электронная
14
печатная A5
258
18+
Моя первая жизнь

Бесплатный фрагмент - Моя первая жизнь


Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-0493-2
электронная
от 14
печатная A5
от 258

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

***

Ходи, пока есть свет. Когда же наступит тьма, засыпай, дабы не плутать во тьме.

***

Господь не послал пророков наказывать и уничтожать неправедный мир, но Он послал их, дабы мир полюбил Его слово, которое и уничтожит в нём всю неправду и всё несовершенство.

***

Пока в нашей жизни разрушение происходит быстрее созидания, смерть побеждает, но когда сей порог преодолевается, смерть исчезнет.

***

Время существует для нас, но для Бога его нет: что Он возлюбил прежде создания вселенной, тому надлежит жить и цвести, а что было Ему противно, тому ещё с самого начала назначено погибнуть.

***

— «Мне не хватает времени, чтобы жить, а Ты хочешь, чтобы я помог всему миру?!» — сказал я, возмутившись духом.

И ответил мне Господь: «Ты возложил свои надежды на время, и сердце отдал тленному, а потому и зависишь от времени. Но истинно говорю: всё, что Моё, всё нетленно, и не подчинится времени, и будет жить вечно.

Если отдашь свою душу смертным и пустым делам, и сам окажешься смертным. Но если отдашь сердце бессмертному, и сам станешь бессмертен».

***

Минисправочник

Баал — «хозяин», «владыка», «бог» на древнесемитском языке.

Венец мира, Сын Человеческий — Спаситель.

Метушела́х (Мафусаи́л) — сын Ено́ха (Хано́ха) и отец Ламе́ха.

Спасительная твердыня (Соранзо́н) — царство, увиденное Ханохом во сне.

Йор — имя Всевышнего.

Аменасамы — Небесное Воинство, Ангелы.

Рулосамы — падшие духи.

Денница — одно из имён дьявола.

Преддверие

1. Настало время поведать вам мою историю — историю о том, как и для чего Господь Йор породил меня, и что наказал, и что заповедал.

2. Было дело, когда на небе произошла смута. Однажды ко Вседержителю явилось множество духов, дабы отчитаться и рассказать Ему о своих делах, достижениях и намерениях. Когда же Йор расспрашивал их обо всём этом и интересовался, к чему лежит их сердце, в большинстве своём они отвечали: «Мы верны истине, и в ней наша сила! Не оставим заветы неба ради пустого. Твоя воля, Господи — наша воля, и где Твоё слово, там и сердце наше да пребудет».

3. Однако некоторые духи не говорили этого вместе со всеми, и таковых была треть; и они, представ пред лицем Господним, воспротивились Его воле и не хотели творить дела благодатные и Божьи и следовать Его закону.

4. Среди сих неверных богов находился и дьявол. Он был главным среди них и больше остальных ненавидел Духа истины и бессмертия. Видя и зная это, Господь сказал ему: «Посмотри на дела, Мною творимые в мире: разве ты не понимаешь, что они благи и что Я совершаю их с той целью, чтобы вскоре на землю пришёл Господь, Который раскроет людям и смысл их жизни, и тайны мироздания, и законы вечности, дабы всякий верующий в Него больше не подчинялся законам тления, но имел бессмертие?»

5. И ответил дьявол Господу: «Я знаю: Ты породишь на земле Своего Господа, но пройдёт не так много времени, и мир забудет о Нём. Вера в Него станет как прежде — языческой, а истинные учения Его предадутся забвению. И когда сие произойдёт, я порожу на земле своего дьявола, в котором буду жить, и никто не сможет ему противостоять, ибо я уготовлю ему место князя и вождя мира».

6. И сказал Господь, видя лукавство дьявола: «Ты породишь сына погибели, и посему не жить будешь в нём, а умирать вместе с ним. И власть его да не будет бесконечной в мире, ибо вот, посмотри на землю, на которой Я вскоре порожу двух хранителей сло́ва и завета Моего: они-то и не дозволят учению Моему быть преданному забвению, а вере — оказаться языческой».

7. Эти слова сильно разозлили дьявола, и он, отдалившись от престола света, сказал Вседержителю: «Ты поручаешь дела Свои этим духовно слабым людям и вверяешь им нести ценную для Тебя, но тяжёлую ношу? Позволь мне их искушать и простирать над ними свою руку, и говорю Тебе, они не вынесут этого, и Твоя заповедь затеряется в темнице их сердец».

