электронная
80
печатная A5
794
18+
Моё сердце выбрало тебя

Бесплатный фрагмент - Моё сердце выбрало тебя

Объем:
776 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8106-3
электронная
от 80
печатная A5
от 794

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Самолёт совершил посадку в аэропорту, и какое-то время ещё продолжил своё стремительное движение по взлётной полосе, постепенно сбрасывая скорость.

Елизавета Морозова взглянула иллюминатор. В Шереметьево шёл сильный дождь. Лето выдалось холодным, и начало августа так и не принесло желанных перемен погоды. Солнце появлялось редко и не баловало своим теплом и светом. Стёкла иллюминаторов моментально покрылись прозрачными капельками воды, скрывая за собой полностью здание аэропорта, и мрачная картинка за стеклом, походила скорее на пейзаж поздней осени, и портила и без того её не радужное настроение.

Елизавета расстегнула сумку и, достав телефон, взглянула на экран. Пропущенные звонки от мамы и бывшего мужа заполнили до отказа папку входящих вызовов. С интересом взглянув на галдевших вокруг неё пассажиров, стремительно покидающих свои места, она накинула на плечи тонкий плащ, который предусмотрительно взяла с собой и, завязав поясок на талии, поднялась с кресла, направляясь в уже освободившийся от толпы проход салона самолёта. Она медленно прошла по узкому коридорчику и вышла на улицу.

Дождь моментально намочил одежду и волосы, а маленький складной зонт оказался абсолютно бесполезным, и не смог укрыть её от проливного дождя и поднявшегося порывистого ветра.

Покинув терминал прилёта, Лиза пересекла зал ожидания и подошла к окну. Поставив чемодан на пол, снова достала телефон.

— Привет, мамочка!

— Привет, доченька! Как долетела?

— Всё хорошо. Я уже в аэропорту.

— Я тебе звонила, думала, ты прилетишь раньше.

— Вылет немного задержали, вот и прилетели позже, чем планировали. В Пулково был туман и сильный дождь. Когда оказалась на борту самолёта, телефон отключила.

— Сразу же поезжай на квартиру, ты слышишь меня? Ещё не хватало, чтобы ты простудилась.

— Мамочка, не волнуйся. Я как раз туда направляюсь.

— А может, всё-таки сейчас после развода, тебе было бы лучше приехать к нам с отцом? Ну, зачем тебе эта Москва? Здесь у нас большой дом, свежий воздух, наша поддержка и работа в фирме у папы. Он ведь так хотел, чтобы ты заменила его. Ведь ему давно пора отдыхать, и просто необходимо передать дело в надёжные руки.

— Мамочка, ну что я буду там у вас делать? Создавать однотипные интерьеры для домов местных олигархов? Мне хочется реализоваться творчески и самостоятельно. Работать для людей, умеющих ценить индивидуальность и у которых тонкий вкус и нестандартное понятие о красоте.

— Неугомонная ты, моя душа. Ты уже пыталась реализоваться творчески в фирме у Ростислава, и что из этого вышло?

— Мама, не напоминай мне о нём, он и так звонит мне до сих пор, не переставая. Я больше не хочу ни от кого зависеть. Я хочу найти свой жизненный путь и реализоваться в своей профессии, поэтому и вернулась в Москву.

— Найти свой путь и реализовать свои профессиональные способности можно и у нас. Твой отец тому пример. Он в своё время оставил Москву, налаженный бизнес и приехал сюда в Орловскую область, где организовал своё новое дело и добился высот не меньших, чем в столице. И ты не права, что его работа однотипна. Каждый дом, который он возводит и наполняет красивыми элементами интерьера, уникален. Большой город жесток, пойми это, и, несмотря на то, что у тебя мой сильный характер, я советую тебе вернуться домой. Так будет лучше для тебя. Особенно сейчас, когда ты пережила расставание с мужем.

— Нет, мама. Я останусь здесь и попытаюсь начать всё с начала. Ты знаешь, что после развода мне это сейчас крайне необходимо. Я не хочу, чтобы меня утешали и вытирали слёзы, которых у меня кстати нет. Я не жалею, что ушла от Ростислава. Напротив, я сейчас как никогда полна решимости, и уверенна, что у меня всё получится и без его помощи.

