электронная
80
печатная A5
628
18+
Моё сердце выбрало тебя

Бесплатный фрагмент - Моё сердце выбрало тебя

Объем:
776 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8106-3
электронная
от 80
печатная A5
от 628

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Самолёт совершил посадку в аэропорту, и какое-то время ещё продолжил своё стремительное движение по взлётной полосе, постепенно сбрасывая скорость.

Елизавета Морозова взглянула иллюминатор. В Шереметьево шёл сильный дождь. Лето выдалось холодным, и начало августа так и не принесло желанных перемен погоды. Солнце появлялось редко и не баловало своим теплом и светом. Стёкла иллюминаторов моментально покрылись прозрачными капельками воды, скрывая за собой полностью здание аэропорта, и мрачная картинка за стеклом, походила скорее на пейзаж поздней осени, и портила и без того её не радужное настроение.

Елизавета расстегнула сумку и, достав телефон, взглянула на экран. Пропущенные звонки от мамы и бывшего мужа заполнили до отказа папку входящих вызовов. С интересом взглянув на галдевших вокруг неё пассажиров, стремительно покидающих свои места, она накинула на плечи тонкий плащ, который предусмотрительно взяла с собой и, завязав поясок на талии, поднялась с кресла, направляясь в уже освободившийся от толпы проход салона самолёта. Она медленно прошла по узкому коридорчику и вышла на улицу.

Дождь моментально намочил одежду и волосы, а маленький складной зонт оказался абсолютно бесполезным, и не смог укрыть её от проливного дождя и поднявшегося порывистого ветра.

Покинув терминал прилёта, Лиза пересекла зал ожидания и подошла к окну. Поставив чемодан на пол, снова достала телефон.

— Привет, мамочка!

— Привет, доченька! Как долетела?

— Всё хорошо. Я уже в аэропорту.

— Я тебе звонила, думала, ты прилетишь раньше.

— Вылет немного задержали, вот и прилетели позже, чем планировали. В Пулково был туман и сильный дождь. Когда оказалась на борту самолёта, телефон отключила.

— Сразу же поезжай на квартиру, ты слышишь меня? Ещё не хватало, чтобы ты простудилась.

— Мамочка, не волнуйся. Я как раз туда направляюсь.

— А может, всё-таки сейчас после развода, тебе было бы лучше приехать к нам с отцом? Ну, зачем тебе эта Москва? Здесь у нас большой дом, свежий воздух, наша поддержка и работа в фирме у папы. Он ведь так хотел, чтобы ты заменила его. Ведь ему давно пора отдыхать, и просто необходимо передать дело в надёжные руки.

— Мамочка, ну что я буду там у вас делать? Создавать однотипные интерьеры для домов местных олигархов? Мне хочется реализоваться творчески и самостоятельно. Работать для людей, умеющих ценить индивидуальность и у которых тонкий вкус и нестандартное понятие о красоте.

— Неугомонная ты, моя душа. Ты уже пыталась реализоваться творчески в фирме у Ростислава, и что из этого вышло?

— Мама, не напоминай мне о нём, он и так звонит мне до сих пор, не переставая. Я больше не хочу ни от кого зависеть. Я хочу найти свой жизненный путь и реализоваться в своей профессии, поэтому и вернулась в Москву.

— Найти свой путь и реализовать свои профессиональные способности можно и у нас. Твой отец тому пример. Он в своё время оставил Москву, налаженный бизнес и приехал сюда в Орловскую область, где организовал своё новое дело и добился высот не меньших, чем в столице. И ты не права, что его работа однотипна. Каждый дом, который он возводит и наполняет красивыми элементами интерьера, уникален. Большой город жесток, пойми это, и, несмотря на то, что у тебя мой сильный характер, я советую тебе вернуться домой. Так будет лучше для тебя. Особенно сейчас, когда ты пережила расставание с мужем.

— Нет, мама. Я останусь здесь и попытаюсь начать всё с начала. Ты знаешь, что после развода мне это сейчас крайне необходимо. Я не хочу, чтобы меня утешали и вытирали слёзы, которых у меня кстати нет. Я не жалею, что ушла от Ростислава. Напротив, я сейчас как никогда полна решимости, и уверенна, что у меня всё получится и без его помощи.

— Хочешь доказать своему мужу, что ты и без него способна добиться высот?

— Нет, ему я больше ничего доказывать не собираюсь. Я хочу это доказать самой себе. А мой брак с ним, это всего лишь досадная ошибка, и мой первый неудачный опыт в жизни.

— Да, мы с отцом изначально были не рады твоему скоропалительному решению выйти замуж. Ростислав, очень хороший человек, но ваша большая разница в возрасте, его опыт и твоя молодость, а главное твой характер, были не совместимы изначально. Но ты не послушала нас, сделала по-своему, и вот итог, развод спустя всего год после замужества.

— Мама, давай не будем говорить о Полонском. Он до сих пор меня продолжает опекать, в надежде, что я одумаюсь и вернусь к нему. Но этого не будет никогда. Быть только женой и матерью звучит для меня сейчас слишком удручающе. Я не только для этого появилась на свет, чтобы охранять семейный очаг и рожать кому-то детей. Я хочу добиться большего. Я хочу состояться в профессии.

— Это ты сейчас так говоришь, пока тебе двадцать пять. Нет, дорогая у каждой из нас женщин, одно главное предназначение в этой жизни, только понимаем мы его, иногда слишком поздно, и только когда встречаем настоящего человека в своей жизни.

— Ты говоришь о себе?

— Да.

— Но ведь ты состоялась в своём деле, и вырастила нас с Павлом. Ты всего добилась, и всё успела.

— Да, но всего этого я бы никогда не сделала, если бы ваш отец не был рядом, и не поддерживал меня. Не сделал для меня так много, и не любил бы меня так сильно.

— Ты считаешь, что без поддержки мужчин мы не способны добиться чего-либо в этой жизни?

— Нет, я так не считаю, и, как и ты, тоже думала в своё время, что способна прожить одна, и только работа была главенствующим звеном в моей жизни. Но когда добилась повышения в должности, и успеха, поняла, что всё это оказалось неважно, когда не стало рядом твоего отца. И всё, что мне оказалось нужно по-настоящему в жизни, это его любовь и вы с Пашей. А, впрочем, это долгий разговор и не для телефона. Поговорим, когда ты появишься у нас дома. Надеюсь, ты всё-таки приедешь к нам в гости? Мы с отцом очень соскучились.

— Приеду, сразу же, как только немного обустроюсь в Москве.

— Ну, ладно, переубеждать тебя больше не буду. Знаю, что всё равно это дело бесполезное. Если будет сложно найти работу, обратись за помощью к Сергею или Феликсу, они помогут. Телефоны у тебя есть?

— Есть. Не волнуйся, мамочка. Позвоню обязательно, если у самой ничего не выйдет. Ладно, мама, я поеду домой, устала после перелёта.

— Хорошо. Звони, пожалуйста, чаще, и не забывай о нас с отцом.

— Хорошо. Я люблю тебя, мама! Пока!

— Я тоже тебя люблю, доченька! Пока!

Лиза убрала телефон в сумку и повернулась к окну, пристально всматриваясь в движущиеся на взлётной полосе самолёты. Она задумалась.

Родители жили в Орловской области давно, и именно там, двадцать пять лет назад она появилась на свет. Удивительная история любви родителей, которую она узнала от матери, завораживала её ещё с юности, когда она впервые её услышала, и впоследствии всегда просила родителей её рассказывать снова и снова.

Отец всю жизнь проживший в Москве приехал в Орловскую область по воле случая, для того, чтобы приобрести свою фамильную недвижимость, затерянную в российской глубинке. Он встретил маму случайно и, полюбив её с первого взгляда, оставил ради неё столицу и огромный строительный холдинг с налаженным и прибыльным бизнесом. Он переехал в Отрадное и на месте начал своё новое дело в области архитектуры и строительства абсолютно с ноля. Его строительная фирма стала одной из самых преуспевающих в Орловской области и известной далеко за её пределами. Производство расширялось из года в год, отец вкладывал все силы и возможности в это новое дело всей своей жизни. Работа была интересной и многогранной, от проектирования зданий, их возведения и до внутренней отделки интерьеров.

Лиза вспомнила, как всегда, любила ездить с отцом на работу, сидеть с ним рядом и не издавая ни звука, часами наблюдать, как он работает с чертежами и проектами. Но вопреки его желанию она не стала архитектором, а остановила свой выбор на дизайне интерьеров. Окончив Московскую государственную художественно-промышленную академию имени Строганова и годовой курс Британской высшей школы дизайна, получила свои долгожданные дипломы, и с огромным желанием и упорством попыталась начать реализовывать свои творческие способности и умения.

Она всегда безумно любила именно эту завершающую стадию возведения зданий и домов, когда ещё была на работе отца, и влюбилась в это удивительное творческое дело дизайна интерьеров, которое захватило её с головой на долгие годы учёбы. Когда имея в наличии пустое пространство, безграничную фантазию и нужные знания, она могла обустроить и наполнить эту зияющую пустоту элементами и материалами, и создать из пустой коробки необыкновенный мир, который подарит своим обитателям радость, уют, покой и наслаждение.

Именно в этом она видела смысл и важность своей профессии, в возможности погрузиться в работу творчески, вложить свою фантазию и передать собственные ощущения её внутреннего мира, перенести их на стены и донести красоту интерьера до заказчика. Именно так всегда работал отец, и она переняла это от него.

Отец…

Как же безумно она любила его. И знала, что была его главной любимицей ещё с детства. Она была поздним четвёртым ребёнком в его жизни, и появилась на свет, когда ему исполнилось сорок четыре года. Отец был женат дважды. Первая жена умерла рано и оставила ему двоих детей, мальчика и девочку. А маму он встретил гораздо позже и в результате этой любви на свет появились её старший брат и она сама. Они были с братом погодками и особой разницы в возрасте не ощущали. Отец баловал её и позволял ей всё, что только она хотела. И, заметив её тягу в сознательном возрасте к своему делу, очень надеялся увидеть её своей преемницей в бизнесе. Но планы по её возвращению домой сразу после окончания академии и школы дизайна, нарушили планы личные, и домой она так и не вернулась.

Она всегда была своенравна и разборчива в кавалерах, и пока училась, пресекала все попытки своих сокурсников за ней ухаживать. А их было немало, учитывая, что за ней с первого курса закрепилось нетитулованное звание первой красавицы академии. На момент учёбы считала, что она и мужчины понятие несовместимое, и до идеала, которым всегда был её отец, не дотягивал ни один из представителей сильного пола человечества. Но её устойчивый пьедестал холодной и неприступной красавицы всё-таки пошатнулся чуть больше года назад, когда отправившись вместе с подругой отметить окончание своей учёбы в респектабельный ресторан «Русские сезоны», она впервые увидела его…

Ростислав Полонский был значимой фигурой в Питерском строительном бизнесе. Приехав на неделю в Москву, для проведения переговоров, оказался волею судьбы в том же самом ресторане на деловом ужине. Вот только встретившись глазами с ней в зале, напрочь позабыл обо всех делах и переговорах, которые в тот день безнадёжно сорвал.

Лиза вспомнила, как он весь вечер не сводил с неё глаз. Она невольно поворачивала голову в его сторону, ощущая на себе его пронзительный взгляд, и каждый раз сталкиваясь с его серыми глазами, опускала голову. Он ей показался тогда каким-то величественным и нереальным. Красивый, импозантный шатен в дорогом костюме, с изящными манерами и поведением. Его жесты были неторопливы и отточены, словно он их репетировал ежедневно перед зеркалом. Он ей напомнил героя одного из её любимых любовных романов. Идеален во всём, от макушки до пят, и приковавший к себе не только её, но и внимание её подруги.

Но Полонский выбрал именно её, с первого взгляда, причём так стремительно, что не дал ей возможности опомниться и подумать. Его знаки внимания посыпались на неё уже в течение этого вечера. Огромный букет алых роз в сто штук опустил посыльный у её ног, дорогое французское шампанское в ведёрке со льдом на столе и оплата их ужина с подругой. Он с первых минут начал раздражать её своей нарочитой дерзостью и настойчивостью, поэтому она покинула ресторан, оставив нетронутыми все его подарки, и заплатив за свой ужин сама. Но оказавшись у своего дома, она моментально застыла на месте, обнаружив его машину и личное присутствие этого незнакомца у своего подъезда. И такое нежеланное для неё знакомство, всё-таки состоялось.

Он покорил её сердце, и вовсе не подарками и своими большими деньгами. Ростислав оказался интересным собеседником и рассказчиком, нежным и любящим мужчиной, а его профессиональные качества заставили её одномоментно изменить мнение о его ветрености и легкомыслии, которые стали основополагающими, когда она увидела его впервые в ресторане. Полонский был известным архитектором-градостроителем в Санкт-Петербурге, и имел большую строительную фирму и огромное количество постоянных заказчиков. Он был одарённым и увлечённым человеком, и так напоминал ей отца в начале их совместной жизни.

Они поженились стремительно, и жизнь поначалу казалась такой безоблачной, радужной и настоящей. Но спустя год совместного быта, его героический образ начал таять на её глазах со скоростью света. Ростислав долго отказывал ей в желании работать с ним вместе, видимо не воспринимая её профессиональные способности всерьёз. Но уступив её нескончаемым просьбам и дав ей, пробный проект детской спальни, он неожиданно получил от заказчиков море восторженных отзывов о её работе, и огромный денежный гонорар. После случившегося, Ростислав посмотрел на неё, как на специалиста другими глазами, и незамедлительно включил её в штат своих дизайнеров, о чём уже очень скоро пожалел.

Её проекты пользовались огромным спросом, и она была занята на работе и днём и ночью. Разрабатывая дизайн, и часто выезжая к заказчикам, она быстро превратилась не в хранительницу очага и мать его детей, как он мечтал, а в бизнес-леди, которая пропадала днями и ночами на работе, и уже была для него доступна лишь изредка, и только в его рабочем кабинете.

Тяжёлые приступы ревности с его стороны возникали всё чаще и чаще, и как только она собиралась ехать к очередному заказчику, и как только снова отказывалась от его предложения родить ребёнка. Всё это давление очень скоро сделало своё чёрное дело, и разрушило их нежные и трепетные семейные отношения. Она в свои двадцать пять не собиралась становиться матерью и домохозяйкой, а он в свои тридцать шесть уже мечтал о тихом и семейном счастье, потому что всё остальное у него уже было. Но с Лизой уговоры, а тем более угрозы были бесполезны. И когда он, попросту проявив свою волю, уволил её из своей фирмы, под предлогом сокращения штатов, добился обратного результата, а не того которого ожидал. Она вместо просьб и скандалов, без лишних слов и угроз моментально подала заявление на развод.

Полонский был раздавлен, потому что действительно любил её, и не ожидал подобного исхода их отношений. А вот она очень быстро поняла, что этот мужчина был всего лишь надуманным идеалом, который она сама нарисовала себе в голове, поэтому пока шёл развод, моментально покинула его огромный дом и переехала на съёмную квартиру. Она не переживала по поводу случившегося, ей было не жаль потерять этого человека, словно и не было этого года их совместной жизни. Она не умела пока ещё дорожить кем-то так сильно, чтобы жалеть о случившемся. В голове были лишь свои собственные мечты и желания, и она думала только о них, и была готова сразиться с самой жизнью и судьбой, чтобы добиться желаемого.

Она думала два месяца, прежде чем вернуться в Москву. В Питере остаться не решилась. Потому что знала, Полонский не даст ей стать его главным конкурентом. Хотя на словах, он до сих пор предлагал ей свою помощь, и проявлял о ней свою ненавязчивую заботу. Он, похоже, в отличие от неё, до сих пор не мог смириться с разводом. И был уверен, что всё можно вернуть и исправить. А она словно проснулась, словно очнулась от радужного сна своего первого серьёзного увлечения, когда розовая пелена с глаз спала, и поняла, что поступила абсолютно правильно, когда ушла от него, и решила идти по своей собственной дороге жизни уже без Ростислава Полонского.

Лиза отвлеклась от своих мыслей и внимательно посмотрела на женщину с ребёнком, которые остановились с ней рядом. Девочка капризничала и топала ножками, видимо требуя чего-то от своей матери, которая в свою очередь была поглощена изучением фотографий в одной из социальных сетей на своём смартфоне.

Елизавета улыбнулась и, подняв чемодан с пола, направилась к эскалатору. Коснувшись пальцами перил, она ступила на лестницу и медленно заскользила вверх.

Уже почти на самом верху громкие крики, внезапно раздавшиеся позади неё, заставили её резко обернуться. Прямо в её сторону стремительно направлялся молодой человек в тёмной ветровке и накинутом на голову капюшоне, с женской сумочкой в руках. За ним с громкими криками о помощи и словами брани в адрес похитителя, бежала босиком девушка в длинном шёлковом платье цвета весенней зелени. Лиза поняла, что, по-видимому, это и была хозяйка сумки.

— Стой, сволочь! Стой! — девушка вскочила на ступеньки эскалатора, и быстро перемещаясь по лестнице, побежала за грабителем. — Задержите его, пожалуйста, кто-нибудь, — с обречённостью в голосе из последних сил закричала девушка.

Лиза сошла со ступеней эскалатора и, бросив чемодан на пол, вытянула руки в сторону похитителя, преградив ему путь. И когда он поравнялся с ней, ухватилась за край рукава его ветровки.

— А, ну стой, мерзавец! Отдай сумку! — Лиза ухватилась руками за кожаный аксессуар женского гардероба.

— Пошла вон, тварь! — закричал мужчина и, смерив её яростным взглядом, со всей силы оттолкнул от себя.

Тонкие каблучки Лизы пошатнулись и, подвернув ногу, она почувствовала, что падает на пол, но инстинктивно продолжая удерживать пальцами куртку грабителя, увлекла его за собой.

Скатившись кубарем и запутавшись ногами в её чемодане, злоумышленник обрушился на пол и чуть откатился в сторону. Мужчина лежал у скамьи, придавленный руками неравнодушных пассажиров, которые всё это время наблюдали за происходящим. Он вырывался и осыпал ругательством всех вокруг.

Лиза лежала на полу, уткнувшись лицом в холодный мрамор плитки. Страх, смешанный с резким и внезапным падением, привели её в ступор, не давая возможности пошевелиться. Она почувствовала на своих плечах пальцы пожилой женщины, пытающейся её поднять.

— Дорогая, вставайте. С вами всё в порядке?

Лиза сморщилась от боли, и слегка приподнявшись на руках, присела на полу.

— Да, я в порядке. Спасибо вам! — она с благодарностью во взгляде посмотрела на женщину.

Лиза взглянула в сторону грабителя, и снова перевела взгляд на себя. Кожа на руках саднила болью, колени были содраны в кровь и новые тоненькие шёлковые брюки небесно-голубого цвета были безнадёжно испорчены. Она расстегнула ремешки, скинула босоножки и попыталась подняться, но жуткая боль в правой ноге не позволила ей этого сделать. Лиза снова повторила попытку, но почувствовав себя абсолютно беспомощной, тихо расплакалась.

Вытирая пальцами слёзы, она снова посмотрела на похитителя. Мужчину уже скручивали работники полиции, и Лиза сосредоточила всё своё внимание на пострадавшей девушке, которая стояла со злоумышленником рядом и продолжала осыпать его проклятиями и периодически наносила удары ему по голове украденной сумкой, видимо не до конца справившись с потрясением и негативными эмоциями.

Внезапно девушка обернулась и, взглянув на Лизу, быстро направилась в её сторону. Она присела рядом.

— Господи, я не знаю, как вас благодарить. Если бы не вы. Понимаете, у меня здесь, — незнакомка показала пальцем на сумку, — все документы и деньги. Я приехала сюда на работу по приглашению. Только сошла с самолёта, а тут этот гад. В общем, опомниться не успела. Вы пострадали? — девушка обвела внимательным взглядом порванные брюки Морозовой и её содранные в кровь колени. — Вставайте, я вам помогу подняться, — она протянула свою руку.

— Не могу, нога жутко болит. Видимо я её серьёзно повредила, когда падала, — Лиза перевела взгляд на слегка опухшую ногу, и коснулась пальцами покрасневшей кожи, слегка поглаживая её, и морщась от боли.

— Сейчас… — незнакомка достала мобильный телефон и вызвала скорую помощь. — Потерпите, сейчас приедут врачи. Кстати, меня Анжелика зовут. Анжелика Князева.

— Я, Елизавета Морозова. Очень приятно.

— А уж как мне приятно. Вы себе представить не можете. Вы словно подарок небесного провидения в моей жизни.

— Простите, вам придётся пройти с нами и дать показания.

Девушки синхронно повернули головы на голос, появившегося возле них сотрудника полиции. Он обращался к Анжелике.

— Сейчас иду, — тихо ответила Князева. — Вот что, — она перевела взгляд на Лизу. — Дайте мне свой номер телефона. Я просто обязана справиться чуть позже о вашем здоровье и очень хочу отблагодарить вас за помощь.

— Да, не стоит никакой благодарности, — устало произнесла Лиза.

— Ну, вот ещё. Хотя бы посидим где-нибудь в кафе, когда вы поправитесь. Мне же хочется вас отблагодарить.

— Ну, хорошо, записывайте номер, — Лиза продиктовала свой телефон и, попрощавшись, долго смотрела в спину стремительно удаляющейся её новой знакомой. Невысокая, симпатичная натуральная блондинка, скорее всего её ровесница, и вероятнее всего приехала из провинции. И дело было не в простенькой одежде, которая была на ней, а в её открытости и искренности, не свойственные большинству жителей огромных мегаполисов.

Лиза была не прочь продолжить знакомство с этой смелой и удивительной девчонкой. Вспомнила, как она отчаянно колотила по голове своего обидчика, и улыбнулась. Возможно, она сможет в её лице найти родственную душу, которая была ей сейчас так необходима, потому что её единственная подруга сразу после окончания академии вышла замуж и уехала вместе с мужем в Канаду. А Анжелика, судя по тому, что получила приглашение на работу в столице, на деле ещё могла оказаться и незаурядной личностью с такой же отчаянной головой, как и у неё самой, способной на дерзкие поступки и своеволие.

Лиза улыбнулась, наблюдая как Анжелика, всё ещё выражала бурное недовольство в отношении грабителя, который шёл понуро рядом с полицейскими, опустив плечи и склонив голову.

Елизавета снова попыталась подняться. Сидеть на холодном полу было не комфортно, но боль в ноге в разы усилилась, и теперь уже даже малейшее движение, причиняло жуткий дискомфорт. Она снова коснулась рукой сильного отёка на ноге, и от бессилия снова расплакалась.

— Добрый день! Это вам нужна медицинская помощь?

Лиза подняла глаза на владельца красивого мужского голоса.

Молодой врач в униформе яркого василькового цвета с фонендоскопом на шее стоял прямо перед ней. Почему-то взглянув на него, Лиза на время потеряла дар речи. Высокий, стройный с не типичным для мужчины красивым лицом. Тонкие черты, словно у аристократа из прошлого, роскошные густые волосы цвета чёрной ночи и такие же жгучие ежевичного оттенка глаза, при взгляде в которые у Лизы быстрее забилось сердце, и она на мгновение забыла, по какому поводу вообще сюда была вызвана служба скорой помощи.

— С вами всё в порядке? Что с вами? — молодой человек присел с ней рядом, пристально вглядываясь в её лицо.

— Добрый день! — тихо произнесла она с опозданием, в ответ на его приветствие, и поспешно отвела глаза, теряясь под его прожигающим взглядом. — Я упала и, кажется, сильно повредила ногу.

— Похоже, повредили не только ногу, — мужчина осторожно коснулся пальцами её израненных коленей и взглянул на содранную кожу её рук. — Я должен осмотреть вашу ногу. Закатайте брюки, пожалуйста, — обратился он к ней и, снова заскользив глазами по её лицу, улыбнулся.

Лиза послушно убрала брючину до колена и продолжила внимательно смотреть на доктора, который осторожно осматривал её ногу. Она морщилась от резкой боли, когда его пальцы были чуть настойчивее, но как только неприятные ощущения исчезали, тут же переключала всё своё внимание с больной ноги на мужчину, который сидел прямо перед ней, опустившись на колени.

Его густые пряди волос упали на лоб, когда он, склонившись, обрабатывал её колени и руки какой-то мазью. И даже боль от укола, показалась ей незаметной. В данный момент у неё было только одно навязчивое желание, сверлившее её мозговые извилины, коснуться пальцами шёлка этих чёрных волос и, закрыв глаза, ощущать бесконечно нежные прикосновения его чутких пальцев к своей коже. Ей на мгновение показалось, что падая, она ударилась головой. Потому что её ослепление этим мужчиной походило на симптом сотрясения мозга или сумасшествия. Ей навязчиво казалось, что она уже когда-то видела его в своей жизни. Его внешность, голос, жесты и манера говорить, были поразительно знакомыми.

Внезапно её осенила мысль и спонтанная ассоциация, но всё-таки решив её проверить очень осторожно, она взглянула ещё раз на молодого человека и тихо произнесла:

— Артур?

Мужчина поднял глаза, и внимательно посмотрев на неё, улыбнулся.

— Георг Феликсович, я буду ждать вас у машины. Носилки будут нужны? — обратилась к нему его помощница. — Водителя прислать?

Он повернул голову к фельдшеру и отрицательно покачал головой.

— Нет, не нужны. Ждите в машине, мы скоро подойдём.

— Георг? — тихо произнесла Лиза, пристально всматриваясь в его глаза.

Молодой человек ослепительно улыбнулся.

— Ты никогда не умела нас с братом отличать друг от друга, Лиза.

— Господи, глазам своим не верю, что это ты… Что ты делаешь на скорой помощи?

— Работаю. Уже два года после окончания ординатуры.

— А как же хирургия? Ты же мечтал, как мама, работать хирургом. И почему ты не пошёл работать в её клинику?

Георг пожал плечами.

— У каждого должен быть свой путь. Я выбрал свой. Я врач общей практики. Окончил медицинский университет имени Сеченова, а потом сразу прошёл двухгодичную ординатуру по специальности врач скорой помощи, и пришёл работать на станцию.

— И тебе нравится эта страшная работа?

— Страшная? Нет, она не страшная, она интересная и очень ответственная, а главное, она очень нужна людям, и я с удовольствием хожу на свою работу.

— Раз ты врач общей практики, значит, умеешь лечить всё?

Георг тихо рассмеялся.

— Всего не умеет делать никто, но я повышаю свой профессиональный уровень постоянно. Поэтому и выезжаю на разные вызовы, и моя специализация не ограничена только травмами, как сегодня с тобой.

Лиза смотрела на него затаив вдыхание.

— Ну ладно, о моей работе, поговорим как-нибудь в другой раз. Обезболивающий укол, что я сделал тебе, не будет действовать бесконечно. Так что мне нужно отвезти тебя в травматологическое отделение. У тебя повреждение связок голеностопа, думаю, что это растяжение. Я наложил тебе тугую фиксирующую повязку, но тебе необходим рентген, чтобы точнее поставить диагноз, поэтому сейчас мы поедем к ортопеду-травматологу. Вставай, я помогу тебе дойти до машины, — он протянул ей руку, помогая подняться.

— Подожди, Георг, но ты не сказал мне, как ты узнал меня? Как ты понял, что это я? — она осторожно коснулась его руки своей ладонью.

Молодой человек снова ослепительно улыбнулся.

— Поверь мне, это было совсем несложно. Детское выражение твоего лица, когда ты плачешь, совсем не изменилось. К тому же с возрастом ты стала очень похожа на свою маму.

Лиза улыбнулась и поднялась на ноги.

— Ты тоже стал очень похож на своего отца. Ты его точная копия. Я сначала подумала, что у меня последствия падения, и я ударилась головой, так точно увидела перед собой Феликса Артуровича, чего конечно в принципе быть не может.

— Это точно, — улыбнулся Георг. — Отец далёк от медицины. Ну, пойдём, ты не должна сейчас ощущать сильную боль.

— Подожди, а мой чемодан, — Лиза повернула голову в сторону своего багажа.

— Я вам помогу, — стоявший рядом молодой человек подскочил на ноги и подхватил её поклажу.

— Спасибо, — обратилась к нему Лиза и, взяв Георга под локоть, медленно пошла вперёд.

— Как же тебя угораздило так упасть? Любовь к высоким каблучкам? — обратился он к ней, снова улыбаясь.

— Вроде того… — улыбнулась ему в ответ Лиза, пристально всматриваясь в его лицо.

— Ну что вы! Она грабителя задержала, и это он её толкнул, — снова вмешался в их диалог неравнодушный пассажир.

— Что вы говорите? — Георг повернул голову в сторону мужчины. — Как интересно. Теперь я просто обязан услышать эту потрясающую историю во всех подробностях, — он улыбнулся и загадочно посмотрел на Лизу, которая медленно шла рядом, делая неуверенные шаги, и ступая босыми ногами по холодной мраморной плитке пола.

Георг резко остановился, и стремительно подняв её на руки, прижал к себе, и быстро направился к выходу.

Лиза обняла его руками за шею, и уткнулась в неё лицом, вдыхая свежий, тонкий аромат его туалетной воды, и ощущая тепло его кожи. Непередаваемые ощущения, которые она никогда не испытывала прежде, закружили одномоментно её голову. И ей на мгновение показалось, что она погрузилась в свой лучший сон, в свою выдуманную фантазию, сделавшую её до неприличия сентиментальной и романтичной.

Красивый и сильный мужчина нёс её на своих руках через весь зал ожидания аэропорта. И если на минуту отбросить мысли о больной ноге, разодранных в кровь коленках и то, что этот мужчина не принц, а доктор неотложки, лечивший её только что, то в принципе всё могло бы сойти за начало красивой романтичной истории.

Но на деле всё было куда прозаичнее. Георг нёс её на руках не в светлую и счастливую страну их истории любви, а к машине скорой помощи. С намерением отвезти её в больницу, которых она с детства боялась, как огня, и терпеть не могла всех врачей, ну кроме одного из них, как теперь оказалось.

Елизавета ещё крепче сжала свои ладони и, уткнувшись лицом в его шею, прикрыла глаза, и хитро улыбнулась.

Глава 2

Елизавета появилась на пороге травматологического отделения, и осмотрелась по сторонам. Окинув взглядом полупустой двор и, накинув на плечо ремешок сумки, спустилась по ступенькам, и слегка прихрамывая, подошла к скамье, расположенной у входа в больничный сквер.

— Лиза! — окликнул её знакомый мужской голос.

Она резко обернулась.

Георг медленно направлялся в её сторону. Он уже переоделся и сменил свою медицинскую форму на лёгкие летние брюки бежевого цвета и рубашку с коротким рукавом в клетку. Его простой городской стиль одежды избавил его от официоза, и он стал похож просто на парня, живущего по соседству, и от его серьёзного и строгого образа высококлассного специалиста не осталось и следа. Сейчас он был просто её ровесником. Красивый, стройный, с уверенной походкой и неизменной ослепительной улыбкой на губах.

Поравнявшись с ней, Георг протянул ей свою правую руку.

— Пойдём, я отвезу тебя домой.

— Ты уже закончил работу?

— Да, и приехал за тобой.

— Как это любезно с твоей стороны, а то я уже намеревалась взять такси. А мои вещи?

— В багажнике, — он показал рукой в сторону белоснежного автомобиля.

— Это твоя машина?

— Да.

— Красивая! Давно купил?

— В прошлом году.

— А я вот так поездить и не успела. Права получила весной, а потом… — она немного помедлила, — в общем, не сложилось у меня как-то с машиной.

— Ничего, какие твои годы. Успеешь ещё поездить и машину купишь, — улыбнулся Георг.

— Мои годы… — с напускным недовольством в голосе повторила она. — Такие же, как и твои, — Лиза рассмеялась, пытаясь ему напомнить об их незначительной разнице в возрасте, всего в один год.

Георг улыбнулся и, открыв дверь машины, усадил её в салон. Когда он опустился на сидение рядом с нею, Лиза сразу же перевела свой взгляд на него.

— Говори адрес, куда тебя отвезти? — Георг повернул голову, и внимательно посмотрел на неё.

— Бульвар Рокоссовского 6 корпус 1.

— «Богородский»?

— Да.

— Хороший жилой комплекс. Я был там, когда искал себе квартиру. Отец подарил?

— Да, на окончание академии. Правда, пожить в ней, почти не довелось. Так несколько дней. Она почти два года пустовала.

Георг повернул голову и снова посмотрел на неё.

— Я в курсе твоего развода. Отец говорил, что ты рассталась с мужем. Не сошлись характерами?

— Что-то вроде этого. А ты женат?

Георг снова взглянул на неё и перевёл взгляд в лобовое стекло, выезжая с парковки и направляя машину на центральную улицу.

— Нет. Я в этом отношении не современный мужчина.

— Почему?

— Потому что у меня вечная нехватка времени на личную жизнь, а уж на женитьбу и подавно. Как говорит моя мама, работа отнимает всё моё свободное время.

Лиза внимательно смотрела на него.

— Но у тебя же был кто-то или есть…

Георг улыбнулся и взглянул на её слегка смущённое лицо.

— Тебе не кажется, что ты задаёшь слишком личный вопрос?

— Извини… — она опустила глаза.

— Да, ладно это не секрет. Я жил с девушкой два года вместе. Но мы расстались полгода назад.

— Тоже не сошлись характерами?

— Нет. Просто ей надоело моё постоянное отсутствие дома.

— Ты живёшь с родителями?

— Нет, у меня своя квартира. Купил в позапрошлом году, но бываю там гораздо реже, чем в доме у родителей.

— Как они?

— В порядке. Отец частично отошёл от дел, но продолжает курировать всю работу холдинга, как главный акционер. У него теперь новое увлечение. Он начал писать картины, и в доме оборудовал для себя мастерскую.

— Вот как?

— Кстати, знаешь, у него неплохо получается.

— А мама?

— Мама по-прежнему руководит медицинским центром, и преподаёт в институте.

— А Артур?

— Артур работает в холдинге отца. Он получил хорошее образование в сфере управления, и является исполнительным директором «Альянса», и кстати… — Георг улыбнулся, — в отличие от меня, уже был женат.

— Был?

— Да, развод получил только на прошлой неделе. И он ему дался нелегко. Девушка была из очень респектабельной семьи, и поэтому возникли трудности при расставании.

— У них были дети?

— Нет. Зато был брачный договор. А мой брат своего никогда не упустит, вот поэтому судебное дело и затянулось.

Лиза улыбнулась.

— Он и в детстве был таким во всём. Всё самое лучшее должно было принадлежать только ему.

— Это точно.

— Ну а как же так случилось, что ты отошёл от общего семейного дела?

— Я тебе уже говорил, медицина, это главное занятие всей моей жизни. Видимо перенял это от мамы. Она ведь тоже начинала свою работу с простого хирурга. Вот и я решил начать свою работу с конкретного направления, и пошёл на станцию скорой помощи. Потому что понимаю, что это моё. То, что мне нравится и приносит удовлетворение от того, что делаю.

— Отец был против твоего выбора?

— А твой? — он улыбнулся.

— Я первая спросила.

— Конечно против. Особенно в начале моей работы. Он всегда хотел, чтобы я работал вместе с мамой, и достойно зарабатывал. Предлагал открыть мне свой собственный медицинский центр. Только знаешь, не люблю я эту бумажную работу. Я хочу лечить людей и спасать их жизни. Ну а вопрос оплаты труда, и на своём месте можно решить и хорошо зарабатывать, если взять, к примеру, больше дежурств. Не знаю, мне хватает тех денег, которые я зарабатываю, может всё потому, что мои желания скромные. Мне много не нужно.

— Но ведь огромное количество дежурств отнимает всё твоё свободное время. Ты же сам сказал.

— Я от этого не страдаю.

Лиза заскользила взглядом по его точёному профилю, изучая каждую чёрточку его лица. Встретившись с его обжигающим взглядом, она поспешно отвела глаза в сторону.

— Знаешь, врач мне сказал…

— Я знаю, — тихо произнёс Георг. — Я говорил с ним, пока ты была на процедурах. У тебя не сложная травма. Тебе не нужно будет ездить в больницу. Я сам буду делать тебе массаж, накладывать фиксирующую повязку первые три дня, проведу физиотерапевтическое лечение, и если понадобится, буду колоть обезболивающее.

— Но ведь у тебя нет на это свободного времени.

— Для тебя я его найду. Мы ведь с тобой старые друзья.

Лиза резко повернула голову в его сторону, и обречённо произнесла вслух:

— Друзья? Думаешь?

— Конечно. Сколько мы не виделись?

— Десять лет. Последний раз мы были у вас в гостях с родителями на вашем дне рождении.

— Точно.

— Поэтому не мудрено, что я тебя сразу не узнала. Ты стал таким…

Он повернул голову и внимательно посмотрел на неё.

— Каким?

Лиза пожала плечиками и снова перевела взгляд в лобовое стекло, на длинную вереницу машин, стоявших перед ними в пробке.

— Очень привлекательным мужчиной.

Георг улыбнулся.

— А вот я тебя узнал сразу. Ты осталась всё той же девчонкой, какой была в детстве, только красота твоя сейчас совсем иная, чем десять лет назад.

— Иная?

— Да. Ты стала женственная и очаровательная. Твоя красота взрослая, утончённая и изысканная.

Лиза улыбнулась.

Георг снова взглянул на неё и перевёл взгляд в лобовое стекло.

— Приехали, — он повернул руль направо, и остановил машину у подъезда Лизы. — Я помогу. Не выходи сама, — Георг поспешно покинул автомобиль и вышел на улицу.

Вытащив из багажника её чемодан, он поставил его на землю и, распахнув дверь с её стороны, протянул руку, помогая ей выйти на улицу. Взяв её под руку, он медленно повёл её в подъезд. Они поднялись на лифте и оказались у её квартиры.

Лиза открыла замок и, прихрамывая на одну ногу, прошла в прихожую. Опустившись на сидение, она откинулась на спинку дивана, и прикрыла глаза.

Георг присел перед ней на корточки, и осторожно коснулся пальцами её руки.

— Устала? Нога болит?

Лиза открыла глаза и, улыбнувшись, посмотрела на него.

— Нет, не болит. Просто действительно немного устала. Я ведь сразу после самолёта попала в это неприятное происшествие в аэропорту.

— Ты ложись, отдохни. Я сейчас съезжу в аптеку и магазин за продуктами. Тебе надо поужинать, сделать процедуры и лечь спать.

— Послушай, мне неудобно, что ты всё это для меня делаешь. Ты ведь после дежурства. Тебе тоже нужно отдыхать.

— Отдохну, не волнуйся, — он поднялся и направился на выход. Обернувшись уже на пороге, снова посмотрел на неё. — Переодевайся, и ложись в постель. Я быстро.

— Возьми ключи от квартиры, — она кивнула на стеклянную стойку у стены.

— Хорошо, — Георг прихватил связку ключей и покинул её квартиру.

Елизавета поднялась на ноги, и медленно дошла до окна гостиной. Она посмотрела в стекло, с интересом наблюдая, как Георг направляется к своей машине, и стремительно покидает её двор.

Лиза прислонилась лбом к прохладному стеклу.

Она никак не ожидала встретить его снова в поликлинике. И его появление заставило её сердце забиться быстрее, а близкое присутствие рядом, и к тому же желание лечить её и ухаживать, наполнило сердце тёплым трепетным волнением.

Друзья… Он назвал их старыми друзьями. Они никогда ими не были. В детстве она ненавидела обоих братьев Азарян, за их надменность и чванливость. И главное за то, что они, всегда появляясь в их доме, приковывали к себе всё внимание её любимого отца.

Повзрослев и встретившись в подростковом возрасте, она возненавидела их ещё больше. Потому что, появившись в их доме на дне рождении, она вызвала восхищение и приковала к себе внимание всех присутствующих там молодых людей, кроме опять же братьев Азарян. Она в свои пятнадцать считала себя неотразимой, потому что постоянно получала активные знаки внимания от своих одноклассников, и полагала, что и здесь её будет ожидать свита из двух одинаковых с лица пажей. Но парни были несколько старше, и у них были другие интересы в жизни, и на неё они не обращали абсолютно никакого внимания. Вот тогда она и решила, поклялась себе, что когда-нибудь она им эту обиду припомнит, много лет спустя.

Лиза улыбнулась. Её план мести провалился с треском, как только днём состоялась встреча с одним из них, такая неожиданная и непредсказуемая, что стёрла начисто ластиком все глупые подростковые обиды. Она потеряла своё, выдержанное годами самообладание, как только столкнулась с проникновенным взглядом Георга в аэропорту, и почувствовала прикосновение его рук к своей коже.

Лиза прикрыла глаза, пытаясь снова предаться приятным воспоминаниям, но назойливый звонок мобильного аппарата оторвал от погружения в приятную негу и она, вздохнув, взяла телефон в руку.

Заметив на экране знакомый номер абонента, улыбнулась.

— Привет, Серёжкин!

— Привет, сестрёнка! Ты уже в Москве? Отец мне говорил, что ты должна приехать сегодня.

— Да, я уже на месте.

— К нам приедешь?

— Серёж, не могу, прости. Я тут немного в переплёт попала в аэропорту.

— Что случилось? — голос брата прозвучал встревоженно.

— Не волнуйся, пожалуйста. Лёгкий вывих лодыжки. Думаю, к концу недели уже поправлюсь, может тогда, и заскочу к вам в гости.

— А что случилось?

— Долгая история. Расскажу при встрече.

— Думаешь, ты быстро пойдёшь на поправку?

— Уверена. Ведь у меня чудесный доктор волею случая, оказавшийся рядом, в лице Георга Феликсовича Азарян.

— Вот как? Так, это уже интересно. С этого момента поподробнее, пожалуйста.

— Да, ничего интересного. Мы встретились с ним абсолютно случайно в аэропорту, когда он приехал ко мне на вызов.

— Интересные случайности. Да, жаль, конечно, что ты обездвижена на эти дни. Я хотел пригласить тебя на праздник. Я вчера стал дедушкой.

— Что? Милена уже родила?

— Да. Немного раньше положенного срока.

— И как назвали мальчика?

— Пётр.

— Величественное имя и очень красивое. Папе сообщил, что он стал прадедушкой?

— Сразу же позвонил.

— Он счастлив?

— Ещё бы! Через две недели обещали приехать вместе с Ангелиной в гости.

— Здорово! Я тоже обязательно приеду, как только поправлюсь, и Милену выпишут из роддома. Я соскучилась по ней, и на малыша хочется взглянуть.

— Она тоже о тебе спрашивала. Кстати, какие планы на Москву? Может к нам в фирму? Мне дизайнеры в штат нужны.

