электронная
90
печатная A5
445
18+
Мой «Некрономикон»

Бесплатный фрагмент - Мой «Некрономикон»

Объем:
306 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5665-8
электронная
от 90
печатная A5
от 445

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

—  Давным-давно Землю населяли Древние люди-гиганты. Трехметровые монстры были ужасны. Они создали свою разрушительную и омерзительно-кровавую цивилизацию. Древние люди-гиганты пришли на Землю с далёких звезд. Они внушали отвращение и страх.

Непроглядная тьма воцарилась над Землей. Земля стонала от их присутствия. Они воздвигли города, крепости и храмы, они поработили всё живое на Земле. Их безумная, жестокая власть на Земле была безгранична. Все живое на Земле склонялось перед их могуществом и безграничной злобой.

Но вот произошла трагедия и никто не смог её предотвратить. Старшие Владыки увидели всю мерзость тех, кто бесчинствовал на Земле.

Они обрушили на монстров всю свою силу и величие и сбросили их в бездну, туда, где царит хаос и мрак. Туда, где все предметы приобретают изменчивые и расплывчатые формы.

Это было большое потрясение для Земли, и она радовалась очищению. Тонны пыли и песка поднялись в воздух… Земля погрузилась во мрак, солнца не стало видно… Море затопило большую часть суши… Землетрясение разрушило города, крепости и храмы Древних…

Несколько месяцев на Земле царил невероятный хаос и неразбериха. Но Древние монстры, к сожалению, не погибли. Они стали жить в другом мире, в другом измерении, обитая по другую сторону реальности, в закоулках между мирами.

После Великой Катастрофы на Земле стала зарождаться Новая Жизнь.

Но Древние находятся всё время рядом, хоть и не могут вмешаться в процессы, происходящие на Земле, так как не могут пройти через Врата, воздвигнутые Старшими Владыками. Но они очень хотят вернуться на Землю и восстановить здесь своё омерзительное владычество, вновь погрузить Землю в пучину хаоса, беспредела и тьмы. Человечество их видеть не может, а они прекрасно всё видят и всё знают, ждут своего часа и верят, что их время владычества на Земле скоро вернется… И когда этот час настанет — они вернуться на Землю. И тогда их проклятие, и ужас вновь обрушаться на Землю. А ведь они скоро вернуться… обязательно вернуться…

Глава 1

Здравствуйте, меня зовут Ник Нагута. Вообще-то полное моё имя Николай, но когда я репатриировался в Израиль с Украины в 1991г., во время первой большой алии, то мне порекомендовали сменить моё имя на более-менее привычное для слуха и более интернациональное — Ник. Так и прижилось это сокращённое имя с моей фамилией.

Могу только сказать о себе, что я человек особенный.

Нет, я не великий учёный, спортсмен или артист, не являюсь лауреатом Нобелевской премии. Я не избавил человечество от болезней или голода, не нашёл микстуру бессмертия. У меня нет никаких уникальных способностей, ничего такого, что меня выделяло бы из массы других людей. Я не делаю ничего невероятного и фантастического. Я — обыкновенный человек с обыкновенной внешностью и умственными способностями.

И, тем не менее, я человек уникальный. Таких на Земле ещё семеро. Нет, мы не секта и не партия, и даже не клуб по интересам. Мы даже не знаем о друг друге ничего и никогда, видимо, не узнаем. Мы ведём скрытый образ жизни и очень часто переезжаем с места на место, и хотим, чтобы другие люди как можно меньше знали о нас. А объединяет нас одно — это книга «Некрономикон», книга Древних людей, в которой были объединены все заклинания и заклятия, способные сделать громадное зло.

Таких книг восемь штук. Именно эта восьмёрка книг и имеет реальную мощь. Именно обладатель одной из этих книг и имеет огромную власть и силу. Вот почему важно, чтобы ни одна из этих книг не попала в руки человеку, который мог бы использовать её в разрушающих и омерзительных целях. Вот этому делу и служит ваш верный слуга и ещё семь человек, раскиданных по всему миру.

