил Гефор.

— Я быстро учусь.

— Надеюсь также быстро сможешь залезть мне на спину.

Залезть на спину получилось не так быстро, как рассчитывал Геф, пришлось помогать крыльями. Дор просто скатывался с него. Шкура была слишком гладкой, ухватиться не за что, а грива для этих целей совсем не годилась. Гефор удивлялся себе все больше: и зачем он затеял это путешествие?

Дорито и тут проявил немалую смекалку. Он закрепил себя на Гефоре ремнями из Бесконечной Материи, придав ей необходимую прочность. Он лишь надеялся, что не забудет мысленно поддерживать в них нужные свойства.

— Готов? — поинтересовался Геф.

— Можешь взлетать.

— Сейчас я проверю твою усидчивость.

— Если ты решишь меня сбросить, я успею повредить тебе шкуру! — испуганно заявил Дорито.

Гефор лишь рассмеялся в ответ.

В воздух он поднялся очень быстро. Дор успел лишь издать изумленный возглас. Гефор летел стремительно, почти не махая крыльями. Из-за этих крыльев мальчику трудно было разглядеть что-либо внизу. Защищаясь от ветра и палящих солнечных лучей, Дор накинул капюшон, и приник ближе к шее Гефора. Его почти укачало, когда существо, повинуясь воздушному потоку, начало снижаться. И только тогда Дорито смог увидеть лесной ландшафт, стелющийся под ними, верхушки крючковатых деревьев временами почти касающихся лап Гефора. Воздушный поток то поднимал его, то опускал, то вдруг круто сворачивал в сторону, вынуждая крылатую «кошку» самостоятельно прокладывать себе путь.

— Сейчас начнется самое интересное, — подбодрил заскучавшего наездника Гефор.

На первый взгляд ничего интересного Дор не находил. Лес все больше редел, образуя участки абсолютно лишенные растительности, складывалось впечатление, что земли в этих местах стали бесплодными. Ландшафт приобрел бурый оттенок. Далеко впереди было что-то белое, будто туман или огромное облако.

Дорито решил ни о чем его не спрашивать, скоро и так все узнает.

Белое облако касалось земли занимая весь горизонт и Гефор летел прямо к нему.

Вот уж исчезли позади последние деревья, все вокруг казалось безжизненной пустыней.

Облако приближалось и вдруг Дор заметил как бурая земля вмиг побелела, будто некто взял и провел по ней ровную белую полосу. В воздухе сразу стало очень холодно.

«Зима…» — догадался Дор. Он удивился, как резко в природе этого мира может произойти перемена.

Гефор замедлил полет. Его глаза внимательно осматривали землю. Он искал следы Глоры и ее детей, по опыту зная, что обнаружить волков по их черной шкуре гораздо легче, чем их мать, блуждающую по снежным равнинам в лохмотьях из Бесконечной материи. Он свернул в сторону и полетел вдоль снежной границы.

— Вижу, вижу! — закричал Дор. — Вот они!

— Я тоже заметил. Мы должны увести их от границы.

— Зачем?

— Позднее расскажу.

Волки сначала не замечали летящего над ними Гефора, они рысью бежали перед ним вдоль границы, изредка сворачивая в сторону ледяных со сверкающими стволами деревьев. Порой они надолго исчезали с глаз под их раскидистыми белыми ветвями.

Заметили они крылатого наблюдателя только когда его тень пересекла их путь. Волки замерли, принюхались и приняв угрожающие позы, уставились на пришельцев.

Гефор, планируя, направился вглубь снежного мира. Как он и рассчитывал, голодные звери помчались за ним.

— А где может быть их мать? — спросил Дорито.

— Ходит где-нибудь. Обычно она идет следом за детьми. Я редко ее вижу.

— Ты часто летаешь сюда?

— Каждый день.

Волки быстро устали. Даже потеряв из вида объект преследования, они продолжали скакать, по брюхо проваливаясь в рыхлый снег. Впереди бежал крупный матерый зверь, он злился от голода, все чаще вспоминая момент, когда одним прыжком сбил с ног человека и готов был вонзить в шею зубы. Что его тогда остановило? Может то, что он был похож на другого, который ходит сейчас за ними следом и о чем-то говорит. Несмотря на лютый голод он был уверен, что убивать это существо нельзя ни за что на свете. Ему несколько раз приходилось устраивать хорошую трепку капризной волчице, она все чаще порывалась напасть на человека.

Гефор остановился в центре большой поляны.

— Не слезай. Они скоро появятся.

— Ты увел их от границы. Зачем?

