электронная
180
печатная A5
328
16+
Мои логические атаки на стереотипы

Бесплатный фрагмент - Мои логические атаки на стереотипы

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0100-1
электронная
от 180
печатная A5
от 328

1. Введение.
О чём спорим, господа?

Давно замечено, что понятие диалектика, которая по древнегреческому источнику означала цивилизованный способ приближения к истине путём сопоставления множества отдельных мнений — основательно разделилась на два альтернативных смысла.

Спорить начали и оттого — что многое ещё не ясно и однозначно истинно в окружающей нас действительности, но ещё и потому — что кто-то и каким-то образом уже постиг истину высшей инстанции и прилагает все возможные усилия, чтобы убедить других в том, что только она является единственно верной, а потому всесильной панацеей от всех прочих заблуждений, а значит — просчётов и ошибок в актуальной и перспективной жизненной ориентации.

Пожалуй нет для человека более прочной жизненной опоры, чем ощущение своей правоты — правоты мысли, слова, убеждения и поступков в соответствии с ними. Но выяснить меру своей правоты нельзя иначе, как сравнением с другими такими же претендентами на правоту — в общении с ними. А самое простое и распространённое общение между людьми — связанная из отдельных слов-понятий речь. И одно дело, когда понятия толкуются в меру индивидуальных способностей, в зависимости от знаний и опыта — и совсем другое, когда они уже истолкованы авторитетными, образованными и опытными людьми — в официальных энциклопедиях. И тогда остаётся лишь уточнять — насколько они соответствуют изменившимся условиям современности, или продолжают укореняться устаревшими стереотипами.

Например, из Википедии:

«Власть — это возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению. Суть власти не зависит от того, на чём основана такая возможность».

Вспоминается нечто стереотипное и про государство — как политический аппарат насилия.

Но, позвольте — сегодня речь о власти, избираемой самим обществом из числа лучших своих представителей, к тому же обязанных проходить через конкурентный отбор между собой и только победившие в этом отборе удостаиваются мандатов на высшие полномочия по распоряжению общенациональными природными богатствами, денежными потоками, трудовыми ресурсами, а, по сути — судьбами людей и самого государства. Для чего, спрашивается? Для того, чтобы не как обычно, а гораздо талантливее навязывать властную волю вопреки воле тех, кто так старательно их отбирал на свою, выходит, голову?

Очевидно, стереотип мышления о власти настолько укоренился, что не позволяет даже размышлять о совершенно ином предназначении власти — как коллективном Организаторе всех организаторов, с подобающими для этого высшими организаторскими качествами. Не говоря уже о принципиальных изменениях в самих отношениях общества и власти, согласно которым не власть обществу, а общество сдаёт общенациональные ценности во временную аренду власти на срок избрания, с целью проверки практикой и периодической замены ошибочно избранных на более достойных.

И означает это — завершение практики распоряжения общенациональными богатствами, денежными потоками и трудовыми ресурсами — случайными персонами и только по одному единственному критерию — неизвестно как накопленному капиталу. И соответствующими рисками государства — то ли они распорядятся ими во благо всего общества, то ли прежде всего на собственное благо.

Конечно же, предвидится вопрос — а как же быть со свободой мысли, слова, убеждений и поступков?

Ответу на этот вопрос и посвящены авторские логические атаки на укоренившиеся стереотипы, дезориентирующие подлинную свободу человека и развитие человечества.

2. Общие размышления над стереотипами

Оказалось, что атаки на застывшие догмы — тоже могут быть как позитивными, так и негативными. Например, стереотипы, сформированные на глубинных устойчивых традициях, в чём усматривается покушение на привычную картину мироздания и устоявшиеся основы бытия. Но тогда логичен вопрос — какие именно традиции? Ведь к исконно глубинным традициям относятся в том числе массовое потребление табака, алкоголя, иных средств одурманивания рассудка, сквернословие, мздоимство, суеверие и предрассудки. И известная древнейшая профессия — тоже оттуда! А то же дремучее господство и рабство! Их, что же — не беспокоить, потому как крепко к ним приспособились?

