электронная
80
печатная A5
397
12+
Моя сказочница

Бесплатный фрагмент - Моя сказочница

Часть 1. Скрытая жизнь

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-2584-1
электронная
от 80
печатная A5
от 397

«Лю­бить — это на­хо­дить в сча­стье дру­го­го свое собственное сча­стье»

Г. Лейб­ниц

Я по­ра­жа­юсь ее спо­кой­ст­вию и уме­нию быть все­гда в форме: как в фи­зи­че­ской, так и мо­раль­ной. Ино­гда мне кажет­ся, что Али­са во­об­ще не под­вер­же­на эмо­ци­ям, негативным эмо­ци­ям. Или мне про­сто так хо­чет­ся ве­рить в это?

Для ме­ня та­ким лу­чи­ком в цар­ст­ве зла и лжи ста­ла она. Слу­чай­ная зна­ко­мая с ог­нен­но-ры­жи­ми во­ло­са­ми, ко­то­рая свои­ми изум­руд­ны­ми гла­за­ми и от­кры­той улыб­кой смог­ла доне­сти до ме­ня факт су­ще­ст­во­ва­ния на пла­не­те Зем­ля простого сча­стья. Сча­стье, ко­то­рое ка­ж­дый день при­но­сит в мою жизнь Али­са, не свя­за­но с ма­те­ри­аль­ным бо­гат­ст­вом. Мое сча­стье — это ее улыб­ка и дет­ский смех, ко­то­рый заполняет мою квар­ти­ру, ее стран­ные, но ин­те­рес­ные рас­ска­зы о ее про­шлой жизни.

Мое сча­стье — про­сто смот­реть на нее и по­ни­мать ка­ж­дой струн­кой сво­ей ду­ши, что вот он, мой ог­нен­но-ры­жий лу­чик сча­стья.

Гла­ва 1.
Стран­ная прохожая

Мой день на­чи­на­ет­ся ров­но в 7:40. Я от­крыл гла­за и, как все­гда, по глу­пой при­выч­ке все-та­ки по­смот­рел на ча­сы, что­бы убе­дить­ся в сво­ей пунк­ту­аль­но­сти.

Не прав­да ли стран­ная при­выч­ка про­сы­пать­ся все­гда в одно и то­ же вре­мя? Да, ска­жу вам сра­зу, я ужас­ный пе­дант и все де­лаю по оп­ре­де­лен­но­му пла­ну или рас­пи­са­нию. К списку мо­их обя­за­тель­ных ве­щей как раз и от­но­сил­ся подъем ров­но в 7:40. Хо­тя по сво­ей на­ту­ре я да­ле­ко не жаворо­нок и, ес­ли быть уже че­ст­ным до са­мо­го кон­ца, просто тер­петь не мо­гу ут­ро, а осо­бен­но ран­нее. Но пе­ре­сту­пая че­рез свою лю­бовь ко сну, я ка­ж­дое ут­ро сно­ва и сно­ва открываю гла­за в од­но и то же вре­мя.

От­ку­да взя­лась эта при­выч­ка? Ох, к ней ме­ня при­учи­ла мама, а точ­нее она мне вби­ла в го­ло­ву: что­бы все ус­пе­вать — нуж­но вста­вать ра­но. До то­го мо­мен­та, по­ка она бы­ла жи­ва, она мне са­мо­лич­но зво­ни­ла ров­но в 7:40, а по­сле то­го, как пол­го­да на­зад ее не ста­ло, я по при­выч­ке от­кры­ваю глаза имен­но в это вре­мя. Бу­дем счи­тать, что это дань мо­ей усоп­шей ма­те­ри.

Это ут­ро ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от ты­ся­чи дру­гих, по­доб­ных ему: подъ­ем, по­ход в ван­ную ком­на­ту (бре­юсь, умы­ва­юсь, прини­маю душ, рас­че­сы­ваю во­ло­сы) и зав­трак на кух­не.

Хм, пол­но­цен­ным зав­тра­ком это на­звать труд­но, ибо готовить за свои 35 лет я так и не нау­чил­ся. Хо­тя вру, все-та­ки ва­рить ко­фе и жа­рить с го­рем по­по­лам яич­ни­цу ме­ня нау­чи­ли.

Как обыч­но, за­сы­пав ко­фе в тур­ку, я по­ста­вил ее на пли­ту, а сам по­лез в шкаф за го­то­вы­ми зав­тра­ка­ми. Се­го­дня сил на то, что­бы про­яв­лять свои ку­ли­нар­ные на­вы­ки, у ме­ня совершенно нет, и по­это­му обой­дем­ся хлопь­я­ми с мо­ло­ком.

И, ду­маю, тут дол­жен ро­дить­ся ло­гич­ный во­прос: где же моя друж­ная се­мья во гла­ве с же­ной? Спе­шу раз­ру­шить ва­ши гре­зы, но у ме­ня, увы или же к сча­стью, нет ни же­ны, ни де­тей, ни да­же со­ба­ки. Вы хо­ти­те уз­нать, по­че­му я не об­за­вел­ся этой ми­лой жив­но­стью? Ба­на­лен бу­дет от­вет, но я ни­ко­гда не влюблял­ся по-на­стоя­ще­му, ну так го­во­ри­ла ма­ма, да и девуш­ки не уме­ли де­лать все так, как моя ма­ма. Хо­тя, наверное, с дву­мя эти­ми те­зи­са­ми мож­но по­спо­рить в лег­кую, но я не хочу это­го де­лать в ви­ду то­го, что я по­ни­маю, что прояв­лял все­гда сла­бость ха­рак­те­ра во всем, а тем бо­лее в тех делах, где бы­ла за­ме­ша­на моя мать.

Но да­вай­те все-та­ки не бу­дем го­во­рить о ней, мы все знаем, что об умер­ших го­во­рят ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го. Я не бу­ду ни­че­го го­во­рить.

Взгляд скольз­нул за ок­но. И на­строе­ние тут же упа­ло. Я всем нут­ром тер­петь не мо­гу вес­ну, по­то­му что все во­круг начи­на­ет цве­сти, а у ме­ня с дет­ст­ва ужас­ная ал­лер­гия на все ви­ды пыль­цы. И как вы уже по­ни­мае­те, я в это вре­мя го­да пред­по­чи­таю си­деть до­ма и не вы­со­вы­вать нос на ули­цу.

И вот мой ко­фе го­то­в. На­сы­пав в чаш­ку хло­пья и за­лив их мо­ло­ком, уны­ло на­чал ко­вы­рять­ся в та­рел­ке.

***

Ка­ж­дое ут­ро я обя­за­тель­но дол­жен по­се­тить один парк, кото­рый на­хо­дит­ся ря­дом с мо­им до­мом. Это еще одна традиция, ко­то­рой я свя­то сле­дую. Хо­тя эта при­выч­ка мне нра­вит­ся. Ут­ром в пар­ке прак­ти­че­ски не бы­ва­ет лю­дей, а тем бо­лее де­тей, ко­то­рые по­сто­ян­но орут. Эта прак­ти­че­ски рай­ская об­ста­нов­ка по­мо­га­ет мне на­стро­ить­ся на ра­бо­ту.

Ко­неч­но, это все ил­лю­зия рая, ведь ка­кой рай мо­жет быть в цен­тре за­га­зо­ван­ной Мо­ск­вы с ут­ра? Пра­виль­но, логично отве­тить — ника­ко­го, но вот я все-та­ки умуд­ря­юсь расслаб­лять­ся во всем этом хао­се.

Моя квар­ти­ра на­хо­дит­ся в ста­ром до­ме, ка­кие мно­гие привык­ли счи­тать элит­ны­ми. Мо­жет, это и так, я не си­лен во всех этих ри­ел­тор­ских штуч­ках, но квар­ти­ра лич­но ме­ня пол­но­стью уст­раи­ва­ет. Тем бо­лее из ок­на мое­го ка­би­не­та ви­ден чу­дес­ный пруд, ко­то­рый мно­го раз по­мо­гал мне вы­ду­мы­вать ро­ман­ти­че­ские ис­то­рии.

Одев­шись поте­п­лее и за­мо­тав ог­ром­ный шарф ма­лин­ово­го цве­та во­круг шеи, я по­ки­нул свою квар­ти­ру.

До пар­ка бы­ло ходь­бы все­го па­ру ми­нут от си­лы, но я растя­ги­вал это удо­воль­ст­вие ми­нут на де­сять, я шел, вдумчиво вгля­ды­ва­ясь в ли­ца про­хо­жих. За­чем мне все это? Вы ду­мае­те, я люб­лю лю­дей и рвусь ре­шить все их про­бле­мы? Ох, это во­все не так.

По на­ту­ре сво­ей я во­об­ще не люб­лю лю­дей, счи­таю их всех лжи­вы­ми соз­да­ния­ми, ко­то­рые ра­ди удов­ле­тво­ре­ния сво­ей похо­ти и са­мых низ­мен­ных же­ла­ний пой­дут на все. Конечно же, тут мож­но воз­ра­зить, что не все лю­ди под­хо­дят под это оп­ре­де­ле­ние, но вот боль­шая же часть имен­но та­кая и есть, а те, кто нет, про­сто мас­ки­ру­ют­ся.

Я же всмат­ри­ва­юсь в ли­ца про­хо­жих в си­лу сво­ей профессии. Ах да, я же вам не ска­зал, что я — пи­са­тель, в основ­ном пи­шу кни­ги об от­но­ше­ниях ме­ж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, ну то есть лю­бов­ные ро­ма­ны. Все об­ра­зы и эмоции сво­их ге­ро­ев я бе­ру из жиз­ни лю­дей, ко­то­рых ви­жу ка­ж­дый день. Вот сей­час, на­при­мер, ми­мо ме­ня про­шла весь­ма оча­ро­ва­тель­ная де­вуш­ка по мер­кам мно­гих муж­чин. У нее была коп­на бе­лых во­лос (по всей ви­ди­мо­сти, нена­ту­раль­ные, ну да лад­но, всем же пле­вать, насколь­ко это все на­стоя­щее), снос­ная фи­гу­ра и глав­ный фак­тор, ко­то­рый вле­чет всех мужчин — боль­шие и пус­тые гла­за, за ко­то­ры­ми, увы, нет никакой тай­ны. Сей­час мир стал на­столь­ко про­заи­чен, что иногда мне ста­но­вит­ся про­тив­но лишь от од­ной мыс­ли, о чем я пи­шу. Увы, сей­час идеа­лы ста­ли ка­ки­ми-то пло­ски­ми и слишком при­ми­тив­ны­ми. Муж­чи­ны меч­та­ют най­ти не ум­ную и обая­тель­ную де­вуш­ку, с ко­то­рой за­хо­чет­ся про­вес­ти всю жизнь, а ту, с ко­то­рой не нуж­но мно­го го­во­рить. Сей­час мужчины го­то­вы иметь ря­дом с со­бой кук­лу без соб­ст­вен­но­го мне­ния. У ме­ня да­же язык не по­во­ра­чи­ва­ет­ся на­звать этих деву­шек ле­ди, ведь ле­ди в пер­вую оче­редь име­ет чувство собст­вен­но­го дос­то­ин­ст­ва и зна­ет се­бе це­ну. А эти моло­дые и не толь­ко да­моч­ки го­то­вы бро­сить­ся на лю­бо­го парня (муж­чи­ну), у ко­то­ро­го есть хоть ка­кие-то день­ги. Печально, не так ли?

Ну да лад­но, ме­ня ма­ло ин­те­ре­су­ют их по­треб­но­сти и желания. Я со­би­раю лишь зри­тель­ные об­ра­зы для сво­их книг. Знае­те, с ка­ж­дым ра­зом ста­но­вит­ся все слож­нее и слож­нее выду­мы­вать но­вые ис­то­рии про кра­си­вую лю­бовь и ис­крен­ние чув­ст­ва. Все­му, да­же мо­ему во­об­ра­же­нию, нуж­но из­ред­ка подкре­п­лять свои взгля­ды и по­ня­тия, но в со­вре­мен­ной жиз­ни, увы, та­кая под­за­ряд­ка ис­че­за­ет с ка­ж­дым ра­зом все бы­ст­рее и бы­ст­рее.

Все, сил смот­реть на все эти из­му­чен­ные жиз­нью ли­ца у ме­ня боль­ше нет, по­это­му я опус­каю взгляд и смот­рю в се­рый ас­фальт, ус­ко­ряю свой шаг.

Удач­но пе­ре­сек зо­ну ба­бу­шек-подъ­езд­ниц, ко­то­рые толь­ко и де­ла­ют, что ищут но­вую за­цеп­ку, что­бы раз­вес­ти скан­дал или при­ду­мать но­вую сплет­ню. Хо­тя бу­ду чес­тен с ва­ми, я ино­гда под­слу­ши­ваю их ис­то­рии, а по­том не­ко­то­рые мо­мен­ты использую в сво­их кни­гах. Вам ин­те­рес­но, по­че­му я опус­ка­юсь до их уров­ня?