— Серёж, пока нет. Я хочу попытаться поработать сольно. У меня есть наработки, проекты, неплохие результаты и отзывы заказчиков. Хочу попробовать найти свою нишу в дизайнерском направлении.

— Одной будет тяжело заниматься и творческим процессом, и организацией своих дел. Тебе помощник нужен будет, а лучше два.

— Пока помощнику платить нечем, а двоим и подавно.

— А Полонский что же, после развода, не помогает?

— Помогает. Деньги переводит регулярно на банковскую карточку. Только я их не снимаю.

— Из принципа? — Сергей рассмеялся.

— Это не принцип, это убеждение. У меня есть свои деньги, я была не безработная последний год.

— Понятно. Ну, смотри, если вдруг столкнёшься с трудностями, сразу обращайся. Эту фирму создавал наш отец и если ты будешь в ней работать, я думаю, он будет очень рад.

— Я думаю, он был бы ещё больше рад, если бы я вернулась в Отрадное, и там возглавила его фирму.

— Ты серьёзно?

— Конечно. Отцу нужен преемник, а кроме меня, сам знаешь, больше некому.

— Пашка всё моря бороздит?

— А куда он денется. Ты же знаешь, это всегда было его главной мечтой, ещё с детства. И он много сделал для её осуществления.

— Не женился?

— Он женится, как же. Грубый морской волк. Мама говорит, был в усадьбе три месяца назад на дне её рождения. Приехал домой после рейса, и она его не узнала. Огромный, небритый. Говорит, сказала ему, ты в зеркало на себя посмотри, кто тебя такого полюбит.

Сергей рассмеялся.

— А он?

— Махнул рукой и ответил, кому нужно, полюбит и такого. Его кстати, два месяца назад повысили в звании и должности. Он теперь не старпом, а дублёр капитана ледокола.

— Молодец! В его годы и такой успех.

— Он много сделал, чтобы прийти к этому успеху. Он весь в отца. Его упорству можно только позавидовать. Правда, я бы не хотела оказаться на месте членов его команды. Характерец у моего брата такой же холодный, как и то место, где он работает.

— Должность его обязывает.

— Да уж, будущий грозный капитан Морозов, — Лиза рассмеялась.

— Ну а ты, как себя чувствуешь после развода?

— Нормально, а как я должна себя чувствовать, если инициатором развода была я сама.

— Зря ты вспылила. Полонский, хороший мужик.

— Я и не говорила, что он плохой. Просто я не готова была дать ему то, что он хотел от меня в этой жизни.

— Лиза, а разве ребёнок, это большая цена за любовь и заботу мужчины, которому ты нужна по-настоящему в этой жизни? Он же хотел, так мало.

— Серёж, я не готова сейчас стать матерью, понимаешь? Это не для меня.

— Ты знаешь, когда я был в твоём возрасте, мы с Соней тоже так думали. А когда Миленка неожиданно возвестила о своём появлении на свет, мы поняли, что для этого и живём вместе, и дочь главное, составляющее нашей совместной жизни.

— Серёжа, я понимаю, что ребёнок в жизни человека, это очень важно. И когда-нибудь он у меня появится, но только не сейчас, это точно.

— Ну, смотри сама, это твоя жизнь и выбор делать только тебе. Ладно, Лизонька, я пойду, Соня зовёт к ужину. Ждём твоего приезда к нам. Ещё созвонимся.

— Приеду непременно. Соне и Милене передавай привет. Люблю тебя, братик.

— Я тебя тоже люблю, сестрёнка! Пока.

Лиза отложила телефон в сторону и провела пальчиком по запотевшему стеклу. Серёжка был её сводным братом, первенцем отца от первого брака. Она любила его, как родного и ничуть не меньше, чем своего брата Павла.

Удивительные, тёплые и очень доверительные отношения существовали между ней и Сергеем все годы, пока она росла и училась. Всегда знала, что если отец занят или есть секрет, который ему нельзя доверить, то здесь на помощь всегда приходил именно Сергей. Их большая разница в возрасте, помогала ему всегда дать ей мудрый совет, и помочь не только, словом, но и делом.

Лиза повернула голову на звук открываемой ключом двери. Она спустилась с подоконника и направилась в спальню. Сбросив с себя одежду, в которой прилетела, она быстро переоделась, и появилась на пороге кухни.

— Не спишь? — Георг обернулся в её сторону.

— Нет. Я никогда не могла заснуть с пустым желудком.

— Ты голодная? — он внимательно посмотрел на неё.

Лиза слегка сморщила носик и улыбнулась.

— Жутко голодная!

— Сейчас сообразим что-нибудь по-быстрому, — Георг поспешно извлекал из картонных пакетов продуктовое разнообразие, раскладывая припасы на обеденном столе.

Лиза внимательно осмотрела продукты.

— Ты обеспечил меня пропитанием на три недели, никак не меньше.

— Ничего, я думаю, что всё это пригодится. Учитывая, что тебе сейчас лучше не выходить никуда из дома, пока не поправишься. Правда, вот не уверен, что угодил тебе с продуктами, — Георг поднял глаза и медленно заскользил взглядом по стройной фигурке в короткой тунике бежевого цвета, пикантно подчёркивающей все нежные изгибы её тела и, остановив глаза на белых гольфиках на стройных ножках, улыбнулся. — Ты, наверное, на диете, а я взял не только овощи и фрукты.

Лиза переступила с ноги на ногу, и медленно подошла к столу, внимательно разглядывая свёртки с продуктами.

— Никакой диеты. Я ем всё и просто обожаю вкусную еду, — она облизнула губы и, взяв в руки горячий французский багет, вонзила в него свои зубки. — Боже, вкуснотища какая… — она зажмурила глаза от удовольствия.

Георг улыбнулся и, протянув руку, убрал с её губ прилипшие хлебные крошки.

— Не хватай, — с напускным возмущением в голосе обратился он к ней. — Сейчас быстро организую ужин. Что ты думаешь по поводу запечённых стейков из сёмги в аэрогриле и овощного салата с вкусной заправкой?

— Вкуснятина! Только надеюсь, это не затянется надолго, а то я боюсь умереть с голоду, — она положила локти на стол и, сложив свою мордашку на ладони, с умоляющим выражением лица посмотрела на него.

Георг нежно коснулся пальцем кончика её носа.

— Не волнуйся, это недолго. Давай, режь салат, — он придвинул к ней вымытые овощи.

Лиза взяла нож и начала резать помидоры и огурцы, выкладывая их в салатник. Она периодически посматривала на Георга.

— А ты умело колдуешь у плиты.

— Я люблю готовить. И, несмотря на то, что живу один, стараюсь разнообразить свой рацион домашней кухней.

— Конечно, ты же врач, и наверняка питаешься правильно.

Он улыбнулся и, обернувшись, посмотрел на неё.

— Ну, я бы так не сказал. Я, честно говоря… — он коснулся пальцами своих волос, убирая со лба упавшие пряди назад, — люблю иногда побаловать себя всякими вредностями. Знаешь, в жизни нужны маленькие гастрономические праздники. Жизнь, это удовольствие, и отказывать себе в таких простых мелочах, просто преступление.

— Согласна. Я, например, жуткая кофеманка и сластёна, а также просто обожаю горячий хлеб. Это моя слабость.

— Ты, любишь горячий хлеб? — он ещё раз посмотрел на её фигуру. — Вот уж не поверю.

Лиза смущённо на него взглянула.

— Просто у меня хороший метаболизм. Вот и… — она немного помедлила, уловив на себе его изучающий взгляд. — Прекращай на меня так смотреть. Мне неловко.

Георг рассмеялся.

— Застенчивость тебе не к лицу.

— Ты смущаешь меня…

— Ладно, больше не буду. Давай, вернёмся к ужину. Заправка готова, а салат?

— У меня всё нарезано, — она протянула ему чашку с овощами.

Георг заправил салат и перемешав его, аккуратно разложил содержимое стеклянной миски на две тарелки.

— Ну что ж, у меня тоже рыба готова. Режь хлеб, и будем садиться ужинать.

Через пару минут они с удовольствием вкушали приготовленную своими руками нежнейшую рыбу, и вслух то и дело, нарушая тишину кухни, произносили слова восхищения в адрес простой, но безумно вкусной трапезы.

— Потрясающе! Ничего вкуснее не ела! — сказала Лиза, с наслаждением отправляя в рот последний кусочек рыбы. Она откинулась на спинку стула. — Я наелась… до отвала…

Георг с улыбкой посмотрел на неё.

— Ты просто долго не ела, вот тебе и кажется, что ты наелась до отвала. Иди в спальню, я помою посуду, и приду, сделаю тебе обезболивающий укол, и физиопроцедуры. Я портативный прибор захватил с собой.

— А укол делать обязательно? Такое приятное ощущение после еды и портить его каким-то уколом. У меня нога уже почти не болит…

— Давай, давай… иди, — он слегка подтолкнул её в спину. — Надо, не надо, что за разговоры? Хочешь быстро поправиться, нужно выполнять все рекомендации врача.

Лиза нехотя поднялась и направилась в сторону спальни. Она прилегла на подушку и, прикрыв глаза, улыбнулась. Абсолютная сытость, забота Георга и комфорт свежего постельного белья, дарили хорошее настроение и непередаваемое удовольствие. Она не заметила, как провалилась в сон.

Проснулась от нежного прикосновения пальцев Георга к своему лицу.

Лиза нехотя приоткрыла глаза.

— Тебе звонят, причём давно и настойчиво, — Георг протягивал ей телефон.

Прищурив глаза от яркого света прикроватной лампы, Лиза взяла аппарат из его рук, и взглянула на экран. Номер был незнакомый.

— Да, — тихо ответила она. — Кто? Анжелика. Да, нет, ещё не сплю. Приехать? — Лиза взглянула на часы. — Приезжайте, конечно. Как себя чувствую? Уже лучше. Только умоляю, никаких подарков и продуктов. Мне уже всё купили, — она с улыбкой посмотрела на Георга. — Да, записывайте адрес. Жилой комплекс «Богородский», бульвар Рокоссовского 6 корпус 1. Хорошо. Жду. До встречи!

— У тебя гости? — спросил Георг, когда она закончила разговор.

— Да, вынужденные гости. Это моя новая знакомая. Это её сумку я отвоевала сегодня в аэропорту ценой растяжения ноги.

— Понятно. Человек хочет отблагодарить.

— Да. Мне нужно предупредить охрану, чтобы её пропустили в квартиру, — она встала с кровати и направилась в прихожую. Вернулась спустя минуту и снова присела с ним рядом на кровати.

— Лиза, давай я сделаю тебе процедуры и поеду домой.

— Домой? Уже? — она подняла на него глаза.

— Да, мне завтра рано утром на работу.

— Понятно, — Лиза опустила голову.

— Я после дежурства завтра обязательно приеду, — он погладил её по волосам.

Она снова подняла на него глаза и улыбнулась.

— Хорошо.

Спустя двадцать минут она провожала его в прихожей. Стояла, прислонившись спиной к стене, и смотрела, как он разговаривает по телефону.

— Мама, звонила, — обратился он к ней, убирая телефон в карман. — Я рассказал им с отцом о нашей с тобой встрече. Мама пригласила тебя на свой день рождения. Послезавтра в семь вечера у них дома.

— Думаешь, я смогу поехать? — она показала глазами на ногу.

— А почему нет? Сильной боли у тебя нет, к тому же, тебе не придётся много ходить, и если что, я смогу нести тебя на руках, как прежде в аэропорту.

Лиза улыбнулась.

— Я уже пообещал, что ты приедешь.

— А подарок?

— Я купил, а с тебя будет достаточно букета цветов.

— Хорошо, — она подошла к нему ближе, и посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц.

Георг приблизился к ней вплотную.

— Пообещай мне, что со своей новой подругой не будешь сидеть всю ночь без сна и отдыха.

— Обещаю, — Лиза улыбнулась.

Георг поднял руку и, коснувшись пальцами её волос, аккуратно убрал за ухо прядь, упавшую на её лицо.

Лиза прикрыла глаза.

Он медленно склонился к ней и, приблизившись, почувствовал на своём лице её тёплое дыхание. Её нежные губы, словно розовые лепестки, были слегка приоткрыты. Георг нежно провёл большим пальцем по её нижней губе, обнял руками за талию, и приблизился с одним единственным желанием почувствовать вкус её поцелуя, но внезапный звонок в дверь, заставил их обоих обернуться, и невольно рассмеяться в голос.

Лиза обошла его, открыла дверь, и прихожая моментально заполнилась мелодичным женским щебетанием.

— На силу вас нашла. Как всё запутано в Москве, жуткое движение, скопление домов и как вы тут, что-либо находите?

Анжелика поправила перед зеркалом свои волосы, но заметив отражение мужчины за своей спиной, резко обернулась.

— Добрый вечер, Артур Феликсович, — её голос задрожал, и она прижалась спиной к стене.

Лиза смотрела на Князеву удивлённо.

— Да, похоже, мой брат публичная личность, которого знают все, если меня второй раз сегодня принимают за него, — тихо произнёс Георг, ослепительно улыбаясь.

Анжелика смотрела слегка испуганным взглядом то на него, то на Лизу.

— Анжелика, успокойтесь. На вас лица нет, — Елизавета коснулась её плеча рукой. — Я не знаю, чем вас так напугал Артур Феликсович. Но это точно не он, это его брат Георг Феликсович.

— Можно просто Георг, — Азарян протянул девушке свою руку.

Князева с опаской посмотрела на протянутую ладонь, и на него самого, и нерешительно протянула свою руку в ответ.

— Очень приятно, а я, Анжелика Князева. Вы с братом близнецы?

— Да.

— Никогда в жизни не сталкивалась с близнецами.

— Это заметно, — Георг улыбнулся. — Ладно, девушки, мне пора. Я думаю, вам и без меня будет не скучно. Приятно было познакомиться, — он снова обратился к Князевой.

— Мне тоже, — тихо ответила Анжелика. — До свидания.

— До свидания, — ответил Георг и, взяв Лизу за руку, отвёл её немного в сторону. — Я позвоню тебе через два часа, дашь мне свой номер. Проконтролирую, во сколько ты ляжешь спать.

Лиза улыбнулась и продиктовала свой номер телефона.

— Я буду ждать твоего звонка, — она привстала на цыпочки и нежно коснулась губами его щеки.

Георг улыбнулся и, попрощавшись, покинул квартиру.

Елизавета стояла на месте и пристально смотрела на закрывшуюся за ним дверь. Она вздрогнула от прохладных пальцев Анжелики на своём плече и, повернув голову, вопросительно посмотрела на Князеву.

— Может, я не вовремя? — робко спросила у неё Лика.

— Ну что ты. Он всё равно уже собирался уходить. Это ничего, что я на ты? Мне кажется мы с тобой ровесницы.

— Я сама хотела тебе предложить перейти на неофициальное обращение. Мне двадцать четыре.

— А мне двадцать пять. Может чаю? — предложила Лиза.

— С удовольствием. Я сегодня пробегала с этой полицией, и у меня с утра маковой росинки во рту не было. К тому же, я опоздала на собеседование в холдинге, и столкнулась с братом Георга, вернее правильнее будет сказать, столкнулась не с ним самим, а с его праведным гневом. Поэтому и испугалась, когда, увидела его брата в твоей квартире. Как ты себя чувствуешь?

— Благодаря Георгу, уже лучше.

— Он врач?

— Ага. Ну, пойдём на кухню, и ты мне всё расскажешь о своих злоключениях с братом Георга.

— Я тут тебе принесла, фрукты, шоколад, пирожные и сдобную выпечку, — Анжелика подняла сумки с пола и распахнула пакеты перед Лизой.

— Я же тебя просила ничего не покупать. Георг мне заполнил холодильник до отказа.

— Знаешь, в гости с пустыми руками ходить я не привыкла, к тому же, хотелось тебя отблагодарить, ведь ты пострадала из-за меня.

— Я пострадала не из-за тебя, а из-за того мерзавца, что украл твою сумку. Ну ладно, забираем пакеты на кухню и будем их разбирать. Ты теперь просто обязана помочь мне всё это съесть.

Девушки рассмеялись и, прихватив сумки, направились на кухню.

Пока Лиза разбирала пакеты и доставала из шкафа посуду, Анжелика уже обошла все комнаты и, с широко распахнутыми глазами продолжила осматривать огромные апартаменты Морозовой уже на кухне.

Роскошный дизайн и стилистика всех комнат в квартире, заставляли её бесконечно поворачивать голову в разные стороны, пытаясь рассмотреть всё это великолепие. Современный ремонт, дорогая отделка, продуманная планировка, изысканная мебель, минимальный набор дизайнерских мелочей и ощущение комфорта и практичности. Ей как специалисту было просто необходимо воспользоваться представившимся случаем, и познакомиться с прекрасным дизайнерским решением жилья элит-класса.

— Хватит тебе уже стоять. Садись, — обратилась к ней Лиза. — Успеешь ещё всё рассмотреть.

— У тебя так красиво. Никогда не видела таких роскошных квартир.

— Спасибо, папе. Я бы на такую квартиру никогда не заработала. Он купил коробку, а наполнение сделали сотрудники его фирмы, с учётом всех моих потребностей и запросов.

— Всё сделано со вкусом. Мне очень нравится.

— Мне тоже. Ну, давай, садись. Бери сахар, сливки, — пригласила Лиза Анжелику, наливая свежезаваренный кофе в маленькую кружечку.

Князева улыбнулась, аккуратно придвинула к себе блюдце и, вдохнув аромат чудесного напитка, блаженно прикрыла глаза.

— Божественный аромат! Я обожаю кофе, но варить его так вкусно не умею.

— Тоже мне премудрости. Купи хорошую кофеварку и наслаждайся. Ну, давай, рассказывай, — Лиза присела рядом с Анжеликой и внимательно посмотрела на неё. — Насколько я поняла, тебя пригласили на работу в «Альянс», раз ты была у Артура на собеседовании.

— Да. Я приехала из Краснодара. Я выиграла конкурс молодых архитекторов, который был учреждён строительным холдингом «Альянс». И первое место сулило победителю крупную денежную сумму и работу в холдинге в качестве штатного архитектора.

— И каков по численности был конкурс?

— Я обошла тридцать человек. Сама не поверила своей удаче. Я представила проект детского досугового центра. И к своему удивлению, получила первое место, грант в размере ста тысяч рублей, и место в холдинге.

— И ты согласилась переехать в Москву и оставить свой дом? Поехать в сомнительную неопределённость?

— Я рисковая. К тому же, я всегда мечтала работать именно в столице. Это было моей мечтой, с момента, как я окончила университет. Да, и оставлять мне в Краснодаре некого и нечего. Комната в малосемейке, доставшаяся мне по наследству от родителей и отсутствие нормальной работы, вот и весь мой жизненный багаж.

— А где твои родители?

— Их давно нет на этом свете.

— Прости.

— Ничего.

— Они болели?

— Да. Видишь ли, я поздний, очень поздний ребёнок. У родителей долго не было детей, а когда я появилась на свет, маме было уже сорок пять, а отцу пятьдесят.

— Понятно. А личная жизнь? Ты была замужем?

Анжелика внимательно посмотрела на Лизу.

— Нет. У меня на это не было времени. Я всё время была поглощена учёбой в университете, а затем подготовкой к конкурсу. Сидела целый год над проектом днями и ночами, не вылезая из библиотек и дома. Так что сама понимаешь, на кавалеров времени не осталось.

Лиза улыбнулась.

— Я сама такая, одержимая учёбой и работой. Правда, в отличие от тебя замуж уже сходила.

— И как? — с улыбкой спросила Анжелика.

— Скажу честно, не понравилось. Поэтому я сейчас снова свободна.

— И сколько вы прожили?

— Год.

— Так мало?

— Да уж, как-то не сложилось. Ладно, давай не будем говорить обо мне. Тем более что это неинтересно. Расскажи лучше о своём собеседовании.

Князева сделала глоток кофе и, поставив чашечку на стол, улыбнулась.

— Знаешь, от этого собеседования у меня до сих пор трясутся руки, и подгибаются коленки. Во-первых, я опоздала, так как долго пробыла в полиции, пока оформляли этого гада. Появившись в холдинге, я выслушала назидательную мораль от руководителя службы персонала, а потом, когда попала на собеседование в кабинет исполнительного директора, мечтала только о том, чтобы покинуть его, как можно скорее.

— Почему?

Анжелика растерянно посмотрела на Лизу.

— Артур Феликсович такой строгий и величественный. Сидел в своём роскошном кабинете и когда я появилась на пороге, он посмотрел на меня с таким презрением. Видишь ли, я не успела себе ничего купить из деловой одежды, и пошла на собеседование в этом платье, а у них оказывается строгий дресс-код, — она обречённо обвела взглядом свою скромную одежду. — Он сказал, что я одета неподобающим образом, не так причёсана, не так накрашена. И сказал, что он вообще ставит под сомнение, что проект, который я представила на конкурсе, и оказавшийся победителем, создан моими руками.

— Вот засранец! Всегда был таким с самого детства. Заносчивый сноб, — прошипела Лиза.

Анжелика грустно улыбнулась.

— Знаешь, я уже была готова разреветься прямо в его кабинете, но он видимо заметил моё рассеянное состояние, и всё-таки сменил гнев на милость. Сказал, что я принята на работу, но приступить к ней смогу лишь только после того, как приведу себя в порядок. Руководитель службы персонала написала мне целый список, что нужно приобрести из одежды, — Анжелика порылась в сумочке и извлекла листок бумаги, протягивая его Лизе. — Вот. У меня на всё про всё, один день.

Лиза взяла список в руку, и внимательно прочитав его, улыбнулась.

— Ты поможешь мне? Я ведь здесь в Москве ничего не знаю. Если для него так важно, чтобы я выглядела по-другому, я всё готова для этого сделать, — задумчиво произнесла Анжелика.

— Он что, понравился тебе? — спросила Лиза, пристально всматриваясь в задумчивое лицо Князевой.

— А? Что ты спросила? — Анжелика вышла из своего ступора, и внимательно посмотрела на новоявленную подругу.

Лиза подняла пальцами подбородок девушки, и внимательно посмотрела в её глаза.

— А ну, рассказывай!

Анжелика смущённо на неё посмотрела.

— Понравился. Очень понравился. Как только я его увидела, у меня перехватило дыхание. Он нереальный мужчина. Очень красивый. Элегантный костюм чёрного цвета, шёлковый галстук, дорогие часы на руке, его волосы уложены так идеально, словно он только что покинул кресло стилиста. А его глаза… господи, если бы ты видела его глаза. Они чернее ночи и такие глубокие, словно у них нет дна.

Лиза вздохнула.

— Да, ты права. Их глаза, это что-то особенное и магическое. Это у них наследство от папы, — она улыбнулась.

— Счастливая та девушка, что с ним рядом. Я ей так завидую, — тяжело вздохнув, произнесла Лика.

— А ты думаешь, у него есть девушка?

— Я её видела, когда вышла из отдела кадров и направилась к лифту. Я ехала с ними в одной кабинке. Он жарко целовал её, и его абсолютно не смущало, что я стояла рядом. Знаешь, она была такой красивой, очень красивой, под стать ему. Красивая пара, — Анжелика снова тяжело вздохнула и задумалась.

— Эй! — Лиза пощёлкала пальцами перед глазами Князевой. — Только не вздумай влюбиться в этого ветреника. Я уверена, что он явно герой не твоего романа.

— О какой любви ты говоришь? — Князева посмотрела с укором во взгляде на Морозову. — Если он меня даже за человека не считает.

— Глупости не говори! Это мы ещё посмотрим кто из вас человек. Ты или он. Завтра с утра поедем по магазинам и салонам красоты. Меня пригласили на день рождения, а у меня ни одного приличного вечернего платья нет, так что мне покупки тоже не помешают.

— Ты, правда, поможешь мне купить одежду?

— И не только одежду. Кстати, где ты остановилась?

— В гостинице, пока не найду квартиру.

— Считай, что ты её уже нашла.

— В смысле?

— В прямом. Ты завтра же переезжаешь ко мне.

— Ты серьёзно?

— Конечно.

— Но ты же меня совсем не знаешь…

— Не знаю? А мне кажется, сегодняшний злоумышленник позволил нам с тобой узнать друг друга очень хорошо.

Анжелика улыбнулась.

— Ты права. Спасибо тебе большое! Деньги я буду тебе каждый месяц отдавать, как за аренду.

— Ещё чего. Если ты уж такая совестливая, то предлагаю платить пополам только коммуналку. Идёт?

Анжелика улыбнулась.

— Идёт. Ты снова меня спасаешь.

— Ничего, может когда-нибудь, и ты протянешь мне руку помощи. И у тебя появится возможность помочь мне. Хотя конечно, лучше бы такой случай не представился. Ну что, Анжелика Князева, добро пожаловать в мой дом! — Лиза улыбнулась и протянула свою руку.

Девушка улыбнулась в ответ, и пожала протянутую ладонь.

— Ляжешь, сегодня в гостиной, а завтра разберём вещи во второй спальне, и ты поселишься там. В ванной комнате возьми новую зубную щётку в шкафу, и я дам тебе новую ночную сорочку, а завтра перевезёшь ко мне все свои вещи. А теперь спать. Прости, но я с ног валюсь от усталости.

— Ты ложись, я сама со стола уберу, — обратилась к ней Князева.

— Спасибо! — ответила Лиза и, пожелав новоявленной подруге спокойной ночи, направилась в свою спальню.

Осторожно забравшись в постель, она устроила поудобнее больную ногу и, взяв телефон с тумбочки, нажала кнопку, и всмотрелась в экран. Она ждала звонка от Георга, но пропущенных вызовов не было.

Тяжело вздохнув, отложила аппарат в сторону, и в это время нежная скрипичная мелодия возвестила о входящем вызове. Лиза поспешно взяла телефон в руку.

— Да.

— Надеюсь, ты уже соблюдаешь постельный режим, и находишься в кровати в это время?

Лиза улыбнулась и зажмурила глаза.

— Да, мой доктор. Строго соблюдаю все ваши предписания и рекомендации.

— Рад это слышать.

— Как ты добрался?

— На удивление быстро. Пробки миновал почти незаметно.

— Когда ты завтра приедешь?

— Вечером, как только закончу работать.

— У меня поселилась Анжелика. Ей негде жить в Москве.

— Тогда может, сходим куда-нибудь или поужинаем у меня дома? Я покажу тебе, как живу.

— С удовольствием выбираю второй вариант. Знаешь, ходить куда-нибудь сейчас в публичные места с моей ногой, честно говоря, нет никакого желания.

— Договорились. Тогда я заеду за тобой в семь.

— Хорошо.

— Ну, всё, а теперь баиньки. Спокойной ночи и приятных тебе снов, — тихо произнёс Георг.

— Спокойной ночи. Тебе тоже приятных снов.

Лиза отложила телефон в сторону и, откинувшись головой на подушку, улыбнулась.

Сегодняшние события она запомнит на всю свою оставшуюся жизнь. Сумбурное начало дня, перелёт, происшествие в аэропорту и встреча с Георгом. Удивительная, случайная и такая…

Она пыталась найти подходящее определение того, что так стремительно происходило между ними. Симпатия, интерес, увлечение. Нет, это было нечто выходящее за рамки её сознания и понимания. Они ведь знакомы всю жизнь, с самого детства и отчаянно друг друга ненавидели, а сейчас ей казалось, что перед ней был абсолютно другой человек, другой Георг, казавшийся таким близким, понятным и таким притягательным. Вспомнила их несостоявшийся поцелуй в прихожей, и снова улыбнулась.

Она зажмурила глаза и, закутавшись в одеяло, попыталась заснуть.

Георг сидел на подоконнике в своей гостиной и смотрел в стекло, на огни большого города, который раскинулся прямо перед его взором. Он думал о событиях прошедшего дня и о девчонке, которая захватила все его мысли последние несколько часов.

Девчонка… Нет, от той девчонки, что он знал прежде, не осталось и следа. Красивая молодая женщина предстала перед ним сегодня. Хрупкая, нежная и такая привлекательная, манящая.

Чувствовал что-то удивительное внутри своего сердца, когда касался пальцами её нежной кожи, испытывал волнение и робость, точно подросток, когда, склонившись к её губам, едва не поцеловал. В тот момент уже точно знал, как будет ласкать её лицо, щёки, ресницы и её губы, её всю…

Георг прикрыл глаза.

«Как жаль, что поцелуй так и не состоялся», — подумал про себя.

Он снова улыбнулся, вспоминая её заплаканное личико в аэропорту. Небесно-голубые глаза, опущенные уголки губ и роскошные волнистые волосы русого цвета, рассыпавшиеся тонкими колечками по её плечам.

Он узнал её сразу же, как только взглянул на неё и присел рядом. Она предстала перед ним прежней задиристой капризой, неоднократно закатывающей в прошлом им с братом свои концерты, манипулируя слезами и жалобами, которые на тот момент, на них абсолютно не действовали.

Георг снова улыбнулся, вспоминая события своей юности, и встав с подоконника, задвинул занавеску и, потушив свет, направился в свою спальню.

Глава 3

— Эй, соня! Вставай! — Лиза распахнула занавески на окне в комнате Анжелики.

Князева зажмурила глаза от яркого солнечного света.

— Что, уже пора? А сколько времени?

— Девять скоро. Ты не забыла, что у нас с тобой сегодня большие планы на день?

— Не забыла. Сейчас встаю, — Анжелика приподнялась и присела в кровати. — И куда поедем?

— Сначала позавтракаем и в магазин за новой оболочкой, а потом в салон красоты. Давай, вставай. Я пошла, чай заваривать, — Лиза улыбнулась и вышла из комнаты.

Анжелика сладко потянулась, взяла халат со спинки стула и, накинув его на плечи, поднялась с постели и направилась в ванную комнату.

Они покинули дом только через полчаса. Лиза повезла Князеву в свой любимый магазин, и окунула её в упоительный женский мир полного отрешения от действительности, и погружения в негу трепетного удовольствия.

Морозова сама лично отбирала для неё каждый элемент гардероба. Она нагружала руки слегка смущённой девушки многочисленными летними платьями из воздушных и полупрозрачных тканей, различных фасонов и оттенков, комплектами деловой одежды, отдельно на каждый рабочий день, тщательно, подбирая к ним обувь, украшения, шейные платки и косынки.

Анжелика смотрела на всё это великолепие слегка настороженно, многообразие пугало её, а глаза то и дело округлялись при виде тех ценников, которые были указаны на модных и трендовых вещах. Она поспешно возвращала всю одежду на вешалки, но Лиза снова настойчиво опускала их в руки девушки.

Когда коллекция самых нужных вещей была собрана, а виновница шопинга была отправлена в примерочную кабину, Лиза направилась подбирать для себя вечернее платье и обувь. Поспешно справившись с задачей, она вернулась в примерочную Анжелики и, прислонившись затылком к стене, с улыбкой наблюдала, как подруга с удовольствием меряет одежду, и как на глазах преображается, превращаясь из гадкого провинциального утёнка в утончённую красавицу огромного мегаполиса.

Природная красота в сочетании с модными вещами, дали свой ожидаемый результат, и очарования и уверенности в себе у Анжелики теперь было в избытке. Она с удовольствием крутилась перед зеркалом, отходила назад, и пристально всматриваясь в своё отражение, разглядывала себя со всех сторон. Медленно поворачивалась к Лизе и, прикладывая руку к талии, как профессиональная манекенщица, демонстрировала свою одежду.

— Тебе нравится? — тихо спросила Елизавета, и подошла ближе, когда подруга остановилась у зеркала в своём новом, красивом, белоснежном коктейльном платье, из вещей модного гардероба.

Анжелика повернулась к ней и улыбнулась.

— Очень нравится. Даже и не думала, что только одна одежда способна так изменить внешность человека.

— А ты как думала? Встречают по одёжке, помнишь старую, мудрую истину?

— Конечно, помню.

— Но это только начало, — Лиза показала рукой на вещи. — Бери всё то, что понравилось и на кассу.

— А ты уже выбрала себе то, что хотела?

— Мне было нужно только вечернее платье и босоножки. И я их купила, пока ты всё это мерила. Дома покажу. Знаешь, у меня полно одежды. И покупать новые вещи, не имеет никакого смысла. Давай, переодевайся, и я жду тебя на выходе из магазина. Нам ещё нужно зайти в отдел нижнего белья.

— Нижнего белья?

— Конечно. Для современной женщины его наличие просто необходимо.

— Но это же, наверное, очень дорого.

— Давай, давай, дорого. Переодевайся. Я тебя жду, — Лиза вышла из примерочной кабины и медленно направилась на выход из магазина.

Покупка интимных элементов женского гардероба вызвала между ними много споров, отрицаний, тихих перешёптываний и смеха в примерочной комнате. Тончайший шёлк, атлас, кружево, представленное в различных формах и оттенках, заставляли разыграться девичью фантазию и вызывали трепетное предвкушение от возможности примерить на себя пикантную оболочку обольщения и красоты, а также прикупить для себя что-нибудь из этого восхитительного многообразия.

— Ну, теперь мы с тобой во всеоружии, — улыбнулась Лиза и, взглянув загадочно на подругу, взяла два картонных пакета, которые ей протягивала продавец на кассе. Обняв Анжелику за плечи, пристально всмотрелась в её глаза.

Князева смущённо на неё смотрела.

— Знаешь, я к своему стыду, покупала себе что-то подобное только один раз, на выпускной бал в университете под вечернее платье.

Лиза улыбнулась.

— Ну и зря! Баловать себя надо. Тебе понравились комплекты, что я выбрала для тебя?

— Понравились. Только мне кажется… как ты думаешь, они не через, чур…

Лиза звонко рассмеялась и обняла подругу за талию.

— Не через, чур, не через, чур. Всё, хватит сомневаться. Сейчас поймаем такси и отвезём домой все покупки, а потом наводить красоту.

Когда они вдвоём появились на пороге салона красоты, хозяин уже поджидал их в вестибюле. Молодой человек стройного телосложения в роскошной чёрной рубашке и классических брюках того же цвета, с многочисленными украшениями на шее, приветливо им улыбался.

— Лизочка, дорогая, привет! Как же долго ты не была у нас, — он протянул к ней руки с желанием обнять её. — А что с ногой? Что за хромота?

— Привет, Даниил! — она звонко чмокнула его в щёку. — Пыталась задержать опасного преступника. Только вчера вернулась из Питера и сразу попала в переплёт. Мне тебя не хватало. Без твоих рук мои волосы страдали.

Мужчина улыбнулся в ответ на её комплимент.

— Кстати, прекрасно выглядишь. Ты сменил свой имидж?

Даниил смущённо захлопал длинными ресницами и улыбнулся, приглаживая и без того идеально уложенные красивые блестящие волосы.

— Спасибо. Знаешь, меняемся мы, меняется и наша личная жизнь.

— У тебя перемены?

Он молча кивнул.

— Я рада за тебя. Ты счастлив?

— На этот раз, да. Ну а ты сегодня на что настроена? Полная смена стиля или…

— Нам нужна полная программа косметических процедур за лицом и волосами. Кардинальное превращение и преображение, такое чтобы у представителей сильного пола человечества дыхание перехватило.

Мужчина улыбнулся и коснулся рукой её волос.

— Ну, у тебя и так состояние волос отличное. Что ты хочешь?

— Мне только комплексный уход и уложить. У меня вечером свидание.

— Вот как? А как же муж? Куда ты подевала импозантного господина Полонского?

— Данечка, у тебя устаревшие сведения. Я уже три месяца, как свободная женщина, — Лиза показала ему свою правую руку без кольца.

— Поздравляю! — пропел тоненьким голоском Даниил.

— Ну вот, хоть кто-то меня поздравляет с разводом, а не сочувствует.

— А чего сочувствовать? Свобода — это прекрасно.

— Ты прав.

— Ну а чего желает твоя подруга? — Абрамов, наконец, перевёл свой взгляд на молчавшую до этого Анжелику. — Хорошенькая… — он коснулся рукой её лица.

— Данечка, нам нужно подчеркнуть эту природную красоту ещё больше. Красивый макияж, укладка локонов в голливудском стиле и несколько твоих профессиональных советов и уроков, относительно деловых причёсок для офиса, где имеется строгий дресс-код. Понимаешь, она должна выглядеть строго, но обольстительно одновременно.

— Что, хотите охмурить босса? — мужчина загадочно улыбнулся, и взглянул на смущённую Князеву.

Анжелика густо покраснела.

— Вроде того, — ответила за неё Лиза.

— Нет, ничего сложного. У меня есть парочка простых приёмов для деловых причёсок на длину её волос. Времени нужно немного, а результат превосходит все ожидания. Эффект будет таковым, словно она только покинула кресло парикмахера.

— Отлично! Тогда мы в твоей, и абсолютной власти твоих девчонок, — улыбнулась Лиза и с вызывающим видом посмотрела на стилиста.

Абрамов улыбнулся и, распахнув дверь, жестом пригласил их обеих пройти в зал.

Девчонки покинули салон красоты спустя несколько часов, и вышли на улицу, ослепительно улыбаясь. Облачённые в тончайшие летние платья с цветочным рисунком, они шли рядом и крепко держались за руки. Ослепительно улыбаясь друг другу, и прохожим, вызывали на окружающих их лицах ответные улыбки, восторженные взгляды и бурные восклицания представителей сильной половины человечества.

Они присели в небольшом уютном кафе в центре города, решив пообедать. Лёгкий овощной салат, фрикасе из курицы, две большие чашки ароматного капучино и два кусочка нежнейшего штруделя с малиной, показались им изысканной трапезой. Настроение было приподнятым, а радужные искромётные разговоры и смех заполнили всё окружающее пространство вокруг них.

Вернувшись, домой, они разбрелись по комнатам. Анжелика занялась разбором купленных вещей, а Лиза уединилась в своей комнате, с желанием поработать. Она занялась информационным наполнением своего сайта, размещая на нём свои дизайнерские проекты. Посетив сайты кадровых агентств, поместила на страницах своё резюме и предложения выгодного сотрудничества для своих потенциальных заказчиков. Собрала весь необходимый перечень документов необходимых для работы индивидуально и, заполнив свой ежедневник последовательными пунктами дел на завтра, закрыла ноутбук и откинулась головой на подушки. Мысли были полны дерзких, амбициозных планов и абсолютной уверенности, что у неё непременно всё получится.

Она подняла голову, прислушиваясь к царившей тишине в квартире, и поднявшись с постели, слегка прихрамывая, отправилась на поиски подруги.

Анжелика оказалась в своей комнате и одетая в один из деловых комплектов, крутилась перед зеркалом, придирчиво осматривая себя со всех сторон.

— Хватит уже туда смотреть! — голос Лизы, раздавшийся внезапно в комнате, заставил Анжелику вздрогнуть и резко обернуться.

— Ты меня напугала, — Лика улыбнулась.

— Я серьёзно. Перестань изучать себя в зеркале, так придирчиво. Ты великолепно выглядишь, — Лиза обвела восторженным взглядом образ деловой леди, в котором предстала перед ней Князева.

— Думаешь, мне действительно всё это идёт?

— Я не думаю. Я вижу. Ты очень красивая. И сразишь завтра своего нерадивого начальника наповал. Только прости, но мне хочется дать тебе один совет. Не пасуй перед ним, и не показывай ему ни в коем случае свою робость, и не дай бог, свой повышенный интерес к его персоне. Ты должна помнить только о том, что ты талантливый архитектор и красивая девушка. А он всего лишь смазливый тип и рядовой руководитель, и как мужчина не так идеален, как ты сейчас думаешь. Есть и получше, поверь мне. И ты непременно встретишь хорошего мужчину, особенно теперь, когда ты так хороша.

— Спасибо тебе за помощь! Без тебя я бы всего этого не выбрала, — Анжелика улыбнулась и обняла Лизу за шею.

— Не за что. Ты достойна всего только самого лучшего.

Князева улыбнулась.

— Лика, послушай. Ты не обидишься на меня, если я убегу сегодня вечером?

— У тебя свидание с Георгом?

— Можно и так сказать, — Лиза улыбнулась.

— Конечно, не обижусь. Он тебе нравится?

Лиза прищурила глаза и, улыбнувшись, прошептала:

— Очень нравится. Ты даже представить себе не можешь, как он мне нравится.

— Они похожи с братом, как две капли воды. Это просто удивительно.

— Ты права. Я знакома с ними с детства и кроме родителей их никто не мог отличать, и я, в том числе. И встретив вчера в аэропорту Георга, я, как и ты приняла его за Артура. Ладно, дорогая, я иду, переодеваться. У меня на всё, про всё, всего час. Кстати, Георгу вовсе не обязательно знать, что я сегодня бродила по магазинам, иначе я получу от него нагоняй, ты же понимаешь, — она показала глазами на свою ногу.

— Хорошо, я тебя не выдам, — Лика улыбнулась.

Лиза медленно вышла из комнаты, а Анжелика с улыбкой смотрела ей вслед. Присев на кровати, она задумчиво взглянула в окно. Нервная дрожь пронзила её снова, как только она представила, что уже завтра ей придётся выйти на работу. И не исключено, что снова доведётся выдержать гнев Артура Азаряна, его пренебрежение и его полное равнодушие. Но быстро бьющееся сейчас в груди сердечко, когда она вспоминала этого красивого мужчину, предательски нашёптывало, что она, куда с большей радостью хотела бы увидеть его красивые глаза, полные обожания и повышенного внимания, такие же точно, какими Артур смотрел в лифте на свою девушку.

****

Георг щёлкнул пальцем по кнопке ключа сигнализации и, зажав в руке телефон и розу ярко-жёлтого цвета, с нежным крупным бутоном и тонким ароматом, направился в подъезд Лизы. Поднявшись на лифте, он оказался у нужной двери и два раза нажал на кнопку звонка.

Анжелика открыла дверь и улыбнулась.

— Здравствуйте, Георг. Проходите, пожалуйста.

— Привет, Анжелика! Я буду совсем не против, если ты будешь обращаться ко мне по-дружески. Идёт?

— Идёт. Пройдёшь в комнату?

— Нет, спасибо большое, — он обвёл внимательным взглядом квартиру. — И где моя спутница на сегодняшний вечер? — Георг слегка склонился, отряхивая невидимые пылинки на брюках.

— Я здесь, — раздался тихий голосок Лизы.

Он поднял глаза и внимательно посмотрел на неё, невольно замирая на месте.

Лика развернулась, и с улыбкой на губах тактично удалилась в свою комнату, плотно прикрывая за собой дверь.

Георг медленно скользил взглядом по стройной фигурке Лизы облачённой в лёгкое приталенное платье до колена, с расклешённой юбкой нежного кремового оттенка. Босоножки в тон одежды с тонкими кожаными переплетениями на сплошной подошве, делали и без того её красивые ножки ещё очаровательнее. Он пытался охватить взглядом её образ полностью.