Ради этого дела мы и существуем — хранители «Некрономикона». «Как попала эта книга ко мне?» — спросите вы. Этому предшествовала целая череда невероятных и интересных событий, с которыми я хочу вас познакомить, и которая круто изменила мою жизнь и жизнь некоторых людей.

Глава 2

Этот день, 3 октября, ничем не выделялся в череде подобных дней. Вернее, он начался как обычно, не предвещая ничего загадочного и невероятного. Утром я, как обычно, позавтракал чисто по-английски: бутерброд, кофе и сладкая выпечка. Оделся и пошёл на работу…

Несколько лет назад я наконец-то нашёл работу по специальности. Я, журналист, окончивший в далёком 1989 году факультет журналистики Львовского Университета, стал работать, кем бы вы думали? Ни за что не угадаете. Я, рекламный агент одной из израильских газет. А почему бы и нет? Тоже работа.

Весь мой день расписан по минутам: нужно встретиться с несколькими десятками людей, да ещё уговорить их дать рекламное объявление, ведь нашу газету читают десятки тысяч человек, газета распространяется бесплатно. Этот козырь — «газета распространяется бесплатно» — действует почти на всех как гипноз, и производители, и распространители продукции, а также те, кто оказывает какие-либо услуги или имеет свой бизнес, клюют на эту уловку, как рыба клюёт на хорошую наживку в день благоприятный рыбалке.

На самом деле всё обстоит иначе. Реально нашу газету читает не более 10% тех, кому эта газета попала в руки. В ней есть интересные, актуальные статьи, есть развлекаловки, вроде кроссвордов и анекдотов, есть статьи об отдыхе и кулинарии, спорте и кино. А рекламу… Да кто ж её особо читает, в наш век рекламы. От рекламы человек уже устал. Реклама на ТВ и радио, реклама на щитах по всему городу, реклама в витринах магазинов, да ещё какую газету ни открой — и там эта злосчастная реклама…

Вот таким не совсем благородным делом я и занимаюсь. И если честно сказать — успешно.

А ещё я подрабатываю написанием статей в одной не очень крупной русскоязычной газете. Именно с этой газеты я и начинал, но русскоязычная пресса в Израиле находится на такой ступени развития, что говорить о ней, как о каком-то явлении в жизни Израиля, значит, обманывать самого себя…

Так вот, день начинался обычно. Я спешил в редакцию своей газеты, моя жена Марина осталась дома одна.

Где она только ни работала за время нашего пребывания в Израиле: и посуду мыла, и уборкой занималась в офисе, и продавцом была в магазине, и ещё с десяток мест поменяла. А всё из-за того, что имела невостребованную в Израиле профессию — учитель украинского языка и литературы. Тут учителям русского языка не особенно комфортно, а уж за украинский язык и говорить нечего.

Марина, бывшая моя одноклассница, так сказать, первая любовь. И кто сказал, что такие браки недолговечны?! Мы живём очень славно, и до сих пор любим друг друга! И практически никогда у нас не возникает недоразумений! Единственное слабое звено наших отношений — это отсутствие детей. Одни врачи говорят, что это из-за меня, другие говорят, что это проблема у Марины… Кто из них прав, неизвестно.

Моя жена - симпатичная весёлая женщина с тёмно-русыми волосами, стройной фигурой и очень выразительными глазами, нигде не работала, получала пособие и имела уйму свободного времени, но её слабостью был Интернет. Она была зарегистрирована во всех социальных сетях, общалась и искала друзей, знакомых и одноклассников. К чему это я так детально на этом останавливаюсь? Именно с Интернета всё и началось. Могло бы, конечно, начаться по-другому, но началось именно так…

Я вернулся с работы как обычно. Марина сидела в кресле и смотрела телевизор, это показалось мне странным. Обычно она в это время общалась с кем-нибудь в Сети.

— Видимо, ты потихоньку вылечиваешься от компьютерной болезни, — заметил я. Подошёл к ней и поцеловал. Марина как-то странно отстранилась и поглядела на меня:

— Ты помнишь Артура Гулеева?

