электронная
400
печатная A5
534
18+
Мой подводный мир

Бесплатный фрагмент - Мой подводный мир


Объем:
224 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9910-6
электронная
от 400
печатная A5
от 534

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Юрий Берков

Мой подводный мир

2018 г.


Книга предназначена для любителей подводной экзотики (туризма, спорта, охоты), инженеров-конструкторов подводной техники для спасания и судоподъёма с больших глубин, транспортировки грузов под водой. В книге представлены разработки автора в указанных областях и перспективы дальнейшего развития этих направлений.

Технические идеи в ней сопровождаются увлекательными рассказами и повестями из жизни водолазов-дайверов в недалёком будущем.

Книга может быть полезна студентам технических ВУЗ-ов, профессиональным водолазам-спасателям и дайверам.

Предисловие

Зачем человек стремиться под воду, в эту враждебную ему, чуждую среду? Для этого есть несколько причин.

Во-первых, это любопытство, желание увидеть новый, незнакомый ему мир полный новых животных и растений, новых красок и подводных ландшафтов.

Во-вторых, это желание познать чувство невесомости, чувство полёта над земной поверхностью, чувство полной свободы передвижения во всех направлениях. Под водой человек чувствует себя в гидрокосмосе. Даже полный, тучный господин сможет почувствовать желанную свободу от своей земной тяжести.

Кроме того, это чисто спортивные водолазные погружения (дайвинг). Это желание укрепить своё здоровье, потренировать и закалить своё тело, занимаясь подводным плаванием, подводной охотой.

В-третьих, существуют и научные задачи в подводной среде по ихтиологии, геологии, ботанике, зоологии, археологии, экологии, спелеологии.

И, наконец, это народнохозяйственные задачи:

— поиск затонувших предметов;

— спасательные и судоподъёмные работы;

— подводные инженерные работы при строительстве мостов, пирсов, прокладке подводных кабелей и трубопроводов;

— транспортировка грузов.

А также задачи военные.

Впрочем, военные задачи выходят за рамки настоящей книги.


Как следствие изложенного, водолазное дело с каждым годом всё прочнее входит в нашу повседневную жизнь. Это требует развития и совершенствования, как самого водолазного снаряжения, так и средств передвижения человека под водой, средств поиска, спасания и судоподъёма, транспортировки грузов под водой.

За последние годы в мире немало сделано для развития средств освоения океана. Наша страна тоже имеет заслуги в этом направлении. Именно у нас в 1990 году впервые достигнута глубина погружения водолазов 500м. Именно наши акванавты жили и выполняли работы под водой на предельных глубинах в барокамерах в течение 32-х суток. Только у нас в России построено спасательное судно «Игорь Белоусов», обеспечивающее длительные работы водолазов на глубинах до 450м.

Но решены далеко ещё не все задачи. Именно на них я и хочу остановиться в своей книге.

Введение

Пытливый ум человека в течение многих сто­летий старался проникнуть в глубь моря и рас­крыть его тайны. Еще Аристотель за 300 лет до нашей эры пытался увидеть, что делается в мор­ской глубине. В XVII веке в море опустился немецкий физик Штурм. В XVIII веке совершил погружение в подводном колоколе английский физик и астроном Галлей. Однако до середины XIX века никому не удавалось узнать, что делается даже на такой небольшой глубине, как 50 метров.

Сотни лет человеческая фантазия населяла глубины морей различными мифическими существами и сказочными живот­ными, гигантскими мор­скими драконами и змеями, громадными спрутами, обладав­шими силой, достаточной, чтобы утащить в глубину парусное судно…

Вплоть до начала XX века ученым удавалось получать лишь самые незначительные и отрывочные сведения о наи­больших глубинах океана Оценивая результаты этих ранних работ, следует учитывать, что в те времена изучение глубин морей и океанов еще не было связано с интересами промысла, а равным образом — и с запросами науки. Но главная причина, тормозившая покорение глубин, заклю­чалась в том, что без целого арсенала всевозможных приспо­соблений, приборов и механизмов, которые принесла техника последних десятилетий, без специально приспособленных и оборудованных кораблей, снабженных сложной аппаратурой, человек был бессилен и не мог проникнуть в глубь океана, хотя с древнейших времен бороздил его поверхность на судах.

Море ревниво берегло тайны своих глубин.