— То лето, откуда мы прилетели сюда — это Настоящее время, а эта зима — Прошлое. Прошлое постепенно захватывает этот мир, оно безжизненно. Даже ледяные леса, которые ты видишь — это всего лишь игра природы. Они растут из-за снега, как бы кристаллизуются в причудливые формы.

— Прошлое может захватить весь мир? И что будет тогда?

— Представь Прошлое — это то, чего нет, и если это ничто захватит мир, мир станет прошлым, то есть уйдет в Прошлое — исчезнет. Затем Прошлое пересечет пространственный тоннель и попадет в другой мир, которого тоже ждет подобная участь.

— Странно, если прошлого нет, а по-твоему, мы сейчас в нем, то почему мы видим все это? — Дорито заерзал на спине Гефора, оглядываясь по сторонам. — Откуда здесь зима?

— Это парадокс времени. То есть неразрешимая загадка. Прошлого нет, но оно когда-то было или стало таковым каким мы его сейчас видим.

— А причем здесь Глора и ее дети?

— Ты не зовешь ее тетей? — заметил Гефор.

— Нет, она не хочет, чтобы ее так называли. Говорит, что это слово ее делает старой.

Гефор смеясь, промурлыкал:

— Женщины! Они такие впечатлительные создания.

— Ты не ответил на мой вопрос, — напомнил Дорито.

— Они попали в свое время. В одной из прошлых жизней им довелось закончить здесь свои дни полные страданий и отчаяния. Если они перейдут через временную границу, они не смогут стать прежними. Попав сюда, им дается шанс покончить с Прошлым, но через тех, кто сейчас находится в Настоящем, понимаешь?

— Значит, — начал рассуждать Дор, — они сами ничего для своего спасения сделать не могут?

— Увы, что поделаешь. Кто заварил кашу, тот ее и расхлебывает.

— Это дядя Росс что-то натворил?

— Не совсем. В этом деле замешано много людей. Кстати ты и Дерки тут не причем.

— А ты?

— В прошлом я много бед причинил Глоре и Россу, но давай не будем пока об этом. Смотри… — Гефор начал топтаться по снегу. — Крадутся. Пора уносить ноги, а то съедят, если им повезет.

Зря волки прятались за сугробами, черная шкура подводила. И их отчаянная погоня не увенчалась успехом. Им оставалось лишь скалиться и рычать от злости, глядя вслед улетающему ужину.

«Если бы я увидел Глору, — с грустью подумал Дор, — то, пожалуй, действительно поверил бы в этот бред. Никто не заставит меня поверить, что Уланд стал волком!»

— Ну как тебе сказочка про оборотней? — вкрадчиво поинтересовался Гефор.

— Почти… быль.

Гефор вдруг совершил резкий поворот.

— Я так и знал, что ты еще сомневаешься. Теперь посмотри внимательно направо. Ты видишь следы, которые пропадают под деревом?

— Вижу!

Гефор пролетел намного над макушкой дерева, и завис, часто взмахивая крыльями.

— А на этой стороне их нет. Даю десять к одному, что под деревом сидит Глора.

— Мы приблизимся? — с надеждой в голосе спросил Дор.

— Нет. Зачем зря травмировать несчастную женщину. Но ты можешь ее увидеть.

— Как это сделать?

— Позови. Она откликнется.

— Позвать? — и он громко выкрикнул ее имя: — Глора!

Когда ледяное эхо осыпав с ближайших деревьев снежинки затихло, в ответ донесся печальный зов больше похожий на плач.

— Ани-эль!.. Ран-дит!..

Гефор продолжал висеть в воздухе.

— Смотри внимательно, скоро она вновь отправится в путь.

Действительно очень скоро Дорито увидел медленно идущую по цепочке волчьих следов женщину в белой шапке и шубе. Если бы не черные волосы, рассыпавшиеся по плечам, различить ее было бы почти невозможно.

— Нам пора возвращаться, — сообщил Гефор.

От волнения Дорито некоторое время не мог вымолвить ни слова.

Гефор выждал паузу, и спросил:

— Надеюсь, ты не думаешь, что все увиденное обман?

— Нет, не думаю.

До границы они летели молча. Так же молча ее преодолели и, наконец, когда добрались до первой зелени лесов, Гефор вновь обратился к Дорито с вопросом:

— Ты случайно там наверху не замерз?

— Нет, не замерз, — равнодушно ответил Дор.

— О чем задумался?

— Это все так жестоко!

— Дня три и все кончится.

— Как кончится? Они умрут?