8. Увидев злые намерения неверного духа, Вседержитель поднял Свой перст и указал на двух мужей, должных родиться на земле и быть поставленными хранителями истины, и сказал сатане: «Дерзай, Денница, сын зари! Смерть, порождённая твоей гордыней, тебя и убьёт; мучения, вызванные лукавством твоим, в доме твоём и поселятся. Иди, искушай, огорчай, убивай, мучай, но помни, что всё имеющее Мой Дух не умирает, не истребляется и не переводится, но живёт сейчас и будет жить всегда;

9. а всё не имеющее Моего Духа Я и Сам истреблю за ненадобностью; ибо подобно тому, как человек очищает свою кожу от бородавок, прыщей и паразитов, так и Я очищу Мой мир от всего лишнего, паразитирующего и вредоносного».

Глава 1: Начало пути

1. На протяжении моего теперешнего существования на Земле я порой понимал, что жил здесь уже однажды — во времена, когда нечистые силы не имели столько могущества, но и когда свет не был раскрыт во всей полноте; я жил здесь, когда современная человеческая цивилизация лишь начинала зарождаться.

2. В этой книге я расскажу вам всё, что помню про свою первую жизнь и что поведали мне когда-то Йор и Его святые духи.

3. Йор сотворил нас по подобию Своему и поместил в бесконечно разнообразный мир, в котором я являюсь песчинкой посреди огромного морского берега и занимаю очень малое место.

4. По рождении моему взору явилась вся красота нашей земли, и я видел широкое поле, украшенное разнотравьем, сочные луга, реки с берегами, поросшими ивой и камышом, заросли пальм и фруктовых деревьев, расположенные недалеко от долины реки Унгру́л — в противоположной стороне от гор. Творец говорил мне: «Смотри на этот мир и пытайся сохранить его в первую очередь не от людей, а от духов, ибо по своему неведению и немощам первые имеют в себе меньше зла, нежели вторые, да и всё проявляющееся через них зло в любом случае суть злые духи».

5. Я был рождён в прекрасном мире и жил вместе с отцом своим Иаредом и матерью Ха́ной в небольшом деревянном домике посреди цветущей долины. В ту прекрасную пору всё было покойно и безмятежно, но Аменасамы много раз предупреждали меня, что грядут времена, когда над миром сгустится тьма, с которой Йор завещал нам бороться.

6. Ещё в детстве я увидел сон, раскрывший передо мной весь смысл моего существования.

7. Ныне я рождён в человеческом роду (homo sapiens), но в том сновидении я жил среди иного вида людей — эрорумиэров, и являлся последним властелином страны Спасительной твердыни.

8. Во сне я правил этой страной, однако Йор распорядился отлучить меня от её престола и поселить далеко от этих мест.

9. Я также видел двух правителей той твердыни, идущих друг за другом: первый из них был моим прообразом, а второй являлся мной. Я посмотрел в глаза первого царя и увидел в них как бы часть себя, своё сознательное перерождение. Вслед за уходом этого царя я полностью переродился в последнем, однако Йору стало угодно, чтобы ещё перед моим восхождением я пребывал во внешнем земном мире и пас здесь земных овец, и вёл их к Йору.

10. Меня много раз терзали сомнения, и я хотел отказаться от этого, ибо наступают времена, и настали уже, когда овцы обращаются в волков, и что же они возжелают сделать с их пастырем?

11. Узнав о своём предназначении, я боялся вражеских сил и иногда впадал в отчаяние, однако Вседержитель и Учитель не единожды наставлял меня: «Ходи перед лицем Моим, Ханох, писец правды! и тьма не сможет победить тебя».

Глава 2: Тесная холодная пещера

1. Люди, живущие на настоящей, духовной, а не условной, ограниченной определённым пространством, родине — это не те, кто проживают в той же стране, что и ты, а те, кто близок тебе душой. Ибо в какой бы части вселенной они ни обитали, сердцем они пребывают там же, где и ты.