Только с помощью современного водолазного снаряжения, батискафов, глубоководных самоходных подводных аппара­тов, а также тралов, телекамер, эхолотов и гидролокаторов человек преодолел многие трудности и в настоящее время достиг значительных успехов в изучении глубоководного мира.

Благодаря новейшим достижениям науки человеку уда­лось достичь дна глубочайших океанских впадин.

Многочисленными морскими экспедициями сделано много выдаю­щихся открытий: промерены глубины ряда районов океана, обнаружено, промерено и нанесено на карты большое число ранее неизвестных подводных гор и вулканов, а также под­водных хребтов и глубоководных желобов. Дно океана заснято на сотнях фотографий, давших, например, возможность под­считать количество железо-марганцевых конкреций и изучить условия их формирования. На больших океанских глубинах обнаружены сотни видов неизвестных науке животных. Обнаружена фауна самых больших глубин, названная ультраабиссальной, сохра­нившая черты древности и примитивности.

В Атлантическом и Индийском океанах установлено нали­чие экваториального подповерхностного противо-течения типа течения Кромвелла В разных местах океана обнаружены глу­бинные течения большой скорости. Составлены карты коли­чественного распределения в океане первичной продукции, планктона и бентоса

Проникновение в глубины океана — одна из наиболее увлекательных и многообещающих проблем современности. По научному и практическому значению она не только не уступает задаче овладения космосом, но и во многом ее пре­восходит.

Общее отставание науки об океане в прошлом и возникно­вение сегодня разнообразных научных и практических проб­лем обусловили необычайно быстрые темпы развитая совре­менной океанографии. Такое стремительное развитие интереса к морям и океанам вызвано не только практическими потреб­ностями. Многие современные науки — такие, как геология, геофизика, палеогеография, геохимия, палеоклиматология, био­логия — ищут в глубинах океана решение важнейших узловых проблем. Если, например, расшифровать особенности толщи отложений океанского дна, перед нами откроется вся история Земли за время существования океана.

Человека увлекает идея овладения минеральными, хими­ческими и биологическими ресурсами океана и разумной их эксплуатации. В водах океана растворены огромные химиче­ские ресурсы. Они буквально баснословны! Достаточно ска­зать, что в водах морей и океанов растворено несколько мил­лиардов тонн золота в десять раз больше серебра тория и молибдена в тысячи раз больше йода. Как это богатство из­влечь? Все эти вещества растворены в морской воде в малых концентрациях. Но примечательно, что многие обитатели моря обладают изумительной способностью поглощать и концентри­ровать в своем организме в огромных дозах определенные химические элементы, растворенные в морской воде в нич­тожной концентрации. Так, йод, который почти невозможно обнаружить в морской воде обыкновенным химическим ана­лизом, морские водоросли и некоторые животные накапли­вают в тысячи и сотни тысяч раз больше, чем его содержится в окружающей их воде. Другие организмы концентрируют радий, молибден, железо, медь, ванадий и иные элементы. Человеку предстоит раскрыть этот биохимический секрет мор­ских растений и животных и воспользоваться им. Этому ме­тоду принадлежит будущее.

Дно океана — это также почти незатронутый тайник со­кровищ в котором хранятся огромные запасы минерального сырья, очевидно, во много раз превышающие то, что дает суша. Под слоем донных осадков лежит тонкая подокеанская земная кора толщиной всего 5—6 километров (вместо 30—40 на суше). Именно здесь легче пробурить кору и добраться до верхней мантии Земли — этой первичной материнской основы большинства рудных ископаемых. Проблема верхней ман­тии — одна из важнейших проблем геологии. Решить ее — значит дать основу овладения человеком минеральными ре­сурсами, более мощными, чем имеющиеся в материковых массивах. Например, мировые запасы ценнейшего металла — кобальта — на суше определяются в один миллион тонн, а количество его, сосредоточенное только в железо-марганце­вых конкрециях дна океана, составляет миллиарды тонн.