— Хочешь доказать своему мужу, что ты и без него способна добиться высот?

— Нет, ему я больше ничего доказывать не собираюсь. Я хочу это доказать самой себе. А мой брак с ним, это всего лишь досадная ошибка, и мой первый неудачный опыт в жизни.

— Да, мы с отцом изначально были не рады твоему скоропалительному решению выйти замуж. Ростислав, очень хороший человек, но ваша большая разница в возрасте, его опыт и твоя молодость, а главное твой характер, были не совместимы изначально. Но ты не послушала нас, сделала по-своему, и вот итог, развод спустя всего год после замужества.

— Мама, давай не будем говорить о Полонском. Он до сих пор меня продолжает опекать, в надежде, что я одумаюсь и вернусь к нему. Но этого не будет никогда. Быть только женой и матерью звучит для меня сейчас слишком удручающе. Я не только для этого появилась на свет, чтобы охранять семейный очаг и рожать кому-то детей. Я хочу добиться большего. Я хочу состояться в профессии.

— Это ты сейчас так говоришь, пока тебе двадцать пять. Нет, дорогая у каждой из нас женщин, одно главное предназначение в этой жизни, только понимаем мы его, иногда слишком поздно, и только когда встречаем настоящего человека в своей жизни.

— Ты говоришь о себе?

— Да.

— Но ведь ты состоялась в своём деле, и вырастила нас с Павлом. Ты всего добилась, и всё успела.

— Да, но всего этого я бы никогда не сделала, если бы ваш отец не был рядом, и не поддерживал меня. Не сделал для меня так много, и не любил бы меня так сильно.

— Ты считаешь, что без поддержки мужчин мы не способны добиться чего-либо в этой жизни?

— Нет, я так не считаю, и, как и ты, тоже думала в своё время, что способна прожить одна, и только работа была главенствующим звеном в моей жизни. Но когда добилась повышения в должности, и успеха, поняла, что всё это оказалось неважно, когда не стало рядом твоего отца. И всё, что мне оказалось нужно по-настоящему в жизни, это его любовь и вы с Пашей. А, впрочем, это долгий разговор и не для телефона. Поговорим, когда ты появишься у нас дома. Надеюсь, ты всё-таки приедешь к нам в гости? Мы с отцом очень соскучились.

— Приеду, сразу же, как только немного обустроюсь в Москве.

— Ну, ладно, переубеждать тебя больше не буду. Знаю, что всё равно это дело бесполезное. Если будет сложно найти работу, обратись за помощью к Сергею или Феликсу, они помогут. Телефоны у тебя есть?

— Есть. Не волнуйся, мамочка. Позвоню обязательно, если у самой ничего не выйдет. Ладно, мама, я поеду домой, устала после перелёта.

— Хорошо. Звони, пожалуйста, чаще, и не забывай о нас с отцом.

— Хорошо. Я люблю тебя, мама! Пока!

— Я тоже тебя люблю, доченька! Пока!

Лиза убрала телефон в сумку и повернулась к окну, пристально всматриваясь в движущиеся на взлётной полосе самолёты. Она задумалась.

Родители жили в Орловской области давно, и именно там, двадцать пять лет назад она появилась на свет. Удивительная история любви родителей, которую она узнала от матери, завораживала её ещё с юности, когда она впервые её услышала, и впоследствии всегда просила родителей её рассказывать снова и снова.

Отец всю жизнь проживший в Москве приехал в Орловскую область по воле случая, для того, чтобы приобрести свою фамильную недвижимость, затерянную в российской глубинке. Он встретил маму случайно и, полюбив её с первого взгляда, оставил ради неё столицу и огромный строительный холдинг с налаженным и прибыльным бизнесом. Он переехал в Отрадное и на месте начал своё новое дело в области архитектуры и строительства абсолютно с ноля. Его строительная фирма стала одной из самых преуспевающих в Орловской области и известной далеко за её пределами. Производство расширялось из года в год, отец вкладывал все силы и возможности в это новое дело всей своей жизни. Работа была интересной и многогранной, от проектирования зданий, их возведения и до внутренней отделки интерьеров.

