электронная
108
печатная A5
265
18+
Новогодний выбор

Бесплатный фрагмент - Новогодний выбор

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9979-4
электронная
от 108
печатная A5
от 265

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Новогодний выбор

За окном неспешно падали мягкие хлопья снега. Плавно кружась, словно выбирая место для своего приземления. Сквозь снегопад пробивался свет уличного фонаря, искрами отражаясь в пушистом белом покрывале предновогоднего убранства. Вдалеке были видны разноцветные огни праздничной ёлки, установленной на площади перед магазином.

По эту сторону окна тоже стояла нарядная ель. Хотя она была искусственного происхождения, это нисколько не мешало ей придавать праздничности всей комнате. Ваза, наполненная мандаринами и свечи с хвойным ароматом, довершали картину теплоты и уюта.

— Я обещаю тебе, что этот Новый год мы встретим с тобой вместе.

— Я перестала верить твоим обещаниям.

— Ты всегда меня понимала.

— Нет, не всегда. Просто мне очень хотелось верить, что это когда-нибудь случится. Ещё, потому, что я дура.

— Теперь я принял окончательное решение…

— Знаешь, я всё же поздравлю тебя сейчас.

Женщина подошла к новогодней ёлке. Достала из-под неё пакет, красочно украшенный мишурой. Вернулась к дивану с грустной улыбкой на лице.

— С Новым годом, тебя, Олег.

— Оленька…

— Не надо ничего говорить.

— Я твёрдо решил, что с этого Нового года у нас с тобой начнётся новая жизнь.

— Ты откроешь подарок?

— Нет. Мы обменяемся с тобой подарками в Новогоднюю ночь. Куранты пробьют панихиду по прошлой жизни, мы выпьем шампанское, поцелуемся и поздравим друг друга нашими подарками.

— Как ты можешь так говорить: «панихиду по прошлой жизни»? В этой прошлой жизни у тебя жена и дочка. Что за дурацкое слово… Разве они виноваты, что мы с тобой полюбили друг друга?

— Согласен, слово дурацкое.

— Скажи лучше, что ты забыл про подарок для меня.

— Что значит забыл? Подарок для тебя у меня в машине.

— Хм… Хорошо, что не в гараже.

— Ну, что вдруг на тебя нашло сегодня?

— Это не вдруг, и не сегодня. Мы с тобой встречаемся уже два года. Я не хочу казаться стервой, разрушающей «ячейку общества», но и жить я так больше не могу.

— Послушай, я сегодня уеду домой. А завтра утром всё расскажу жене, соберу вещи, поздравлю Леночку…

— С чем?

Олег опустил голову. Встав с дивана, он подошёл к мерцающей гирляндой ёлке и положил под неё Ольгин подарок. Повисшую в комнате тишину он стал «отсчитывать» пощёлкиванием своим пальцем по блестящему шару.

Ольга села на диван, откинувшись на спинку. Затем она подтянула к себе ноги, обхватив их руками и упиревшись подбородком в свои колени сказала:

— А знаешь, я, пожалуй, сама тебя брошу…

Олег повернул голову в её сторону, но продолжал молчать.

— Ну, правда, сколько можно? — говорила Ольга, — что ж мне до старости одной всё куковать? Мне надоело встречать праздники не по календарю, видеться с тобой только в будни, да и то… Найду себе мужичка какого-нибудь, пока на меня ещё посматривают. Поеду с ним в отпуск, к морю… Рожу себе ребёночка…

Олег подошёл к Ольге, сев перед нею на колени.

— Оленька, мне тоже не просто. Думаешь, я хочу сейчас уходить?

— Я устала думать за тебя. Когда уже обо мне хоть кто-нибудь начнёт думать?

— О тебе думаю я. Постоянно. Даже боюсь жену твоим именем назвать…

— Ну да, было бы лучше, если бы её тоже звали Ольгой. Ты бы тогда вообще не заморачивался.

— Что ты говоришь?