Морской рыбный промысел — одна из наиболее древних форм добывания пищи. В настоящее время промысловые суда бороздят не только прибрежные воды, они уходят все далее в открытые просторы морей и океанов, но до сих пор, как и в древности, рыбный промысел остается охотой. Перед угрозой истощения природных ресурсов возникла неотложная задача перехода от промысла к разумно построенному хозяй­ству. Необходимо создавать подводные фермы, направленные не только на сохранение морских ресурсов, но и на их увеличение. Проводить мероприятия по борьбе с хищническим использованием морепродуктов, по охране во время их размножения, по акклиматизации и рыборазведению. Имеется уже немало примеров перехода в отдельных слу­чаях на культурные формы хозяйства. Все более широкий размах приобретает рыборазведение. В Китае и Японии искус­ственное разведение жемчуга и морских водорослей приняло характер хорошо поставленного хозяйства. Устричное хозяй­ство, а частично и мидиевое — теперь уже хорошо освоенная форма морского хозяйства. Достигнуты успехи и в акклима­тизации морских животных: тихоокеанские лососи пересажены в южное полушарие, кормовые беспозвоночные — в Каспийское море, съедобные моллюски — из одних частей океана в другие и т. д.

Но не только рыбой богаты моря и океаны. Моря хранят неисчислимые запасы растительного и животного сырья в виде водорослей и различных беспозвоночных — моллюсков, ракообразных, червей и особенно планктона, способного очень быстро размножаться. Это неистощимый источник не только пищевого, но и технического, химического и медицинского сырья.

Но каковы бы ни были формы использования ресурсов океана, для овладения ими в будущем обязательно необходимо развитие подводной техники. Именно ей посвящено основное содер­жание этой книги.

Автор попытался совместить в ней свои технические идеи (изобретения) с рассказами об их применении в недалёком будущем. Однако для понимания этих идей, вначале необходимо познакомить читателя с физиологией водолазных спусков и устройством водолазного снаряжения.

Глава 1. Основы водолазного дела

Физиология водолазных спусков

Ткани человеческого организма состоят из мельчайших клеток с жидким содержимым, на 80% состоящим из воды. При давлении, соответствующем глубинам, доступным для водолаза в мягком скафандре, вода, а следовательно, и клетки тела, практически несжимаемы.

Известно, что давление измеряют в метрах водяного столба, причем с достаточной точностью можно считать, что давле­ние, создаваемое столбом воды высотой 10 м, равно давле­нию в одну атмосферу — 1 атм (или 1 кг/см2)

При погружении человека под воду на него, кроме воды, будет давить и атмосфера, т. е. воздух давлением в 1 атм. Таким образом, абсолютное давле­ние (ата) под водой на глубине 10 м будет равно 2 ата (2 кг/см2), на глубине 20 м — 3 ата и т. д.

Благодаря малой сжимаемости жидкости механическое действие давления воды на ткани человеческого тела не так уж опасно. Установлено, что механическое давление воды мо­жет привести к расстройству жизнедеятельности клеток орга­низма человека только примерно при 300 — 400 ата, что со­ответствует погружению на глубины 3 — 4 км.

В самом деле, рыбы и другие животные встречаются на всех глубинах Мирового океана, даже в Марианской в падине, глубина которой достигает 11 км. Правда, это особые глубоко­водные животные, рождающиеся на этих глубинах, но их организмы также состоят из клеток, сходных с клетками на­земных животных.

Американец Вильям Биби, опустившийся в батисфере на 923 м, видел на этой глубине обыкновенного кита; французы Гуо и Вильм на глубине 4000 м обнаружили белоглазых акул, а Жак Пикар и Дон Уолш на глубине 10919 метров видели креветку и рыбу.

Но если для человека не опасно давление, сжимающее части тела, не имеющие пустот, то сжатие полостей, заполнен­ных газами или воздухом, может привести к неприятным по­следствиям. При площади подвижной части грудной клетки и живота, равной у человека среднего роста 3000 см2, уже на глубине 1 м эти органы подвергаются давлению 3300 кг. Не следует забывать, что нормально, на поверхности, на эти органы уже действует нагрузка 3000 кг (которую, кстати, мы не ощущаем).

Для уравновешивания этой сжимающей внешней силы в легкие водолаза подается воздух под давлением, равным давлению окружающей среды; благодаря такому выравнива­нию давлений изнутри и снаружи сжатие будут испытывать только стенки грудной клетки.

Хуже обстоит дело при сжатии воздуха, заполняющего среднее ухо и лобные пазухи. При быстром нарастании дав­ления происходит вдавливание барабанных перепонок и мо­жет вызвать их разрыв. Поэтому водолазу при спуске необ­ходимо делать глотательные движения или зажимать нос и надуваться; при этом сокра­щаются мышцы, раскрывающие устья евстахиевых труб*, и происходит выравнивание давления. При работе водолаза на постоянной глубине давление в среднем ухе становится равным наружному. При быстром подъеме, когда барабан­ные перепонки будут растягиваться в сторону слухового про­хода, выравнивание давления достигается тем же способом, что и при погружении.