— Я для того и помогаю Россу, чтобы предотвратить худшее.

— А чем могу помочь я?

— Не знаю. Скорее всего и ты оказался в этом мире неслучайно.

Обратная дорога показалась мальчику слишком короткой. Занятый мыслями об Уланде, Винессии и их матери он не заметил, как подлетели к лагерю.

Прежде чем начать опускаться, Гефор напомнил:

— Не забудь про обещания.

— Не забуду.

— И желательно не говорить, где мы были.

— Не скажу.

— Нас уже ждут, — Гефор заметил двух приятелей. — Десять к одному, что они решили будто тебя нет в живых.

Тут и Дорито увидел дядюшек. Дядя Дерки напряженно всматривался в небо, подставив руку ко лбу, а другой походил на неподвижную статую.

— Сто к одному, что они уже искали мои косточки, — добавил Дорито.

— Дерки наверно волосы на себе рвал, за то что обезоружил тебя.

— Скоро узнаем.

Гефор спикировал на поляну и мягко приземлился. Первым подбежал Дерки, он помог мальчику спуститься. Видеть Дорито живым и невредимым было для него несказанной радостью.

— Замечательно, что вам удалось помириться, — и тут же крикнул другу: — Росс, с ним все в порядке! Куда вы летали?

— Так маленько развлеклись, — ответил Дор.

— А откуда у тебя это? — сурово спросил Дерки, заметив Бесконечную Материю.

Дорито вопросительно посмотрел на Гефора, и тот пришел ему на помощь:

— Дерки, не придирайся! Без нее наш маленький друг не удержался бы на моей спине. А так он целехонек остался. И чем ты недоволен?

— Я не сержусь, честно. Я очень рад, что Дорито не использовал ее во вред.

— Я же обещал, — напомнил Дор. — Ой, а у тебя на лбу кровь!

— Это пустяк, — отмахнулся детектив, — несмертельно.

Гефор поинтересовался:

— Расскажешь, что случилось?

— Пусть лучше Росс все объяснит сам.

Втроем они подошли к Россу. Тот услышав их приближение, встречал друзей радостной улыбкой и картинно возмущаясь, проговорил:

— Ох, и прибавили вы седины на мою голову!

— Я думал мы появимся здесь раньше вас, — сказал Дорито.

— Не надо оправдываться, Дор, ты же не в чем невиноват, — сказал Дерки. — Пойдем лучше в лес, чего-нибудь к ужину нарвем.

Дорито не стал отказываться от предложения дяди Дерки. Он охотно последовал за ним.

Росс подошел вплотную к Гефору и коснувшись его шкуры, стал приближаться к голове.

— Ты чего? — недоумевал Гефор.

— Хочу добраться до твоей головы.

— Зачем она тебе?

Росс не ответил. Он нащупал шею, и добрался до усов морды. Гефор снисходительно ждал продолжения.

— Спасибо, — прошептал Росс, обняв его. — Спасибо…

— За что?

Гефор чувствовал, как от теплых человеческих рук, поглаживающих его морду, по телу пробегают мурашки, заставляя дыбом вставать на загривке шерсть.

— Мне почти захотелось мурлыкать, — гортанно произнес Геф. — Может, объяснишь по какому поводу телячьи нежности?

— Я благодарю небеса за то, что они послали тебя мне в помощь, а тебя за все, что ты для меня делаешь.

— Помощи от меня не так уж и много, — оправдывался Геф, — но и вреда почти нет. Неужели ты мог подумать, что я вопреки обещанию отправлю мальчишку на тот свет?

— Но я подумал именно так, — откровенно признался Росс, отстраняясь от него. — И если бы худшие мои предположения сбылись…

— Хватит фантазировать! — возмутился Гефор. — Лучше пообещай, что не будешь больше делать поспешных выводов.

— Обещаю!

Гефор немного подумал и продолжил:

— Обещай, что если вдруг завтра выяснится, что я не тот, за кого себя выдаю, ты сначала во всем разберешься.

— Обещаю! Для меня не имеет значения, кем ты являешься, я чувствую, что сердце у тебя доброе, а это самое важное!

Гефор тяжело вздохнул и отвернулся. Он уже предчувствовал грозу, которая скоро разразится, и обещание Росса, данное так поспешно, вызывало в его душе еще большую тревогу, чем раньше. Скоро все закончится. Гефор понимал, что он вряд ли может что-то изменить. Да и незачем. Скоро, очень скоро он узнает, до конца ли использован его шанс, если нет, возможно повезет в другой жизни.

— Ты мне не веришь? — встревожился Росс.