Олег взялся руками за оголённые ноги Ольги и прижался к ним своими губами.

— Что ты говоришь, — продолжал шептать он, целуя её ноги, — завтра я приду к тебе насовсем.

Яркое Солнце озарило прозрачную синеву чистого неба. Выпавший накануне снег резал глаза своей белизной. Хорошая, снежная зима. Ни оттепелей, ни трескучих морозов. Дворники во дворах начали скрести снег своими лопатами. По улицам засуетились прохожие с пустыми и полными сумками продуктов. Детвора высыпала на снежную горку прокладывать новые трассы по целинному снегу. Каток во дворе разноцветно играл гирляндами, не выключенными с вечера. Город готовился к встрече с самым любимым праздником года.

Олег, проснувшись, посмотрел на свою жену; Галина ещё спала. Он тихо встал и вышел в кухню.

— Ты, что так рано?

Олег вздрогнул от неожиданности, услышав за спиной голос жены.

— А ты, что вдруг вскочила? — обернулся он.

— Ты куда-то собрался?

Олег посмотрел на свою жену и сел на стул.

— Сядь, нам надо поговорить.

Галина налила в чайник воды, включила его и присела на край стула.

— Что ты хочешь мне сказать?

— Я хочу сказать, — Олег уткнулся взглядом в стол перед собой, — что наша с тобой жизнь, кажется, не сложилась.

— Ты решил нас бросить?

— Бросают мусор в ведро… — нервно ответил он, — разве ты не видишь, что мы уже давно живём с тобой не как прежде?

— А «как прежде» никогда не бывает…

— Что значит «не бывает»? Любви в нас не осталось. Мы живём с тобой, как соседи. Ну, разве, что сексом ещё иногда занимаемся, хотя, кажется, без особой радости…

— Тебе любовной страсти захотелось?

— Не извращай всё в пошлость!

— Меняется всё и всегда. Это естественный процесс. Когда в семье появляются дети, то большая часть любви, внимания и заботы перенаправлены к ним.

— Да знаю… Я не об этом…

— А я об этом. С рождением Леночки у нас с тобой тоже произошли изменения. Только я думала, что ты перестанешь зацикливаться на внимании к себе. Нельзя же всю жизнь только брать? Я надеялась, что и тебе будет приятно отдать хоть что-то…

Вскипевший чайник прервал Галину. Она встала налив себе чай.

— И кто она?

Олег молчал.

— Ты намереваешься всю жизнь проскакать таким козликом? — Галя присела к столу.

— Я не скачу козликом…

— Ну, извини… Я хочу сказать, что страсти проходят всегда. Гонятся за ними всю свою жизнь? Не знаю. Людей связывает не только «затменье разума».

— Какое «затменье»?

— Твоё, в данном случае. Не думаешь же ты, что я полная идиотка, и ничего не вижу? Но я надеялась, что и ты умней…

— Ты знала?

— Может быть, это нам и мешало?

Галина позвякивала чайной ложечкой в своей чашке помешивая чай без сахара.

— Может, я сама виновата, — продолжила она, — но я не знала, что мне делать… Знаешь, есть поговорка о том, как встретишь Новый год так его и проведешь. Удерживать силком не буду, но и терпеть больше не могу. Тебе пора определиться. Больше так продолжаться не будет.

Галина встала, подошла к окну. На стекле были нарисованы снежинки. Олег оглянулся на неё. «Что со мной не так? — подумал он, — она всё та же, с кем мне было хорошо когда-то. Я любил её. Да и сейчас она мне не безразлична… Может, я сам в чём-то виноват?» Он медленно поднялся со стула и вышел в ванную. Приведя себя в порядок, Олег вновь зашёл на кухню. Галина продолжала стоять у окна глядя во двор.

— Я пойду на улицу…

— Она у дома тебя ждёт?

— Нет. Я хочу пройтись.

Накинув на себя куртку, взяв шапку, он вышел из дома.

