электронная
288
печатная A5
897
18+
Морок

Бесплатный фрагмент - Морок

Объем:
98 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5446-5
электронная
от 288
печатная A5
от 897

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Путешествовать очень полезно; это заставляет воображение трудиться. Все прочее — лишь разочарование и усталость. Вот и наше с вами путешествие — полностью воображаемое. И в этом его сила… И потом, важнее всего то, что путешествие это может проделать каждый. Стоит лишь закрыть глаза. Оно — по ту сторону жизни».

«Путешествие на край ночи», Селин Луи Фердинанд

Легион

Очерк вопроса вытек из глаз

Кисейной девочки —

Она все еще бежит за воланчиком

По расстрелянной балке

И не доверяет мальчикам.

Имя ей — Непорочность.

Бегущий бродячий пес

Выгравирован на рукоятке времен,

Заточенный лезвием ветра,

Рыщет, толкая черствыми лапами

Небо, закапывая память в недра.

Имя ему — Честь и Верность.

Многогранность мгновения:

Гибрид из взрыва галактик,

Черно-белых семейных улыбок,

Согнутой старухи у детской могилы.

Ее мир безусловен и зыбок.

Имя ей — Любовь.

Рычащий, металлический жар,

С мясом под грязными ногтями,

Массово вспарывает туши сапогами,

Питает слабость к случайным жертвам,

Умиляется отчаянной битве с врагами.

Имя ему — Война.

Случайно родившаяся, слепая.

Полет без веревки на лапах,

Утопия как оскомина на зубах.

Напав на след — погонишься за ней,

Пока не сотрешься в прах.

Имя ей — Свобода.

Все, как один, изысканы в ласке,

Их силы равны в величии страстном,

Их маски скрывают друг друга,

Сестры бессмертны, а братья безумны —

Я перед сном поцелую их в губы.

Имя мне — Легион.

19.09.18.

Письмо

Кто твой друг,

Маленький мук?

Сохранится ли цвет наших глаз

По окончанию рваных фраз?

Смотри, скоро солнце погаснет,

Снимая скорлупку за скорлупой.

Остались мгновения. Опасность!

И что ты успел, негерой?

Умереть, не дождавшись смерти,

Слишком паршиво внутри в городах.

Браво-брависсимо, черти,

Застрял как шарик на проводах.

Знал ли счастье святой СебАстьян?

Мог ли не сжечь фолиант Просперо?

И в голове слово ненастьем

Брызжет в помятое мною окно.

Надо повесить тело проветриться

Или положить себя на кровать.

Глаза вращают жерновами мельницы,

И маятником мысли стучат.

Зачем он ходит, неисчезающий кач,

Немой вопрос не дает уснуть,

Потому что когда ложишься — плач —

Это говорит твой голос и суть.

Рыдают сквозь зубы и мешают спать,

И знаешь, что самое броское?

Что голос правдивее во сто крат,

Ведь он не носит лица из воска,

Не фланирует от безысходности,

Он ликвидируется, если незачем,

И возрождается без срока годности

При надежде на свет, даже в мелочи.

Бесконечный плач вновь пришедшего.

Проснись! Вакуум сжимает хуже, чем океан.

В океане свобода, океан — это женщина,

А в вакууме — пустота и обман.

Дай руку, ты слышишь меня?

Я ведь еще хочу, хотя уже реже.

Дай мне руку, чтобы я не улетел навсегда.

Это грустное слово, как и надежда.

Плыву на дно океана — судороги,

Выныриваю и улетаю в сферы,

Еще не зайдя в гости к богу

И не передав привет Люциферу.

Пиши, если что, хотя зачем нам все это.

Будем жить, думаешь, верно?

А я иногда забываю дышать одномоментно,

Видно, с детства крепкие нервы.

А ты? Кстати, дружок, забыл написать.

Необязательно ехать в космос —

Здесь тоже легко перепутать места,

Где верх, где низ и чей голос.

16.01.18

Недошедшее письмо либеральных партизан

Веселые ГТО в ГЕТТО,

Стадо всегда подвержено скрепам.

Затянувшись приливом большой воды,

Спотыкаясь о Вечное, утекаешь и Ты.

Обреченно­калечным шелудивым щенком,

Надеясь на ласку, виляя хвостом,

Врываясь сквозь кольца полудня

В самостоятельное «себя» в виде студня,

Выдуманное ветром над полотном,

На диване о том, КАК нужно. Потом

Выдутое сквозняком на общую кухню

С частными лицами. Там и стухнет,

Зарывая в устье улиц, что нужно,

И от этого скрючено­скучно.

Уповают, кидая говно на дальность,

Достигнуть светлый исход и радость.

Веселые старты! Пойду покурю

И зажму автоблицом струну.

С самочувствием кунсткамерной склянки

С улыбкой зародыша играю в прятки.

Недошедшими письмами сыпется

Черновик жизни на белой извести.

Либеральные партизаны уже разложены

В допустимые мысли опрошенных.

А мы — неудавшиеся герои

На баррикадах обезличенной Трои,

На крейсере беспочвенных абсурдов

Плывем в залив проспектов смутных

И истово стыдимся перед сном

Смотреть в глаза младенцу

С именем «Потом».

1 авг2018г.

Четверги

Сегодня?

Куда делось сегодня?

Непоясненный четверг

Или что-то размазанное

Вроде ноября.

Митинги несогласных

Просто никто не заметил —

А был ли кто против?

Значит, все были за.

Вчера, сегодня, а может быть, уже завтра

Я заебался считать, сколько дней.

