электронная
180
печатная A5
320
18+
Моя любовь – Донбасс

Бесплатный фрагмент - Моя любовь – Донбасс

Война и люди

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9804-7
электронная
от 180
печатная A5
от 320

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ВАЛЬКА

— Да не Валька! А Валентин Сергеевич, — отвечал Валька мальчик девяти лет, когда звали его Валька.

— От земли метр с кепкой! А туда же, Валентин Сергеевич. Ты сначала заслужи, чтобы тебя по отчеству звали, — говорил сосед — дед Игнат.

— И заслужу!

— На язык все горазды!!

Валька хмурясь отправлялся на улицу.

Горловка, что не час — подвергалась обстрелам, а Валька мало волнуясь шёл по улице.

Когда снаряд попал в дом и тот загорелся Валька выкрикнул:

— Вот и докажу!! — и бросился в дом.

Что же Он мог еще совсем маленький и слабый? Но Валька через минуту другую вывел из адской огненной западни девочку.

Она растирала кулачком измазанным в сажу слезы по детским щекам от чего они становились чёрными. И от этого картина войны казалась ещё страшней. Будь ты проклята Война! Сколько тебе проклятая надо детских слез, чтобы ты проклятая провалилась и никогда не приходила снова?

— Не реви! — сказал Валька.

— Андрюша, Андрюша! — повторила девочка.

— Что Андрюша?

— Он там в кроватке! И мама!!

— Не реви! — сказал Валька и снова направился в огонь, словно был заговоренный, но не был. Валька задохнулся в дыму.

Дед Игнат плакал на могиле мальчика и снова и снова читал — Валентин Сергеевич.

— Господи! — сказал старик. — Но как же так?! Не должно быть так! Почему Господи один всю жизнь дурак дураком, а его по отчеству и в ножки норовят упасть? А другой герой и жизнь отдал, чтобы теперь на его могиле, я, старый дурак, читал, что он, Валентин Сергеевич. А он же Валька! Валька!! Он же только жить начал!! И на тебе — Валентин Сергеевич! Валентин Сергеевич…

ПРОСТО — ВЕРЬ

«Бог не в брёвнах, а в рёбрах».

Вечернее Богослужение по сводами Храма праведного Иоанна Кронштадтского города Кировское, собрало под сводом прихожан.

Свечница Ольга подала свечку Зинаиде.

— Всё в хлопотах! Запоздала! — сказала Зинаида.

— Бог простит! Главное Зина ты пришла!

— Слава Богу!! Вот свечку надо поставить! Мама покойница снилась. Красивая такая!

— И мне Оля свечечку! — попросил Виктор.

Ольга улыбнулась.

Она всегда, когда давала свечку улыбалась в ответ. Улыбкой светлой и доброй, такой, что человек как бы уже приготавливался к таинству. Кто — то скажет, что мелочное дело и не стоит труда — свечку купить, да за жечь, да поставить и перекреститься. Но нет, если, Вы при зажжение свечи не откроете души не отставите в сторону всё мирское, не защемит от благодатного волнение сердце, то тогда и вправду будет напрасный труд.

Так вышло, что Зина не успела поставить свечи! Проклятый адский снаряд ударил в Храм. Обрушились перекрытия и Зина, Виктор и свечница Ольга погибли.

Отчего — то, перед самой последней минутой жизни, лежа уже полуживой, Зина заплакала сжимая в руке свечку, подумала:

— Не успела, зажечь и поставить свечу и кто же это сделает теперь за меня?

Люди собрались у разрушенного Храма. Боль и отчаянья нельзя было передать. Враг, проклятый враг, ударил по самому дорогому, что было в сердце.

Но люди не сломились, а ещё большей силой стали за веру свою и, что не день и неделя, шли к Храму.

Просто, верь Зина, твою свечу нашли под завалами, поставили и зажгли! И не одну, а десятки, сотни, тысячи свечей… И Виктора и все свечи Ольги. Царствие Вам Небесное! Покойтесь с Миром! Живые обещают Вам — Мир придет на Донбасс! Придёт раде Вас и всех кого унесла война! Просто — верь!

ПРИВЕТ НА СТО ЛЕТ

— Привет на сто лет! — сказал Серёжа.

— Я не поняла! — ответила Света.

— Есть такая примета! Если двое шли и их что — то разъединило, надо сказать, что привет на сто лет, и пожать руки.

Сережа протянул руку свой спутнице.

Подростки улыбнулись и пожали друг другу руки.

— А кто встал между нами? — спросила Света.