Или на совсем уж современном этапе — восторжествовали по поводу объявленных прав и свобод Личности, так и не заметив нюанса в том, что права и свободы Личности позитивны только тогда, когда эта Личность дорастает до прочно сформированного принципа личного контроля и ответственности за их применение в обществе. Ведь иначе — свободная анархия, вынуждающая государство тратить непомерные общественные силы, средства и время на восстановление правового порядка — вместо их затрат на поступательное развитие.

Так ведь и эти силы и средста направлены только на видимые обществу противоправные действия, в то время, когда их генерация не менее плодотворна бездействием должностных лиц, которое никак нельзя рассматривать иначе, как молчаливое согласие с анархией, а то и прямое ей потворство с корыстными мотивами. Или как элементарную неспособность или нежелание разговаривать на равных уровнях с народом — а только с балконов и трибун, да в заочной интернет-демагогии, с благополучными ссылками на непредвиденные обстоятельства, которых всегда и принципиально хоть пруд пруди! И это в то время, когда действующий Глава Государства показывает беспрецедентные, пожалуй, примеры общения с массами. А сколько мир существует, столько и раздаётся стонов — либо людей от обстоятельств — либо обстоятельств от Человека.

Мы, похоже, уже просто не замечает — насколько перекошены балансы «золотой середины» общественных отношений: в экономике в сторону торговли и услуг по отношению к производству товаров для торговли и услуг — и пусть обязательно присутствует инфляция и безработица! В социальной политике в сторону поляризации по имущественному признаку, в киноискусстве и ему подбном, с его уже и нескрываемым цинизмом и истерическими всплесками по отношению к спокойно-рассудочному решению проблем. Тотальный перекос в пользу фальшивых речей — по отношению к практическим делам, фетиша секс-страстей, затмевающих рассудок и фанатизма с полным отключением рассудка. И пусть всё так и будет — на то (вроде того) и государство, чтобы защищать, компенсировать, субсидировать из налоговых средств с населения, подчищая сопли за свободными махинациями далеко не идеальных Личностей. И не столь важно, что бремя на семейный бюджет от свободно-рыночных цен — вот уже четверть века затмевает установленные налоги из него же.

А самое кощунственное заключается в возложении вины на сам народ, с его, якобы, низкой активностью, культурой и сознательностью — по отношению к избираемой власти. Хотя только грудничку может быть неизвестно, что высота власти как раз и обеспечивается вручением ей широчайших полномочий по распоряжению общенациональными богатствами, денежными потоками и трудовыми ресурсами — для того, чтобы повысить его активность, культуру и сознательность.

И всё выше перечисленное брошено на заклание пресловутой свободе, якобы, уже идеальных Личностей! Много ли таких оказалось в реформаторах? Но если уж говорить об идеалах, то именно в Великой Российской Державе никогда не были объективно совместимы два понятия — «Государство Российское» и» минимальный прожиток россиянина». Ни при царях, ни при компартбоссах, ни тем более при нынешней вальяжной «свободе». Деньги всегда витали тучами над Россией, и где же они оседали и оседают, словно в бездонные бочки? Ладно бы, раньше не было прав и свобод, но сегодня-то как совместить поляризацию общества по имущественному признаку — с конституционным равенством прав и свобод, независимо от этого признака?

Реформацию на эту, с позволения сказать, свободу — очевидно тоже будут считать прогрессивной или не очень, успешной или не очень, правовой или не очень. Но позволю себе огласить исконо русскую оценку — не была она ни той, ни другой, ибо оказалась откровенно бессовестной! По отношению к матерям и детям, учителям и школярам, врачам и больным, Ветеранам и инвалидам! По отношению к внутренней и внешней безопасности страны и всего населения.

