электронная
36
печатная A5
388
18+
Монологи

Бесплатный фрагмент - Монологи

Лирика

Объем:
212 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7883-6
электронная
от 36
печатная A5
от 388

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

            * * * * * * * * * * * *

…Только вот ведь какое дело —

В том огне я одна горела…

Юлия Друнина

Я пропала в тебе

Я пропала в тебе, Сумасшедший Создатель Вселенной.

Моя вера раздираема в клочья неверьем.

Я пропала в твоих паутинах, Властитель Театра, Мальвиной.

Синепёрою птицей я тону в океанских глубинах,

Златопёрою рыбой я сгораю в рассветном пожаре —

Дай испить каплю счастья на твоем ослепительном жале.

Мой Дракон, Повелитель Времен и Созвездий,

Я тобою живу, каждый миг — как последний…

Рисунок твоих папиллярных линий

— 1 —

Мне кажется, или уже не дышим…

Дождь.

Транзитом — по крыше.

Родом из Иерихона водосточные трубы.

Жарко.

В жажде оплавлены губы.

Я, конечно, не помню продавщиц «Ситро»…

Мы любили тогда метро —

Подземных дворцов прохладу.

Дождь — это бывший Ангел.

Я знаю прикосновения его ладоней.

Он не умеет делать больно,

Он не умеет  быть жестоким.

Сердце — это «Уоки-Токи».

Поговорим?..

— 2 —

Горим

Квантами в атмосфере.

Феерий

Лошадки бегут в карусели.

Еле

Успеваю рассмотреть лица.

Длится

Время летнего полдня,

Наполнив

Лукошко памяти ягодами событий.

Тихо.

Слышно, как улитка вытягивает рожки.

Ты — хороший.

— 3 —

Я — твоя потрясающая вероятность.

Мои губы пахнут брусникой.

Я люблю пить «Бейлиз» и «Лаппонию».

И мне нравится голос Дианы Арбениной

В те дни, когда я не могу слушать Баха.

Мои губы изучили твою географию,

Адам, я проросла в тебе нервами.

— 4 —

Заветный ключ к запретному ларцу,

В котором яблоко познания хранится.

Хоть нарушать законы не годится,

Но в этот раз не подчинюсь Творцу.

Пусть он поймет по моему лицу,

Что я могу теперь собой гордиться,

Что все пройдет, а это повторится.

Я — Жизнь!

Я не подвластна мудрецу.

Была и есть!

И буду сотни лет,

И бесконечно!

Из садов Эдема

За мной уйдет бродяга и Поэт.

Мой темный Ангел, мой пресветлый Демон,

Дай руку мне!

Рубиновый рассвет

Зажжет над миром грешная Елена!

— 5 —

Пол… ночь. Пол… день.

Сиеста

В тени

Яблоневых ветвей.

Розовые лепестки.

Брабантское кружево.

Не говори ни слова.

Молчание

Не равно тишине.

— 6 —

Я растворюсь.

Потеряюсь.

Ты — мой гончар,

Я послушна твоим ладоням.

Нанеси на меня рисунок

Твоих папиллярных линий.

Я хочу, что бы твое дыхание

Заблудилось в моих ресницах.

Я приму тебя так, как море

Принимает в себя Солнце.

Растопи льды

Моих Антарктид.

— 7 —

Разговоры —

Не более, чем прелюдия.

Любим мы

Сплетать слова

И вывязывать из них строчки —

Очень.

Дождь идет.

Куда и зачем идет дождь?

Возьми меня за руку — мы пойдем рядом с ним,

Мимо продавщицы «Ситро», мимо.

Время брусничных губ моих.

Поговорим,

Милый?

Не разучиться бы дышать.

Играем джаз

На этот раз

Играем джаз.

Играем,

Перебираем

Тему вновь.

Mon cher ami,

За днями дни.

Аэропорт. Горят огни.

Среди толпы с тобой одни.

Мы понимаем,

Что было время для любви,

Что было время.

Что было —

Не вернуть теперь.

Играю тему я потерь…

На этот раз, ты мне поверь,

Другая

Музыка звучит.

Колечко и на нем ключи,

Ключи от рая.

Молчи,

Не говори ни да, ни нет

В ответ.

В рассвет

Твой самолет взлетает.

Уносит ветер твой билет…

Неправда, — вскрикнул саксофон.

Аэропорта шумный фон.

Уносит ветер бывший сон.

Звучит несыгранная «ля».

Не сказано: Люблю тебя.