— Война, что пришла на Донбасс! — сказал серьёзно Сергей.

— Война пройдёт! — улыбнулась Света.

— Да! — вздохнул Серёжа.– Но каждый день война разъединяет на век!

— А, нас, нет! Пошли! Будем держаться за руки и ничто и никогда нас не разлучит!

Дети взялись за руки и пошли. И на сердце каждого была так светло. Света давно уже знала, что нравится Серёже и он ей нравился. Нет больше! Что — то необычное прежде неведомое разливалось в сердце девочке. Девочка? Война! Проклятая!! Дети в один день под разрывом бомб обращаются в маленьких взрослых. Что за странное словосочетание — маленькие взрослые? А то, что дети свои обычные игры и забавы меняют не просто на страх, дети гибнут как взрослые, умирают, но все равно остаются детьми и от того наверно становятся, как маленькие взрослые.

Сегодня Света, решила, что скажет Серёжи, что она его любит. Только, когда сказать? Как сказать, Света еще не решила. За неё решила война! Тот убийца, кто отдал зловещий и подлый приказ, стрелять по мирным жителям.

Начался обстрел.

Осколок ударил Серёжу в грудь. Он упал и прожил еще минуту. И в эту последнею минуту Света плакала и не верила, что всё Сережа умрет, что война их разлучила на век, и как в бреду повторяла заветные слова:

— Привет! Привет на сто лет! Привет на сто лет…

А когда поняла, что всё, Сергей умер, зарыдала от отчаянья, что не успела сказать главного, что она любит Сергея. И сказала уже мертвому, первый раз целуя не умело в губы, первый раз в жизни говоря слова любви:

— Я люблю тебя! Я буду любить тебя сто лет!!

ДЕД МАКАР

Посвящается мирным жителям погибшим в Мариуполе…

Дед Макар ветеран Великой Отечественной войны сидел на лавке возле своей околицы. Прошагав до самого Берлина и вернувшись без единой царапины, Макар много думал, как так оно вышло, что не счесть сколько однополчан погибло на его глазах, а он выжил? Для чего его хранил Бог?

Однажды по-настоящему был в шаге от смерти, взорвал блиндаж с врагом и был награжден Орденом Отечественной Войны Первой Степени. И честно стеснялся высокой награды. Оно ясное дело за служил, но хоть ранило бы, задело хоть вскользь… Дурость конечно, винить себя, что цел остался, что руки ноги на месте!

И всё таки бывало заскребутся у деда Макара кошки на сердце, что значит надо было больше и отчаяннее драться с врагом! И он, действительно, дрался! И в атаке! И по-всякому! И всегда как говорится выходил сухим из воды!

Соседский паренек Сашка выскочил из-за угла и со всех ног понесся, как угорелый.

— Стой! Куда тебя леший несет? — закричал Макар.

— На митинг дед Макар!

— Какой ещё митинг? Что ты плетёшь?

— Все горожане там! Говорят в воинскую часть собрались идти!

— Не было печали! — вздохнул Макар. — На кой черт? Не гражданское это дело.

— Тёмный ты дед Макар!

— Посмотри на него грамотей нашёлся! Ты толком расскажи!

— Да идут, чтобы военные на сторону народа встали! Чтобы войны не было! А если будет то, чтобы военные с народом!

— Вона, что! Погодь! Я с тобой! Не как служивый!!

Дед Макар надел пиджак, что на парад носил. Орден сверкнул золотом! Макар нахмурился, думал, снять, но решил, что не он сам его себе надевал, то и право носить имеет.

Вышел взял Сашку за руку, чтобы сподручней и пошли.

И, правда, народ собрался и пошёл по направлению воинской части. Деда Макара как ветерана, словно депутата вперед.

— А, что за сыр -бор? — спрашивал Дед Макар.

— Ну, Макар ты, словно с луны свалился! Донбасс от Украины отделился!

Луганск и Донецк провозгласил себя народными независимыми республиками! Вот мы и идем к солдатам нашим, чтобы они на сторону народа встали!

— Жутко то!

— Что?

— А то, что нет страшней, когда брат на брата идёт! На войне всё ясно! Вот он враг!

— Так они все равно, что фашисты!

— Это ещё как? Мы фашистов разбили!

— Вы тех разбили, а это новые!

— Упаси Бог!

На пути толпы встали военные.

— Назад поворачивай! — сказал капитан. — По домам расходитесь!

— Вы кто? — выкрикнули из толпы. — Мы в военную часть идем!

— Нечего вам там делать! А мы национальная гвардия!