Жизнь — один длинный день,

Который сегодня.

А может, уже и прошел.

В нем реальность

Смешалась с галлюцинацией.

Огненный круг,

По которому идет шаман,

И ни разу не по спирали,

Разве что направленной куда-то вниз.

Самое время вспомнить Данте

И спуститься в девственный лес,

Хотя он уже здесь.

Я бродил в нем с детства.

Спасибо, что еще можно удивиться

Хоть чему-то живому.

В маргинальных глазах

Видится больше смысла.

В умерших — кажется больше жизни,

Чем в очередях за желтыми ценниками

В «Пятерочке» или «Магните у дома».

А есть ли в этих домах живой человек?

Ходить с зажигалкой,

Искать человека,

А найти замерзшее озеро.

Да насрать.

У нас ведь всего много.

Дороги, дороги в сказочный лес,

На святой перекресток босиком по острому льду.

Там ребенок выскоблил классики

С датами и именами.

Возможно, он сделал это сегодня,

Если оно было вообще.

Это все четверги и ноябрь

Раздавили юлу этой зимы

Без цвета и запаха,

Без объявления войны.

11.12.18

Патологоанатом-весельчак

Патологоанатом-­весельчак

Вскрывает за идею!

И если надоело вам дышать,

Звоните ему смело!

Ответственно он подойдет к вопросу,

Он сам побреет все, что ниже носа.

Кто занемог и быта не выносит —

О всем внимательно расспросит.

Он с верностью барбоса

Положит на широкий стол

И вырежет план Барбаросса

Под музыку шумящих волн.

Звоните хоть сию минуту:

Он ждет в обнимку с инструментом!

Зачем ходить живому трупу?

Ведь лучше отдыхать под комплименты.

Кого замучили работа или долг —

Он песенку споет и деньги даст,

Кому на личном не везет —

Он расцелует страстно всласть!

Все, что угодно утомившейся душе

Воздаст сполна, ну чем не Рай?

Но после, будь уж добр, пора уже,

Лежи смиренно, не мешай.

Ты думаешь, легко распиливать тела?

Патологоанатом­весельчак

Питает трудолюбие к делам,

А не то, что как ты абы как.

Он копошится в каждой клетке

И имена им всем дает,

Снимает точно с каждой мерки,

А взамен ничего не берет.

Весь возбужден перед столом,

Как партработники на съезде,

Выводит ровным швом:

Люблю работу, как невесту!

Как сияют глаза! Ну разве же грех?

А вам все не так, да все сложно…

Что значит солнечный и светлый человек!

Вот на таких и державу оставить можно!

16.01.18.

Вмятины

Давай просверлим потолок

И посмотрим в глаза звезд.

Я видел вмятины в небе

С отпечатками рук

В луне искрится кровосток,

По которому стекает воск

Наших улыбок в неге.

Так забывается круг.

Капризен правдивый поток:

Пытаешься честно — не верят.

Ты помнишь мой голос?

Они решили, что знают.

Кто продавил небосвод?

Как будто ломились в двери

Из галактических пОлос

Гонимые волчья стаи.

Давай прострелим потолок,

И пусть нас обнаружат,

Зато мы узнаем исход,

И может, даже не зря.

Слушай, а может это их Бог?

Посмотрел на людей снаружи,

И кулаком в расход.

Так начиналась заря.

21.01.18

Великая

Великая, бескрайняя держава

Любит нежно свои стада,

Ведь сегодня ты для нее,

А завтра она для тебя.

Ведет дорогой благостной,

Хотя дорожка мнимая,

В свой подземельный рай.

Могучая! Единая!

И все подобно пиршеству

Во времена чумной резни,

Их праведное нищенство

Скрывают блоки СМИ.

А стаду много надо ли?

Им кинут кость к закату,

И даже не поймут они,

Что эта кость их брата.

И будут яро разгрызать,

Кусаясь меж собой,

А завтра никому не встать:

Опять проспали бой.

Но господдержка не отступит!

С заботою непримиримой

Она неистово возлюбит

И обеспечит всех кумиром!

Расскажет о великой Памяти,

О Чести и Великом Роде,

О Долге пред ней-Матерью,

О тех, кто поднимал заводы.

Расскажет громко, голосисто,

Что мы быстрее, выше, лучше!

Над нею нимб аж заискрится,

А стадо гордостью задушит.

Их вера — свято Христианство,

Но отчего воняет тухлой рыбой?

Из поколенья в поколенье рабство

Снует расколами на глыбе.

И вроде как сказать забыли,

Что жизнь все больше на словах,

И память всю давно убили,

А ветераны — в дураках.

Ну их раз в год, конечно, вспомнят,

А может быть, дадут медаль:

Чем смогут, тем помогут,

«А дальше сами, очень жаль».

3 декабря 2017

Реверс

Поставим на реверс,

Кончается кислород,

И вся ваша прелесть­

Вместительный рот.

Сосите и жуйте

Из предавших рук,

И вас не осудит

Рачительный душегуб.

Он будет вас гладить

Гнилыми перстами,

А вечером гадить

Слепыми мозгами.

Но это не страшно:

Никто ж не узнает,

А счастливое дальше

Опять не настанет.

Рявкнет суставом

Многоликий урод,

И челядь подставит

Растопыренный рот.

Остывшие лица,

Засушливый взгляд

Будут нам сниться

И отматывать вспять.

Глобальная ересь

Чеканит: «Вперед!»

И вся ее прелесть ­

Вместительный рот!

17.11.2017

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 897