электронная
126
печатная A5
273
16+
«Мурка» и другие стихотворения

Бесплатный фрагмент - «Мурка» и другие стихотворения

Октябрь 2014 — апрель 2015 года

Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5275-9
электронная
от 126
печатная A5
от 273

Посвящается

Св. кн. Ольге,

покровительнице котов

«…В лесу отец прошелестит».

Д. К.

Мурка

О.

Чувствуешь, Мурка, как к нам подступает зима,

Уж меньше тебе досаждают блохи и клещи,

Пушист, воздушен стал мех, как у белки хвост,

Когти стали как сталь, ты их правишь о доски.

Я правлю порою стамеску, чтоб достроить крыльцо,

То гвоздём, то саморезом впиваюсь в дерево.

Дом мой, правда, не нов, но это крыльцо —

Обновка для пообносившегося стари́нушки.

Нынче ночью копалась на кухне мышь,

Может, Мурка, поймаем её в мышеловку?

День чуть видный. В бочке хрупкий, морщинистый лёд.

Самолёт над нами застыл как птица.

Я пошёл за киянкой, заодно прикупить тебе корм,

Мимо памятника жизнь отдавшим, мимо бревенчатой

                                                                           школы.

Помню, здесь вот, однажды, я чуть не отдал один глаз,

Меня били ногами, но всё обошлось в итоге.

Это больше не школа, а заправка и сервисный центр,

Видел давеча я, как отсюда увезли труп таджика.

У тебя странные глаза, ты их прячешь от всех,

Они альбиносные, серо-гóлубо-жёлтые,

На глаза человека похожие, который не добр.

Как всё связано, Мурка, в комочке пространства,

Хоть всего не постичь. Наше будущее — безвидно.

Покудова живы. Когда-нибудь хлынет теплынь.

7–12 октября 2014,

Правда

***

…Скобка закрывается.) Впотьмах

Есть лишний час, и имя ему Ах.

Он был украден, а потом подарен

Былым хозяевам. Он звучит как ветер

Среди венков безлиственного сада;

Он свет в окне полночный изголубый;

Снег на тебя глядящий исподлобый,

Тревожный, ясный, но его не трогай.

Он виноват ли, что бывают ночи

Любви короче, всех имён длиннее?..

27–28 октября

***

В тревожной ясности того,

Что за обличьем притаилось,

Есть искушение и новость,

И страшно мне в неё войти

И в ней остаться без возврата.

Обличья же неясность мне

Мила, привычна, не желаю

С ней расставаться. Да, усы

Мне эти странные как будто

Приставил кто-то, снизу к ним

Губу приладил для чего-то,

Убрал вопросы всех волос,

И наградил очей отверстья

Двойной пластмассовой медалью.

Но это я ведь? Вроде, я,

Не надо б мне меня другого!

Затылка взгляд окаменелый,

Чего ты хочешь, расскажи.

Иное ль я во мне зарыто?

Или не я, и не во мне?

29 октября

***

Чужое всё отбросить от себя

С такою силой, будто чтоб нарочно

Удариться о камень или лёд

Своей башкой, в неё бы только снова

Впустить сознанье, крепкое, как осень,

Которая тверда, когда подмёрзнет,

Иль как готовность яблоневых тел

Без лиственной одежды вновь войти

В холодный зимний сон, — моё сознанье.

Уж я не тот, не тот уж я, что прежде.

Но в общем-то, наверное, не хуже.

Во мне порою плещется огонь.

Я улыбаюсь иль хотя бы скалюсь.

Ну что же, сердце, весело живи,

Вбирай печаль немеющего сада,

Напитывайся соками снегов,

Но долгих слов не говори деревьям,

Когда в них песни будущие дремлют.

9–18 ноября

***

С диким шумом снаружи на дом

Налетает, как витязь разбойничий,

Ветер. Надо ль ловить в шуме том

Зыбкогласие слов, смыслов звон ничей?

Птица крупная в раме окна

Промелькнула, загадочно чёрная,

В обстигающей логике сна

Тьмы крылатой с очей всё не сдёрну я.

Мне хотела сказать: «Никогда»,

Утвердительно, отрицательно,

Долетело лишь слово «…Когда?!»

Вопросительно, восклицательно.

Эти ветви в туманном стекле

Словно зыбкие брёвна колышутся.

Пусть она улыбается мне,

И улыбка в том шуме услышится.

23–25 ноября

Поход охотников

i.

Вот, наконец, и новая зима.

И надо б описать её сполна.

Покуда снег не выпал и не лёг,

И наст не встал, она не стоит строк,

Покуда заяц след не напетлял…

Замечу, что в последние года

Лис стало больше, зайцев след не встретишь

Во время похождения-похода

По Клинско-дмитровской гряде.

                                               Везде

Собаки в радио-ошейниках, охотники-

Дебилы, неужели вам слабó так,

По-дедовски, достойно,

Затравить ту красную лисичку,

Что вы втроём несёте,

И надо применять весь этот

Технический угар?

А впрочем, пятна крови на снегу

Всамделишни — как встарь — как смертный в грудь удар.

…Но за пределами лисоубийства —

Снег был пречист; спасибо говорили мы,

По Ириной биологической наводке,

Плутовке, то ль посмертно этой, то ль другой,

Чья ловкость, ум позволила пробраться

Ей следом вездеходным, хоть его

Давно уж замело, и коли б

Не свежий лисий след, нам твёрдый путь

Не отыскать, мы целый век брели бы,

В сугробах утопая тонкой лыжей

Под мачтами инопланетными

Всех этих ЛЭП, антеннами зарытых подземных кораблей

Из «Томминокеров».

                      Не знаю, хоть убей,

Зачем тут рифма.

Но с чем-то всё рифмуется, я знаю.

Рифмуется настылая земля

С Настасьей, с Анной — ледяное небо,

А я рифмуюсь, кажется, со снегом,

Что был и нет, вернее, нет и есть,

И есть ещё Мария, которая есть рифма ко всему,

И говорит она, прощай, прощай,

                                     до встречи!

ii.

Итак, зима! И нынче мы идём

По первопутку

Неровными стопами

Как этот стих. Где взять бы нам воды?

Снег растопить? Из речки незамёрзшей?

Или к трубе добраться дивной, тайной,

В которую точится из горы

Родник? От ветра ледяного

Стал сладким салом шоколад. Закуржавела

Над картой борода у Пети; у меня же

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 273