Вообще, подъем водолаза с глубины может привести к не­приятным последствиям. При быстром подъеме водолаз может заболеть кессонной болезнью. Дело в том, что с увеличе­нием глубины погружения увеличивается весовое количество воздуха, вдыхаемое водолазом за один вдох.

* Евстахиевы трубы — это узкие каналы, соединяющие носоглотку со средним ухом.


Это следствие закона Бойля — Мариотта, по которому удельный вес газа прямо пропорционален давлению.

Одновременно увеличи­вается растворимость воздуха в крови. Кровь разносит воздух из легких по всему телу, постепенно насыщая все ткани га­зами в большем количестве, чем при атмосферном давлении. Степень такого насыщения тканей газами зависит от глубины спуска, от времени пребывания под водой и от характера ра­бот водолаза; различные ткани человеческого организма насы­щаются газами неодинаково.

При подъеме водолаза происходит выделение избыточного воздуха через легкие. При быстром подъеме пузырьки воз­духа, состоящие главным образом из азота (примесь кисло­рода и углекислоты незначительна), выделяются прямо в кровь (как в стакане с газированной водой); крупные пузырьки могут закупорить кровеносные сосуды и нарушить кровообращение отдельных частей орга­низма. Кроме того, увеличение общего объема крови вслед­ствие насыщения ее газовыми пузырьками может вызвать в разных частях тела растяжение и разрыв мелких кро­веносных сосудов. Симптомы кессонной болезни таковы: головокружение, боли в суставах и мышцах, кожный зуд. В тяжелых случаях могут наступать параличи отдельных органов.

Но оказывается, что кессонную болезнь можно предупре­дить: чтобы выделение азота из крови не было столь бурным, подъем водолаза следует производить с остановками (для декомпрессии). Продол­жительность и глубины остановок определяют по специаль­ным таблицам.

Следует напомнить, что киты тоже дышат атмосферным воздухом; ныряя, они быстро меняют глубину и, конечно, не делают остановок для декомпрессии. Однако киты не болеют кессонной болезнью. Объясняется это тем, что киты под водой не вдыхают сжатый воздух, а пользуются запасом воздуха в легких, который они вдохнули на поверхности; их кровь и ткани не перенасы­щаются воздухом, а следовательно, отсутствует и причина, вы­зывающая кессонную болезнь.

Вредное действие азота не ограничивается кессонной бо­лезнью. При спуске водолаза, начиная с глубин 40 -50 м азот вызывает опьянение. Доказано, что азот при повышенном давлении является наркотиком. Изобретатель акваланга француз Жак Ив Кусто пишет, что уже с глубины 30 м он начинает чувствовать головокружение, после которого наступает вялость и сонли­вость. У некоторых людей азотное опьянение вызывает приступ весёлости, двигательной активности. Сильное азотное опьянение может вызвать обмо­рочное состояние и привести к гибели.

Чтобы избавиться от вредных последствий вдыхания азота, казалось бы, следовало исключить его из состава воз­духа, подаваемого водолазу, т. е. подавать чистый кислород, действительно необходимый для дыхания. Но, оказывается, организм человека не приспособлен к длительному вдыханию чистого кислорода. Продолжительное его вдыхание (более 2-х суток) даже при атмосферном давлении может вызвать заболевание воспале­нием легких. При абсолютном же давлении 3 ата (глубина 20 м) кислород ядовит. У водолаза, пользующегося кислородным прибором, при спуске на глубину более 20 м могут возникнуть судороги через 5 — 10 мин.

Все перечисленные препятствия к достижению больших глубин при достаточной тренировке, хорошем здоровье и со­блюдении правил спуска и подъема в какой-то мере преодо­лимы. Пожалуй, самым серьезным препятствием следует счи­тать трудность газообмена в легких при дыхании газовыми смесями, сжатыми под большим давлением. Так, на глубине погружения 150м удельный вес воздуха в 16 раз больше атмосферного. При такой плотности воздух с большим трудом протекает через узкие легочные пути. Пожалуй, выражение «нужен, как воздух», уже не подходит для водолазов, рабо­тающих на больших глубинах, где нужна газовая смесь, не имеющая тех свойств воздуха, которые вредно действуют на организм водолаза.