Лиза вспомнила, как всегда, любила ездить с отцом на работу, сидеть с ним рядом и не издавая ни звука, часами наблюдать, как он работает с чертежами и проектами. Но вопреки его желанию она не стала архитектором, а остановила свой выбор на дизайне интерьеров. Окончив Московскую государственную художественно-промышленную академию имени Строганова и годовой курс Британской высшей школы дизайна, получила свои долгожданные дипломы, и с огромным желанием и упорством попыталась начать реализовывать свои творческие способности и умения.

Она всегда безумно любила именно эту завершающую стадию возведения зданий и домов, когда ещё была на работе отца, и влюбилась в это удивительное творческое дело дизайна интерьеров, которое захватило её с головой на долгие годы учёбы. Когда имея в наличии пустое пространство, безграничную фантазию и нужные знания, она могла обустроить и наполнить эту зияющую пустоту элементами и материалами, и создать из пустой коробки необыкновенный мир, который подарит своим обитателям радость, уют, покой и наслаждение.

Именно в этом она видела смысл и важность своей профессии, в возможности погрузиться в работу творчески, вложить свою фантазию и передать собственные ощущения её внутреннего мира, перенести их на стены и донести красоту интерьера до заказчика. Именно так всегда работал отец, и она переняла это от него.

Отец…

Как же безумно она любила его. И знала, что была его главной любимицей ещё с детства. Она была поздним четвёртым ребёнком в его жизни, и появилась на свет, когда ему исполнилось сорок четыре года. Отец был женат дважды. Первая жена умерла рано и оставила ему двоих детей, мальчика и девочку. А маму он встретил гораздо позже и в результате этой любви на свет появились её старший брат и она сама. Они были с братом погодками и особой разницы в возрасте не ощущали. Отец баловал её и позволял ей всё, что только она хотела. И, заметив её тягу в сознательном возрасте к своему делу, очень надеялся увидеть её своей преемницей в бизнесе. Но планы по её возвращению домой сразу после окончания академии и школы дизайна, нарушили планы личные, и домой она так и не вернулась.

Она всегда была своенравна и разборчива в кавалерах, и пока училась, пресекала все попытки своих сокурсников за ней ухаживать. А их было немало, учитывая, что за ней с первого курса закрепилось нетитулованное звание первой красавицы академии. На момент учёбы считала, что она и мужчины понятие несовместимое, и до идеала, которым всегда был её отец, не дотягивал ни один из представителей сильного пола человечества. Но её устойчивый пьедестал холодной и неприступной красавицы всё-таки пошатнулся чуть больше года назад, когда отправившись вместе с подругой отметить окончание своей учёбы в респектабельный ресторан «Русские сезоны», она впервые увидела его…

Ростислав Полонский был значимой фигурой в Питерском строительном бизнесе. Приехав на неделю в Москву, для проведения переговоров, оказался волею судьбы в том же самом ресторане на деловом ужине. Вот только встретившись глазами с ней в зале, напрочь позабыл обо всех делах и переговорах, которые в тот день безнадёжно сорвал.

Лиза вспомнила, как он весь вечер не сводил с неё глаз. Она невольно поворачивала голову в его сторону, ощущая на себе его пронзительный взгляд, и каждый раз сталкиваясь с его серыми глазами, опускала голову. Он ей показался тогда каким-то величественным и нереальным. Красивый, импозантный шатен в дорогом костюме, с изящными манерами и поведением. Его жесты были неторопливы и отточены, словно он их репетировал ежедневно перед зеркалом. Он ей напомнил героя одного из её любимых любовных романов. Идеален во всём, от макушки до пят, и приковавший к себе не только её, но и внимание её подруги.