Роскошные волнистые волосы, рассыпавшиеся по плечам, красивый сливочный оттенок кожи, пушистые реснички с изумлённо завитыми кончиками и губы, слегка тронутые влажным блеском нежного розового оттенка.

Георг вздохнул и подошёл к ней ближе, пытаясь снова и снова рассмотреть её образ до мелочей. Он остановил взгляд на её слегка приоткрытых губах. Поймал себя на мысли, как же ему безумно хотелось её поцеловать, в эту самую минуту, в это мгновение, почувствовать её вкус и её нежность.

— Роза мне? — раздался тихий голосок Лизы, заставивший Георга вернуться в реальность.

Он перевёл взгляд на цветок.

— Да, извини. Конечно тебе. Что-то я как-то растерялся. Ты такая красивая сегодня… — он протянул ей розу.

— Спасибо! Какая она красивая! И ароматная… — Лиза коснулась носиком нежных лепестков цветка. — Я люблю жёлтые розы больше всех цветов. Как ты догадался?

— Моя мама и бабушка тоже любят жёлтые розы. Завтра, когда поедем к родителям, я тебе покажу розарий моей мамы. Она у меня мастер по их выращиванию, бабушка её этому научила. Ну что идём? — он протянул ей свою руку.

— Да. Анжелика, мы уехали, — Лиза приоткрыла дверь в спальню подруги, обращаясь к ней.

Князева моментально появилась на пороге.

— Я закрою дверь. Удачного вам вечера!

— Спасибо! — ответила Лиза. — Хозяйничай тут, не стесняйся. Пока!

— Пока!

Лиза обхватила ладонь Георга своими пальчиками и вместе с ним медленно вышла в подъезд, направляясь на улицу.

Он распахнул перед ней широко дверь автомобиля, и с улыбкой наблюдал за её неспешным приближением. И как только она присела в салон, захлопнул дверь автомобиля и опустился на сидение с ней рядом, моментально срываясь с места.

Когда они оказались в его квартире, Лиза с интересом обходила комнату за комнатой и задумчиво созерцала обстановку его жилища. Никакой вычурности и лоска, типичная квартира мужчины холостяка.

Двухкомнатная квартира с большой кухней и прихожей, минимальным набором мебели и бытовой техники делало это пространство по-европейски классическим и сдержанным. Дольше всего она задержалась в его спальне. Нежный фисташковый цвет интерьера дарил ощущение лёгкости и весенней свежести. Все оттенки зелёного были представлены как в отделке стен, так и в декоративных элементах и аксессуарах. Тончайшие шёлковые портьеры изысканно сочетались с большой модульной картиной на стене, над большой двуспальной кроватью, с изображением сочной зелёной луговой травы в капельках первой утренней росы. Огромное количество медицинской литературы на полках шкафа уютно соседствовали с твёрдыми переплётами русских классиков и современников.

Она резко обернулась, почувствовав тёплые руки Георга на своих плечах.

— Ну и как тебе моя квартира, с точки зрения профессионала?

— Мне очень нравится. Учитывая, что здесь живёт один мужчина всё продумано просто прекрасно. Твои идеи?

— Да. А воплощали работники отца. Тут я не стал упорствовать. Профессионалы сделают всё лучше. Я не умею делать ремонты.

— У тебя очень уютно и очень чисто. Ты убирал сегодня?

— Чисто? Нет, мне сегодня было не до уборки. Я только два часа назад вернулся с работы. Здесь просто некому чинить беспорядок, поэтому и присутствует ощущение чистоты.

— Как дела на работе? — Лиза повернулась к нему, пристально всматриваясь в его глаза, и поправляя рукой его непослушные пряди волос, спадающие на лоб.

Георг пожал плечами.

— Работа, как работа. Обычная, ежедневная. Я предпочитаю дома не говорить о работе и медицине. Обычно отвечаю, что всё в порядке и всё. Так всегда было у нас дома. Когда мама переступала порог комнаты, возвращаясь с работы, разговоры о медицине оставались далеко за пределами нашего дома. Она и меня этому научила, что всё, с чем сталкиваемся на работе, там должно и оставаться.

— Ты устал?

— Нет, — он провёл кончиками пальцев по её щеке. — Я купил готовую еду сегодня. Ты не обидишься? Не успел ничего приготовить, а увидеть тебя очень хотелось под любым предлогом. Я заехал в любимый ресторанчик семейной кухни и заказал всё там. Ты не против?

Лиза улыбнулась.

— Конечно не против. А что ты заказал? Что-нибудь вкусненькое?

Георг улыбнулся.

— А ты снова голодная?

— Я берегла аппетит для нашего ужина.

— И правильно сделала. Мне нравятся девушки со здоровым аппетитом, — он быстро склонился к ней, но она, увернувшись, выскользнула из его объятий.

— Интересно, какие это ещё девушки, тебе нравятся, помимо меня…

Георг прищурившись, улыбнулся.

— Ты не соскучилась по мне?

— Соскучилась.

— Ну, тогда иди ко мне, — он протянул руки в её сторону.

Лиза отрицательно покачала головой.

— Не хочешь? — он слегка изогнул бровь в удивлении. — Ну ладно, я сам подойду, — он стремительно сорвался с места, но Лиза, похоже, ожидала от него подобных действий, потому что юркнула в приоткрытые двери и опрометью бросилась в его спальню.

Она спряталась за дверным полотном и затаила дыхание. Услышав его тихие шаги, улыбнулась.

— Судя по твоему стремительному перемещению, от растяжения не осталось и следа. Играешь со мной в прятки, как в детстве? — раздался его тихий голос. — Лучше выходи сама, иначе, если найду я, потребую награды для победителя, и твои возражения не будут приняты во внимание.

Георг резко остановился и, обернувшись, посмотрел на неё, удерживая пристальным взглядом блеск её бирюзовых глаз. Приблизившись вплотную, обнял её за талию и крепко прижал к своему телу. Его губы коснулись её лба, кончика носа, щёк.

Сердце Лизы бешено забилось в груди. Она пристально смотрела в чёрную глубину его глаз.

— Ну что, теперь моя награда, — прошептал он ей прямо в губы.

Лиза прикрыла глаза и слегка откинула голову назад, предвкушая его нежные прикосновения и ласку, ощущая его тёплое дыхание на своей коже и свежие нотки его парфюма.

Резкий звонок в его дверь и удары рукой, заставили Лизу моментально отстраниться от него.

Георг разжал пальцы и сорвался с места, быстро направляясь в прихожую.

— Георг, что случилось? — Лиза направилась за ним следом и резко остановившись, коснулась рукой его плеча.

— Лиза, подожди, пожалуйста, — обратился он к ней и, остановившись у входной двери, поспешно открыл замок.

— Георг, пожалуйста. Мама… Она снова… — раздался на пороге плачущий женский голос, срывающийся в истерику.

Лиза пыталась рассмотреть неожиданную гостью. Маленькая хрупкая девушка с растрёпанными белокурыми волосами, в маечке и стареньких джинсах стояла на пороге. Она тёрла платком красные воспалённые глаза и вытирала бесконечно скатывающиеся по её щекам слёзы.

— Что, опять приступ?

— Да. Пожалуйста, быстрее. Прошу тебя!

— Я сейчас, только возьму ампулы с лекарством и портативный электрокардиограф. Иди к маме.

Девушка послушно удалилась.

— Георг, что случилось? — Лиза испуганно смотрела на его взволнованное лицо.

Молодой человек стремительно открывал ящики шкафов в прихожей, и собирал нужные приборы и медикаменты. На мгновение, он задумался, проверяя наличие в своих руках всего нужного и бегло взглянув на неё, ответил:

— Лиза, будь в квартире, пожалуйста, — и, распахнув широко входную дверь, почти бегом направился в коридор.

Лиза осталась стоять в центре прихожей. Она не могла пошевелиться, словно её парализовало и вогнало в ступор только что случившееся событие, в один миг разрушившее беззаботную идиллию их романтического вечера. Она обхватила себя руками за плечи, и слегка покачивалась из стороны в сторону, вспоминая изменившееся лицо Георга и заплаканное лицо у девушки, по всей видимости, его соседки.

Спустя несколько минут, она словно опомнившись, медленно направилась на выход из квартиры и вышла в коридор. Оглядевшись по сторонам, она обратила внимание на квартиру, расположенную справа. Дверь была широко распахнута, а доносившийся оттуда женский плач, дал ей понять, что она движется в нужном направлении.

Она вошла в квартиру и, миновав коридор, остановилась на пороге спальни. Картина, представшая её взору, заставила её сердце похолодеть от страха.

Георг сидел на коленях у лежавшей на полу женщины. Он делал ей кардиограмму и внимательно считывал показания датчиков на длинных рулонах бумаги.

— Опять мы тебя побеспокоили, — почти безжизненным голосом произнесла женщина.

— Елена Александровна, вам нельзя разговаривать сейчас. Прошу вас, лежите спокойно, — тихо обратился к ней Георг.

— Прибрал бы уже меня господь окончательно. Асенька хоть бы вздохнула свободно. Измучила я её своими приступами, — снова произнесла женщина.

Слова матери, заставили девушку уткнуться лицом в платок, и по её сильно подрагивающим плечам, Лиза поняла, что она заплакала ещё сильнее.

— Ну, это вы бросьте! — снова обратился к пациентке Георг. — Вам ещё Асю замуж нужно выдать и внуков дождаться, а вы умирать собрались. Мы ещё с вами поборемся, — он погладил женщину по волосам.

Елена Александровна через силу улыбнулась и прикрыла глаза.

Стоявшая рядом с ними дочь снова заплакала навзрыд. Она, по всей видимости, и была Ася, о которой говорил Георг с женщиной, — подумала про себя Лиза.

Георг поднёс к глазам шприц и, выпустив несколько капель лекарства на конце иглы, ввёл постепенно пациентке несколько внутривенных уколов, одновременно измеряя её давление и делая повторную кардиограмму. Спустя пару минут, он взял руку женщины в свою ладонь и, взглянув на часы, принялся отсчитывать её пульс.

— Мне нужен телефон, — он взглянул на девушку.

Ася кивнула, молча направилась к двери, и спустя минуту, снова появилась перед ним, протягивая мобильный аппарат.

Георг поднялся на ноги и подошёл к окну. Он быстро набрал номер.

— Галя, привет! Это, Азарян. Да, ты права, точно и не прощались сегодня. Мне срочно нужна реанимационная кардиологическая бригада, и пусть готовят место в реанимации. Да, вызов на мой адрес. Корнеева Елена Александровна, пятьдесят три года. Инфаркт. Да, приступ купировал, но нужна срочная госпитализация. Хорошо, жду, — он положил телефон на подоконник и снова присел возле женщины, пристально всматриваясь в её лицо и снова измеряя её пульс.

— Ася! — он повернулся в сторону девушки, стоявшей возле матери. — Спустись вниз и дождись врачей скорой помощи. Их нужно проводить наверх, пусть сразу захватят носилки, — он поднялся на ноги.

— Но, Георг, я…

— Иди. С мамой всё будет в порядке. Я тебе обещаю, — он коснулся рукой плеча девушки.

Ася согласно кивнула, и ещё раз взглянув на маму, поспешно направилась на выход. Когда проходила мимо Лизы, наконец, заметила её присутствие в комнате, и вопросительно на неё посмотрела. Но Морозова смотрела только на Георга. Она не отводила от него глаз ни на минуту. Видела, как он снова присел возле больной женщины и коснулся рукой её головы. Говорил с ней шёпотом, видимо успокаивая и утешая. На мгновение, он обернулся, точно почувствовав на себе её пронзительный взгляд, и молча посмотрев на её испуганное лицо, снова сосредоточил всё своё внимание на пациентке.

Бригада скорой помощи появилась на пороге комнаты лишь спустя двадцать минут. Георг долго объяснял своим коллегам ситуацию случившегося, на сложных и непонятных для ушей Лизы медицинских терминах, значение которых она не понимала. Она вжалась спиной в стену комнаты, словно хотела в одно мгновение стать невидимой и лишь молча наблюдала за действиями врачей, которые положили женщину на носилки и вынесли из комнаты. Ася направилась вслед за матерью.

Георг собрал свои вещи и, поднявшись на ноги, подошёл к Лизе. Внимательно посмотрев на неё, он протянул ей свой медицинский саквояж и, передав в руки, нежно коснулся пальцами её щеки.

— Лиза, иди в мою квартиру. Мне нужно поехать с Асей и Еленой Александровной. Аське всего семнадцать, она растеряна сейчас, и сама не справиться. Как только мы определим её маму в реанимационную палату, я сразу вернусь домой. Ты дождёшься меня?

Лиза молча закивала головой.

— Ты не уедешь? — он снова погладил её по щеке.

— Не уеду, — она обхватила его ладонь своими пальцами. — Я буду ждать тебя.

Георг улыбнулся.

— Хорошо, я скоро, — он поцеловал её в щёку и поспешно вышел из комнаты.

Лиза медленно направилась в прихожую и, покинув чужую квартиру, плотно закрыла за собой входную дверь. Оказавшись в квартире Георга, она прошла в гостиную и остановилась у окна. Откинув занавеску в сторону, она посмотрела в стекло. Двор уже опустел, и вечер медленно вступал в свои права, погружая землю в сумерки.

Всё время пока Георг отсутствовал, она металась по квартире, точно одержимая, прислушиваясь к каждому шороху и звуку открывающихся дверей лифта. Она подходила к входной двери и, прислонившись лицом к холодному металлу, стояла долго на месте, в надежде услышать его тихие шаги. Спустя два часа, устав от бесконечной ходьбы из угла в угол по тёмным комнатам, она тяжело опустилась на диван в гостиной и, откинувшись на спинку, прикрыла глаза.

Раздавшийся в коридоре протяжный звук замка, заставил резко повернуть голову, и подскочить на месте. Она не спеша поднялась на ноги и направилась в прихожую.

Георг сидел на небольшом диванчике в углу комнаты, прислонившись затылком к стене и прикрыв глаза.

Лиза осторожно опустилась с ним рядом, и прильнула к нему всем телом, положив голову ему на плечо.

Он приоткрыл веки, внимательно посмотрел в её глаза, и натянуто улыбнулся.

— Что с Еленой Александровной? — едва слышно прошептала она.

— Думаю, теперь с ней всё будет в порядке.

Лиза облегчённо выдохнула.

— А Ася где?

— Осталась в больнице.

— Елена Александровна давно болеет?

— У неё это уже второй инфаркт, после того, как два года назад её сын и невестка погибли в автокатастрофе. Она так и не смогла оправиться после горя, — Георг снова прикрыл глаза.

Лиза внимательно осматривала его слегка уставшее лицо, быстро бьющуюся жилку на шее, его подрагивающие и прикрытые веки. Она протянула руку и нежно погладила его по лицу.

Георг открыл глаза и улыбнулся.

— Ты прости меня, пожалуйста, за такое свидание, — попытался оправдаться он.

Она придвинулась к нему ближе и, обхватив его лицо ладонями, осторожно коснулась его губ своими.

Георг обхватил её руками и крепко прижал к себе, проникая в её рот и углубляя их поцелуй. Он не отпускал её, долго. Пытаясь удержать на месте и заставить, ощутить его одно единственное желание, чувствовать, что она рядом, и так нужна ему в этот момент. Словно отдушина, словно тёплая уютная нега абсолютного покоя и умиротворения.

Он ласкал её губы, поглощая её желание и нежность, мягкость и податливость и наполнял её теплом своего дыхания, и лёгким трепетом во всём теле. Яростно с силой сминал пальцами тонкую ткань её платья, сжимая её тело все крепче и крепче. Словно боялся, что разжав руки, потеряет её, упустит, и она раствориться и исчезнет, словно лёгкая дымка тумана.

— Останься сегодня со мной. Прошу тебя… — прошептал он ей, слегка касаясь губами мочки её уха и уткнувшись лицом в её прохладную щёку. — Я постелю тебе в гостиной. Только останься со мной сегодня, прошу тебя. Ты мне очень нужна.

Лиза обхватила его руками за шею и прошептала:

— Конечно, я останусь. Останусь до утра, не волнуйся, — она нежно гладила его рукой по волосам. — Мне только нужно предупредить Лику, чтобы она не волновалась. Ты отвезёшь меня завтра утром домой в шесть утра? У неё завтра первый рабочий день в «Альянсе», и я обещала помочь ей собраться.

— Конечно, отвезу, — он нежно провёл пальцами по её припухшим от жаркого поцелуя губам. — Пойдём, кофе выпьем и съедим всё-таки наш несостоявшийся ужин.

— Пойдём, — она улыбнулась и, встав на ноги, протянула ему руку, помогая подняться с дивана.

После позднего ужина они сидели на полу его спальни, у панорамного окна на ковре, и смотрели на раскинувшийся перед ними большой, сверкающий в огнях город. Они молчали.

Лиза положила голову ему на плечо и, удерживая его ладони в своих руках, нежно касалась губами его пальцев. Понимая, что эти руки всего несколько часов назад спасли человеческую жизнь, а сколько таких жизней он спасает ежедневно, об этом знает лишь он один. Она провела рукой по его густым волосам и, коснувшись губами его виска, нежно прочертила пальчиком у него на щеке ведомый лишь только ей узор.

Георг повернул к ней своё лицо и нежно коснулся губами кончика её носа.

— Ну что, спать, моя полуночница?

— Да, завтра вставать рано.

Они поднялись на ноги, и Георг проводил её до гостиной. Расстелив ей диван, он протянул ей чистый комплект постельного белья.

— Ложись. Я завтра разбужу тебя. Спокойной ночи, — он осторожно коснулся её губ своими.

— Спокойной ночи, Георг, — она провела пальчиками по его щеке.

Он улыбнулся и медленно покинул комнату, плотно закрывая за собой дверь.

Лиза расстелила постельное бельё и, сбросив с себя платье, голышом забралась в слегка прохладную постель, закутываясь в пододеяльник. Сна не было. Она просто смотрела в потолок, прокручивая снова и снова в голове события минувшего вечера и происшествия в соседней квартире.

Она думала о том, что сегодня воочию столкнулась с его работой, став невольной свидетельницей его умелых действий и принятых решений. И теперь она с чёткостью понимала, что его профессия действительно одна из самых важных на земле, самых нужных, ведь краткий миг промедления или его отсутствие дома, могло полностью изменить судьбы этих двух женщин. Она мысленно благодарила провидение, что позволило им обоим остановить свой выбор на романическом ужине у него дома, а не в ресторане, как Георг предлагал изначально.

Лиза перевернулась на бок и прикрыла глаза. Сумбурное свидание, наполненное страхом и чужой болью, сделало их за этот короткий вечер ближе. Обнажив их души и сердца, заставив, потянуться друг к другу навстречу и открыть свои чувства, пусть пока лишь посредством жаркого поцелуя и абсолютного молчания, когда говорить не хотелось, но казалось, они и так говорили, и понимали друг друга без слов, лишь периодически пристально вглядываясь в глаза. И эта связь, это единение было гораздо сильнее физической, телесной близости. Они были вместе и рядом, связаны невидимой нитью, сделавшей их теперь по-настоящему ближе и роднее, в одно мгновение, позволив стать единым целым, единой душой и единым сердцем.

****

Утром Лиза открыла глаза от тёплых, нежных прикосновений к своему лицу губ Георга.

Она слегка приоткрыла веки и, улыбнувшись, обхватила его руками за шею.

— Ты уже не спишь?

— Давно, — он нежно коснулся её губ своими. — Ну что, поедем к тебе домой?

— А сколько времени?

— Почти шесть.

— Что? — Лиза резко подскочила в постели, невольно обнажая своё тело.

Она схватила шёлковый пододеяльник и поспешно прикрыла грудь, скрывая её от внимательного взгляда Георга.

— Я выйду, одевайся. Не буду тебя смущать, — он коснулся губами её обнажённого плеча и, поднявшись на ноги, вышел из комнаты.

Лиза накинула на себя платье, застегнула молнию и, затянув потуже кожаный поясок на талии, быстро направилась вслед за ним.

— Завтракать будем? — спросил он у неё, пристально вглядываясь в экран телефона.

— Нет, некогда. Пока доберёмся до моей квартиры, итак, уйдёт уйма времени. Анжелика обещала приготовить на завтрак молочную кашу и тосты с джемом, так что позавтракаем у меня.

— Хорошо, тогда поехали.

Лиза обула босоножки и, застегнув пряжки ремешков, поискала глазами свою сумочку.

Георг открыл шкаф и протянул ей незаменимый элемент её женского гардероба.

Лиза приняла сумку из его рук и, вложив свои хрупкие пальчики в его ладонь, пошла вместе с ним на выход из квартиры.

— Вкусный завтрак! Спасибо, Анжелика! — обратился Георг к Князевой, сидевшей за столом рядом с Лизой.

— Не за что. Рада, что тебе понравилось, — ответила девушка слегка смущённо и, поднявшись на ноги, начала собирать тарелки со стола.

— Оставь, — обратилась к ней Лиза. — Я сегодня дома и всё сама уберу. Тебе собираться нужно.

— Лика, тебя подвести до работы? — обратился к ней Георг.

Князева положила вафельное полотенце на столешницу и задумалась.

— Подвести, конечно, — ответила за неё Елизавета.

— Лиза, но это неудобно, ведь у Георга наверняка дела. И я не хочу его беспокоить.

— Никакого беспокойства. Тем более нам с тобой по пути. Мне всё равно в больницу к соседке нужно заехать.

— А, ну тогда я сейчас быстро соберусь, — тихо ответила Лика, стремительно покидая кухню.

— Никаких быстро, — бросила ей в спину Лиза. — Собирайся обстоятельно. У тебя сегодня первый рабочий день, и мы с тобой просто обязаны умыть Артура Феликсовича.

— Что это значит? — Георг вопросительно посмотрел на Лизу.

— Это значит, что пора немного сбить спесь с твоего брата, и развенчать его неверное представление об Анжелике, и как об архитекторе и как о девушке.

— А у него что, сложилось неверное представление о ней?

— Ещё какое. Мелкий пакостник. Ты извини, что я так говорю о твоём брате, но он иногда этого заслуживает.

Георг улыбнулся.

— Я покину тебя ненадолго. Нам нужно уединиться с подругой, чтобы почистить пёрышки, — обратилась она к нему.

— И тебе тоже?

Лиза улыбнулась.

— Нет. Я сегодня буду дома. К тому же, я думаю… — она поднесла широкое зеркальное лезвие ножа к своему лицу и вгляделась в своё отражение. — Я и так выгляжу неплохо с утра. Как ты думаешь? — она положила мордашку на свои ладони, и с загадочным выражением лица посмотрела на него, хлопая пушистыми ресничками.

Георг слегка коснулся пальцами кончика её носа.

— Ты выглядишь обворожительно. Жаль, что Лика сейчас дома…

— А что такое? — Лиза поднялась из-за стола, но продолжала удерживать его глаза своим взглядом.

— Поцеловать тебя хочу, так как было ночью дома…

Лиза улыбнулась и отрицательно покачала головой.

— Сожалею, придётся обойтись невинным поцелуем в щёчку или в ручку, — она протянула свои пальчики.

Георг обхватил её ладонь и, нежно коснувшись губами каждого пальца, долго удерживал её на месте, и медленно притягивал к себе.

— Из-за нас Лика снова опоздает, и твой братец… опять на ней отыграется, — тихо произнесла Елизавета.

Георг разжал руку и с улыбкой смотрел, как её пленительная фигурка стремительно исчезает в коридоре. Он прикрыл глаза и откинулся на спинку стула.

Она сводила его с ума, своей игрой, своими прикосновениями, своей непосредственностью. Хотелось не отпускать её ладонь из своей руки ни на минуту, видеть её глаза, чувствовать вкус губ, глубокий, сладкий и такой пленительный. А её кожа на теле…

Вспомнил, как утром тонкий шёлк пододеяльника, соскользнув, приоткрыл его взору её обнажённую гладкую кожу, небольшую красивую грудь и хрупкие подрагивающие плечики.

Георг приоткрыл глаза и прислушался к звукам, которые скрывала дверь в комнату Анжелики. Раздающиеся за ней девичьи перешёптывания, негромкий смех и восторженные вздохи, будили воображение, и вызывали мгновенное желание заглянуть по ту сторону двери, и окунуться в атмосферу этого женского таинства.

Он немного отвлёкся от своих мыслей и, протянув руку к пульту, включил телевизионную панель, настроив канал новостей, и сосредоточил всё своё внимание в другом направлении.

Спустя несколько минут, снова взглянул на часы и, поднявшись на ноги, отключил телевизор, стремительно направляясь к спальне, где находились девушки. Немного подумав, негромко постучал в дверь.

— Эй, девчонки, вы скоро? Пора! Мне всё равно, а вот Лика точно опоздает.

— Нет, только не это, — раздался звонкий голосок Князевой.

Дверь распахнулась, и она появилась на пороге комнаты, проскользнув мимо Георга и направляясь в коридор.

— Я уже вчера опоздала и этого более чем достаточно.

Георг задумчиво, словно впав в ступор, смотрел вслед девушке, пытаясь привыкнуть к её новому образу, в котором она предстала перед ним. Он почувствовал пальчики Лизы на своём подбородке, когда она, слегка надавив на него, заставила его закрыть рот.

— Что неожиданно? — обратилась она к нему с улыбкой. — Что, Георг Феликсович, потеряли дар речи при виде моей подруги? — она кивнула в сторону Лики.

— Да, уж… Преображение колоссальное, — Азарян внимательно рассматривал Анжелику, которая стояла у зеркала и поправляла крошечные золотые серёжки в ушах. — А ты не боишься, — он повернул голову к Лизе, — что её внешность сегодня произведёт на моего брата прямо обратный эффект. Я ведь его знаю, как никто другой, и боюсь, как бы рабочий процесс в «Альянсе» не был нарушен.

— Ну, так ему и надо. Пусть знает наших, и впредь подумает, прежде чем сыпать в адрес красивой девушки нелицеприятные умозаключения в отношении её внешних и умственных способностей, — ответила Лиза с улыбкой.

Георг рассмеялся.

— Ладно, мы поедем. Ты сама, чем займёшься? Надеюсь, ты не забыла, что вечером мы едем к маме на день рождения?

— Конечно, не забыла. Я уже заказала букет цветов для неё. Я сегодня хочу заняться поиском первых клиентов. Прозвоню все рекрутинговые агентства и поработаю с проектами спален. У меня новые идеи появились после того, как я побывала у тебя дома. А ты не приедешь на обед?

— Нет, прости. Хочу немного поспать днём, ночью спал плохо.

— Ну и ладно, пообедаю в одиночестве.

Георг улыбнулся.

— Ну, тогда до вечера. Я приеду за тобой в шесть.

— Хорошо, я буду готова к этому времени.

— Георг, я готова ехать, — Анжелика стояла обутая и с пластиковой папкой в руках на пороге прихожей.

— Едем, — он взял ключи от автомобиля со стеклянной стойки и, коснувшись губ Лизы в прощальном поцелуе, направился на выход, широко распахивая входную дверь.

— Удачи тебе в первый рабочий день! И помни всё, о чём я тебе говорила. Не пасуй перед ним. И каждый раз, когда видишь его перед собой, произноси про себя, что он просто большой засранец и ты лучше его в тысячу раз. Ну, давай, беги. Тебя Георг ждёт, — Лиза обняла подругу за плечи.

— Спасибо тебе большое за всё, — Князева обняла Морозову, и стремительно направилась на выход.

Лиза закрыла за нею дверь и, вернувшись в гостиную, включила ноутбук и принялась выполнять все свои дела и планы на сегодня, помеченные пунктами в её ежедневнике.

Глава 4

Артур Азарян зашёл в свой кабинет и нервно отбросил на стол синюю пластиковую папку с документами. Тяжело опустился на сидение и откинулся на спинку кресла. Он слегка ослабил узел своего дорогого шёлкового галстука, и прикрыл глаза.

Неприятный разговор в кабинете Сергея Морозова выбил его из равновесия. Он, как нашкодивший подросток целый час выслушивал мораль о полной халатности в работе сотрудников фирмы, находящихся в его подчинении, и полном отсутствии с его стороны, контроля над рабочим процессом.

Конечно, Артур признавал, что в чём-то Сергей был прав, и он действительно привык к тому, что без особых усилий дела, находившиеся в его ведомстве, решались сами собой. Он лишь появлялся на уже готовых объектах, утверждал сметы и финансовые документы.

Старые проверенные временем сотрудники, которых набирал ещё его отец, когда стоял во главе холдинга, давно ушли на заслуженный отдых. А тех, кого принял он сам за последние два года, оказались сущими бездельниками, которые приходили на работу лишь за заработной платой, и потому требовали тотального контроля над своей деятельностью. Ну, ничего, сегодняшняя мораль на ковре у генерального директора не пройдёт даром. Уже завтра, он лично начнёт вести зачистки во всех отделах, и все бездельники окажутся на улице, уже на следующий день.

Артур нажал на кнопку телефона, делая вызов секретарю.

— Да, Артур Феликсович, — раздался в его кабинете нежный голосок секретаря.

— Илона, всех руководителей отделов собери в моём кабинете через два часа.

— Всех?

— А я что непонятно говорю, или ты стала плохо слышать?

— Просто, их же двадцать человек, и в вашем кабинете их всех не разместить.

— Ну, хорошо, собери их в конференц-зале.

— Хорошо. У меня ещё вопрос, а если некоторые из них будут на объектах?

— Меня это не волнует! Все должны быть на совещании через два часа. Тех, кто не появится, я завтра же уволю. А если они не получат уведомление о проведении совещания по твоей вине, уволю тебя. Поняла?

— Поняла, — тихо ответила секретарь.

— Выполняй! — Артур нажал на кнопку, отключая связь.

Он поднялся на ноги и подошёл к огромному панорамному окну своего роскошного кабинета.

Современные материалы отделки, дорогая мебель элит-класса, продуманный до мелочей интерьер помещения и волшебный вид из окна тридцатого этажа, с высоты птичьего полёта, открывал потрясающую картину набережной Москва реки.

Артур задумчиво смотрел в стекло, заранее продумывая изобличающую речь для своих подчинённых. Взглянув на часы, и соизмерив наличие свободного до совещания времени, он решил заняться вторым вопросом, взять который под свой личный контроль, ему поручил Сергей.

Азарян вернулся к столу и присев в кресло, придвинул к себе синюю пластиковую папку. Открыв её, он извлёк документы и, пролистав их, снова отбросил в сторону. Тендер, который они выиграли на строительство нового торгового комплекса, теперь займёт всё его рабочее и свободное время. Заказ был важен, и сулил холдингу колоссальную прибыль, но только в случае чёткого и первоклассного его исполнения. Он прикидывал в уме, кого из архитекторов он мог бы назначить для этой важной работы, и включить в свою рабочую группу. Как назло, все архитекторы в данный момент были полностью задействованы в производственном процессе. У каждого было, как минимум на руках, по три объекта.

Он склонил голову, мысленно перебирая весь штат сотрудников. Ему нужна хорошая рабочая лошадка, которая потащит на себе всё дело, от проектирования до реализации строительства. Но кому можно доверить свою дальнейшую судьбу, тот дамоклов меч, что навис над ним в образе этого объекта на строительство. Потому что Морозов с чёткостью сегодня дал ему понять, что если в течение двух месяцев он не наладит работу в холдинге, то с прекрасной перспективной должностью ему придётся попрощаться.

Артур был вне себя от ярости. Весь холдинг фактически принадлежал его отцу. Он держал на руках восемьдесят процентов акций предприятия, и лишь десять процентов было у него самого, и десять у Сергея. Они были с ним на равных. Но опыт Морозова и его многолетняя работа в холдинге, задолго до того, как появился здесь он сам, делало Сергея полноправным руководителем предприятия, и занимать должность генерального директора, было у него по праву. Поэтому Артуру ничего не оставалось делать, как подчиняться Сергею, и выполнять то, что он требовал.

Артур снова перевёл взгляд на документы, и немного подумав, стремительно нажал на кнопку телефона, вызывая секретаря.

— Да, Артур Феликсович.

— Илона, пригласи срочно ко мне в кабинет эту, как бишь её… Ну эту, что вчера была у меня на собеседовании. Жалкая провинциалка. Убогая такая. Помнишь?

— Вы имеете в виду Князеву?

— А она Князева?

— Да. Руководитель службы персонала оставляла у вас на столе её резюме.

Артур обвёл глазами свой стол и, заметив резюме, заваленное сверху бумагами, взял его в руки и взглянул на фамилию и фотографию потенциального соискателя.

— Да, Князеву. Срочно, пусть зайдёт ко мне!

— Поняла, сейчас приглашу.

Артур отключил связь с секретарём, и принялся внимательно изучать резюме нового молодого архитектора. Он пристально всматривался в её фотографию, вклеенную в анкету. Типичное, непримечательное лицо, как у каждой второй среднестатистической женщины в стране, на первом листе паспорта.

Он задумался, пытаясь вспомнить его вчерашнее с ней общение. Хоть убей, не мог воскресить в памяти её образ в целом. Помнил лишь лицо с отвратительным макияжем и примитивное длиннющее в пол платье ядовитого оттенка, больше годящегося для пляжа, чем для офиса. Артур вспомнил, что вообще хотел прогнать её взашей, но при всём своём желании, отказать ей в работе, он бы не смог.

Она была приглашена на работу его отцом, который был учредителем конкурса молодых архитекторов, где эта девчонка заняла со своим проектом первое место. Долго не мог поверить в такую вероятность, когда лицезрел её вчера перед собой. Эта тупая, жалкая провинциалка была автором проекта детского досугового центра, который уже утвердили власти города, выбрали место, и к строительству данного объекта, их фирма должна была приступить уже в следующем месяце. Это не укладывалось в его голове.

Дверь его кабинета почти бесшумно открылась, и Артур, быстро подняв глаза, бросил коротко:

— Проходите, — и снова перевёл взгляд на монитор компьютера. Но заметив, что она так и осталась стоять на месте, снова поднял на неё глаза.

— Я что, не понятно сказ…. — он осёкся на полуслове, пристально всматриваясь в силуэт молодой девушки, нервно переступающей с ноги на ногу на пороге его кабинета.

— А вы ещё кто? Вы что не знаете, что без доклада секретаря ко мне в кабинет заходить нельзя?

— Артур Феликсович, простите, но ваш секретарь сказала мне, чтобы я срочно зашла к вам. Что вы, меня вызывали, — тихим, дрожащим от волнения голоском, произнесла Анжелика.

— Что вы там мямлите? Я, вызывал вас? Вы шутите? — закричал Артур, подскакивая на ноги. — Имя?

— Что?

— Я спрашиваю, как ваше имя?

— Анж… — девушка нервно сглотнула. — Анжелика Князева.

— Что? — Артур машинально поднялся на ноги, и словно поражённый молнией, уставился на стоявшую перед ним девушку.

Он периодически опускал глаза на фотографию в резюме, которое лежало перед ним на столе.

Азарян медленно обводил взглядом точёную фигурку в роскошном деловом костюме-тройке, который сидел на ней идеально. Кипельно-белоснежная блуза с воротничком-стойкой освежала её кожу нежного молочного оттенка, неброский макияж, идеально уложенные волосы в строгую причёску. Красивые, тонкие черты лица, потрясающей глубины серые глаза, которые смотрели на него робко и слегка испуганно. Её пальчики с идеальным французским маникюром нервно теребили кожаный переплёт ежедневника, который она прижимала к себе.

Почувствовав неловкость сложившейся ситуации, Артур медленно направился в её сторону. Поравнявшись, он уже ближе стал пристально рассматривать её лицо. Всё ещё, не веря своим глазам, что этот ангел, стоявший перед ним, был той же самой девушкой, что он отчитывал вчера в своём кабинете, окрестив её унизительным прозвищем «жалкая провинциалка».

— Простите меня, Анжелика! Я вас просто не узнал. Простите, пожалуйста. Я с вами даже не поздоровался. Здравствуйте! — он ослепительно улыбнулся, протягивая ей свою руку.

Анжелика робко улыбнулась ему в ответ, и протянула свои хрупкие пальчики в его ладонь.

— Здравствуйте, Артур Феликсович. Я не хотела вас беспокоить, просто Илона Аркадьевна, сказала, что вы…

— Да, вы мне нужны. Мне нужна ваша помощь.

— Помощь?

— Да, ваша профессиональная помощь. Присаживайтесь, — он усадил её в кресло, и нежно коснувшись рукой её плеча, тихо произнёс:

— У вас очень красивое имя.

Князева смущённо улыбнулась.

— Итак, Анжелика к делу. У меня в этой папке… — он присел в своё кресло и придвинул к её руке документы, — заказ на проектирование большого торгового комплекса.

Князева распахнула папку, с интересом просматривая документы.

— И вы хотите доверить это мне? — она подняла на него глаза.

— Именно вам.

— Но ведь у меня почти нет опыта, а здесь такой важный объект инфраструктуры.

— Но, ведь вы уже доказали нам свой профессионализм, когда победили в конкурсе, и созданный вами объект уже стоит в планах на строительство.

— Это, правда?

— Конечно, правда. Ваш проект досугового детского центра, заинтересовал власти города, так что его строительство лишь дело времени.

Анжелика ослепительно улыбнулась, и снова опустила взгляд на документы, внимательно их просматривая.

— Вы боитесь такой большой работы? — пальцы Артура накрыли кисть её руки.

Анжелика подняла на него глаза, и поспешно убрала свою руку в сторону.

— Нет, я не боюсь. Просто не знаю, достойна ли я такого большого проекта. Ведь, это скорее работа для профессионалов высшего класса в области архитектуры.

— А я считаю, что вы достойны этого проекта. И у вас есть шанс доказать руководству холдинга, что мы в вас не ошиблись, когда давали вам грант и включили в штат своих сотрудников. Опять же для вас это ещё и возможность заявить о своём имени, как профессионального архитектора в сфере строительства. Разве это не уникальный шанс, в столь юном возрасте доказать всем, а главное себе, свою значимость и умение.

— А кто будет курировать проект?

— Я буду его курировать.

Анжелика внимательно посмотрела на него, и снова опустила глаза на документы.

— Ну что, вы согласны?

Она взглянула на него.

— Согласна.

— Отлично. Скажите, Анжелика, вы могли бы сегодня остаться после работы и начать работать над проектом вместе со мной?

— Сегодня? — она задумалась. — Ну, если это необходимо, то конечно я останусь.

— Необходимо. Хотя постойте, сегодня я не смогу остаться. У моей мамы день рождения. Поэтому план работы перенесём на завтра. Вы после работы поезжайте домой, а завтра вместе займёмся проектом. Кстати, в каком кабинете вас разместили?

— В общем отделе проектирования.

— Сегодня же вам дадут отдельный кабинет, напротив моего, и вы сегодня же туда переедете. Вы поняли меня?

— Да.

— Вот и хорошо, а теперь идите и собирайте свои вещи.

Лика медленно поднялась с кресла и, попрощавшись, пошла на выход. На пороге кабинета она обернулась, и снова посмотрела на Артура. Он задумчиво смотрел на неё. Анжелика улыбнулась и, распахнув дверь, вышла в приёмную.

Когда дверь за ней закрылась, Артур откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Он силился понять, что только что произошло в его кабинете, и куда делась его ярость и злость. Он стал тихим и вежливым, учтивым и спокойным. Неужели внешнее преображение этой девчонки заставило его потерять голову в её присутствии, и вести себя, как последний идиот. Он снова и снова в своей голове пытался совместить два её образа, вчерашний и сегодняшний. Неужели вчера, за её серой внешностью, он не заметил всю эту красоту и очарование, что предстали перед ним сегодня.

Отдав секретарю распоряжение, относительно кабинета для Анжелики, он покинул рабочее место раньше положенного времени. Заехал в цветочный магазин за букетом для матери, который заказал неделю назад, и уже собрался покинуть павильон. Но неожиданно задумался и, обратившись к продавцу, заказал дополнительно букет белоснежных лилий, и отправил их в свой офис, с открыткой без подписи, в адрес Анжелики Князевой. Девушки, которая спустя три часа все ещё заставляла его думать о себе, и жалеть лишь о том, что сегодняшний вечер они проведут не вместе.

****

Анжелика решила задержаться на работе по собственной инициативе. Она знала, что Лиза с Георгом будут на дне рождения матери братьев Азарян, и сидеть одной дома у телевизора ей не хотелось. Она была поглощена новым делом, которое ей доверил Артур.

Она сидела за рабочим столом, с улыбкой на губах и, подложив руку под щёку, парила в глубинных тайнах своих мыслей. Разительные перемены Артура сегодня в кабинете, её шокировали и обескуражили. Она не могла дать логическое объяснение его стремительных перемен по отношению к ней. Было ли это обусловлено тем, что Артуру нужен был архитектор для проекта торгового комплекса, или её внешнее преображение, Анжелика не знала, но его человеческое отношение к ней, мягкий взгляд, который ласкал сегодня, а не наказывал, пьянили голову, лучше самого крепкого вина, заставляя сердце сладостно замирать.

Лика вспоминала его безупречный образ. Костюм серебристого цвета с отливом, белоснежную рубашку, галстук с красивым орнаментом и его безупречное красивое лицо, при взгляде на которое захватывало дух. И сегодня Артур уже не казался ей таким помпезным и отчуждённым. Его мягкие нотки голоса, его глаза цвета спелой ежевики, его густые волосы. Ей казалось, она могла бы перечислять бесконечно все достоинства его внешности. И она обязательно сделает всё, что только будет от неё зависеть, чтобы проект, который он ей доверил, стал лучшим.

Анжелика улыбнулась и обвела взглядом свой новый кабинет.

Просторный и светлый, с красивой отделкой стен, мебелью цвета слоновой кости и модными декоративными нотками офисного дизайна. Необыкновенный вид из больших окон, открывал панораму большого города, который раскинувшись далеко внизу, словно в пропасти, заставлял сбиваться её дыхание, когда она, осторожно касаясь пальчиками стекла, смотрела вниз.

Громкий стук в дверь её кабинета, заставил повернуть голову.

— Войдите! — громко произнесла она вслух.

Дверь распахнулась, и Анжелика невольно подскочила на ноги, заметив в проёме, огромный букет белоснежных лилий, и лишь потом, за цветами показалась голова курьера офиса, который прогнувшись под тяжестью цветов, медленно подошёл к ней, и водрузил на её стол всё это буйное великолепие, что сжимал в своих руках.

— Это ты, Анжелика Князева?

— Да, — тихо проговорила Лика, и рассеянно посмотрела на цветы. — Это мне?

— Тебе, если ты Князева.

— Но от кого они?

— Не знаю. Доставили из цветочного магазина, а открытка внутри без подписи, и там только твоя фамилия и имя.