2. В большей степени нас объединяет привыкание, а не духовное единство между нами. К немногим исключениям из этого правила относится царство, давно увиденное мною в сновидении, где все жители являются друг для друга родственными душами, где все едины как капли океана. По всей вероятности, там должен был жить и я, но Вседержитель распорядился иначе, и поэтому теперь то царство находится далеко-далеко — возможно, где-то в заоблачных краях, за горами и морями…

3. Когда моему отцу Иареду исполнилось двести лет, я захотел покинуть родительский дом, так как уже вырос, но прежде того я спросил отца, чего он желает к своему двухсотлетию? Он не раздумывая, будто бы заранее зная, что я задам ему этот вопрос, ответил мне следующее: «Хано́х, мы сорок лет учили тебя жизни, и сорок лет ты помогал нам. Теперь ты взрослый и должен подумать о своём жизненном пути самостоятельно. Я — твой отец, а Ха́на — твоя мать, и поэтому мы учили тебя всему, что умеем сами. Однако мы учились у своих родителей, а наши родители учились у своих. Если же ты будешь учиться у нас и при этом не станешь слушать нашего общего Родителя, то многому ли ты научишься и не зайдёшь ли в конечном итоге в тупик?» Речь Иареда звучала настолько уверенно и складно, словно он приготовил её ещё задолго до того дня. Увидев мой задумчивый взгляд, отец добавил: «Иди и строй свой дом».

4. Кроме меня смысл этих великих слов, наверное, мало кто понял бы, но я, позднее оставив родительский дом и уйдя странствовать, часто их вспоминал.


* * *

5. С тех пор как я покинул родное жильё, прошло почти два года. Как-то я пересекал равнину, и на моём пути попалось небольшое поселение, жители которого обвиняли богов (Аменасамов) в том, что, по их представлениям, после смерти все люди попадают в тесную, холодную и душную пещеру.

6. Честно говоря, слышать их речи мне было немного странно и вместе с тем печально, и по причине последнего я попытался утешить их и говорил им: «У Творца много обителей для нас, и если мы по своему бесчувствию и неведению их не ощущаем, это не означает, что их нет. Если же вы уверены, что обителей всё-таки мало, тогда давайте вместе с Венцом мира мы́ сотворим их, ибо Господь создал нас Своими сотворцами». Вспомнив слова моего отца Иареда, я добавил: «Не забывайте, что от наших мыслей меняется мироздание, ибо как Отец наш произнёс Слово, и появился мир, так и мы произносим свои слова и тем самым меняем его».

7. Люди того времени были не столько глупыми и примитивными, сколько имели окаменелые сердца, ибо сколько правды бы ни пыталось проникнуть в них, каждый всё равно до конца стоял на своей лжи. Они не вняли этим словам, и, кроме того, большинство из них стало обвинять меня в бессмысленности моих речей и в том, что они противоречат каким-то их религиозным воззрениям, в свою очередь, уже не понятным мне́.

8. Наблюдая за жизнью в том селении, я видел, как многие его жители бесчинствуют, унижают слабых и безответных, поклоняются богам, уже давно ставшим демонами, как творят беззаконие и высокомерно превозносят себя, не желая признавать своих злодеяний.

9. Наравне с этим мне пришлось продолжать выслушивать многочисленные обвинения и не очень дружелюбные высказывания, касающиеся моих суждений. Самое интересное, что многие безграмотные люди, которые в другой ситуации и двух слов связать не могли, бывало, в оправдание своему злу высказывали такие умные вещи, что мне даже ответить было нечего. Но я знал, что в такой ситуации со мной спорят в большей степени не люди, а злые духи.

10. Один раз было дело, когда мне всё же практически удалось доказать некоторым, что все беды людей исходят от их же злобы, пороков и неправедных, бессмысленных занятий. Но даже в тако́м случае я оказался «не прав», потому что в моё обвинение стали говорить следующее: что я не знаю жизни, люблю рассуждать на заумные темы, так как пресытился и мне заняться нечем, и вообще было бы лучше, если бы я всё время «не лентяйничал, а занимался какой-нибудь работой».

11. Они так говорили в надежде, что если я всё время буду занят мирскими делами, у меня просто не хватит времени породить правильные мысли и суметь их выразить. Я это прекрасно понимал и отвечал им на это, что если даже я не смогу высказать им правду, это не означает, что её нет.

12. Если же мне всё-таки открылась правда от Господа, какое же право я имею её зарывать и зачем тогда Господь мне её открыл? В этом случае я уподоблюсь безрассудному вору, которому дали сокровище и поручили передать его другим, а он попытался его утаить и в итоге всё потерял и был наказан.