Мы понимаем,

Что эта тема не про нас,

Ami…

Mon cher ami,

А мы

С тобой в который раз

Играем…

Мы играем джаз…

Я не знаю нотной грамоты

Я не знаю нотной грамоты,

Ты

Понимаешь это прекрасно.

Красным

Цветом — бегущие строчки.

Точки

Ставить рано, ибо время многоточий.

Очень

Нравится недосказанность —

Ось,

На которой мир вертится.

Верится

В такое с трудом:

Трон,

На котором царем — сомнения

Гения,

Забавы и шалости…

Стих

Дождя гомерический хохот.

Ох ты,

И верно — божественна

Женственность.

Я не знаю, как стихи пишутся.

Ищутся

Тщательно стройные рифмы?

ИМХО —

Новое выражение выучила,

Вымученно —

Не значит — выстрадано.

Дано

Просто свыше кому-то.

Мутно,

Вернее — муторно.

Урна

Примет все, что не стерпит бумага.

Магия

Слова переливается перламутром.

Мудро

Выложено «вечность» Каем.

Знаем,

Труд его был напрасен —

Властен

Надо льдами. А они растают.

Стаи

Белых волков и лебедей выпущу.

Выращу

Розы небывалые,

Алые.

В синеве неба, в глубине моря,

В норах —

Сидит мое молчание. Не смею…

Умею я

Только собирать в бусы ракушки,

Да еще — слушать…

Как времени мало

…Как времени мало…

Прощанья измерить

тревогой вокзалов…

Захлопнуты двери

квартир.

Опустели

ноябрьские стыло-прозрачные парки

и белую скатерть поземки постелет

зима нам под ноги: — Ступайте! — не жалко

ей белых холстов.

Натяну на подрамник —

пора на этюды — предзимье.

Вдруг с неба — подранок,

как камень.

В бессилье

заплачу безмолвно

над раненой птицей.

Снег. Капельки крови.

На жизни границе

таращится молча

испуганным оком.

От боли я корчусь.

Мне страшно. Мне плохо.

Прости, не сумею помочь,

не сумею.

…И вот птичья ночь

немая идет по аллее…

Когда-нибудь все возвратится к началу,

к истоку, который все ищут.

На вечно спешащих вокзалах

табло суетливо напишут:

Прибытия поезда счастья

не ждите сегодня.

Мир будет вращаться

на теплой ладони.

Его удержать не смогу.

Соскользнет. Разобьется.

Так медленно падает лошадь, когда на бегу

случайно споткнется…

Так дышит касатка,

лежащая в пене прибоя…

…Не надо касаться…

Давай говорить про другое.

…Растущие травы — всесильное жизни оружье…

…Луна превратилась из месяца снова в окружность…

…Спешат к нам навстречу часы на вокзалах…

…А времени много не будет. Всегда его мало…

Киноварь моего сердца

— 1 —

Если не дано при рождении,

то чего уж его воспитывать…

У меня отсутствуют напрочь

два чувства —

чувство ритма и чувство юмора.

Мой максимализм

возведен неизвестно в какую степень.

Имя моей единственной богини —

Правда.

В ее руках никогда не было цветов,

зато она в совершенстве владеет катаной.

Разруби Гордиев узел моих нервов…

Как устало мое сердце…

— 2 —

Правы люди —

великая глупость почитать Правду.

Мы живем во время власти лжи.

Кривда сидит на троне.

Золотом расшиты ее одежды,

в золоте она купается, ест с золотых блюд.

Правда бродит по свету…

Думаете, она еще бродит?

Кто-нибудь видел ее следы?

— 3 —

Правда, не сестра ли ты цунами,

не дочь ли торнадо…

Проходишь,

оставляя за собою следы разрушений

более страшных, чем мог представить Везувий.

Тогда от меня он оставил память

об изгибах моего тела,

погребенного в лаве его страсти.

Правда, ты жестока, моя богиня.

Ты ребенком растопчешь мою душу,

словно песчаный замок,

и, смеясь, убежишь отсюда…

— 4 —

…Я останусь лежать на пляже.

Солнце, сожги

эту мою оболочку,

ибо богиня Правда

выела мою душу

щелоком наших с тобою слов.

Солнце, я хочу умереть…

Я морская змея Йеманжа,

меня обмануло тепло Гольфстрима.

На холодных камнях Севера

меня, мертвую, на куски разорвут гагары,

посчитав обычною рыбой…

Сквозь кусочек моей шкурки

прорастет зеленое пламя

новой, веселой жизни.