Но и по сей день действующий глава Российской Державы, с его командой подлинных патриотов, взваливших на себя тяжелейший и не скорый труд по восстановлению порушенного величия и братского союзничества — всем доморощенным либералам, словно кость в горле. Так ведь либералы и свои известны. Но те за что радели? За то, чтобы монархию облечь-таки официальной Конституцией с правами всех россиян, чтобы больше строилось школ и больниц для бедных, чтобы отменить физическое публичное унижение в царской армии, за бережное отношение к природе, наконец

Наверное и в самом деле» в начале было слово». Но что оно могло значить для того, чтобы становиться праведным человеком? На словах для этого требуется всего лишь руководствоваться известными моральными заповедями. Но в реалиях крайне недостаточно одной вербальной декларации. Нужны весьма недюжинные сила воли и энергия для перестройки текущего поведения. И вовсе не обязательно уже нагрешившего тут и там.

Человек, рождаясь несмышлёнышем — просто ничего ещё не ведает о том, как ему позиционировать себя по отношению к окружающей действительности, а сама жизнь поддерживается лишь врождёнными инстинктами, присущими всему живому, в том числе и свободному, но дикому миру, с его принципиальным неведением о морали вообще. И только потом, взрослея и развиваясь в мыслительной способности — начинает понимать, что первородные инстинкты можно регулировать волевыми усилиями с задачей наиболее оптимального (выгодного) поведения среди себеподобным (и природы).

Но тогда возникает дилемма, как именно оптимизировать — с учётом интересов окружающих или без них, а то и за счёт их, с типично эгоистической позиции. И если первое, то это и есть поворот к моральным ценностям. Но такой поворот и означает начало принципиальных ограничений свободной Личности. То есть моральные ценности изначально становятся антиподами свободы и свободной Личности! В принципе, если Адам сотворялся Личностью действительно свободной — то ему и Ева была никчему, что наблюдаем и сегодня. Очевидно, тогда и положено начало свободному выбору предпочтений — следовать морали или быть свободным от моральных ограничений.

И как бы ни звучало в разрез с востребуемой всем человечеством нравстенных норм бытия — вся многовековая практика показывает, что быть свободным от морали — значит быть успешнее, состоятельнее, быстрее овладевать иерархическими высотами и уже вполне легитимно использовать всех остальных по собственному аморальному усмотрению. Иными словами — продолжать свободно обманывать, пресыщаться и прелюбодействовать, незаметно обворовывать и грабить, без свидетелей насильничать и если надо — убивать.

Вывод-то какой — если и есть нечистая сила среди людей, препятствующая духовным заповедям, то она вполне материализуется в безмерной тяге к деньгам, золоту, драгоценным камням и прочему шику.

Вот бы на что попедалировать прежде всего! И попробуйте умерить эту тягу, тоже объявленную свободной. Сколько мир существует — столько и мечте о свободе с равенством и братством. И только России выпала доля осуществить это на практике, пусть и с ошибками — как и в любом первопрходчестве

Никогда не поверю, что в современных отечественных солидных ВУЗах кто-то показал, доказал, защитил учёную степень на тему свободного общества, которое образуется из свободы Личности от этого общества, от избираемой власти, от государства, детей от родителей, школяров от педагогов, мужей от жён, а одного пола от другого — и не пришёл бы к противоположному выводу о его развале!

И если говорить о независимом суверенитете Великой Российской Державы, то его не будет ровно до тех пор, пока не перестанем находится в плену у английской экономики, немецкой философии, французского социализма и евро американской свободы нравов (они же все с барскими корнями и барам предназначены),а отечественный научный потенциал не обобщит весь мировой опыт и не предложит миру свои альтернативы идеологии, философии и экономики для действительно свободного выбора другими народами на замену диктующей монополии.

И сегодня речь идёт вовсе не о общегражданских правах и свободах, а о политизированной свободе в обществах с традиционно-консервативной поляризацией по имущественному признаку, в которых самые свободные и полноправные — в списках Форбса, а далее — по мере убывания добытого капитала. Причём, никому не известного и не подлежащего оглашению. Но так ведь можно становиться предельно свободным и на подпольной наркоте с трупами обывателей!

