электронная
90
печатная A5
448
16+
Может быть…

Бесплатный фрагмент - Может быть…

Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5491-5
электронная
от 90
печатная A5
от 448

Желаю вам


Пусть, что хочется — сложится,

Пусть, что ищется — встретится,

Всё, чем дышится — множится,

Сумрак солнцем осветится.


Пусть крылатою птицею

За удачей-синицею

Взмоет ветер, кусты шевеля.

А в обратном пути,

Чтоб в окошко впустить,

Принесёт на крылах журавля!!!


Моя любовь…


Моя любовь — она тиха…

Молчаньем скована навеки…

Она печальна… Без греха

Мечтает скрыться в человеке…


За пеленой зелёных глаз,

За пылью будней беспробудных

Таит себя, как мысль рассказ

Таит за роем слов нетрудных…


Ей одинокость не чужда,

Тоска ей родственна, как ветер

В воздушном мире, как вода

В потоках рек шумит столетья…


Порой, как в пасмурные дни

Слегка наклонится берёза:

Листвою свежею тряхни —

Сорвутся с листьев капли-слёзы…


Обычный тихий суховей

Подсушит влажную природу.

И снова, в скромности своей,

Любовь останется безродной…

Безокое чувство

Качается в воздухе лист золотой,

Вобравший лучи раскалённого солнца,

И в вальсе осеннем опавшей листвой

Ложится на сердце, на самое донце…


И скучно, и грустно, близко и далёко…

Вчера — наше завтра — плетётся неясно.

И верить-не верить: смешно и жестоко;

Понять и принять — если станет напрасным?


Расскажет ли дождик, что в сердце закралось

Безокое чувство — покорность судьбе.

Что, может быть, даже любовью назвалось

Оно бы при встрече, желанной тебе?…

Всего, что было не опишешь

Всего, что было, не опишешь.

Что есть — не сможешь объяснить…

В ответ, признанья не услышишь,

Иль не осилишь суть открыть.


Не подведёт инстинкт сегодня,

Даст волю истины шагам;

Потускнет завтра непригодный

Подсветок фона — путь ногам.


Накинет сверху покрывало,

Загонит мысли в белый гроб…

Не важно, чем былое стало —

Всё к одному идёт.

И ляжет снег в сугроб.

Моей малой родине

Далёких окраин лесные угодья,

Берёзовых рощиц белеющий дол

И вербы немые у рек мелководья,

Степей неумытых пожухлый подол…


Состарилась родина. Век каменелый

Пришёл ли на долю её жития?…

Земля без любви стариков оскудела.

На завтра не писан закон бытия.


Гнездом разорённым тебя принимаю,

Деревня, мой памятник прожитых дней.

Какие столбы твои дни подпирают?

Чего ещё ждёшь от судьбины своей?


Я думу твою, как и ты, понимаю —

Тебе ли не знать, что я выросла в ней?

Не хочется видеть, как время стирает

Страницы из повести жизни твоей…

Человек ты по жизни от века

Человек ты по жизни от века.

В этом слове природа твоя.

Есть ли смысл, чтобы стать человеком,

Весь свой путь догонять воду в реках,

Вытекая водою ручья?…


Солонит тебя пена морская,

Круговертит воронками в реках,

Водопады на камни бросают,

Океан берега отдаляет…


Сколько ж нужно, чтоб стать человеком,

В океане ручьёвых молекул,

Чтобы берег твой был в каждом веке,

Что как  ты — как вода — в никуда утекают?

Новогоднее

Лунный свет,

Мерцанье звёзд.

И белый плед

Из снежных рос…


Счастливый смех,

Сиянье глаз.

Красивый мех…

Любви соблазн…


Замри на миг.

Взгляни вокруг.

Почувствуй: сказка ожила!


А вместе с нею — Светлый Лик

В душе твоей, без лепты рук,

Творит Божественны дела.


Открой им душу без сомненья,

Прими подарок дорогой:

Наполни сердце ощущеньями

И подари душе покой…


Какая радость от улыбок!

Какие блёстки от огней!

И под ногами пол так зыбок

От танго, вальсов и страстей!


Пусть праздник в воздухе витает —

Торжествен, лёгок и искрист.

Пусть вьюга песни запевает

Под скрип снегов, метели свист…

Пусть все друг друга поздравляют!

Пусть Новый год вам открывает

Счастливой жизни чистый лист!!!

Вечная любовь

Ты вернулась ко мне,

Ты проснулась, как в сне,

Ты меня захватила в объятья…

Я уже не ждала,

Я уже не звала

И уже не носила я платья…


Осень тихо пришла —

Осень всё поняла.

Осень молча тебя возвратила:

Что украла сама,

Что взяла, без ума,

Отдала мне, и я ей простила.


Никому не понять,

Никому не принять,

Никому не услышать молчанье

О тебе, что к нему,

О тебе к одному —

На года, на века; навсегда испытанье.


Что же делать с тобой?

Что же делать с судьбой?

Что же делать мне с вечно любимым?

Если нам суждено,

Если Богом дано,

Пусть же Богом мы будем судимы…!

Я не умею прозой говорить

Я не умею прозой говорить,

Того, в чём ты нуждаешься услышать,

Того, в чём я нуждаюсь объяснить

И что мешает быть нам ближе.


Я не умею прозой говорить;

Вот так — возвышенно и просто,

Чтоб ты нашёл, за что любить,

Чтоб я срывала с неба звёзды.


Я не умею прозой говорить,

Язык поэта мне сподручней:

Мне рифма помогает жить,

Когда она душе созвучна…


Нет — я умею прозой говорить!

Но ты не хочешь слушать прозу…

Ты рвёшь мою шелкову нить,

Ты топчешь, топчешь мои грёзы…


Ты не умеешь, просто, говорить.