— Странно. Я не знаю, кто бы мог подарить мне такие роскошные цветы. Я ни от кого не жду подобных подарков.

— Ну, тебе виднее. Может, у тебя появился тайный поклонник? Но заметь, такой букет не каждому по карману. Знаешь, сколько сюда денег вбухано?

— Даже боюсь об этом думать, — Лика осторожно коснулась пальчиками нежных белоснежных лепестков.

— Ладно, ты думай, а я пошёл. Пока! Мой рабочий день окончился. Меня кстати, Иван зовут.

— Очень приятно, а я…

— Знаю, Анжелика Князева. Теперь тебя знает весь офис. Такой царский букет в подарок для нового архитектора, уже вызвал бурю обсуждений в кулуарах офиса.

Молодой человек ещё раз попрощался, и покинул её кабинет, а Анжелика, словно заворожённая смотрела на огромный букет цветов, напрочь позабыв о своём новом проекте. Она ещё несколько часов терзалась в своих догадках, о том, кто мог прислать для неё эту неземную красоту и, размышляла о том, что первый рабочий день оказался для неё поистине волшебным. Разительные перемены в её жизни пока не укладывались в её голове, и привыкнуть к такой резкой смене декораций судьбы, у неё пока тоже не получалось.

****

— Лика, что значит ты ещё на работе? — громко возмущалась Лиза, расхаживая из угла в угол своей спальни. — В первый день и уже сверхурочная работа. Я на твоего начальника в трудовую инспекцию пожалуюсь. Что значит не надо? И с кем ты приедешь теперь домой? Мы не сможем тебя забрать в ближайшие три часа. Такси? Ты поедешь на такси, а я буду переживать, чтобы с тобой ничего не случилось. Что значит, не ругайся? Ты как маленькая! Ну, ничего попадись мне только этот Артур Азарян, я ему не знаю, что сделаю. Ладно, дома поговорим. Нам ехать уже пора. Давай, пока.

Лиза со злостью бросила телефон в сумочку.

— Ну что ты разнервничалась? — тихо произнёс Георг, который пока она разговаривала по телефону, наблюдал молча за происходящим со стороны. — Чего ты её контролируешь? Она не маленькая девочка. Она взрослый человек, и сама во всём разберётся.

— Знаешь, я бы не переживала, если бы твой братец был таким, как ты. Но Артур другой, и он задурит ей голову. Лика наивная, доверчивая девушка и он ей нравится, понимаешь, а это уже уязвимость, и он непременно этим воспользуется.

— Ты так говоришь, будто Артур какой-то монстр.

— Нет, он всего лишь прожжённый бабник, который щёлкает девушек, как вкусные орешки, а потом без сожаления выбрасывает их из своей жизни.

— Откуда ты это знаешь? Откуда у тебя такая уверенность, что он именно такой?

— Скажешь, что он другой, и верно и преданно жил только с одной женщиной. Причина развода его с женой, ведь наверняка измены?

Георг опустил глаза.

— Я так и знала. У моего бывшего мужа был такой же друг, как и твой брат. Ни одну юбку не мог пропустить. Умел одним взмахом руки очаровать женщину. Скольким девчонкам жизнь испортил. Даже меня пытался очаровать.

— А ты?

Лиза рассмеялась.

— Послала так далеко и надолго, что он дорогу в наш дом забыл. Полонский потом долго не мог понять, почему он стал избегать нас.

Георг улыбнулся.

— А ты боевая!

— А ты думал…

— Но ты всё равно не права, мой брат не такой, как друг твоего мужа. Он другой.

— Посмотрим. Предупреждаю сразу, Георг, если он хоть что-нибудь позволит себе в отношении Лики, я его своими собственными руками придушу.

Георг громко рассмеялся.

— Бедный Артур!

Лиза смерила его серьёзным взглядом.

— Я не шучу, между прочим.

Он нежно притянул её за руку и, прижав к себе, накрыл её губы своими.

— Ты мой боец! — зашептал он ей на ухо. — А со мной тоже так поступишь, если что-то пойдёт не по твоему плану?

Лиза улыбнулась и провела рукой по его щеке.

— С тобой не буду. С тобой мне легко, как никогда и ни с кем не было. Ты идеальный мужчина!

Георг с загадочной улыбкой посмотрел на неё.

— Ну, если я для тебя идеальный мужчина, тогда может, уже сегодня вечером объявим всем, что мы встречаемся?

— Прямо на дне рождении?

— А почему нет? Там соберётся вся семья. Тебя все знают, но я хочу представить тебя в другом качестве. В качестве моей девушки.

— Ну что ж, я согласна, — Лиза поправила узел его галстука и погладила пальчиками по плечам. — Ну что едем?

— Едем, — Георг спустился по лестнице вниз и вышел из подъезда.

Лиза, закрыла входную дверь на ключ и, дав указание охране в отношении Анжелики, вышла на улицу, и села рядом с Георгом в машину. Автомобиль вырулил с парковки, и они направились в загородный коттеджный посёлок «Белый Берег».

****

Лиза всегда любила приезжать в особняк семейства Азарян. Ещё с детства, когда впервые появилась в этом огромном, но уютном доме. Хозяин, Феликс Артурович Азарян построил его, когда близнецы только появились на свет.

Красивейшее место под застройку было выбрано на живописном берегу Москва реки, всего в шестнадцати километрах от столицы. Постройка была спланирована с учётом местных ландшафтов, лесной зоны и водоёма. Оригинальная планировка двухэтажного особняка была способна удивить любого профессионала в сфере строительства. Спроектированное здание стало личным подарком старого друга Александра Морозова для Феликса в честь рождения близнецов, которые стали его крестниками.

Величественный фасад дома, многочисленные окна и изящные балкончики, красивая покатая крыша и милый флюгер в виде потягивающегося кота, ещё с детства заставляли Лизу с каким-то особым трепетом переступать порог этого дома, который был построен фактически руками её отца и его близкого друга.

Она осмотрелась по сторонам.

Огромный земельный участок вокруг здания, покрытый нескончаемым зелёным газоном, разбитый фруктовый сад на заднем дворе с разнообразными деревьями с которых они в детстве срывали недозрелые фрукты, за что потом получали нагоняй от Арины Вадимовны, когда ей приходилось лечить их от расстройства пищеварения. Цветущие клумбы с многообразной растительностью, увитые диким виноградом стены восточной стороны дома, пение птиц на деревьях и гудящие насекомые. Упоение и сладкая нега окутывали теплом её сердце. Возможность слышать все эти звуки, а не шум мегаполиса дарили покой и абсолютное умиротворение.

Лиза остановилась в центре двора и, прикрыв глаза, глубоко вдохнула удивительно чистый воздух, наполненный запахами леса и реки.

— Хорошо у нас? — раздался рядом с нею приятный мужской голос.

Она распахнула глаза и улыбнулась.

— Крёстный, здравствуй! — она обвила руками шею Феликса.

Слегка отстранившись, она внимательно на него посмотрела. Он был по-прежнему нереально красив, строен и подтянут. Тоненькая сеточка морщин на лице с годами лишь слегка добавила его безупречному образу лёгкий оттенок зрелости, но ни в коем случае не испортила его природной внешности голливудского красавца. Он был одет в великолепный костюм песочного оттенка, а на его губах сияла ослепительная неизменная улыбка, точная копия улыбки его сыновей.

— Я соскучился по тебе, моя девочка! — мужчина обнял её и крепко прижал к себе, расцеловав в обе щёки. — Редкий, редкий гость ты теперь у нас в доме. Дай, хоть посмотреть на тебя хорошо, — он слегка отстранил её от себя, пристально всматриваясь в её лицо. — Последний раз видел тебя, дай бог памяти, после окончания академии. Ты стала необыкновенно хороша, — он снова пристально всмотрелся в её лицо. — Точная копия своей мамы. Она у тебя такая же красавица.

— Ты прав, в том, что она действительно красавица. Всегда была и такой остаётся.

Азарян нежно провёл ладонью по её лицу.

— Мы давно не виделись с твоими родителями. Жаль, что всё так в нашей жизни сложилось. Живём слишком далеко.

— Мне тоже жаль, что мы видимся редко. Ты же знаешь, я люблю вас с Ариной, как своих самых близких и родных людей.

— Я тоже тебя люблю, как родную дочь. И может, учитывая нынешние обстоятельства, ты и станешь когда-нибудь моей настоящей дочерью, — Феликс загадочно улыбнулся, а Лиза покраснела и отвела глаза в сторону. — Да, ладно тебе смущаться, — он снова притянул её к себе, обнимая за плечи. — У меня с сыновьями доверительные отношения с самого детства, и они от меня ничего не скрывают. — Полюбили? — он поднял пальцами её подбородок, пристально всматриваясь в её глаза.

— Феликс, ты меня смущаешь, — Лиза опустила голову.

— Да, ладно тебе, — он тихо рассмеялся. — Я рад за вас с Георгом. Хочешь откровенно?

Лиза на него внимательно посмотрела.

— Всегда мечтал, чтобы ты выбрала одного из моих пацанов, и очень расстроился, когда узнал, что ты вышла замуж за Полонского, но видимо, от судьбы не уйти. И я рад, что ты выбрала именно Георга. Вы хорошо подходите друг другу. Арина тоже очень рада, что вы начали встречаться. Я знаю, что Георг хочет сегодня официально объявить семье о том, что вы вместе.

— Я ему говорила, что это не лучшая идея, и не совсем правильно делать это на дне рождении Арины. Но он меня и слушать не хочет.

— Он прав. День рождение Арины самое лучшее время, чтобы всем рассказать о ваших отношениях. Знаешь, у нас не принято всё делать тайком, как было у вас с Полонским. В нашей семье отношения с момента встречи и до момента свадьбы у всей родни на виду. Мы хоть и живём всю жизнь в Москве, но традиции прошлого чтим неуклонно. Жаль только, что твоих родителей не будет сегодня на празднике.

— Да, жаль. У мамы международный аукцион через два дня. Десять чистокровных арабских лошадей продают, и она с завода сейчас ни ногой. А отец без неё никуда не поедет.

— Это для меня не новость. Так всегда было. Он очень любит твою маму.

— Она его тоже очень любит.

Феликс задумался.

— Да, ты права она всегда любила только его одного, — он снова погрузился в свои мысли.

— Крёстный что с тобой? — Лиза коснулась рукой его плеча, пристально всматриваясь в его глаза.

— Что? Нет ничего. Просто задумался. Думаю, может, всё-таки вы нам с Георгом в ближайшее время предоставите повод собраться всем вместе. Как ты думаешь? — он подмигнул ей.

— Ну, вот ещё. Я только свободно задышала три месяца назад, а ты мне снова намекаешь…

— Ну, это, смотря какая свобода. Я вот уже двадцать семь лет не свободен и не стремился ни дня, чтобы вернуть её, потому что мне комфортно с Ариной. Я счастлив рядом с ней!

— Я знаю. Вы очень красивая и такая прекрасная пара!

— Спасибо. Ладно, пошли в дом, а то Георг тебя потеряет. И кстати, я хотел бы показать тебе своё новое увлечение.

— Я уже о нём наслышана. С удовольствием посмотрю твои картины. Уроки Диана давала?

— А то ж кто. Работаю под её неусыпным контролем. Она сказала, что живопись у нас в крови у всех. Наш дед и прадед тоже были художниками.

— Как она?

— Как всегда красива и строга. Ты её увидишь сегодня, они приедут с Владом. Кстати, она о тебе тоже спрашивала.

— Я по ней соскучилась. Твоя сестра удивительный человек. Моя мама говорила, что она в прошлом стала ангелом-хранителем в их отношениях с отцом.

— Верно. Диана невольно помогла им снова быть вместе, когда они расстались.

— А они расставались?

— А мама не рассказывала?

— Нет. Она только рассказывала об их встрече и развитии отношений с отцом. Нереальная история. Я так люблю её слушать.

— Ну, если мама опустила неприятные моменты, значит, они не столь важны, чтобы тебе рассказывать. Ладно, оставим прошлое, пойдём в дом, не будем остальных гостей заставлять ждать.

Лиза улыбнулась и, обняв крёстного за спину, направилась вместе с ним к дому.

Особняк постепенно заполнялся многочисленными представителями семейства Азарян. Торжественное убранство гостиной, белоснежный большой полированный стол, покрытый шёлковой скатертью, роскошная фарфоровая посуда, хрустальные бокалы, изысканные вина и столовые серебряные приборы уже ожидали своих гостей.

Приглашённые заполняли большое пространство дома, вручая свои подарки и цветы виновнице торжества. Она стояла на пороге гостиной в великолепном шёлковом вечернем платье цвета нежной бирюзы. Уложенные волосы в элегантную причёску, ухоженное лицо и тоненькое бриллиантовое колье на шее. Она грациозно передвигалась по залу, порхая, словно бабочка. Необыкновенно стройная и изящная, и если не знать о её возрасте, то было бы трудно представить, что эта женщина имеет двоих взрослых сыновей. Она была всё также молода и красива, как и много лет назад, когда Лиза впервые увидела её двадцать два года назад, когда приехала в её дом вместе с родителями. Маленькая и хрупкая женщина, но со стальным стержнем внутри. Великолепный хирург, спасший за свою долгую врачебную карьеру множество жизней, сейчас руководила собственным медицинским центром и преподавала студентам в институте, передавая весь свой опыт и воспитывая достойную смену.

Заметив Лизу, она стремительно направилась к ней.

— Привет, моя дорогая!

— С днём рождения, Арина. Поздравляю с Днём рождения, — Лиза протянула ей букет цветов. — Сейчас стояла и думала, что можно пожелать женщине, у которой и так есть всё в этой жизни. Красота, очарование, любящий муж, двое прекрасных сыновей и такая блестящая медицинская карьера. Пусть просто всё это будет лишь приумножаться в твоей жизни и никогда не исчезнет.

— Спасибо, милая за поздравление! Мне так приятно, что ты сегодня с нами. Знаешь, ты права, у меня действительно есть всё, чтобы чувствовать себя абсолютно счастливой женщиной. Мне не хватает только одного, для моего абсолютного спокойствия и счастья. Это когда мои оболтусы, наконец, устроят свою личную жизнь. Ведь по двадцать шесть уже. За одного из них теперь моя душа спокойна. Я рада, что это ты, — она обняла Лизу за плечи и прижала к себе. — Мой сын, очень хороший, и я его хвалю не только потому, что я его мать. Он действительно очень хороший человек и думаю, он сможет сделать тебя счастливой.

— Я переживаю о том, что у нас всё слишком быстро развивается.

— Быстро? Ты лучше спроси у Феликса, как долго он за мной ухаживал, и через сколько дней, я согласилась выйти за него замуж. А как видишь, живём душа в душу уже целую вечность.

— Ты думаешь, и у нас такое возможно?

— Ты сомневаешься? А я думаю, ты и сама уже в это веришь и без моих утверждений.

— Ты права, я действительно в это верю. Мне очень нравится Георг. Я не хочу ничего прогнозировать, но мне очень хочется, чтобы наши отношения были настоящими и тоже были достойны вашей с Феликсом и истории моих родителей.

— А уж как мы с Феликсом этого хотим, — она погладила девушку по лицу. — Если что прибегай ко мне с любыми вопросами и жалобами. Хочу, чтобы мы с тобой стали подругами.

— Обязательно. Спасибо, Арина.

— Ну, беги, поздоровайся со всеми. Бабушка Георга хотела тебя увидеть, да и Диана спрашивала уже не один раз.

— А она приехала?

— Да. Где-то были здесь с мужем, — Арина обвела взглядом большую гостиную. — Ладно, я встречать остальных гостей, а ты уж тут сама, ты здесь дома, — Арина поцеловала девушку в щёку, и отошла в сторону.

Лиза осталась стоять одна в центре комнаты.

— Насилу тебя разыскал, — раздался за её спиной тихий голос Георга. — Моя девушка сбежала, оставив меня одного.

Лиза повернулась к нему.

— Я не сбежала. Просто хотела поговорить с твоими родителями. Давно их не видела.

— Они тоже за тобой соскучились.

— А где твой брат?

Георг обвёл взглядом комнату.

— Не знаю. Не видел его. Скорее всего, опаздывает, как всегда.

— Мог бы на день рождение к матери и вовремя приехать.

— Лиза, ты по отношению к нему настроена слишком категорично. Он ведь не сделал тебе ничего плохого.

— Надеюсь, что и не сделает, иначе…

— Я помню. Ты его придушишь, — Георг рассмеялся и прижал её к себе.

— Вот они где, влюблённые, скрылись от всех, — раздался рядом с ними голос Дианы. Она их обоих обняла руками за плечи.

Лиза с улыбкой посмотрела на сестру Феликса.

Миловидная женщина с тонкими чертами лица и роскошными чёрными волосами стояла рядом с ними в вечернем платье цвета спелой вишни, и приветливо им улыбалась.

— Дианочка, привет!

— Привет, моя малышка! — женщина прижала её к себе. — Как ты? Как дела?

— Всё в порядке.

— Вижу, что в порядке, — Диана смерила счастливой улыбкой и тёплым взглядом их переплетённые ладони. — Я очень рада за вас. Ты, наконец, сделала правильный выбор.

— Да, уж. Мой брак с Полонским был явной ошибкой.

— Это была его ошибка, женится на молодой девушке. Ты же знаешь, я знакома с ним лично. Он хороший человек и отличный профессионал, только вот для своей личной жизни он всегда выбирал и выбирает не тех женщин. Ему нужна его ровесница.

— Ты права, у него простые земные желания, вот только реализовать он их пытается не с теми женщинами.

— Тётя, может, уже хватит перемывать косточки бывшего мужа моей девушки.

— Смотри, он тебя ревнует, — Диана улыбнулась, обращаясь к Елизавете. — Правильно, мой мальчик, такую девушку надо ревновать и держать всё время рядом так, как ты это делаешь сейчас, — она показала на их руки.

— Как Влад? Сыновья? — спросила у женщины Лиза.

— Ой, — Диана махнула рукой. — Мечтала, что хотя бы мои невестки нарожают мне девчонок. Но куда там, снова четвёртый внук. Мне кажется, я скоро в этом футбольном клубе сойду с ума, — она звонко рассмеялась. — Гены Осеневых на удивление оказались сильнее Азарян.

— Ничего, у них ещё куча попыток. Станешь ты ещё бабушкой внучки.

— Твои бы слова, да, дошли до всевышнего. Кстати, ты не видела ещё картины Феликса?

— Пока нет. Но очень хочу их увидеть.

— Посмотри обязательно. Мой брат очень талантлив. Я ему уже сказала, что он зря всю свою жизнь занимался строительством. Ему нужно было возводить не здания, а писать картины. Думаю, из него бы получился великолепный художник.

— Ну а ты сама пишешь?

— Сейчас редко. Преподаю в академии художеств студентам и кручусь с внуками. Они от меня практически не уезжают.

— Понятно.

— Так, хозяева дома приглашают нас всех к столу. Пойдёмте, мои дорогие, — Диана обняла их руками за плечи, и вместе с остальными гостями они направились в столовую.

Красиво сервированный стол в центре гостиной, приютил за собой представителей трёх поколений семьи Азарян. Представители разных профессий, занятий и увлечений, но объединённые одной общей огромной любовью друг к другу.

Лиза сидела рядом с Георгом, с интересом слушая первые слова поздравления в адрес именинницы, которая много лет назад вошла в эту семью с армянскими корнями и моментально стала родной дочерью для старшего поколения династии.

Георг подкладывал на тарелку Лизы деликатесы с большого стола, на котором сегодня казалось, объединились сразу две культуры, двух братских народов, собрав на скатерти все самые лучшие и изысканные блюда армянской и русской кухни.

Георг слегка сжимал её ладонь и нежно поглаживал пальцы своей ладонью.

Лиза улыбалась ему и смущённо касалась лицом его плеча.

— Добрый вечер! Прошу прощения за опоздание!

Лиза подняла глаза в сторону раздавшегося голоса, очень похожего на голос Георга.

Артур стоял на пороге гостиной с огромным букетом алых роз, и сжимал в руке большой бархатный футляр тёмно-синего цвета.

— Сыночек, ну наконец-то! Думала ты уже не придёшь, — Арина подскочила со стула и направилась к сыну.

Артур обнял мать и нежно коснулся губами её щеки.

— Мамочка, поздравляю с днём рождения! Извини, родная, что опоздал. Как всегда, дела, — он протянул матери цветы и передал футляр с ювелирным подарком.

— Интересно, какие у тебя дела? Я вроде бы отпустил тебя с работы рано, — произнёс Сергей, сидевший за столом, рядом с хозяином дома.

— Работал, между прочим, над твоим проектом, — Артур недовольно посмотрел на Морозова.

— А… ну если так, то похвально.

— Ну, проходи за стол, сыночек, — Арина жестом показала ему на стул возле себя.

Лиза внимательно смотрела на Артура. Сейчас, когда они с братом были одеты одинаково официально в роскошных дорогих костюмах, их действительно было трудно отличить друг от друга на первый взгляд. Но ей уже казалось, что она эту разницу не просто видит, она её ощущает. Их абсолютно непохожий друг на друга пламенный взгляд, который отражал абсолютно разные эмоции и настроение.

У Георга глаза излучали свет и мягкое свечение, наполненные чистотой и открытостью. У Артура же напротив взгляд был колючий, проникновенный, прожигающий, взгляд победителя, который повелевает этим миром. Ухоженный, роскошный, помпезный, истинный сноб высшего общества. Когда смотрела на него сейчас, прекрасно понимала головокружение Анжелики, но вот сама знала точно, что полюбить этого брата она не смогла бы никогда.

Лиза невольно прервала свои мысли, заметив на себе его изучающий взгляд. Она дерзко взглянула в его глаза и отвернулась, сосредоточив всё своё внимание на Георге. Она улыбалась ему, когда он шептал ей на ухо нежности. И с удовольствием пошла, танцевать с ним, когда он, взяв её за руку, настойчиво увлёк за собой.

Артур смотрел на девушку, которая была весь вечер с братом. Что-то знакомое было в её внешности, только вот вспомнить где он её видел, он так и не смог. Пока они танцевали, он с интересом рассматривал её тончайшее шифоновое платье небесно-голубого цвета и тонкий поясок на талии, подчёркивающий хрупкость её фигуры. Она была удивительно сложена, её пропорции казались идеальными. Нежное личико с ослепительной улыбкой, маленький аккуратный носик, пухлые сочные губы и копна роскошных вьющихся русых волос, рассыпанных по её изящной спине, к которой нежно прикасались руки брата. Его любопытство достигло предела. Знал, что его брат долго был один после разрыва со своей однокурсницей. Но сейчас видел его на семейном ужине вместе с девушкой необыкновенной красоты, и то, что он лично о ней ничего не знает, было просто недопустимо.

Когда они снова оказались за столом, Артур, улыбнувшись, обратился к брату:

— Георг, может, ты нас представишь? — он кивнул на Лизу.

— Представлю, через несколько минут, и не только тебе.

— Как интересно! Официальное заявление? Меня ждёт сюрприз?

— Думаю, да, — ответил Георг, нежно касаясь губами пальцев на руке Лизы.

— Ну что ж, я в нетерпении, — Артур откинулся на спинку стула, слегка послабляя пальцами, узел галстука и продолжил буравить глазами Лизу.

Она снова несколько раз смерила его пренебрежительным взглядом и, отвернувшись, сосредоточила всё своё внимание на Георге.

Когда время официального представления наступило, Георг поднялся из-за стола и обратился к собравшимся родственникам:

— Родные мои, я сегодня с позволения моих родителей, хотел бы привлечь ваше внимание, которое обращено к моей любимой маме, на себя. И представить вам человека, которого вы все очень хорошо и давно знаете, но сегодня она в нашем доме находится в абсолютно ином статусе, нежели прежде. Это моя девушка, Елизавета Морозова, — он протянул свою ладонь и попросил Лизу подняться.

Одобряющие восторженные восклицания посыпались в их адрес со всех сторон.

Лиза чувствовала себя немного смущённой. Она робко посматривала по сторонам и крепко сжимала ладонь Георга своими пальцами. Видела улыбающиеся и довольные лица Феликса и Арины, слегка удивлённый взгляд и лёгкую улыбку на губах своего брата и его жены, но проникновенный, прожигающий взгляд Артура, которым он пронзал её сейчас, был единственным, заставляющий её спину покрываться колючими мурашками. Казалось, он пригвоздил её к месту, а противоречивые эмоции, плескавшиеся сейчас в его чёрных глазах, были подобны огромным волнам в океане во время шторма.

— Лиза? — тихо произнёс он удивлённо, когда они снова вдвоём с братом присели за столом.

Она подняла на него глаза.

— А я что, так сильно изменилась, что ты меня не узнал сразу?

— Изменилась… — с загадочной улыбкой на губах произнёс Артур, откинувшись на спинку стула. — Браво, Георг! И как давно вы вместе?

— Это неважно, — ответил брат.

— Постой, постой. Как это неважно? Ты ведь никогда от меня ничего не скрывал. А теперь что изменилось?

— Ничего не изменилось. Просто я не думал, что для тебя мои новые отношения будут так важны. Тебе бы в своих разобраться.

— Ты не прав. Они для меня очень важны. Мы ведь знакомы с этой милой леди много лет.

— Да, ты прав и с этой милой леди ты не раз дрался из-за очередной игрушки в детстве, которую пытался отобрать у неё, — с сарказмом в голосе произнесла Лиза.

Артур громко рассмеялся.

— А характер у тебя не изменился. Знал бы, что ты вырастешь и превратишься в такую красавицу, клянусь, отдал бы тебе всё, что только было у меня в детстве. Глядишь, сейчас бы я представлял тебя своей семье, а не Георг.

— Не обольщайся понапрасну. Ты не в моём вкусе.

— Вот как? — Артур склонился к столу и приблизился к ней. — И в чём же между нами разница? Мне кажется мы абсолютно одинаковые.

— Одинаковые, но не во всём, — ответила она ему и коснулась своими пальчиками руки Георга.

Артур молча следил за их нежностью со стороны. Такое фиаско случилось первый раз в его жизни. Брат впервые обошёл его и заполучил себе лучшую из девушек. До этого всё лучшее всегда доставалось только ему, и он частенько уводил у брата его очередную подругу. И даже его бывшая жена изначально сделала свой выбор в пользу Георга, но не сумела устоять против натиска красивых ухаживаний Артура и быстро изменила своё решение в отношении второго брата. Вышла за него замуж и уже очень скоро пожалела о таком поспешном решении.

Когда Лиза покинула стол и ушла с отцом в его мастерскую, Артур пересел поближе к брату.

— И где ты с ней встретился после стольких лет?

— Случайно встретились в аэропорту.

— Ты серьёзно сейчас говорил относительно ваших с ней отношений? А как же та ненависть, что мы к ней испытывали и давали зарок, между прочим, не обращать на неё никогда и никакого внимания.

— Артур, мы давно не дети, и те глупые клятвы изжили себя. Она что не нравится тебе?

— Я этого не сказал, просто странно всё это…

— Что странно? — Георг внимательно посмотрел на брата. — Странно, что я перестал быть один, и нашёл себе кого-то для серьёзных отношений, в отличие от тебя. Или странно, что я выбрал именно её. Она нравится мне. Очень нравится. Понял? И я буду с ней. К тому же, ты сам видел, что её приняла вся семья, так что возможно скоро она будет не только моей девушкой, но и женой.

— Ты уже спишь с ней? — спросил Артур, пристально вглядываясь в глаза брата.

Георг схватил его за ворот рубашки.

— Дал бы я тебе сейчас по твоей самодовольной физиономии, да… — он немного помедлил, пристально всматриваясь во взволнованное лицо Арины, которая смотрела прямо на них, — да, маме не хочется портить день рождения. Займись лучше устройством своей личной жизни, а в мою не лезь, — Георг шумно отодвинул свой стул и, поднявшись на ноги, вышел из комнаты.

Артур молча смотрел ему вслед, признавая, что вероятно погорячился и сморозил глупость, но то, как повёл себя брат, явилось для него шоком, ведь он никогда раньше не проявлял подобной агрессии.

«Что же ты сделала с моим братом, Елизавета Морозова? Чем привязала? Чем так околдовала? И я буду не я, если я не узнаю тебя поближе», — подумал он про себя и, резко поднявшись на ноги, стремительно направился на выход из дома.

Глава 5

Лиза уже несколько минут в абсолютном молчании, медленно обходила довольно внушительное помещение мастерской Феликса. Она периодически останавливалась у многочисленных полотен в рамах различной фактуры и размеров, расставленные по периметру помещения.

Пейзажи садовых ландшафтов, цветочных композиций и натюрморты. Она задержалась чуть дольше у картины, на которой были изображены мальчишки близнецы. Елизавета, с улыбкой рассматривала их смешные мордашки с перепачканными щеками. Они ели варенье рубинового цвета, лежавшее перед ними в стеклянной вазочке.

— Ну что, нравится? — раздался у дверей голос Феликса.

— Не знала, что ты умеешь так рисовать, — она повернула голову в его сторону.

— Я сам до определённого момента этого не знал, а тут, когда отошёл от бизнеса, захотелось попробовать себя в чём-то новом. Садись, я кофе сварил, — он поставил на стол маленькие кружечки и налил в них ароматный напиток.

— Знаешь, сколько смотрю на картины, написанные маленькими мазками, не понимаю, каким образом из хаотично нанесённых отпечатков краски на холсте, в итоге можно получить такую красоту.

Феликс улыбнулся.

— Это тонкие элементы мастерства. Нет ничего не возможного. Просто, когда углубляешься в этом направлении, пробуешь писать картины сам, и тщательно изучаешь подобный стиль, всё становится предельно ясным.

— Очень красивые пейзажи. Это ты писал в саду? — Лиза обвела взглядом картины, размещённые на стене справа от них.

— Да. Здесь летние и зимние вариации одного и того же места. Ну, пробуй, это мой фирменный кофе с ванильным сахаром и сливками.

Лиза улыбнулась и, взяв чашечку в руку, сделала маленький глоток ароматного напитка.

— Феликс, это божественно! Очень вкусно! Я ведь страшная кофеманка, но такого чуда я ещё не пробовала.

— Это мой фирменный рецепт, — Феликс улыбнулся.

— А Георг где?

— Бабушка обратила всё его внимание на себя. Он консультирует её на предмет здорового образа жизни. Она у нас в последнее время увлеклась этим направлением, и консультация специалиста для неё обязательна. Теперь она его не скоро отпустит.

— Ясно, — Лиза улыбнулась, и снова сделав несколько глотков кофе, обвела глазами комнату.

Она остановила свой взгляд на втором деревянном мольберте, который стоял в дальнем углу комнаты.

— А это, отдельное рабочее место? — она показала рукой в сторону и, поднявшись, направилась к картине, закрытой плотной белой тканью.

— Лиза, подожди! — Азарян резко поднялся на ноги.

Но девушка уже подошла к мольберту и потянула рукой край лёгкой шёлковой ткани.

Феликс аккуратно отстранил её руку, снова возвращая ткань на место.

— Что случилось? — она вопросительно на него посмотрела.

— Не надо тебе смотреть эту картину. Поверь, там нет ничего интересного, лишь один набросок.

— Крёстный, но почему? Мне интересны все твои картины и наброски, в том числе. Ну, пожалуйста, можно я посмотрю? — она коснулась губами его щеки.

— Лиза, ты как маленькая, и пользуешься запрещёнными приёмами.

— Ну, пожалуйста, — она смотрела на него с мольбой в глазах.

Феликс тяжело вздохнул и, сдёрнув ткань, скомкал её в руках, и отошёл к окну.

Лиза взглянула на картину и замерла на месте, пристально вглядываясь в великолепное акварельное изображение.

Красивая молодая женщина стояла у плетёной изгороди. Летнее белое платье в пол, распущенные по плечам длинные волосы до талии, цвета спелой пшеницы, и нежная улыбка на губах. Она удерживала за уздечку, серую в яблоках лошадь.

Лиза пристально всмотрелась в лицо женщины, и повернула голову к Феликсу.

— Но ведь это, мама!

Он промолчал и, подняв глаза, пристально всмотрелся в стекло на раскачивающуюся от ветра за окном ветку клёна.

Лиза развернувшись, подошла к нему ближе и, коснувшись рукой его плеча, пристально всмотрелась в его лицо.

— Феликс, это ведь мама? Только она здесь очень молодая.

Он молча кивнул и, внимательно посмотрел на неё.

— Ты права, это мама. Я не хотел, чтобы ты видела этот портрет.

Лиза смотрела в его задумчивые и несколько смущённые глаза.

— Феликс, но почему мама?

— Лиза, давай не будем говорить об этом.

— Но, почему?

— Потому что я не хочу.

— Ты любил её?

Феликс поднял на неё глаза.

— Лиза…

— Что, Лиза? Неужели если ты испытывал в прошлом чувства к женщине, то это преступление? Неужели ты стыдишься этих чувств, если боишься мне признаться в них. Она здесь очень молода, значит, это было давно?

Феликс отошёл от окна и присел на стуле.

Лиза опустилась перед ним на колени.

— Ты любил её? — она погладила его пальцами по плечу.

— Любил, но я не хотел, чтобы об этом кто-нибудь знал. Это было давно, задолго до того, как появились вы с Пашей и Арина в моей жизни.

— А мама? Как она относилась к тебе и твоим чувствам? Или она не знала о них?

— Знала. Я сказал ей об этом, но она всегда любила только твоего отца.

— Твои чувства к ней остались без ответа?

— Ты сама всё понимаешь. Так должно было быть. Я даже и подумать не мог о том, чтобы вмешаться в их отношения, даже когда они были в ссоре. Саша мой друг и сама понимаешь, занять его место возле женщины, которую он любил, это было бы нарушением любых догм человеческой морали.

Лиза внимательно на него смотрела.

— А картина?

— Я написал её два месяца назад. Хотел подарить ей на день рождения. Вот только не знал, как передать. Мы в Отрадное не собирались в ближайшее время.

— Я думаю, твоя картина будет для неё самым лучшим подарком.

— Думаешь?

— Уверена! — она обняла его руками за шею. — Ты удивительный человек, и я тебя обожаю, — она уткнулась лицом в его шею.

— Я тебя тоже люблю, девочка моя, и спасибо, что поняла меня.

— Разве тебя можно не понять?

Он улыбнулся.

— Ты передашь маме картину? Я знаю, ты собираешься ехать к родителям в ближайшее время.

— Нет. Ты передашь ей картину сам. Она приедет в Москву через две недели, проведать Милену и малыша.

— Мне бы не хотелось, чтобы…

Лиза улыбнулась.

— Не переживай. Я думаю, ей будет очень приятно, если ты сам ей вручишь свой подарок, и не сомневайся ни в чём. Картина великолепная, а мама на ней очень красивая.

Феликс улыбнулся и погладил её по волосам.

— Уговорила. Ну что, пойдём в гостиную? А то нас наверняка уже все потеряли, — он поднялся на ноги и, накинув на картину шёлковую ткань, обнял Лизу за плечи, и направился вместе с ней на выход из мастерской.

****

Артур мчался по трассе на бешеной скорости. Благо дорога была практически пустой, и движение в стремительном темпе было безопасным. Он не мог понять, почему уехал из дома родителей, так спонтанно, покинув праздник и попрощавшись только с мамой и отцом.

Ловил себя на мысли, что безумно хотелось напиться, хотя объективной, видимой причины для этого не было. Внутри у него всё кипело, и буря требовала своего выплеска наружу. Неожиданные новости о личной жизни брата не давали покоя всю дорогу, пока он мчался домой.

Дерзкая и красивая девчонка, которую он всегда ненавидел, сегодня взбудоражила и перевернула все его мысли и ощущения. Артур пытался понять свои чувства к ней и брату. Ревность, желание или просто зависть? Он силился дать верное определение своему гневу на брата, а ещё больше на ту, которая сегодня вела себя дерзко и вызывающе по отношению к нему. Он не мог понять, почему и чем это было обусловлено.

Артур резко нажал на педаль тормоза. Пронзительный режущий звук шин, оставляющих на асфальте тёмные следы, разрезал ночную тишину лесной дороги. Машина резко остановилась. Он опустил голову на руль и прикрыл глаза.

Что ему до этой дерзкой девчонки? Он её всегда ненавидел, презирал за её избалованность и острый язык. Всегда настраивал против неё брата, но сегодня увидев её спустя много лет абсолютно другой, превратившуюся в красивую молодую женщину, уверенную и не пасующую перед ним, был весьма озадачен и обескуражен. Его бесило, как она смотрела на Георга, как нежно касалась его пальцев своими и прижималась к его плечу. Наблюдая со стороны, он в эти моменты видел рядом с ней не брата, он видел себя, точно смотрел на себя в зеркало, и казалось, ощущал каждое её прикосновение на своей собственной коже.

«Чёрт, ему нужно срочно отвлечься», — Артур поднял глаза и посмотрел в лобовое стекло. «Нужен кто-то, на кого он сможет переключить своё внимание и укротить свой разбушевавшийся гнев».

Перебрав длинный список своих потенциальных подруг в телефоне, он нахмурился, и отбросил аппарат на сидение. Нет, всеми этими девицами он уже сыт по горло, сомневаясь, что одна из них сможет сейчас при всём своём умении затмить образ дерзкой Морозовой. Немного подумав, он решил, что алкоголь лучшая альтернатива для успокоения его пылающей от мыслей головы. Он решил ехать домой.

Старательно поискав ключи в машине и карманах пиджака, вспомнил, что, скорее всего, забыл их на столе в офисе. Тяжело вздохнув, провернул ключ в замке зажигания и, повернув руль направо, изменил маршрут, стремительно направляясь на работу.

Спустя полчаса он распахнул двери офиса и быстро прошёл мимо изумлённых охранников, застывших за стойкой ресепшена. Поднявшись на лифте на свой этаж, он вышел из кабины и медленно пошёл по тёмному, пустому коридору.

Открыв дверь приёмной и, включив свет, распахнул дверь своего кабинета. Он повернул голову в сторону бара и, отбросив дверцу в сторону, достал непочатую бутылку коньяка. Но покрутив её в руке, с тяжёлым вздохом поставил обратно на место. Прихватив со стола ключи от квартиры, он направился на выход. Замкнув дверь приёмной, повернул в сторону лифта, но неожиданно остановился у кабинета напротив, заметив узкую полоску света, льющуюся изнутри.

Артур осторожно приоткрыл дверь.

Анжелика сидела к нему спиной, что-то внимательно изучая на экране компьютера, и скрупулёзно записывая полученную информацию в толстую тетрадь.

Он невольно заскользил взглядом по её распущенным по плечам волосам, которые густой волной пшеничного цвета накрыли её хрупкие плечики. Пиджак был скинут на спинку кресла, а сама она сидела в тонкой белоснежной блузе и, поджав под себя одну ногу, точно неподвижное, прекрасное изваяние, застыла на месте.

— Вы, почему до сих пор на работе? — раздавшийся за её спиной громкий голос начальника, заставил её резко подскочить на месте.

Лика всплеснула руками и, зацепив стоявший перед ней органайзер, рассыпала по полу всё его содержимое. Она быстро надела туфли и повернувшись в сторону Артура, посмотрела на него испуганно. Её руки подрагивали, а губы были нервно прикушены, что, конечно же, не укрылось от взгляда Артура.

Он подошёл к ней ближе.

— Я напугал вас? — Артур пристально всматривался в её лицо.

— Я просто хотела поработать сегодня над проектом.

— Но я же вам сказал, что начнём работать завтра, — Артур пытался уловить её взгляд, но Лика отводила глаза в сторону, словно избегая, или опасаясь его внимания.

— Я хотела собрать и подготовить исходные данные, чтобы завтра приступить к основной работе.

— Ваше рвение похвально. Только разве вам не нужно домой?

Анжелика молча, пожала плечами.

Артур подошёл к ней ближе, и нечаянно наступил на шариковую ручку, корпус которой хрустнул под его ногами. Он перевёл взгляд на пол, и Анжелика, проследив за ним глазами, присела на корточки, и принялась поспешно собирать с пола рассыпанные элементы канцелярии.

Азарян опустился с ней рядом, усердно помогая ей. Когда беспорядок был устранён, Анжелика поднялась на ноги и, заполнив органайзер, отставила его в сторону. Артур передал ей карандаш, и когда она протянула свои пальчики, он нежно коснулся, как бы невзначай кожи её руки.

Лика робко взглянула на него, и поспешно отошла в сторону.

Ему хотелось ещё о чём-нибудь с ней заговорить, но он словно растерял все свои мысли и уверенность в себе, и лишь молча наблюдал, как она выключает компьютер и собирает документы на столе. Её изящные руки быстро порхали в воздухе, а Артур просто стоял у стены, и молча смотрел на неё.

Когда Князева потянулась за пиджаком, он стремительно подошёл к ней и, перехватив его, накинул ей на плечи. Развернув её к себе, пристально всмотрелся в глаза. Её ресницы слегка подрагивали. Она вцепилась пальчиками в его руки, пытаясь отстраниться, но у Артура были уже другие планы в голове.

Обхватив её лицо пальцами, склонился и накрыл её губы своими.

Анжелика упёрлась в его плечи хрупкими ладошками, но он только крепче сковывал её своими руками, и с усилием приоткрывая её плотно сомкнутые губы, углублял поцелуй.

Удары её рук обрушились на его спину и лицо, но Артур не замечал их, и словно ненасытный зверь продолжал терзать её губы, впитывая её трепет, страх и украденную сладость. Наконец, он отпустил её. И пристально всмотревшись в её глаза, в глубине которых плескались выступившие слёзы и горечь, зажмурился от взмаха её руки, отвесившей ему звонкую пощёчину.

Спустя мгновение, Артур осторожно приоткрыл веки и потёр рукой горячую кожу на щеке.

Анжелика, закрыв лицо руками, заплакала.

Он снова подошёл к ней и, обхватив её руками за талию, крепко прижал к себе, уткнувшись лицом в её мокрые от слёз щёки.

— Отпусти, меня, — она упёрлась ладошками в его грудь. — Пусти, я сказала.

— Прости, меня. Прости… — шептал он ей на ухо, не размыкая рук и не отпуская её от себя. — Я просто не мог удержаться. Ты такая красивая. Прости!

Анжелика затихла в его руках и смотрела на него настороженно.

Артур отстранился и погладил её по щеке пальцами.

— Ты не сердишься на меня? Я не хотел тебя обидеть.

Анжелика, всё ещё всхлипывая, внимательно смотрела на него.

— Ну? Что ты молчишь? — он поднял пальцами её подбородок и приблизил к себе её лицо.

— А что ты хочешь, чтобы я тебе сказала? — она убрала его руку и поспешно отошла в сторону.