В годы второй мировой войны было применено оборудова­ние, позволяющее водолазу опускаться в мягком скафандре на глубину до 180 м. Достижению такой глубины способство­вало главным образом применение для дыхания гелиевокис­лородных смесей. В этих смесях гелий заменяет азот воздуха. Гелий — очень лёгкий нейтральный газ без цвета, запаха и вкуса. Благо­даря тому, что гелий диффундирует быстрее и менее раство­рим в крови, он более приемлем для дыхания, хотя не избав­ляет от опасности кессонной болезни.

Нужно отметить, что гелием разбавляют кислород для того, чтобы понизить его парциальное давление (парциальное давление газа равно произведению давления смеси на про­центное содержание газа в смеси). Как уже упоминалось кислород при абсолютном давлении свыше 3 ата ядовит, по­этому процентное содержание кислорода в гелиево-кислород­ной смеси должно быть таким, чтобы его парциальное давле­ние не превышало опасного предела. Так на глубине 200 м его содержание в гелиево-кислородной смеси должно составлять 1 — 2%.

Но гелий под высоким давлением тоже насыщает кровь человека и подъём с большой глубины требует длительной декомпрессии. Время подъёма с больших глубин зависит от длительности пребывания на них и может составлять от нескольких часов, до нескольких суток. Всё это время водолазы проводят в барокамерах, давление в которых постепенно снижают. Меняют и состав газовых смесей. За этим следят врачи-физиологи. Ошибки в режимах декомпрессии недопустимы, поскольку могут привести к декомпрессионной болезни и даже к летальному исходу для водолазов. Поэтому спуски на большие глубины достаточно сложны, дороги, опасны и неудобны. Всё это тормозит дальнейшее увеличение глубины погружения водолазов свыше 500 м. Так есть ли выход из этой ситуации? Сможет ли человек преодолеть 500 метровый барьер глубины?

Оказывается есть! Это отказ от применения газовых смесей и переход на жидкостное дыхание.

Жидкостное дыхание предполагает заполнение лёгких жидкостью, насыщенной растворённым в ней кислородом, который проникает в кровь. Наиболее подходящими веществами для этой цели рассматриваются перфторуглеродные соединения, хорошо растворяющие кислород и углекислый газ, имеющие низкое поверхностное натяжение, высокоинертные, и не метаболизирующиеся в организме.

Все это похоже на фантастический сюжет знаменитого фильма «Бездна», где на огромную глубину человек смог спуститься в скафандре, шлем которого был заполнен жидкостью. Ею подводник и дышал. Теперь это уже не фантастика.

Мало кто знает, что опыты по жидкостному дыханию на людях в нашей стране уже проводились и дали потрясающие результаты. Акванавты дышали жидкостью на глубине в полкилометра и больше. Вот только народ о своих героях так и не узнал.

Жидкостное дыхание применимо и в космосе. Чтобы космонавту выдержать перегрузки в сотни G достаточно погрузить его в жидкость. Тогда перегрузки превратятся в давление. Тут то и пригодится жидкостное дыхание.

А ещё жидкостное дыхание можно применить в театре. Представьте себе гигантский аквариум, в котором люди плавают как рыбы. Какие можно придумать сюжеты! И про подводную жизнь, и про космос (жизнь в невесомости), и на религиозные темы (жизнь на небесах).

И всё это осуществимо!

1.2. Дыхательные аппараты

1.2.1. АКВАЛАНГ

Многие из Вас, вероятно, видели очень интересные научно-попу­лярные кинофильмы «Голубой кон­тинент», «В мире безмолвия», «Мир без солнца» и художественный фильм «Человек-амфибия». Нельзя не восхищаться изумительными красками подводного мира, бесконечным разнообразием его обитателей и — особенно — той непринужденностью, с которой двигаются под водой люди. Проникнуть в этот таинственный мир, сделать его доступ­ным для любого человека, умеющего плавать, помогли аква­ланги.

Акваланги относятся к легким водолазным аппаратам, позволяющим тренированному чело­веку опускаться на глубину 40 — 50 м, но рекордсмены по по­гружениям на большие глубины — французы Кусто и Дюма — опускались с ними на глубину около 100 м. Прогулки же на глубинах 10 — 20 м доступны каждому человеку, снабженному аквалангом.