Лёгкий морозец освежил его свежевыбритые щёки и подбородок. Олег, постояв с минуту у подъезда, пошёл по расчищенному тротуару. За углом стояла его машина. В гараж он её не загонял, поскольку собирался утром уезжать и не хотел возиться с расчисткой снега у ворот. Он остановился перед машиной. Мимо него пробежал мужчина, волоча за собой санки со смеющимся мальчишкой. Олег улыбнулся им вслед, открыл машину и сел в неё. Завёл, открыл бардачок. Достав из него красивую коробочку. Открыв её, ещё раз улыбнулся и, закрыв, убрал во внутренний карман куртки. Машина отъехала от дома в сторону центра города.

Галина кормила Леночку, когда в дверь квартиры стали настойчиво звонить.

— Сиди здесь, — сказала она дочери, уходя открывать дверь.

Но Лена быстро соскочила со своего стула и выбежала в коридор встречать внезапного гостя. Галя открыла дверь; на пороге оказался Дед Мороз. За шапкой, бородой с усами и пышными бровями его лица совсем не было видно. Торчал только красный нос. Он решительно шагнул в квартиру, скидывая с плеча свой мешок. От неожиданности и удивления Галина отступила назад, а Леночка открыла рот. Её глаза также округлились от восторженного удивления.

— Не ждали? — раздалось из бороды, — а я вот к вам с утра решил зайти! Вечером у меня других дел хватает, всех обойти — попробуй!

Он развязал мешок и достал от туда большого плюшевого кота.

— Это тебе, — протянул он игрушку девочке, — это тоже тебе, — достал он из мешка шоколадного зайца, — и это…

Из мешка доставались мандарины, конфеты, лимонад…

— Так, а это тебе, — Дед Мороз достал из мешка шампанское, протягивая его хозяйке квартиры, — это нам всем, — он выпрямился с ананасом в руках, — а это опять тебе, — вынул он из-за пазухи небольшую красивую коробочку.

Галя прижала к груди редкий подарок глядя в глаза Деда Мороза.

— Ты бы накрасилась, что ль… Ну мне ещё сани в гараж нужно поставить, — сказал нежданный гость, забирая с собой пустой мешок.

Через полчаса вернулся Олег.

— Папа, папа! — кинулась ему навстречу Леночка с плюшевым котом, — к нам Дед Мороз приходил! Настоящий! Смотри, что он мне подарил!

— Вот здорово, — обрадовался Олег, — а я значит, опять всё пропустил, и остался без подарков?

— Не остался, — сказала Галя, — он и тебе кое-что передал…

Вовочка

Вовочка проснулся в прекрасном настроении, — сегодня его не поведут в детский садик. Сегодня они с мамой идут в универмаг за обещанной ему игрушкой. Вовочка мечтал об управляемом танке! Таким хвастался Борька из их группы. Маме даже не пришлось будить Вовку. Он вскочил с постели и босиком зашлёпал по полу в мамину комнату. Мама спала.

— Вставай соня! — скопировал он её слова, пытаясь подрожать интонацией.

— Угу, — ответила она ему тем же.

— А у меня щас ноги замёрзнут, — пошёл на хитрость Вовочка, прищуривая глаз.

— Встаю, встаю.

Завтракать и одеваться заставлять его не пришлось. По дороге он держал маму за руку, без умолку рассказывал ей, какой это прекрасный танк. Снег хрустел под ногами. Изо рта шёл пар. Мама, поправляя сыну, шарф старалась поднять его повыше так, чтобы он прикрывал Вовке рот. Некоторое время тот невнятно бормотал сквозь него, но рот снова высвобождался.

Праздничная елка перед универмагом придавала настроения! Несмотря на ранний час людей в магазине было много. По центральному залу чинно выхаживал Дед Мороз с резным посохом, и поздравлял посетителей с детьми.

Вовочка тянул свою маму к заветной витрине. Подойдя к ней вплотную, он остолбенел, танка не было.

— Ну, давай купим другую игрушку…

Вовочка молчал.