Моя жизнь до без­обра­зия од­но­об­раз­на и скуч­на, и ча­ще все­го в мо­ей го­ло­ве нет ни од­но­го пут­но­го сю­же­та, ко­то­рый ма­ло-маль­ски мо­жет быть по­хож на сю­жет де­ше­во­го любовного ро­ма­на. Сей­час я го­во­рю вам эти сло­ва, нис­ко­леч­ко не уни­жая се­бя или сво­его дос­то­ин­ст­ва, я го­во­рю чис­тую правду. Ведь моя пи­са­ни­на не тя­нет во­об­ще на звание литератур­но­го про­из­ве­де­ния, это так, чти­во для метро или ав­то­бу­сов, или ко­гда вы не мо­же­те за­снуть, вы берете ка­кую-ни­будь кни­гу, и уже на вто­рой стра­ни­це вас жутко тя­нет спать. Вот имен­но к та­ким ав­то­рам-пус­тыш­кам я и от­но­шусь. Знае­те, как я во­об­ще по­пал в мир ли­те­ра­ту­ры и изда­тель­ско­го де­ла? Опять-та­ки моя ма­ма под­со­би­ла. Еще бу­ду­чи уче­ни­ком в шко­ле, я пи­сал весь­ма не­пло­хие со­чи­не­ния, и мою ма­моч­ку ох­ва­ти­ла ли­хо­рад­ка, и она ре­ши­ла, что я будущий Пуш­кин ну или хо­тя бы ка­кой-ни­будь Дэн Бра­ун.

По­сле шко­лы мне бы­ла пря­мая до­ро­га проложена в литератур­ный ВУЗ. Не ска­жу, что уче­ба в нем меня осо­бен­но тя­го­ти­ла или пре­ти­ла мо­ему же­ла­нию, но и особых вос­тор­гов она у ме­ня не вы­зы­ва­ла. Во вре­мя мо­ей уче­бы моя мать умуд­ри­лась впих­нуть мои лю­бов­ные рас­ска­зы ка­ко­му-то из­да­тель­ст­ву, уж не знаю ка­кие ме­то­ды убе­ж­де­ния она ис­поль­зо­ва­ла, но те со­гла­ша­лись.

Вот так и по­ве­лось с тех пор. Я из­да­юсь в том же издательст­ве, и по­ка они не со­би­ра­ют­ся раз­ры­вать со мной кон­тракт, я им при­но­шу ста­биль­ный до­ход. Мои кни­ги име­ют не­ко­то­рую по­пу­ляр­ность в уз­ких кру­гах, а на вы­ру­чен­ные день­ги я и жи­ву да при­чем весь­ма недур­но по на­шим мер­кам.

За все­ми эти­ми рас­су­ж­де­ния­ми я не за­ме­тил, как во­шел в парк и прак­ти­че­ски до­шел до его се­ре­ди­ны. Ох, да это мое лю­би­мое ме­сто здесь — сред­няя ска­мей­ка. По­бли­зо­сти от нее нет ни­ка­ких кус­тар­ни­ков, что ме­ня весь­ма ра­до­ва­ло, в особенно­сти в это вре­мя го­да, ко­гда моя ал­лер­гия на пыль­цу обо­ст­ря­лась до са­мо­го ужас­но­го со­стоя­ния.

И вот я за­нял свою на­блю­да­тель­ную по­зи­цию. Мо­ей це­лью се­го­дня бы­ло уви­деть но­вый жен­ский об­раз, для мое­го романа под на­зва­ни­ем «Ты и я».

Уст­ро­ив­шись поудоб­ней и за­су­нув обе ру­ки в кар­ма­ны паль­то, я слег­ка по­ежил­ся от ми­мо­лет­но­го вет­ра и уст­ре­мил свой взгляд на ал­лею. Пе­ред гла­за­ми мель­ка­ли де­воч­ки, девуш­ки, жен­щи­ны в прак­ти­че­ски оди­на­ко­вых оде­ж­дах. Почему-то все они бы­ли оде­ты в се­рое: се­рые брю­ки, джин­сы, шап­ки, шля­пы, паль­то и пла­щи — та­кое ощу­ще­ние, что в ми­ре нет боль­ше дру­гих цве­тов. Ужас, как же скуч­но на­блю­дать за всей этой се­ро­стью в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва.

Хо­тя по­че­му же я так жес­ток с эти­ми людь­ми, я ведь сам люб­лю се­рые цве­та. Лишь еди­ни­цы из всех лю­дей вы­би­ра­ют се­рый цвет по­то­му, что он им дей­ст­ви­тель­но нра­вит­ся и идет им, а не для то­го, что­бы слить­ся с об­щей мас­сой. По­че­му же мно­гие не хо­тят вы­де­лять­ся? Знае­те, те лю­ди, ко­то­рые отличают­ся от об­щей мас­сы, будь то оде­ж­да, мыс­ли или же поступ­ки, за­сы­па­ют ку­чей во­про­сов. А ни­кто не лю­бит, ко­гда их за­да­ют слиш­ком мно­го, а ес­ли быть дру­гим, от­лич­ным от се­рой мас­сы, те­бе не из­бе­жать рас­спро­сов, уко­ров и осу­ж­де­ния, ведь че­ло­ве­че­ской сущ­но­сти лег­че от­верг­нуть или на­чать ненавидеть, чем при­нять и по­нять по­зи­цию, от­лич­ную от его.

Сам же я вы­би­раю се­рый цвет и его от­тен­ки по той причине, что с ран­не­го дет­ст­ва не хо­чу вы­де­лять­ся. Я не умею по­про­сту про­ти­во­сто­ять тол­пе и от­стаи­вать свою точ­ку зре­ния, так что уж луч­ше я бу­ду как все. Так лег­че.

Я вы­дох­нул и зев­нул. Нет, все-та­ки ут­ро не мое вре­мя суток. Я по­сто­ян­но хо­чу спать. При­крыв на до­лю се­кунд гла­за, а за­тем от­крыв их, я уви­дел не­что пе­строе, при­бли­жаю­щее­ся ко мне. От оби­лия кра­сок ря­би­ло в гла­зах. Па­ру раз бы­ст­ро морг­нув, я по­пы­тал­ся со­сре­до­то­чить­ся на этом яр­ком пят­не.

С ка­ж­дым мгно­ве­ни­ем пят­но уве­ли­чи­ва­лось и ста­но­ви­лось все чет­че, в ито­ге ока­за­лось, что все эти пе­ст­рые цве­та принадле­жат од­ной мо­ло­дой де­вуш­ке. Да уж, вот она точно вы­де­ля­ет­ся из об­щей се­рой мас­сы на­ро­да. Ос­мот­рев ее с ног до го­ло­вы, пер­вая мысль, поя­вив­шая­ся в мо­ей го­ло­ве, была таковой, что она «Пеп­пи длин­ный чу­лок», уж слиш­ком несу­раз­но она вы­гля­де­ла в этом пар­ке.

Я ста­рал­ся рас­смот­реть ее как мож­но де­таль­нее. Не час­то встре­ча­ешь­ся вот с та­ки­ми экс­цен­трич­ны­ми осо­ба­ми, как она. На­вер­ное, для ка­кого-ни­будь ев­ро­пей­ско­го го­ро­да она была бы обыч­ным жи­те­лем, но для Мо­ск­вы это был факт, из ра­мок вон вы­хо­дя­щий.

Моя не­зна­ком­ка бы­ла про­ни­за­на по­зи­ти­вом на­сквозь, начи­ная и за­кан­чи­вая внеш­ним ви­дом: на ней бы­ли наде­ты стран­ные вя­за­ные са­по­ги си­ре­не­во­го цве­та с ка­ки­ми-то пугови­ца­ми, на ко­ле­нях бы­ли наде­ты опять же вя­за­ные гет­ры чер­но­го цве­та, чуть вы­ше мож­но бы­ло уви­деть не­боль­шую площадь кол­го­ток зе­ле­но­го цве­та, из-под курт­ки жел­то­го цве­та вы­гля­ды­ва­ла юб­ка, а мо­жет быть, са­ра­фан си­не­го цве­та, на шее у нее кра­со­вал­ся длин­ный тол­стый шарф ед­ко­го кислотно­го оран­же­во­го цве­та, из-под кеп­ки пе­соч­но­го цве­та вы­гля­ды­ва­ли ры­жие во­ло­сы, знае­те, я впер­вые в жиз­ни ви­жу на­столь­ко ры­жие во­ло­сы, они, слов­но огонь, пы­ла­ют.

Этот яр­кий цве­ток не про­сто шел уны­ло по до­ро­ге, она шла впри­прыж­ку, по ее гу­бам мож­но бы­ло по­нять, что де­вуш­ка что-то се­бе на­пе­ва­ет под нос. И весь ее об­раз до­вер­ша­ла сум­ка, ко­то­рая бы­ла пе­ре­ки­ну­та че­рез пле­чо, слов­но она бы­ла почталь­о­ном.

И вот, она прак­ти­че­ски по­рав­ня­лась со мной, что­бы взглянуть ей в гла­за, я да­же под­дал­ся чуть впе­ред на ска­мей­ке. Да уж, дав­но де­вуш­ки не вы­зы­ва­ли у ме­ня та­ко­го ин­те­ре­са. В го­ло­ве да­же поя­ви­лась мысль о том, что­бы за­мед­лить ход секунд и на­блю­дать за ней чуть доль­ше, чем мне от­ве­де­но. Но, увы, я не маг и не вол­шеб­ник, и та­кие ве­щи мне не подвластны.

Мне ос­та­ют­ся лишь мгно­ве­ния, вот-вот я уви­жу ее гла­за, и мои по­ис­ки ге­рои­ни для но­вой кни­ги бу­дут за­вер­ше­ны, так, глав­ное те­перь, за­пе­чат­леть ее об­раз в сво­их моз­гах.

И вот, де­вуш­ка-ра­ду­га ря­дом со мной, но гла­за, я не уви­дел ее глаз, они бы­ли под­ня­ты к не­бу. Но уда­ча мне се­го­дня явно улы­ба­ет­ся. Прой­дя па­ру мет­ров от ска­мей­ки, сум­ка с ее пле­ча па­да­ет, а точ­нее раз­дал­ся треск, и ре­мень по­рвал­ся, и все ее со­дер­жи­мое ока­зы­ва­ет­ся на ас­фаль­те. До мо­их ушей до­нес­ся раз­оча­ро­ван­ный вздох Пеп­пи, и она при­се­ла со­би­рать свои по­жит­ки. Я тут же со­рвал­ся со ска­мей­ки, что­бы по­мочь ей.

Гла­ва 2.
Что-то стран­ное

Де­вуш­ка си­де­ла на кор­точ­ках, бы­ст­ро сгре­ба­ла в порванную сум­ку пред­ме­ты, а точ­нее кни­ги, ог­ром­ное количе­ст­во книг. Но, к сло­ву ска­зать, моя не­зна­ком­ка не переста­ла ще­бе­тать се­бе под нос ка­кую-то ме­ло­дию, ко­гда я при­сел рядом с ней и по­дал ей кни­гу, она так и не по­вер­ну­лась ко мне ли­цом. В тот мо­мент я на­пле­вал на то, что по­дол мое­го доро­го­го паль­то во­зится по ас­фаль­ту, моя пе­дан­тич­ность ку­да-то про­па­ла, а вот ин­те­рес и азарт уз­нать, кто же эта незнакомка, во мне толь­ко раз­рас­тал­ся.

Воз­ле ме­ня ле­жа­ла еще од­на кни­га, и, под­няв ее, я мельком взгля­нул на до­воль­но-та­ки по­тер­тую об­лож­ку и прочел на­зва­ние. Я знал дос­та­точ­но непло­хо фран­цуз­ский язык (а на­зва­ние книж­ки бы­ло имен­но на фран­цуз­ском язы­ке, я это сра­зу по­нял), да­же мог сво­бод­но об­щать­ся с но­си­те­ля­ми язы­ка, но вот по­нять, как пе­ре­во­дит­ся на­зва­ние кни­ги, не смог. По всей ви­ди­мо­сти, кни­га бы­ла ничем иным, как учеб­ни­ком по ка­кой-ни­будь весь­ма стран­ной нау­ке, и по­это­му я не смог пе­ре­вес­ти на­зва­ние.

Ви­ди­мо, по­ка я на­хо­дил­ся в за­дум­чи­во­сти, моя не­зна­ком­ка со­бра­ла все свои по­жит­ки и вы­хва­ти­ла кни­гу из мо­их рук.

— Спа­си­бо, — бы­ст­ро про­го­во­ри­ла де­вуш­ка, за­сте­ги­вая ремень на сво­ей сум­ке, и под­ня­лась в пол­ный рост.

У нее был весь­ма при­ят­ный тембр го­ло­са, слег­ка зве­ня­щий, но это не раз­дра­жа­ло, а да­же на­обо­рот, при­да­ва­ло ей ка­ко­го-то оп­ре­де­лен­но­го шар­ма. Да уж, все-та­ки это свер­ши­лось, моя та­ин­ст­вен­ная про­хо­жая ре­ши­ла со мной за­го­во­рить. Ну это, конеч­но, не со­всем раз­го­вор, ну хо­тя бы что-то, и это не мог­ло ме­ня не ра­до­вать.

Я под­нял гла­за и по­смот­рел на Пеп­пи сни­зу вверх, по­че­му-то она боль­ше не пе­ла се­бе под нос пе­сен­ку и не улы­ба­лась, как рань­ше. Она стоя­ла, сжав гу­бы в ожи­да­нии ка­ко­го-то подво­ха, ви­ди­мо, с мо­ей сто­ро­ны.

— Что вы, мне со­всем нетруд­но, — от­ве­тил я, под­няв­шись с кор­то­чек, от­ря­хи­вая свое паль­то.

Мне все-та­ки уда­лось взгля­нуть ей в гла­за на до­лю мгновения, бы­ло вид­но, что она упор­но от­ка­зы­ва­ет­ся смот­реть мне в гла­за, но по­че­му? Мо­жет быть, она бо­ит­ся ме­ня или здесь что-то дру­гое? Хм, да­же не знаю, что и ду­мать.