Конечно же, свободные интерпретации коснулись и Истории России. Но манипуляция историческими фактами задним числом будет всегда, если только позволять свободно их вырывать голыми — вне связи с побудившими к ним мотивами и причинами. Почему российский народ поднялся на революцию? Не за свою ли свободу от барства? Могли ли русские, веками пестованные в православной колыбели — взять и в одночасье подняться на свои Храмы? Нет! И если Россия с 20 века у кого-то не в почёте, то только потому, что решительно выступила вангардом движения против выпуклого барства за счёт простого населения, которое имело место и при царях, и при компартбоссах и особенно сегодня! Больше никаких причин ни экономических ни политических, ни этнических — нет.

Что же касается единственного позитивного стереотипа мышления, то как бы парадоксально сегодня ни звучало — на это имеет право одна-единственная идеология всеобщего мира и его решительного отстаивания, с консолидацией единомышленников на этой основе. С консолидацией, которая просто не может не считаться с нравственным поведением, которая по всебщему признанию и есть сила и из которой естественным образом исходит непреложная необходимость централизованной защиты и регулирования самых различных интересов, прав, свобод и различных форм собственности.

Авторские логические атаки не для того, чтобы в чём-то хоть на йоту посрамить Великую Российскую Державу — бесполезное это дело со стороны кого угодно, испытано веками. А для того, чтобы активизировать наступательную диалоговую аргументацию и оголить мощнейшие скрытые резервы, не всегда видимые за суетой текущих проблем.

И остаётся только быть уверенным, что великий российский народ, переживший неимоверные холода и голода, агрессии и разрухи — изобилие уж точно переживёт, преодолев прочно укоренившиеся стереотип выпуклого барства за счёт простого народа-населения.

3. Социальные аксиомы 21 века

• Основной принцип живой формы существования (жизни человека) — есть не что иное, как поддержание баланса жизненной энергии, затрачиваемой на динамику передвижений, труда и творчества — с энергией, восстанавливаемой материальными продуктами питания, во избежание тенденции к утрате здоровья и дееспособности к росту и развитию.

• Жизнь людей — есть фундаментальный фактор, без которого не состоялись бы наука и культура, рост и развитие, права и свободы, и само вдохновение плодами цивилизации.

• Всякое вдохновение, воодушевление и прочий энтузиазм — не удесятеряют жизненную энергию, а всего лишь мобилизуют и ту, что есть, на десятикратную затрату, с требованием немедленного восстановления по закону баланса жизненных энергий.

• Какой бы идеальной (абсолютной) ни была истина сверху — она непременно опускается на самые различные уровни человеческого развития, её понимания и приятия. И таким образом материализуется во множество отклонений от абсолютной истины — именем абсолютной истины. Важна не сама истина, а то, что остаётся от неё в головах реальных уровней развития.

• Общественная нравственность требуется не для того, чтобы судить, насколько общество ограничено в свободе, а потому, что без нравственности все общечеловеческие ценности (талант, активность, свобода, ум и всё, на нём основанное) получают право как созидать, так и рушить созидаемое, как выполнять установленные обществом законы, так и весьма талантливо обходить их, как прогрессировать, так и деградировать.

• Вербальная (словесная) ипостась материального мира — есть не случайная, а принципиальная демагогия в науке, политике и Парламентах, вплоть до подтверждения слов практической деятельностью.

• Если улучшение жизни отсылается в будущее время и не даёт результатов для настоящего поколения, а тем более обещается на «том свете» — человеческие жертвы и ущербы становятся устойчивой традицией с банальным поточным ремеслом.

• Подлинное развитие общества не в борьбе противоположностей, а в слиянии противоположностей — на более высокой организационной ступени развития.

• Самое важное эволюционное достижение человечества есть обретение высшей формы живой материи — интеллекта.

• Сила веры среди людей не является односторонней и зависит от степени адекватности ответа со стороны объекта веры. При полной адекватности она действительно окрыляет.

• Там, где ожидается дефицит веры — она закрепляется официальными договорами с санкциями на возмещение вреда, допущенного нарушением или неисполнением договора.

• Если бы защита Отечества с оружием в руках не была важнее всеобщей идеалистической любви и к врагам, мы бы давно прозябали в плену у международного зла.

• Инициатива на применение силы в конфликтных ситуациях — есть верный признак заведомого поражения в дебатах с более мудрыми визави, с одновременной инициацией и аналогичного силового ответа.