— Погодь, капитан! — сказал дед Макар и вышел вперёд. — Ты мне как есть скажи, что оно, снова фашисты головы подняли?

Капитан посмотрел на старика, взгляд остановился на ордене.

— Тебе это на что? Отвоевал своё! Ступай дед домой!

— Нет, ты мне скажи!! Фашисты завелись на Украине?

— Какие еще фашисты! Националисты да!

— Э — э — э! — протянул Макар. — А ну смирно я сказал! Очистить дорогу!!

— Ты, что дед из ума вышел? Ты кто такой, чтобы я перед тобой по стойке смирно становился? Генерал какой?

— Я то не генерал, но до Берлина дошёл! Националисты, говоришь! Знаю чем они дышат! Сначала народ стравливать начнут между собой, а потом поганую свастику на рукава повяжите! Мало вам было пролитых слез матерей? А, ну, я сказал в сторону!

— Никуда я не сдвинусь! У меня приказ! Не мне тебе рассказывать, что значит приказ!

— И какой приказ?

— Любой ценной не дать пройти толпе к воинской части!

— Любой ценой — это значит ты прикажешь в свой же народ огонь открыть если мы не повернём?

— А ты как думаешь?

— Я то? Я думаю, что ты и будешь фашистом если отдашь такой приказ, чтобы в народ стрелять!

— Уходи! Не мути воду!

— Нет! — сказал дед Макар.

Он вдруг понял, почему пришёл с войны без единой царапины, что вот его главный бой в жизни!

— А ну братья– навались! — закричал Дед Макар и ринулся на капитана.

— Огонь! — только успел выкрикнуть капитан как дед Макар свалил его с ног.

Только откуда взял Макар силы?

Раздалась автоматная очередь! За ней другая, третья!

Первые ряды толпы повалились, остальные бросились в рассыпную.

Дед Макар, мертвой хваткой, сомкнув сухие жилистые пальцы рук вокруг шеи капитана, с неистовой силой старался его задушить!

Но раздался одиночный выстрел в спину ветерану.

Капитан разжал шею от рук старика, перевернул его на спину и кашляя поднялся на ноги.

— Фашист! — проговорил дед Макар харкаю кровью.

Капитан достал из кобуры пистолет и выстрелил ветерану в голову…

ОПОЛЧЕНЕЦ

Алёшка Соловьев — нескладный, высокий! За километр видно. Какой к чертям ополченец! Да ко всему рыжий и весь конопатый.

Командир взвода смотрел и вздыхал:

— Где служил?

— В стройбате!

— М — м — м!!

— Стрелял?

— Один раз водили на стрельбы!

— Хоть попал?

— Нет!

— А какого лешего Ты приехал? Смерть искать?!

— Мама родом с Донбасса! Её месяц назад миной! Вот я и приехал! Похоронил! А как назад ехать если знать, что это сволочь жива, что маму… и у Алёше налились слезами глаза.

Командир тяжело вздохнул и отвёл глаза:

— Хорошо! Иди получай оружие!!

— Я не подведу!! — приободрился Алёша.

Командир махнул рукой, отошел и нервно закурил и думал:

«Господи, почему я? Я же знаю, что убьют, убьют в первом же бою! А прогнать значит дать жить человеку с мыслью, что он не встал за мать… Дать есть себя, не находить покой! И в конце всего проклинать самого себя! Что же лучше смерть? Выходит, что лучше смерть! Смерть за святое и нерушимое, смерть за мать! Будь всё проклято!!!»

Так думал командир, а вышло всё до наоборот!

Ополченцы попали в окружение, но так получилось, что вышли, прорвались, но нарвались на минном поле!

Командиру оторвало ступню!

Алёша был ближе всех! Снял ремень перетянул командиру ниже колена исковерканную ногу и взвалил командира на плечо и потащил.

— Брось! Брось дурак! Я тебе приказываю брось меня!

— Нет, не брошу!!

— Ведь если мина — обоих порешит! Понимаешь?

— Понимаю!

— Так какого черта ты меня тащишь?

— Вы в меня поверили!

— Не верил я! Пожалел! Брось!

— Нет, врите!

— Да не вру! Бросай!!

— Нет!

— Черт с тобой! Помрем так помрём!

— И я про то! Вместе веселей! Ведь так?

— Дурак ты! Но цены тебе нет!!

— Ай! Я по-моему на мину наступил!!

— Стой, где стоишь, не шевелись! Ноги не поднимай! Бросай меня!

— Не брошу!

— Это приказ!!

Алексей положил на землю командира не поднимая ноги с мины!