Но ее гла­за… Это ка­кая-то ма­гия. У нее бы­ли яр­ко-зе­ле­ные гла­за, слов­но ма­ла­хит. Хо­тя, ско­рей, этот зе­ле­ный цвет был похож на зе­лень лу­гов, та­кие лу­га бы­ва­ют лишь в кон­це мая, ко­гда еще нет па­ля­щей жа­ры, и тра­ва име­ет на­сы­щен­ный зеленый цвет. А осо­бен­но эта тра­ва кра­си­ва с ут­ра, ко­гда на кон­чи­ках лис­точ­ков еще вид­ны ка­пель­ки ро­сы. Все-та­ки матуш­ка-при­ро­да иде­аль­но все соз­да­ла в сво­ем ми­ре.

И в ее гла­зах мож­но бы­ло уви­деть ма­лень­кие ка­пель­ки росы. Яр­ко-зе­ле­ные гла­за в со­че­та­нии с ры­жи­ми во­ло­са­ми и яр­ким сти­лем да­ют свой ре­зуль­тат, она вы­де­ля­ет­ся из тол­пы. Но за эти мгно­ве­ния я ни­че­го не смог по­нять, точ­нее, прочитать, что на­пи­са­но в ее гла­зах. Да уж, пло­хо я разбираюсь в лю­дях, нуж­но с ни­ми ча­ще об­щать­ся — ча­ще, чем это де­лаю я.

Ме­ж­ду на­ми по­вис­ло мол­ча­ние, толь­ко я хо­тел от­крыть рот, но она ме­ня опе­ре­ди­ла.

— Спа­си­бо за по­мощь, но мне по­ра, — про­из­нес­ла рыжеволо­сая осо­ба и бы­ст­рым ша­гом на­ча­ла уда­лять­ся от меня.

Ни­ко­гда со мной та­ко­го не бы­ло рань­ше, я имею в ви­ду того, что я хо­тел бро­сить­ся за де­вуш­кой вслед и по­про­сить ее но­ме­р, хо­тя мне бы­ло бы дос­та­точ­но про­сто знать, как ее зо­вут. Но я олух, сто­ял на мес­те, буд­то бы мои но­ги врос­ли в ас­фальт, по­ка она не скры­лась из ви­ду в те­ни гус­тых кус­тов.

Слов­но ка­кие-то тай­ные си­лы дер­жа­ли ме­ня на мес­те, но как толь­ко она ис­па­ри­лась, спо­соб­ность управ­лять своим телом ко мне вер­ну­лась. По­шат­нув­шись на мес­те, я ог­ля­дел­ся по сто­ро­нам, по­ток лю­дей в пар­ке прак­ти­че­ски ис­сяк, в раз­га­ре был ра­бо­чий день, и все си­де­ли по офи­сам.

Мне бы­ло ужас­но до­сад­но, что вел се­бя я как по­след­ний ло­пух. За­су­нув сно­ва ру­ки в кар­ма­ны паль­то, я опус­тил взгляд в зем­лю и хо­тел уже по­ки­нуть парк и на­чать при­да­вать­ся самоби­че­ва­нию, но мое вни­ма­ние при­влек лис­ток бу­ма­ги, кото­рый ле­жал точ­но на том мес­те, где стоя­ла не­зна­ком­ка с зеле­ны­ми гла­за­ми. На­гнув­шись, я по­доб­рал его, и на ли­це поя­ви­лась по­бед­ная ух­мыл­ка. Ры­же­во­ло­сая осо­ба за­бы­ла поднять ви­зит­ку, не знаю, при­над­ле­жит ли она ей или нет, но я все-та­ки был рад, это бы­ло ма­те­ри­аль­ное под­твер­жде­ние то­му, что она бы­ла не мо­им ми­ра­жом, она бы­ла ре­аль­но­стью. Ну, хоть од­но ра­ду­ет, я не псих.

По­ло­жив ви­зит­ку в кар­ман, я по­шел в сто­ро­ну сво­его до­ма, про се­бя по­вто­рял на­зва­ние книж­ки, у ме­ня бы­ло ощу­ще­ние дежавю, мне ка­за­лось, что где-то я уже ви­дел это со­че­та­ние слов, вот толь­ко вспом­нить, где имен­но, не мо­гу.

***

Сев за свой ра­бо­чий стол, я по­ло­жил пе­ред со­бой найденную ви­зит­ку и на­чал изу­чать ее. Ви­зит­ка, как и ее хозяйка, бы­ли весь­ма по­хо­жи, в том пла­не, что бы­ли выполнены в яр­ких то­нах. Ну, ко­неч­но же, ви­зит­ка бы­ла скромнее по цвето­вой ко­ло­ри­за­ции. Чер­ную ви­зит­ку ук­ра­ша­ли кра­си­вые оран­же­вые бу­к­вы, гла­ся­щие сле­дую­щий смысл: «Маги­че­ская лав­ка», даль­ше шла ка­кая-то ре­п­ли­ка, по всей види­мо­сти, на ла­ты­ни, а ни­же да­вал­ся кон­такт­ный те­ле­фон и ад­рес на­хо­ж­де­ния это­го за­ве­де­ния.

Я ни­ко­гда не ув­ле­кал­ся ок­культ­ны­ми нау­ка­ми или чем-то мис­ти­че­ским, я во­об­ще реа­лист по жиз­ни, и вся­ко­го ро­да сверхъ­ес­те­ст­вен­ные ве­щи, по мне, это бред чис­тей­шей во­ды. Да и все эти ма­ги­че­ские са­ло­ны и се­ан­сы об­ще­ния с умер­ши­ми ду­ша­ми не бо­лее чем афе­ра для вы­мо­га­ния де­нег из добропоря­доч­ных гра­ж­дан. Я ве­рю лишь в то, что мо­гу пощу­пать и по­тро­гать.

Для се­бя ре­шил, что зав­тра обя­за­тель­но от­прав­люсь в эту лав­ку и по­пы­та­юсь най­ти свою не­зна­ком­ку, мо­жет быть, мне улыб­нет­ся все-та­ки уда­ча, и я най­ду ее в том мес­те. А что бу­дет, ес­ли не най­ду, и эта ви­зит­ка про­сто так ле­жа­ла у нее в сум­ке?

Над вто­рым ва­ри­ан­том я не хо­тел да­же ду­мать. Впер­вые в жиз­ни я хо­тел уви­деть че­ло­ве­ка вто­рой раз под­ряд. Встряхнув го­ло­вой, пы­та­ясь та­ким об­ра­зом со­брать мыс­ли в ло­ги­че­скую це­поч­ку, я ус­та­вил­ся в чис­тый лист бу­ма­ги, а визит­ку от­ло­жил в сто­ро­ну.

Мне нуж­но на­чи­нать но­вый ро­ман, но идей по по­во­ду не­го со­всем не бы­ло, хо­тя я и встре­тил се­го­дня весь­ма ко­ло­рит­ный жен­ский об­раз. Черт, по­че­му же я не мо­гу пе­ре­не­сти на бу­ма­гу все, что ви­дел се­го­дня? Руч­ка не мог­ла вы­вес­ти на бу­ма­ге ни бу­к­вы, хо­тя го­ло­ва бы­ла пол­на идей.

И по­че­му, вы спро­си­те, я си­жу с руч­кой и ли­ст­ком бу­ма­ги, а не на­би­раю сра­зу в ком­пь­ю­те­ре текст? Ох, это моя, так сказать, при­выч­ка, ну а ес­ли быть со­всем че­ст­ным, то я про­сто мед­лен­но на­би­раю текст, вот и при­хо­дит­ся по ста­рин­ке пи­сать в бу­маж­ном ва­ри­ан­те, а уж по­том из­да­тель­ст­во са­мо пе­ре­во­дит мои про­из­ве­де­ния в элек­трон­ный вид.

Мои мыс­ли бы­ли где-то да­ле­ко, а взгляд бу­ра­вил за­кат за ок­ном, се­го­дня он был яр­ко-алым, а мне да­же по­ка­за­лось, что он слег­ка от­да­ет ры­жим цве­том. Так, стоп, хва­тит ду­мать о ней.

— Со­бе­рись, — ско­ман­до­вал я се­бе вслух и по­смот­рел на чис­тый лис­ток бу­ма­ги.

Ну, чис­тым его на­звать нель­зя, ибо в угол­ке лис­та красовался ка­кой-то за­га­доч­ный узор, ко­то­рая моя ру­ка вывела, по­ка я был по­гру­жен в свои мыс­ли о ры­же­во­ло­сой девуш­ке. Смяв бу­ма­гу, я ки­нул его в кор­зи­ну, но он не до­ле­тел, при­зем­лив­шись ря­дом с ней в па­ре сан­ти­мет­ров.

Се­го­дня я уже яв­но не смо­гу вы­дать из се­бя ни­че­го пут­но­го, и по­это­му нет смыс­ла пор­тить лис­ты, по­это­му я по­до­дви­нул к се­бе но­ут­бук и от­крыл его.

Я гнал мыс­ли о ней прочь от се­бя, и что­бы как-то по­мочь сво­ему ра­зу­му от­вы­кнуть от мыс­лей о ней, я ре­шил про­ве­рить, что за кни­ги не­сла де­вуш­ка. Взяв блок­нот, я впи­сал ту­да название кни­ги, а за­тем на­брал его в по­ис­ко­ви­ке. Ве­ли­кий и мо­гу­чий Google мне вы­дал сра­зу не­сколь­ко мил­лио­нов ссылок. Щелк­нув по пер­вой же ссыл­ке, я ус­та­вил­ся в эк­ран.

— Potions Magiques: De A à Z, — на­чал чи­тать я вслух. — Пер­вое из­да­ние кни­ги да­ти­ру­ет­ся 1580 го­дом, в этой кни­ге соб­ра­ны все из­вест­ные на тот пе­ри­од вре­ме­ни ма­ги­че­ские зелья и от­ва­ры, не­ко­то­рые ре­цеп­ты при­го­тов­ле­ния тра­вя­ных от­ва­ров дош­ли и до на­ше­го вре­ме­ни, хо­тя боль­шая часть рецеп­тов до сих пор ос­та­ет­ся нерас­шиф­ро­ван­ной из-за то­го, что, вме­сто на­зва­ния трав, там на­ри­со­ван­ы сим­во­лы и по­мет­ки на по­лях кни­ги, что за­труд­ня­ет их по­ня­тие. В 16 ве­ке цер­ковь так же упор­но бо­ро­лась за ис­ко­ре­не­ние лю­бых про­яв­ле­ний ина­ко­мыс­лия, и по­это­му ка­ж­до­го об­ла­да­те­ля этой кни­ги настига­ла ужас­ная участь в ви­де смерт­ной каз­ни или из­гна­ния из го­ро­да. По со­хра­нив­шим­ся ма­те­риа­лам можно с уверенностью ска­зать, что по мень­шей ме­ре 28 человек бы­ло со­жже­но на ко­ст­ре, и бо­лее 100, в ос­нов­ном это бы­ли жен­щи­ны и стар­цы, бы­ли вы­сла­ны за пре­де­лы Парижа в са­мые глу­хие по­се­ле­ния то­го вре­ме­ни. В от­ли­чие от многих дру­гих по­доб­ных из­да­ний то­го вре­ме­ни эта кни­га не име­ла пе­ре­из­да­ний в дру­гие ве­ка, и до на­ших дней дош­ло все­го лишь 3 эк­зем­п­ля­ра под­лин­ни­ка (под­де­лок и ко­пий за послед­ние 100 лет бы­ло за­ме­че­но не ме­нее 50, всплы­ва­ли они в раз­ных угол­ках ми­ра). На раз­лич­ных аук­цио­нах цена под­лин­ни­ка до­хо­дит до 50 тыс. ев­ро, но по­след­ние 3 года все эти кни­ги на­хо­дят­ся в ча­ст­ных кол­лек­ци­ях, и точ­ное их место­на­хо­ж­де­ние не из­вест­но ни­ко­му, кро­ме ор­га­ни­за­то­ров аук­цио­нов.

Эв­ри­ка! До ме­ня на­ко­нец-то дош­ло, где я ви­дел об­лож­ку и на­зва­ние этой кни­ги. Да уж, все, все ге­ни­аль­ное действительно про­ще про­сто­го!

За­крыв пер­вую за­клад­ку, я на­брал ад­рес од­но­го престижно­го аук­цио­на.

— На­де­юсь, па­мять ме­ня не под­ве­ла, — про­из­нес я, вби­вая в по­ис­ко­ви­ке аук­цио­на нуж­ный мне лот.

По­ка сис­те­ма ис­ка­ла сов­па­де­ния, я нерв­но от­би­вал костяшка­ми паль­цев нерв­ный ритм по стек­лян­но­му сто­лу. Знаете, по­сле ми­мо­лет­ной встре­чи с зе­ле­но­гла­зой де­вуш­кой я слов­но по­те­рял по­кой и рас­су­док. На ме­ня не по­хо­же это вовсе: я че­ло­век, ко­то­рый при­вык все де­лать дол­го и тщательно, ми­мо­лет­ным ув­ле­че­ни­ям пред­по­чи­таю одиночест­во, а вспыш­ки эмо­ций для ме­ня — это что-то из разря­да лив­не­во­го до­ж­дя для Са­ха­ры в пе­ри­од за­су­хи (ну т. е. си­туа­ция, ко­то­рая из ря­да вон вы­хо­дя­щая).

На эк­ра­не поя­вил­ся ка­та­лог, и я ах­нул, уви­дев це­ну на книж­ку мо­ей ры­же­во­ло­сой Пеп­пи.

— Сей­час дан­но­го эк­зем­п­ля­ра нет на скла­де, — про­чи­тал я вслух ин­фор­ма­цию со стра­ни­цы. — По­след­ний эк­зем­п­ляр книги был про­дан 3 го­да на­зад в Лон­до­не с тор­гов за 47 тыс. фун­тов стер­лин­гов. Ко­пию дан­ной кни­ги мож­но при­об­ре­сти на чер­ном рын­ке при­бли­зи­тель­но за 10 тыс. ев­ро, ко­пия отлича­ет­ся от ори­ги­на­ла тем, что в ней нет боль­шин­ст­ва рецептов зе­лий в свя­зи с тем, что боль­шая часть из первоисточ­ни­ка до сих пор ос­та­ет­ся непе­ре­ве­ден­ной на какой-ли­бо язык с труд­но­стью транс­крип­ции.