• Абстрактной свободе самой по себе совершенно безразлично, какому потоку открывать шлюзы — чистому, мутному или и с целыми ошмётками мусора. Всё решают возводимые людьми очистные сооружения или не возводимые — с тяжелейшими последствиями.

• Реальная свобода вплоть до экзотической — определяется денежным капиталом.

• Борьба против свободы есть борьба не с ней, а со злоупотреблениями свободой. И чем она успешнее, тем общество свободнее.

• Экономика потому так и названа, что рассчитана на экономное расходование природных ресурсов путём переработки сырья в предметные товары и продукты, а также возможным восстановлением ресурсов.

• В принципиальное отличие от экономики — т.н. свободный (без вмешательства государства) бизнес делает ставку на извлечение частной прибыли не только из природных ресурсов, но и всех сфер социального развития (образования, здравоохранения, культуры, строительства, ЖКХ, транспорта и трудоустройства граждан).

• Свободно-рыночная экономика на частном бизнесе без вмешательства государства — является прогрессивной лишь для тех, кто однажды и первыми добился высшей финансовой состоятельности — повышением качества и цен на товары и услуги, которые одновременно становятся трудно доступными для менее состоятельных и неимущих по всем социальным благам и услугам для их роста и развития.

• Свободный бизнес открывает равный путь к расцвету подполья с наркотой, контрабандой и контрафактом, финансовый капитал от которых свободно перемешивается с легальным — на основе одного и того же денежного знака, до моментов их уличения и осуждения. А таким способом и путь — становиться состоятельным вплоть до олигархов, с их негласной экономической властью.

• Отличить легальный капитал от подпольного принципиально невозможно по той простой причине, что первый всегда открыт для оценки, а второй укрыт темнотой подполья — свободно накапливаясь и перемешиваясь с первым до тех пор, пока не будет выведен на свет.

• Самое парадоксальное состоит в том, что граждане общества, занятые на благородном поприще решения общих для всех задач на лимитированных зарплатах и окладах — заведомо проигрывают индивидуализму со свободными доходами — по всем социальным благам и правам на жизнь.

• Единственной, подлинно прогрессивной формой конкуренции является конкурентная состязательность равных сторон и потенциалов.

• Вопрос о правах человека есть вопрос о собственности для их реализации, равенство чего перед Законом и Судом невозможно решить свободным частным порядком на основе превалирующего денежного капитала.

• Демократия по определению не может быть красной, белой или коричневой. Она либо общегражданская, либо никакая.

• Народовластие означает не власть народу, а народ арендует временной власти общенациональные ресурсы на срок до очередных выборов — на предмет обновления по персональным результатам во власти.

• Переход к демократической форме правления с вручением полномочий на распоряжение общенациональными землями, природными богатствами, денежными потоками и трудовыми ресурсами через электоральный отбор — означает завершение побочных полномочий по свободному частному выбору на основе превалирующего денежного капитала.

• Какой бы ни был Суд, зависимым или независимым, правовым или несовсем — он всегда и принципиально плетётся в самом хвосте свершившихся событий, в том числе и с уже невозвратными потерями.

• В обществе, разделённом на сословия, когда на стороне неимущего истца один бесплатный защитник, а имущий ответчик располагает капиталом для нескольких свободных и матёрых адвокатов — народная мудрость про то, что прав тот, у кого больше денег, становится весьма ощютимой реальностью и в 21 веке нашей правовой цивилизации.

• Остаётся вопрос, для чего ещё один вдохновитель цивилизации» демократия», если продолжать не вмешиваться в свободно-рыночный беспредел в обществе и власти, избираемой самим обществом?

4. Эгоизм, востребованный Цивилизацией

Понятие эгоизма раскрывается любым толковым словарём или интернет-поисковиком. Не будет лишним ещё раз с ним ознакомиться. Но самое существенное, что обнаружится при этом — нет в нём ничего, хоть сколь-нибудь позитивного в отношениях людей, числом от двух и более.