— Все может измениться, когда ты станешь зрячим. И это может произойти в любое время.

— Твои слова обнадеживают. Я очень этого хочу, но если это цена за спасение жены и детей, то пусть я останусь слепым.

— Расскажи, что ты узнал, и что случилось с твоим другом?

Росс подробно поведал Гефору о том, как они напрасно пытались изменить Прошлое.

— Геф, ты говорил, что Прошлое можно изменить, — закончив рассказ, напомнил Росс, — похоже ты ошибся.

— Возможно, — не стал спорить крылатый друг, — но что-то мне подсказывает в Прошлом времени можно изменить многое, но в нем есть моменты, которые нельзя изменить. Они как горы: толкай, долби, но все усилия пропадут даром. Это стрежни Прошлого, на них держатся истории миров, и даже отдельных существ.

Россу нравилось слушать мудрые слова Гефора. Его голос будил в душе странные чувства: уважение, удивление и тревогу. Он словами мог поведать суть вещей, разложить по полочкам то, что никак не получалось понять, тщательно «разжевать» все тонкости и сложности важного дела, начатого ими. Геф внушал веру в успех и успокаивал. Именно таким Россу вспоминался отец: добрый и сильный, но таким он был совсем недолго — несколько месяцев после приезда с ним в город, где в двадцать лет назад сочетался браком с его матерью. Потом, после ее гибели, все изменилось. Отец Росса стал постоянно что-то требовать от него, всегда был чем-то недоволен и несправедливо критикуя, он возвел между собой и сыном стену не понимая и откровенной, а потом скрытой ненависти.

Росс всегда старался изгнать мысли об отце. Они мешали ему сосредоточиться, и делали невнимательным. Вот и сейчас он упустил что-то важное, что уже никак не поймешь. «Придется додумывать самому, — по обыкновению решил Росс, прогоняя остатки тягостных воспоминаний, — И почему в наш разговор все чаще вклинивается доктор Фогер? Я его убил, он заслуживал смерть за свои дела. Так пусть его призрак сгорит в аду и не мешает мне жить!»

— Ты меня не слушаешь? — заметил Гефор.

— Извини, мешают призраки прошлого.

— Призраки прошлого этой жизни или других?

— К сожалению, этой.

— Чтобы избавиться от них, нужно встретиться с ними лицом к лицу, и выяснить все раз и навсегда, — и осторожно поинтересовался: — А когда чаще на тебя находят воспоминания?

— С тех пор, как я оказался здесь.

Гефор лег на землю, приготовившись к долгому разговору.

— А на этот раз что вспомнил?

— Неужели тебе хочется знать, что я думаю о каком-то там докторе Фогере, горящем в аду? Ведь ты и так все обо мне знаешь.

Гефор понял, что зря начал этот разговор. Он перевалился на бок, обдумывая, как закрыть взрывоопасную тему. Лучший способ — соглашаться со всем и побыстрее сплавить его к приятелю, который уже развел костер.

— Конечно же он мне нисколько неинтересен. Он наверно неприятный был тип, там ему и место.

— Я как вспомню о нем, так кровь моя кипит от ненависти. Он испортил мою жизнь, сделал меня изгоем!

— Но до этого момента ты, кажется, жил вполне счастливо, — Гефу стало любопытно слушать о самом себе. Делая робкие попытки обелить свою сущность, он рисковал раскрыть инкогнито.

— Все хорошее со мной произошло только после его гибели, так что мне не за что его благодарить.

— Не верится, что какой-то доктор смог вселить в тебя столько ненависти, — Геф мысленно укорил себя за то, что лишь подталкивает Росса раскрыть свои чувства. Он знал, не к добру он бередит затянувшуюся рану, но не мог остановиться. Он хотел знать причины своих конфликтов с сыном, и искал способ примириться, пусть заочно, скрываясь под маской Гефора. Ведь он любил сына и сейчас любит, и разве он мог предположить, что его любовь сеет ненависть? Да, Фогер признавал, что был эгоистом, хотел видеть сына своей копией, и воспитывал его так, как считал нужным, но сейчас здесь он понял, что зря потратил море сил и энергии на неосуществимую мечту. Сейчас Росс ему нравился таким, какой есть, и недостатки уже не кажутся проблемами, над которыми он бился при жизни, он их просто не замечал. И если бы Росс став его точной копией, попал в схожую ситуацию, то он вряд ли бы внушал ему желание помочь. Сейчас он помогал сыну ничего не требуя, и стал ему другом, и от этого чувствовал себя самым счастливым существом на свете.