Но Полонский выбрал именно её, с первого взгляда, причём так стремительно, что не дал ей возможности опомниться и подумать. Его знаки внимания посыпались на неё уже в течение этого вечера. Огромный букет алых роз в сто штук опустил посыльный у её ног, дорогое французское шампанское в ведёрке со льдом на столе и оплата их ужина с подругой. Он с первых минут начал раздражать её своей нарочитой дерзостью и настойчивостью, поэтому она покинула ресторан, оставив нетронутыми все его подарки, и заплатив за свой ужин сама. Но оказавшись у своего дома, она моментально застыла на месте, обнаружив его машину и личное присутствие этого незнакомца у своего подъезда. И такое нежеланное для неё знакомство, всё-таки состоялось.

Он покорил её сердце, и вовсе не подарками и своими большими деньгами. Ростислав оказался интересным собеседником и рассказчиком, нежным и любящим мужчиной, а его профессиональные качества заставили её одномоментно изменить мнение о его ветрености и легкомыслии, которые стали основополагающими, когда она увидела его впервые в ресторане. Полонский был известным архитектором-градостроителем в Санкт-Петербурге, и имел большую строительную фирму и огромное количество постоянных заказчиков. Он был одарённым и увлечённым человеком, и так напоминал ей отца в начале их совместной жизни.

Они поженились стремительно, и жизнь поначалу казалась такой безоблачной, радужной и настоящей. Но спустя год совместного быта, его героический образ начал таять на её глазах со скоростью света. Ростислав долго отказывал ей в желании работать с ним вместе, видимо не воспринимая её профессиональные способности всерьёз. Но уступив её нескончаемым просьбам и дав ей, пробный проект детской спальни, он неожиданно получил от заказчиков море восторженных отзывов о её работе, и огромный денежный гонорар. После случившегося, Ростислав посмотрел на неё, как на специалиста другими глазами, и незамедлительно включил её в штат своих дизайнеров, о чём уже очень скоро пожалел.

Её проекты пользовались огромным спросом, и она была занята на работе и днём и ночью. Разрабатывая дизайн, и часто выезжая к заказчикам, она быстро превратилась не в хранительницу очага и мать его детей, как он мечтал, а в бизнес-леди, которая пропадала днями и ночами на работе, и уже была для него доступна лишь изредка, и только в его рабочем кабинете.

Тяжёлые приступы ревности с его стороны возникали всё чаще и чаще, и как только она собиралась ехать к очередному заказчику, и как только снова отказывалась от его предложения родить ребёнка. Всё это давление очень скоро сделало своё чёрное дело, и разрушило их нежные и трепетные семейные отношения. Она в свои двадцать пять не собиралась становиться матерью и домохозяйкой, а он в свои тридцать шесть уже мечтал о тихом и семейном счастье, потому что всё остальное у него уже было. Но с Лизой уговоры, а тем более угрозы были бесполезны. И когда он, попросту проявив свою волю, уволил её из своей фирмы, под предлогом сокращения штатов, добился обратного результата, а не того которого ожидал. Она вместо просьб и скандалов, без лишних слов и угроз моментально подала заявление на развод.

Полонский был раздавлен, потому что действительно любил её, и не ожидал подобного исхода их отношений. А вот она очень быстро поняла, что этот мужчина был всего лишь надуманным идеалом, который она сама нарисовала себе в голове, поэтому пока шёл развод, моментально покинула его огромный дом и переехала на съёмную квартиру. Она не переживала по поводу случившегося, ей было не жаль потерять этого человека, словно и не было этого года их совместной жизни. Она не умела пока ещё дорожить кем-то так сильно, чтобы жалеть о случившемся. В голове были лишь свои собственные мечты и желания, и она думала только о них, и была готова сразиться с самой жизнью и судьбой, чтобы добиться желаемого.

Она думала два месяца, прежде чем вернуться в Москву. В Питере остаться не решилась. Потому что знала, Полонский не даст ей стать его главным конкурентом. Хотя на словах, он до сих пор предлагал ей свою помощь, и проявлял о ней свою ненавязчивую заботу. Он, похоже, в отличие от неё, до сих пор не мог смириться с разводом. И был уверен, что всё можно вернуть и исправить. А она словно проснулась, словно очнулась от радужного сна своего первого серьёзного увлечения, когда розовая пелена с глаз спала, и поняла, что поступила абсолютно правильно, когда ушла от него, и решила идти по своей собственной дороге жизни уже без Ростислава Полонского.