— Ну, посмотри: вот машинка тоже с пультом управления, — говорила мама, видя разочарование сына.

— Это вездеход. Но он не стреляет.

— Хорошо, что не стреляет, а то попадёшь кому в глаз.

— Да танк не пульками стреляет, он огоньком таким стреляет.

— Зато на вездеходе ты солдат своих возить будешь!

— Ща, мам, подожди… — вдруг подпрыгнул Вовка и побежал в центральный зал.

Мама выпрямилась и поспешила за ним, стараясь не потерять сына из виду.

Вовочка подскочил к Деду Морозу, изловчился и выдернул клок из его бороды. Все замерли в недоумении…

— Трах — тибидох! — произнёс заклинание Вовочка, порвал несколько волос из выдранной бороды Деда Мороза и зажмурился.

Мама успела подбежать к сыну. Растерявшийся Дед Мороз в изумлении внимательно следил за манипуляциями ребёнка. Мальчик открыл глаза.

— Ничего нет, — тихо сказал Вовочка, — ладно, давай вездеход!

Снегурочка

Новый год — любимый праздник многих!

— Мой, тоже! — раздался голос из-под праздничной ёлки, — особенно с момента, когда потихоньку начинаешь прощаться со «Старым»…

— Почему «потихоньку»?

— Некоторые считают, что «Старый год» можно успеть проводить, сев за стол в одиннадцать часов.

— И правильно. Вам, что часа мало?

— Конечно, мало. Странный вопрос. А вспомнить всё хорошее… А поговорить…

— Да, ладно. Вам бы только выпить.

— И выпить приходится, для памяти. Вот Вы заметьте: рюмка — мысли просветляет, вторая — память пробуждает, расшевеливает… Ну, а уж третья, — и поговорить…

— Атас, директор!

Лидия Сергеевна — директор детского сада, царственной походкой вошла в актовый зал вверенного ей учреждения.

— Когда закончите наряжать ёлку, пожалуйста, Алексей Петрович, проверьте ещё раз гирлянду на уличном Снеговике. Как-то она не так мерцает, как в прошлом году.

— Конечно. Только ведь я понятия не имею, как она моргала в прошлом году. Я только с сентября у Вас работаю.

Лидия Сергеевна немым пристальным дозором обошла актовый зал. Отсутствие замечаний свидетельствовало о полной удовлетворённости «Хозяйки медной горы», как в шутку и за глаза прозвал её новый электрик, он же и плотник — Алексей Петрович.

— А, что Петрович, серьёзная жена-то у тебя? — продолжил прерванный разговор, после ухода директора, Николай — учитель физкультуры и дополнительных занятий по ОФП.

— Нормальная, жить можно.

— Алексей Петрович, — вступила в диалог Элеонора Семёновна, — преподаватель музыки, пения и режиссёр — постановщик детских утренников, — так Вы, во сколько начинаете провожать «Старый год»?

— По-разному. Строгого расписания у меня нет. Однако заначка всегда должна быть в боевой готовности.

— Марина Николаевна, — обратился молодой физрук к учителю английского языка, — а ты дома Новый год встречаешь?

— Естественно, вот только не скажу в каком, — лукаво улыбнулась молодая девушка и молодой специалист, недавняя выпускница университета.

— Кокетничаете!?

— А ты в гости набиваешься, или хочешь пригласить?

— Мариночка Николаевна, я, как человек необременённый семейными узами готов к любому варианту.

— Коленька, а мама пустит?

— Мне двадцать шесть; уверен — пустит.

— А вот моя, не пустит.

— Я попрошу её.

— Она тебя не пустит. Ну и меня тоже.

— Стремянку уношу, — огласил Петрович, вылезая из-под ёлки, — так что, здесь точно отмечать не будем?

— Алексей Петрович, это же детское дошкольное учреждение, — удивилась Элеонора Семёновна, — не вздумайте принести сюда свои заначки. Лидия Сергеевна Вам устроит такой фейерверк.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 265