От­ки­нув­шись в крес­ле, я по­ло­жил ру­ки за го­ло­ву и уставился в по­то­лок. Да уж, моя та­ин­ст­вен­ная не­зна­ком­ка с ка­ж­дой но­вой ми­ну­той ста­но­вит­ся все бо­лее и бо­лее загадочной, и поче­му-то я да­же не уди­вил­ся то­му, что у нее была эта кни­га. Ну это, на­вер­ное, ло­гич­но, ес­ли я на­шел ви­зит­ку «Ма­ги­че­ская лав­ка», зна­чит, она точ­но ка­ким-то образом свя­за­на с этим пред­при­яти­ем.

Вер­нув­шись в ис­ход­ное по­ло­же­ние, я от­клю­чил но­ут­бук и от­пра­вил­ся на кух­ню вы­пить чаю пе­ред сном.

***

Ска­жи­те, бы­ва­ли ли в ва­шей жиз­ни но­чи, ко­гда вы не мог­ли сомк­нуть глаз? Нет, я го­во­рю не о тех мо­мен­тах, ко­гда вас муча­ет ка­кая-то фи­зи­че­ская боль или дис­ком­форт. Я го­во­рю о тех мо­мен­тах, ко­гда вы жа­ж­де­те всем нут­ром до­ж­дать­ся ут­ра, по­то­му что ут­ром слу­чит­ся то дей­ст­во, ко­то­рое вы так дол­го жда­ли и пла­ни­ро­ва­ли.

Та­кие бес­сон­ные но­чи у ме­ня бы­ли лишь в дет­ст­ве, ко­гда я ждал сво­его дня ро­ж­де­ния, я всю ночь ле­жал в кро­ва­ти и гадал, что же мне по­да­рят в этот раз. Хо­ро­шее вре­мя — детство, ко­гда ты ве­ришь в сказ­ки лю­бых мас­тей.

А се­го­дня, впер­вые за мно­го лет, я сно­ва ис­пы­тал это чувство ожи­да­ния и лег­кой па­ни­ки пе­ред ве­ли­ким со­бы­ти­ем.

Всю ночь я раз­мыш­лял и стро­ил до­гад­ки по по­во­ду зеленогла­зой де­вуш­ки, воз­мож­но, она во­ров­ка или же, наоборот, бо­га­тая де­вуш­ка, нор­маль­ная де­вуш­ка не мог­ла тащить в сво­ей сум­ке кни­гу за 10 тыс. ев­ро и ид­ти при этом без ох­ра­ны. Да уж, она дей­ст­ви­тель­но очень стран­ная.

Эти же мыс­ли ме­ня одо­ле­ва­ли и в пе­ри­од, ко­гда я завтракал. Го­ря от не­тер­пе­ния, я по­ки­дал по­су­ду в ра­ко­ви­ну и мет­нул­ся к вход­ной две­ри, ждать я боль­ше не мог.

Гла­ва 3.
«Магическая лавка»

Вый­дя из до­ма, я пря­ми­ком на­пра­вил­ся к бли­жай­ше­му метро, смыс­ла нет ехать на дру­гой ко­нец го­ро­да на сво­ей маши­не, я по­те­ряю не­сколь­ко ча­сов в до­ро­ге, стоя про­сто в проб­ке, а на мет­ро — 40 ми­нут, и я уже на нуж­ной ули­це и мо­гу на­чать свои по­ис­ки.

Все ча­ще и ча­ще по­след­нее вре­мя я за­ду­мы­ва­юсь над тем фак­том, за­чем мне ма­ши­на в Мо­ск­ве. Моя машина представитель­ско­го клас­са прак­ти­че­ски ме­ся­цами стоит на сто­ян­ке, по­то­му что в ог­ром­ной сто­ли­це про­сто невозмож­но пе­ре­дви­гать­ся на сво­ем транс­пор­те — множество про­бок и ли­ха­чей, ко­то­рые счи­та­ют се­бя гу­ру до­рог, а на са­мом де­ле про­сто соз­да­ют по­ме­ху для дви­же­ния. Я же пред­по­чи­таю во­дить ма­ши­ну по всем пра­ви­лам, и эти веч­ные стоя­ния в проб­ках про­сто уби­ва­ют ме­ня, и по­это­му я ли­бо стара­юсь не вы­ле­зать из до­ма, или же поль­зо­вать­ся мет­ро, так на­деж­нее.

Все мыс­ли ку­да-то про­па­ли, ко­гда я вы­шел на нуж­ной мне стан­ции и вы­шел из под­зем­ки. Те­перь у ме­ня за­тряс­лись но­ги, буд­то бы я от­прав­ля­юсь на эк­за­мен по пред­ме­ту, ко­то­рый совер­шен­но не знаю. Вто­рой день под­ряд чув­ст­вую се­бя мальчиш­кой, ко­то­рый ищет ту, ко­то­рая по­сто­ян­но от не­го усколь­за­ет.

Под­няв во­рот­ник паль­то, пред­ва­ри­тель­но взгля­нул на визит­ку и от­пра­вил­ся ис­кать нуж­ную мне ули­цу. Как ни стран­но, но се­го­дня бы­ло весь­ма те­п­ло, да­же мож­но ска­зать жар­ко, и это-то на дво­ре все­го-то на­ча­ло ап­ре­ля. В этом го­ду как-то ано­маль­но те­п­ло, снег со­шел еще в на­ча­ле мар­та, а теперь скла­ды­ва­ет­ся та­кое впе­чат­ле­ние, что в ско­ром времени мож­но бу­дет рас­стать­ся с те­п­лой оде­ж­дой и ка­ж­дые вы­ход­ные вы­ез­жать за го­род, что­бы по­ды­шать све­жим воздухом.

Ми­нут 10 я пы­тал­ся най­ти нуж­ный мне дом в че­ре­де новостро­ек, ко­то­рые, слов­но од­но­яй­цо­вые близ­не­цы, по­хо­жи друг дру­га. Да уж, а еще го­во­ри­ли, что в СССР до­ма бы­ли типовые, ка­жет­ся, си­туа­ция сей­час ку­да го­раз­до ху­же, чем тогда.

За­плу­тав, но все-та­ки най­дя нуж­ный мне дом, я уви­дел вывес­ку «Ма­ги­че­ская лав­ка» и, ус­ко­рив шаг, пе­ре­шел до­ро­гу. Внут­ри ме­ня вол­не­ние дос­тиг­ло сво­его пи­ка, да­же ды­шать не мог ров­но от пе­ре­пол­няв­ших ме­ня чувств, и, сжав в ку­ла­ке ви­зит­ку, я толк­нул дверь ма­га­зи­на.

Звон­кая ме­ло­дия ко­ло­коль­чи­ков бы­ст­ро и плавно разлилась по все­му по­ме­ще­нию, как толь­ко я от­крыл дверь и сде­лал шаг внутрь. По при­выч­ке я вдох­нул глу­бо­ко грудью и уди­вил­ся, ко­гда в нос мне не уда­рил ни­ка­кой противный запах. На­вер­ное, это был сте­рео­тип, что во всех подоб­ных за­ве­де­ни­ях пах­нет ли­бо лу­ком и чес­но­ком, ли­бо, скажем, ладаном, а здесь пах­ло, как на ули­це, толь­ко был слегка уло­ви­мый за­пах жас­ми­на, на­столь­ко тон­кий и изящ­ный, что хо­те­лось да­же ды­шать ча­ще. Я так и за­стыл на по­ро­ге этой ла­воч­ки, слу­шая пе­ре­звон ко­ло­коль­чи­ков и втя­ги­вая ноз­д­ря­ми аро­мат жас­ми­на.

— Не ожи­да­ли та­ко­го аро­ма­та в по­доб­ном за­ве­де­нии? — спро­си­ла, улы­ба­ясь, жен­щи­на сред­них лет, под­хо­дя ко мне.

— Ой, про­сти­те, — вздрог­нув, про­тя­нул я и раз­жал ку­лак.

Ском­кан­ная ви­зит­ка бес­по­мощ­но упа­ла на пол магазинчика, и жен­щи­на, лег­ко на­гнув­шись, по­доб­ра­ла ее.

— От­ку­да у вас на­ша ви­зит­ка? — так же доброжелательно по­ин­те­ре­со­ва­лась она, смот­ря на ме­ня. — Мы их не рас­про­стра­ня­ем, они есть толь­ко у на­ших по­сто­ян­ных кли­ен­тов, а их не так уж и мно­го у нас, да и вы ни­ко­гда рань­ше не бы­ли у нас.

Я по­ежил­ся под ее взгля­дом, жен­щи­на смот­ре­ла как будто бы не на ме­ня, а сквозь ме­ня, слов­но изу­ча­ла ме­ня изнут­ри, не­при­ят­ное ощу­ще­ние, ка­жет­ся, буд­то ты сто­ишь перед ней со­всем го­лый.

Так, мо­жет сов­рать и ска­зать, что я ув­ле­ка­юсь ма­ги­ей, и визит­ку дал мне мой зна­ко­мый? Хм, сто­ит ри­ск­нуть.

— Ва­шу ви­зит­ку мне дал мой зна­ко­мый, ска­зал, что здесь мне смо­гут по­мочь, — на­чал я го­во­рить из­да­ле­ка и пы­тал­ся исполь­зо­вать раз­мы­тые фор­му­ли­ров­ки, да­бы не оп­ло­шать.

— Как имя ва­ше­го зна­ко­мо­го? — с лег­кой ух­мыл­кой поинтере­со­ва­лась дру­гая жен­щи­на, за­хо­дя в по­ме­ще­ние магази­на с дру­го­го кон­ца. — Мы зна­ем всех на­ших кли­ен­тов в лицо.

Упс, вот, ка­жет­ся, и про­ва­лил­ся мой ге­ни­аль­ный план.

— Ну и как зо­вут ва­ше­го дру­га? — от­кры­вая боль­шую кни­гу, сно­ва за­да­ла свой во­прос жен­щи­на, ви­ди­мо, хо­зяй­ка это­го мес­та.

— Ммм, а мо­жет, я ос­тав­лю его имя кон­фи­ден­ци­аль­ным? — на­чал ка­ню­чить я, смот­ря на жен­щин по оче­ре­ди.

— Не бой­тесь, мы не по­ку­са­ем ва­ше­го дру­га, — улы­ба­ясь, ска­за­ла пер­вая жен­щи­на, под­хо­дя вплот­ную к той, что постарше. Про­сто мы по­бла­го­да­ри­ли бы его за то, что он нам на­шел но­во­го кли­ен­та.

Да уж, моя ложь раз­ва­ли­лась с пер­во­го же пред­ло­же­ния. Вдох­нув, я сде­лал шаг к то­му мес­ту, где стоя­ли обе жен­щи­ны.

— Увы, но ни­ка­ко­го дру­га нет, — при­знал­ся я, ще­ки окрасились в пун­цо­вый цвет, ну прие­ха­ли, 35-лет­ний му­жик крас­не­ет, слов­но школь­ник, ко­то­ро­го за­ста­­ли в школь­ном туале­те, ко­гда тот ку­рил.

В от­ве­т жен­щи­ны лишь об­ме­ня­лись за­ин­те­ре­со­ван­ными взгля­дами и ус­та­ви­лись на ме­ня в ожи­да­нии оп­рав­да­ний.

— Вот эту ви­зит­ку, что сей­час у вас в ру­ках, я вче­ра на­шел на ули­це, ее об­ро­ни­ла де­вуш­ка в стран­ном на­ря­де, — про­из­нес я, сло­жив ру­ки за спи­ной, слов­но был за­клю­чен­ным в тюрьме. — У нее из сум­ки вы­па­ла ва­ша ви­зит­ка, вот я и пришел в ва­ше за­ве­де­ние, сам же я ни­как не от­но­шусь к подоб­ным ве­щам, кото­ры­ми вы тут тор­гуе­те, и еще из­ви­ни­те ме­ня за ложь, как-то са­мо все вы­рва­лось.

Од­на из них за­кры­ла жур­нал, а моя пер­вая зна­ко­мая подала мне смя­тую ви­зит­ку, все так же улы­ба­ясь.

— Ду­маю, вы долж­ны ее са­ми вер­нуть вла­де­ли­це.

— Ес­ли бы, я знал, где она сей­час, — рас­строе­нно ска­зал я, за­би­рая ви­зит­ку.

Да уж, ма­ло то­го, что я сов­рал, и ме­ня рас­ку­си­ли, так и еще вдо­ба­вок ее так и не на­шел в этом мес­те. Вы­дох­нув и по­ло­жив ви­зит­ку в кар­ман паль­то, я на­чал раз­гля­ды­вать вит­ри­ну, которая бы­ла пе­ре­до мной.

— Те, ко­го мы ищем всю жизнь, обыч­но бы­ва­ют у нас под но­сом, — как бы не­вз­на­чай про­тя­ну­ла жен­щи­на по­стар­ше, ставя на вит­ри­ну воз­ле ме­ня бу­кет жас­ми­на. Из-за сво­ей дально­зор­ко­сти мы не ви­дим тех, кто со­всем ря­дом с на­ми.

Скри­вив рот в по­лу­ух­мы­лоч­ке, жен­щи­на сно­ва вер­ну­лась за стой­ку, что-то бор­мо­ча се­бе под нос.