Лиза отвлеклась от своих мыслей и внимательно посмотрела на женщину с ребёнком, которые остановились с ней рядом. Девочка капризничала и топала ножками, видимо требуя чего-то от своей матери, которая в свою очередь была поглощена изучением фотографий в одной из социальных сетей на своём смартфоне.

Елизавета улыбнулась и, подняв чемодан с пола, направилась к эскалатору. Коснувшись пальцами перил, она ступила на лестницу и медленно заскользила вверх.

Уже почти на самом верху громкие крики, внезапно раздавшиеся позади неё, заставили её резко обернуться. Прямо в её сторону стремительно направлялся молодой человек в тёмной ветровке и накинутом на голову капюшоне, с женской сумочкой в руках. За ним с громкими криками о помощи и словами брани в адрес похитителя, бежала босиком девушка в длинном шёлковом платье цвета весенней зелени. Лиза поняла, что, по-видимому, это и была хозяйка сумки.

— Стой, сволочь! Стой! — девушка вскочила на ступеньки эскалатора, и быстро перемещаясь по лестнице, побежала за грабителем. — Задержите его, пожалуйста, кто-нибудь, — с обречённостью в голосе из последних сил закричала девушка.

Лиза сошла со ступеней эскалатора и, бросив чемодан на пол, вытянула руки в сторону похитителя, преградив ему путь. И когда он поравнялся с ней, ухватилась за край рукава его ветровки.

— А, ну стой, мерзавец! Отдай сумку! — Лиза ухватилась руками за кожаный аксессуар женского гардероба.

— Пошла вон, тварь! — закричал мужчина и, смерив её яростным взглядом, со всей силы оттолкнул от себя.

Тонкие каблучки Лизы пошатнулись и, подвернув ногу, она почувствовала, что падает на пол, но инстинктивно продолжая удерживать пальцами куртку грабителя, увлекла его за собой.

Скатившись кубарем и запутавшись ногами в её чемодане, злоумышленник обрушился на пол и чуть откатился в сторону. Мужчина лежал у скамьи, придавленный руками неравнодушных пассажиров, которые всё это время наблюдали за происходящим. Он вырывался и осыпал ругательством всех вокруг.

Лиза лежала на полу, уткнувшись лицом в холодный мрамор плитки. Страх, смешанный с резким и внезапным падением, привели её в ступор, не давая возможности пошевелиться. Она почувствовала на своих плечах пальцы пожилой женщины, пытающейся её поднять.

— Дорогая, вставайте. С вами всё в порядке?

Лиза сморщилась от боли, и слегка приподнявшись на руках, присела на полу.

— Да, я в порядке. Спасибо вам! — она с благодарностью во взгляде посмотрела на женщину.

Лиза взглянула в сторону грабителя, и снова перевела взгляд на себя. Кожа на руках саднила болью, колени были содраны в кровь и новые тоненькие шёлковые брюки небесно-голубого цвета были безнадёжно испорчены. Она расстегнула ремешки, скинула босоножки и попыталась подняться, но жуткая боль в правой ноге не позволила ей этого сделать. Лиза снова повторила попытку, но почувствовав себя абсолютно беспомощной, тихо расплакалась.

Вытирая пальцами слёзы, она снова посмотрела на похитителя. Мужчину уже скручивали работники полиции, и Лиза сосредоточила всё своё внимание на пострадавшей девушке, которая стояла со злоумышленником рядом и продолжала осыпать его проклятиями и периодически наносила удары ему по голове украденной сумкой, видимо не до конца справившись с потрясением и негативными эмоциями.

Внезапно девушка обернулась и, взглянув на Лизу, быстро направилась в её сторону. Она присела рядом.