Что за странный вопрос? Конечно, я помню своего одноклассника Артура Гулеева. Я помню всех своих одноклассников и Артура Гулеева в том числе.

— А что, собственно говоря, случилось? — спросил я, ещё не совсем осознавая, почему Марина вспомнила Артура, к которому я не питал особых симпатий.

— Он нашёл мою страничку в «Одноклассниках», — голос Марины слегка задрожал.

— И что с того? Что тебя так взволновало? Ты с ним общалась?

— Да. Я общалась с ним.

— Представляю, что он тебе наговорил, если ты так расстроилась! Он как был беспринципным, таким и остался. Вот если бы я мог с ним встретиться — я бы его непощадил…

— Вот этого я боюсь, что вы можете встретиться. По крайней мере, Артур настаивает на этом.

— Чтоооо????

Я был в замешательстве. Последнее сообщение повергло меня в шок.

Дело в том, что с Гулеевым я конфликтовал ещё со школьной скамьи. Мы были врагами. Он ненавидел меня за то, что я, и учился лучше его, и девушки мне симпатизировали больше, чем ему. У него характер лидера и он хотел быть первым везде, но этого не получалось и всему виной был я, независимый и умный парень. За это Артур невзлюбил меня, или по другой причине, но в моём лице он видел врага. Мы часто дрались с ним, и это были драки до такой степени жестокие, что нас разъединяли, чтобы кто-то из нас не стал инвалидом.

После окончания школы наши пути разошлись и мы с тех пор, естественно, с ним не встречались. Вот почему сообщение, что Гулеев хочет со мной встретиться, стало для меня неожиданностью.

— Я только не понимаю, как мы можем с ним встретиться, — сказал я после затянувшейся паузы, — он что, специально приедет в Израиль, чтобы повидать своего «закадычного» друга, за которым очень ностальгирует?!

— Ты зря так иронизируешь. Он живёт в Израиле и, причём совсем близко от нас.

Теперь наступила очередь удивиться и этому сообщению.

— Интересно, а что он здесь делает? Как он сюда попал?

Марина вздохнула и, глянув на меня своими прекрасными тёмно-голубыми глазами, промолвила как бы про себя:

— У него здесь есть какой-то интерес. Я так поняла.

Марина встала:

— Давай, милый, сядем, выпьем кофейку, а потом обсудим что к чему.

Долго меня уговаривать не пришлось. Тем более, мне нужно было время, чтобы переварить столь неожиданную информацию. Пока жена варила кофе, я анализировал ход событий. Журналисты — это та категория людей, которые очень тонко разбираются в людях и пытаются предсказать ход событий и поступки людей.

Невероятным было не только то, что Артур хочет со мной встретиться, но и то, что он живёт в Израиле. Никакого отношения к мировому еврейству он не имел, это я знаю точно. В голове постоянно крутился только один вопрос: «Что ему нужно?». Просто так встречи с недругами не назначают. Возможно, он хочет помириться со мной? Но зачем ему это нужно?! Более двадцати лет не виделись, не слышали ничего друг о друге, и ещё бы не виделись столько же. И ничего страшного. А может, начнётся новый виток неприязни друг к другу, новые военные действия, новые жертвы. Но нет. За двадцать с лишним лет взаимная неприязнь всё-таки угасла, и разжигать заново огонь войны ни ему, ни мне уже не хочется, да и сил на это жалко. Так что же тогда? Ответа не было.

Когда аромат кофе распространился по всей кухне, жена задала вопрос, который я, в принципе, от неё ожидал: «Если он предложит тебе помириться, — согласишься?». Я поспешно ответил, что да, конечно, помирюсь, то, что было в юности — уже прошло, но добавил: «А вот ему наверняка что-то от меня нужно!».

— Допивай побыстрее кофе, и я тебе покажу переписку с ним, — сказала Марина.

Никогда в жизни я не пил кофе так быстро. Во-первых, у меня накопилось множество вопросов, ответы на которые я надеялся получить, прочитав переписку жены с этим человеком. Во-вторых, нужно было принимать какое-то решение, а решить что-либо я не мог, так как владел минимумом информации.