— 5 —

— Поклонись, глупая, Кривде,

милосердно Ее Бездушие!

Промолчи, коли врать невмочь —

примет это она подношение.

Будешь в холе жить, как мечтается.

Будешь тем владеть, что захочется.

Поклонись Кривде, глупая…

…Что стоишь, одна — в чистом поле?..

— Жду молнию…

— 6 —

Правда, я несу в твой храм

Жертвенного ягненка — Истину…

Мое имя — Эгле.

Я стою в чистом поле чернее ели.

Жильвинас никогда не был моим мужем…

В этом мире никогда не расти

Ажуолу…

Бержелис и Уосис остались словами…

На дрожащих ветвях Дребуле

птицам не вить гнезд,

ибо ее тоже нет…

Молния,

ударь в мое сердце трезубцем!..

— 7 —

Я доживу до осени —

в шорохах, в шелесте,

в шевелении ночами земли,

в которой не спят кроты,

ослепшие еще до начала времен…

Каждое утро —

это моя улыбка.

Мои слезы — пустое…

Высохнут быстро

капли летних дождей.

Кривде меня ждать незачем,

но и Правде-то я не кланяюсь.

Ох, и не любят этого боги,

даже та богиня, чье имя — Правда…

— 8 —

Правда, где же тебя носит?

По утреннему льду

скользят бывшие листья

и слюдяные крылья стрекоз

поют свою неживую песенку…

По дорогам, ведущим в зиму,

уходят твои жрицы.

Киноварь моего сердца

выцветает на фресках

стен твоего храма…

— 9 —

Весь мир — это иллюзия.

…Это сон спящей богини Правды.

Как устало мое сердце

биться на острие ее катаны,

как устало…

сплету до боли пальцы

сплету до боли пальцы право полно

не думать наступая на лучи жизнь-ксилофон

что делать если вне ее октавы сломан

ритм мотив забыт или забит на слом

готовят дом в котором мы любили надо

остановить иглу винил крошится кожа

ободрана с дивана как с меня шучу

не бойся мне легко и пусто клада

в развалинах не сыщешь что же

еще ты хочешь нет ни чувств

ни мыслей ни страданий

лимит исчерпан жажда перемен

волной по прошлому долой и вон

отсюда и оттуда прочь кого обманешь

сирена песней если глухи все ремейк

событий восемь миллиметров лонжерон

любви удерживал надежно бред нелепо

теряя оперенье падать какие острые ножи

невыносимо глупо просить о милости тебя и лето

время выдирает из меня все это просто жизнь

Я хожу по своему сердцу

…Я хожу по своему сердцу…

Так погорелец на пепелище

смотрит на бывшие стены,

на стены, которых нет…

…Я иду, трогая их ладонью,

ибо соль и перец отчаянья

выжгли мое зрение…

…Здесь стояла кровать, на которой

ты любил меня больше жизни…

…Хожу я по своему сердцу

и мои ладони видят то, чего нет…

Научи меня улыбаться

— 1 —

Вздох… Стон… Ты…

У этой последней черты

пересеклись параллели.

Ты выжег… И ты же — взлелеял…

— 2 —

Я — всего лишь марионетка.

Ты держишь в руках вагу моей души.

Пожалуйста,

не разорви мои нервы и жилки.

На карнавале жизни

не стоит думать о грустном.

Спляши со мной самбу, милый!

…Хотя, если честно, мне ближе

волшебно-чарующий вальс…

— 3 —

Слышала, что порочные женщины

любят, чтобы им дарили цветы

и говорили о любви…

Значит, я безнадежно порочна…

— 4 —

Я постелю на наше ложе

золотой закат.

Я зажгу свечи и зажгу звезды.

Принеси мне охапку цветов с луга.

Я люблю лиловые колокольчики

и кофейные гравилаты…

Ах, да какая мне разница!

…Принеси мне охапку цветов с луга…

— 5 —

Научи меня улыбаться,

потому что я не умею…

…не умею…

И через тысячу тысяч лет

…И через тысячу тысяч лет,

И через более долгие времени сроки,

Вспыхнет над миром

такой же безумный рассвет…

…Стрекотом шумным восторженно-шалой сороки

В окна ворвется, эпоху молчанья разрушив…

Листик бумажный пространства сложу в оригами:

Ветер подхватит и в медленном вальсе закружит

Эту Вселенную лодочкой меж берегами…

…В шелесте зерен, стремящихся в звездное небо,

В гулких шагах по земле проливного дождя…

Где бы мы ни были,

слышишь,

пожалуйста, сделай

Все для того, чтобы встретить однажды меня!