13. Также я пытался объяснить, что без Йора все наши труды просто бессмысленны, и зачем мы тратим свои жизни на пустые занятия, шитьё ненужной одежды, постройку лишних домов, изготовление ненужных предметов, написание бесплодных текстов, напрасное обогащение, добывание пищи и изучение искусства врачевания, когда Йор может и двумя колосками пшеницы накормить тысячу человек и одним лишь словом их исцелить? Ведь птицы и животные ни сеют, ни жнут, но Господь и без этого питает и растит их. Однако мне затыкали рот и продолжали навязывать свои заблуждения. В конце концов я не выдержал этого, не на шутку разозлился и высказал сельчанам всё, что я о них думаю: «Поскольку вы жестокие и высокомерные, то и обителей у вас мало, и какую из них ни выбери, каждая в лучшем случае оказывается тесной, холодной и вонючей пещерой».

14. После моего заявления разъярённая толпа приступила ко мне и хотела убить, но в этот момент я взмолился: «Великий Йор! если меня погубят, то кто́ исполнит Твою волю, а если я сбегу, то какое добро в конечном итоге я оставлю этим обманутым рулосамами людям?»

15. Небо стемнело, поднялся ветер. Услышав мою молитву, Вседержитель наделил меня властью над стихиями, и я обратился к разъярённой толпе: «За ваше бесчестие и злобу именем Господа духов будете наказаны, и по слову моему не сохраните вы ни своих домов, ни хозяйства, ни жизней». И когда, сказав это, я возвёл руки к небу и стал издавать низкие звуки, помогающие мне взять контроль над силами природы, раздался оглушительный гром и началась великая буря.

16. Дома в селении стали рушиться, а люди в страхе кричать: «Этот волхв хочет погубить нас! Надо позвать на помощь мага Нехора!»

17. Всполохи молний озарили небо, а ураганный ветер поднял в воздух предметы человеческого быта и разметал по земле развалины жилищ. Спустя некоторое время мне навстречу вышел крупный немолодой мужчина. По его плечам рассыпались кудрявые волосы, на грудь спадала такая же борода. Вид у него был довольно внушительным. Им оказался тот самый маг. Он злобно посмотрел в мою сторону, произнёс какое-то заклинание и пообещал, что жестоко убьёт меня. Я же, невзирая ни на что, набрался смелости пойти ему навстречу и после очередного раската грома схватился с ним в битве. Я не хотел убивать или сильно калечить его, но дать ему затрещину и бросить в грязную лужу для меня было радостью, так как слишком много людей пострадало из-за таких вот распространителей колдовства.

18. После того как основная часть селения была разрушена, колдун побит, а большинство людей погибло, ко мне подошёл юноша и взволнованно произнёс: «Ты победил гордость, породившую среди нас болезни и беззакония. В этом обществе я никогда не мог найти понимание. Всегда, когда ты испытываешь боль в душе, многие почему-то пытаются лишний раз в неё плюнуть. Я вижу в тебе великую силу волхва и поэтому прошу вернуть нам погибших — ведь среди них есть и мои близкие».

19. Мне стало жаль людей, которые прежде заблуждались, а теперь навечно отправляются в тёмную душную тесную пещеру, и посему, раскинув руки в стороны, я попросил Йора воскресить тех из них, кто могут жить, и Он воскресил.

20. Некоторые люди, узнав, что я вымолил у Йора их спасение, стали благодарить меня и спрашивать: «Если мы были твоими врагами и ты нас убил, то зачем же теперь оживил?»

21. Я ответил: «Потому что воля Отца не в том, чтобы мы несли вам смерть, но чтобы дарили жизнь.

22. Вы не были моими врагами, наш общий враг — время. Оно пройдёт и заберёт всех, но некоторых я спасу».

23. С этого момента многие поверили моим словам и дали обещание отныне поклоняться тем богам, которые остались при Йоре. Однако маг Нехор после всего случившегося по-прежнему плевался и со злобным видом что-то бормотал себе под нос. Он очень свирепствовал из-за своего поражения, подорванного авторитета и утраты магических сил, но в утешение я сказал ему: «Действительно ли, что твоё падение в грязную лужу причинило тебе боль? Или же твоя гордыня не позволяет тебе порадоваться?» После его недоверчивого взгляда я продолжил: «Она не только не позволяет радоваться тебе́, но также закрывает свет всем, на кого ты имеешь влияние.

24. Наступают времена, и настали уже, когда человеки должны исправлять себя, ибо вскоре мы окажемся способны увидеть нечто более страшное, нежели тёмную душную пещеру, и нечто более прекрасное, чем светлую, проветриваемую свежим воздухом ущелье».