Вот и экран монитора, жена набирает свой логин и пароль:

— Видишь, он опять написал мне сообщение.

Я вгляделся в фото человека, приславшего это сообщение. Очень трудно было не узнать его, он почти не изменился.

— Как хорошо сохранился, видать время не властно над ним! — резюмировал я.

Всё тот же тёмноватый цвет лица и волос, тот же крючковатый нос, тот же едкий пронизывающий взгляд, тот же широкий лоб. Ошибиться было невозможно — это был действительно Артур Гулеев.

— Как он тебе? — жена нажала какую-то кнопку и фотография увеличилась. — Он стал намного симпатичнее, чем был в юности. Бывают же люди, которые с возрастом становятся привлекательнее.

Мне комментарий Марины не понравился, и я нервно одёрнул её руку: «Давай посмотрим, что он пишет». Ещё секунда, и на экране монитора появилось сообщение: «Марина, я знаю, что это сообщение ты будешь читать уже вместе с мужем. Я прошу его забыть, что было между нами — это всё в прошлом. Если он продолжает меня ненавидеть — это его проблемы, я не питаю к нему зла и хочу лишь одного — встретится. Мне нужна его помощь, а Бог велел нам помогать даже врагам, если они нуждаются в помощи».

— Видишь, даже Бога вспомнил, — недовольно хмыкнул я. Мне очень не понравилось, что Артур говорил обо мне в третьем лице. Это с его стороны было не совсем вежливо.

— Я пойду, приготовлю ужин, — шепнула мне на ушко Марина. — А ты пока посмотри мою переписку с ним. Очень интересно.

Действительно, мне было очень интересно. Это была исповедь человека, который многое переосмыслил в жизни, крик или, скорее, стон души измученного от невзгод и потерь человека. Писал он красиво. Я, как журналист, не мог не обратить внимание на это.

Так что же такого поведал Марине и мне наш бывший одноклассник Артур Гулеев? Он писал о нелёгкой жизни после окончания школы. Поступил в Университет, где есть военная кафедра (естественно, чтобы не служить в армии). Отучился, получил специальность переводчика иностранных языков романской группы. Кстати, на втором курсе женился, но неудачно. Жена попалась легкомысленная и гулящая. На последнем курсе развелись, хорошо, что детьми не обзавелись. В это же время умерли родители: мать долго мучилась, врачи не смогли поставить точный диагноз, отец после ее смерти прожил ещё полгода, обширный инфаркт. Когда приехала скорая, было уже поздно. Так как Артур был единственным ребёнком, то всё это бремя легло на него. Потом поступил на исторический факультет Днепропетровского Университета, учился и гулял по-чёрному: постоянные пьянки, случайные связи и даже наркотики… Учёба победила. С четвёртого курса, как говориться, завязал, за ум взялся, ведь ещё немного, и опустился бы на самое дно.

— Образованный человек, — прокомментировал я про себя. — Имеет два высших образования и оба гуманитарные. Недурно.

Появилось какое-то чувство зависти. «А ведь в школе я учился лучше его». Продолжил читать дальше. Потом была работа: несколько лет переводил документы в одной переводческой фирме. Зарплата — не очень, но на жизнь хватало. Женился снова, жена была на десять лет моложе, сирота и имела еврейские корни.

Пожили несколько лет вместе и решили репатриироваться в Израиль. Так с 1996 года и живу в Израиле. Удачно устроился на работу, переводчики нужны везде, хорошая зарплата, всё хорошо было. Только через три года нашей жизни в Израиле любимая жена попала в автокатастрофу и погибла. После этого мир перестал для меня существовать!!! Она была беременна… Сейчас стал немного отходить…

Это я вкратце пересказал переписку моей жены и Артура. Оказывается, он знал, что мы женаты и давно знал, что мы живём в Израиле, и очень хотел нас найти. Зачем ему это было нужно, из переписки узнать не удалось, но он очень настаивает на встрече, буквально в каждом сообщении об этом говорит.

— Придется, всё-таки, с ним встретиться, — подумал я. Любопытство распирало меня, и оно было сильнее других чувств.