Я в банке у Матисса слева

Зачем мне это все?..

Ты говоришь: «Уйду».

Мир — мячик лопнувший, а потому — ненужный.

Горчит сирени лист. В лиловую пургу

Шагну одна.

Моллюск себя окружит

Ракушкой, защищаясь от невзгод.

Чернеет день в неласковости мая.

Провис бедой и рухнул небосвод.

Слезинки капельку с ресниц роняю

Последнею звездой в туман,

Где нет ни звука, ни движенья.

Перебираю рифмы, что: роман — обман,

Победа, или снова — пораженье?..

…Я в банке у Матисса слева…

А, может, справа, я уже не помню…

За миллионы лет не станет рыбка мелом…

Не верю я, что мне в твои ладони

Заказан даже этот путь окольный.

…И нет меня. Старательно доска

Отмыта от написанного.

Больно

Улыбка у судьбы похожа на оскал.

…Ракушка — это мертвый локон,

Лежащий в медальоне лет…

…Я завернусь в стихи, как в кокон,

Поскольку меня в этом мире нет…

Носящая воду в горстях (Триптих)

— 1 —

…Что же вы, мамки-няньки мои,

Не научили

всем этим женским хитростям,

Этим извечным премудростям?

Что ж для меня всё — трудности?

Воду ношу в горстях.

Нет бы — взяла два ведра,

Да с коромыслом — павою.

Ах, я всегда неправа…

Звёздочка в небе плавает,

Словно в пруду крутится

Утица…

Серая утица,

Ей не бывать лебедью.

Да и летать — надо ли?

Сердце не бьётся. В наледи.

Может быть, стать нелюдью?

Надо ли длить далее?

Нет у меня мудрости,

И отродясь — не было.

Ну, а той, женской хитростью,

Дурочка, я — брезгую…

— 2 —

Какая есть…

Иной быть не дано.

В чужую шкурку не удастся влезть.

Верона. Устилают дно

Фонтана монетки.

Только

Разве кому-то помогли они?

Вино сегодня терпко-горько,

Такое же, как эти дни.

Токайское… Да вроде не похоже…

Покаяться… Да это не поможет…

Прощаюсь я…

А ты еще не знаешь.

И, может быть,

Что к лучшему —

чтобы не знал ты вовсе…

Атропос, одолжи мне ножницы —

обрежу нить,

Как Далила Самсону волосы…

Жизнь — полосатая?..

Как странно,

что ж

все чёрны полосы?

Как странно

ну, да ладно, —

ахнула.

…Молю богов,

чтоб не лишили только голоса,

Поскольку без него —

не жить…

— 3 —

…Я проведу пальцами…

Вздрогнешь…

Почувствую:

— Не тронь…

Больше не буду касаться,

Ибо моя ладонь,

Увы, не нежн,

Да и тяжела.

Слова мои —

Куда там милому Фредди

С его дурацкими лезвиями.

Жива — не жива…

Жила — не жила…

…Слышишь — играет регги

Король и пророк Марли…

Время…

Оно уже Время Оно…

Мудрости не найти

даже в траве,

выросшей на могиле

царя Соломона…

Также не найти после

Контакта с хлороводородной кислотой

Ничего.

Спица становится глобуса осью.

Глобусу не суждено стать Землей…

Пройти по улочкам сиреневым

Пройти

по улочкам сиреневым —

не спится.

В витринных стеклах —

манекены,

полуночные лица.

…Не потеряться в зеркалах

и отразиться

от амальгамы,

оттолкнуться.

Не погрузиться

в ледяную бездну ртути.

…Игрушка для тебя,

носящий имя Тутти.

Всего лишь кукла.

Блестки. Мишура.

Твои фантазии.

Твоя в меня игра

И — любопытство:

Что же там, внутри?

Все очень просто.

Впрочем, посмотри,

как у людей —

есть сердце и душа.

Тебе придется самому решать —

Что делать?..

Быть или не быть —

второй классический вопрос,

ибо не секрет,

что дорога в ад

вымощена

лепестками роз…

Обломками грез…

Льдинками прошлогодних рос…

Стеклянными крыльями молодых стрекоз…

У входа табличка:

Бывшая страна Оз.

Здравствуй, Великий

и Ужасный Гудвин!