Пловец с аквалангом имеет возможность своими глазами увидеть подводный мир и запечатлеть его на камеру, может охотиться на рыб и морских животных, стреляя гарпунами из специальных пневматических или пружинных ружей.

Акваланги получили самое широкое распространение среди дайверов. Кроме того, выпускается множество приспособлений, позволяющих человеку чувствовать себя на глубине как «рыба в воде»: Сухие и мокрые гидрокостюмы для пребывания в холодной воде, ласты для ног, увеличивающие скорость плавания, разнообразные шлемы и маски, герме­тичные фото и кинокамеры, глубиномеры, компасы и часы, различные ружья и пистолеты.

Число подводных охотников в тёплых южных морях уже настолько велико, что они начинают мешать судо-ходству. В связи с этим вдоль Средиземноморского побе­режья Франции пришлось выделить зоны, лишь в пре­делах которых разрешена охота с аквалангами.

Причину популярности ак­валанга нетрудно понять — она заключается в его простоте и до­ступности. Ак­валанг может приобрести каждый; он прост в изготов­лении и поэтому сравнитель­но дешев. Обслуживание ак­валангов также не сложно — оно заключается в заполне­нии баллонов сжатым возду­хом, что можно сделать руч­ным или электрическим ком­прессором.

Однако прототип современного акваланга был создан не для научных исследований и не для спорта: недаром он по­явился в 1943 г., когда шла война и гибли сотни английских, американских, немецких и других кораблей и транспортных судов. Изобретатели акваланга — французские моряки Жак Ив Кусто и Фредерик Дюма — очень много работали, помогая поднимать затонувшие суда. Ими была создана специальная школа по подготовке военных водолазов-аквалангистов. Не­обходимость работы на все больших глубинах заставила изо­бретателей непрерывно совершенствовать акваланг.

После войны Кусто и его товарищам удалось снарядить экспедицию на судне Калипсо. Летом 1952 г. их экспедиции повезло. Обследуя дно в окрестностях Марселя, один из водо­лазов случайно обнаружил на дне какие-то горшки. Это были амфоры — сосуды, в которых древние греки хранили вино и масло. Оказалось, что водолазы нашли древнегреческое судно, пролежавшее на дне две тысячи лет. Его полностью засосало илом. Чтобы освободить находку из песчаного плена, пришлось размывать ил водой, для чего была установлена специальная насосная станция. Насосы под большим напором подавали воду в шланги, направляемые водолазами. В ре­зультате упорного труда ил был размыт, и множество амфор и других очень интересных находок было поднято на по­верхность.

Известная по фильму «Голубой континент» итальянская экспедиция в Красном море поставила целью изучение хищ­ных рыб, которыми это море особенно богато. В об­щей сложности водолазы провели под водой 10000 часов, по­гружаясь на глубины 40 — 50 м. Они изучали повадки рыб, исем мире по фильму «В мире безмолвия». Невольно вспоми­наются слова одного из первых энтузиастов подводных путе­шествий Вильяма Биби: «Читатель, искренно советую тебе: если у тебя есть хоть малейшая возможность, добудь себе водолазное снаряжение, купи его, займи у кого-нибудь, ну хоть укради, если на то пошло, и опустись на дно океана, чтобы хоть раз в жизни собственными глазами увидеть эту картину»…

На рисунке 1 показано устройство акваланга, а его принципиальная схема на рис. 2. Необходимый запас воздуха под давлением 150 — 200 кг/см2 накачивают в баллоны (например, емкостью 7 л каждый). Зарядка балло­нов производится через специальный штуцер и невозвратный клапан. При открытии запорного клапана воздух из баллонов по­ступает в редукционный клапан, снижающий его давление до 7 атм. Давление за редукционным клапаном можно изме­нять, регулируя затяжку его пружины. Далее воздух посту­пает в дыхательный автомат (иногда его называют «лёгочный автомат»), который на любой глубине уравно­вешивает давление вдыхаемого воздуха с давлением воды. Дыхательный автомат как бы дублирует работу легких. При вдохе во внутренней полости автомата давление понижается, и на­ружные стенки «легких» прогибаются, нажимая на рычаги, открывающие клапан, и в лег­кие поступает новая порция воз­духа; по достижении в них дав­ления, равного внешнему, стенки мембраны выпрямляются и клапан закрывается.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 534