Жена приготовила ужин и пригласила меня к столу, и первый вопрос, который она задала и на который у меня ещё не было ответа: «Ты встретишься с ним или нет?».

— Не знаю, — буркнул я в ответ и принялся есть.

Ужин прошёл в полнейшей тишине. Я всё думал, что же предпринять. Маринка, наверное, думала о том же, а может просто решила, не мешать мне.

— Я думаю, надо с ним встретиться, — сказал я после ужина. — И узнать, что ему всё-таки надо.

— Это верное решение, — поддержала меня жена. — Хуже от этого не будет, зато потом можем легко отвязаться от него.

Моя милая, хорошая жена! Если бы ты знала, какая долгая и удивительная история последует за этим, и какая судьба уготована тебе и мне — ты была бы поосторожнее со словами!

Глава 3

Встречу назначили на ближайшие выходные в забегаловке под названием «Шварма-ха-пина», которая находилась в нескольких минутах ходьбы от нашего дома.

В этот день с утра я немного нервничал. Моя жена видимо тоже, но держалась молодцом и старалась не показывать виду. «Шварма-ха-пина» находилась на первом этаже очень старого дома и ни внешним видом, ни интерьером не отличалась от сотен подобных заведений, раскиданных по всему Израилю.

Как правило, небольшой прилавок или витрина с несколькими видами салатов, хумусом и тхиной. Небольшая кухня тут же, холодильник с напитками и большой стенд с ценами. В зале несколько столов с неудобными стульями. Но, что удивительно, хозяева таких заведений — приветливые и вежливые люди. Конкуренция, ничего не поделаешь, нужно быть лучшим, не то потеряешь бизнес. Хозяин этого заведения, (а может и не хозяин, а просто наёмный рабочий), встретил нас приветливо. И это неудивительно. В 10 часов утра обедать ещё никто не собирался, и поэтому в зале было пусто. Моментально определив в нас выходцев из «Русия», (хотя мы не произнесли ни слова по-русски), он решил похвастаться знанием великого и могучего и произнёс пару слов на ломаном русском и с ужасным акцентом. Мы не собирались ничего заказывать есть, но гостеприимство и улыбка этого человека покорили, и мы заказали две питы со швармой и колу. Расплатились с хозяином и, решая, то ли позавтракать, то ли пообедать, сразу и не заметили, как в зал вошёл он!

Если бы мне сказали заранее, во что будет одет мой бывший одноклассник, я бы ни за что не поверил. Он был одет в красивую белую рубаху с длинным рукавом, (и это в 30 градусную жару!), коричневые вельветовые брюки, на ногах — дорогие и модные кожаные туфли, но самое главное, небольшой, малинового цвета галстук, что придало его облику пижонский вид. Глаз его не было видно: солнцезащитные очки шикарного вида закрывали пол-лица. На голове, то ли кепка, то ли безкозырка. Несколько секунд он постоял в дверях, широко улыбаясь и глядя на нас.

— Бонд. Джеймс Бонд, — подумал я с некоторым сарказмом.

Хозяин, увидев нового потенциального покупателя, тоже вежливо улыбнулся и, отвесив небольшой поклон, поздоровался. Артур ответил на приветствие, кивнул на наш столик, сказав, что он будет есть то же, что и мы, а салаты внутрь питы пусть хозяин положит по своему вкусу, еще раз широко улыбнулся и сел рядом с нами. Сколько раз я себе представлял, как будет проходить наша первая встреча, но такого сценария у меня в голове не было. Он без всяких сантиментов подал мне руку со словами: «Рад тебя видеть, Коля». Я же был настроен ещё враждебно по отношению к нему, сухо подал руку, не ответив столь любезно на его слова.

— Марина, здравствуй, — произнёс он, широко улыбаясь. — Я так рад встрече! — Артур поцеловал Марине руку.

— Ты смотри, какой интеллигент, — отметил я про себя не без злорадства.