Я — твоя Великолепная

Ослепительная Иллюзия.

Прими меня такой

и давай не будем

уточнять ничего,

мы ведь с тобой друзья.

…Все-таки:

думаешь, только море родит друзы,

или Земля носит их в своем чреве?..

Послушай,

даже если ты — липа,

я — в твоих клетках.

Я — твоя друза,

ты создаешь меня.

Осколок Солнца — Золотой Топаз,

звезда твоей короны, Мастер.

Не  Bellis я… О, нет, на этот раз

я — Aster рыжая…

Восторг…

Любовь…

И — счастье…

…Быть может…

Возможно и то, что я —

Эхинодея

на дне

океанов твоей жизни,

пурпурная,

игольчатая,

ползущая из бездны силура,

мимо времени папоротников и динозавров…

Эхинодея,

так  и не сумевшая стать

Антропос…

Как бы там ни было, я лишь игрушка

на ладони ребенка.

Ты можешь быть тем, кем самому угодно.

Модным

Среди бомонда

И прочего вращения

Встреч, улыбок незначащих.

Ты можешь быть реже и можешь быть чаще.

Единственное — ты не можешь

быть чище и слаще.

Ты можешь быть тем или совершенно другим.

Круги

Моего ада —

Мои, а тебе не надо

Переступать эти пороги,

Потому что мимо проходят дороги,

Уводящие тебя к ослепительному совершенству.

Единственное — ты не можешь

остановить сумасшествие.

Ты — моя фобия, и ты — моя мания.

В моем эго

ходы прогрыз

червь твоего познания.

Ты физика моего тела, и ты — химия.

Я…

…Думаю, что я — тигровая лилия,

Если, конечно, она тебе нравится,

Эта оранжевая и бесстыжая красавица,

Этакое чудо не оранжерейное —

Вольное…

Слышишь, никогда не жалей меня!

Я пью дожди.

На мои косы

Утро насыплет бриллиантами росы.

Радуга — это мое новое платье.

…Я не могу позволить себе заплакать.

Я — тигровая лилия, это значит — почти тигрица…

…И еще…

Никогда не спрашивай,

что мне снится…

Я всего лишь шорох пионов,

Когда ночной ветер

слизывает с их лепестков

капли дождя.

Я твое Сейчас и я твое Время Оно.

Долька апельсина вечности.

Если хочешь,

то съешь меня.

Я отражение от амальгамы,

семь вздохов гаммы

и — семь цветов.

Ты — любовь.

Поздно

говорить все эти глупости.

Просто —

пройти по сиреневым улицам

с тобой,

знаешь, мне надо мало.

Ты — мой,

если получу тебя даром.

Мелькают

Полуночные лица…

Не спится…

Тают

Обрывки бывшего дождя

В огнях зарниц…

Услышь, пожалуйста, меня.

На самом деле, я —

молчание птиц…

Лысые одуванчики второй половины июня

Лысые одуванчики второй половины июня…

Гусеницы бывших соцветий тополя…

Ватные крылья неродившихся бабочек

Улетают из города во поле…

Говори все, что хочешь…

Очень

Хорошо у меня получается,

на углях босиком танцуя,

Улыбаться тебе.

Ночь лунная.

Изумленные звезды лупятся,

На соседок чем-то похожие.

Я пройду по твоей улице

До колодца.

Ведра порожние —

Не пугайся, примета глупая.

Да и можешь встретиться разве ты

В этот час, когда в косах жениных

Тонут пальцы твои.

Безропотно

Я приму свое поражение.

Ветер дунул и ставенка хлопнула,

Да в саду у меня цветы

Полегли на землю, бессильные.

То ли мучит их страшная жажда,

То ли время пришло для разлуки.

Подняла бы, да к колышку каждый…

А не крестная ли это мука?..

Пусть уснут, золотые и синие…

Я холсты отбелю под месяцем,

Бисер дождика соберу,

Сарафан изукрашу вышивкой.

Я с рябинкою на яру

Постою.

Еще живы мы,

Ну а то, что с ней заневестились —

То не нам упрек, да не молодцу,

Он не волен сам, так о чем тоска?

Повяжу платочек поярче я,

Все одно — хвостом за мной голоса.

Ну а вам-то что, коли я ничья?

Любопытство мне в окна ломится.

Распахну я дверь — заходи в мой дом,

По углам пошарь.

Что нашел, аль нет?

Рассмеюсь в лицо — а свечей не дать,

Чтобы днем — с огнем, чтобы ярче свет?