Артур присел на край столешницы и внимательно посмотрел на неё.

— Например, что ты на меня не обижаешься. Ведь нам с тобой ещё работать вместе.

— Вот именно работать, и я бы очень хотела тебя попросить никогда больше так не делать.

— Тебе было неприятно? Не понравилось?

Она гневно посмотрела на него.

— Считай, что так. Я пришла сюда работать, а не…

— А не строить любовь.

— Абсолютно верно. Мне домой пора.

— Тебе понравились цветы? — Артур перевёл взгляд на букет, стоявший на её столе.

— Так это ты их прислал? — Анжелика резко обернулась и, взглянув на цветы, снова посмотрела на Артура.

— А ты ожидала их получить от кого-то другого? — Азарян поднялся на ноги и снова подошёл к ней.

Лика моментально сделала два шага назад.

— Ты что боишься меня?

— Ещё чего? Пощёчин у меня много в наличии. Если понравилось, могу повторить.

Артур ослепительно улыбнулся.

— Нет, спасибо. Мне одной хватило, к тому же, я не мазохист и предпочитаю получать нежные ласки от женщины. Скажи, у тебя есть кто-нибудь?

Лика вызывающе на него посмотрела.

— А какое это имеет значение для тебя?

— Огромное, — он приблизился к её лицу. — Хочу начать ухаживать за тобой.

— Да? А как же твоя девушка? Против не будет?

— Какая ещё девушка? — он удивлённо на неё посмотрел.

— Та, которую ты вчера жарко целовал в моём присутствии в лифте.

Артур тяжело вздохнул и внимательно посмотрел на Анжелику.

— Ты видела меня с Викторией?

— Видела. А Виктория она или Авдотья, она мне не представилась. Ты был очень любвеобилен.

Артур быстро искал в своих мыслях ответ на её колкость, но как назло не находил.

— Знаешь, ты уже в своём возрасте должна знать, что мужчина устроен несколько иначе, чем женщина, по природе своей. И ему нужен выбор и многообразие, если он свободен, разумеется. А вот когда он встречает настоящее, все другие женщины уходят на второй план.

— Хочешь сказать, что с ней ты уже расстался?

— Конечно.

Анжелика усмехнулась.

— Не считай меня такой дурой. Я ухожу домой. Не хочу завтра опоздать на работу и снова выслушивать от тебя слова порицания, — она взяла свою сумочку и направилась на выход из кабинета.

Артур догнал её уже у лифта. Он практически вбежал в закрывающиеся двери кабинки.

Лика вжалась в стену и выставила руки вперёд, наблюдая, как он снова подходит к ней.

— Только попробуй, прикоснуться ко мне, и твоя безупречная внешность пострадает.

Артур с улыбкой смотрел на маленького котёнка, вообразившего себя тигром. Но пугать её больше, он не хотел.

— Я не собираюсь тебя трогать. Я отвезу тебя домой.

— Я доберусь сама.

— А я сказал, отвезу.

— Нет. Я вызову такси.

— Считаешь, что в такое позднее время на такси тебе будет безопаснее, чем со мной?

— Думаю, да.

— Слушай, Анжелика, ну хватит упрямиться. Я виноват, признаю это, но мне хочется загладить свою вину. Пожалуйста.

— Нет, — она вышла из открывшихся дверей лифта в коридор, и направилась к стойке ресепшена.

— Вы не могли бы вызвать мне такси. У меня нет ни одного номера телефона, — обратилась она к дежурному охраннику.

— Конечно, — мужчина снял трубку телефона, но тут же положил её обратно, потупив взор от пронзительных глаз появившегося у стойки шефа.

— Никакого такси. Я сказал, что отвезу тебя сам, — он взял её под локоть и повёл на улицу, кивнув на прощание изумлённым охранникам.

— Да, что ты себе позволяешь? Отпусти мою руку! — Лика продолжала вырываться.

Когда они оказались на улице, Артур обнял её рукой за плечи, и слегка подтолкнул к своей машине, стоявшей на парковке.

Сделав несколько шагов, Лика резко остановилась, и упёрлась взглядом, в сверкающий в свете фонарей капот мощного спорт кара серебристого цвета.

— Садись, — он распахнул перед ней двери автомобиля.

Анжелика осталась стоять на месте.

— Хочешь, чтобы я усадил тебя силой? Лика, ну хватит вести себя, как ребёнок. Я устал и хочу спать.

— Поезжай. Я тебя не держу.

— Я сказал, садись, и не привлекай внимания охранников. Иначе завтра весь офис будет судачить, о том, как я пытался подвести тебя с работы домой.

Анжелика посмотрела по сторонам, и нерешительно подошла к машине.

— Ну, садись уже. Не съем я тебя, — снова обратился он к ней.

Лика тяжело вздохнула и села в машину.

Захлопнув за ней дверь, Артур обогнул автомобиль и сел с ней рядом за руль.

— Пристегнись. Такая машина не терпит медленной езды. Она создана для скорости.

Анжелика испуганно на него посмотрела, и потянула на себя ремень безопасности. Она внимательно осматривала салон дорогого автомобиля, впервые оказавшись внутри такого железного монстра.

Высококачественная кожа в отделке интерьера, вставки из полированного алюминия и карбона, панели из дорогого дерева, проекционная приборная панель и роскошная мультимедийная система.

Артур негромко включил какую-то городскую балладу и, взглянув в боковое зеркало, покинул парковку, резко набирая скорость.

Лика с ужасом смотрела в окно на стремительно мелькающие за окном пейзажи ночного мегаполиса. Бешеная скорость и крутые повороты, которые делал Артур, заставляли её невольно прикрывать глаза от ужаса. Рёв мотора и музыка смешались воедино, и поэтому она не сразу расслышала его вопрос, когда он спросил её о домашнем адресе.

Спустя полчаса машина резко остановилась у подъезда её дома.

— Спасибо! — тихо проговорила Лика и, подняв с колен сумочку, потянулась к ручке двери.

— Подожди, — Артур накрыл её пальцы своей ладонью. — Я не хочу, чтобы ты ушла с обидой на меня. Обещаю, что больше не буду проявлять своеволие. Пожалуйста, поверь мне, — он нежно погладил кожу на её руке.

Анжелика повернула голову и внимательно на него посмотрела.

— Хорошо, я верю.

Артур, выскочив из машины, приоткрыл дверь с её стороны, и помог ей выйти на улицу. Нежно удерживая её руку в своей ладони, он внимательно смотрел в её лицо. Осторожно коснувшись пальцами её щеки, убрал за ухо волосы, закрывающие густой волной её серые глаза.

— Спокойной ночи, Анжелика. До завтра.

— Спокойной ночи, — она смотрела куда-то в землю, и не решалась поднять на него глаза.

— Нет, ты только посмотри на него, — раздался возмущённый голосок Лизы.

Георг остановил машину и перевёл взгляд на неё, услышав её бурное возмущение.

— Что случилось?

— Смотри, — она показала пальчиком в лобовое стекло. — Я так и знала, что это будет.

Георг посмотрел в ту сторону, куда она указала, и увидел стоявших у машины брата, Артура и Анжелику.

— Вот, сволочь! Ну, я ему сейчас! — Лиза схватилась пальцами за дверную ручку автомобиля.

— Лиза, подожди! — Георг схватил её за руку. — Не надо! Он же не делает ничего плохого. Просто стоит с ней рядом.

Елизавета удивлённо на него посмотрела.

— Ты серьёзно?

— Конечно. Он просто держит её за руку. Это что преступление? Я прошу тебя, успокойся! Я понимаю, твоё волнение за подругу, но она взрослая девочка и сама во всём разберётся, — он нежно погладил кожу на её руке. — Иди лучше ко мне… — Георг обнял её и прижал к себе. — Скажи мне, чем ты собираешься, завтра заниматься, и встретимся ли мы с тобой вечером?

— Я хотела поработать и подготовить ещё пару проектов спален, чтобы было, что предложить потенциальным клиентам.

— А если тебе поработать у меня дома? Заберём ноутбук и все бумаги. Я вкусный ужин приготовлю.

Она улыбнулась.

— Я не против.

— Ну, тогда договорились. Я заберу тебя, как только закончу дежурство.

— А что ты будешь готовить? Может, я помогу?

— Нет уж, за мной остался прошлый ужин, который я обещал. Я не выполнил своего обещания, так что кормить тебя завтра буду я.

— Согласна, — Лиза улыбнулась.

— Ну, беги, — он коснулся её щеки губами, — а то уже поздно. Может тебя проводить до квартиры?

— Не надо. Я сама. Пока.

— Пока, — Георг обнял её, и нежно коснулся её губ своими.

Лиза обхватила его руками за шею и прижалась к нему, как можно крепче.

— Беги, — он погладил её по щеке. — Спокойной ночи. До завтра.

— До завтра, — она провела ладонью по его лицу, и вышла из машины на улицу.

Елизавета направилась к своему подъезду, но резко остановилась на месте от пронзающего её взгляда. Она повернула голову и встретилась с глазами Артура.

Он присел на капот машины, и внимательно смотрел на неё.

— Что ты на меня так смотришь? — громко обратилась она к нему.

— Думаю о том, что ты здесь делаешь?

— То же самое хотела спросить и у тебя.

Артур повернул голову, заметив брата, покидающего свою машину.

— Я здесь живу вообще-то.

— А я привёз сюда знакомую девушку.

Лиза смерила его уничтожающим взглядом.

— Про эту девушку лучше забудь, и держись от неё подальше. Понял?

Артур поднялся на ноги и удивлённо посмотрел на неё.

— А ты что её сестра или мама? Тебе какое дело?

— Она моя подруга.

— Вот как? Какое совпадение! Так вот, я думаю, твоя подруга сама разберётся держаться мне от неё подальше или нет.

— Слушай, Артур… — Лиза направилась к нему, принимая угрожающую позу, но Георг остановил её, встав между ними.

— Всё брейк! В такое позднее время ещё только не хватало вашего выяснения отношений, тем более что спорить действительно не, о чем. Это решать только самой Анжелике. Лиза, иди домой, нам нужно поговорить с братом.

Елизавета недовольно взглянула на Георга и, развернувшись, молча, направилась к подъезду.

— Тонкая штучка с дерзким характером, — тихо произнёс Артур, как только за ней закрылась дверь.

— Послушай, Артур, Лиза действительно права. Не дурил бы ты Анжелике голову. Такие девушки, как она, никогда не интересовали тебя. У тебя, что мало женщин, желающих скрасить твой досуг?

— А она действительно её подруга?

— Кто?

— Лиза.

— Да.

Артур усмехнулся.

— Везёт мне. Теперь весь мозг вынесет.

— Ну, зачем тебе Анжелика? Ты же любишь других женщин.

Артур смерил брата внимательным взглядом.

— Мне казалось, что ты тоже предпочитал раньше других женщин. Тихих, кротких и спокойных, а не таких вздорных, как Морозова.

— Всё меняется.

— Вот и у меня всё изменилось.

— Послушай, Артур… — Георг коснулся рукой плеча брата.

— Слушай, Георг, оставь свои морали. Мне хватает выслушивать их от мамы. Я взрослый мальчик, если ты не забыл. И сам разберусь с кем мне встречаться и что делать, а ты лучше следи за своим новым счастьем, а то, как бы не увели.

— Что ты сказал?

— Я только предупредил. Ты ведь всегда был слишком доверчив, и твои подружки быстро оказывались в моей постели.

— Слушай, ты… — Георг схватил брата за плечи. — Если ты только попробуешь, хотя бы попытаешься подойти к ней, я не посмотрю, что ты мой брат. Понял? — он с силой оттолкнул его, и Артур врезался в капот своей машины.

Он потёр ладонью ушибленный локоть и громко рассмеялся.

— Боже, сколько огня, бури! Я братец тебя не узнаю. Ты влюбился в неё что ли?

— Это не твоё дело. Проваливай! — Георг направился в сторону своей машины.

Сев за руль, он через минуту сорвался с места, и скрылся за поворотом.

Артур опустился на водительское сидение своего автомобиля, но с места не тронулся. Перепалка с братом напомнила ему сейчас эпизоды юности, когда вот также, словно два задиристых мартовских кота, они не могли поделить одну девчонку. Но сейчас их перепалка уступала место другому действующему персонажу и возмутителю спокойствия в одном лице, из-за которой он уже второй раз за вечер был готов подраться с братом. И сейчас все его мысли занимала Елизавета Морозова.

Дерзкая, вызывающая, уверенная в себе и не пасующая перед ним. Он всегда любил таких женщин, умеющих противостоять, и открыто ненавидеть. Его тянуло всегда именно к таким, он испытывал жгучий жар в крови, когда такие попадались на его пути и делал всё, для того, чтобы такая женщина стала его.

Артур улыбнулся, вспоминая её дерзкую усмешку, когда она смотрела прямо на него.

«Ох, остался бы он с ней наедине где-нибудь в укромном месте, и он бы ей показал, кто главный в этой словесной баталии. Он бы в один миг стёр с её милого личика эту надменную ухмылку. И, обхватив своей рукой её пальчики, которые она направляла в его сторону в угрожающем жесте, уложил её под себя и не отпустил бы, пока не попросила пощады. Любил бы так яростно и страстно, что это надолго бы отбило у неё охоту качать свои права. Вздумала ему указывать и противостоять», — он уже ясно видел её глаза, преисполненные удовольствием и ту безвольность, и усталость, которая накроет её тело и погрузит её в беспамятство в его руках.

Артур прикрыл глаза. Он хотел её, хотел до безумия. Её тело, волосы, руки, слушать её крики в моменты удовольствия. Это было похоже на болезнь, на безумие, одержимость, на жгучее желание обладать этой женщиной, которая только одним взглядом будоражила и заставляла кровь в его венах бурлить и закипать. Лишь один взмах её ресниц, поворот головы, пренебрежительный взгляд нашёптывали ему в подсознании тихими голосами невидимых призраков, взять её и сделать своей, и плевать на брата. Он не в первый раз уводил его женщин. И в этот раз исключения не будет.

Артур взглянул на её подъезд и задумался.

— Значит, говоришь, милая, оставить в покое твою подругу? — произнёс он вслух, пристально всматриваясь в лобовое стекло. — Интересно, что ты скажешь, если я сделаю всё в точности да, наоборот, — Артур улыбнулся и, выехав со двора, стремительно направился домой.

****

— Слушай, Лика, я устала тебе повторять одно, и тоже, — Лиза налила чай в кружку и присела возле подруги за столом. — Он тебе не пара, пойми ты уже это, наконец!

Лика помешивала чай ложечкой и задумчиво смотрела на подругу.

— Лиза, я не собираюсь с ним встречаться. Он просто подвёз меня домой. Мы будем вместе работать над проектом торгового комплекса, вот и всё.

— Почему он назначил именно тебя в свою рабочую группу?

— Не знаю. Он так решил. Он начальник. Я что с ним спорить должна из-за этого? Ты же знаешь, я работаю в «Альянсе» всего один день, и сама понимаешь, качать права мне не с руки. Мне очень нравится этот проект. Он сложный, но интересный. Я хочу им заниматься.

— Ну, хорошо, работа я согласна это без вопросов, но зачем ты согласилась с ним поехать домой?

— Ну, ты же сама сказала, что добираться ночью на такси не безопасно.

— А с ним безопасно?

— А с ним… — Лика придвинулась к подруге ближе, и положила голову ей на плечо. — Лизунь, он нравится мне.

Елизавета поперхнулась чаем и сильно закашлялась.

— Чёрт! — она нервно вытирала пальцами мокрый подбородок и испачканный халат. Закончив, внимательно посмотрела на мечтательную мордашку подруги. — Господи, Лика, неужели в таком огромном офисе нет больше красивых мужчин? Я сейчас с ним чуть не сцепилась на улице внизу, а ей он, оказывается, нравиться.

— Ну, тебе же нравится Георг, и ты должна меня понять. Ведь они так похожи.

— Дурочка, ты! Они похожи только внешне, а внутри абсолютно разные люди.

— Возможно, но мне он нравится. Знаешь, он мне прислал сегодня такой огромный букет цветов на работу. Мои любимые белые лилии.

— Что? Вот это скорость обольщения. Да, похоже, твой новый образ действительно вскружил ему голову. Георг был прав, когда предупреждал меня об этом. И я явно поспешила, преображая тебя.

— Нет, ты сделала это вовремя, — Лика обняла Лизу за плечи. — Я так благодарна тебе. Ты знаешь, он меня сегодня поцеловал.

— Что? — Лиза отстранила от себя подругу. — Он что чокнулся? И ты позволила?

— Я и не позволяла. Он сделал это дерзко и нагло, за что и получил по физиономии. Но знаешь…

— Что?

— Мне понравился его поцелуй. Очень понравился.

Лиза удивлённо смотрела на подругу, на её загадочную улыбку и сверкающие искорками счастья глаза.

— Чёрт! Ты влюбилась в него, Лика!

— Не знаю. Наверное, — Анжелика прикрыла глаза.

— Ну и что прикажешь теперь с тобой делать? Смотреть со стороны на твоё безумие и падение вниз, или лучше сразу закрыть под замок в моей квартире?

Лика обняла Морозову за плечи и снова положила ей голову на плечо.

— Он сказал, что хотел бы начать ухаживать за мной. Лиза, у меня никогда не было такого мужчины в моей жизни, а вдруг он совсем не такой, как ты о нём, думаешь. Вдруг он совсем другой.

Лиза тяжело вздохнула и упёрлась затылком в прохладную стену, в надежде остудить кипящую лаву у себя в голове. Она повернула голову и снова посмотрела на подругу.

— Поступай, как считаешь нужным. Я больше не буду тебе докучать своими моралями. Ты взрослый человек, и сама способна принять правильное решение. Пошли спать. Утро вечера мудренее. Подумаешь и решишь всё завтра.

— Хорошо.

— Ладно, я в душ первая и спать. Нога немного разболелась. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Когда Лиза покинула кухню, Анжелика поднялась на ноги и подошла к окну. Пристально всматриваясь в стекло, она снова вспоминала, как Артур привёз её к дому, до сих пор ощущала прикосновение его пальцев и видела перед собой его тёплый, прощальный взгляд.

Лика понимала, что находится точно в ослеплении его неземной мужской красоты, околдованная его дерзким поцелуем и прикосновениями. Она ощущала себя больной, умалишённой, заблудившейся, но противостоять своему безумию не хотела, и не могла. Ей хотелось не думать о нём, взять себя в руки, и с силой встряхнув, заставить думать только о работе, но у неё ничего не получалось. Пленительный образ Артура, словно самое большое искушение в садах Эдема, заставляло её рушить запреты, протягивать свою руку к нему, и вкушать запретный плод любви и удовольствия.

Глава 6

Беспрестанно звонивший телефон на тумбочке, был подобен эффекту разорвавшейся бомбы. Лиза нехотя приоткрыла глаза, и тихо выругавшись вслух о том, кому не спится в такую рань, потянулась за аппаратом и взглянула на экран. Номер был не знаком.

— Слушаю, — ответила она недовольным голосом. — Да, я. Дизайн? — Лиза резко подскочила в постели. — Да, на сайте опубликованы мои проекты. Смогу, конечно, — она потянулась к наручным часам. — Через два часа буду непременно.

Закончив разговор с потенциальным клиентом, Лиза отложила телефон в сторону и, соскочив с постели, стремительно покинула свою комнату. Сварив кофе и наспех позавтракав, она накинула на себя лёгкое приталенное платье в клетку и, завязав волосы в высокий хвост, стремительно собрала в папку эскизы своих проектов.

В прихожей задержалась и немного подумав, приоткрыла дверь в спальню Анжелики. Невольно улыбнулась, заметив подругу, стоявшую в задумчивости перед зеркалом в красивом платье из белого шёлка в мелкий чёрный горошек.

— Доброе утро, красавица!

Князева обернулась.

— Доброе утро, Лизочка! А ты почему не спишь?

— Клиент позвонил из коттеджного посёлка «Перелески». Хочет встретиться. Я кофе сварила, и завтрак приготовила. Иди, кушать. А ты куда собралась, такая красивая?

— На работу.

— На работу в выходной?

— Да. Вчера Артур попросил меня прийти в офис с утра, и начать работу над проектом.

— Интересно, а когда ты отдыхать собираешься?

— Лиза, ну какой отдых? Я ведь только начала работать в холдинге. Мне хочется доказать свою значимость, что я чего-то стою, как архитектор.

— Заявлять о себе руководству фирмы, это дело хорошее, только сдаётся мне, что эту теорему ты собираешься доказывать в первую очередь Артуру Феликсовичу. Знаешь, боюсь такой, как он, тебя не оценит по достоинству.

— Но, Лиза…

— Нет, нет. Я помню о своём обещании больше не вмешиваться в твою личную жизнь. И не собираюсь читать тебе проповеди и морали, просто я переживаю за тебя, понимаешь?

Лика согласно кивнула.

— Ну ладно, я побежала. Обязательно поешь! Пока! — Елизавета чмокнула Анжелику в щёку и вышла за двери.

— Пока! Удачи! — Лика махнула подруге рукой, и когда та скрылась на лестничной клетке, она закрыла дверь и провернула замок два раза.

Лиза быстро спустилась по ступеням и села в ожидавшее её у подъезда такси.

Когда она добралась до посёлка, хозяин дома уже встречал её у распахнутых ворот. Мужчина лет сорока, респектабельной наружности провёл её внутрь двора и, поднявшись по ступенькам, пригласил войти в дом. Несколько вступительных фраз и ознакомительная экскурсия по большому двухэтажному сооружению.

Прекрасное просторное и светлое здание нестандартной формы покорило её с первого взгляда. Лиза уже в тайне потирала руки от удовольствия и предвкушения, как она здесь всё обустроит, и наполнит эти пустые серые стены жизнью, яркими красками и светом.

Она уже прекрасно уловила жизненный настрой и вкусы хозяина. Но её настроение и радужные планы изрядно померкли, когда они оказались с хозяином особняка в его рабочем кабинете, уже оснащённого дорогой мебелью и обстановкой. Её эскизы, творческие способности, образование и умение были отставлены в сторону, зато разговор плавно перетёк к её работе в фирме у Полонского и причины, по которым она её покинула.

Лизе изначально не понравились его вопросы. Спустя час его допроса с пристрастием о её слишком молодом возрасте и личных отношениях с Полонским, достигли апогея. И всё чего ей хотелось, это покинуть дом этого человека, как можно скорее. Он отказал ей в работе. И на вопрос, с какой целью он её пригласил, ответил, что просто хотел взглянуть на молодого дизайнера лично, чтобы понять сможет ли он ей доверить такое ответственное дело. Последняя фраза взвинтила её и без того пошатнувшееся спокойное состояние, и едва удержавшись от оскорбления, она не попрощавшись, покинула территорию его дома, и вышла за ворота.

Вызов такси растянулся на сорок минут. Всё это время ей пришлось ходить вдоль дороги вперёд и назад, делая размеренные шаги, и пытаясь хоть посредством них привести себя в былое состояние покоя. Лиза хотела внутренне успокоить себя и доказать, что один попавшийся на её пути идиот и самодур, не заставит её отказаться от своей мечты. Она не бросит любимое дело и продолжит всё равно стучаться, пусть пока и в закрытые двери. Но постепенно её энтузиазм падал до ноля, и всё сильнее хотелось расплакаться в голос. Благо, появившееся за поворотом такси и разговорчивый водитель, который рассказывал ей что-то без остановки, не давал этого сделать.

Погрузившись в свои мысли, она с горечью думала о том, что неужели, имея в своём арсенале прекрасные работы, способности, умение и главное желание творить, но, не имея, чьей либо влиятельной поддержки, было практически невозможно пробить себе дорогу самостоятельно в этой сфере бизнеса. А найти свою нишу можно, только если имеешь такого покровителя, как Полонский.

Вспомнив о бывшем муже, она достала телефон из сумки, и набрала его номер.

Ростислав ответил сразу же.

— Привет, дорогая! Наконец-то ты позвонила. Честно признаться уже не ожидал тебя услышать, да ещё и так рано.

— Привет, Ростислав! Извини, что беспокою тебя в такой час. Ты видимо ещё спал?

— Нет. С момента, как ты покинула мой дом, я встаю очень рано. Больше никто не согревает меня по утрам, так что не вижу смысла оставаться в постели до полудня.

Лиза закатила глаза.

— Послушай, я хотела серьёзно поговорить с тобой.

— Слушаю.

— Скажи, пожалуйста, тебе звонил некто Алфёров, по поводу информации о моей профессиональной деятельности в твоей фирме?

— Да, звонил вчера. А в чём дело?

— И что ты ему сказал?

— Сказал правду. Всё, как есть.

— Какую правду? Можно конкретнее.

— Но, зачем тебе это?

— Раз спрашиваю, значит нужно. Я хочу знать, что ты сказал этому… — слова ругательства рвались с её уст. Но она знала, что для Ростислава это было неприемлемо. И выслушивать сейчас ещё и его морали, по поводу её русского языка, она точно не хотела.

— Он спрашивал о том, сколько ты проработала у меня, чего достигла и может ли он доверить дизайн своего дома столь юному специалисту.

— И что ты ответил?

— Что ты проработала семь месяцев и опыт твой довольно скромен, хотя и были успешные работы по оформлению детских спален.

— Скажи, а ему было обязательно рассказывать всё это в таких подробностях?

— Дорогая, человек требует у меня, как у работодателя твоей характеристики. Я что должен был сказать ему неправду? Я считаю, у тебя действительно пока мало опыта для такой работы. Ну, одна комната, ещё, куда ни шло. Но дом, да ещё, такой, как он, мне описал. Ты понимаешь, такое даже опытному дизайнеру не под силу. Это неподъёмная для тебя работа. Когда ты работаешь в фирме с громким именем, я отвечаю, как руководитель за каждого своего работника. И если на каком-то этапе работы, специалист не справляется. Я просто меняю его на другого профессионала, и проект всё равно оказывается, успешно завершён. И клиенты, знающие меня, понимают, что все возможные риски будут устранены лично мной, как руководителем и охотно соглашаются, и просят оказать им подобные услуги в сфере строительства и дизайна. Но когда перед ними молодой и начинающий специалист, как ты, то ответственность лежит сугубо на тебе самой, и ты же понимаешь, что ни один уважающий себя состоятельный человек, имеющий большие деньги, не согласится на кота в мешке.

— Это я, кот в мешке?

— Милая, я образно говорю. Просто твой опыт у меня в фирме в течение нескольких месяцев не даёт пока тебе оснований для работы в индивидуальной деятельности. Этот рынок сильно перегружен и поверь, у тебя нет никаких шансов, пробиться без чьей либо влиятельной помощи.

— Ты хочешь сказать, что у меня ничего не получиться?

— Ну почему же. Разовые заказы я думаю, ты найдёшь, но хорошая денежная работа пройдёт мимо. Ты же надеюсь, не хочешь работать только за идею? Это глупо заниматься таким делом и ничего не получать взамен.

— И что же мне, по-твоему, делать?

— Искать хорошую строительную фирму и становиться её штатным дизайнером, ну или на худой конец какую-нибудь студию или мастерскую. Имя! Тебе нужно громкое зарекомендовавшее себя имя, потому что все ниши на рынке строительства и дизайна уже разобраны. Даже я со своим опытом работы, иногда проигрываю прибыльные тендеры.

— Серьёзно?

— Конечно. Разве я тебя хоть раз обманывал?

— Но ты, мог бы, учитывая, что мы были вместе, и не открывать всей правды, и дать моим потенциальным клиентам другую мою характеристику. А я смогла бы себя проявить в работе и доказать правоту твоих слов.

— Дать другую характеристику? Милая, ты меня удивляешь, это ведь не двойку скрыть от родителей в школе. Это бизнес, пойми! Это большая ответственность и если я дам тебе шанс своей ложью, и ты получишь работу, а потом не справишься с ней, то пятно ляжет на мою репутацию. Потенциальный клиент хочет иметь гарантии качественно выполненной работы, и обманывать его не в моих правилах. Извини, но по-другому не будет.

— Понятно. Мстишь мне за развод?

Ростислав громко рассмеялся.

— Ты всё-таки ещё абсолютный ребёнок. Глупенькая, о какой мести ты говоришь? Я просто должен быть во всём объективным. К тому же, ты никогда не хотела идти проторённой дорогой, несмотря на то, что я дал тебе такую возможность. Ты хотела двигаться вперёд к своей цели сама и изначально дала мне это понять, когда отказалась взять мою фамилию после свадьбы.

— Я не хотела от тебя ни в чём зависеть.

— Ну, вот ты и ответила сама на свой вопрос. Стало быть, я выполняю твоё собственное желание, и позволяю пройти эту дорогу самостоятельно. Я даю объективную оценку твоего труда, и поверь, не умоляю всего того, чего ты добилась за те месяцы, пока работала у меня. Я говорю клиентам правду о твоих успехах, но и не скрываю твоего скромного опыта и небольшого количества имеющихся у тебя проектов. Я знаю, что ты талантливый и целеустремлённый человек, но для начала индивидуальной деятельности этого мало. Таков жестокий закон бизнеса и рынка. Прежде чем достигнуть самостоятельных высот, нужно погнуть спину на кого-нибудь другого. Если хочешь, возвращайся в Питер. Я возьму тебя к себе. На сей раз дам постоянное место, с гарантией защиты от сокращения. Получишь большой кабинет, отличную заработную плату и новые интересные проекты. А ещё лучше… возвращайся ко мне. Я понимаю, ты вспылила, потому, что тебе надоела моя опека. Я постараюсь изменить нашу жизнь. Будет всё, как ты захочешь. Твои вещи все на месте в доме. Я ничего не тронул за эти месяцы, потому что надеялся, что ты вернёшься.

— Нет, Ростислав, я не вернусь, потому что знаю, что уже по-прежнему или по-другому у нас никогда не будет. У нас с тобой нет будущего. Мы слишком разные люди.

— У тебя появился кто-то?

— Это неважно. Я не вернусь в Питер и тем более не вернусь к тебе.

— Понятно, — он тяжело вздохнул. — Ну, тогда значит устраивайся в Москве.

— Откуда ты знаешь, что я в Москве?

— Звонил твоей маме. Я волновался. Ты не брала трубку, и не отвечала на мои звонки. А тут ещё я узнал, что ты покинула съёмную квартиру на Полтавской улице.

— Ты что следил за мной? Откуда ты знаешь об этой квартире?

— Я люблю тебя, и не смог так просто сразу отпустить тебя из своего поля зрения. Ты думаешь, год жизни с любимой женщиной можно в одночасье скомкать и выбросить в мусорное ведро?

— Почему же ты мне дал его с такой лёгкостью этот развод, а не стал привлекать свои связи и чинить мне препятствия?

— Потому что я понимаю, что силой никогда не удержать женщину. Силой её можно заставить только ненавидеть себя. А заставить что-либо сделать тебя, невозможно, потому что ты особенная. Может, хотя бы приедешь и заберёшь свои вещи из дома?

— Я все свои вещи забрала.

— Я говорю о тех вещах, которые я покупал для тебя.

— Они мне не нужны.

— Лиза, это глупость и извини, никому не нужная гордость. Мне они тоже не нужны. Я покупал их для тебя, выбирал с особым трепетом и заботой, и думаю, ты могла бы не капризничать и просто забрать их.

Елизавета промолчала.

— Ладно, не хочешь приехать, я сам их привезу тебе, как только окажусь в Москве по делам. Ты остановилась в квартире, что подарил отец?

— Да.

— Хорошо. И ещё, напоследок несколько слов. Это не назидание, а совет любящего тебя человека. Тебе нужно найти хорошую строительную фирму. Я думаю «Альянс» тоже бы подошёл. Только подразумеваю, Сергею ты уже тоже отказала.

— Ты что присутствовал при нашем разговоре?

— Нет, но я просто слишком хорошо тебя знаю, и знаю, что и от помощи брата ты откажешься так же, как и от моей. Лиза, поверь, я очень хочу, чтобы твоя карьера дизайнера состоялась, поэтому и советую тебе, как сделать лучше, чтобы начать работать успешно, ну а решать, конечно, только тебе самой.

— Спасибо за совет. Ладно, извини меня, что побеспокоила тебя так рано и без особой причины.

— Я рад, что ты позвонила. Если возникнут трудности, или проблемы обращайся обязательно. Я для тебя всё сделаю.

— Спасибо тебе. Пока!

— Пока, дорогая! Увидимся в Москве.

Лиза убрала телефон в сумку и задумалась. Когда звонила, готовила Ростиславу обвинительную речь, и было лишь одно желание сорвать на нём всё своё зло. Но поговорив всего минуту, и встретившись, как всегда, с его абсолютным спокойствием и сдержанностью, позабыла напрочь о своём гневе и негодовании.

Полонский всегда держался спокойно и корректно, и как он этого достигал для Лизы, всегда оставалось загадкой. За тот год, что они прожили вместе, она ни разу не слышала, чтобы он повышал хоть на кого-нибудь голос или скандалил. Умел убеждать иными способами и подчинённых и друзей.

Лиза отвлеклась от своих мыслей и обратилась к водителю с просьбой отвезти её на станцию скорой помощи на Ореховом бульваре.

Мужчина согласно кивнул.

Ей очень хотелось увидеть сейчас Георга. Она знала, что сегодня он целый день на дежурстве, но он был нужен ей прямо сейчас. Только он, мог её сейчас утешить, успокоить и вселить уверенность, она это точно знала. Его мягкость и спокойствие творили с ней настоящие чудеса. Хотелось просто обнять его и прижаться к его груди. Почувствовать его руки на своих плечах и вкус его поцелуя.

Она повернула голову и посмотрела в стекло, пытаясь уловить взглядом быстро мелькающие за стеклом бесконечные дома огромного города. И хотя бы так успокоиться и прийти в себя, после утренней неудачной поездки в коттеджный посёлок «Перелески».

****

— Привет! Ты так рано в офисе?

Услышав знакомый голос Лика, обернулась на вошедшего в её кабинет Артура.

Он был в простых потёртых джинсах синего цвета и белоснежной футболке с абстрактным античным рисунком.

— Привет. Да, я приехала час назад.

Артур присел с ней рядом и заскользил пристальным взглядом по её лицу.

Лика повернула голову.

— Что ты так смотришь на меня?

— Любуюсь. Ты очень красивая сегодня и этот нежный образ тебе очень к лицу.

— Спасибо за комплимент. Только давай от слов восхищения, перейдём к работе.

— Да, прости! — Артур придвинулся ближе к столу.

— Вот смотри. Я собрала все исходные данные для будущего проекта… — Лика показала пальчиком в монитор компьютера.

Артур проследил за её движением, но уже в следующий момент её голос становился для него всё тише и тише. Он видел перед собой только её глаза и губы, которые двигались бесшумно, пытаясь донести до него полезную информацию. Её шелковистые волосы, струились по плечам и норовили постоянно скрыть от него её милое личико.

Лика грациозно отбрасывала густые пряди назад, и продолжала увлечённо рассказывать ему о будущем проекте. Но он уже не слышал ничего…

Тепло, которое исходило от её руки, лежавшей рядом с его ладонью, нежный запах её духов, пьянили голову. Он мысленно перебирал в голове все мыслимые названия дорогих брендов, но ассоциации хоть с одним из них не находил. Её изящные ручки, порхающие над клавишами, вызывали только одно желание, касаться их губами. Она будоражила его воображение и желание, но не те, что обычно возникали в его голове при взгляде на хорошенькую женщину. Сейчас всё было иначе.

Артур поймал себя на мысли, что когда смотрел на неё, его душу заполняла до краёв нежность по отношению к этой хрупкой женщине. Он силился понять, не физический ли недуг сковал его или приступ безумия. Удивительно, но у него не было желания уложить её прямо сейчас на этом столе, как было прежде и взять её, как брал многих из представительниц слабого пола.

Хотелось другого. Слушать бесконечно её голос, касаться её рук и губ. Вспомнил вчерашний поцелуй. Её удивительная робость и страх, нежелание отвечать ему, когда она плотно сжимала губы в протестующем жесте. Впервые в его взрослой жизни, когда понравившаяся женщина противилась ему.

Артур заскользил взглядом по её волосам, и ему безумно захотелось зарыться в них лицом и вдохнуть их весенний аромат свежей зелени.

— Эй, ты меня не слушаешь? — раздался где-то вдалеке её голос.

— Прости, что ты сказала? — Артур перевёл свой сосредоточенный взгляд на её серые глаза.

— Я спросила твоё мнение об этих цифрах, — она показывала ему колпачком ручки в итоговые цифры таблицы на экране компьютера.

Артур пристально всмотрелся в монитор. Мысли были спутаны, и думать о цифрах абсолютно не хотелось.

— Ты знаешь, меня всё устраивает и твои расчёты абсолютно верны.

— Ты уверен?

— Уверен.

— Ну, хорошо, тогда слушай дальше.

Такой пытки Артур больше не мог выносить. Снова сухие цифры, сметы, проекты. Он уже проклинал эту работу в выходной. Ведь он хотел не работать, а просто быть с ней рядом и совместный проект оказался, как нельзя кстати.

Вчера приехав домой и, отбросив мысли о Морозовой в сторону, снова вернулся к Анжелике. Думал об их разговоре, вспоминал поцелуй и прощание у её дома. Ночью спал плохо и, проснувшись утром, сразу же стал собираться в офис. Но опередить её и прийти первым, всё равно не смог.

Перед выходом на работу перебрал кучу вещей, но остановился на простой повседневной одежде, отбросив в сторону, дорогие пиджаки и галстуки. Хотел, чтобы она перестала видеть в нём строгого начальника, и с её личика навсегда исчезли робость и страх.

Но оказавшись на пороге её кабинета, заметил, что его появление не произвело должного эффекта. И она смотрела на него привычным будничным взглядом офисного подчинённого. А он просто не мог отвести глаз от её нежного романтичного образа, в котором она предстала. Образ, вызвавший только одно желание, взять её за руку, увести из офиса и отправиться на прогулку.

Приталенное белоснежное платье в мелкий чёрный горошек, пышные рукавчики-фонарики, скрывающие её хрупкие плечи, изящные босоножки на ногах, уложенные в мягкие локоны волосы, и полупрозрачный макияж, делали её образ эфемерным и таким нежным.

Заметив, что она слегка отклонилась назад, изящно повернув шею из стороны в сторону, он сосредоточил на ней всё своё внимание.

— Устала?

Лика обернулась на него и смущённо улыбнулась.

— Немножко.

— Может, сделаем перерыв и сходим в кафе напротив перекусить? А то я сегодня не успел позавтракать.

— Ты, правда, сегодня ещё ничего не ел?

— Ага.

— Конечно, пошли, — она подскочила со стула. — Разве можно голодным работать? То-то я смотрю, ты слушаешь меня рассеянно, — Лика подхватила сумочку со стола и направилась к выходу.

Артур улыбнулся и пошёл за ней.

Знала бы она истинную причину его рассеянности, наверняка бы не составила ему компанию с таким желанием, и была бы настроена куда, как более воинственно.

Вкусное ароматное жаркое из телятины с овощами, кусочки свежего ржаного хлеба, овощная тарелка, ароматный кофе со сливками и два кусочка пирога с грушами заполнили пространство уютного столика возле окна, в небольшом кафетерии, напротив офиса.

Лика ела медленно, разрезая еду на маленькие кусочки.

Артур же напротив поглощал содержимое тарелки быстро и в приличных объёмах.

Анжелика с улыбкой на губах наблюдала за ним во время трапезы.

— Что смеёшься? — спросил он у неё, отправляя в рот ломтики сочного помидора.

— Ты ешь с большим аппетитом. Удивляюсь, как тебе удаётся сохранять такую стройную и подтянутую фигуру.

Артур улыбнулся.

— Гены хорошие. Ты моего отца не видела в его шестьдесят с небольшим.

— А спортзал?

— Без этого тоже никуда. Три раза в неделю занимаюсь с персональным тренером.

— Я ни разу не была в спортзале, — Лика улыбнулась.

— Тебе это и не нужно. Ты ешь, как птичка. У меня мама вот также всё режет на крошечные кусочки, — он показал рукой на её тарелку.

Лика опустила глаза и улыбнулась.

— Это привычка с детства. Ничего не могу с собой поделать, ем так, даже если спешу.

— Мне нравится твоя привычка. Выглядит очень изысканно.

Анжелика смотрела на него с улыбкой.

Сегодня он был другим. Сброшенный официальный образ, и одежда обыкновенного городского парня делала его простым и понятным. При взгляде на него нынешнего уже не тряслись руки, и не подгибались коленки. Он был открыт, жизнерадостен и ослепительно улыбался.

— О чём думаешь? — обратился он к ней, заметив её внимательный взгляд на себе.

— Думаю о том, что тебе очень идёт этот образ простого городского парня.

Артур опустил глаза на свою одежду.

— А я думал, ты не заметила мой сегодняшний стиль? Думаешь, он мне действительно идёт?

— Да. Ты совсем другой в этой одежде.

— Какой? — он облокотился на стол и приблизился к ней, накрывая своей рукой её пальцы.

Лика перестала улыбаться и, освободив свою руку из его ладони, тихо произнесла:

— Просто другой…

Артур откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на неё.

— Ну, если я другой, может тогда, ты бы не отказалась сходить со мной куда-нибудь вечером вместе. В ночной клуб или ресторан.

Она на него внимательно посмотрела и отрицательно покачала головой.

— Не хочешь? — Артур смотрел на неё недоумённо.

— Нет, ни в клуб, ни в ресторан я не хочу. А вот просто погулять по ночным улицам города не отказалась бы. Вы, господин начальник, давно были на подобных прогулках? Чтобы без машины и пешком…

Артур ослепительно улыбнулся.

— С удовольствием соглашусь на твоё предложение. Откровенно говоря, уж и не вспомню, когда был в последний раз на такой прогулке. Значит, пойдём гулять?

— Пойдём, — ответила она утвердительно и улыбнулась.

— Я заеду за тобой в шесть. Хорошо?

— Хорошо, — Лика взглянула на часы. — Нам пора. Я сегодня хотела приступить к чертежам. В принципе мне твоё присутствие больше не нужно в офисе.

Артур положил голову на сложенные перед собой руки и с мольбой в глазах посмотрел на неё.

— Не прогоняй меня. Я не буду тебе мешать. Обещаю.

Лика улыбнулась.

— Ну ладно, пойдём, — она открыла кошелёк, но Артур накрыл её руку своей ладонью.

— Я заплачу сам. Это я тебя пригласил на обед, — он сделал жест рукой официанту. И когда молодой человек оказался возле их стола, Артур открыл протянутую книжечку со счётом и, вложив в неё деньги, поблагодарил за обед. Подхватив Лизу за руку, он увлёк её за собой к выходу из кафе, снова направляясь в офис.