И тем не менее, на индивидуальном эгоизме построена целая концепция общественного развития, предполагающая в конечном счёте некоторое экономическое чудо-процветание, при условии невмешательства государства в подобный эгоизм и его последствия.

Упрощённая (без спецтерминов) суть концепции в том, что каждый член общества должен иметь свободно выбираемый род деятельности и организовать её таким образом, чтобы доходы перекрывали расходы. И если ты обладаешь организаторскими способностями, владеешь знаниями экономических законов и юриспруденции, а также устойчивостью в конкурентной борьбе — то превышение именуется делововой прибылью. А если ничего подобного в себе не обнаружишь — за прибыль сойдёт банальная нажива (навар) на природе, на обществе и государстве. Но проще всего — на массовом рыночном покупателе, по расхожему принципу: не обманешь — не проживёшь!

В наиболее жёсткой и неприкрытой форме эгоизм проявляется в диком животном мире — в качестве хищнической агрессии, обеспечивающей существование за счёт других особей. Но как эгоизм приобрёл чуть ли не самые превосходные степени оценки в обществе разумных людей? Выходит — уровнями индивидуального развития, ещё не слишком далеко ушедшими от примитивных животных? Либо заведомым обманом. И вот тут-то весьма кстати преимущества рационального разума.

Наверное, уже нет дураков, чтобы за последствия открытого обмана нести ответственность себе в убыток. А спрятать его на время в глубине души, представ перед обществом исключительно высоконравственной Личностью, с добродушной улыбкой, распростертыми объятиями, неизбывной любовью и к ближним и к дальним и неутомимым радением за всеобщее благо.

Со всем, чем легко заслужить доверие общества и соорудить стену непогрешимости, а за этой стеной и творить выгодные себе замыслы и планы.

Но добро бы подобное явление было исключением из общих доброжелательных правил. Современный эгоизм, принципиально раскрепощённый под знаком свободы Личности и прочно закреплённый юридической неприкосновенностью — переплавляется во всеобщий легальный эгоцентризм, свободно генерирующий феномен «оборотней» во всех без исключениях сферах социальной жизни и деятельности.

Нет и бесполезно искать иные мотивы коррупции, мздоимства, стяжательства, продажности, предательства, карьеризма по головам коллег, измены Родине с более выгодной страной и всех новейших талантливейших преступлений перед обществом. Но особенно там, где эгоизм облачается хоть какой-то толикой властных полномочий, как официальных, так и тех, что устанавливаются естественным порядком — грамотных над безграмотными, профессионалов над не профессионалами, имущих над неимущими, врачевателей над беспомощными больными, хитрых над доверчивыми.

Это он опустил всё разнообразие и богатство дружбы, любви и деловых равнопартнёрских отношений — до примитивного секса, а секса до скотской порнографии. А в том и парадокс, что в ряде обществ с полной свободой нравов — любое преступление не будет таковым, если отнести его к свободному бизнесу, во главе с замечательным успехом — максимально извлечённой для себя выгодой.

Когда мать начинает недоумевать, как мог сын — примерного поведения, отлично успевавшего по всем предметам в учёбе, разносторонне способного в развитии, вдруг совершить противоправный поступок — это недоумение можно развеять немым вопросом: для кого предназначались превосходные качества — для себя любимого или и для тех, с которыми (хочет кто или нет) — придётся плечом к плечу шагать по жизни.

Воспитай его в заведомо коллективистском духе — с естественно вытекающем из этого высшим демократически-централизованным управлением — сколько бы сил, средств и времени, растрачиваемых на ликвидацию последствий эгоцентризма, сэкономила Цивилизация в своём развитии!

5. Атака на стереотип об эгоизме

Эгоизм (др.-греч.-лат. ego — «я») — поведение, целиком определяемое мыслью о собственной пользе, выгоде, когда индивид ставит свои интересы выше интересов других.

Википедия

Вот так, сразу и не понять, к чему отнести — негативу или позитиву. Тем более, что существует целая концепция общественного развития со ставкой именно на эгоистический принцип, согласно которому если каждый свободно и самостоятельно потянет общественные достояния на себя — то всеобщее благоденствие обеспечено. Возможно, что и так, если ограничиться вполне безобидной целью ставить свои интересы выше чем у других — в конечном счёте они исходят из способностей и талантов каждого.