— Господи, я не знаю, как вас благодарить. Если бы не вы. Понимаете, у меня здесь, — незнакомка показала пальцем на сумку, — все документы и деньги. Я приехала сюда на работу по приглашению. Только сошла с самолёта, а тут этот гад. В общем, опомниться не успела. Вы пострадали? — девушка обвела внимательным взглядом порванные брюки Морозовой и её содранные в кровь колени. — Вставайте, я вам помогу подняться, — она протянула свою руку.

— Не могу, нога жутко болит. Видимо я её серьёзно повредила, когда падала, — Лиза перевела взгляд на слегка опухшую ногу, и коснулась пальцами покрасневшей кожи, слегка поглаживая её, и морщась от боли.

— Сейчас… — незнакомка достала мобильный телефон и вызвала скорую помощь. — Потерпите, сейчас приедут врачи. Кстати, меня Анжелика зовут. Анжелика Князева.

— Я, Елизавета Морозова. Очень приятно.

— А уж как мне приятно. Вы себе представить не можете. Вы словно подарок небесного провидения в моей жизни.

— Простите, вам придётся пройти с нами и дать показания.

Девушки синхронно повернули головы на голос, появившегося возле них сотрудника полиции. Он обращался к Анжелике.

— Сейчас иду, — тихо ответила Князева. — Вот что, — она перевела взгляд на Лизу. — Дайте мне свой номер телефона. Я просто обязана справиться чуть позже о вашем здоровье и очень хочу отблагодарить вас за помощь.

— Да, не стоит никакой благодарности, — устало произнесла Лиза.

— Ну, вот ещё. Хотя бы посидим где-нибудь в кафе, когда вы поправитесь. Мне же хочется вас отблагодарить.

— Ну, хорошо, записывайте номер, — Лиза продиктовала свой телефон и, попрощавшись, долго смотрела в спину стремительно удаляющейся её новой знакомой. Невысокая, симпатичная натуральная блондинка, скорее всего её ровесница, и вероятнее всего приехала из провинции. И дело было не в простенькой одежде, которая была на ней, а в её открытости и искренности, не свойственные большинству жителей огромных мегаполисов.

Лиза была не прочь продолжить знакомство с этой смелой и удивительной девчонкой. Вспомнила, как она отчаянно колотила по голове своего обидчика, и улыбнулась. Возможно, она сможет в её лице найти родственную душу, которая была ей сейчас так необходима, потому что её единственная подруга сразу после окончания академии вышла замуж и уехала вместе с мужем в Канаду. А Анжелика, судя по тому, что получила приглашение на работу в столице, на деле ещё могла оказаться и незаурядной личностью с такой же отчаянной головой, как и у неё самой, способной на дерзкие поступки и своеволие.

Лиза улыбнулась, наблюдая как Анжелика, всё ещё выражала бурное недовольство в отношении грабителя, который шёл понуро рядом с полицейскими, опустив плечи и склонив голову.

Елизавета снова попыталась подняться. Сидеть на холодном полу было не комфортно, но боль в ноге в разы усилилась, и теперь уже даже малейшее движение, причиняло жуткий дискомфорт. Она снова коснулась рукой сильного отёка на ноге, и от бессилия снова расплакалась.

— Добрый день! Это вам нужна медицинская помощь?

Лиза подняла глаза на владельца красивого мужского голоса.

Молодой врач в униформе яркого василькового цвета с фонендоскопом на шее стоял прямо перед ней. Почему-то взглянув на него, Лиза на время потеряла дар речи. Высокий, стройный с не типичным для мужчины красивым лицом. Тонкие черты, словно у аристократа из прошлого, роскошные густые волосы цвета чёрной ночи и такие же жгучие ежевичного оттенка глаза, при взгляде в которые у Лизы быстрее забилось сердце, и она на мгновение забыла, по какому поводу вообще сюда была вызвана служба скорой помощи.

— С вами всё в порядке? Что с вами? — молодой человек присел с ней рядом, пристально вглядываясь в её лицо.

— Добрый день! — тихо произнесла она с опозданием, в ответ на его приветствие, и поспешно отвела глаза, теряясь под его прожигающим взглядом. — Я упала и, кажется, сильно повредила ногу.

