электронная
72
печатная A5
258
18+
Муравьи

Бесплатный фрагмент - Муравьи

Хеллоуинская история

Объем:
18 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6407-5
электронная
от 72
печатная A5
от 258

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Одинокий интеллигентный мужчина без вредных привычек снимет недорого комнату в коммунальной квартире. Порядок и своевременная оплата гарантированы».

— Вот, сюда, братан, проходи! — Коляныч широко распахнул дверь перед новым квартирантом — высоким, интеллигентного вида, мужчиной в приличном бежевом плаще и огромным кожаным саквояжем в руке. — Проходи, проходи, не стесняйся. Чумадан ложь сюды, на тубаретку. Сымай пальтишку!

— М-дя! Не царские хоромы! — мужчина внимательно осмотрел нищенскую обстановку комнаты: ржавую железную кровать с грязным полосатым тюфяком на продавленной от времени сетке, облезлый фанерный двухстворчатый шкаф, у окна столик, застеленный газетами и задвинутым под него, деревянным стулом.

— Так ить и плата не царская! — Коляныч радостно ухмыльнулся в сивую бороденку и утер набежавшие сопли грязным коричневым кулаком. — Располагайся! А можа, того-ентого? Обмоем новосельице? У меня есть!

Коляныч лукаво подмигнул опухшим глазом.

— А? Что? — квартирант сначала не понял, он был погружен в собственные мысли. — Ах, да! Нет, думаю, не стоит, я вообще, видите ли, не употребляю спиртного.

— Ну, как хош: хозяин-барин. Мы люди не гордые, можем и сами отпраздновать, промеж собой! Денежку попрошу вперед! — Коляныч протянул корявую мозолистую ладошку.

Квартирант вытащил из внутреннего кармана пиджака толстый бумажник, медленно отсчитал три новенькие тысячные купюры и протянул хозяину. Коляныч жадно схватил деньги и надежно запрятал их глубоко за пазуху, в вонючие недра стеганой телогрейки.

— Ну, спасибо этому дому, пойдем к другому, — хозяин шутовски раскланялся и удалился.

Идти было недалеко — до ближайшей двери по темному коридору четырехкомнатной коммуналки. Коляныч являлся счастливым обладателем двух комнат в этой квартире. Одну, восемнадцатиметровую, постоянно сдавал жильцам. Правда, совсем недорого, но вырученные деньги служили неплохой прибавкой к его мизерной пенсии. А в другой, совсем маленькой, битком набитой старой мебелью, комнатенке, проживал сам.

Кроме Коляныча в квартире обитало еще четверо жильцов: семья Наливайко, Федор и Оксана с шестилетней дочкой Олесей, да еще бабка Архиповна со своими многочисленными кошками. Сколько их у нее было, точно сказать никто не мог, даже сама хозяйка, но уж точно не меньше десятка. Как кошаки помещались в двенадцатиметровой комнатке пенсионерки — было великой тайной. Но следы их жизнедеятельности не могли остаться незамеченными: то и дело из бабкиных апартаментов раздавались душераздирающие кошачьи вопли, а какой оттуда шел фимиам — лучше даже не пытаться описывать.

Так вот, вернемся к Колянычу: он зашел к себе в комнату, захватил двухлитровую банку с мутноватой, отвратительно пахнущей жидкостью и направился в гости к Наливайкам. Пить в одиночку сей достойный муж не любил, пьяницей и алкашом себя не считал, а в хорошей компании да по значительному поводу — самое милое дело! Наливайки встретили гостя радостными возгласами. И муж, и жена соответствовали своей фамилии, были не дураки выпить. Оба давно не работали, и существовала семейка на пенсию Федора — одноногого инвалида. Вскоре из-за наливайковской двери зазвучали веселые голоса, и послышался звон стаканов.

А интеллигентный мужчина, кстати, завали его Роберт Кондратьевич, принялся обживать неуютную комнату. Распаковал пузатый саквояж и вытащил оттуда комплект чистого постельного белья. Несколько костюмов и рубашек аккуратно развесил в шкафу, сложил носки и нижнее белье в выдвижной ящик. Больше ничего распаковывать не стал, а запер саквояж и убрал его поглубже в шкаф. Роберт аккуратно выложил на столик из пластикового пакета бутылку сока, печенье и сахар-рафинад в картонной коробочке. Сразу же вытащил несколько белоснежных кубиков и с наслаждением сгрыз их, запил большим глотком сока, прямо из бутылки и начал стелить постель. Очень хотелось спать, мужчина чувствовал себя усталым и разбитым.

— Ладно, завтра буду разбираться, — сказал он и улегся под одеяло. — Сегодня сил нет!

И только Роберт уснул, в дверь постучали. Тихо-тихо, застенчиво.

— Да что ж такое-то! Ни сна, ни отдыха измученной душе! — Роберт Кондратьевич вскочил, и как был, в семейных трусах бросился открывать.

— Кто там еще? — недовольным тоном спросил он.

— Это я, Олеся! — раздался тоненький голос из-за двери.

— Чего тебе надо? — мужчина широко распахнул дверь, и его раздражение сразу же куда-то улетучилось.

На пороге стояла маленькая светловолосая девочка, грязная и чумазая, в оборванном, больше похожем на старую тряпку, платьице.

— Я к вам знакомиться пришла, — доверчиво глядя ему в глаза, сказала малышка.

— Ну, раз уж пришла, заходи! — поспешно натягивая брюки, ответил хозяин.

Девочка, без приглашения, уселась за стол и недвусмысленно уставилась на сок и печенье.

— Ты голодная, что ли? — догадался Роберт.

— Ага, — кивнула малышка.

— Ну чего тогда смотришь — наворачивай! Гостей положено угощать, — мужчина разорвал упаковку и высыпал, прямо на стол, печенье. — Кстати, меня зовут Роберт Кондратьевич, можно просто — дядя Робик, а ты кто?

— Олеся! — представилась девочка, жуя печенье. — Можно я у тебя посижу? У нас Коляныч. Он принес самогонку. Теперь они с папкой и мамкой выпивают! Им лучше под руку не попадаться.

— Ну, ладно, посиди пока. Мы сейчас с тобой тоже выпьем, но только соку. Ты любишь сок?

Олеся радостно закивала, а хозяин полез в шкаф за стаканами.

— А хочешь, я расскажу тебе о муравьях? — предложил Роберт.

— Хочу, хочу, расскажи, — обрадовалась девочка.

— Ну, тогда слушай, — начал он. — Муравьи — это не простые насекомые, а великие труженики, санитары природы. Они убирают всякую грязь и мусор, чтобы земля и воздух стали чище и чтобы всем нам было легче жить…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 258