Работать спокойно он ей не дал. Его проникновенные взгляды, заставляли её постоянно оборачиваться в его сторону. Она терялась под пристальным взором его чёрных глаз и поэтому, решив её больше не смущать, Артур покинул её, и решил заняться накопившимися делами в своём кабинете.

В последнее время он изрядно всё запустил, и сегодняшнее спонтанное рабочее настроение почему-то вызывало огромное желание сворачивать горы и творить. Он разобрал всю почту и ответил на письма с запросами. Перебрав бумаги на столе, навёл на его поверхности идеальный порядок и погрузился, в работу с таким рвением, что не заметил присутствия Анжелики в своём кабинете.

Она стояла на пороге комнаты и с улыбкой наблюдала за его сосредоточенным взглядом и абсолютным вниманием на экране компьютера.

— Может, я смогу помочь? — тихо произнесла она за его плечом, пристально всматриваясь в длинную вереницу цифр.

Артур вздрогнул и обернулся.

— Я не слышал, как ты вошла, — он снова перевёл взгляд на экран ноутбука. — Это смета на строительство спортивного комплекса. Явно вижу ошибку, но не могу её найти. Уже голова закипает.

— Позволь мне, — Лика отстранила его руку с компьютерной мышки и, склонившись, быстро пролистала длинный ряд цифр, казавшейся бесконечной таблицы. — Скажи, а чертёж объекта где?

— Во втором вложенном файле.

Анжелика открыла документ и, увеличив его, внимательно его изучила. Улыбнувшись, вернулась к таблице и, выделив красным цветом, последние строчки колонок справа, повернула голову к Артуру.

— Здесь ошибка, разница в сотые. Нужно просто снова правильно внести исходные данные, и ты выйдешь на эту сумму.

Артур смотрел на неё, затаив дыхание.

— У тебя действительно уникальные способности. За такой короткий срок ты решила то, над чем я сидел больше получаса.

— Нет, способности тут ни при чём. Это просто внимательность. Я закончила на сегодня, и еду домой. Зашла, чтобы попрощаться.

— Как попрощаться? А вечер?

Она улыбнулась.

— До вечера, разумеется.

Артур улыбнулся.

— Я отвезу тебя. Я тоже поеду домой.

— Хорошо. Тогда пойдём.

— Сейчас, только компьютер выключу.

Артур сохранил документ с исправлениями и, поднявшись на ноги, направился следом за Анжеликой.

****

Лиза задумчиво смотрела на экран ноутбука. Она так и не застала Георга на станции скорой помощи. У него был вызов за вызовом, и им так и не удалось нормально поговорить по телефону. Он пообещал, что появится у неё сразу же после работы.

Несмотря на неудачное собеседование, утром, она не стала раскисать и плакать, напротив оказавшись дома и сварив себе большую чашку кофе, расположилась на кровати за работой нового проекта детской спальни. Она с упоением работала в новой версии компьютерной программы, подбирая материалы и отделку будущего интерьера.

Создавая модель с трёхмерным изображением, она пыталась сделать интерьер удивительно нежным и лёгким, созданным специально для новорождённого младенца. Неудивительно, что уже к вечеру выложив законченный вариант на своём сайте, она получила на утро приглашение на собеседование. На сей раз, оно было от женщины.

Щелчок замка входной двери заставил её отвлечься от работы.

— Лика, это ты?

— Да, — раздался голос подруги из прихожей.

Лиза поднялась и направилась на выход из спальни. Заметив сияющее лицо подруги, улыбнулась.

— Ну, рассказывай довольная мордашка… Что, всё хорошо?

Лика сбросила босоножки на пол и подошла к подруге.

— Очень хорошо. Сейчас всё расскажу. Только я чаю хочу.

Лиза улыбнулась.

— Пойдём на кухню. Я круассаны купила. Будешь?

— Буду.

Через несколько минут чашки с ароматным чаем стояли на столе, вздымая в воздух со своей поверхности лёгкий полупрозрачный дымок. Лика с удовольствием откусывала свежий с румяной корочкой круассан с клубничным джемом.

— Проголодалась? — Лиза присела с ней рядом, придвигая к себе чашку с чаем.

— Да, есть немного. Хотя мы завтракали в кафе с Артуром.

— Завтракали вдвоём?

— Да. Артур сказал, что не успел позавтракать дома.

— Ну и как совместная работа?

— Ты знаешь, мне кажется, он меня совсем не слушал. Сидел и молча смотрел на меня, а пребывал, казалось, где-то очень далеко.

— Понятно. Парил в облаках.

— Зато потом, когда мы вернулись в офис, он ушёл в свой кабинет и активно там работал не один час. Я, когда зашла, ахнула. Он разобрал все документы, что хаотично валялись на его столе и увлечённо работал с проектом спортивного комплекса.

— Значит, твоё рвение в работе передалось и ему? — спросила Лиза и звонко рассмеялась.

— Да, представляешь, как удивительно.

— Ну что ж, хоть какой-то положительный эффект от вашего общения.

— Лиза, он вечером пригласил меня погулять.

— И что ты решила?

— Я хочу пойти.

Елизавета пожала плечами.

— Ну, раз хочешь, сходи. Я думаю, ничего страшного в этом нет.

— Знаешь, он сегодня был совсем другим и мне хочется узнать его поближе, пообщаться с ним в неформальной обстановке.

— Это нормальное желание, раз он тебе нравится. И я думаю, прогулка на свежем воздухе, это лучший вариант, чем сидеть в скучном и душном ресторане.

— Я тоже так думаю, поэтому и не захотела пойти с ним ресторан или ночной клуб, как он приглашал изначально. Ну а у тебя как дела?

— Вообще-то не очень. Утренний клиент отказал мне в работе. Зато на завтра я получила приглашение на новое собеседование от молодой мамочки.

— Знаешь, ты отчаянная девушка и очень целеустремлённая. Лично бы я, никогда не решилась работать индивидуально, пока нет должного опыта.

— У меня он есть, хотя конечно небольшой, но я уверена, что у меня всё получится.

— Я тоже очень хочу, чтобы у тебя всё получилось. А где Георг?

— На работе. Обещал приехать вечером. Пыталась ему дозвониться и перенести нашу встречу на восемь, но он трубку не берёт. Я уже сделала кучу звонков.

— Ничего страшного. Ты же знаешь, какая у него работа. Скорее всего, просто не может ответить.

— Знаю, конечно. Но почему-то всё равно волнуюсь. Ладно, пойду, ещё поработаю. Будешь убегать на свидание, зайди ко мне, ладно?

— Хорошо, — ответила Лика и, допив чай, поднялась на ноги.

Собрав посуду со стола, направилась к раковине, и пока мыла кружки, тщательно обдумывала свой образ для вечернего свидания с Артуром.

****

— Ну, что герой, жив?

Георг обернулся на голос главного врача станции скорой помощи.

Арсений Сергеевич присел с ним рядом на кушетку.

Азарян слегка поморщился и коснулся уголка разбитой губы.

— Жив. Что с нападавшим?

— Ничего. Полиция арестовала.

— Что с Леной?

— Уже успокоилась. Она очень благодарна тебе. Ведь если бы не ты, то этот подонок… В общем, неизвестно, как бы всё закончилось.

— Я не сразу понял, что он опасен. Отлучился всего на минуту в ванную комнату, пока она делала ему укол.

— Знаешь, ты не должен себя ни в чём винить. Предсказать действия больного человека невозможно. Он находится на постоянном учёте в психоневрологическом диспансере, и в период ремиссии был отпущен домой. Я получил на него по запросу всю информацию из лечебного учреждения.

— Но у него действительно были все признаки гипертонического криза.

— Конечно, были. Только вызван он был его очередным приступом. Ты знаешь, оказывается, он в детстве подвергался насилию и очень жестоким наказаниям со стороны родителей. Его длительно наблюдают врачи и усиленно лечат, но приступы всё же периодически случаются.

— Почему он напал именно на Лену?

— Сказал, что она похожа на его мать. Он кричал это, когда его задержали. Говорил, что он не хотел причинить вред доктору, а всего лишь пытался разобраться со своей матерью.

— Какой ужас! — Георг прислонился затылком к стене.

— Что, голова кружится?

— Немного.

— У тебя небольшое сотрясение. Я позвонил в поликлинику. Тебя примут без очереди, и давай, сразу же после обследования домой. Хочешь, больничный лист возьми, а хочешь дам две недели в счёт отпуска.

— А работа?

— Есть, кому работать, а тебе подлечиться нужно, да и просто отдохнуть. Сколько времени ты работал без нормальных выходных?

Георг пожал плечами.

— Вот то-то же. Даже и не вспомнишь. Отдыхай, набирайся сил и советую заняться личной жизнью.

Георг смущённо улыбнулся.

— Она у тебя очень красивая, — загадочно произнёс Арсений Сергеевич.

— Кто?

— Твоя девушка.

— А вы её, где видели?

— Так дежурила она сегодня здесь на станции, пока тебя не было. Два часа ходила вперёд и назад у ворот. Тебя ждала, но ваша бригада так и не появилась. Поэтому я сам лично вышел и попросил её поехать домой.

Георг улыбнулся.

— Так что давай к ней, — Арсений Сергеевич похлопал его по плечу. — У тебя с завтрашнего дня отпуск.

— Спасибо.

— Не за что, сынок. Тебе спасибо, за то, что не спасовал и не испугался сегодня, и помог своей коллеге.

— Я должен был сделать это.

— Вот и спасибо тебе именно за это. До свидания, — мужчина встал и медленно направился на выход из комнаты.

— До свидания.

Георг с трудом поднялся на ноги с кушетки и направился в раздевалку. Переодевшись и отдав ключи от своей машины водителю его бригады, попросил добросить его до поликлиники. Сам рисковать и садиться за руль с головокружением не стал, потому что вероятность потери сознания в машине его не прельщала. И так приключений для одного дня было более чем предостаточно.

****

— Как не приедешь? — Лиза подскочила на месте. — Георг, что случилось?

— Лиза, не волнуйся, пожалуйста. Приезжай ко мне. Я тебе всё объясню.

— Хорошо, я вызываю такси, — Лиза убрала телефон в сумку и заглянула в комнату Анжелики. — Лика, я уехала к Георгу.

— Что-то случилось?

— Пока не знаю. Надеюсь, ничего серьёзного, — Лиза поцеловала подругу в щёку и, прихватив ключи от квартиры, выскочила на улицу.

Когда дверь квартиры Георга распахнулась, она ахнула, и едва удержалась на ногах, чтобы не потерять сознание. Разбитая губа и бровь, многочисленные ссадины на руках и теле Георга заставили её потерять остатки самообладания, и слёзы невольно потекли по её щекам.

Георг взял её за руку и, притянув ближе, прижал к своей груди и нежно коснулся губами её волос.

— Я так и знала, что что-то случилось, — прошептала она и коснулась губами его груди. — Что произошло? Это случилось на работе? — она подняла на него глаза, полные слёз.

Он нежно коснулся кончиками пальцев её щёк.

— Не плачь, прошу тебя. Ничего особо страшного не произошло. Пойдём в гостиную, я тебе всё расскажу.

Они расположились в комнате, на диване, и Лиза с широко распахнутыми глазами смотрела на Георга, пока он ей рассказывал о происшествии, случившемся на дежурстве. Нападение психически неуравновешенного человека на фельдшера его бригады и драка с Георгом, когда он попытался спасти несчастную женщину, вызвали у Лизы шок.

Она не знала об этой страшной статистике, но Георг ей рассказал, что в последнее время, случаи нападения на сотрудников неотложной помощи участились.

— Я тебя больше никуда не отпущу, — она обхватила его руками, когда он закончил своё повествование.

Георг нежно погладил её по щеке.

— Закроешь меня дома на ключ?

— Да. Закрою и ключ выброшу в реку.

Георг рассмеялся.

— Фантазёрка! Всю жизнь дома не просидишь. И моя работа ничуть не опаснее, чем любая другая… Лучше расскажи, как у тебя дела?

Лиза поморщилась.

— Не очень. Я не получила работу.

— Ну и ничего страшного, не отчаивайся. Это ведь всего лишь твой первый клиент.

— У меня завтра новое собеседование. Очень надеюсь на него, и не собираюсь раскисать.

— Вот и умница. Уверен, что у тебя всё получится. Пойдём ужин готовить.

— Ну, уж нет. Ты в постель и немедленно. Я сама всё приготовлю. Я сегодня останусь у тебя, — Лиза поднялась на ноги.

— Я очень рад. Лику предупредила?

— Сегодня у Анжелики свидание с твоим братом.

— И ты так спокойно об этом говоришь?

Лиза пожала плечами.

— Ну а что мне остаётся делать? В конце концов, ты прав, пусть сами разбираются в своих чувствах. К тому же, там, где замешана любовь, я бессильна, по себе это знаю.

— Ну-ка, ну-ка, с этого момента поподробнее, пожалуйста, — Георг потянул её за руку, снова усаживая её рядом с собой. — Я не ослышался? Ты сказала, знакома с любовью не понаслышке? Ты говорила о прошлом или о настоящем?

Лиза улыбнулась и погладила его кончиком указательного пальца по разбитой губе.

— В моей прошлой жизни не было места любви.

— Не хочешь ли ты мне сказать, что ты испытываешь ко мне… — Георг аккуратно уложил Лизу на диван и коснулся её губ своими.

— Хочу, сказать именно это… — прошептала она, в перерывах между его поцелуями и крепко прижимая его руками к себе, заулыбалась.

Глава 7

— Ужин готов! — громко крикнула Лиза из кухни.

Она налила грибной суп в глубокую тарелку и поставила на столе. Разложила столовые приборы, нарезала хлеб и так, не дождавшись появления Георга на кухне, сама направилась в его спальню.

Распахнув дверь, она резко остановилась на пороге, и невольно улыбнулась. Георг крепко спал, полусидя на постели, прислонившись затылком к спинке кровати. В руках он сжимал распахнутую книгу по медицине.

Лиза подошла к нему ближе и, вытащив корешок переплёта из его рук, накрыла его одеялом. Осторожно коснувшись губами его лба, погладила рукой по волосам.

Георг пошевелился и, приоткрыв веки, пристально всмотрелся в её лицо.

— Я заснул? — тихо спросил он у неё.

— Да. Как ты себя чувствуешь?

— Уже лучше. Знаешь, не заметил, как провалился в сон.

— Ничего страшного. Тебе сейчас нужно отдыхать. Я звала тебя ужинать. Ты будешь есть?

Георг молча кивнул и попытался подняться, но она остановила его, коснувшись пальцами его плеча.

— Не вставай. Я всё принесу сюда, и поужинаем вместе.

Когда вкусная домашняя трапеза оказалась на его коленях, в виде небольшого подноса с дымившейся на нём глубокой тарелкой наваристого супа, Георг с улыбкой вдохнул аромат, и с удовольствием принялся за еду.

— Ещё никто и никогда не ухаживал за мной так, как ты. Обычно, это моя обязанность, — тихо произнёс он, с аппетитом откусывая кусочек свежего ароматного хлеба.

— Пришло время кому-то поухаживать и за тобой, — Лиза с улыбкой посмотрела, как Георг с аппетитом ест суп, и подумала в этот момент о том, что ей безумно уютно и хорошо с ним рядом.

Впервые она чувствовала, что с ней вместе близкий и родной человек. Они были так мало вместе, и их близость была пока условной, но она готова была сейчас закрыть рты любым скептикам, которые бы ей заявили, что такого развития серьёзных отношений попросту не бывает.

— Послушай, Лизаветик, а ты готовишь не хуже меня. Помнится, кто-то говорил мне, что не умеет готовить, — Георг с улыбкой посмотрел на неё.

— Я готовлю иногда для себя, а вот для тебя тем более захотелось это сделать с большим удовольствием, — Лиза убрала пустые тарелки в сторону и, промокнув губы салфеткой, забралась к нему под одеяло.

Прижавшись к его груди, она погладила его по волосам.

— Знаешь, о чём я сегодня подумала, пока была одна на кухне?

— О чём?

— Если я не получу работу в ближайшее время, может, съездим вместе в Отрадное, в усадьбу к родителям?

— Ты за ними соскучилась?

— Очень соскучилась. К тому же мне хочется поехать туда именно с тобой. Хочется вырваться за пределы четырёх стен, и этих каменных городских джунглей. Там так красиво!

— Это точно. Я отлично помню усадьбу, хоть мы и были с Артуром ещё совсем маленькими во время нашего последнего приезда туда вместе с родителями. Красивейшее из мест, где я был когда-либо.

— Ну вот, может тогда, и поедем, ведь у тебя теперь появилось свободное время. Или ты не сможешь поехать по состоянию здоровья?

— Не волнуйся, смогу. Я же всё-таки врач и мне сторонняя помощь не нужна. Только, наверное, прежде чем ехать, нужно предупредить их.

— Ни за что, — Лиза улыбнулась. — Я хочу сделать им сюрприз.

— Лизунь, я тут подумал… — он коснулся пальцами её щеки. — Может тебе переехать ко мне насовсем? Я так привык, что ты остаёшься у меня в последнее время и находишься всё время рядом. Не хочу, чтобы ты возвращалась к себе домой, — Георг погладил её по руке.

— Не знаю. Тебе не кажется, что это слишком поспешное предложение?

— У тебя есть сомнения, относительно наших отношений?

— Георг, ты же знаешь, я уже один раз приняла поспешное решение в своей жизни, — Лиза взглянула на него и заметила, что произнесённые слова несколько расстроили его. — Не обижайся, пожалуйста. Я не хотела проводить параллель между моей ошибкой в прошлом, и тобой лично. Я уверенна в своих чувствах к тебе. Только давай, вопрос моего переезда в твою квартиру, решим после поездки в Отрадное.

— Хорошо, — Георг улыбнулся.

Лиза обняла его руками и задумчиво на него, посмотрела.

— Что? — обратился он к ней.

— Сейчас заметила, что когда ты грустишь или огорчаешься, то твоё лицо становится похожим на детскую мордашку, какая была у маленького Георга двадцать лет назад.

— А ты ещё помнишь, какой я был маленький? Ты же нас с Артуром не отличала друг от друга.

— Я помню всё, и я всегда вас отличала. Всегда, — она принялась покрывать его лицо нежными поцелуями.

— А как же встреча в аэропорту? Ты ведь меня перепутала с Артуром.

Лиза закрыла его рот своими пальцами.

— Мог бы и не вспоминать это досадное недоразумение, — она с укоризной во взгляде посмотрела на него.

Георг обхватил её руками за талию и аккуратно опрокинул на простынь, слегка нависая над нею.

— Я хочу, чтобы ты видела всегда только меня перед собой, и никогда больше меня ни с кем не перепутала.

Лиза провела ладонью по его волосам.

— Никогда и ни за что я тебя больше ни с кем не перепутаю. Ты у меня один. Настоящий и мой, только мой!

Георг ослепительно улыбнулся и, склонившись, стремительно накрыл её губы своими.

****

Анжелика быстро спускалась по ступеням лестницы. Она приоткрыла входную дверь подъезда и резко остановилась на пороге.

Артур стоял у своей машины, одетый, как всегда, с иголочки. Рубашка яркого василькового оттенка, чёрные классические брюки и до блеска начищенные туфли, делали его образ ослепительным.

Он пригладил рукой непослушные волосы, и стремительно направился к ней навстречу, с интересом рассматривая её лёгкое шифоновое платье бежевого цвета, изящные босоножки на шпильке и маленькую сумочку, которую она крепко прижимала к себе.

— Привет, вот мы и снова вместе, точно и не расставались, — Артур пристально всматривался в её лицо, подмечая для себя, что её взгляд стал более уверенным, а движения спокойные и размеренные. — Ну что, готова? Едем? — он протянул ей руку.

Лика подала ему свои пальчики, и Артур, заключив их в крепкий замок своей ладони, направился к своей машине.

Усадив её на сидение и опустившись с ней рядом, он потянул ремень безопасности, и сам аккуратно застегнул его на ней. Приблизившись к её лицу, нежно подул губами, пытаясь убрать отдельные упавшие пряди её волос, выбившиеся из причёски.

Лика внимательно смотрела в его лицо.

— Ну и куда вас отвезти, моя милая спутница?

— Туда, где красивый вид и много зелени.

— Красивый вид… — Артур задумался, пристально всматриваясь в лобовое стекло. — Ну что ж, мне кажется, я знаю такое место. Там, правда есть только одно, но… Парковка находится немного дальше от этого места. И нам придётся оставить машину и пройти туда пешком.

Лика улыбнулась.

— Это не проблема.

— Ну, тогда вперёд, — Артур завёл двигатель автомобиля и стремительно покинул её двор.

Преодолев многочисленные дорожные пробки, и оставив машину на парковке, они отправились пешком до места их назначенного свидания. Артур сжимал её пальцы в своей ладони и увлекал за собой. Через несколько минут их пути, он резко остановился и, обняв её за плечи, слегка подтолкнул к перилам.

Лика затаив дыхание, рассматривала раскинувшийся перед ней, словно на ладони, огромный город, вид на который открывала смотровая площадка Воробьёвых гор. Огромный мегаполис потряс её воображение. Она, не отрывая взгляда, рассматривала крыши и фасады величественных зданий оригинальной постройки, и бескрайние зелёные насаждения парковой зоны.

Тёплые ладони Артура, снова коснулись её плеч.

— Ты была здесь когда-нибудь?

— Нет. Я ведь впервые в Москве, и ещё ничего не успела посмотреть.

— А все эти объекты знаешь? — он показал рукой вдаль.

— Только теоретически, когда интересовалась архитектурными сооружениями этой части Москвы.

— Пошли дальше. Ты же хотела погулять, так что пойдём в парк.

Анжелика протянула ему руку и, цокая каблучками, пошла с ним рядом. Она поворачивала голову в разные стороны, с жадностью впитывая окружающее её великолепие. Мощёные дорожки, обильная зелёная растительность, фигурные цветущие клумбы по обе стороны от них и мерно плавающие уточки в пруду, кружили по поверхности зеркальной глади. Они моментально привлекли внимание Лики.

— Знала бы, что они здесь будут, захватила бы с собой хлеб.

— Не проблема, — Артур отпустил её руку и сорвался с места, стремительно покидая её.

Лика с улыбкой смотрела на его растворяющийся вдалеке силуэт.

Он появился рядом также быстро, как и удалился. Разломив пальцами ароматную сдобу, протянул половину булочки в ладонь Анжелики.

Она разделила её на крошечные кусочки и с улыбкой принялась бросать их в воду. Утиная семейка моментально столпилась у её ног.

Артур тоже кормил уток, и с улыбкой посматривал на Анжелику.

Лика звонко смеялась, наблюдая, как пернатые попрошайки расталкивали друг друга, и выясняли своё абсолютное превосходство друг перед другом, в желании отвоевать лучший кусочек.

— Они такие милые, — она стряхнула с рук последние крошки и взглянула на Артура.

Он смотрел на неё с улыбкой.

— Ты права. Ну что, пойдём дальше? Или ты намерена провести возле них весь вечер?

— Нет, я хочу посмотреть здесь всё, — она грациозно обвела ручкой окружающее их пространство и нежно рассмеялась.

Артур пристально всматривался в её сияющие радостью глаза и, заметив серебристые искорки, переливающиеся в её зрачках, слегка замер на месте. Она стала совсем другой, нежели была в офисе. Раскрепощённая, жизнерадостная и такая счастливая, что при взгляде на неё такую, у него невольно перехватывало дыхание.

Они вошли в парк, и Лика моментально скинув, босоножки, ступила босыми ногами на прохладную траву. Она словно в танце закружилась на месте и, раскинула руки в стороны, точно пытаясь обнять всю вселенную. Состояние полёта и эйфории, царившие в душе, погружали её в радостное и упоительное парение над землёй, что казалось, она не замечает ничего, и никого вокруг себя.

Пластиковое ведёрко с ванильным пломбиром и двумя крошечными ложечками в руках Артура, лишь на мгновение отвлекло её внимание, от созерцания окружающей её красоты.

Они сидели на скамье у воды и, любуясь закатом, с удовольствием поедали холодное лакомство. Звонко смеясь над его шутками, Лика невольно пачкала свои губы и щёки мороженым. Нежно вытирая руками следы сливочного лакомства с её лица, Артур нежно касался кончиками пальцев её кожи.

Тёплый летний дождь, начавшийся неожиданно, заставил их стремительно вернуться к своей машине. Но заставить поехать их домой, разыгравшаяся стихия, так и не смогла. Бурные потоки усилившегося ливня, скользили прозрачными дорожками по стеклу, заставляя дворники работать без остановки. На улице казалось холодно и сыро, зато внутри машины было тепло и уютно. Нежная романтическая обстановка окутывала Анжелику со всех сторон.

Льющаяся из динамиков автомобиля мелодичная англоязычная композиция, тёплые руки Артура, нежно удерживающие её ладони, и его стремительное исчезновение из машины, когда они остановились в центре города. И сопроводивший чуть позже его триумфальное возвращение, огромный букет белоснежных лилий, опустившихся на её колени из приоткрытого окна.

Лика нежно касалась кончиками пальцев белоснежных лепестков, покрытых каплями дождя, и с улыбкой смотрела на Артура. Она медленно обводила взглядом его мокрую одежду, волосы, спадающие влажными прядями на лоб и его ресницы, покрытые прозрачными капельками дождя. Он был так красив, что при взгляде на него, её сердце невольно выбивало бешеный, хаотичный ритм в груди.

— Ты замёрз? — она внимательно посмотрела на его слегка подрагивающие губы.

Азарян отрицательно покачал головой.

Лика протянула руку и нежно провела ладонью по его щеке.

Артур медленно повернул голову и, приблизившись к ней, коснулся её волос своими пальцами.

Анжелика прикрыла глаза и когда его прохладные губы осторожно коснулись уголка её нижней губы, её закружил внезапный вихрь головокружительного желания, снова почувствовать всю глубину его поцелуя. Обняв его руками за шею, она слегка приоткрыла губы и, наслаждаясь его нежным прикосновением, погрузилась в упоительную ласку и нежность желанного поцелуя.

Когда он оставил её, она вдруг ощутила себя одиноко. Слегка приоткрыв веки, пристально всмотрелась в глубину чёрной бездны его глаз, пытаясь прочитать его тайные внутренние мысли.

— Иди ко мне, — он протянул руки, и когда она придвинулась, Артур прижал её к себе и положил её голову к себе на плечо.

Они молчали, и лишь периодически улыбаясь, крепко переплетали пальцы своих рук.

— Заедем ещё в одно место? — обратился он к ней.

Лика согласно кивнула и села прямо.

Артур завёл двигатель автомобиля и, выехав с парковки, снова вписался в большой поток машин.

Когда они остановились у ворот большого дома, он снова исчез из машины, и отсутствовал довольно долго.

Лика начала немного волноваться. Но когда Артур снова оказался в автомобиле и присев рядом, распахнул перед ней небольшую плетёную корзинку, салон машины моментально заполнился жалобным мяуканьем.

Эмоции переполняли Лику, когда в её ладонях оказался комочек густого плюшевого меха британской голубой кошки. Маленький котёнок впивался крошечными коготками в её ладони, и беспрестанно мяукая, что-то требовал.

— Боже мой, что это за чудо? — она поднесла котёнка к лицу и прижала его к себе. — Это мне? — она повернула голову к Артуру.

Он смотрел на неё с улыбкой.

— Конечно тебе. Мне показалось, что из всех котят, именно его глаза похожи на мои. Тебе так не кажется? Я подумал, что оставшись с ним дома одна, ты будешь вспоминать обо мне.

Лика подняла котёнка на вытянутых руках и внимательно взглянула в его серебристые, под цвет шёрстки глазки, и с улыбкой взглянула на чёрные омуты Артура.

— Сходство очевидно, — она звонко рассмеялась.

Артур улыбнулся.

— Как ты его назовёшь?

Анжелика внимательно посмотрела на котёнка и тихо произнесла.

— Плюшкин.

— Как?

— Плюшкин.

— Почему? — Артур рассмеялся.

— Он похож на эту сдобную и сладкую булочку. Его шубка, такая сахарная, — она снова прижала котёнка к себе. — Спасибо тебе большое! — Лика повернула голову к Артуру, который облокотившись на кресло и положив голову на тыльную сторону ладони правой руки, смотрел на неё с умилением.

— Не за что. Я рад, что котёнок тебе понравился, — он погладил пальцами по её щеке.

— У моей подруги в Краснодаре был кот этой же породы, и я ей безумно завидовала. Но себе такого котёнка позволить не могла.

— Ну, теперь тебе никому не нужно завидовать. Будет свой. Надеюсь, тебя не обременит уход за ним?

— Ну что ты? Я жуткая кошатница. Надеюсь, он сможет признать во мне хозяйку?

— По-моему, он это уже признал, — Артур с улыбкой кивнул на котёнка, который уже замолчал, уютно устроился на коленях Лики и похоже готовился ко сну.

Анжелика провела рукой по нежной шёрстке котёнка, пристально всматриваясь в поблескивающие глазки, которыми он с интересом рассматривал её лицо.

— Плюшкин, малыш… — тихо шептала она ему, поглаживая пальчиками его нежные ушки.

Артур коснулся рукой её лица и она, подняв на него глаза, прилегла к нему на плечо. Он нежно гладил ладонью её распущенные по плечам волосы, разделяя их на пряди в своих пальцах, и задумчиво смотрел в лобовое стекло на идущий стеной сильный ливень.

Убаюканные размеренным стуком капель дождя по крыше машины и размеренным громким мурчанием Плюшкина, они оба погрузились в сон, словно провалились в небытие, преисполненные огромным количеством эмоций и ощущений.

Утром их разбудил громкий крик Плюшкина. Настойчивое мяуканье раздавалось эхом в машине, а острые коготки, впивающиеся в колени Лики, заставили её стремительно покинуть негу своих сладких снов.

Она открыла глаза и зажмурилась от ярких солнечных лучей, пробивающихся сквозь лобовое стекло автомобиля.

— Артур… — она осторожно тронула за плечо молодого человека, пытаясь разбудить его.

Азарян открыл глаза.

— Что случилось? — он посмотрел на Анжелику, потирая пальцами слегка заспанные глаза.

— Он есть хочет и подразумеваю что ещё кое-что… — Лика с улыбкой кивнула на котёнка, который посматривая то на неё, то на Артура, продолжал терзать их барабанные перепонки громким возмущённым мяуканьем.

— Боже, уже утро! — Артур взглянул на часы. — Мы заснули вчера. Давай, бери его и пошли на улицу. Пусть сделает все свои дела, и поедем в зоомагазин. Нужно купить ему всё необходимое, что написала мне хозяйка, — он протянул Анжелике список на бумаге.

Их вынужденное пребывание на улице в столь ранний час, заставило Лику слегка продрогнуть.

Артур набросил на её хрупкие плечики свой пиджак, и крепко прижал её к себе, не упуская при этом ни на минуту из вида, гуляющего по траве котёнка.

— Плюшкин, ты нас, что заморозить хочешь? Может, решишь быстрее, чего ты уже хочешь? — обратился к нему Артур.

Выждав ещё несколько минут блужданий по траве хвостатого привереды, он подхватил котёнка на руки и, увлекая Лику за собой, вернулся к машине.

Закончив все покупки в зоомагазине, открытие которого тоже пришлось ожидать полчаса, они, наконец, оказались в доме на Рокоссовского.

Артур помог Анжелике поднять наверх цветы и кошачий инвентарь, и в течение пары минут с интересом осматривал комнаты в доме Лизы, пока Князева варила кофе на кухне.

— Красивая квартира, — он появился на пороге и присел за столом.

— Да, ты прав. Я очень благодарна Лизе, что она меня приютила, — Лика поставила перед ним чашечку с кофе, придвинула сахарницу и вазочку с печеньем.

— Спасибо, — Артур положил ложечку сахара в свежеприготовленный напиток и, вдохнув его аромат, зажмурился. — А вы давно с ней знакомы?

— Нет, — Анжелика присела с ним рядом. — Мы познакомились с Лизой в аэропорту, когда я приехала в Москву, и знакомство наше произошло при весьма неприятных для меня обстоятельствах.

— Каких? — Артур внимательно посмотрел на неё.

— Меня пытались ограбить, а Лиза задержала грабителя, и, благодаря ей, я осталась при своих документах и деньгах. Не знаю, чтобы я делала, если бы не её смелость.

— Да уж, смелости, а ещё больше дерзости ей не занимать, — Артур сделал глоток кофе. — Очень вкусно! — он кивнул на чашечку с напитком. — Расскажешь о себе?

— А что ты хочешь, знать? — Анжелика вопросительно на него посмотрела.

— Всё. О твоих родителях, о том, как победила в конкурсе и о том, кто был в твоей жизни до меня.

Лика опустила голову и снова помешала свой кофе маленькой ложечкой.

— Боюсь, тебе будет не интересно. В моей жизни нет ничего выдающегося или увлекательного. Моих родителей давно нет на свете. Победа в конкурсе стала для меня полной неожиданностью, несмотря на то, что я усиленно готовилась к нему в течение года. Я работала делопроизводителем в строительной фирме на полставки, и попутно делала свой собственный проект втайне от своих работодателей. Победа в конкурсе, учреждённом вашим холдингом, стала для меня самой большой наградой, о которой я только могла мечтать. Хоть она оказалась и несколько неожиданной, потому что я видела работы других девочек, и считала, что были кандидаты и достойнее меня.

— А молодой человек, или муж? Ты была замужем?

— Нет. Послушай, а почему мы всё время говорим обо мне, лучше расскажи о себе, и о том, откуда ты знаешь Лизу.

Артур откинулся на спинку стула.

— Пытаешься уйти от темы? Ну ладно, не буду допытываться, раз не хочешь говорить. Я работаю в «Альянсе», с момента, как окончил университет. Я конечно не архитектор, я управленец по образованию и пришёл в фирму по желанию своего отца. Он на тот момент ещё работал в холдинге, в качестве генерального директора. Ты знаешь, мне понравилась работа в сфере строительства с первых дней, и поэтому, когда отец отошёл от дел, а брат Лизы занял его место, я перешёл на должность исполнительного директора. Я уже был женат и получил развод три месяца назад.

— Почему вы развелись с женой?

Артур внимательно посмотрел на неё.

— Не сошлись характерами.

— А Лиза?

— Мы знакомы с ней с детства. Наши родители дружили, и мы, будучи детьми, часто играли вместе. Правда, мы её не любили с братом. Она была жуткая вредина и ябеда.

— Вот как? Надо же, как в жизни бывает. А теперь у них с Георгом любовь.

— Действительно странно, откуда, что берётся…

— Она по-прежнему тебе не нравится?

— Нет, дело не в этом. Я буду рад, если у них с Георгом что-нибудь получится. Просто мне кажется, что брату нужна другая девушка.

— В смысле, другая?

— Более спокойная и тихая. А от Лизаветы всегда было много шума, и сейчас ничего не изменилось. Видишь ли, склад характера Георга, несколько отличается от моего.

— Ну, это я уже заметила, — Анжелика улыбнулась.

— А где она, кстати?

— Сегодня осталась у Георга. У него там какое-то происшествие было на работе.

— Что-то серьёзное? — Артур взволнованно посмотрел на неё.

— Я не в курсе. Она уехала, так быстро после его звонка, что ничего не успела мне рассказать.

— Они живут вместе?

— Нет. Я же говорю, Лиза осталась у него только сегодня.

— Ясно. Очень вкусный кофе. Спасибо, Лика! — Артур поднялся на ноги и подошёл к окну. Почесав за ухом, лежавшего на маленькой подушечке Плюшкина, он направился к двери. — Я пойду. Мне домой нужно.

— Конечно, — Лика поднялась на ноги и направилась за ним в прихожую.

На пороге он остановился и внимательно посмотрел на неё.

— Спасибо тебе, за прекрасный вечер и такое доброе и вкусное утро.

— Это тебе спасибо за чудесные подарки и прогулку по парку. Мне всё очень понравилось. До встречи в понедельник, на работе.

— До встречи, — он коснулся своими губами её руки и вышел за двери.

Покинув лифт, и медленно спустившись по ступеням, Артур нос к носу столкнулся с Лизой.

Она резко остановилась на месте, и с удивлением во взгляде смотрела на него, не моргая.

— Что ты здесь делаешь? Да ещё в такое раннее время… — громко обратилась она к нему.

— Провожал Лику.

— Я спрашиваю, что ты делал в моей квартире?

Артур подошёл к ней ближе.

— Ты что глухая? Я, кажется, ответил на твой первый вопрос, — он пристально смотрел в её полные ненависти глаза.

— Ты идёшь ранним утром из моей квартиры, и думаешь, я поверю, что ты просто провожал Лику домой?

— Слушай, можешь думать всё, что тебе заблагорассудится. Я не собираюсь перед тобой отчитываться, — он хотел обойти её, но Лиза перегородила ему дорогу, упершись левой рукой в перила.

— Если я только узнаю, что ты причинил боль Анжелике, то я…

Артур резко толкнул её и прижал к перилам своим телом.

— То, что? — он приблизился к её лицу. — Что ты мне сделаешь? — он пронзал её своим чёрным взглядом и, приблизившись вплотную, скрутил её руки, которыми она упиралась в его грудь.

— Убери руки, — прошипела Лиза, пытаясь выдернуть свои пальцы из его ладоней.

— Убрать? — он склонился ещё ниже, так близко, что почти касался её губ своими.

— Пусти! Да, пусти же ты меня! — она с силой оттолкнула его от себя и наконец, освободившись, взбежала на лестничный пролёт, который находился чуть выше.

— Чтобы я тебя больше здесь не видела. Охрана на твой счёт будет предупреждена. Так что учти это!

— Учту, дорогая! Я теперь всё учитываю, особенно с сегодняшнего дня.

— Ты что угрожаешь мне?

— Нет. Просто предупреждаю, чтобы ты не совала свой нос в мои отношения с Анжеликой. Мы как-нибудь и без тебя разберёмся. Ты же знаешь, любовь, это личное дело мужчины и женщины, а третий здесь лишний. Пока! — он быстро сбежал по ступенькам вниз, и громко хлопнул входной дверью подъезда.

Лиза зашла в кабину лифта и через минуту, оказалась у своей квартиры. Перепалка с Артуром испортила ей утреннее, радужное настроение. Она открыла ключом входную дверь, и прошла в прихожую.

В квартире царила абсолютная тишина, и лишь в комнате Анжелики наблюдалось заметное оживление.

— Ну, какой же ты красивый! Чудо какое-то! — раздавался за дверью тихий голос Лики.

Елизавета осторожно приоткрыла дверь в комнату подруги, и невольно улыбнулась.

Анжелика сидела на полу, поджав под себя ноги, и с умилением смотрела на маленького котёнка, с нежным серебристым оттенком шёрстки, которого она держала на вытянутых руках над своей головой.

— Доброе утро! Это что за чудо? — громко воскликнула Лиза и прошла в центр комнаты.

Анжелика обернулась на неё и ослепительно улыбнулась.

— Доброе утро! Это мой, Плюшкин.

— Плюшкин? Как мило! — Лиза опустилась на колени и взяла котёнка из рук подруги. — Ну, какой же ты милый, просто сладкий пончик, — она поднесла хвостатую животинку к своему лицу.

Котёнок смотрел на неё внимательно, с интересом рассматривая её своими блестящими глазками и вытянув шею, принюхивался к ней, периодически громко мяукая.

— Откуда он? — обратилась Лиза к подруге.

— Артур подарил вчера, и это тоже, — Анжелика показала рукой в сторону большого букета цветов в вазе на подоконнике.

— А что он делал в нашей квартире?

— Просто помог мне поднять цветы и инвентарь для котёнка. Я напоила его кофе и после этого, он сразу ушёл.

Анжелика, немного подумав, резко подняла глаза на подругу.

— А ты что подумала? — девушка пристально смотрела в глаза Лизе.

Морозова отвела взгляд в сторону.

— Ты что? Ты действительно могла подумать, что я привела его в твою квартиру на ночь? — Лика коснулась рукой плеча Лизы. — Неужели ты могла так плохо обо мне подумать? — Анжелика закрыла лицо руками и, поднявшись на ноги, присела на кровати и тихо расплакалась.

Лиза тяжело вздохнула, и, встав с пола, подошла к Князевой ближе, опускаясь с ней рядом на постель. Она обняла подругу руками за плечи.

— Лика, солнышко, прости меня! Я полная дура. Прости, я злилась не на тебя, а на него. Я думала, что это была его инициатива прийти в нашу квартиру вместе с тобой.

Анжелика подняла на неё полные слёз глаза.

— Лиза, я тебе повторяю, он поднялся в нашу квартиру всего на несколько минут. Просто помог мне с цветами и котёнком, выпил чашку кофе и сразу же ушёл. Ты знаешь, он весь вечер вёл себя очень достойно, а ты могла такое подумать… — Лика вытерла глаза носовым платком. — Он совсем не такой, как ты о нём думаешь. Он был вчера вечером совсем другим, нежели в офисе. Романтичным и очень искренним. Мы гуляли пешком в парке, ели мороженое, кормили уток на пруду, попали под дождь. Никогда ещё в моей жизни не было ничего подобного, — она легла на спину и прикрыла глаза. — Он необыкновенный.

Лиза опустилась с ней рядом и уткнулась лицом в её плечо.

— Я рада за тебя, если всё действительно так хорошо складывается в твоей жизни. Если он тебе так нравиться, обещаю, что я больше не буду вмешиваться в ваши отношения. Ты должна сама всё решать. Он нравится тебе?

— Очень нравится. И я очень хочу, встретиться с ним снова за пределами офиса. Я понимаю, что кажусь тебе наивной, но со мной такое впервые, впервые понимаешь?

— Конечно, понимаю. Ты достойна настоящей любви. Ты не обижаешься больше на меня?

Лика улыбнулась.

— Нет, не обижаюсь, ты ведь моя подруга.

— А ты моя подруга. И ты же понимаешь, что моя излишняя опека спонтанно возникает только по этой причине. Я переживаю за тебя. Прости меня, — Лиза обняла подругу и улыбнулась, наблюдая, как Плюшкин катается по полу, подбрасывая в воздух и разрывая коготками игрушечную мышь белого цвета. — Вот у кого забот никаких, — она показала глазами на котёнка.

Анжелика снова присела на кровати.

— Это точно. Ты не будешь против, если я оставлю его в твоей квартире? — спросила Лика, обращаясь к Лизе и поднимая котёнка с пола.

— Конечно, не буду против. Я думаю, нам с ним будет веселее. Ну что, Плюшкин, пошли молоко пить на кухню, — Лиза забрала котёнка из рук подруги и аккуратно коснулась пальчиком его длинных усов, за что, сразу же удостоилась объятия пушистыми лапками с острыми коготками, впивающихся в кисти её рук.