Не чувствуешь, не веришь, не желаешь!…

И рифма не умеет жить

В тебе!…

Ты рифм со мной не допускаешь…

Письмо в никуда

Пишу письмо. Кому? Не знаю.

Зачем? По прихоти души.

Мой адресат нигде не проживает.

Из ниоткуда ждёт: «Пиши»…


Конверта с адресом не нужно,

Он сам придёт его прочесть:

Когда-нибудь, в окно снаружи,

Иль дверь забуду запереть…


И вместе с воздухом бывалым

Найдет в обыденных делах.

Незримо глянет, вздох усталый

Неслышно выпустит в мыслях.


Глубокий взгляд окинет душу,

Прочтёт несказанность в словах.

Направит мысли. Поднатужит

Ещё нехоженность в следах.


Корявый почерк чуть заметит,

Ошибки справно разберёт.

Вопросом на вопрос ответит —

Такой ответ мне не соврёт…


Невидим выйдет до возврата,

Оставит в воздухе свой дух…

Быть может, я сама когда-то

На встречу с вечностью приду…

Чем бы душенька ни тешилась

Чем бы душенька ни тешилась —

Лишь бы душенька не плакала…

Я с коня гнедого спешилась,

Даже сбруюшка не звякнула.


Не успела ногу в стремечко

Я втолкнуть в пути обратном.

Как-то вскользь прошло то времечко,

Что нельзя назвать утратой.


Вслух сказать — сказать пустое.

Думать — тоже ни к селу.

Просто, я взгляну в былое:

Сердце чувствует стрелу…


Да овеется туманом

Всё, что сгинуло в лета.

Покорилась, знать, обману

Моя светлая мечта.


…Я хотела раствориться

В этом сердце навсегда,

Чтоб с душою его слиться,

Быть водой любви пруда…


Нет, я больше не встревожу

Лебедей на том пруду.

Пусть покоятся в безбожии.

Путь закрыт. Я не приду!

Глубоко засела грусть

Глубоко засела грусть

И инстинктов жизни вялость;

Страх, боязнь, что не вернусь;

Равнодушие, усталость…


Философское взиранье

На свою «чужую» жизнь.

И с судьбой других срастанье,

И неверье в реализм.


Трансформация явлений,

Протекающих в душе,

В упрощённом отраженьи

В стиле «девочка-торшер».


Занавесками ресницы.

Синий дым от сигарет…

Может, сон другой приснится —

Прогоните этот бред!

За окошком свету мало

«За окошком свету мало,

Белый снег кругом лежит…»

Распрощалась и осталась.

Видно, Бог того велит.


Почему я так ступала?

Почему смотрела так?

Почему во мне осталось

Всё, что живо, натощак?…


Мало света за окошком.

Много тьмы в душе моей.

Всё, что есть, — всё по-немножку

Отдала… Живи, музей!


Накопилось; растворилось.

Кровь историю хранит.

Не поэтому ль, не сбылось,

Не ужилось, что манит?


Всё отчаяньем укрыто:

Пусть печалится душа…!

Мысли в целое все слиты.

Память плачет, чуть дыша.


Ей нельзя распространяться

На порог кривых путей.

Я хочу с собой остаться,

Если чужда для людей.


Если горести взмутили

Родничок святой воды.

Если глазки запылили

Безответные труды…


Если лишнее желаю —

То, о чём нельзя мечтать.

Если, вдруг, не те питаю

Чувства, что не стоит знать.


Там, за бездною туманной

Время ждёт, когда придём.

Нас рассудит без обмана,

Может что-нибудь поймём!

Не просто золото найти

Фальшивят красные стихи,

Когда в душе неразбериха,

А чувства на ухо глухи,

Иль голос их поставлен тихо.


Не просто золото найти

Средь всей своей словесной пыли,

Отмыть его и в нить сплести,

Златую нить душевной были.

Тополиный звон

«Не жалей, что было,

Не гадай, что будет,

Береги, что есть.

Пусть, земля зарыла,

Умерших не судят —

Тоже выйдешь весь.


Сохрани собою,

Сердцем поминая,

Старые холмы.

Слёзною мольбою,

Землю обнимая,

Не вернём их мы», —


За забором кладбища,

Подкосив колени им,

С каждой из сторон

Напевает страждущим

Песню о смирении

Тополиный звон…

Горьким запахом дикой полыни

Чтоб тебе написать

Золотое письмо,

(В трёх словах рассказать,

Или в двух — всё равно):

Не найти, не собрать

Мне ответ на немой

Знак вопроса про «ждать»,

Или «жить не дано»


Несвобода глубокой святыни

Без опоры до срока жила.

Горьким запахом дикой полыни

В неизвестность судьба повела,

Чтобы где-то в душевной чужбине

Отыскать, чего нет.

Может даже, нашла.


Но труднее найти эту святость,

Чистоту и безгрешность оков,

Что покажут, но гонят превратность

Силой Высших, душою Богов,

Не давая нам истину прятать

За завесой незначимых слов…

В ночи проклятой и безбожной

В ночи проклятой и безбожной

Мне Святый Дух судьбу поёт:

Как ангел чистый, осторожный;

Как старый рок, в бездаль ведёт…


Чужой судьбой житья не сыщешь.

Своей стезёй — ей нет конца…

Но ветром, лишь, тихонько дышит

Мне сущность Духа без лица.


Узка тропа очарований.

В них силы к жизни нахожу.

Но, искушения изгнанник,

Вокруг да около брожу.


Надежда треплет, грея, душу,

Зовут забытые мечты…

Холодный разум непослушный

В подмогу чествует кресты…


Полёт далёкий ей не нужен,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 448