Командир надавил на носок сапога Алексея руками:

— Вынимай ногу из сапога!

— А вы?

— Стаскивай, кому говорят!!!

Алексей вынул ногу из сапога.

— Прыгай в сторону Соловьев! — последние, что успел прокричал командир и накрыл грудью мину…

ДОРОГОЙ СМЕРТИ

Посвящается мирными жителям погибшим в Донецке на остановке в троллейбусе 22 января 2015 года

I

Диверсионная группа украинских националистов — карателей, вторые сутки колесила по Донецку на чёрно» Газели».

Поддельные номера, документы, но уже надо было принимать решение! Рассекретить могли в любой час.

— Плевать! — сказал один, что пришёл сеять смерть на Донбасс. — Мирные жители не достойны жизни!! Даже больше, ополченцев, потому что они гордятся своими героями, своими сыновьями отстаивающие их дома, улицы и жизни! Потому принимаем решение бить по мирному населению. Троллейбусную остановку видели? Мы вокруг неё десять кругов на кружили. Становимся в безлюдном месте разворачиваем миномет! Производим обстрел и расходимся! Встреча в Киеве. Там и отметим!!!

II

У пожилых супругов Скворцовых сегодня был юбилей — 40 лет совместной жизни. Должны были прийти дети с внуками. Собраться всей семьёй за накрытым столом! Улыбками и тостами поздравлять! Дружно прокричать — горько! И Валера и Марина как тогда в молодости встали бы из-за стола и невеста, стесняясь, поцеловала жениха с щеками покрытым румянцем от счастья.

Надо было только купить на стол кое -какие продукты.

Всё и без того было уже приготовлено, но как оно бывает в самый последний момент вспомнишь, что, что — то упустили.

Скворцовы стояли на остановке ждали троллейбус.

Валера улыбался:

— Что Мариша, как будем отмечать золотую свадьбу?

— Дожить ещё надо Валера!

— Доживём!

— Ну как? По -семейному!

— А может в ресторан?

— Дорого!

— Брось! Такое раз в жизни бывает!! Всё решено — золотую свадьбу отметив в ресторане!

Подъехал троллейбус!

Полные счастья и планов на будущее, Валера подал руку Марише, как ласково он называл жену и они сели в трамвай.

Раздался взрыв!

Марина погибла тут же!

Валера, окровавленный, сжимал руку жены. Не чувствовал боли! Самое страшное, что могло случиться, случилось — жены больше не стало! Безжалостные люди — изуверы, навсегда забрали счастье, надежды, любовь!!

МАТЬ

— Что смотришь, проклятая?! — сказала со злостью, Нина, через забор, соседке.

— Я не смотрю, — тихо ответила старая женщина и опустила голову.

— Вот и не смотри! Родила на свет выродка! Как ты еще живешь? Другая на твоем месте со стыда сквозь землю провалилась! Видно нет стыда у тебя!

— Перестань! — сказала Галина Петровна.

— Ты посмотри на неё, перестань! И не подумаю!

Галина Петровна ушла в дом и расплакалась. Слезы душили женщину.

Единственный сын Максим, когда началась война на Донбассе, уехал в Киев и вступил вооружённые силы Украины. «Отличился». Воевал страшно, никого не жалел! Командовал карательным взводом в «Батальоне Азов». Рассказывали, что однажды живём сжег людей.

Худая слава пришла о сыне и в родной Донецк. Галину Петровну обзывали на улице. Однажды какие- то дети стали кидать в нее камни. Один из камней больно ударил в грудь. Но эта боль была не с ранима с теми словами, что кричали дети:

— Мать убийцы! Мать убийцы! Сама убийца!!

Галина Петровна бежала по улице сколько не от камней, а от страшных слов, которые, словно навечно, поселились в сознание и сердце, несчастной женщины.

Поздно за полночь, в дверь Галины Петровны, раздался стук и голос:

— Мама! Мама открой это я, Максим!

Мать с сердцем выпрыгивающим из груди открыла двери. Два года она не видела родного сына. И испугалась, от того как он изменился. Это это был человек с душой искалеченной войной и смертью. На вид вроде и сильный и бесстрашный мужчина, но со страшным блеском в глазах, как у человека, за которым, идет смерть по пятам.

— Собирайся, мама, я, за тобой!

— Почему, почему ты стал таким! Про тебя рассказывают ужасы! Ты убиваешь людей! Это правда?