— Что случилось с Георгом? Ты так и не рассказала, — спросила у неё Анжелика.

— Вступился за своего фельдшера на вызове и подрался с так называемым пациентом, который напал на бедную женщину. У Георга небольшое сотрясение головного мозга и множественные ссадины на теле и лице. Ему дали две недели отпуска для лечения и отдыха. Я хочу побыть эти дни в его квартире. Помогу ему готовить и убирать.

— А почему ты вернулась?

— У меня собеседование. Я же тебе говорила вчера. Опять придётся ехать в Подмосковье.

— Ясно. Назад вернёшься?

— Нет. Сразу поеду к Георгу на квартиру. Вы тут с Плюшкиным управитесь, пока меня не будет?

— Конечно, управимся. Я займусь, сегодня генеральной уборкой, куплю продукты и приготовлю покушать. Так что поезжай спокойно. Всё будет в порядке.

— Спасибо, моя хозяюшка! Пойдём, выпьем чаю, да я буду собираться, — Лиза обняла подругу за плечи и, прижав к себе Плюшкина, направилась на кухню.

****

Спустя два часа, она сидела в гостиной комнате большого двухэтажного особняка, в коттеджном посёлке, в двадцати километрах от столицы. Лиза увлечённо и со знанием дела рассказывала хозяйке дома о своих проектах.

Молодая, красивая и слегка смущённая блондинка в красивом платье лимонного оттенка, внимательно слушала её и изумлённо хлопала длинными ресницами, периодически задавая наводящие вопросы.

— Вы знаете, меня в принципе всё устраивает, — тихо проговорила она вслух, обращаясь к Лизе. — А у вас есть рекомендации?

— Рекомендации? — переспросила Лиза.

— Да. Видите ли, мой муж, очень влиятельный и респектабельный человек, и он мне сказал, что прежде чем нанять дизайнера, я обязательно должна увидеть ваши рекомендации от прежних работодателей.

— Видите ли, рекомендаций у меня нет на руках, но руководитель, у которого я работала над своими проектами, очень известный бизнесмен в Санкт-Петербурге, и его контакты указаны на моём официальном сайте. Так что если ваш муж захочет, он может позвонить Ростиславу Андреевичу, и всё у него выяснить. А сейчас, может быть, вы покажете мне комнату вашего ребёнка? И я смогу вам рассказать и показать, как всё будет там устроено, после окончания, проведения работ.

— Видите ли, — хозяйка дома сделала небольшой глоток кофе, и отставила маленькую кружечку на столик. — Вам нужно дождаться моего мужа, он подъедет с минуты на минуту. И если он утвердит вашу кандидатуру, мы с вами сегодня же начнём работу в комнате моего малыша.

— А разве вы сами ничего не решаете?

Женщина смущённо пожала плечами.

— Видите ли, я сижу, дома с детьми, и не работаю. А деньги зарабатывает только мой муж, и поэтому только он решает окончательно, кого мы нанимаем на работу в нашем доме. Я лишь отбираю предварительно всех кандидатов.

— Понятно, — Лиза начала поспешно собирать эскизы своих работ в папку со стола.

— Вы что уходите? Но я же вам не отказала…

— Зато, я наверняка знаю, что откажет ваш муж. Я надеялась, что мой проект действительно заинтересует вас, как маму малыша.

— Но ваш проект мне действительно понравился. Я поэтому вам и позвонила. Пожалуйста, не уходите. Я уверена, что ваш проект понравится и моему мужу, и он предоставит вам эту работу.

— Думаете? — Лиза отложила документы в сторону, и снова присела на диване.

— Я буду за вас очень просить. Вы мне очень понравились и ваши работы тоже.

Лиза улыбнулась.

Женщина была искренней и открытой для диалога, но очень скованной и зажатой, словно находилась не у себя дома, а в гостях. И первоначальные предположения Лизы подтвердились уже буквально через десять минут, когда муж этой женщины появился на пороге, и моментально отослал свою супругу в другую комнату.

Хозяин дома с первого взгляда не понравился Лизе. Его вальяжная поза в кресле нога на ногу, надменный взгляд, когда рассматривал без особого интереса эскизы её детских спален. И его краткое «мы вам перезвоним», стало окончательным вердиктом, под которым было завуалировано «вы нам не подходите».

Лиза покинула дом этого сноба и, вызвав такси, прямиком направилась на квартиру Георга. Снова неудача и снова разочарование, но она решила оставить всё это за порогом, когда остановилась перед квартирой любимого человека. Напрягать его своими проблемами, она не собиралась. Не в её характере было жаловаться и плакать напоказ.

И когда он с улыбкой появился перед нею и крепко прижал к себе, она поняла, что проблем больше в её жизни не существует. Её больше не волновало отсутствие работы, карьеры или успеха.

Георг стоял рядом, нежно гладил её по волосам, обнимал руками за талию и касался её губ своими, а всё остальное было сейчас так далеко и неважно. И обо всех этих кажущихся неразрешимых проблемах она подумает на следующей неделе, потому что пока ехала в такси, чётко решила, что в понедельник с самого утра, она направиться прямиком в «Альянс», в приёмную своего брата.

Глава 8

Лиза слегка приоткрыла глаза, почувствовав на себе проникновенный взгляд Георга.

— Ты что делаешь в моей спальне? — прошептала она и улыбнулась.

Георг провёл ладонью по её щеке, и уткнулся лицом в её волосы.

— Я соскучился, — он медленно покрывал поцелуями её лицо. — И очень бы хотел, чтобы границы наших спален были стёрты.

— Это ещё что за провокационные разговоры? — Лиза хитро прищурила глаза. — Пользуешься моим добровольным соседством, и пытаешься соблазнить меня? — она нежно провела рукой по его волосам.

— Пытаюсь… — Георг накрыл её губы своими.

— Я всегда знала, что ты усыпил мою бдительность романтикой, а сам… — она снова замолчала, потому что его губы уже настойчиво ласкали кожу на её шее.

— Я коварный. Очень коварный. Лизочек?

— Ммм… — она прикрыла веки, наслаждаясь его лёгкими прикосновениями.

— Может мы…

— Ни за что!

— А может, ты всё-таки подумаешь… — его губы снова заскользили, лаская кожу её рук и пальцев.

Лиза открыла глаза и посмотрела на него с улыбкой.

— Не искушай меня, пожалуйста.

— Ну почему?

— Потому что я так хочу, — Лиза обхватила ладонями его лицо, когда он, слегка приподнявшись, навис над нею.

— Жестокая женщина… — Георг тихо рассмеялся и рухнул рядом с нею на постель, обречённо уткнувшись лицом в подушку.

Лиза повернулась на бок и стремительно забралась на него сверху, вытянувшись во весь рост. Уткнувшись лицом в его обнажённую спину, она нежно коснулась её губами, покрывая поцелуями, и оставляя влажные дорожки, лаская каждый миллиметр его кожи.

— Я не жестокая, а любящая женщина, — она провела кончиками пальцев, осторожно поглаживая ссадины на его спине, и заметив его хитрую улыбку, нежно коснулась губами его затылка.

— Чего замолчала? — спросил Георг, заметив, что она притихла.

— Думаю.

— О чём?

— О нас.

— О нас?

— Да. Как всё в жизни иногда случайно. Если бы ты не приехал ко мне на вызов в аэропорт, интересно, как бы сейчас всё сложилось в нашей жизни.

— Думаю, примерно также. Мой отец всегда говорит, что от судьбы не уйдёшь. Знаешь, а вот я всё это время, пока мы вместе, думаю совсем о другом.

— О чём?

— Если бы… Ну просто представить на мгновение, что ты бы первым встретила не меня, а Артура. То смогла бы…

— Не смогла бы, — ответила Лиза, не задумываясь.

Георг повернул голову и слегка пошевелившись, сбросил её на простынь, и подмял под себя её тело, пристально всматриваясь в её глаза.

— Ты хочешь сказать… — он провёл рукой по её волосам.

— Именно это я и хочу сказать, что даже если бы я встретила твоего брата первым, я никогда бы не смогла полюбить Артура. Никогда, слышишь…

— Но почему, ты так в этом уверенна?

Лиза улыбнулась.

— Потому что вы с ним абсолютно разные. Ты особенный и самый лучший мужчина. Ты мой, я почувствовала это сразу же. Мой мужчина, от макушки до пят. Я не знаю, как это объяснить тебе, но я просто это чувствую. Ты родной, уютный и такой близкий. Твой взгляд, твои прикосновения, даже запах твоей кожи. Мне иногда кажется, словно мы уже жили когда-то вместе и, расставшись по какой-то случайной причине, снова встретились спустя много лет.

Георг погладил её по щеке.

— Ты знаешь, я тоже об этом думаю в последнее время. Мы ведь знакомы с тобой, целую вечность. В детстве ненавидели друг друга, а когда я встретил тебя в аэропорту уже не девчонку, а взрослую и красивую женщину, испытал всё в точности так, как ты только что говорила обо мне. И именно поэтому…

— Приехал за мной после смены в травматологическое отделение поликлиники?

— Да. Потому что вдруг испугался, что кто-нибудь другой попроворнее сможет успеть завоевать твоё сердце, а я так и останусь за бортом твоей жизни. Хотя на тот момент я и не был уверен, что твоё сердце свободно. Я ведь только знал, что ты развелась с Полонским.

Лиза улыбнулась и погладила его по щеке.

— Никто и никогда больше не завоюет моё сердце, и не займёт твоё место в нём. Никто и никогда, потому что… — она немного помедлила.

— Потому что… — Георг коснулся её губ своими губами.

— Потому что я люблю тебя, — Лиза обняла его руками и уткнулась лицом в его шею.

— Я тоже тебя люблю. Люблю, как никого и никогда не любил, — прошептал он ей на ухо, и снова накрыл её губы своими.

Георг прилёг с ней рядом, нежно целуя её в обнажённое плечо.

— Во сколько будем выезжать к родителям?

Она повернула голову и удивлённо посмотрела на него.

— А ты решил ехать на машине?

— Да, здесь всего триста пятьдесят километров.

— А как же твоё самочувствие?

— Я хорошо себя чувствую. К тому же насколько я помню, мы оба имеем права на управление машиной.

— Ты хочешь сказать… — Лиза приподнялась на локте, — что позволишь мне сесть за руль твоей машины?

Георг рассмеялся.

— А почему нет? Конечно, позволю и даже… — он не договорил, потому что его оглушил громкий визг нечаянной радости, заставивший его моментально закрыть свои уши пальцами. — Ты хочешь, чтобы у меня помимо сотрясения ещё и развилась абсолютная глухота? — Георг улыбнулся и зажмурился, почувствовав её нежные губы на своём лице. — Да, ты меня задушишь, — смеясь, он пытался разомкнуть её руки на своей шее. — Лучше скажи, во сколько будем выезжать?

Лиза повернулась и подняла с тумбочки наручные часы.

— Через три часа. Мне нужно вернуться домой и собрать свои вещи. И ещё, я должна заехать в «Альянс».

— Зачем?

— Знаешь, я решила всё-таки принять предложение Сергея о работе.

— Ты серьёзно?

— Да, я вчера много думала об этом.

— И решила остановить свой выбор на «Альянсе»?

— Да, только не спрашивай, почему я решила отказаться от индивидуальной работы, — она положила голову ему на грудь. — Мне очень неприятно признаваться в своей слабости перед тобой. И в том, что спасовала и вероятнее всего переоценила свои силы, — она уткнулась лицом в его шею.

— Я не собираюсь ничего спрашивать. Более того, считаю, что в изменении собственного решения нет ничего страшного. Ты сейчас в поисках своего жизненного пути, и менять принятые решения — это нормально, потому что ты ищешь подходящие только тебе варианты. Я верю в тебя и в твои способности, твой удивительный талант, потому что видел твои работы и знаю, не понаслышке, что ты отличный дизайнер. Я конечно не великий профессионал в твоей области. И возможно не разбираюсь в тонкостях твоей деятельности, но то, что я видел, меня впечатлило. Я даже задумался, могла ли всё это создать моя любимая женщина, — он коснулся её губ своими.

— А где ты видел мои работы?

— Захожу теперь каждый день на твой официальный сайт. Мне ведь интересно, чем ты занимаешься по жизни.

— Ты серьёзно?

— Конечно. Тебе ведь тоже интересны аспекты моей профессии, раз ты регулярно посещаешь мой врачебный блог первой неотложной помощи, который я веду в сети. И твои вопросы, и комментарии, которые ты регулярно оставляешь, мне очень нравятся.

Лиза смотрела на него, не моргая.

— Но… как ты догадался, что это была я?

Георг улыбнулся.

— В твоих комментариях была ты сама. Твой голос, твоё лицо, твоя манера задавать вопросы, а твой ник… — Георг улыбнулся, — «Морозный скептик» заставил меня улыбаться сидя за экраном монитора, как сейчас.

Лиза закрыла ладошками лицо.

— Ты рассекретил меня…

Он крепко обхватил её руками за плечи, и прижал к себе.

— Я очень рад, что тебе интересна моя профессия.

Лиза посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц.

— Мне интересно всё, что связано с тобой и интересен ты весь, полностью от и до, вся твоя жизнь и весь ты.

— Правда? — он медленно провёл рукой по её телу. — Тогда может быть, подумаешь над моим предложением, узнать меня ещё лучше.

Лиза улыбнулась.

— Непременно, только в другой раз. Мне уже собираться нужно, дел много.

Георг вздохнул.

— Значит, всё-таки нет?

— Нет, но я… — она приблизилась к нему, нежно прихватывая губами мочку его уха, и зашептала, — обещаю над этим подумать в самое ближайшее время. Обещаю…

Георг улыбнулся и прижал её к себе.

— Это, правда?

— Истинная правда… — она коснулась губами кончика его носа, и соскочила с постели, направляясь в душ.

Георг улыбнулся и, перевернувшись на бок, уткнулся лицом в её подушку, хранившую фруктовый запах её волос.

Его жизнь с момента, как он встретил её спустя много лет, изменилась до неузнаваемости. Работа была по-прежнему важна, но уже не занимала всю его жизнь без остатка. Он думал о ней постоянно, и жил с каким-то ликованием в душе, напоминающем предвкушение ожидания наступающей весны. Трепет и тепло в сердце, и неизменные ощущения, что скоро всё изменится раз и навсегда. Хотя зачем ждать ещё перемен, если в его жизни уже и так, всё изменилось. Она рядом, и он впервые уверен, что она никуда не исчезнет, и не уйдёт, и главное, не предаст. Почему он был так уверен? Не знал сам, просто чувствовал, просто понимал, что она его настоящее, истинное и неизменное предназначение в этой жизни.

Георг поднялся с кровати и направился на кухню готовить завтрак.

****

Спустя два часа, Лиза расположилась на большом кожаном диване в приёмной Сергея, и с интересом осматривала представшее перед ней просторное помещение. С момента, как она здесь была в последний раз, всё кардинально изменилось.

Холодный и строгий цвет стен уступил место тёплым оттенкам, новая мебель, картины на стене, комнатные цветы на подоконнике и появившийся только сейчас большой морской аквариум центре комнаты. Секретарь за стойкой ресепшена тоже была новой. Эффектная шатенка лет тридцати в строгом брючном костюме с интересом смотрела в экран компьютера, и размеренно постукивала наманикюренными пальчиками по клавиатуре.

Вера Васильевна, которая бессменно работала здесь ещё со времён руководства Феликса и её отца, давно ушла на заслуженный отдых, поэтому Лизе и пришлось сейчас сидеть в приёмной, потому что афишировать своё родство с Сергеем перед этой новой, слегка надменной дамой, ей не хотелось.

Лиза посматривала на часы, брат немного задерживался. Как только она подумала о нём, дверь широко распахнулась, и пространство приёмной заполнил его красивый голос, который был так похож на отца.

— Доброе утро, Альбина! — обратился он к секретарю. — Какие новости?

— Доброе утро, Сергей Александрович, вот… — девушка показала рукой в сторону Лизы.

Сергей перевёл взгляд на сестру, сиротливо сидевшую на диване.

— Господи, Лизонька, что-то случилось? — он быстро подошёл к ней и присел рядом. — Здравствуй, дорогая!

Лиза внимательно смотрела на своего брата.

Элегантный мужчина в красивом сером костюме с идеально завязанным галстуком и классической аккуратно уложенной стрижкой. Он смотрел на неё несколько взволнованно.

— Здравствуй, братик! — Лиза поцеловала его в щёку.

— Ну… — он погладил её по щеке. — Ты почему без звонка, да ещё сидишь в приёмной, — он недовольно взглянул на секретаря и та, почуяв неладное, спряталась за высокой стойкой ресепшена. — Что-то случилось?

— Нет, не волнуйся. Мне просто нужно поговорить с тобой.

Сергей улыбнулся и облегчённо выдохнул.

— Ну, тогда пошли в кабинет, — он подал ей руку. — Альбина, это моя сестра и очень странно, что вы этого не поняли сразу. Так как у неё точно такая же фамилия, как и у меня. Впредь, попрошу вас не держать её в приёмной, а сразу провожать её в мой кабинет. Вам понятно?

Секретарь показала нос из своего укрытия и молча кивнула.

— Сделайте нам два кофе, пожалуйста. Да, и ещё, один со сливками и сахаром, — он улыбнулся, взглянув на сестру.

— Хорошо, Сергей Александрович, — ответила секретарша и послушно поднялась на ноги, направляясь к кофеварке.

— Пойдём, дорогая, — Сергей обнял Лизу за плечи и направился в свой кабинет. — Садись! — обратился он к ней снова.

— Ты здесь почти ничего не изменил, после того, как ушёл Феликс, — тихо произнесла Лиза, осматривая его кабинет.

— Почти ничего. Так, небольшой косметический ремонт. Кстати, ты знаешь, планировка здесь вообще не менялась ни разу, с момента, как в этом кабинете работал наш отец.

— Правда?

— Да. Ну, я слушаю тебя, дорогая.

— Серёж, знаешь… — Лиза проводила взглядом секретаря.

Девушка поставила на стол две небольшие чашечки с ароматным напитком и сразу же покинула кабинет, плотно закрывая за собой дверь.

— Ну, смелее, — Сергей сделал глоток кофе.

— Помнишь, ты говорил, что если мне понадобиться твоя помощь, то я могу к тебе обратиться.

— Конечно, помню.

— Так вот, я бы хотела попросить, чтобы ты взял меня к себе на работу.

— У тебя возникли трудности?

— Да, всё оказалось несколько сложнее, чем я думала изначально. Отсутствие предложений о работе и огромное количество времени, которое я попыталась потратить на оформление индивидуальной деятельности, выбили меня из колеи.

— Я говорил тебе, что одной заниматься творческим процессом и организационными вопросами будет сложно.

— И ты оказался прав. И не только ты один.

— А кто ещё?

— Я говорила с Полонским, и он мне сказал, то же самое.

— Просто мы с ним давно в этом бизнесе. И в своё время набили немало шишек. Особенно он, потому что в отличие от меня, влившегося в налаженное дело, основу которого заложили наш отец и Феликс, Полонский начинал своё дело с ноля, и поверь, он действительно плохого не посоветует.

— Ну, так что, ты возьмёшь меня к себе на работу?

— Конечно, возьму. Во-первых, мне нужны дизайнеры, во-вторых, мне нравятся твои работы, да и вообще, дел сейчас в холдинге непочатый край. Я определю тебя в штат и в рабочую группу Анны Сорокиной. Она работает в холдинге много лет, и я думаю, работа с ней будет очень полезна для тебя. Ты приобретёшь необходимый тебе опыт, к тому же, ты сразу получишь свой пока небольшой, но самостоятельный проект. Группа Анны сейчас работает в огромном трёхэтажном особняке над отделкой комнат, и я думаю, твои проекты детских спален, будут, как нельзя кстати.

Лиза улыбнулась.

— Ты видел мои проекты?

— Конечно, видел и не только эти проекты, но и те, что ты создавала, когда работала с Полонским. Ты очень талантлива и вся в отца. Его проекты зданий и сооружений всегда были уникальными и особенными.

— Спасибо тебе!

— Не за что! Разве за правду и объективное мнение необходимо благодарить? У тебя документы с собой?

— Да.

— Отлично. Сейчас я вызову руководителя службы персонала и тебя сразу же оформят на работу.

— Серёж, я только хотела тебя попросить. Можно мне начать работу через неделю?

— У тебя какие-то сложности?

— Нет. Просто хочу поехать к родителям на этой неделе. Я им обещала, и к тому же, очень соскучилась по ним.

Сергей улыбнулся.

— Конечно. Когда уезжаешь?

— Через два часа. Мы едем вместе с Георгом на машине.

— Вот как? Отличное решение. У вас всё хорошо?

Лиза улыбнулась.

— Очень хорошо. Так хорошо, что иногда страшно и хочется поплевать по сторонам и сказать вслух, предостережение от сглаза.

— Да, ладно тебе. Ты никогда не была суеверной, и никогда и ничего не боялась.

— Знаешь, Серёжа, все меняется, когда встречаешь своего человека, и безумно боишься его потерять, и тут поневоле станешь суеверной.

— Перестань. Георг, отличный парень, и я уверен, что у вас всё будет хорошо. Именно такой, как он и нужен тебе. Вы хорошо подходите и дополняете друг друга. Ты импульсивная и взрывная, а он спокойный и уравновешенный, эдакий тандем огня и воды, прекрасное сочетание. К тому же, его серьёзное и верное служение своему долгу, вызывает у меня к нему дополнительное уважение. И знаешь, моё мнение, что ваше благополучие зависит в первую очередь от тебя.

— Ты прав. Я дорожу нашими отношениями. Георг покорил моё сердце не только своей сногсшибательной красотой, но и своей профессией. Я видела, как он работает, и могу тебе сказать, это нечто удивительное.

Сергей улыбнулся.

— Просто ты любишь его, и тебе нравится всё, что он делает.

— Знаешь, раньше я всегда думала, что это чувство никогда не коснётся моей жизни. И я была уверенна, что это только расхожее книжное понятие, которое придумали люди. А сейчас, когда я смотрю с ним в одну сторону и дышу с ним в унисон, даже представить страшно, что могла его не встретить тогда в аэропорту.

Сергей рассмеялся.

— Ты встретила бы его в доме Феликса, хотя возможно, что ты бы встретила первым Артура, и тогда всё могло быть иначе.

— Не могло быть. Даже если бы я встретила первым Артура, я никогда бы не полюбила его. Они слишком разные с Георгом.

— Ну, тут спорить не буду, ты права, — Сергей нажал на кнопку телефона. — Маргарита Семёновна, прошу вас, зайти ко мне в кабинет.

Спустя пару минут, на пороге его кабинета появилась женщина лет сорока, в платье чёрного цвета до колена, и с уложенными в строгую причёску белокурыми волосами. Она сжимала в руках кожаный переплёт ежедневника.

— Маргарита Семёновна, прошу вас оформить на работу Елизавету Александровну… — он взглянул на календарь, — двенадцатого августа, в группу дизайнеров Анны Сорокиной.

— Хорошо. Пойдёмте со мной, — обратилась женщина к Лизе.

Елизавета поднялась на ноги и согласно кивнув, подошла к брату.

— Спасибо тебе большое. Ты меня снова выручаешь.

— Не за что. Зачем же ещё нужен старший брат? — он обнял её за плечи. — Передавай привет маме и отцу, и скажи, что мы с нетерпением ждём их в гости.

— Обязательно передам, — она поцеловала его в щёку. — Пока!

— Пока, дорогая!

Лиза взяла с кресла свою сумочку, и направилась вслед за женщиной. Оформление было недолгим. Ей показали её рабочий кабинет и представили группу коллег, с которыми ей предстоит работать.

Девчонки приняли её радушно и очень дружелюбно. Обменявшись с ними несколькими фразами, и решив больше не нарушать рабочего процесса, Лиза покинула кабинет, и направилась домой.

Она подошла к лифту и неоднократно нажала на кнопку вызова, но двери перед ней так и не распахнулись. Елизавета приблизилась к кабине и прислушалась, пытаясь уловить шум движения подъёмного механизма.

— Что, не едет? — раздался за её спиной знакомый голос, заставивший её невольно вздрогнуть.

Лиза обернулась и обожгла своего неожиданного собеседника недовольным взглядом.

— Чёрт, как ты меня напугал!

Артур улыбнулся.

— Вообще-то я всегда думал, что меня зовут несколько иначе.

Лиза смерила его недовольным взглядом.

— Даже не поздороваешься со мной? — не унимался Артур.

— Привет, — буркнула Лиза.

— Привет. Какими судьбами у нас в офисе?

— Была у Сергея.

— Соскучилась?

— А ты считаешь, что это невозможно?

— Ну почему же. Просто для такого повода есть дом.

— Слушай, Артур, ты извини, но мне некогда с тобой разговаривать. Может, раз уж подошёл, поможешь мне с лифтом.

— С удовольствием, — он нажал на кнопку вызова, слегка удерживая её пальцами.

Лифт моментально начал своё движение.

— Елизавета Александровна, — раздался за их спиной женский голос. — Хорошо, что вы ещё не уехали. Вы забыли в моём кабинете свой паспорт.

— Спасибо вам большое, Маргарита Семёновна! Вы не представляете, как вы меня выручили. Я уезжаю через два часа, и паспорт мне будет просто необходим. Спасибо!

— Не за что. До встречи через неделю в понедельник.

— До встречи.

Когда женщина удалилась, Артур подошёл к ней ближе.

— Ты будешь у нас работать?

— Да.

— Значит, индивидуальная деятельность не сложилась?

— Не сложилась.

Двери лифта открылись, и Лиза поспешно зашла внутрь.

Артур прошёл за ней следом.

— Ты тоже едешь вниз? — обратилась она к нему.

— Да, мне нужно на объект, — Артур нажал на кнопку первого этажа и внимательно посмотрел на неё.

Лиза подняла глаза и почувствовала себя несколько неловко под его пристальным взглядом.

— Что ты на меня так смотришь?

— Я тебя смущаю? — он подошёл к ней ближе.

— Просто я не люблю, когда на меня так нагло глазеют.

— Вот как? — Артур подошёл к ней вплотную, и Лиза почувствовала его тёплое дыхание на своей щеке. — Скажи, тебе действительно нравится мой брат?

Лиза резко повернула голову, и столкнулась с его обжигающим взглядом.

— А твоё, какое дело? — прошипела она.

Артур поднял руку и коснулся пальцами её волос.

— Просто, твой темперамент и его спокойствие могут быть абсолютно не совместимы.

Лиза отдёрнула его руку.

— А что, по-твоему, совместимо?

Артур хищно улыбнулся.

— Ну, например, твой темперамент, дерзость и моё умение оценить такую женщину, как ты по достоинству, — он стремительно обхватил её лицо руками и притянул к себе, пытаясь её поцеловать.

Но уже в следующую секунду зашипел от боли, когда её острые ноготки вонзились до крови в его руки, и последовавший за этим удар сумочкой по голове, остудил его пыл окончательно.

Артур тяжело дышал, и осторожно обдувая губами расцарапанные руки, смотрел на неё недоумённо.

— Ты чокнутая? Больно же! — он потирал правой рукой голову, поправляя растрепавшиеся от сильного удара волосы.

Лиза с сожалением посмотрела на сломанный ноготь на указательном пальце правой руки, и смерила его гневным взглядом.

— Я тоже умею по достоинству ценить таких мужчин, как ты. И в следующий раз, если протянешь руки, получишь удар в то место, которым ты собрался оценить меня по достоинству.

— Ты о чём?

— О том месте, которым ты думаешь, когда смотришь на красивых женщин. Я тебя предупредила, в следующий раз лишишься уже всякой возможности не только думать этим местом, а и оценивать, кого бы то ни было по достоинству.

Дверь лифта распахнулась и она, гордо распрямив плечи, покинула кабинку, направляясь на выход из офиса.

Артур задумчиво смотрел ей вслед.

Её стройная фигурка в деловом брючном костюме цвета бордо, действовали на него, как красная тряпка на быка. Он не думал о ней ни секунды, ровно до того момента, пока не увидел её у лифта, и временно запертой с ним в тесном пространстве кабины. В это мгновение, в него словно вселилась неведомая сила, нашёптывающая непристойности, и вызывающая только одно единственное желание, стереть с её мордашки, это надменное выражение лица, которое она отпускала в избытке каждый раз, когда оказывалась рядом. Её поведение бесило его, вызывая гнев, и одновременно дикое желание сломить её.

«Интересно, какова она в постели?» — подумал он про себя.

Артур поймал себя на мысли, что желание, которое она вызвала только что в лифте, всё ещё бурлило в его крови. Но разгар рабочего дня не позволял расслабиться, поэтому выбрав оптимальное решение, он вооружился строительной каской и отправился на возводимый холдингом объект строительства, на юге столицы.

****

— Георг, мы ничего не забыли? — Лиза осмотрела внимательным взглядом чемодан и сумку, которые они загрузили в багажник.

— Вроде бы ничего. Сейчас документы проверю, — он присел за руль и открыл бардачок. — Мои на месте. Проверь свои.

Лиза опустилась на переднее сидение и, перебрав содержимое своей сумочки, улыбнулась.

— Всё на месте.

— Может, всё же позвоним родителям, а то свалимся им, как снег на голову.

— Нет. Я хочу, чтобы был сюрприз.

— Ну ладно, любительница неожиданностей, пристегнись, мы отправляемся, — он внимательно посмотрел на её застывший и слегка рассеянный взгляд. — Что случилось? — Георг перевёл взгляд в лобовое стекло на большой внедорожник чёрного цвета, перегородивший всю дорогу.

— Это ко мне. Извини, я сейчас, — Лиза открыла двери автомобиля и вышла на улицу.

Она медленно направилась к мужчине в дорогом костюме, который стоял у машины и внимательно смотрел на неё.

— Я не вовремя? Здравствуй, дорогая! Отлично выглядишь! — Полонский обнял её за плечи и коснулся губами её щеки.

— Здравствуй, Ростислав! Я собралась в гости к родителям.

— В Отрадное?

— Да.

— Твой молодой человек? — Полонский кивнул в сторону, направляющегося к ним Георга.

Лиза обернулась.

— Да, — и как только Азарян поравнялся с ними, она моментально погрузила пальчики в его ладонь. — Знакомьтесь. Это Георг Азарян, а это мой бывший муж, Ростислав Полонский.

Мужчины пожали друг другу руки.

— Рад знакомству, — громко произнёс Полонский. — Какое неприятное слово — бывший. Желаю вам, чтобы вы никогда его не услышали в свой адрес, — он улыбнулся, обращаясь к Георгу. — Собственно говоря, я приехал, как и обещал тебе по телефону, — Ростислав снова посмотрел на Лизу. — Я в Москве по делам, и привёз тебе вещи, — он кивнул охраннику.

Два больших чемодана через минуту выстроились у их ног на асфальте.

Лиза опустила глаза.

— Ты не мог бы поднять их наверх. У меня теперь в квартире живёт девушка, и она откроет дверь твоей охране.

— Девушка? А где же живёшь ты? — Полонский вопросительно посмотрел сначала на неё, потом на Георга.

— Ростислав, тебе не кажется, что ты задаёшь бестактные вопросы?

— Понял, понял. Прости! Как успехи в работе?

— В порядке. Я последовала твоему совету, и устроилась в «Альянс».

— Умница. Верное решение. Ну а вы чем занимаетесь? — Ростислав перевёл взгляд на Георга.

— Я, врач скорой помощи.

Полонский слегка недоумённо посмотрел на молодого человека.

— Врач скорой помощи?

— Да, — утвердительно повторил Георг.

— Очень неожиданно. Ну что ж, профессия более чем достойная, правда, малооплачиваемая.

— Мне хватает.

Полонский улыбнулся.

— Ну что ж, тогда это вас характеризует, как человека, который пришёл в эту область деятельности, по зову своего сердца.

— Вы правы. Мне очень нравится моя работа. Лиза, нам пора ехать, если хотим попасть в Отрадное до вечера. Рад был знакомству. До свидания, — Георг протянул руку и, развернувшись, направился к своей машине.

— До свидания, — Полонский задумчиво смотрел вслед молодому человеку.

Отдав распоряжение охране поднять вещи Лизы наверх в её квартиру, он взял её за руку и отвёл чуть в сторону, пристально всматриваясь в её глаза.

— Значит, теперь ты абсолютно счастлива?

Лиза слегка смущённо на него посмотрела.

— Это так очевидно?

— Я ведь не слепой и вижу, как ты смотришь на него. Ты никогда так не смотрела на меня. Ты любишь его?

Она молча кивнула.

— А как же материальная часть вопроса? Хотя о какой материальной стороне я говорю, ведь для тебя это всегда было неважно. С ним никогда не будет роскоши, ты же это надеюсь, понимаешь?

— Мне она не нужна. Знаешь, тепло сердца, нежность и взаимопонимание между двумя людьми, дороже всех бриллиантов мира.

Ростислав задумчиво смотрел на неё.

— Ты удивительная женщина.

Она улыбнулась.

— Нет, я самая обыкновенная женщина, которая хочет любить сама и быть любима. И я желаю, чтобы и в твоей жизни появилась обыкновенная женщина, которой будешь нужен ты сам, а не твои деньги.

— Я уже год назад думал, что нашёл такую женщину.

— Нет, Ростислав, я не та женщина, которая тебе нужна. Тебе это только так казалось. Ты достоин лучшей женщины, чем я. Ты её обязательно встретишь, я верю в это.

— Думаешь?

— Уверена. Извини, мне нужно ехать. Георг ждёт.

— Поезжай, конечно. Маме с отцом передавай привет, и береги себя.

— Ты тоже береги себя. И спасибо за твою поддержку и мудрые советы. Пока!

— Не за что. Пока!

Лиза не спеша направилась к машине Георга.

Когда их автомобиль скрылся за поворотом, Полонский ещё долго стоял на месте, прислонившись плечом к своей машине. Он ехал в Москву с малой толикой надежды, попробовать всё склеить, и вернуть её. Но, заметив этих двоих рядом, их нежные переплетения рук, их влюблённые взгляды, понял, что ему уже больше не вернуть её никогда.

Их обожание и любовь, которая парила рядом, переполняя окружающее пространство, была слишком очевидна, почти осязаема. Он был рад за неё и завидовал ему. Мужчине, который стал важнее и значимее, чем он сам в её жизни. Ему было, не жаль, что всё так вышло, было просто немного грустно.

Полонский отошёл в сторону и поднял глаза к небу, словно пытаясь отпустить в воздух свои пустые мечты и надежды. Он понимал, что любит её по-прежнему, как и год назад, когда впервые увидел за столиком в ресторане. Но теперь понимал чётко, её больше нет, и никогда не будет с ним рядом в его жизни. Одно только наполняло его сердце теплом. Осознание, что она по-настоящему счастлива с этим молодым человеком. И как бы странно сейчас это для него не звучало, но он был рад за неё.

Ростислав зажмурился от первых прохладных капель дождя, упавших на его лицо. Слегка приоткрыв веки, он тяжело вздохнул и, взглянув в ещё раз на небо, медленно направился к своей машине.

Глава 9

Три часа долгого пути остались позади и, оказавшись на территории Орловской области, Лиза попросила Георга сменить её за рулём. И дело было не в усталости, ей хотелось уже сейчас, несмотря на то, что до дома родителей оставалось ещё приличное расстояние, начать впитывать красоту своей родной земли, которая уже на границе областей встретила их распростёртыми объятиями.

Она открыла окно автомобиля и, положив голову на сложенные перед собой руки, с улыбкой всмотрелась в бескрайние леса и поля, стремительно проплывающие по обе стороны дороги. Она не была дома семь долгих лет, с момента, как уехала учиться в Москву, и как же сильно эта тоска и ностальгия ощущалась, прямо сейчас в её душе.

Ей казалось, что всё изменилось и стало абсолютно другим, но вместе с тем, всё было прежним, нетронутым и вечным, как когда-то в детстве. Бесконечные хвойные и смешанные леса с непроходимыми чащами, многообразие деревьев и кустарников, бескрайние луга, покрытые сочной зелёной травой, которая в летний период ранним утром всегда покрыта хрустальными каплями росы. Длинная лента реки с прохладной и кристально чистой водой, памятники архитектуры, белокаменные своды храмов и звонницы монастырей.

Лиза зажмурила глаза от удовольствия, обласканная яркими согревающими лучами солнца. Орловщина встретила их ясной погодой и чистым небом с потрясающей глаз синевой, а промозглость и слякоть остались далеко в Москве. Встречные тёплые потоки ветра обдували её лицо, лаская кожу и развевая в разные стороны локоны её вьющихся волос.

Душа трепетала, а эмоции, царившие сейчас в её душе, были снова прежними, яркими и абсолютно не тронутые временем. Она снова была в детстве, в своей упоительной сказке, которую чувствовала, ощущала сейчас всем своим сердцем и взлетала ввысь, от предвкушения, что уже совсем скоро она увидит родителей и белоснежный фасад любимой усадьбы, окружённой аллеей из молодых елей и сосен, посаженных заботливыми руками отца много лет назад.

Родители… Она видела их год назад на своей свадьбе с Полонским и больше, к сожалению, так и не собралась приехать к ним, чтобы навестить и погостить в их доме. Небольшое волнение в груди, заставляло её сердечко биться учащённо, предвкушая долгожданную встречу, радуясь от души и невольно слегка теряясь.

Рука Георга накрыла её плечо.

— Наслаждаешься местными красотами?

Она повернула к нему голову.

— Да. Ты знаешь, мне кажется, что здесь я дышу совсем по-другому, нежели в Москве. Иногда ловлю себя на мысли, что если бы не это навязчивое желание покорить столицу, то я бы навсегда поселилась только здесь, потому что нет места на земле лучше этого.

— Согласен. Мне тоже очень нравится здесь. Ну что, поедем сразу в Отрадное, в усадьбу?

— Нет. Сначала на работу к отцу, — она взглянула на часы. — Уверена, что он ещё там, а потом к маме. Всё равно усадьба сейчас пуста, и нас там никто не встретит. Мне очень хочется появиться неожиданно.

Георг улыбнулся и, потрепав её пальцами по щеке, остановил машину на обочине.

— Ну, тогда поехали к отцу, — он нажимал на клавиши навигатора, пытаясь ввести нужный ему адрес офиса Александра Морозова.

Административное здание строительной фирмы «Аркада» утопало в зелени. Лиза вышла из машины и осмотрелась по сторонам.

Новый металлический забор с изящными коваными элементами окружал здание по периметру, разбитый на территории парковый сквер, лавочки с изящными спинками, цветочные клумбы необычной формы и небольшой пруд с цветущими кувшинками в центре кленовой аллеи.

— Как здесь всё изменилось! — тихо произнесла Лиза вслух.

— Ты права. Я вообще помню, что здесь раньше был пустырь, когда в первый раз приезжал сюда с отцом. А теперь здесь просто островок необыкновенной красоты, — Георг обвёл внимательным взглядом окружающую его территорию. — Твой отец настоящий хозяин. Он изменил это место до неузнаваемости.

— Мой отец великий труженик, не то что я. Ему уже давно пора на заслуженный отдых, а он, словно пчела, без устали собирающая мёд, всю свою жизнь и по сей день творит и создаёт вокруг себя красоту.

— Лиза? Лиза, девочка…

Морозова обернулась и посмотрела на пожилого мужчину в строгом классическом костюме чёрного цвета. Она пристально всматривалась в его лицо.

— Иван Петрович! — Лиза стремительно направилась к нему навстречу.

Невысокий, седовласый мужчина стоял на месте, раскинув руки в стороны, и когда она поравнялась с ним, заключил её в объятия, крепко прижимая к себе.

— Проказница! Появилась всё-таки дома. Отец так сокрушался, что после академии, ты не вернулась домой, — мужчина гладил её по волосам. — Сколько лет прошло, как ты уехала в столицу?

— Много, — Лиза улыбнулась. — А вы всё на службе?

Мужчина погладил её по щеке.

— Я уйду отсюда только вместе с твоим отцом. Мы начинали работать вместе и покинем эту работу одновременно. Нового начальника мне уже не вынести. Твой отец потихоньку начал подбирать кандидатов на своё место, только пока они все ему не очень нравятся. Фирма, его детище, и передать её в ненадёжные руки, ему не хочется.

— Отец собрался уходить?

— Пока, нет. Вот поэтому я и на боевом посту, как прежде. Силы конечно уже не те, но служба собственной безопасности твоего отца, по-прежнему работает первоклассно. Твой? — Иван Петрович кивнул в сторону молодого человека.

Лиза повернула голову в сторону Георга, который присел на капоте своего автомобиля и с интересом посматривал в их сторону.

— Мой. Это, Георг Азарян.

— Иди ты! Сын Феликса?

Лиза молча кивнула и улыбнулась.

— Вот так, дела! Вот они переплетения нитей судьбы. Вы же на моих глазах, здесь во дворе дрались с ним и его братом, как кошка с собакой… — мужчина тихо рассмеялся. — Хорош! — он с интересом осматривал с ног до головы молодого представителя семейства Азарян. — Весь в отца. Ведь такой же красавец был в своё время, — Иван Петрович кивнул в знак приветствия Георгу и молодой человек ответил ему таким же лёгким кивком головы.

— Ты к отцу? — Агеев снова сосредоточил всё своё внимание на Лизе.

— Да, но только он не знает, что я приехала. Хочу сделать ему сюрприз. Он в офисе?

— В офисе. Он сейчас уже редко выезжает за его пределы. Уже не тот возраст, чтобы мотаться по объектам. На это есть помощники.

— Он здоров?

Иван Петрович улыбнулся.

— Здоров. У твоего отца богатырское здоровье, а всё благодаря твоей матери. Он обласкан её любовью и вниманием все долгие годы, что они живут вместе. Я ведь пришёл работать в его фирму юрисконсультом, когда они только поженились. И думаю, что когда отношения основаны на любви и взаимном уважении, как у них, тогда всё просто и слаженно в этой жизни, и здоровье не исключение. Ну ладно, я тебя заговорил. Иди в приёмную, тебя пропустят. Я сейчас позвоню охране.

Лиза, улыбнулась и, поцеловав мужчину в щёку, махнула рукой Георгу, приглашая его пройти за собой. И когда он её догнал, они вместе вошли в офисное здание фирмы отца.

Лиза медленно поднималась по ступеням лестницы на второй этаж, крепко сжимая ладонь Георга своими пальцами. Сердце почему-то бешено стучало, то ли от предвкушения скорой встречи с отцом, то ли от необъяснимого страха и трепета, поселившегося одномоментно в её душе.