— Похоже, повредили не только ногу, — мужчина осторожно коснулся пальцами её израненных коленей и взглянул на содранную кожу её рук. — Я должен осмотреть вашу ногу. Закатайте брюки, пожалуйста, — обратился он к ней и, снова заскользив глазами по её лицу, улыбнулся.

Лиза послушно убрала брючину до колена и продолжила внимательно смотреть на доктора, который осторожно осматривал её ногу. Она морщилась от резкой боли, когда его пальцы были чуть настойчивее, но как только неприятные ощущения исчезали, тут же переключала всё своё внимание с больной ноги на мужчину, который сидел прямо перед ней, опустившись на колени.

Его густые пряди волос упали на лоб, когда он, склонившись, обрабатывал её колени и руки какой-то мазью. И даже боль от укола, показалась ей незаметной. В данный момент у неё было только одно навязчивое желание, сверлившее её мозговые извилины, коснуться пальцами шёлка этих чёрных волос и, закрыв глаза, ощущать бесконечно нежные прикосновения его чутких пальцев к своей коже. Ей на мгновение показалось, что падая, она ударилась головой. Потому что её ослепление этим мужчиной походило на симптом сотрясения мозга или сумасшествия. Ей навязчиво казалось, что она уже когда-то видела его в своей жизни. Его внешность, голос, жесты и манера говорить, были поразительно знакомыми.

Внезапно её осенила мысль и спонтанная ассоциация, но всё-таки решив её проверить очень осторожно, она взглянула ещё раз на молодого человека и тихо произнесла:

— Артур?

Мужчина поднял глаза, и внимательно посмотрев на неё, улыбнулся.

— Георг Феликсович, я буду ждать вас у машины. Носилки будут нужны? — обратилась к нему его помощница. — Водителя прислать?

Он повернул голову к фельдшеру и отрицательно покачал головой.

— Нет, не нужны. Ждите в машине, мы скоро подойдём.

— Георг? — тихо произнесла Лиза, пристально всматриваясь в его глаза.

Молодой человек ослепительно улыбнулся.

— Ты никогда не умела нас с братом отличать друг от друга, Лиза.

— Господи, глазам своим не верю, что это ты… Что ты делаешь на скорой помощи?

— Работаю. Уже два года после окончания ординатуры.

— А как же хирургия? Ты же мечтал, как мама, работать хирургом. И почему ты не пошёл работать в её клинику?

Георг пожал плечами.

— У каждого должен быть свой путь. Я выбрал свой. Я врач общей практики. Окончил медицинский университет имени Сеченова, а потом сразу прошёл двухгодичную ординатуру по специальности врач скорой помощи, и пришёл работать на станцию.

— И тебе нравится эта страшная работа?

— Страшная? Нет, она не страшная, она интересная и очень ответственная, а главное, она очень нужна людям, и я с удовольствием хожу на свою работу.

— Раз ты врач общей практики, значит, умеешь лечить всё?

Георг тихо рассмеялся.

— Всего не умеет делать никто, но я повышаю свой профессиональный уровень постоянно. Поэтому и выезжаю на разные вызовы, и моя специализация не ограничена только травмами, как сегодня с тобой.

Лиза смотрела на него затаив вдыхание.

— Ну ладно, о моей работе, поговорим как-нибудь в другой раз. Обезболивающий укол, что я сделал тебе, не будет действовать бесконечно. Так что мне нужно отвезти тебя в травматологическое отделение. У тебя повреждение связок голеностопа, думаю, что это растяжение. Я наложил тебе тугую фиксирующую повязку, но тебе необходим рентген, чтобы точнее поставить диагноз, поэтому сейчас мы поедем к ортопеду-травматологу. Вставай, я помогу тебе дойти до машины, — он протянул ей руку, помогая подняться.

— Подожди, Георг, но ты не сказал мне, как ты узнал меня? Как ты понял, что это я? — она осторожно коснулась его руки своей ладонью.

Молодой человек снова ослепительно улыбнулся.