Пока Артур рассыпался в комплиментах моей жене, я тихонько изучал его подобно тому, как зоолог изучает исчезнувший вид, ранее бывший известным. Фото на его странице в «Одноклассниках» не врало, на фото был такой же, как и в жизни. Хотя фотография иногда так искажает действительность, что диву даешься.

— Я очень рад, что вы всё-таки согласились встретиться со мной, — эти слова Артура уже были адресованы больше мне, чем Марине. — Давайте всё-таки забудем, что было между нами двадцать лет назад. Во-первых, это было в другой жизни, а во-вторых, мы очень сильно изменились с тех пор.

— Увы, здесь он прав, — заметил я про себя. — Обстоятельства жизни очень сильно меняют людей.

Я так же заметил, что Артур очень хорошо излагает свои мысли: очень доходчиво и продумано. Сказывается образование языковеда.

— Какую ерунду вы пьёте? — недовольно поморщился Гулеев, отпив только что принесённую ему Колу. — Может, по пивку? И разговор пойдёт живее…

— Да вы не бойтесь, — спокойно произнёс он, увидев вопросительные выражения на наших лицах. — Я постараюсь вас задержать ненадолго, но дам вам пищу для размышлений. — И он, не дожидаясь от нас ответа, повернулся к хозяину заведения: «Три пива, пожалуйста». Эти «три пива» подняли настроение хозяина, и он бросился к холодильнику.

— Я не пью пива, — негромко произнесла Марина.

— Пустяки, — заметил Артур. — Тогда мы с твоим мужем выпьем за тебя.

Такое фамильярное его поведение могло вызвать у меня раздражение, но так как Артур что-то видимо хотел от меня, то я отнесся к этому снисходительно.

— Что ж, друзья мои, — продолжал Артур в той же манере. — Я неспроста вас пригласил на эту встречу. У меня к вам есть очень интересное и непростое дело.

— Можно без длинных прелюдий, — перебил я его. Артур по-прежнему обращался не ко мне, а больше к Марине и это очень раздражало меня.

— Коля, я тебя прошу, — на этот раз Артур сменил тон разговора. — Я вот путаюсь, не знаю с чего начать. Я вот сейчас выпью пива и, может быть, приведу в порядок свои мысли.

— До чего чертяка витиевато изъясняется, — заметил я про себя. Это уже был почти комплимент, и я с ужасом заметил, что прежняя неприязнь к этому человеку постепенно улетучивается.

— Так вот, — продолжил Артур, собравшись с мыслями. — Я вам уже подробно рассказал о своей жизни. Еще в институте, когда изучал историю, я увлёкся одной книгой. Эта книга, кстати, и спасла меня от падения на дно жизни! Я стал искать сведения об этой книге. Интернета тогда ещё не было и приходилось собирать всё по крупицам.

Артур на несколько секунд замолчал, отпил ещё несколько глотков пива (я, кстати, к своему пиву не прикоснулся). Артур, заметив это, посмотрел на меня разочарованно и продолжил:

— Естественно, я не мог собрать достаточно сведений об этой книге, но мне улыбнулась удача, — Артур посмотрел на меня. — В газете, где ты работал, появился целый цикл статей о ней. Приводились даже отрывки из этой книги. Статьи были очень подробные и интересные, как будто автор сам читал эту книгу и просто пересказывал её содержимое.

Я почувствовал себя как-то неуверенно. Да, действительно, я работал в местной газете «Вечерний город». Проработал там немного, около полугода. Я был там не журналистом и не корреспондентом, а простым корректором. Когда я ещё учился, был на практике в этой газете. Такая себе посредственная газетёнка с новостями из жизни города, небольшими статьями на актуальную тему, частными объявлениями и прочей ерундой.

— Откуда ты знаешь, где я работал? — удивился я.

— Я же сказал, что искал сведения об одной книге, — Артур выпил ещё пару глотков пива. — И совсем случайно наткнулся на эту газету, ведь я учился совсем в другом городе. Естественно, я пошёл в библиотеку, нашел все номера этой газеты, где печатались статьи о книге. Меня заинтересовала не только личность автора статей, но и все люди, которые работали в тот момент в газете.