25. Одна полная светловолосая женщина, из-за давнишней травмы не имеющая половины зубов, уразумев мою мысль, спросила: «Ты пришёл и поведал нам о правде, но если бы не пришёл, то мы продолжали бы жить в неправде. Получается, что люди без появления в их землях проповедников, подобных тебе, духовно погибают? И если наши сердца́ не посетил бы дух света, мы бы тоже погибли?»

26. Я не раздумывая ответил: «Человек не находится во власти проповедников и учений, а проповедники приходят к нему со своими учениями по воле Вседержителя.

27. Сам же человек при этом подобен ручью — рождается где Богу угодно, начинает искать свой путь и в конечном итоге втекает в чистый или мутный водоём.

28. Человек разумен, и в его власти выбирать, куда втекать.

29. С него не спросится, почему поблизости не было абсолютно прозрачного водоёма, но спросится, почему из всех ближайших и доступных он не выбрал наиболее чистый.

30. Господь же никогда не забывает Своего и за Своим всегда возвращается. А если в ком-то ничего полезного и благого нет изначально, зачем Ему его спасать, ради какой цели?»

31. Сказав это, я заглянул в глаза светловолосой женщины и понял, что она постигла мои слова и приняла их, а теперь хочет что-то попросить, но стесняется. Тогда уже я́ в свою очередь уловил её желание, протянул в её сторону руку и произнёс: «По слову моему будешь исцелена», — и у собеседницы тотчас восстановились все зубы и челюсть.

32. Она удивлённо принялась водить пальцем у себя во рту, а я, со всеми попрощавшись, покинул селение и отправился дальше в путь.

33. Во время одинокого странствия я часто прислушивался к внутреннему голосу, наводившему на меня страх, но спасающему от многого зла: «Те люди сотворили плохой дом. В нём они завидовали, злорадствовали, страдали и погибали. Но какой дом построишь ты?»

34. Меня тревожили эти мысли, но ещё больше удручало, что я ни с кем не мог ими поделиться.

35. Так я шёл навстречу неизведанному, и время проделывало со мной порой неприятные, каверзные вещи. Оно искушало меня и всякий раз пыталось очернить мою душу. С годами я стал больше думать не о том, что меня ждёт и что мне следует достичь в будущем, а о том, чего я уже достиг и какие благодеяния совершил. Сам перед собой я долго хвалился тем подвигом, который сотворил в селении мага Нехора, и это до добра меня не довело.

36. Я позабыл о Йоре и на своём пути стал думать лишь о земной пище и одежде, о тёплом ночлеге, о заработке, женщинах, о веселье и выпивке — в основном, конечно, лишь думать, но ведь мысли — это и есть наше внутреннее состояние.

37. Глядя на меня, однажды мне с укором сказали: «Чтобы проповедовать Божьи законы и учить праведности, в первую очередь ты сам должен быть праведником». Я спросил: «Почему?», и тогда мне всё разъяснили: «Чтобы показать людям хороший пример. А то получается ты говоришь об одном, а поступаешь по-другому». Я же немного задумался над этим, а затем ответил: «Я и показываю пример, только не на себе, по крайней мере, не на сегодняшнем себе. Если мастер ослаб и его руки уже не те, но тем не менее он хорошо знает своё искусство и может неплохо обучить других, почему он не должен этого делать?»

38. Я странствовал много лет, и некоторые люди удивлялись тому, что большинство из них живут совместно, а я бо́льшую часть времени один и всё время в пути.

39. Возможно, именно странствие и являющиеся следствием моих грехов болезни помогли мне не увязнуть в суете и плотских мыслях.

40. Когда я одумался и словно вышел из небытия, мне поначалу стало очень тяжело на душе, поскольку я искал людей, которые могли бы меня понять, и не находил таких. Я также пытался найти себе хорошую и верную жену, с которой мы всегда бы хотели быть вместе, но на моём, хоть и широком пути таких не встречалось.

41. Тогда я отчаялся, и в голову полезли различные мысли о несостоятельности этого мира. Во мне вспыхнул гнев, однако будучи объятым им, я знал, что даже свойственную нам по природе злость можно направить в правильное русло. Ведь Йор тоже гневается, но проявление Его ярости приносит лишь благо. Ибо не испытай мир Его ярости, и он бесконечно бы развивался в своём зле, и если мы не испытаем Его ярости, то со своими бесчинствами отправимся прямиком в бездну…

42. Когда мне надоело скитаться, я искал дом и не находил его; постоянно болел и не мог исцелиться; искал жену и нигде её не находил; искал мир внутри себя и тоже не находил его.