Да еще проверь у меня кровать,

Второй раз уже не пущу потом…

Провожу — ступай, разнеси же весть —

До меня у вас больше нет забот.

Может, след и был, да давно простыл.

У печи сверчок, да на лавке кот —

Вот и вся семья…

Поубавьте пыл,

Что мне в душу лезть,

Языком чесать, мотать нервы мне.

Закушу губу — солоно на вкус.

Улетают из города во поле

Неродившиеся бабочки.

Ну и пусть.

Не дождешься моих воплей ты.

…От прабабки стать, от нее же спесь

непомерная…

Ну и?.. Бегать не надоело кругами?..

Ну и?..

Бегать не надоело кругами?..

Есть гармония музыки в гамме,

И радугу создает призма.

Призрак

Проникает через заборы и стены.

Бродят, за руки взявшись, тени

По вишневому саду ночью.

Впрочем,

Есть у каждого право выбора.

Жизнь — лотерея. Вынула

Билетик, на котором зеро.

Зло —

Это добро, но со знаком минуса.

Орды из Азии двинутся,

Шатры на полях раскинут,

Да сгинут

Без следа в лесах дремучих…

Незачем нам друг друга мучить

И упрекать не в чем.

Вечен

Глупого непонимания круговорот.

Молча мы стоим у закрытых ворот,

Каждый — со своей стороны.

Вины,

Поверь, не ищу и не искала.

Время тихонько подгрызает скалы

И все меньше Аральское море.

Моришь

Меня… Ну, если тебе так легче…

Бьешь, а потом сам лечишь…

Ладно, всему наступает развязка.

Пляски

Язычников на тризне, у кострища.

Ветер над пепелищем свищет

Песенки, я бы сказала, бравурные…

Чур меня…

Наревелась досыта… Тсс…

Наревелась

Досыта…

Тсс, это моя тайна!

Тайна Полишинеля…

…Где там растет тростник?

*

…Я не скажу никому больше, но…

Бедный цирюльник на службе…

Ave, Ave, мой император…

Кто же из вас, о, Боги,

Дал ему эти уши?..

…Или же правы те,

Которые прославляют Того,

Кто мог вылечить Понтия,

Да и всех нас…

Ибо после того, как

Сомкнулись воды

Понта Эвксинского

Над головою Клемента,

Стали расти у Траяна

Козлиные уши…

Ave, мой император…

*

Жизнь это лишь балаган,

Мы в комедии — просто актеры…

Тсс, господа в партере!

Это великая тайна,

Тайна Полишинеля…

*

Ах, любопытство твое

Не безобидно, мудрый царь Соломон…

Что о царице запомнят?

Разве лилейную кожу,

Или косы,

Чернее ночного неба

И гуще, чем пальмы в садах?..

Разум ее,

Богатство казны

И довольство народа?..

Что ты наделал, Премудрый…

Не иначе канабиса обкурился…

Подал пример,

Как заглядывать надо под юбки…

Слава тебе, Соломон!

*

Катится Перекати — поле,

Еще его называют Бабий ум…

К чему бы второе названье?

Тсс, это тоже секрет!

У дочерей Евы есть все,

Что душе угодно,

Только ума — нет…

*

Помнишь, тебе говорила —

Не открывай ларец…

Ты же не смог сдержаться…

Думаешь, там подарки?

Что ж не спросил мое имя,

Горькое имя — Пандора…

Я — твое наказанье…

Врут, как всегда, легенды.

Выпустил ты на волю

Бедствия все людские…

Крышку захлопнула быстро,

Но лишь надежда осталась

В нем…

Котенок бессильный…

Воля твоя, Эпиметей…

*

Досыта

Наревелась…

А тайна Полишинеля —

Просто тебя нет рядом…

…Где там растет тростник?

Гея, подруга, послушай:

Пусть возвращается милый…

Тсс, это все — между нами…

позвать тебя

позвать тебя когда ты безымянный

и нет меня негромкий голосок

как будто нить из пряжи тонко тянет

рисуя контур из семи дорог

я выбираю ту где лишь пунктир

едва-едва дает мне направленье

вновь полнолунье с неба мертвый мир

пока еще живое море вспенит

и выдернет как вздернет вот петля

сплетенная судьбою из-под ног

качаясь палуба уходит корабля

а сам корабль занесет песок

рассохшаяся колыбель морей

застывший воздух жажда пониманья

и осознание что ты в игре

всего лишь пешка в клетке мирозданья

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 388