— Поверь мне, это было совсем несложно. Детское выражение твоего лица, когда ты плачешь, совсем не изменилось. К тому же с возрастом ты стала очень похожа на свою маму.

Лиза улыбнулась и поднялась на ноги.

— Ты тоже стал очень похож на своего отца. Ты его точная копия. Я сначала подумала, что у меня последствия падения, и я ударилась головой, так точно увидела перед собой Феликса Артуровича, чего конечно в принципе быть не может.

— Это точно, — улыбнулся Георг. — Отец далёк от медицины. Ну, пойдём, ты не должна сейчас ощущать сильную боль.

— Подожди, а мой чемодан, — Лиза повернула голову в сторону своего багажа.

— Я вам помогу, — стоявший рядом молодой человек подскочил на ноги и подхватил её поклажу.

— Спасибо, — обратилась к нему Лиза и, взяв Георга под локоть, медленно пошла вперёд.

— Как же тебя угораздило так упасть? Любовь к высоким каблучкам? — обратился он к ней, снова улыбаясь.

— Вроде того… — улыбнулась ему в ответ Лиза, пристально всматриваясь в его лицо.

— Ну что вы! Она грабителя задержала, и это он её толкнул, — снова вмешался в их диалог неравнодушный пассажир.

— Что вы говорите? — Георг повернул голову в сторону мужчины. — Как интересно. Теперь я просто обязан услышать эту потрясающую историю во всех подробностях, — он улыбнулся и загадочно посмотрел на Лизу, которая медленно шла рядом, делая неуверенные шаги, и ступая босыми ногами по холодной мраморной плитке пола.

Георг резко остановился, и стремительно подняв её на руки, прижал к себе, и быстро направился к выходу.

Лиза обняла его руками за шею, и уткнулась в неё лицом, вдыхая свежий, тонкий аромат его туалетной воды, и ощущая тепло его кожи. Непередаваемые ощущения, которые она никогда не испытывала прежде, закружили одномоментно её голову. И ей на мгновение показалось, что она погрузилась в свой лучший сон, в свою выдуманную фантазию, сделавшую её до неприличия сентиментальной и романтичной.

Красивый и сильный мужчина нёс её на своих руках через весь зал ожидания аэропорта. И если на минуту отбросить мысли о больной ноге, разодранных в кровь коленках и то, что этот мужчина не принц, а доктор неотложки, лечивший её только что, то в принципе всё могло бы сойти за начало красивой романтичной истории.

Но на деле всё было куда прозаичнее. Георг нёс её на руках не в светлую и счастливую страну их истории любви, а к машине скорой помощи. С намерением отвезти её в больницу, которых она с детства боялась, как огня, и терпеть не могла всех врачей, ну кроме одного из них, как теперь оказалось.

Елизавета ещё крепче сжала свои ладони и, уткнувшись лицом в его шею, прикрыла глаза, и хитро улыбнулась.

Глава 2

Елизавета появилась на пороге травматологического отделения, и осмотрелась по сторонам. Окинув взглядом полупустой двор и, накинув на плечо ремешок сумки, спустилась по ступенькам, и слегка прихрамывая, подошла к скамье, расположенной у входа в больничный сквер.

— Лиза! — окликнул её знакомый мужской голос.

Она резко обернулась.

Георг медленно направлялся в её сторону. Он уже переоделся и сменил свою медицинскую форму на лёгкие летние брюки бежевого цвета и рубашку с коротким рукавом в клетку. Его простой городской стиль одежды избавил его от официоза, и он стал похож просто на парня, живущего по соседству, и от его серьёзного и строгого образа высококлассного специалиста не осталось и следа. Сейчас он был просто её ровесником. Красивый, стройный, с уверенной походкой и неизменной ослепительной улыбкой на губах.

Поравнявшись с ней, Георг протянул ей свою правую руку.

— Пойдём, я отвезу тебя домой.

— Ты уже закончил работу?

— Да, и приехал за тобой.

— Как это любезно с твоей стороны, а то я уже намеревалась взять такси. А мои вещи?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 794