А я как вко­пан­ный ос­тал­ся сто­ять у этой вит­ри­ны, смот­ря на жас­мин и раз­мыш­ляя над ее сло­ва­ми, ко­то­рые бы­ли обраще­ны ско­рей к пус­то­те, чем ко мне, или же все-та­ки эти сло­ва при­над­ле­жа­ли мне. Боль­ше все­го ме­ня за­де­ла ее фраза про даль­но­зор­кость. Хм, мо­жет быть, в ее сло­вах есть смысл, но ка­кой? В го­ло­ве сра­зу всплыл вче­раш­ний об­раз радуж­ной Пеппи, и ре­шил най­ти ее, не знаю по­ка, для че­го и что ей бу­ду го­во­рить, но я дол­жен ее най­ти, про­сто най­ти, мо­жет быть, да­же для то­го что­бы из­да­ле­ка на нее по­смот­реть.

— Ска­жи­те, а вы не мо­же­те мне дать ад­ре­са не­ко­то­рых ваших кли­ен­тов, кто мог по­те­рять эту ви­зит­ку? — вы­па­лил я, не от­ры­вая взгля­да от цвет­ков жас­ми­на и слег­ка по­ка­чи­ва­ясь на нос­ках.

— Увы, мы, как вра­чи, не вы­да­ем на­ших кли­ен­тов, — перелис­ты­вая стра­ни­цы ка­кой-то кни­ги, от­ве­ти­ла из-за стой­ки жен­щи­на.

— А ис­клю­че­ние сде­лать ни­как нель­зя? — на­стаи­вая на своем, протянул я, по­вер­нув­шись к жен­щи­не. Я да­же заплачу столь­ко, сколь­ко нуж­но за ин­фор­ма­цию.

— Брось­те вы эту за­тею, — вно­ся в ма­га­зин­чик стоп­ку брошюр, ска­за­ла моя пер­вая зна­ко­мая. Кто хо­чет быть найденным, все­гда бу­дет най­ден, а кто не хо­чет…

Ох, здесь все го­во­рят ка­ки­ми-то за­гад­ка­ми и скраб­ла­ми — так труд­но най­ти нить прав­ды сре­ди этих шу­ток и афо­риз­мов.

— Ну, ви­ди­мо, не судь­ба, — про­го­во­рил рас­строе­нно я, на каб­лу­ках по­во­ра­чи­ва­ясь к две­ри.

— Ни­че­го не хо­ти­те при­об­ре­сти у нас? — вслед спро­си­ла жен­щи­на за стой­кой. У нас есть аму­ле­ты на все слу­чаи жиз­ни, ду­маю, мы смо­жем вам по­дыс­кать тот, ко­то­рый по­мо­жет обрести сча­стье.

— Ох, нет, — еле слыш­но рас­сме­яв­шись, этот смех был похож, ско­рей, на ка­кое-то из­де­ва­тель­ст­во, чем на ра­до­ст­ный вопль. — Не хо­чу вас оби­деть, но я не ве­рю в этот бред с амуле­та­ми и про­чей ере­сью. Я при­вык по­ла­гать­ся на се­бя и толь­ко на се­бя, — до­го­во­рив, я дер­нул руч­ку две­ри и по терри­то­рии ма­га­зин­чи­ка сно­ва раз­ле­тел­ся за­дор­ный пере­звон ко­ло­коль­чи­ков.

— Судь­ба лю­бит бли­зо­ру­ких, — го­лос, слов­но «му­зы­ка ветра», до­ле­тел до мо­их ушей, и я рез­ко раз­вер­нул­ся, ища обла­да­тель­ни­цу столь чуд­но­го тем­бра го­ло­са, хо­тя… хо­тя я уже рань­ше его слы­шал.

— Вы что-то за­бы­ли? — об­ра­ти­лась ко мне жен­щи­на, которая рас­кла­ды­ва­ла бро­шюр­ки по по­лоч­кам.

— Вы толь­ко что не слы­ша­ли го­лос? — при­щу­рив гла­за, спро­сил я, всмат­ри­ва­ясь в ка­ж­дый метр это­го по­ме­ще­ния, ища ту, ко­то­рая му­ча­ет ме­ня уже су­тки.

— Нет, — в два го­ло­са от­ве­ти­ли жен­щи­ны, не от­ры­ва­ясь от сво­ей ра­бо­ты.

— Я точ­но стал пси­хо­м, она ме­ня све­дет с ума, — проговорил я се­бе под нос и по­ки­нул «Ма­ги­че­скую лав­ку».

Ну вот, моя по­езд­ка ока­за­лась бес­по­лез­ной во всех смыслах, раз­до­са­до­ван­ный и мо­раль­но по­дав­лен­ный, я встал на пе­ре­хо­де, ожи­дая зе­ле­но­го цве­та. Те­перь у ме­ня нет никаких за­це­пок, где мож­но ис­кать ры­же­во­ло­сую Пеппи.

— Стой­те, — ок­лик­нул ме­ня уже зна­ко­мый го­лос.

Я сно­ва по­ду­мал, что по­ка­за­лось, и да­же не обер­нул­ся, делая шаг на пе­ре­ход.

— Да стой­те же вы, на­ко­нец, — крик­ну­ла де­вуш­ка, схватившись в ру­кав мое­го паль­то, и дер­ну­ла на­зад.

Хо­тя дер­ну­ла она ме­ня не очень силь­но, но я не удер­жал­ся на но­гах и шлеп­нул­ся на мяг­кое ме­сто на тро­ту­ар. Лю­ди обходи­ли ме­ня и что-то не­до­воль­но бор­мо­та­ли се­бе под нос, да, уже в та­кой глу­пой си­туа­ции дав­нень­ко я не был.

— Ой, вы не ушиб­лись? — по­ин­те­ре­со­ва­лась моя рыжеволосая про­хо­жая и по­да­ла мне свою ма­лень­кую руч­ку.

Се­го­дня она вы­гля­де­ла не так пе­ст­ро как вче­ра: вме­сто цве­та­стой курт­ки на ней был чер­ный ко­рот­кий пла­щик, хо­тя в ос­таль­ном она бы­ла прак­ти­че­ски так же оде­та, как и вче­ра, толь­ко на го­ло­ве не бы­ло ке­поч­ки, ры­жие куд­ри бы­ли со­б­ра­ны в вы­со­кий хвост.

— Все в по­ряд­ке, — на­ко­нец-то смог вы­да­вить из се­бя. — От­ку­да вы здесь?

— Я хо­те­ла из­ви­нить­ся пе­ред ва­ми за по­ве­де­ние мо­ей мамы и ба­буш­ки, — ру­мя­нец ок­ра­сил ее щеч­ки. — Про­сти­те их, они ду­ма­ли так бу­дет луч­ше для ме­ня.

Я со­всем не по­ни­мал, о чем она го­во­рит, лишь сжав зу­бы, про­буб­нил:

— Угу, — и взяв ее ма­лень­кую ла­дош­ку в свою ру­ку, поднялся с ас­фаль­та.

— По мо­ей ви­не у вас гряз­ное паль­то, пой­дем­те в магазинчик, я по­чи­щу ва­ше паль­то, это мой долг, — звон­ким го­ло­ском ска­за­ла зе­ле­но­глаз­ка.

И взяв ме­ня за ру­ку, по­та­щи­ла об­рат­но в «Ма­ги­че­скую лавку», я по­кор­но сле­до­вал за ней (да­же не со­про­тив­лял­ся тому), рас­смат­ри­вая ее со спи­ны: коп­на ры­жих во­лос колыхалась при ка­ж­дом ду­но­ве­нии вет­ра. Куд­ряш­ки пружинили при ка­ж­дом ее дви­же­нии, и ка­за­лось, что она передви­га­ет­ся лишь на кон­чи­ках паль­цев, так бес­шум­но она пе­ре­дви­га­лась.

Сно­ва зво­ноч­ки ко­ло­коль­чи­ков и лег­кий за­пах жас­ми­на, зна­чит, они сно­ва в ма­га­зи­не ма­ги­че­ских то­ва­ров, я да­же не за­ме­тил, как мы пе­ре­сек­ли до­ро­гу, на­столь­ко она заворожила ме­ня. Ото­рвав­шись от рас­смот­ре­ния де­вуш­ки, я сно­ва ог­ля­дел лав­ку и пой­мал на се­бе изу­чаю­щие взгля­ды обеих жен­щин. Ры­же­во­ло­сая про­ве­ла ме­ня че­рез весь ма­га­зин и при­гла­си­ла жес­том прой­ти в не­боль­шое по­ме­ще­ние за стойкой.

— При­са­жи­вай­ся, — про­из­нес­ла она, ука­зы­вая мне на большое крес­ло, ко­то­рое бы­ло на­кры­то боль­шим сте­га­ным пле­дом, вы­пол­нен­ным в лос­кут­ной тех­ни­ке, яв­но ра­ри­тет­ная вещь.

Я кив­нул в от­вет и уже при­го­то­вил­ся сесть, как она ме­ня оста­но­ви­ла жес­том.

— Сни­ми паль­то, я его по­чи­щу.

Ски­нув паль­то, я пе­ре­дал его де­вуш­ке и на­ко­нец-то призем­лил­ся в боль­шое крес­ло.

— Кста­ти, мы так и не по­зна­ко­ми­лись, — на­чал я, устраиваясь удоб­нее на крес­ле. Я Ра­уль Се­ве­ров.

— А я знаю, — под­миг­нув мне у са­мо­го вы­хо­да из ком­на­ты, от­ве­ти­ла де­вуш­ка и ос­та­ви­ла ме­ня в не­до­уме­нии од­но­го в комна­те.

Гла­ва 4.
За­га­доч­ный сон или
все-та­ки это был не сон?

Дверь за де­вуш­кой за­хлоп­ну­лась, и я рас­сла­бил­ся в крес­ле в ее ожи­да­нии. Яв­но, что ми­нут че­рез 15 де­вуш­ка вер­нет­ся с чис­тым паль­то, и мне при­дет­ся на­все­гда уб­рать­ся во­своя­си, а я так и не уз­нал да­же ее име­ни. От­ки­нув­шись в крес­ле, я слад­ко зев­нул, стран­но, обыч­но за­пах жас­ми­на не дей­ст­во­вал на ме­ня на­столь­ко убаю­ки­ваю­ще, а се­го­дня мои ве­ки пря­мо-таки сли­па­ют­ся.

На­стой­чи­во ре­шив не спать, я под­пер под­бо­ро­док ла­до­нью и ус­та­вил­ся пе­ред со­бой. За ка­ких-то пол­ча­са мое­го пребывания в этом за­ве­де­нии я не уз­нал, как ка­за­лось мне вна­ча­ле, ни­че­го пут­но­го, за­то сей­час ка­жет­ся, на ме­ня навалилось столь­ко но­во­стей, что го­ло­ва раз­ры­ва­ет­ся от массива стран­ной ин­фор­ма­ции. Взять хо­тя бы тот стран­ный факт, что эта ры­же­во­ло­сая осо­ба от­ку­да-то зна­ет мое имя. Так, стоп, мо­жет быть, она чи­та­ет мои лю­бов­ные ро­ма­ны и ви­де­ла мою фо­то­гра­фию на кни­ге? Хо­тя это ва­ри­ант очень не­ле­пый, во-пер­вых, мои кни­ги чи­та­ют лишь пре­ста­ре­лые осо­бы или школь­ни­цы, а во-вто­рых, книж­ный мир слиш­ком уз­кий и специ­фи­че­ский, и, как водится, чи­та­ли обыч­но не зна­ют авторов этих бре­до­вых ро­ман­чи­ков в ли­цо. И, на­вер­ное, хорошо, что не зна­ют.

Нет, де­ло не в том, что я не жа­ж­ду по­пу­ляр­но­сти. Как и любая че­ло­ве­че­ская особь в пер­вую сту­пень я — эго­ист, который хо­чет все­об­ще­го вни­ма­ния и обо­жа­ния, но именно при­зна­ния и по­кло­не­ния мне как ав­то­ру де­ше­вых ро­ман­чи­ков не хо­чу. Это что-то срод­ни для ме­ня с уни­же­ни­ем и втап­ты­ва­ни­ем в грязь, на­пи­са­ние книг дав­но ста­ло для ме­ня лишь спо­со­бом за­ра­ба­ты­ва­ния де­нег и ут­ра­ти­ло хоть ка­кую-то то­ли­ку твор­че­ской дея­тель­но­сти. А ко­гда пи­са­тель­ст­во для меня бы­ло един­ст­вен­ным спо­со­бом в жиз­ни убе­жать от реальной жиз­ни.

За­ду­мав­шись о сво­ей жиз­ни, я не за­ме­тил, как за­дре­мал.

***

Май 1816 год, Же­не­ва. Дом Пер­си Шел­ли.

— Эл­лис, накрой, пожалуйста, на стол, — по­про­си­ла женщина сред­них лет, на вид ей бы­ло не бо­лее 30 лет, красивые каш­та­но­вые во­ло­сы бы­ли за­бра­ны в пу­чок.

— Хо­ро­шо, мам, — ото­зва­лась ры­же­во­ло­сая де­вуш­ка с яркими зе­ле­ны­ми гла­за­ми и дос­та­ла из вы­со­ко­го ку­хон­но­го шка­фч­ика го­ру та­ре­лок.

Де­вуш­ка на­пе­ва­ла се­бе под нос ка­кую-то ве­се­лую пе­сен­ку и впри­прыж­ку от­пра­ви­лась в сто­ло­вую ком­на­ту, что­бы на­крыть стол к обе­ду, се­го­дня у них, точ­нее у ее хо­зяй­ки, бу­дет ужи­нать друг се­мьи и по со­вмес­ти­тель­ст­ву лорд Бай­рон.