Я посмотрел на Марину. Она сидела неподвижно, слегка наклонив голову вниз, и смотрела на недоеденный кусок питы. «О чём она думает?» — пытался угадать я. Артур заметил, что я посмотрел на жену, и тоже взглянул на неё.

— Марина, тебе что, неинтересно? — спросил он. — А я ведь только начал рассказывать.

— Нет, почему же, очень интересно, — сухо ответила Марина и посмотрела сначала на Артура, а потом и на меня.

— Вначале я очень обрадовался, узнав, что ты работаешь в этой газете, — Артур, как ни в чём не бывало, продолжал дальше. — Я ещё тогда хотел с тобой встретиться, но, вспомнив, какие нелёгкие отношения у нас с тобой были в школе, решил отказаться от этой затеи.

Артур уже почти допивал своё пиво, а ясности в его откровениях пока не было, и я решил помочь ему.

— Скажи, ты хотел встретиться со мной из-за этой книги? — обратился я к нему. — Что же это за книга, которой ты так интересуешься?

Артур хлопнул себя по лбу.

— Я так и знал, что мой рассказ будет сумбурным и непонятным! Книга эта называется «Некрономикон», — Артур посмотрел на меня.

На моём лице не дрогнул ни один мускул, и Артур спросил озабоченно:

— Ты что, разве не знаешь ничего об этой книге?

Чтобы не прослыть дилетантом и простофилей, я поспешно буркнул, что название мне знакомо.

— Только название?! Вы что, друзья мои, об этой книге сейчас много пишут, — удивлённо сказал Артур на повышенных тонах. — Об этой книге упоминается во многих Голливудских страшилках, есть даже компьютерная игра с таким названием!

Артур открыл ещё одну бутылку пива.

— Извини, а что, работники редакции не читают свою газету? — спросил он то ли с усмешкой, то ли всерьез.

— Готовую вёрстку — почти никогда, — ответил я. — Честно говоря, я не помню таких статей и кто их автор!

— Ты меня удивляешь, — в голосе Артура слышалось лёгкое разочарование. — А ещё говорят, что журналисты обладают феноменальной памятью!

Я уже хотел обидеться на эту реплику, но Артур опередил меня:

— Только не обижайся на меня, я это сказал не со зла. Просто очень странно, что такая статья могла пройти мимо твоего внимания.

— Не вижу ничего странного, — голосом провинившегося ученика проговорил я. — Главный редактор газеты, я уверен, тоже не помнит всех статьей своей газеты. А кто автор этих статьей?

Артур отхлебнул пива, широко улыбнулся (видать пиво подняло ему настроение) и ответил:

— Автор статьей некто Семёнов. Илья Семёнов.

Я сделал озабоченное выражение лица, силясь вспомнить человека с такой фамилией. Илья Семёнов, такую фамилию я помнил, в редакции она была на слуху. Но как же выглядел человек с такой фамилией? К счастью, видя моё замешательство, Артур пришёл мне на помощь:

— Средних лет мужчина с небольшим «пивным» животиком, среднего роста, почти лысый…

— Так ты с ним встречался? — я уже вспомнил, кто это Илья Семёнов.

— Увы, нет.

— Откуда тогда тебе известна его внешность? — голос у меня звучал как у следователя, поймавшего допрашиваемого на клевете.

— Я хотел с ним встретиться. Мне было интересно, действительно ли эта книга была у него? К сожалению, газета попала ко мне через три месяца после публикации статьи, — Артур сделал паузу… — И когда я явился в редакцию, то Илья уже там не работал. Тебя я тоже там не застал. — Артур посмотрел на меня, хлебнул пива и продолжил. — Илья загадочно исчез!

— То есть, как — исчез?! — удивился я.

Я тоже решил побаловаться пивком и открыл бутылку. Артур с таким удовольствием пил пиво, что и мне захотелось.

— Вот так и исчез! — продолжил Артур. — Как исчезают люди. Утром пошёл на работу в редакцию и не дошел. И после этого о нём ни слуху, ни духу…

— Странно, — я почесал себя за ухом. — И что, до сих пор ничего не известно о его судьбе?