Но смысл эгоизма становится далеко не безобидным, если «ставить интересы выше других» — подменяется задачей извлекать собственную пользу и выгоду из других и за счёт других, вместо того, чтобы добиваться преференций собственными способностями и талантами. Но на эти акценты — формальное определение эгоизма не делает. А, впрочем, как и на целом букете побочных характеристик от равнодушной позиции к интересам, бедам и участи всех, с кем пересекается по жизни, начиная от соседей — если только они не представляют интереса для выгоды. И, разумеется, разрастании и укреплении личностного эгоизма до масштабов корпоративного и на уровне постов и полномочий по распоряжению общественным достоянием.

Да, но если столь солидная Википедия не делает на этом акценты — значит и ориентирует на эгоизм без лишних акцентов. А пусть себе извлекают выгоду из других — под крышей юридической неприкосновенности частной жизни и равных прав каждого по Международным нормам и правилам!

6. Сермяжная правда о жизни

Наверное, нетрудно сегодня представить себе Личность — образованую и культурную, свободную и творческую, великолепно сложеную, физически здоровую и, что называется, крепкую духом. Во всяком случае, именно к такому идеалу устремляется человек, постоянно меняясь и совершенствуясь — от самого появления на свет.

Но сколько существует человечество, столько неизменным остаётся один и тот же ритуал — каждодневной подпитки калориями и непременного чередования активной деятельности с отдыхом от активной деятельности. Ритуал, присущий всему животному миру, прозябающему на примитивных инстинктах с отправлением физиологических естественных надобностей. Или с нюансами нашего бытия, на которые не принято заострять внимание, дабы лишний раз не опускать достоинство Личности, ставшей мудрым философом, гениальным поэтом, а то и вовсе святым — до подобной примитивщины.

И данный текст воспроизводится вовсе не для того, чтобы ещё раз попытаться уткнуть Личность в её же экскременты, а совсем даже наоборот.

Совсем наоборот, если перевести этот ритуал на энергетический (так сегодня модный) уровень, и понять, что именно он является основополагающим и коренным императивом, без которого просто невозможна сама живая форма существования.

И что жизнь человека — есть прежде всего не что иное, как непрерывное поддержание баланса энергии, затрачиваемой на любой вид деятельности (от простых передвижений и сексуальных фрикций до сложного труда и творчества) — с энергией, поступающей от банальных продуктов питания. А при условии роста и развития — с превышением второй над первой. И тогда нетрудно прийти к совершенно иной оценке, вроде как примитивных физиологических функций — не имей места подобный ритуал, не было бы на нашей планете н и ч е г о!

Ни самих людей, ни «братьев меньших», ни идей о совершенстве, ни науки, культуры и религии, ни труда и творчества, ни прав и свобод, ни позиций и оппозиции. Ни мечтаний и надежд, ни веры и любви! Н и ч е г о!

А каждому новому поколению потребовалось бы сотворятся точно так же, как выпало библейским прародителям рода человеческого.

Значит, каждые новые жизни, даруемые материнством — являются, по существу, зёрнами, засеиваемыми природой на благодатную почву земного бытия, из которых пробиваются всходы уникальнейшего урожая социальных благ от физического труда и умственного творчества, при непременнейшем соблюдении баланса жизнетворной энергии.

Но тут приходим к ещё одной проблеме поддержания баланса — к значительной разнице в затрачиваемой энергии при физическом труде и умственном творчестве. Если энергия физического труда предназначена для тяжеловесных предметов и объектов, то энергия умственного труда (а преимущественно — творчества) затрачивается всего лишь на их условные обозначения, напрочь лишёные всякой тяжеловесности. И для того, чтобы воплотить эти условности в реальные практические предметы и объекты — без приложения физической энергии, опять же, никак не обойтись. Не было и нет ни одного прецедента, в котором здания, дворцы и храмы для успешных научных, культурных и религиозных процессов — были бы построены одной мыслью.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 328