Дев­чуш­ка по­ста­ви­ла на стол та­рел­ки и на­ча­ла их раскладывать, ми­нут че­рез 5 все та­рел­ки бы­ли рас­став­ле­ны, и она сно­ва от­пра­ви­лась на кух­ню, те­перь уже за при­бо­ра­ми.

— До­ро­гая, те­бя ис­ка­ла мис­сис Мэ­ри, — ска­за­ла женщина с та­ки­ми же рос­кош­ны­ми тем­ны­ми во­ло­са­ми, не подни­мая глаз на ры­же­во­ло­сую де­вуш­ку.

— Сей­час, толь­ко на­крою на стол и обя­за­тель­но зай­ду к ней, — от­ве­ти­ла Эл­лис, дос­та­вая фу­же­ры из то­го же шкафчика.

— Я са­ма все до­де­лаю, мис­сис Шел­ли ждет те­бя, — ска­за­ла пер­вая жен­щи­на и за­бра­ла из рук Шел­ли фу­же­ры.

Эл­лис толь­ко и ос­та­ва­лось по­жать свои­ми кро­шеч­ны­ми пле­чи­ка­ми и по­бе­жать в ком­на­ту к хо­зяй­ке.

В гос­ти­ной она встре­ти­ла Ко­ли­на, сы­на мис­сис Шел­ли, и мис­те­ра Пер­си.

— За­щи­щай­ся! — за­кри­чал па­рень, вы­бе­гая на­встре­чу Эллис с им­про­ви­зи­ро­ван­ной шпа­гой.

— Ох, Ко­лин, ты ме­ня убил, — па­дая на ко­вер, про­из­нес­ла Эл­лис, и как толь­ко ма­лень­кий маль­чик по­до­шел к ней вплотную, дев­чуш­ка вско­чи­ла на но­ги и, схва­тив пар­ня в охапку, за­кру­жи­ла его по ком­на­те.

— Элиссссссссссс, — то­нень­ким го­ло­ском про­тя­нул Ко­лин, хи­хи­кая. — По­иг­рай со мной!

— Не мо­гу, — по­ста­вив пар­ня на зем­лю и по­пра­вив фар­тук, про­тя­ну­ла ры­же­во­ло­сая де­вуш­ка. Твоя ма­ма ждет ме­ня.

Ко­лин сра­зу по­гру­ст­нел и на­дул губ­ки, не про­шло и ми­ну­ты, как маль­чик при­жал­ся к мо­ло­дой слу­жан­ке и на­чал ка­ню­чить:

— Ну рас­ска­жи мне од­ну из сво­их стран­ных ис­то­рий.

Ры­жень­кая по­ло­жи­ла свою ма­лень­кую ла­дош­ку пар­ню на го­ло­ву и взъе­ро­ши­ла свет­лые во­ло­сы на его го­ло­ве.

— Обе­щаю, что на ночь ты по­лу­чишь свою до­лю ис­то­рий, — улыбаясь, про­тя­ну­ла де­вуш­ка и по­смот­ре­ла маль­чи­ку в глаза свер­ху вниз.

— Обе­ща­ешь? — смот­ря на нее боль­ши­ми ка­ри­ми гла­за­ми, спро­сил маль­чик, буд­то бы он ей не по­ве­рил.

— Кля­нусь, а сей­час я нуж­на тво­ей ма­ме, — от­це­п­ля­я малень­кие руч­ки от се­бя, про­из­нес­ла Эл­лис и до­тро­ну­лась кончи­ком паль­ца до но­си­ка Ко­ли­на.

Эл­лис про­дол­жи­ла свой путь в ком­на­ту хо­зяй­ки, и че­рез мину­ту де­вуш­ка стоя­ла у хо­зяй­ской ком­на­ты, ма­лень­кий кулачок сту­чал в ду­бо­вую дверь.

— Вхо­ди­те, — про­тя­нул сла­бый жен­ский го­ло­сок за две­рью.

Ры­же­во­ло­сая толк­ну­ла тя­же­лую дверь и впорх­ну­ла в большую свет­лую ком­на­ту.

— Вы ис­ка­ли ме­ня, мис­сис, — сде­лав лег­кий ре­ве­ранс, произ­нес­ла Эл­лис.

— Да, да, — чуть бы не сто­нав, про­из­нес­ла мо­ло­дая женщина, ле­жа на низ­кой ку­шет­ке. — Этим ле­том до­ж­ди точно ре­ши­ли раз­ру­шить весь мой мир.

Зе­ле­но­гла­зая слу­жан­ка сде­ла­ла па­ру ша­гов и ока­за­лась воз­ле ку­шет­ки, где ле­жа­ла ее хо­зяй­ка.

— Сно­ва миг­рень? — спро­си­ла Эл­лис.

— Да, до­ро­гая, мне ка­жет­ся, моя го­ло­ва рас­сы­па­ет­ся на тыся­чи ос­кол­ков, буд­то бы это не го­ло­ва, а стек­лян­ный шар, — по­ти­рая вис­ки, про­тя­ну­ла Мэ­ри.

— Мис­сис Шел­ли, вам по­мо­жет ла­ван­до­вое мас­ло, — доставая из кар­ма­на сво­его пе­ред­ни­ка и по­ка­зы­вая склян­ку хо­зяй­ке, от­ве­ти­ла Эл­лис.

— Сде­лай что-ни­будь ско­рее, ина­че я ум­ру от этой бо­ли.

Ти­хий хло­пок и ры­жень­кая от­кры­ла бу­ты­лек с мас­лом и пару ка­пель кап­ну­ла се­бе на паль­цы. Эл­лис се­ла по­за­ди кушет­ки Мэ­ри на низ­кий пуф и на­ча­ла мас­си­ро­вать вис­ки своей хо­зяй­ки.

— Мис­сис Шел­ли, рас­слабь­тесь и по­пы­тай­тесь глуб­же дышать, — по­про­си­ла Эл­лис, про­дол­жая слег­ка на­дав­ли­вать на вис­ки и мас­си­ро­вать их.

Мэ­ри глу­бо­ко вы­дох­ну­ла и за­кры­ла гла­за, а Эл­лис на­ча­ла ко все­му про­че­му мур­лы­кать се­бе под нос ка­кую-то ме­ло­дию, все это про­дол­жа­лось ми­нут 20, по­сле че­го мис­сис Шел­ли зевну­ла и от­кры­ла гла­за.

— Ох, Эл­лис, — по­дав­ляя оче­ред­ной зе­вок, про­из­нес­ла Шел­ли. — Ты про­сто моя спа­си­тель­ни­ца, что­ бы я де­ла­ла без тебя.

Эл­лис под­ня­лась с пу­фа и по­пра­ви­ла свой пе­ред­ник.

— Мис­сис Мэ­ри, я про­сто вы­пол­няю свою ра­бо­ту, — улыбнув­шись, про­из­нес­ла ры­жень­кая.

— Ты и твои се­ст­ры — про­сто клад для на­шей се­мьи, — садясь на ку­шет­ке, от­ве­ти­ла Мэ­ри. Ты мо­жешь вы­ле­чить лю­бую бо­лезнь свои­ми тра­ва­ми, в чем твой сек­рет?

Зе­ле­но­гла­зая де­вуш­ка вы­тер­ла ру­ки о фар­тук и, улы­ба­ясь, по­смот­ре­ла на свою хо­зяй­ку и слег­ка скло­ни­ла го­ло­ву на­бок.

— Мис­сис Мэ­ри, у ме­ня нет сек­ре­тов, про­сто я умею готовить от­ва­ры из трав и знаю, ка­кая тра­ва от че­го по­мо­га­ет.

— Но это же ма­гия чис­той во­ды, — вос­клик­ну­ла восторженно жен­щи­на. — Ты моя спа­си­тель­ни­ца се­го­дня, не знаю, как бы я вы­гля­де­ла се­го­дня за сто­лом пе­ред лор­дом, ес­ли бы моя го­ло­ва бы­ла не мо­ей. Эл­лис, рас­ска­жи мне еще од­ну из сво­их ув­ле­ка­тель­ных ис­то­рий, ко­то­рые так лю­бит мой сын, он мне го­во­рил, что ты от­лич­ная ска­зоч­ни­ца.

— Мои рас­ска­зы — это во­все не сказ­ки, — воз­ра­зи­ла рыжево­ло­сая. — Эти ис­то­рии лю­ди пе­ре­да­ют друг дру­гу из уст в ус­та уже мно­го ве­ков.

— Ну рас­ска­жи мне что-ни­будь ин­те­рес­ное, — умо­ляю­щим го­ло­сом про­из­нес­ла Мэ­ри и жес­том при­гла­си­ла Эл­лис при­сесть на ку­шет­ку ря­дом с ней.

— Ох, мис­сис Мэ­ри, у нас нет вре­ме­ни рас­си­жи­вать­ся, давай­те я бу­ду оде­вать вас, ук­ла­ды­вать во­ло­сы и параллельно рас­ска­зы­вать свою ис­то­рию, вы же са­ми знаете, ваш муж не лю­бит, ко­гда вы опаз­ды­вае­те к сто­лу.

Шел­ли вста­ла с ку­шет­ки и се­ла на­про­тив туа­лет­но­го столика, а Эл­лис при­сту­пи­ла к ук­ла­ды­ва­нию ее во­лос.

— С дав­них вре­мен хо­дят раз­го­во­ры про од­но­го уче­но­го, кто-то счи­тал его пси­хом, а кто-то ге­ни­ем сво­его де­ла, но ни­кто не мог ос­тать­ся рав­но­душ­ным к не­му и его ис­сле­до­ва­ни­ям, — на­ча­ла го­во­рить Эл­лис и па­рал­лель­но рас­пус­ти­ла во­ло­сы хозяй­ки и взя­ла гре­бень, что­бы рас­че­сать их. — Жил он где-то в Вос­точ­ной Ев­ро­пе и зва­ли его то ли Вик­то­ром, то ли Владисла­вом. Он жил и за­ни­мал­ся ис­сле­до­ва­ния­ми в небольшом го­род­ке в го­рах, ме­ст­ные жи­те­ли его боя­лись и на­зы­ва­ли за гла­за юро­ди­вым. Муж­чи­на был же­нат на очень кра­си­вой жен­щи­не, вся де­рев­ня за­ви­до­ва­ла ему из-за его жены Али­ры. Жен­щи­на и вправ­ду бы­ла не­зем­ной кра­со­ты: зо­ло­тые ло­ко­ны, гла­за не­бес­но­го цве­та, а ко­жа — кра­си­во­го олив­ко­во­го цве­та и, са­мое глав­ное, она бе­зум­но лю­би­ла сво­его му­жа-уче­но­го.

По­ка Эл­лис рас­ска­зы­ва­ла, она за­пле­ла на го­ло­ве сво­ей хозяй­ки две ко­сич­ки и те­перь сза­ди де­ла­ла ей пу­чок.

— Лю­дям в де­ре­вуш­ке, где они жи­ли, очень не нра­ви­лось то, что кра­са­ви­ца Али­ра дос­та­лась та­ко­му стран­но­му че­ло­ве­ку, как этот уче­ный. И вот од­на­ж­ды ве­че­ром, ко­гда Али­ра возвращалась из ле­са, где она со­би­ра­ла тра­вы, на нее на­па­ли ме­ст­ные жи­тель­ни­цы, ме­нее кра­си­вые, чем она, и они из­би­ли де­вуш­ку до по­лу­смер­ти. Из­би­тая Али­ра смог­ла дой­ти до до­ма, ее муж на­шел ее и трое су­ток пы­тал­ся вы­хо­дить свою любимую. Но ни­че­го не по­мог­ло, и де­вуш­ка на тре­тьи су­тки умер­ла. Муж­чи­на был убит го­рем, ведь его же­на бы­ла не только му­зой для не­го, но и смыс­лом его жиз­ни. И то­гда ему в го­ло­ву при­шла мысль, он ре­шил ожи­вить ее, но так как мно­го ор­га­нов у нее бы­ло по­вре­ж­де­но, муж­чи­на на­чал вес­ти охо­ту на ме­ст­ных жи­тель­ниц. Он жес­то­ко их уби­вал и за­би­рал у них не­дос­таю­щие ор­га­ны для его воз­люб­лен­ной. Те­перь ме­ст­ные жи­те­ли ста­ли еще боль­ше сто­ро­нить­ся это­го чу­да­ка, и уже нача­ли по­го­ва­ри­вать о том, что он жи­вое во­пло­ще­ние са­та­ны.

Де­вуш­ка за­кон­чи­ла с при­чес­кой и дос­та­ла из хо­зяй­ско­го шка­фа пла­тье кра­си­во­го не­бес­но­го цве­та.

— Че­рез год ра­бо­ты он со­брал все де­та­ли сво­ей лю­би­мой, но ос­та­лась един­ст­вен­ная за­гад­ка, как же при­вес­ти в ра­бо­чее со­стоя­ние ее серд­це. И то­гда, что­бы ожи­вить свою му­зу, он реша­ет­ся на то, что­бы про­дать свою ду­шу. Муж­чи­на про­да­ет свою ду­шу Са­та­не, и — вот чу­до! — его вновь собранная жена про­сы­па­ет­ся от дол­го­го сна. Ко­гда уче­ный вышел в де­рев­ню со сво­ей же­ной, ме­ст­ные жи­те­ли бы­ли в ужасе. Те, кто год на­зад из­бил бед­ную кра­са­ви­цу до смер­ти, не смог­ли пе­ре­не­сти ее вос­кре­ше­ния, и од­на за другой в течение 4 дней де­вуш­ки по­кон­чи­ли жизнь са­мо­убий­ст­вом. Сча­ст­ли­вый уче­ный про­дол­жил ра­бо­тать, а его же­на — ухаживать за ним и вдох­нов­лять его. И вот, ра­бо­тая над но­вым от­кры­ти­ем, бед­ный уче­ный не­пра­виль­но сме­шал ин­гре­ди­ен­ты, и в его ла­бо­ра­то­рии про­изо­шел взрыв. Же­на его тут же прибежа­ла на шум, уче­ный был весь в кро­ви и пы­ли, он ед­ва ды­шал, но умир­ал он с улыб­кой на ли­це, го­во­рят, что пе­ред самой смер­тью он про­шеп­тал ей, что не зря ее вос­кре­сил. И как толь­ко он ис­пус­тил дух, по его ду­шу явил­ся сам Са­та­на, ока­за­лось, что це­ной жиз­ни его воз­люб­лен­ной бы­ла не толь­ко его ду­ша, но и он сам по­сле смер­ти. Са­та­на за­брал его к се­бе, что­бы тот про­дол­жил свои опы­ты у не­го в аду.