43. Мою голову посетили помыслы обвинить во всём этом Йора, но ведь обвинять следовало лишь самого себя. Йор же ещё в давние годы сказал мне: «Не думай о земном, а исполняй Мою волю, и тогда всё необходимое Я тебе дам». А о чём всё это время думал я́?

Глава 3: Вклад в новый мир

1. Поиски еды каждый день сменялись поисками то места ночлега, то укрытия от жары. Я сильно устал от тяжёлой изнурительной дороги, но однажды мне посчастливилось. Когда я проходил мимо селения под названием Э́я, ко мне подошла пожилая женщина и радостным голосом воскликнула: «Моё почтение, Ханох! Из недавнего видения мне открылось, что ты придёшь сюда, и теперь я буду рада пригласить тебя к нам в гости».

2. Я весьма удивился такому внезапному предложению и не раздумывая согласился пойти вместе с ней.

3. Через некоторое время мы оказались в довольно крупном поселении, где нас встретила толпа народу: видимо, пригласившая меня сюда А́гия уже успела рассказать всем о недавнем её сновидении. Не давая мне пройти, люди практически с ходу обратились ко мне с очень странным вопросом. Всё дело в том, что до недавних пор в Эи жил некий человек, который месяц назад повесился по неизвестным никому причинам.

4. Жители этого селения спрашивали, можно ли прощать такого человека и читать молитвы о его упокоении? От усталости и шума вокруг я не сразу понял, чего хочет услышать от меня неугомонная толпа, но потом ответил: «Я простил ему его поступок». Все удивлённо на меня взглянули, после чего вместе с хозяйкой я молча пошёл к её дому.

5. Сперва угостив меня обедом и дав отдохнуть, Агия, как я и полагал, принялась с грустью рассказывать мне о своём несчастье: «Моё дитя — Ца́фа, уже много лет болеет проказой. У всех её старых подруг уже давно мужья, дети, нормальная жизнь, а Цафу как будто кто-то проклял. Ей много лет, она сумасшедшая, и что́ ей остаётся в жизни? Кто же её полюбит, если она даже чудом выздоровеет? Поэтому прошу тебя: исцели её своим даром волхва и ещё благослови на то, чтобы она встретила любимого человека» После недолгого молчания Агия спросила: «Так ты сходишь посмотреть на неё?»

6. Я не мог отказать, и вскоре мы отправились к дому прокажённой. По дороге хозяйка позвала с нами двух своих подруг посмотреть, как я исцелю её дочь. Они же в свою очередь позвали других людей, и те стали приветствовать меня и называть «великим волхвом».

7. Честно говоря, от этого я испытывал какое-то тревожное смятение, а когда мы подошли к небольшому перекошенному дому, мне совсем стало не по себе.

8. Встретив трясущуюся прокажённую женщину, я заметил в её глазах одолевшее отчаяние и нежелание жить и сказал ей: «Ты должна бороться с болезнью, если хочешь выздороветь и вернуться к нормальной жизни».

9. — «Какая тут жизнь? — с раздражением и скорбью ответила она подавленным голосом, от смущения не поднимая лица, — Разве не видишь, что мне остаётся только умереть».

10. В этот момент большинство присутствовавших принялось обвинять её в том, что она так легко поддаётся унынию. Я же пожалел её, поднёс к её лбу руку и, внутренне сконцентрировавшись, произнёс: «Исцелись». Однако ничего не произошло. Увидев это, некоторые стали громко говорить: «Ты же знатный волхв! Ка́к ты не можешь это сделать?»

11. Другие же говорили: «Это обманщик! Сам себя называет великим волхвом, а ничего не может! Надо гнать его из селения!»

12. В этот момент меня охватили страх, обида и ярость, и поначалу мне даже ответить было нечего. Я ощущал себя абсолютно беспомощным, сочувствовал прокажённой и вместе с тем не знал, как всё объяснить людям, и за их презрительное ко мне отношение стал таить на них злобу. Некоторое время мне пришлось терпеть эту довольно неприятную ситуацию, однако потом из моих уст вырвалось: «Да что же вы от меня хотите-то?! Что́ вы всё время называете меня великим, зачем сделали из меня идола?! Я — такой же человек, как и вы все, и ничего без Йора не могу! И поэтому всё, что вашей душе надо, просите у Него, но при этом не поклоняйтесь и Ему́ как идолу!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 14
печатная A5
от 258