— Ты можешь ничего мне не рассказывать, — произнес Геф. — Дерки и Дорито уже заждались тебя.

— Мне нечего скрывать, — заявил Росс. — Этот доктор был моим отцом.

— Это серьезно… — раненое ухо Гефора внезапно зачесалось, и он почесал его.

— Но это еще не все… Его убил я! И нисколько не жалею.

Гефор молчал, давая Россу возможность выговориться. Он чувствовал, что слова даются ему с трудом.

— Если ты думаешь, что убив его я не сплю ночами, то это не так. Я не вспоминал о нем до этих дней. Я даже во сне его ни разу не видел. Но находясь рядом с тобой, я вспоминаю о нем, не хочу, ни ничего не могу с собой поделать. Может я мозги отморозил за одно, когда ослеп и поседел, не знаю. А может все дело в том, что ты напоминаешь мне его.

— Чем?

— Наверно голосом. Когда он был монстром, голос его был так похож на твой. И у тебя тоже есть крылья…

Гефор недовольно фыркнул.

— У тебя точно мозги отморожены. Может тебе стоит дождаться, когда прозреешь, тогда убедишься, что все твои призраки лишь плод воображения.

— Ты прав, прав, надеюсь, все что я сказал, останется между нами?

— А разве это тайна?

— Нет, ничего секретного в этом нет. Просто… — Росс дружески похлопал друга по шее, — я тебе очень доверяю, Гефор.

— Спасибо за доверие, — и прокричал: — Дер-ки!!!

— Иду, иду, — послышался ответ. Дерки подошел. — Что наговорились?

— Проводи меня, — попросил Росс.

— Пойдем, приятель.

==\\==

Ночью Россу не спалось. Он лежал на спине, закинув руки за голову и думал. Сначала прокрутил в голове разговор с Гефором, потом его одолели мысли о жене и детях. Думая о Глоре, он вдруг поймал себя на том, что лежит с открытыми глазами и… видит звезды! Видение звезд было таким неожиданным, что Росс вскочил. Не доверяя первому чувству — накатившей внезапно радости, он быстро коснулся руками глаз. Он увидел, как пальцы, словно черной тенью, закрыли часть звезд и едва сдержался, чтобы не закричать от радости.

Росс стал осматриваться. Он видел себя, увидел мирно спящего Дорито, укутанного от ночной прохлады толстым одеялом из Бесконечной Материи. Тут же рядом с ним спал Дерки. Ночь не была слишком темной: легко различались каменные глыбы, местами фосфорицирующие слабым зеленоватым светом, были видны не совсем потухшие угли костра, даже можно было найти кожуру плодов, съеденных за ужином. Росс не увидел лишь крылатого друга Гефора.

Понимая, что на эту ночь бессонница ему обеспечена, Росс решил не тратить время зря, а отправиться в Прошлое на поиски истины. Дерки будить он не стал, так как в его помощи больше не нуждался. Венок ждал своего часа в рюкзаке, и найти его не составило труда.

Вскоре Росс, словно призрак, растворился в воздухе, оставив друзей безмятежно спящими. Некоторое время спустя на поляну опустился Гефор. Он любил летать под звездами, особенно когда одолевала бессонница и разные мысли. Ночные полеты хорошо сказывались на его самочувствии, и едва лапы касались земли, как бог сна накрывал его покрывалом из ярких сновидений, и горе тому, кто решится разбудить спящего «кота» раньше, чем это сделают первые лучи солнца.

Росс оказался у горы поросшей старыми соснами и мелким колючим кустарником. Занимался рассвет. Воздух был наполнен прохладой, запахом хвои, перекличкой малюток-корольков, деловито перепархивающих среди ветвей и далекой дробью сонного дятла.

«Знать бы зачем меня сюда занесло, — подумал про себя Росс. — Вспоминай, Росс, вспоминай. Может это место тебе знакомо? — и тут же отвечал: — Росс тут не причем. Спрашивать надо с Эдисседа. Ну-ка Эдис, что ты скажешь об этом месте?»

Но Эдис молчал и Росс уж было решил, что попал сюда случайно, и поскольку в темный лес идти не хотелось, то надеть венок и продолжить путешествие наступило самое подходящее время.

Как вдруг где-то в стороне послышался треск ветвей. Кто-то шел ему навстречу и вот-вот должен был появиться. Росс подавил желание скрыться, он вспомнил, что его не видно.

Вскоре среди деревьев показался силуэт человека. Он продирался через кусты, иногда пуская в ход свой меч.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 558