На по­след­них сло­вах Эл­лис за­стег­ну­ла ко­лье на шее сво­ей хо­зяй­ки и, вы­гля­нув из-за ее спи­ны, улыб­ну­лась.

— Вы ве­ли­ко­леп­ны, — про­тя­ну­ла де­вуш­ка.

— А что слу­чи­лось с его же­ной? — с ин­те­ре­сом спро­си­ла Мэ­ри, сей­час она бы­ла по­хо­жа на сво­его сы­на Ко­ли­на, которого все­гда ин­те­ре­со­ва­ли фак­ты в ее ис­то­ри­ях.

— Лю­ди го­во­ри­ли раз­ное: кто-то го­во­рил, что Али­ра продол­жи­ла де­ло му­жа, а кто-то го­во­рил, что она ув­лек­лась чер­ной ма­ги­ей, но ее след по­те­рян в ис­то­рии, — за­кон­чи­ла свой рас­сказ Эл­лис.

— Те­перь я по­ни­маю, по­че­му Ко­лин те­бя обо­жа­ет, — улыбнув­шись, про­тя­ну­ла Мэ­ри и по­ки­ну­ла ком­на­ту.

***

Я мед­лен­но от­крыл гла­за и, па­ру раз морг­нув, вна­ча­ле не по­нял, где я на­хо­жусь, но ко­гда взгля­нул за ок­но, то мне стало по­нят­но, что в этом мес­те я про­вел по мень­шей ме­ре часов 7, ибо за ок­ном уже опус­ти­лись су­мер­ки.

— Доб­рое ут­ро, со­ня, — в ком­на­ту с мо­им паль­то че­рез плечо во­шла улы­баю­щая­ся ры­жая де­вуш­ка. — Как спа­лось?

— Я из­ви­няюсь, по­ка ждал те­бя, за­снул, — по­пы­тал­ся ретиро­вать­ся я. — А сколь­ко сей­час вре­ме­ни?

— По­ло­ви­на де­вя­то­го, — от­ве­ти­ла ры­жень­кая и се­ла на стол воз­ле ок­на. — Ба­буш­ка мне за­пре­ща­ла те­бя бу­дить, ска­за­ла, что ты дол­жен дос­мот­реть свой сон.

От­ку­да она зна­ла, что мне снил­ся сон? И по­че­му во сне была она? Ох, ка­жет­ся, за­пах жас­ми­на на ме­ня пло­хо дей­ст­вует, мне снил­ся та­кой бред, ужас.

— Ну, что те­бе сни­лось? — не уни­ма­лась моя ры­же­во­ло­сая зна­ко­мая. — Ба­буш­ка го­во­ри­ла, что сон был очень ин­те­рес­ный.

— Ну, — за­мял­ся я, че­ст­но при­знать­ся, я не по­ни­мал, был ли то сон, или я был сви­де­те­лем той кар­ти­ны. — Мне снил­ся какой-то дом, жен­щи­на с семь­ей и там, ка­жет­ся, бы­ла ты, но ведь прав­да те­бя там не мог­ло быть, — от­мах­нул­ся я, не веря сво­им же сло­вам и сво­ему сну.

— А как я там вы­гля­де­ла?

— Длин­ный са­ра­фан и пе­ред­ник, у те­бя еще в пе­ред­ни­ке ле­жа­ло ла­ван­до­вое мас­ло в та­ком ин­те­рес­ном фла­кон­чи­ке, — вспо­ми­ная де­та­ли сна, про­тя­нул я.

Дев­чуш­ка под­миг­ну­ла мне и, за­су­нув ру­ку в кар­ман сво­его са­ра­фа­на, из­влек­ла от­ту­да, — о, бо­же мой! — тот са­мый флакон­чик с мас­лом.

— Али­са, вый­ди в зал, у те­бя кли­ент, — ок­лик­нул мою знакомую го­лос.

На ли­це у ме­ня яв­но чи­тал­ся в тот мо­мент шок и ка­кой-то страх, да, страх, по­то­му что я не при­вык вот к та­ко­му, ко­гда люди бу­к­валь­но ви­дят ме­ня все­го и ко­гда я по ка­ким-то странным при­чи­нам ви­жу та­кие сны.

По­дор­вав­шись с крес­ла, я вы­хва­тил из рук ры­жей свое паль­то и рва­нул прочь из ма­га­зин­чи­ка. Не по­про­щав­шись с хозяй­ка­ми и ед­ва не сбив по­се­ти­те­ля, я вы­ле­тел на ули­цу.

Гла­ва 5.
Я ду­маю, что сошел с ума, ведь так не быва­ет

Не пом­ня се­бя я до­б­рал­ся до до­ма и тут же пря­мо в оде­ж­де плюх­нул­ся на ди­ван и за­снул. Как ни стран­но, я за­снул глубоким сном, хо­тя пе­ред этим яв­но про­спал не мень­ше 7 часов в том удоб­ном крес­ле.

В этот раз сны мне не сни­лись, что же, это к луч­ше­му, с меня хва­ти­ло то­го сна про мою ры­же­во­ло­сую де­воч­ку. Проснул­ся я на сле­дую­щий день от звон­ка в дверь, кто-то очень на­стой­чи­во на­жи­мал на кноп­ку звон­ка. Под­няв­шись с ди­ва­на и по до­ро­ге до вход­ной две­ри, я стя­нул с се­бя паль­то, и по­тро­гал свою шею, да уж. Я уже не мо­ло­дой маль­чик, который мо­жет по­зво­лить се­бе спать чер­ти где и чер­ти на чем, те­перь моя шея бу­дет мне мстить.

Я на­шел на тум­боч­ке клю­чи и, вста­вив их в за­мок, от­крыл дверь (да уж, жизнь в боль­шом го­ро­де до сих пор ме­ня не научи­ла той про­стой ве­щи, что нуж­но смот­реть в гла­зок, а то ведь мо­гу на­по­роть­ся на мань­я­ка). Пе­ред до мной стоя­ла моя ры­же­во­ло­сая дев­чуш­ка, се­го­дня ее ры­жие во­ло­сы бы­ли уложены в ко­су, она не­из­мен­но бы­ла оде­та во что-то яр­кое и, ко­неч­но же, на гу­бах ее кра­со­ва­лась боль­шая от­кры­тая улыб­ка.

— До те­бя не дос­ту­чишь­ся, — се­то­ва­ла она, смот­ря на ме­ня свои­ми боль­ши­ми зе­ле­ны­ми гла­за­ми.

— Что ты тут де­ла­ешь? — вме­сто здра­сти, про­из­нес я. — Как ты по­па­ла в подъ­езд?

— Вы­гля­дишь ты по­мя­тым, — ос­мот­рев ме­ня с ног до головы, при­шла к вы­во­ду моя зе­ле­но­гла­зая и, не дав мне оправдаться, шмыг­нула ми­мо ме­ня в ком­на­ту, вот оно преимуще­ст­во ма­лень­ко­го рос­та, она ока­за­лась ужас­но юр­кой.

Под­няв бровь, я за­крыл дверь за сво­ей гос­тьей и, повернув­шись к ней ли­цом, на­чал на­блю­дать за ней.

— Те­бя же не су­ще­ст­ву­ет, — про­тя­нул я. — Ты плот мое­го вооб­ра­же­ния, — стя­ги­вая с се­бя пид­жак, ска­зал я сам се­бе.

Хо­тя ко­го я пы­та­юсь убе­дить в этом? Яв­но не свой глюк в ви­де этой ры­же­во­ло­сой смеш­ной дев­чон­ки.

— Аха, плот твое­го во­об­ра­же­ния, — хи­хи­кая, про­тя­ну­ла девуш­ка и по до­ро­ге в мою гос­ти­ную стя­ги­ва­ла с се­бя ве­се­лые са­по­ги, ко­то­рые в этот раз бы­ли крас­но­го цве­та, и, ка­жет­ся, они бы­ли ре­зи­но­вые. «Но на ули­це же не бы­ло до­ж­дя», — подме­тил я про се­бя.

— Ты еще и из­де­ва­ешь­ся на­до мной, — про­бур­чал я се­бе под нос. Нет, я точ­но со­шел с ума, ве­ду бе­се­ды с соб­ст­вен­ной гал­лю­ци­на­ци­ей.

— Да брось ты, — ска­за­ла дев­чуш­ка, плю­ха­ясь на ди­ван, где я спал се­го­дня. Я не твой глюк, Ра­уль, я жи­вая, мо­жешь да­же по­щу­пать ме­ня и убе­дить­ся, в том, что я ма­те­ри­аль­на.

Где-то очень глу­бо­ко я по­ни­мал и да­же ве­рил в то, что моя ры­же­во­ло­сая го­во­ри­ла чис­тую прав­ду и что вче­ра все бы­ло прав­дой, или все-та­ки это был сон?

Я пе­ре­сек бы­ст­ро при­хо­жую и про­шел сле­дом за сво­ей зна­ко­мой и сел на ди­ван ря­дом с ней.

— Ты точ­но не моя фан­та­зия? — спро­сил еще раз я, что­бы убе­дить­ся в том, что не сплю.

Де­вуш­ка под­ня­ла гла­за к не­бу и ущип­ну­ла ме­ня за бок.

— Ну что, те­перь ве­ришь?

— Ауч, — про­го­во­рил я, по­ти­рая бок. — Боль­но же.

— За­то как дей­ст­вен­но, — улы­ба­ясь, про­ще­бе­та­ла рыженькая.

— Ты, ка­жет­ся, Али­са? — уточ­нил я ее имя, ибо мне так и не пред­ста­ви­ли ее лич­но, а имя я пом­ню из сво­его сна.

— Ага, — про­тя­ну­ла она. — Вы­гля­дишь ты ужас­но, при­ми-ка ты душ, а я по­ка при­го­тов­лю зав­трак, — Али­са вста­ла с ди­ва­на, и, по-хо­зяй­ски за­прав­ляя рукава, от­пра­ви­лась на кух­ню.

— Да уж, ты очень так­тич­на, — про­из­нес я ей вслед, но решил не пе­ре­чить ей — и вправ­ду те­п­лый душ мне не поме­ша­ет.

Встав с ди­ва­на, я пря­ми­ком от­пра­вил­ся в ван­ную ком­на­ту.

***

Ме­ня не бы­ло где-то око­ло 20 ми­нут в квар­ти­ре, те­п­лый душ тво­рил чу­де­са. Да уж сей­час я по­ни­маю, что с мо­ей стороны был оп­ро­мет­чи­вый по­сту­пок но­че­вать на ди­ва­не, я дав­но уже не маль­чик, и мое те­ло не при­вык­ло кан­то­вать­ся на ма­лень­ком ди­ван­чи­ке.

Най­дя в ван­ной ком­на­те шта­ны и ру­баш­ку, бы­ст­ро при­че­сав мок­рые во­ло­сы, вы­шел из ван­ной. По квар­ти­ре, слов­но вол­ны, рас­плы­лись чу­дес­ные за­па­хи еды.

«Мммммм, дав­нень­ко у ме­ня в квар­ти­ре не пах­ло так вкусно», — под­ме­тил я про се­бя и на­пра­вил­ся на кух­ню.

Я ду­мал, что по­пал не к се­бе на кух­ню, мой стек­лян­ный обе­ден­ный стол ло­мил­ся от яств, а ма­лень­кая ры­жая дев­чуш­ка про­дол­жа­ла суе­тить­ся за пли­той. Я ти­хо­неч­ко сел на стул и начал на­блю­дать за ней.

— Я не зна­ла, что ты лю­бишь, по­это­му на­го­то­ви­ла все, что смог­ла и из то­го, что бы­ло в тво­ем хо­ло­диль­ни­ке, — ска­за­ла Али­са, по­во­ра­чи­ва­ясь ко мне.

Она ис­пач­ка­лась в му­ке, кон­чик ее но­са был бе­лый, и я не смог сдер­жать улыб­ки, и мне до сих пор ка­за­лось, что я сплю.

— Что не так? — улы­ба­ясь, спро­си­ла она, ви­дя, что я веселюсь.

— Ты ис­пач­ка­ла нос в му­ке, — че­ст­но от­ве­тил я и ки­нул ей по­ло­тен­це.

Она лов­ко пой­ма­ла его и бы­ст­рень­ко вы­тер­ла свой нос и, по­ста­вив на стол ом­лет, се­ла на­про­тив ме­ня.

— Ну, ес­ли есть во­про­сы, те­перь я го­то­ва на них от­ве­тить, ты по­сле ду­ша, ес­ли че­ст­но, стал по­хож на че­ло­ве­ка.

— Спа­си­бо — взяв круж­ку с ча­ем в ру­ки, про­тя­нул я.