— Я убиваю? Убиваю! А, что всю жизнь они делали со мной? Они! Они меня не убивали? Всю жизнь, только и слышал! Выродок! Мать в подоле принесла! Тюрьма — твой дом родной! А оно вон как обернулось! Как они нас всю жизнь били, так и я их бью и бить буду!

— Что ты говоришь? Сынок! — упала мать на колени, обняла сына ноги и за рыдала.

— Максим! Максим мы знаем, что ты в доме, брось оружие и выходи! — раздалось с улицы.

— Выследили! Знали, что к матери приду! — сквозь зубы процедил Максим и для острастки дал из автомата очередь в окно.

— Заходите! — выкрикнул Максим.

— Мать пожалей, — раздалось в ответ.

— А вы её, когда жалели?! Хоть одно доброе слово за жизнь сказали?

— Мы тебе обещаем, что твоей матери никто больше плохого слова не скажет, если сам сдашься! Если покаешься!

— Покаешься?! А вы, когда последний раз о Боге вспоминали? Я вот вспомнил и к матери пришел! Шёл зная, что вы за мной придёте! Знал и все равно пришёл! Мама, как скажешь, так и будет! Но знай, они, меня убьют!

— Пусть! Пусть они тебя! Чем ты их убиваешь и убиваешь!

— Может оно и так! Но они же тебя все равно на тот свет сведут!

— Тогда давай вместе!! — с содроганием, но с решимостью ответила мать.

Максим достал гранату:

— Только, ты, мама давай, я не смогу!

Галина Петровна взяла гранату.

— Вот здесь, мама, кольцо, выдерни!

— Хорошо!

— Я люблю тебя мама! — сказал Максим и обнял мать.

— И, я люблю тебя, сыночек, — ответила Галина Петровна и выдернула чеку из гранаты…

СИЛЫ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ

Сергей корреспондент провинциальной российской газеты отправился на отдых в Крым.

Каждый встречный, который ему встречался и узнавал, что Сергей из России и корреспондент, жал руку, благодарил:

— Мы так счастливы! Довольны, что мы теперь с Россией в месте! Одна Страна — Один народ! Только болит сердце за Донбасс! Гибнут не в чем не повинные люди!

— Справедливость восстановится! Донбасс ещё засияет всеми красками счастья и благополучия! — отвечал Сергей.

В Крыму у Сергея невзирая, как, говорится на море и солнце проявился профессиональный газетчик и корреспондент, что жил в сердце.

Сергей написал статью о Крыме о людях гордившимся, что они теперь граждане России! По электронной почте переслал статью в родную газету! Пока шёл отпуск, статья вышла в печать.

По возращению из Крыма Сергей отправился в Одессу! Не мог не поехать! Дедушка Сергея погиб при Героической Обороне Одессы в Великую Отечественную Войну и был похоронен в Одессе.

Сергей не представлял чем это всё может обернуться!

На таможне долго и подозрительно смотрели паспорт.

— С какой целью Вы въезжаете на территорию Украины?

— Отдать дань уважению родственнику погибшему в обороне Одессы в войну!

— Вы въезжаете в Одессу с территории Крыма?

— Да, я проводил там отпуск!

— Чем вы занимаетесь? Ваша профессия?

— Какое это имеет отношение? — удивился Сергей.

— Дело в том, что вы числитесь в базе Миротворец, как пособник нарушению целостности территориальных границ Украины!

— Это какой — то бред!

— Пройдите со мной!

— Верните паспорт! Я гражданин России!

— В том то и дело, что России! — оскалился сотрудник контрольно-пропускного пункта. — Россия ведёт агрессивную политику против Украины! Даже можно сказать преступную!

— В током случае я отказываюсь посещать Одессу! Верните паспорт!

— Отказываетесь?! А мы напротив приглашаем. — и таможенник сделал кому — то знак.

Подошли трое в масках и камуфлированной одежде.

— Шпион — журналист! В базе Миротворец есть его имя!

— Пройдёмте! — сказали, что были в масках.

— Никуда я не пойду!!

Сергею за ломали руки и потащили к какай — то машине. Запихнули на заднее сиденье, одели на голову черный тряпочный мешок, на руки защёлкнули на ручнике.

Вскоре машина остановилась. Сергея вывели из машины и провели как он понял в здание, за тем в кабинет. Мешок сняли.

За столом сидел человек в форме по всей видимости следователь.

— Где я? — спросил Сергей

— Вы находитесь в отделе СБУ! Фамилия Имя! Место жительства, род занятий?

— У вас мой паспорт!

— Какой паспорт?

— Мой паспорт!

— А кто может потвердеть, что он неподдельный? — улыбнулся следователь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 320