— Ничего, — ответил Артур. — О тебе я собрал информацию, узнал, что ты уехал в Израиль. Но мне на тот момент был нужен Семёнов или тот, кто что-либо знал об «Некрономиконе».

— А что ты хочешь сейчас? — спросил я. — Чтобы я помог найти тебе Семёнова? Или ты думаешь, что я что-то знаю об этой книге?

— Ни то, ни другое. Семёнов меня уже мало интересует. Да и в то, что ты мне сможешь помочь кое-что узнать, я тоже мало надеялся. Прошло время, и мои интересы и желания поменялись.

— Вот как… — многозначительно протянул я. — Так зачем ты хотел со мной встретиться? О Семёнове я тебе, к сожалению, ничего не могу рассказать. Была ли у него какая-то там книга, я тоже понятия не имею.

— Мне не это нужно сейчас, — перебил меня мой собеседник и добавил загадочно. — Но… обо всём по порядку.

Марина, которая всё это время сидела молча и не вмешивалась в разговор, вдруг обронила фразу, которая очень оживила Гулеева:

— И чем же так ценна эта книга?

— Марина, ты женщина очень проницательная и умная. Это — великая книга. Задолго до возникновения человечества на Земле жили Древние люди. Они пришли с далёких звёзд и населили нашу планету. Они были высокого роста, но очень уродливы. Это было уродство не только внешнее, но они были уродливы изнутри. Они не знали, что такое любовь, дружба, сострадание. Им было чуждо чувство материнства, долга, взаимопомощи. В общем, это были монстры, обладавшие разумом, но не имевшие никаких чувств!

Артур понизил голос, так как в помещение зашли двое мужчин, по внешнему виду напоминавшие рабочих. Артур оценил их взглядом и понял, что эти люди вряд ли понимают русский язык, продолжил:

— Эти чудовища очень долго правили Землёй. Они убивали и калечили друг друга, своими ужасными заклинаниями они наводили друг на друга порчу, они приносили в жертвоприношение своих детей. Наша планета страдала от их присутствия. Прошло очень много времени, прежде чем Старшие Владыки, увидев всё, что творится на Земле, всю эту грязь и мерзость, свергли правление этих монстров. Они воздвигли вокруг Земли Врата, через которые Древние не могли снова вернуться на Землю. Но они очень хотят вернуться, чтобы снова править Землей. Они находятся всё время рядом, они всё видят и ждут того часа, когда кто-нибудь из землян откроет им эти Врата.

— Очень хорошая легенда, — равнодушно произнесла Марина.

Артур величественно окинул её взглядом профессора, оценивающего знания нерадивого студента, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Я тоже так думал, Марина, и вся эта история для меня тоже была фантастикой. Я интересовался ею просто так, из любопытства, пока не понял и не нашёл подтверждения, что книга Древних «Некрономикон» действительно существует!

В это время в кафе зашли ещё несколько человек. Становилось многолюдно, а столиков в этом заведении было не так уж и много, и хозяин заведения уже подозрительно косился на нас, так долго здесь не засиживались, мы разговаривали уже около часа.

— В общем, мне нужна ваша помощь, — засуетился Артур. — Дело в том, что я хочу найти эту книгу и мне нужна помощь надёжных людей, а кроме вас у меня в Израиле знакомых нет. Я не тороплю вас с ответом, подумайте хорошо. А через недельку я приглашаю вас в гости к себе. Я ещё более подробно расскажу вам об этой книге и зачем она мне нужна?!

Разговор считался законченным. Артур попрощался с нами. На этот раз я пожал ему руку не ради приличия, что-то было в этом человеке притягивающее, и я уже не был так зол на него, как при встрече. Марина тоже видимо была под воздействием чар Артура, поэтому улыбнулась на прощанье ему очень заискивающе, и я не мог не заметить этого.

По дороге домой я спросил жену, что же она думает об Артуре, может ли человек так измениться.

— Ты знаешь, дорогой, — ответила Марина. — Я ему верю. По крайней мере, с нами он говорил искренне.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 445