— Ах да, уго­щай­ся, это все для те­бя, на­де­юсь, понравится, все хва­лят мою стряп­ню, — по­до­дви­гая ко мне та­рел­ку с омлетом, про­из­нес­ла Али­са, а са­ма взя­ла яб­ло­ко и на­ча­ла его грызть.

Что же, ка­жет­ся, я и вправ­ду очень про­го­ло­дал­ся, ох да, еды в мо­ем же­луд­ке не бы­ло уже боль­ше су­ток, и ока­за­лось, что есть я ужас­но хо­чу. Взяв вил­ку, я бы­ст­рень­ко при­кон­чил омлет, что ж, и вправ­ду дав­нень­ко я не ел та­ко­го вкус­но­го омле­та. По­сле ом­ле­та она по­до­дви­ну­ла ко мне та­рел­ку с оладушка­ми, и я при­кон­чил и их. Вы­пив ста­кан чая, я по­нял, что на­ел­ся.

— Ты по­тря­саю­ще го­то­вишь, — про­из­нес я, вы­ти­рая рот салфет­кой.

— Спа­си­бо, — ко­кет­ли­во про­из­нес­ла она, уби­рая та­рел­ки со стола, и по­ста­ви­ла их в ра­ко­ви­ну.

— Ду­маю, те­перь я мо­гу на­чать до­прос, — про­из­нес я. — Отку­да ты уз­на­ла, где я жи­ву?

Али­са сня­ла пе­ред­ник и лас­ко­во его по­ло­жи­ла на стул, а са­ма вста­ла у ок­на, ее взгляд был уст­рем­лен ку­да-то да­ле­ко.

— Все очень про­сто, ты вы­ро­нил у нас в са­ло­не свою визитку, — про­тя­ну­ла дев­чуш­ка.

— Раз­ве? — изум­лен­но про­из­нес я, это мог­ло бы сой­ти за прав­ду, но не со мной, у ме­ня нет ви­зи­ток. — Но у ме­ня нет визи­ток.

По­сле мо­их слов Али­са по­вер­ну­лась ко мне и дос­та­ла из кар­ма­на коф­ты ви­зит­ку, и знае­те, на ней был мой ад­рес!

— Но, — изум­лен­но про­тя­нул я, взяв в ру­ки ви­зит­ку, и на­чал ее кру­тить. Но как это воз­мож­но, у ме­ня их ни­ко­гда не бы­ло.

Али­са вы­рва­ла у ме­ня из рук бу­ма­гу и бы­ст­рень­ко су­ну­ла ее об­рат­но в кар­ман.

— Ну, вот ви­дишь из ме­ня пло­хой лжец, — ска­за­ла она весело. Ба­буш­ка ска­зал твой ад­рес.

— Но она от­ку­да его зна­ет?

Да уж, эта бе­се­да с ка­ж­дым сло­вом ста­но­ви­лась все бо­лее слож­нее и не­пред­ска­зуе­мее, паль­цы од­ной ру­ки я за­пус­ти­л в мок­рую ше­ве­лю­ру и ус­та­но­вил­ся пе­ред со­бой.

— Моя ба­буш­ка зна­ет все и про всех, — спо­кой­но от­ве­ти­ла де­вуш­ка. — Она ска­зал мне твой ад­рес, че­ст­но, я на­ча­ла беспоко­ит­ься о те­бе, ты вче­ра так бы­ст­ро убе­жал от нас, я да­же не ус­пе­ла те­бе все объ­яс­нить.

О, кажется, кар­тин­ка про­яв­ля­ет­ся.

— Объ­яс­нить что?

— То, что ты ви­дел и кто я та­кая, — бой­ко от­ве­ти­ла рыженькая.

Да я и сам жа­ж­дал по­лу­чить от­ве­ты на все эти во­про­сы, эти двое суток в мо­ей жиз­ни бы­ли са­мы­ми стран­ны­ми, и в то­ же вре­мя эти дни бы­ли са­мы­ми чу­дес­ны­ми, знае­те, я по­чув­ст­во­вал хоть ка­кой-то аван­тю­ризм в сво­ей жиз­ни и чув­ст­во азар­та.

— Да­вай, вы­кла­ды­вай все, по­ка я не со­шел с ума от все­го это­го.

Али­са за­прыг­ну­ла на стол и си­де­ла пе­ре­до мной.

— Ну, да­вай я нач­ну с твое­го вче­раш­не­го сна, — на­ча­ла гово­рить де­воч­ка. — Ба­буш­ка мне рас­ска­за­ла, что те­бе снилось, ну или точ­нее, те­бе это не сни­лось, ты был сви­де­те­лем то­го со­бы­тия.

Она яв­но за­ме­ти­ла за­ме­ша­тель­ст­во на мо­ем ли­це и решила бы­ст­ро про­дол­жить, что­бы рас­ста­вить все точ­ки над ё.

— Вче­ра ба­буш­ка те­бя пе­ре­не­сла, а точ­нее не те­бя, а твою ас­т­раль­ную про­ек­цию в Же­не­ву в дом к мис­сис Мэ­ри Шел­ли, — про­дол­жи­ла она. — С 1814 по 1818 год мы ра­бо­та­ли у них в доме в ка­че­ст­ве при­слу­ги. Я при­смат­ри­ва­ла за их сы­ниш­кой Ко­ли­ном, чу­дес­ный был ма­лыш. Ну, я воз­вра­ща­юсь бли­же к делу. Ба­буш­ка пе­ре­не­сла те­бя в тот день, ко­гда я рассказывала миссис Мэ­ри ис­то­рию про уче­но­го, ко­то­рый оживил свою возлюб­лен­ную, ну, ду­маю, ты зна­ешь, кто та­кая Шел­ли.

Ко­неч­но же, я знал, кто та­кая Мэ­ри Шел­ли, эта анг­лий­ская ле­ди бы­ла из­вест­на сво­им рас­ска­зом о Фран­кен­штей­не, историю про это чу­до­ви­ще знал ка­ж­дый че­ло­век в ми­ре, признать­ся че­ст­но, я все­гда по­ра­жал­ся мыш­ле­нию этой женщины, ко­гда чи­тал ее кни­гу.

— И? — не вы­дер­жал, вы­па­лил я, ожи­дая окон­ча­ния ее пове­ст­во­ва­ния.

— И ба­буш­ка пе­ре­не­сла те­бя имен­но в тот день, по­ка­зы­вая тем са­мым, что я со свои­ми ис­то­риями из про­шло­го и бу­ду­ще­го дам те­бе идеи для тво­их книг, — улы­ба­ясь, за­кон­чи­ла Али­са.

«Ну за­ме­ча­тель­но, она еще зна­ет, что я пи­са­тель», — подумал я.

— Я зна­ла дав­но, что ты поя­вишь­ся, но ба­буш­ка упорно отка­зы­ва­лась опи­сы­вать твою внеш­ность, — мо­тая ногами, про­из­нес­ла ры­жая.

— Стоп, — вдруг обор­вав ее и се­бя, ска­зал стро­го я. — Шелли жи­ла в 19 ве­ке, я ви­дел во сне и те­бя, ес­ли ты бы­ла там, то….

— … то да, мне боль­ше двух­сот лет, — за­кон­чи­ла за ме­ня мою мысль зе­ле­но­гла­зая.

Мои гла­за ста­ли квад­рат­ны­ми от ужа­са и стра­ха, и вправ­ду я ис­пу­гал­ся ее слов о воз­рас­те, и в го­ло­ве у ме­ня не мог уложить­ся тот факт, что ей 200 лет! Нет, что вы, та­ко­го не бывает, лю­ди мак­си­мум жи­вут до 90 лет, и то это боль­шая ред­кость в на­ше вре­мя.

— Ахах, очень смеш­но, — рас­сме­яв­шись, ска­зал я, пы­та­ясь от­шу­тить­ся.

— Ты же зна­ешь, что это не шут­ки, — про­тя­ну­ла Али­са, смотря свои­ми глу­бо­ки­ми ма­ла­хи­то­вы­ми гла­за­ми в мои гла­за, она слов­но гип­но­ти­зи­ро­ва­ла ме­ня, и ее взгляд за­став­лял ме­ня по­ве­рить в то, что она го­во­рит прав­ду.

Я опус­тил гла­за в пол, бо­ясь да­же по­ше­вель­нуть­ся, да уж, вот те­бе и слу­чай­ное зна­ком­ст­во, ко­то­рое пе­ре­рос­ло вот в такой вот ко­мок со­бы­тий, ко­то­рый все боль­ше и боль­ше утяги­ва­ет ме­ня с со­бой.

— Кто ты? — спус­тя 5 ми­нут, спро­сил я, ожи­дая ус­лы­шать то, что еще раз за это ут­ро шо­ки­ру­ет ме­ня.

— Я ведь­ма, — без сле­да улыб­ки про­из­нес­ла моя рыжеволосая зна­ко­мая и лег­ким дви­же­ни­ем спрыг­ну­ла со стола и по­до­шла к ра­ко­ви­не, где ле­жа­ла гряз­ная по­су­да после зав­тра­ка.

На ме­ня сно­ва на­пал сту­пор, я слы­шал звук лью­щей­ся воды, ви­ди­мо, моя зна­ко­мая и, ка­жет­ся, ведь­ма ре­ши­ла по­мыть по­су­ду по­сле зав­тра­ка.

Я не знал, что го­во­рить, я про­сто не знал, прав­да ли все это, что про­ис­хо­дит сей­час. Я ос­мот­рел­ся. Ка­жет­ся, это моя кух­ня, моя ме­бель, за­тем я ос­мот­рел се­бя с ног до го­ло­вы, нет, во мне ни­че­го не из­ме­ни­лось, хм, мо­жет быть, я и вправ­ду со­шел с ума. Ну не бы­ва­ет в на­шем ми­ре ведьм, не бы­ва­ет, это все бабуш­ки­ны сказ­ки и при­сказ­ки.

Я встал из-за сто­ла и по­брел прочь с кух­ни, сми­рить­ся со сло­ва­ми ры­жей я про­сто не мог, точ­нее они про­сто не уклады­ва­лись у ме­ня в го­ло­ве, я реа­лист до кор­ней моз­гов и ве­рю лишь фак­там и ре­аль­ным ве­щам. Мож­но про­сто махнуть ру­кой и на­звать де­вуш­ку боль­ной на го­ло­ву, то­гда все вста­нет на свои мес­та, я не­за­мет­но для се­бя до­б­рел до сво­его кабинета и се­л на стул.

Че­рез па­ру мгно­ве­ний в двер­ном про­еме поя­ви­лась моя зна­ко­мая.

— Я знаю, что те­бе не про­сто по­нять все это, но ска­жу честно, я ре­аль­ная, да­же ре­аль­нее, чем ты ду­ма­ешь, — ска­за­ла она и упер­лась пле­чом в косяк, смот­ря на ме­ня в упор.

Гла­ва 6.
Ее жизнь, моя исто­рия

Ее сло­ва не при­нес­ли мне ду­шев­но­го об­лег­че­ния, хо­тя она ведь мне и не обе­ща­ла, что бу­дет все так лег­ко. Ох, сей­час я на­чи­наю меч­тать о сво­ей про­шлой спо­кой­ной жиз­ни, ко­гда я был слов­но аме­ба. Я жил так, как ме­ня ве­ла судь­ба, я не предпри­ни­мал ни­ка­ких по­пы­ток что-то ис­пра­вить в сво­ей жиз­ни или по­ме­нять, но, ка­жет­ся, кто-то там свер­ху ре­шил внести ха­ос в мою жизнь с по­мо­щью этой ма­лень­кой дев­чуш­ки.

Под­няв гла­за, я по­смот­рел на нее, сей­час она мне показалась ка­кой-то ку­коль­ной, она бы­ла на вид та­кой хруп­кой и ма­лень­кой, что слова, ко­то­рые она ска­за­ла, со­всем недавно у ме­ня со­всем не вя­за­лись с ней. Что же, ви­ди­мо, внеш­ность об­ман­чи­ва, и тут ни­че­го нель­зя по­де­лать.

Не знаю по­че­му, но внеш­ность Али­сы при­тя­ги­ва­ла ме­ня, хо­тя она не бы­ла не­зем­ной кра­са­ви­цей, но в ней бы­ло то, что на­зы­ва­ют ха­риз­мой и изю­мин­кой. Знае­те, да­же стоя совершенно не­под­виж­но она вы­зы­ва­ла у ме­ня вос­торг, ее внутрен­ний свет при­тя­ги­вал ме­ня, и я ни­че­го не мог по­де­лать с этим или уже не хо­тел.

— Хм, — про­из­нес я, по­во­ра­чи­ва­ясь на сту­ле к ок­ну. — Что же, мо­жет быть, это мой сон, и зав­тра те­бя не бу­дет в мо­ей жиз­ни, мо­жет, ты су­ма­сшед­шая, а мо­жет быть, я су­ма­сшед­ший, но я по­че­му-то хо­чу ве­рить те­бе.

Со­вер­шен­но бес­шум­но она по­до­шла ко мне сза­ди и положи­ла кро­шеч­ную ла­дош­ку на мое пле­чо.

— Я мо­гу те­бе рас­ска­зать все, что ты хо­чешь знать, — сво­им звон­ким го­ло­ском про­из­нес­ла она. — От те­бя я ни­че­го не скрою, ты толь­ко ска­жи.

Не знаю, по­че­му, но от ее при­кос­но­ве­ния все мои внутренние де­мо­ны вдруг при­сми­ре­ли и пре­вра­ти­лись в послуш­ных ще­ноч­ков, ра­зум про­свет­лел. Да, я хо­чу все знать, ре­шил я сам для се­бя.

— На ули­це солн­це, мо­жет, про­гу­ля­ем­ся, и ты мне все расска­жешь? — пред­ло­жил я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 397