Она распахнула дверь приёмной и вошла внутрь, остановившись в центре комнаты. Секретарь увлечённо готовила чай и не сразу заметила присутствие посетителей. Резко обернувшись, Анна Алексеевна прикрыла рот рукой, чтобы не вскрикнуть в голос. Но заметив указательный пальчик Лизы, который она приложила к своим губам в безмолвном жесте, женщина улыбнулась и молча кивнула в знак приветствия, указывая ладонью на дверь генерального директора.

Елизавета подняла поднос с готовым чаем и направилась в кабинет отца.

Он сидел за столом, опустив голову, и медленно водил кончиком простого карандаша, изучая чертёж. Заметив постороннее присутствие, он не поднимая головы, обратился к секретарю:

— Аня, почему так долго? Я же просил чай ещё пятнадцать минут назад, — в его голосе проскользнуло недовольство и гневные нотки.

Лиза улыбнулась и поставила перед ним поднос.

— Извините, Александр Владимирович, что заставила вас так долго ждать…

Её внезапный голос, нарушивший тишину кабинета, заставил Александра резко поднять голову. Лёгкая рассеянность на лице, моментально сменилась ослепительной улыбкой, почти незаметными слезинками у глаз и протянутыми в сторону дочери руками.

— Котёнок, мой маленький, — тихо произнёс Александр, когда Лиза крепко обхватила руками его за плечи и прижалась к его щеке.

— Папочка, здравствуй! — она крепко обнимала его за шею, как когда-то в детстве, улыбаясь и зажмуривая глаза от удовольствия.

Тёплые объятия отца погружали её в прошлое, наполняя прежними ощущениями абсолютной защищённости и покоя.

— Здравствуй, моя девочка! — он внимательно на неё посмотрел. — Хотя, не девочка, а красивая молодая женщина, — он нежно провёл ладонью по её лицу. — Ты такая же красивая, как и твоя мама, — Александр, пристально всматривался в её лицо и улыбался.

Лиза смотрела на него с обожанием, впитывая блеск его карих глаз, шёлк его волос, чуть тронутых сединой, ослепительную улыбку и тонкую сеточку морщин в уголках глаз. Его по-прежнему гордая осанка, стать и его строгий деловой стиль в одежде были безупречны, как и много лет назад. Порода, кровь, благородная кровь прослеживалась в его лице, жестах и манере поведения.

— Папочка, я не одна… — Лиза кивнула в сторону двери.

Александр поднял глаза и замер. Мысли сквозили в его голове, но он словно долго не решался озвучить их вслух.

Заметив его смятение, Лиза снова обняла его за шею.

— Папочка, не гадай. Это Георг.

Александр улыбнулся.

— Ну, здравствуй, мой дорогой крестник. Никогда не умел отличать вас с Артуром, — он протянул руку подошедшему к его столу, молодому человеку и обнял его за плечи.

Георг улыбнулся.

— Здравствуй, крёстный, я очень рад тебя видеть в добром здравии!

— Я тоже очень рад видеть тебя. Ты очень сильно возмужал.

Александр приблизил их с Лизой друг к другу и внимательно посмотрел на них обоих.

— Ну и? — обратился он к ним с хитрой улыбкой на губах.

Елизавета и Георг переглянулись.

— Папочка, мы встречаемся, — тихо ответила Лиза.

— Надеюсь, крёстный, ты не будешь против? — слегка смущённо спросил у мужчины Георг и, взяв Лизу за руку, заключил её пальчики в крепкий замок.

Александр внимательно посмотрел на дочь, затем перевёл взгляд на сына друга, и снова улыбнулся.

— Против? Ни в коем случае. Скажу откровенно, ваше появление здесь вместе для меня неожиданно, хоть и было предсказуемо заранее.

— Почему это? — спросила Лиза.

— Как-нибудь позже узнаешь, — отец легко коснулся пальцем кончика её носа. — Ну что ж, если вас действительно связывают настоящие чувства, что можно ещё добавить, кроме того, что я бесконечно рад. Надеюсь, вы надолго к нам в гости?

— На неделю, — ответил Георг. — У меня отпуск на две недели, а вот у Лизы через неделю начинаются рабочие будни в «Альянсе».

Морозов перевёл взгляд на дочь.

— Ты всё-таки пошла к Сергею?

— Да.

— Правильное решение. Я, конечно, хотел бы, чтобы ты меня сменила здесь, — он обвёл взглядом свой кабинет. — Но раз ты выбрала Москву и вернулась к моим корням, то это меня только радует. Мы создавали «Альянс» с Феликсом в надежде, что когда-нибудь наши дети сменят нас. Так в принципе и получилось, и я очень рад, что теперь и ты присоединилась к Сергею, и вы будете работать вместе. Ну ладно, о работе после. Поедем, заберём маму с завода и домой.

— Домой! Как давно я не произносила это слово, с такой истинной значимостью для меня, — тихо произнесла Лиза вслух.

Александр улыбнулся.

— Это потому что настоящий твой дом здесь, где бы ты ни жила и не оказалась в течение всей своей жизни, — он обнял дочь за плечи и направился на выход из кабинета.

Они оставили машины у парковки конного завода и разошлись в разные стороны. Александр повёл Георга на конюшни, а Лиза, осведомившись у секретаря матери о месте пребывания Ангелины Станиславовны на заводе, направилась сразу же на плац для верховой езды, обустроенный под открытым небом.

Площадка, огороженная красивой деревянной изгородью, венчала центральную часть территории завода. Несколько человек верхом на лошадях медленно перемещались по плацу.

Лиза подошла ближе и, коснувшись руками невысокого забора, забралась на него и присела на верхней перекладине, пристально вглядываясь в силуэт мамы. Она заметила её сразу же, как только вышла из аллеи.

Ангелина стояла у вороной лошади, удерживая уздечку в руках, и что-то увлечённо рассказывала и показывала молодой девушке, стоявшей возле неё. Она помогла ученице подняться в седло и, передав в её руки повод, отошла в сторону, пристально наблюдая за действиями своей ученицы.

Лиза с улыбкой смотрела на маму.

Худенькая, невысокая женщина в широких классических брюках чёрного цвета и блузе свободного кроя нежно-голубого оттенка, с элегантной причёской на голове, как всегда, строга и непреклонна, требовательна и взыскательна.

— Ира, держи спину прямо и не заваливайся на бок, — громко обращалась Ангелина к девушке. — Повод натягивай аккуратно, без рывков. Вот так. Молодец! Хорошо! Очень хорошо!

Лиза спрыгнула на землю и медленно направилась к матери. Поравнявшись, она подошла сзади, и закрыла её глаза ладошками, как когда-то в детстве.

— Кто это? Что за шутки? — раздался гневный голос Ангелины.

Она попыталась разомкнуть пальцы, но Лиза продолжала сжимать их крепко на её глазах.

— Скажите, а приём в школу верховой езды ещё открыт? — слегка изменив голос, обратилась она к матери.

— Приём давно окончен, особенно для тех, кто так редко появляется в доме у своих родителей, — ответила Ангелина и, разжав пальцы дочери, резко повернулась к ней. — Маленькая проказница, ты думала, я тебя не узнаю? — женщина рассмеялась и крепко обняла дочь за плечи. — Доченька, здравствуй, как же я рада, что ты всё-таки приехала, — она целовала Лизу в обе щёки и прижимала её к себе. — Когда ты приехала?

— Час назад, и сразу заехала к папе в офис.

Ангелина перевела взгляд на улыбающееся лицо мужа, который медленно направлялся в их сторону.

— Я думаю работу, Ангелина Станиславовна, нужно заканчивать. Дочь приехала в гости и сегодня у нас праздник, — прозвучал голос Александра, как только он поравнялся с женой и дочерью.

— А где? — Лиза с волнением смотрела по сторонам.

— Сейчас придёт. Мы с ним лошадей смотрели на конюшне, и он задержался немного дольше.

— Он? — Ангелина вопросительно посмотрела на дочь.

Лиза улыбнулась.

— Мамочка, я приехала не одна, — она взяла маму за руку и кивнула в сторону направляющегося к ним Георга.

Молодой человек медленно шёл по дорожке аллеи, с интересом осматриваясь по сторонам.

Ангелина с улыбкой пристально смотрела на парня, и в одно мгновение, слегка изменившись в лице, взглянула на дочь несколько недоумённо.

— Это Азарян?

Лиза кивнула.

— Один из них.

— Георг?

— Он. Но как ты догадалась?

— Мне кажется, я всегда их умела различать. Для меня они были абсолютно разными, особенно когда стали подрастать.

Георг поравнялся с ними и, заключив руку Лизы в крепкий замок, с улыбкой посмотрел на Ангелину.

— Приветствую, Ангелина Станиславовна!

Морозова пристально всматривалась в его лицо.

— Здравствуй, Георг! Рада тебя видеть у нас в гостях. Как же ты стал похож на своего отца.

Молодой человек улыбнулся, и с нежностью в глазах посмотрел на Лизу.

Ангелина обняла его за плечи и поцеловала в щёку.

— Вот так сюрприз. Не ожидала увидеть вас вместе, — она опустила взгляд на их переплетённые пальцы рук. — Сейчас же едем домой. Я должна узнать все подробности ваших отношений.

Ангелина повернулась к своим ученикам.

— Дорогие мои, я сегодня прощаюсь с вами. Тренировка окончена. Лошадей по местам. Ирочка, пожалуйста, проконтролируй всё, будь добра, — обратилась Ангелина к своей ученице, с которой несколько минут занималась особо тщательно.

Обняв руками Георга и Лизу, она слегка подтолкнула их на выход с площадки.

— Едем домой, буду вас кормить и обо всём расспрашивать, — она перевела взгляд на мужа и подошла к нему ближе. — Ты что-нибудь понимаешь? Что происходит? — она кивнула в сторону детей. — Я ведь совсем недавно с ней говорила, и…

Александр обнял её за плечи.

— Думаю, мы скоро всё узнаем, — он поцеловал жену в губы и, обняв её, направился вместе с нею догонять Георга и Лизу, которые уже покинули дорожку длинной аллеи.

Когда спустя полчаса их машины остановились на территории усадьбы, Лиза моментально покинула автомобиль Георга и молча, словно заворожённая направилась к дому. Она остановилась на ступеньках лестницы и пристально всмотрелась в многочисленные окна белоснежного здания.

Усадьба всегда, ещё с детства, очаровывала её, словно была не просто зданием, а неким живым организмом, способным думать, чувствовать, ощущать, имела свою душу и своё сердце. Она грустила, радовалась, печалилась вместе со своими жильцами, переживая сложные и счастливые периоды их жизни.

Лиза невольно улыбнулась, вспоминая свои детские годы, которые провела в этом удивительном доме. Она пряталась в нескончаемых коридорах величественного здания от вымышленных сказочных драконов и, воображая себя принцессой, кружилась в большом холле, похожего на большой бальный зал с колоннами и начищенным до блеска полом, представляя рядом с собой прекрасного принца, который влюблён в неё без памяти. Она прикрыла глаза и словно на мгновение окунулась в упоение своего прошлого.

Тёплые ладони отца на её плечах заставили открыть глаза и обернуться.

— Думаю, сегодня дом счастлив, что его маленькая хозяйка, наконец, вернулась под его кров, — прошептал он ей на ухо.

Лиза улыбнулась.

— Я так по нему скучала, — она прижалась к груди отца.

— Ну, пойдём внутрь, будем ужинать и мама права, поговорить нам не помешает. Мы ведь так долго не виделись.

— Пойдём, конечно.

Они вчетвером поднялись по ступеням и вошли в дом.

Приняв душ и переодевшись, Лиза спустилась на первый этаж и вошла в кухню.

— Мамочка, тебе помочь? — обратилась она к Ангелине, хлопотавшей у плиты.

— Нет, доченька. У меня уже всё готово. Лучше присядь со мной, да поговорим, пока мужчины в гостиной.

— Как Паша? — спросила Лиза, откусывая небольшой кусочек ароматного зелёного яблока. — Ты говорила с ним?

— Не хватай! Что за привычка, ещё с детства. Звонил вчера, говорит, выгнал своего очередного помощника. Боюсь, что с его чрезмерно требовательным характером, с ним никто не сработается.

— Скорее всего, но его не переделать. А личная жизнь?

— Молчит, как партизан. Ты же знаешь, он красив и наверняка женщины вьются возле него, вот только его замороженное сердце вряд ли удастся кому-нибудь растопить. Я переживаю, как бы он не остался в итоге своего жизненного пути совсем один.

— Мамочка, ему только исполнилось двадцать семь лет, и для мужчины это не возраст. У него вся жизнь впереди.

— Может ты и права. Ты извини меня, я не уточнила у тебя сразу, — Ангелина смущённо посмотрела на дочь. — Я постелила вам с Георгом в разных спальнях, а вы, возможно…

Лиза улыбнулась.

— Нет, мамочка, ты сделала абсолютно правильно.

Ангелина внимательно посмотрела на дочь.

— И что означает ваш совместный приезд, и та нежность, что очевидно присутствует между вами? Я успела заметить ваши взгляды и прикосновения друг к другу.

— Мама, я люблю его.

Ангелина медленно обернулась и отложила нож на разделочную доску.

— Любишь? — спросила она у дочери несколько удивлённо.

— Люблю, как никого и никогда ещё не любила.

Ангелина подошла ближе к столу, и присела рядом с дочерью, пристально всматриваясь в её лицо.

— Но почему именно он? Ведь ты никогда не проявляла повышенного интереса к братьям Азарян, скорее, напротив.

— Всё произошло независимо от нас обоих, и я при всём своём желании, не смогла бы тебе сейчас объяснить, как это случилось. Как, и в какой момент, мы с ним поняли, что между нами всё изменилось. Я не знаю, как всё сложится дальше. Просто сейчас я понимаю только одно, моего будущего нет без Георга.

— Феликс знает о ваших отношениях?

— Да, и очень доволен, что мы вместе.

— Это всегда было его мечтой, — Ангелина задумалась. — Он всегда хотел, чтобы ты вошла в его семью и стала женой одного из его сыновей.

— Мама, можно у тебя спросить? — Лиза внимательно посмотрела на Ангелину.

— Эй, девчонки, вы на кухне? — раздался в столовой громкий голос хозяина дома.

— Да, мы здесь, — ответила Ангелина, снова возвращаясь к плите.

— Вообще-то мужчины проголодались, и неплохо было бы их накормить, не так ли? — он похлопал по плечу появившегося вслед за ним на пороге комнаты Георга.

— У меня всё готово. Лиза, ставь тарелки и раскладывай приборы на столе, — обратилась Ангелина к дочери.

Елизавета подскочила на ноги и принялась стремительно накрывать на стол. Простая, но очень сытная домашняя еда, от которой за много лет своей кочевой жизни в огромных мегаполисах Лиза отвыкла, заполнила всю полированную поверхность большого обеденного стола белоснежного цвета. Свежие овощи с собственной грядки, домашнее молоко, ароматный хлебный каравай, выпечка с ванилью, компот из садовых ягод и ароматное жаркое из индейки со сливочным соусом.

Ангелина весь ужин с улыбкой посматривала на дочь и Георга, наблюдая, как они с аппетитом поглощали содержимое своих тарелок, и украдкой с нежностью касались пальцев друг друга. Она смотрела на них и периодически переводила свой взгляд на Александра, вспоминая себя и своё неожиданное появление в этом доме, почти двадцать восемь лет назад.

Её воспоминания уже через несколько минут были обнародованы вслух самим хозяином дома и подхвачены дочерью и Георгом. Непринуждённые разговоры, улыбки, шутки и заливистый смех заполнили огромное пространство столовой. Плавным и размеренным течением, вечер закончился лишь ближе к полуночи.

Лиза помогла с уборкой маме на кухне и не торопясь поднялась в свою комнату. Раздевшись, она забралась в постель и вытянувшись во весь рост, сладко потянулась, и уткнулась лицом в ароматную наволочку, пропитанную дивными запахами лесной свежести.

Стук в дверь, заставил Лизу приподнять голову.

— Войдите!

Ангелина появилась на пороге и, улыбнувшись, присела на кровати рядом с дочерью.

— Не спишь ещё? — она погладила Лизу по волосам.

— Нет, только собираюсь. Хорошо всё-таки дома! — Елизавета блаженно прикрыла глаза.

— Неужели? — Ангелина рассмеялась. — Лучше, чем в Москве?

— Разве можно сравнивать? Конечно лучше! — Лиза приподнялась и положила голову на колени матери.

Ангелина нежно погладила её по волосам.

— Мне очень нравится Георг. Его взгляды на жизнь, его профессия и его отношение к тебе.

Лиза посмотрела на маму.

— Я очень рада. Я смотрю, вы с ним поладили?

— Конечно, почему нет. Хороший и целеустремлённый молодой человек. Надеюсь, в этот раз ты обретёшь своё настоящее счастье. Вы очень хорошая пара.

— Я тоже надеюсь, что у нас с ним всё будет хорошо. Мам, можно задать тебе личный вопрос?

— Личный? — Ангелина удивлённо посмотрела на дочь. — Ну, задавай, конечно.

— Это, правда, что Феликс любил тебя в молодости?

Ангелина перестала улыбаться, резко поднялась на ноги и отошла к окну.

— Откуда ты узнала об этом?

— Ему пришлось мне признаться в этом, после того, как в его мастерской я увидела твой портрет.

— Мой портер? — Ангелина обернулась.

— Да, он нарисовал тебя.

Ангелина снова вернулась к кровати и тяжело опустилась на край постели.

— Об этом не знал никто, кроме его и меня. Он признался мне в своих чувствах, когда мы с твоим отцом уже жили вместе.

— Значит, тебя любили сразу двое мужчин?

— Получается так.

— Но ты всё равно выбрала папу. Почему?

— Я не делала выбора. Твой отец уникальный человек. И для меня выбирать между ним и Феликсом не было никакой необходимости. Твоего отца я любила, а Феликс всегда был для меня всего лишь другом нашей семьи. И я никогда не воспринимала его иначе. Знаешь, когда сегодня я увидела тебя вместе с Георгом и поняла, что вы любите друг друга, подумала, как иногда хитро переплетает кружева наша жизнь. Ведь из всех мужчин на свете, ты выбрала и полюбила именно сына Феликса. Ничего не понимаю и никогда не пойму в этой жизни.

— Я тоже, — Лиза улыбнулась. — Мне иногда до сих пор не верится, что мальчишка, который меня дёргал за волосы в детстве и засовывал мне мышей за шиворот, сейчас любит меня.

Ангелина улыбнулась.

— Да, вы были заклятыми врагами в детстве. Ну ладно, ложись спать. Ты устала с дороги. У нас ещё будет время поговорить и посплетничать о наших мужчинах.

Лиза забралась в постель, а Ангелина, прикрыв её сверху одеялом, поцеловала в щёку и вышла из комнаты.

Лиза закрыла глаза, но заснуть не получилось. Разговор с мамой о прошлом взбудоражил и лишил покоя. Она ворочалась с бока на бок, пытаясь найти оптимальную позу для сна.

Тихий стук в стекло балконной двери, заставил её резко подскочить в постели. Она подумала, что ей показалось, но спустя минуту снова услышала мерное постукивание в окно.

Поднявшись с постели, и надев на ноги, стоявшие у кровати меховые тапочки, она не торопясь подошла к балконной двери и всмотрелась в темноту за окном. Различив черты неожиданного ночного визитёра, она улыбнулась и, провернув ручку, впустила его внутрь своей спальни.

— Что ты тут дел…

Лиза не успела договорить, потому что её губы стремительно были закрыты тёплым поцелуем Георга. Он прижал её к стене своим телом, нежно лаская руками её плечи и волосы.

— Подожди… — она разомкнула его руки. — Ты с ума сошёл! — Лиза дышала тяжело и пыталась восстановить сбившееся дыхание. — Как ты сюда забрался? Насколько я помню, тебе выделили комнату на первом этаже.

— Я не могу заснуть. Привык, что в последнее время ты всё время рядом со мной. Пойдём, погуляем! Сегодня ночь такая ясная, небо чистое и звёздное.

— Гулять ночью? Но как мы выйдем из дома? Родители ещё не спят, и пробираться через центральный вход, повлечёт за собой ненужные вопросы с их стороны и наши с тобой детские оправдания.

— Зачем нам центральный вход? Выберемся через балкон, так же как я пришёл сюда.

— Через балкон? Ты с ума сошёл, я боюсь высоты.

— Но ты же у меня грациозная и тоненькая, значит, спуститься по решётке увитой плющом на стене фасада дома, для тебя не составит труда.

— Ты настоящий авантюрист, — прошипела Лиза.

Георг улыбнулся и снова потянулся к её губам, но она остановила его.

— Ладно, подожди меня, я только переоденусь. Отвернись, — обратилась она к нему.

Георг согласно кивнул и повернулся к двери. Его взгляд бесцельно скользил по обоям и внезапно остановился на зеркальной глади большого зеркала, висевшего на стене. Лиза отражалась в нём и стояла к нему спиной. Она ловко сбрасывала с себя одежду, а он словно зачарованный не мог оторвать взгляда от её обнажённого тела.

Острый приступ жгучего желания скрутил все его внутренности до боли. Заметив, как она оборачивается, он, опасаясь её нагоняя, поспешно перевёл взгляд в сторону окна и, сделав несколько шагов, подошёл к подоконнику.

Георг распахнул створки и с жадностью вдохнул свежий вечерний воздух, наполненный сладостью свежескошенной травы и мёда.

— Я готова. Идём? — раздался за его спиной тихий голос Лизы.

Георг повернулся и с улыбкой осмотрел её внешний вид.

Тоненькая белоснежная футболка с кукольным рисунком, джинсы нежно-голубого оттенка и лёгкие белоснежные балетки на ногах.

— Накинь кардиган, там свежо, — обратился он к ней.

Лиза молча кивнула и, накинув на плечи кофту, застегнула пуговицы и туго завязала поясок на своей талии.

Георг протянул ей руку и повёл за собой на балкон. Они спустились вниз без особых проблем. Обнимая Лизу за талию и нежно целуя в губы, Георг стоял в центре двора и крепко прижимал её к себе.

Ангелина смотрела на них с улыбкой, пока расчёсывала волосы у окна. Отложив расчёску на подоконник, она всмотрелась в звёздное небо и, обняв себя за плечи, слегка поёжилась, точно от сильного холода

— Замёрзла? — тёплые руки Александра накрыли её плечи.

Она с улыбкой посмотрела на него.

— Немного. Балкон уже нужно закрывать. Ночи становятся прохладными.

— Да, лето неумолимо движется к концу. Это наши влюблённые там, на поляне? — Александр пристально всматривался в темноту двора, и в два силуэта, нежно обнимающих друг друга.

— Да. Называется, пять минут назад уложила её в постель.

— Им сейчас не до сна. Любовь и бессонница идут всегда рука об руку. Помнишь нашу молодость? Мы могли не спать сутками.

— Мне ли не помнить? — Ангелина погладила мужа по щеке. — Иногда, кажется, что это было так давно.

— Что значит давно? Разве мы сейчас с тобой любим друг друга меньше?

— Ну что ты, я люблю тебя по-прежнему. Даже иногда кажется ещё сильнее, чем раньше.

— Я тоже тебя люблю, всегда любил, и всегда буду любить, — Александр склонился и нежно коснулся её губ своими, крепко прижимая её тело к себе. — Пойдём спать. Не пристало нам следить за ними. Они уже выросли и сейчас их время устраивать своё счастье, а наше радоваться за них.

Ангелина улыбнулась и молча кивнула, направляясь к постели.

Александр ещё раз взглянул на детей и, улыбнувшись, задвинул занавеску. Опустившись на постель, погасил свет на прикроватной тумбочке и лёг рядом с женой, крепко прижимая её к себе.

Георг стремительно увлекал Лизу за собой, удаляясь, всё дальше и дальше со двора. Усадьба скрылась из виду, и они оказались на большой поляне под открытым небом, у сложенных в ровные ряды снопов со свежескошенной травой. Пьянящий запах сена, вобравшего в себя солнце и ароматы леса, пьянил, и кружил голову, заставляя позабыть обо всём.

— Мы ушли далеко от дома. Мне страшно, — прошептала Лиза.

— Боишься, что заблудимся? — Георг настойчиво увлекал её за собой к одному из стогов. — Боишься? Правильно, здесь не Москва и в лесу полно диких зверей.

— Прекрати пугать меня. Зачем мы пришли сюда?

— Я хотел показать тебе, что-то удивительное.

— А именно?

— Такой звёздной россыпи ты ещё никогда не видела, особенно отсюда, — он забрался на сноп и протянул ей руку. — Иди ко мне…

— Если ты думаешь, что я полезу туда наверх, то ошибаешься. Потому что я не собираюсь залезать в это сено. Оно колючее и холодное.

Георг потянул её за руку и, втащив едва ли не силой наверх, уложил её на спину и стремительно накрыл её губы своими. Слегка отстранившись, он взглянул на неё, уловив отражение небесных звёзд, в её широко распахнутых глазах.

— Ты слишком много возмущаешься, и есть только один способ закрыть тебе твой милый ротик, чтобы не слышать твои угрожающие речи. И я собираюсь делать это до самого утра.

— Ты с ума сошёл? Здесь находиться до самого утра? Ни за что! — Лиза попыталась оттолкнуть его руками.

Но он убрал её ладони в сторону и снова накрыл её губы своими, аккуратно стягивая пальцами резинку с её волос.

— Георг, отпусти меня! Подожди, — она удерживала его ладони своими пальцами. — Я не хочу. Только не сейчас. Если ты себе что-либо позволишь, то я….

— Я уже всё себе позволяю, — он снова накрыл её губы своими губами, пытаясь заставить её замолчать.

Лиза отстранила его руками.

— Георг, подожди. Я не могу. Я не хочу здесь. Мы здесь, как на обозрении у всех.

Он посмотрел на её возмущённое лицо, и тихо рассмеялся.

— Не можешь целовать меня на виду у всей вселенной?

— Целовать? Но я думала…

— Ты думала? О чём интересно ты думала?

— Перестань смеяться и так смотреть на меня. Ты смущаешь меня, — Лиза отвернулась от него и легла на бок.

Георг опустился с ней рядом и прижал её к себе.

— Лиза, я не собираюсь заниматься с тобой любовью, не учитывая твои желания и подталкивая тебя к этому. Ты должна сама хотеть этого. И если ты сейчас понимаешь, что не готова, я это воспринимаю, как должное. Ну а целоваться я думаю, нам можно? Или поцелуи в наших отношениях тоже недопустимы?

Она повернулась и насуплено посмотрела на него, но уже через минуту рассмеялась и, притянув его к себе, поцеловала сама.

Они лежали рядышком и задумчиво смотрели в небо. Он нежно касался губами её пальчиков, а Лиза улыбалась и думала об их недавнем разговоре.

— Нигде не видел такого красивого неба, как здесь, — прошептал Георг.

— Ты прав, в родном доме всегда, кажется, что звёзды светят как-то особенно ярко. Я благодарна тебе, что ты вытащил меня из спальни. И я с удовольствием осталась бы здесь до самого утра.

— А тебя никто отпускать домой и не собирается.

— Но мы же здесь замёрзнем…

— Ничего подобного, — Георг поднялся и быстро спустился вниз. Через минуту он снова появился перед ней с плотным кулём в руках.

— Что это? — спросила Лиза, поднимаясь на месте.

— Стащил у твоей мамы и припрятал здесь заранее, — он развернул большой тёплый плед и две маленькие подушечки.

Лиза улыбнулась.

— Ты сумасшедший и неисправимый романтик.

— Ну, я подумал, что спать под открытым небом в стогу сена, должно быть очень приятно, но вот блага цивилизации лишними не будут, особенно в такие прохладные ночи.

Он бросил на сено подушки и, уложив Лизу, прилёг рядом, плотно укутывая их обоих пледом. Тепло тел и мягкий уют плюшевого покрывала моментально наполнили счастьем их тесный мирок для двоих. Нежные улыбки, милые нежности и колкости, которыми они обменивались, сменились жаркими поцелуями и объятиями.

Лиза засыпала на груди Георга убаюканная сладким запахом травы и леса, под несмолкаемые звуки оркестра ночных сверчков, исполняющих сладкую колыбельную для них двоих. Тепло рук любимого мужчины, его мерное дыхание рядом и его губы, даже во сне целующие её затылок, наполняли её упоением, тело гибкостью, лёгкостью и желанием — острым, первобытным, пленительным и уже таким необходимым. Острая потребность ощущать его рядом, любимого и единственного, тихо спящего вместе с ней в стогу сена под покрывалом из звёздного неба.

Она прижалась к нему ещё сильнее и, закрыв глаза, задремала.

Глава 10

— Рабочая встреча окончена! — громко обратился Артур к собравшимся коллегам. — До следующей недели все вопросы сегодняшнего совещания должны быть решены. До свидания! — он поднялся из-за стола и обвёл взглядом сотрудников, покидающих его кабинет. — Анжелика Константиновна, задержитесь, пожалуйста, — обратился он к Князевой.

Лика обернулась и осталась стоять неподвижно на пороге его кабинета.

Артур смотрел на неё, не отрывая взгляда. Наконец он может это делать открыто и, не опасаясь пристальных взглядов коллег и своих сбившихся мыслей, которые, так и норовили нарушить размеренный ход совещания с начальниками отделов. Её классический шёлковый костюмчик нежного цвета весенней зелени, который сидел на её фигурке идеально, уложенные в высокий хвост волосы и нежные губы, чуть тронутые прозрачным блеском, не давали ему покоя все последние полтора часа рабочего времени.

Анжелика нервно переступала с ноги на ногу на тонких каблучках и внимательно смотрела на Азаряна.

— Артур Феликсович, если вы хотели поговорить о проекте торгового комплекса, то я не взяла сюда чертежи и эскизы. Но уверяю вас, работа движется.

— Нисколько в этом не сомневаюсь. Только я хотел поговорить не о чертежах и эскизах, — он подошёл к двери и провернул замок на два оборота. — К чему этот официоз в общении? Иди ко мне! Я не видел тебя два дня и очень соскучился, — он подошёл ближе и, обняв её за плечи, прижал к себе.

— Артур, — Анжелика упёрлась руками в его грудь. — Я бы не хотела, чтобы о нас узнали в офисе.

— Ты боишься слухов? Или ты всё ещё боишься того, что происходит между нами?

— Мне не нравится, когда личные отношения становятся достоянием общественности, особенно когда это касается работы.

— У тебя был подобный опыт в жизни?

— Был опыт, только не у меня, а у моей коллеги по прошлой работе. Роман с шефом был ярким, скоротечным и повлёк за собой большой скандал, когда эти отношения прекратились. Были сорваны рабочие проекты и главное, девушке всё-таки пришлось уйти с работы.

— Послушай, Анжелика, мы работаем с тобой над одним проектом, и все об этом знают. Ну а то, что на данный момент есть между нами, знаем только мы с тобой и больше никто, — Артур погладил её по щеке. — Что я могу поделать, если мне хочется касаться тебя, обнимать, целовать. И я вынужден это делать на работе, потому что мы находимся здесь большую часть дня. Ты нравишься мне, — он поднял пальцами её подбородок и, взглянув в глаза, склонился к её губам.

— Артур…

— Что? — он пристально смотрел на неё.

— Вдруг кто-нибудь войдёт?

— Солнышко, я закрыл дверь на замок. И вообще у меня есть незыблемое правило, что без доклада секретаря, в мой кабинет никто не входит, — он снова склонился к её губам.

— А Илона Аркадьевна? — Лика смотрела на него вопросительно.

Артур тяжело вздохнул и отошёл от неё, направляясь к двери. Открыв замок, он широко распахнул её перед Анжеликой.

— Иди, я тебя больше не задерживаю. Кстати, тебе ещё не сказали в службе персонала о том, что мы сегодня уезжаем в командировку?

— В командировку? — она на него удивлённо посмотрела.

— Да. В Санкт-Петербург на два дня.

— Куда? В Санкт-Петербург?

— Да. У нас встреча с заказчиками проекта. Они участвуют в финансовом форуме, и изъявили желание взглянуть на наши эскизы и чертежи будущего проекта.

— Но я… У меня… — Лика смотрела на него рассеянно.

Артур, не дождавшись её вразумительного ответа, закрыл дверь.

— Садись, — он указал ей на кресло у своего стола.

Анжелика сделала несколько шагов, и опустилась на краешек сидения.

Артур сел в кресло и откинувшись на спинку, внимательно посмотрел на неё.

— Лика, в чём дело? Что за страх на твоём лице, я наблюдаю вот уже несколько минут?

Она подняла на него глаза.

— Артур, я думала, что моя работа будет состоять в том, что я буду работать над проектом, но, не покидая своего кабинета. Я не умею, вести переговоры, к тому же, у меня ещё не всё готово. Что я им скажу, что моя работа только на стадии проектирования?

Артур склонился над столом и приблизился к ней.

— Анжелика, успокойся, пожалуйста. Переговоры буду вести я, но без твоей профессиональной помощи мне не обойтись. И не важно, что пока сделано мало. Я знаю, что у тебя уже есть чёткое видение будущей работы над проектом. Ведь так?

Лика молча кивнула.

— Вот и отлично, — он поднялся на ноги и присел на столешницу прямо перед ней. — Поезжай домой, поспи, отдохни и собери вещи. Я заеду за тобой в четыре. Да, и прихвати с собой строгое коктейльное платье. Мы ужинаем вместе с заказчиками вечером в ресторане «Европа».

— Ещё и ужин? — Анжелика тяжело вздохнула.

— Да, ужин для знакомства и общего обсуждения дел, а на следующий день основное решение вопросов и подписание документов.

Артур поднялся с кресла и, приблизившись, опустился перед ней на корточки, и пристально всмотрелся в её глаза.

— Абстрагируйся от того, что это деловая поездка. Воспринимай её, ну как, например, наше романтическое свидание. Ты ведь была бы не против, если бы мы вдвоём поехали в Санкт-Петербург на выходные?

— Не против, — Анжелика улыбнулась.

— Ну, вот и славно. Иди в свой кабинет, собери все необходимые бумаги и поезжай домой, — он погладил её по щеке пальцами и нежно коснулся её губ своими. — Иди, а то отдохнуть не успеешь, — он подал ей руку и, развернув от себя, слегка подтолкнул её к дверям кабинета. — Я заеду в четыре, а самолёт в пять. Будь готова, пожалуйста, к этому времени.

— Хорошо, — Анжелика медленно направилась к дверям, но на пороге снова остановилась, словно раздумывая над чем-то. — Я не смогу поехать с тобой, — тихо произнесла она.

— Боже, что опять? — Артур начинал терять терпение. Он резко поднялся с кресла.

— Мне Плюшкина не с кем оставить, — она повернулась к нему.

— А Елизавета где?

— Уехала с Георгом к своим родителям в Отрадное.

— Ясно, — Артур немного подумал и снова посмотрел на неё. — Ну, возьми его с собой. Я привезу вечером переноску.

— С собой? Но нас же не пустят в гостиницу с котом.

— А кто тебе сказал, что мы будем жить в гостинице?

— А где же?

— У нашей фирмы в Питере есть корпоративная квартира. Наши сотрудники очень часто выезжают в этот город, в командировку, и селить их в арендованной квартире для организации более выгодно, нежели каждый раз снимать номера в гостинице.

— Мы что будем жить с тобой в одной квартире?

— Лика, чёрт подери! Я сейчас зарычу! Ну что ты, в самом деле, как маленькая! Я не собираюсь пользоваться нашим вынужденным соседством, чтобы соблазнить тебя. Мы едем по работе, так что… Дуй из моего кабинета, иначе я сейчас точно воспользуюсь твоим вынужденным пребыванием в такой близости рядом со мной.

Лика смотрела на него слегка испуганно, но заметив улыбку на его лице, тоже улыбнулась, и моментально покинула его кабинет.

Артур тяжело опустился в кресло и прикрыл глаза. Она действительно была необыкновенной и абсолютно непредсказуемой каждые пять минут. Хотелось, вернее, заставлял себя, быть с ней таким же, как и с остальными женщинами, которые были в его жизни — дерзким, наглым, требовательным, но не получалось. Все планы рушились, как только он встречался с её глазами, не имеющими дна, и забывал обо всём. Видел её растерянность и моментально терял волю, становясь податливым, словно кусок глины, из которого можно лепить всё что угодно.

Он открыл глаза и нажал на кнопку вызова секретаря. Девушка появилась перед ним через минуту, крепко сжимая в руках блокнот для записей.

— Илона, подготовь два приказа на командировку в Питер, на меня и Князеву. И позвони хозяйке корпоративной квартиры на Мичуринской. Пусть к вечеру подготовят оба этажа. Поняла?

— Да.

— Ну и что стоишь? Иди, выполняй.

— Артур Феликсович, я хотела вас предупредить.

— О чём?

— О том, что о вас с Князевой ходят слухи по офису.

— А конкретно?

— Что вы с ней состоите в любовной связи, и отсюда все её льготы и привилегии, в виде отдельного кабинета и лучшего проекта.

— Это всё? — он внимательно посмотрел на Суздальцеву.

— Да. Разве вас это совсем не волнует?

— Волнует меня, только одно. Надеюсь, что эти слухи по офису распускаешь не ты?

— Я?

— Да.

— Как вы могли такое подумать? Мне всё равно, что происходит в вашей личной жизни.

— Действительно всё равно? — он внимательно посмотрел на неё.

Суздальцева опустила голову.

Артур прекрасно знал, что как только Илона два года назад появилась у него в приёмной, она делала множество попыток забраться к нему в постель. Но она не нравилась ему, к тому же, незыблемое условие, которое установил отец в правилах для персонала, выполнялось неукоснительно. С сотрудниками, работающими на одном предприятии все личные отношения, в виде случайных связей и интрижек запрещались. Этим их офис отличался от многих остальных. Впервые это правило было им нарушено с Анжеликой, и он был рад этому обстоятельству, и готов был отстаивать свои отношения с ней в случае скандала, и перед Сергеем, и перед своим отцом.

— Мне бы очень хотелось верить, что тебе действительно всё равно, иначе со своим прекрасным рабочим местом в моей приёмной, ты распрощаешься очень быстро. Я понятно говорю? — Артур пронзал её строгим взглядом.

— Более чем.

— Вот и хорошо, а теперь иди! Делай дела и поменьше болтай языком о том, что происходит в моём кабинете.

Суздальцева развернулась и быстро направилась на выход из кабинета.

Новости, которые она ему сообщила, его не волновали. Впервые в жизни было плевать на злые языки и их мнение о нём самом. Анжелика нравилась ему, и обнародование в офисе их отношений его абсолютно не волновало.

Артур отключил компьютер и, сообщив Сергею о своём отъезде, собрал документы и, подхватив пиджак со спинки кресла, направился домой, отдыхать, и готовиться к предстоящей командировке.

****

— Плюшкин, что ты здесь натворил? Несносный кот! Лиза нас убьёт, когда вернётся, — Анжелика громко ругалась и, опустившись на колени в кухне, собирала осколки роскошного фарфорового чайного сервиза, до текущего момента прекрасно существовавшего и здравствующего на кухонной полке у окна.

Плюшкин, тренирующийся в последнее время в прыжках на дальние расстояния и, не рассчитав видимо свои собственные силы, рухнул на пол, сорвавшись с полки, и умудрился сбить при этом весь сервиз, который лишь чудом не убил его самого.

Виновник происшествия забился под диван, и оттуда выглядывали лишь его испуганные глазёнки.

— Ну, вот только ты выйдешь оттуда. Я тебе задам, — Анжелика погрозила ему пальцем.

Плюшкин издал жалобное мяуканье, и осторожно высунул голову из-под дивана.

Звонок в дверь, заставил Лику подскочить на месте. Она взглянула на часы и всплеснула руками.

— Господи, Артур уже приехал, — она поспешила в коридор, чтобы впустить его в квартиру.

— Ты готова? — он прошёл в прихожую, протягивая ей новенькую кошачью переноску.

— Почти. Подожди, минуточку. У меня тут авария на кухне по вине Плюшкина.

Артур с улыбкой смотрел, на её взволнованное личико со свежим макияжем и распущенные по плечам волосы, струившееся густой белокурой массой.

Она подобрала подол своего лёгкого полупрозрачного платья ярко-бирюзового цвета и, склонившись, заглянула под диван.

— Ну, где ты, маленький разбойник? Иди сюда! — она пыталась достать котёнка, но тот в свою очередь забился ещё дальше в угол и угрожающе шипел, видимо понимая, что сейчас его будут наказывать за содеянное преступление.

Анжелика, оставив бесплодные попытки села на полу и обречённо посмотрела на Артура, который стоял в дверном проёме, и молча наблюдал за нею.

— Ну, вот что с ним теперь делать?

Азарян вздохнул и, улыбнувшись, подошёл к ней ближе. Сбросив с плеч роскошный пиджак тёмно-синего цвета, передал ей его в руки и помог подняться с пола. Он смотрел на диван несколько минут оценивающе, решая, что делать дальше. Немного ослабив узел галстука, склонился и отодвинул мебель, с одной стороны.

— Лика, давай переноску.

Князева расстегнула молнию сумки и через минуту приняла покорно висящего Плюшкина из рук Артура, который крепко удерживал пальцами котёнка за шиворот.

Лика опустила перепуганного кота в переноску и, закрыв молнию, отставила сумку в сторону. Она посмотрела на Артура и улыбнулась. Пыльный угол, где сидел котёнок, оставил на его лице серые следы, и идеальное до этого лицо было перепачкано.

Анжелика коснулась рукой его плеча, и когда он обернулся, она осторожно кончиками пальцев вытерла его щёку.

— Я думаю тебе нужно умыться и вымыть руки, — она погладила его по щеке.

Артур улыбнулся и согласно кивнув, покинул кухню. Но уже через минуту, Анжелика резко обернулась, когда почувствовала, как его руки нежно заскользили по её спине.

Артур крепко прижимал её к себе, обнимая за талию и касаясь губами её затылка.

Лика медленно повернулась, провела пальчиками по его белоснежной рубашке и поправила узел галстука.

Артур нежно коснулся губами её руки.

— Солнышко, нам пора. Иначе опоздаем на самолёт.

— Пойдём, конечно, — она подхватила переноску с пола, свою маленькую сумочку, дорожный саквояж, и стремительно направилась на выход из квартиры. Уже в подъезде, Артур забрал у неё тяжёлую поклажу и взяв за руку, увлёк её за собой на улицу, к ожидающему их такси.

Перелёт в Санкт-Петербург показался Анжелике быстрым и не утомительным. Они добрались до корпоративной квартиры через пятьдесят минут. Отсутствие по пути слишком больших пробок на дороге, и машина такси бизнес-класса, оказавшаяся трансфером, о заказе которого заранее побеспокоилась секретарь Артура, сделали дорогу по улицам большого мегаполиса приятной и комфортной.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 628